Перекрёсток!


Просмотров: 10
 828 


Гость1
04.03.2010 19:44
ПЕРЕКРЁСТОК

Помогите! Помогите! Кричал бегущий мужчина. Ночная мостовая была плохо освещена, и от этого бедняга несколько раз упал. С каждым падением, страх, и без того поглощавший его, всё больше увеличивался и превращался в панику.
Оборачиваться нельзя, оборачиваться нельзя, шептал мужчина, кусая разбитую губу и чувствуя вкус свернувшейся крови. Господи, если ты меня сейчас спасёшь, я обещаю никогда не заниматься этим вновь, но эта мысль была последней. Холод накрыл его своим саваном , не дав возможность закрыть ни рот , ни глаза.

Десять лет назад.
Ощущение счастья царило повсюду. Когда просыпаешься в этом доме, видишь большие окна, выходящие в парк с вековыми деревьями, слышишь трели птиц. Прямые лучи солнца словно пытались проткнуть его насквозь.
Этот дом купил мой отец у какого-то странного человека с бородой. Поговаривали, что в нём умерла его семья, и он не мог больше в нём жить. Продавал он его довольно дёшево и спешно уезжал в другую страну. Отца, такое предложение устраивало и вскоре из душной тридцати метровой квартирки в спальном районе, мы перебрались в большой двухэтажный , светлый дом, где у каждого члена семьи была своя комната, а у меня и собственный чердак, где можно было играть в пиратов, кладоискателей, ну и во что только может придумать детская фантазия. Хлопоты с переездом закончились довольно быстро, потому, что каждому из нас хотелось поскорее ощутить уют и покой. Я и моя сестра, которая была старше меня на несколько часов, старались во всю, чтобы помочь родителям. И вот, наконец, настал день, когда все уселись за большим столом в светлой просторной столовой на первом этаже, чтобы отметить новоселье.
Сегодня здесь шумно, сказал отец, открывая бутылку вина, но шум не тот, который мы привыкли слушать в городе. Это шум природы.
Как ни странно, но после солнечных и тихих дней, стоявших всё время, пока мы переезжали это первый ненастный день. За окном, действительно разворачивалась настоящая непогода. Огромные деревья начали сильный скандал, мне казалось, что они даже говорили на языке людей, что-то вроде: Кыш отсюда, кыш, кыш, кыш!!!!!
Дальше с нами заговорил дождь и тоже мирного, в его речи я не услышал, но праздник продолжался и казалось, что зло, окружающей нас природы, слышу только я и постепенно настроение моё приняло более радостную окраску. На десерт мама испекла пышный пирог с брусникой, наше фирменное семейное лакомство. Как раз когда мама поставила пирог на стол под всеобщее ликование, что-то очень сильно ударило в крышу дома, от этого удара задрожала вся посуда, расставленная в серванте, и было слышно, как разбилось слуховое окно, расположенное на моём облюбованном чердаке.
Папа вскочил и побежал наверх, пытаясь наскоро успокоить нас с мамой, но праздник был испорчен и волей неволей мы настороженно ждали ответов от отца. Вскоре он спустился за инструментами и позвал маму с собой. Нам велели идти спать и сказали, что ветер разбил окно на чердаке, но по голосу и выражению лица я понял, что произошло ещё, что-то, что не хотят нам рассказывать. Мы с Анжелой, так звали мою сестру, побрели по своим комнатам, но уснуть в этот вечер мне так и не удавалось, наконец, я услышал шаги родителей и приоткрыл дверь своей комнаты, она располагалась, как раз на пути из чердака к лестнице. В щель я увидел отца, который нёс чёрный мешок, один из тех, что мы купили для переезда, в нём явно, что-то было тяжёлое, потому, что отец буквально волочил его по ступенькам. Следом шла озабоченная мама и несла разбитое стекло.
Теперь любопытство отбросило весь и без того не приходящий сон далеко, далеко. Я начал думать, как выбраться из дома и посмотреть в мусорный контейнер, куда наверняка понесли пакет. Минут двадцать я лежал в своей постели не шевелясь, пытаясь расслышать все действия внизу и, наконец, родители ушли к себе в комнату. Наступила странная тишина.
После таинственных событий на чердаке, сильной непогоды, вдруг стало очень тихо, казалось, что природа выключила громкость и готовится заснуть вместе с нами. Только мне от этой тишины стало ещё больше не по себе. Я поймал себя на мысли, что тишина ещё более зловещая, чем непогода. Мои детские страхи всё же пересиливало любопытство и я аккуратно, пытаясь ничего не задеть в полной темноте, сбежал по лестнице вниз, открыл кухонную дверь и оказался во дворе, где стоял мусорный контейнер. В лицо мне ударил свежайший воздух, который обычно бывает после сильного дождя, природа отдыхала, как после затяжных мучений. Казалось, что деревья слегка постанывают. Опять мне слышались их голоса. Спать, спать, спать!!!
Домашние тапочки сразу же промокли в грязевой жиже, в темноте я не заметил, как сошёл с дорожки. Неожиданно тишину пронзило громкое уханье совы. Я вздрогнул и хотел уже с криком убежать обратно в дом, но до контейнера оставалось несколько шагов и я, набравшись смелости, преодолел их. Луна взошла спешно, и теперь двор казался не таким страшным. Я осмелел и открыл контейнер. На груде мусора, который мы выволокли из дома во время переезда, лежал тот самый чёрный пакет. Трясущими руками я приоткрыл его и увидел, что-то коричневое, похожее на животное или птицу, я хотел вытащить пакет из бака, но вдруг сзади послышались шаги, и громкий крик отца заставил меня захлопнуть крышку, которая сильно ударила меня по руке. Я обернулся и увидел отца, стоявшего на крыльце и явно не поощряющего моё ночное любопытство.
Алик, что ты там делаешь? Быстро ступай в дом, пока мама и сестра не проснулись от этого грохота! Я прошмыгнул мимо отца в кухню и буквально взлетел по лестнице к себе в комнату. Скинул мокрые тапки и залез под одеяло. Больше сегодня ничего не произошло, так как сон всё-таки нашёл меня.
Пробуждение моё было обычным. Солнечный зайчик очень охотно перемещался со стены в мою постель, и казалось вчерашнее происшествие нелепым капризом природы.
Я спустился вниз и увидел обычную картину: хлопочущую маму, делающую завтрак, отца, который каждое утро ищет ключи от машины. Настроение моё окончательно наладилось, страх испарился, и я вместе с сестрой стал строить планы на вечер. Выходя из дома, я мимолётно бросил взгляд в сторону контейнера с мусором и вдруг меня пронзил холодок. На месте контейнера красовалась очаровательная клумба с цветами. Я буквально потерял дар речи, и только моя рука, протянутая в направлении загадочной клумбы, указывала на моё удивление.
Анжела, которая не принимала участие в ночных похождениях, опустила мою руку и съязвила что-то по поводу цветов и садовника, но её насмешка меня не тронула, и я с надеждой посмотрел на отца. Он, как ни в чём не бывало, открыл ворота и предложил нам быстро сесть в машину. Он явно не хотел замечать мою реакцию.
Всю дорогу в школу я сидел молча и обдумывал разные версии этого происшествия.
Через две недели мы окончили школу и благополучно ушли на летние каникулы. Появилось масса свободного времени, про странное происшествие в день новоселья, я не вспоминал. Однажды вечером я предложил Анжеле пойти поиграть в пиратов. Мы набрали всяких вкусностей из холодильника, всё-таки отправлялись в дальние странствия и с ликованием побежали на чердак. Слуховое окно было отремонтировано и через него было видно кусочек синего, синего неба. На чердаке остались кое-какие вещи старых хозяев, и мы решили воспользоваться ими в нашей игре. Здесь стоял огромный сундук с коваными уголками. Мы передвинули его на середину чердака, как раз под слуховое окно, чтобы можно было вставать на него и смотреть на крышу, как в иллюминатор корабля. На стене висела старая керосиновая лампа, верёвка и шляпа. Странно, что её до сих пор никто не выкинул, потому, что края шляпы уже разлохматились, и одевать её можно было, только лишь на пугало, но и она нам пригодилась, в ней я смотрелся настоящим пиратом. Пока велась тщательная подготовка к плаванью, на улице стемнело, но мы этого даже не заметили, потому, что странным образом чердак освещала луна, она висела ровно на том месте, где было окно. Казалось, что она заглядывает к нам своим огромным глазом и следит за происходящим. Мы выбрали капитана, им, конечно, стал я, а сестра взяла на себя ответственное звание юнги, она слабо понимала в морском деле и считала, что это звание носят люди нужные на корабле, хотя, конечно, может так и есть. Теперь встал вопрос о реквизитах для капитана и юнги, и мы решили открыть сундук и посмотреть, не найдётся ли там чего-нибудь. Крышка сундука оказалась очень тяжёлой и поддалась нам не сразу. Сундук был полупустой. На дне лежал какой-то странный прибор. Мы попытались его достать, но вскоре поняли, что это невозможно, так, как он был прикручен к сундуку. Что это за прибор, и каково его предназначение мы не знали и поэтому влезли туда с головой и стали рассматривать эту странную находку. Эта штука состояла из очень толстого увеличительного стекла, только форма его была не круглая, а звездообразная, крепилось оно на большой пружине к золотой табличке, на которой были написаны какие то иероглифы или знаки. Рядом с прибором лежала железка, очень напоминавшая ключ. Оглядев прибор со всех сторон и не найдя отверстия для ключа, мы решили, что он не состоит в комплекте с этой штуковиной. Интересные находки захватили нас полностью, и мы даже забыли о своей затее поиграть в пиратов. Мы крутили пружину, нажимали на стекло, вставляли ключ во все отверстия, пытаясь понять, для чего он предназначен, но тщетно, тайна прибора не была раскрыта, и вскоре интерес наш угас, мы вспомнили про вкусности и расположились на полу, чтобы полакомиться и обсудить дальнейший план действий.
Яркая вспышка света пронзила нас и осветила чердак. Мы на несколько минут оказались в помещении, где, как нам показалось, зажглись тысячи лампочек. Глаза, защищаясь, моментально закрылись, но и это не помогло. Свет был неестественно яркий, скорее можно сказать, что он был всепоглощающий. Я подумал, что мы сейчас сгорим, но он, как пришёл ниоткуда, так и ушёл в никуда.
Глаза щипало, и слёзы лились градом. Анжела, как слепой котёнок бродила по чердаку с вытянутыми руками и натыкалась на стены, пытаясь найти выход. Я поднялся, нашёл выход и открыл дверь. В полной прострации мы спустились вниз, с трудом добрели до моей постели и силы покинули нас.
Сквозь глубокий сон, я почувствовал руки матери, которые бережно закутывали меня в одеяло. Мне казалось, что это был не я, а кто-то другой, потому, что я не мог шевелиться. Мои руки, ноги, язык и даже веки налились свинцовой тяжестью и отказывались подчиняться приказам мозга. Я погружался в бездну сна, сопротивление оказалось бесполезным.
Утро. Открыв глаза, я увидел обычную картину. Светило солнце, рядом со мной лежала моя сестра, свернувшись в калачик, с удовольствием досматривая сон. В голове у меня возникли странные мысли, и я стал в памяти восстанавливать вчерашний день. Пираты, чердак, сундук, прибор, вспышка! Это был не сон, это было на самом деле!
-Анжела! Почти прокричал я. Проснись! Я тряс сестру, которая упорно не хотела просыпаться. Веки у неё были непривычно красными, тело мягким и холодным. Я вскочил с постели и с ужасом в сердце подошёл к сестре. Она не шевелилась.
Сестру мы похоронили не далеко от дома на церковном кладбище. Врачи констатировали смерть от удушья. Она действительно болела астмой, но в последнее время болезнь не давала о себе знать и в семье успокоились, думая, что астма отступила. Родители были безутешны, но никто кроме меня, её смерть не позиционировал с переездом в новый дом. Я пытался привлечь их внимание к красным векам, рассказывал случай на чердаке, но мне приводили тысячи доводов покраснения глаз, списывали мои рассказы на шок, пережитый в связи со смертью сестры, и даже решили, что нужно меня показать психиатрам.
Я действительно долго не мог придти в себя, но не оттого, что моя сестра умерла от банальной астмы, а оттого, что во всех наших несчастьях виноват дом. Дом и только дом, от которого веяло смертью при всём его великолепии. От него сбежал прежний хозяин, сбежим и мы, если успеем!!!!
Прошло три года после смерти моей сестры. Событий, о которых можно было бы рассказать, не было. Мы жили тихо, семейные праздники, которыми гордилась моя мать, ушли в прошлое, так как, после смерти Анжелы, она изменилась и даже не улыбалась. Мы с отцом всячески поддерживали её, но ей это не приносило никакого облегчения. Единственное, что связывало меня с событиями трёхлетней давности, это животные. Да, да, животные. Кошки, собаки, хомяки. Они периодически, появлялись в нашем доме, и с той же периодичностью дохли, как бы мы не старались за ними ухаживать. Наш знакомый ветеринар, хороший друг моего отца, однажды сказал, что если бы он не знал нашу семью, то подумал бы о плохом отношении к этим несчастным животным, у которых он находил разнообразные болезни. После очередных похорон, мы с отцом решили больше не экспериментировать и не брать в дом нового питомца.
-Такое бывает, сказал отец, многие жалуются на то, что у них не уживаются животные, но мне объяснения были не нужны, я знал, что существует какая то сила, не дающая нам счастливо проживать в этом доме.
Однажды ночью мне приснился странный сон. Я видел Анжелу, которая сидела на чердаке и смотрела в слуховое окно. Я подошёл к ней и сел рядом. Она смотрела на небо, как будто ждала чего-то, потом она взяла мою руку и сказала, что мне ещё рано, и что я должен позвать маму. Я очень обрадовался и побежал её звать, подсознательно понимая, что этого не может быть, и что мне опять не поверят. Я кричал на весь дом: -Анжела вернулась! Мамы нигде не было, а я всё кричал и кричал, пока чьи-то руки не обняли меня и не привели в сознание. Это был отец. Он сидел на моей кровати и гладил меня по голове, объясняя, что это всего лишь сон. Самообладание покинуло меня, и я разрыдался. Я рассказал отцу о том, что мне приснилось, и просил уехать из этого дома, что здесь мне плохо, что я не могу без сестры и многое другое. Я рыдал, но мне не становилось легче. Отец с грустью в глазах смотрел на меня и гладил, гладил мою наболевшую голову.
Мы небыли верующими, и никогда не ходили в церковь, хотя она была рядом, и там отпевали мою сестру, я как-то неуютно себя в ней чувствовал. Эти запахи, напоминающие о смерти, свечи, звуки, всё меня смущало, но теперь меня невыносимо потянуло именно туда. Утром, наспех позавтракав, я кинулся через лес к церквушке. Она стояла на пригорке, солнце освещало её конусообразную медную крышу. На крыше возвышался крест, и лучи от него расходились по всей округе, как руки матери, оберегающие своё дитя. Видимо верующие люди, говорят правду, что им становится легче, после посещения храма, потому что я зашёл туда с глубокой раной в сердце, а вышел более, менее залатанный. Как умел, я поблагодарил бога и пошёл домой.
Через несколько дней мне исполнялось четырнадцать лет, и отец решил свозить меня в город за подарком. Первый раз за много лет, мама заинтересовалась праздником и даже пообещала спечь свой фирменный пирог. Обрадованные этими переменами, мы с отцом поехали в город. Всю дорогу мы обсуждали грядущий праздник и даже решили позвать гостей раз маме лучше. Основательно загруженные подарками и продуктами мы быстро мчались по шоссе домой. Где-то на середине пути нас застал дождь. Мы уже не удивлялись силе дождя. В наших краях если идёт дождь, то он сопровождается обязательно грозой и сильным ветром. Отец остановил машину на обочине, так как дороги практически не было видно, и мы стали ждать, когда стихия успокоится. Прошёл час, другой, но погода только ухудшалась. Ветер с огромной силой бросал крупные дождины к нам в стёкла, не давая не малейшей надежды на продвижение к дому. Беспокойство возрастало, но не за нас, а за мать, которая осталась одна в нашем злополучном доме. Наконец отец не выдержал и мы поехали домой со скоростью тридцать километров в час, чтобы если и съехать с дороги, то не перевернуться и не пострадать. Этот день оказался ещё одним ударом, который приготовила мне судьба и наш дом.
В десять часов вечера мы были дома, но то, что мы увидели, повергло нас в шок. Дом стоял в полной темноте, и только луна, которая каждый раз выкатывалась после ненастья, освещала окно чердака, в котором виднелся силуэт матери. Мы поняли, что произошло несчастье и побежали на чердак. То, что мы с отцом увидели в тот вечер на чердаке, заставило нас пересмотреть возможность дальнейшего проживания в этом доме.
Когда начиналась очередная непогода, отец всегда закрывал слуховое окно, и видимо мама хотела сделать то же самое, но не успела. Сила, с которой ударила молния, была огромной, об этом свидетельствовали обугленные края окна и ужасно изуродованное тело матери. В сундуке, на котором стояла мама, была огромная дыра, но прибор, тайна которого так и не была раскрыта, оказался невредимым. Итак, за четыре года мы потеряли сестру и мать, не считая многочисленных домашних животных.
Вечером, после похорон матери, мы молча пили чай в столовой. В голове у меня творился кавардак, я хотел кричать о своих догадках по поводу дома, чердака, прибора и этих мистических смертей, но боялся, что отец опять не поверит мне и чего доброго потащит к психиатрам, а тем мои рассказы явно не покажутся вменяемыми. Нарушил молчание отец.
-Алик, расскажи про тот день, когда умерла Анжела, ты говорил про какую то вспышку света? Это не твоя выдумка? Я с надеждой и облегчением посмотрел на отца и начал подробно рассказывать про тот случай на чердаке, когда нас буквально чуть не сварила вспышка. Все подробности и переживания того дня хранились у меня глубоко в памяти, и сейчас я первый раз делился ими с отцом. Он слушал молча, ни разу не перебил вопросом, хотя в его глазах была искра недоверия. Отец выслушал рассказ до конца, встал и долго ходил туда, сюда по комнате, а потом пошёл на чердак. Я пошёл за ним, но он остановил меня и велел идти отдыхать.
На следующий день в нашем доме появились незнакомые люди. Это оказались рабочие одной строительной фирмы, которых нанял мой отец, для того, чтобы заделать окно на крыше. Он считал, что это и есть источник всех наших бед. Так как в нашей местности проходит сильный грозовой фронт, а наш дом стоит на пригорке, окно на крыше могло притягивать разряды молнии и его непременно нужно убрать. Кстати то же самое сказали и рабочие, осмотрев расположение окна. Оно находилось на самой высокой точке крыши, а громоотвода у нас не было. Теоретически эта версия меня устроила, и я даже вздохнул с облегчением, когда все работы были завершены. Теперь чердак напоминал коморку для старых и ненужных вещей.
-Ещё бы выкинуть этот хлам от сюда, сказал отец и надеюсь, больше никаких неприятностей не будет. Но он жестоко ошибался. Вечером того же дня я вышел во двор поиграть в мяч. Я давно этого не делал, а сейчас решил отвлечься и заняться самым, что ни на есть мальчишечьим делом. После очередного неудачного удара, я заметил странную особенность нашего двора. В каком бы ракурсе я не терял мяч, он обязательно катился в одно и то же место, ни к воротам, хотя это было бы логично, так как там большой уклон, а в сторону леса. Здесь нарушались все законы физики, логики, и моя психика опять дала сбой. Чтобы не тревожить отца, который отдыхал в своей комнате, я вытащил из сарая трёхметровую стремянку, которая служила для вкручивания лампочек в дворовый фонарь, и потащил её к огромной сосне, росшей неподалёку. Наши сосны имели странный вид, ветки у них начинали расти только на уровне нашей крыши. Я поставил стремянку около сосны и полез вверх. На самой высокой ступеньке, я еле, еле ухватился за ветку и перебрался на дерево. Стараясь не смотреть вниз я вскарабкался на самую верхушку и от туда уже посмотрел на наш странный ландшафт. Сначала мне бросилось в глаза строение пригорка, на котором стоял дом. Он был похож на крест, только огромным, и поэтому на земле никто не мог заметить этих очертаний, к тому же помимо креста от дома расходились какие то щупальцеобразные лучи. Однажды в магазине я видел осьминога, который сидел в аквариуме, разложив свои лапы по всем сторонам. Как раз эта картина и всплыла у меня в голове. Наш дом напоминал голову осьминога, а ландшафт приделал к нему свои щупальца. Я невольно вспомнил про окно на крыше. С ним картина была полностью завершённой, это был глаз. Испарина выступила у меня на лбу, я всё время пытался разгадать тайну этого дома, а дом предлагал мне всё новые и новые загадки.



 



Последние комментарии

гендерное чудовище?)) ...


Какая прелесть! ...


Это-сильно. Некий философский монолог каждого из нас. Не каждому под силу оглянуться назад... ...


Есть такое понятие, как размер... Увы... ...


Алекса
Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Вступление воспринимается как чтение энциклопедии. Но затем, на удивление, узнаешь, что за немаленьким текстом скрывается...


Dreamer
Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но...


!!!!! ...


Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но душу...


Dreamer
Вот эту запретную песню можно как-то с музыкальным сопровождением услышать. Если что, пишите в личку. Здравствуйте...


В-общем, повествование вызывает интерес с точки зрения психологии. Героиня ищет свою нишу в окружающем мире,...


Друг?
10.07.2017 11:50
Dreamer11
Написано больше в публицистической манере с психологическим оттенком. Размышления о дружбе, верности, самопожертвовании ради другого...


Dreamer
Открой секрет - кому посвящение? )
Его нет на этом сайте....


Dreamer
История, видно, длинная ... Кристи надо бы еще похвалить за усердие, беглые мысли, призвать поторопить...