Не думай о цыганках свысока...


Просмотров: 5
 817 


Романюк Вячеслав1
24.12.2012 22:26

 

  ЛЕТНИЙ ВЕЧЕР РАСПОЛАГАЛ К ОБЩЕНИЮ

- Позолоти ручку, красавица! Всю правду скажу, ничего не утаю. Положи под зеркальце денежку и послушай, золотая моя. — Цыганка отвела девушку в сторону и раскрыла ей ладонь. — Будет тебе удача. Любовь будет. Скорая любовь. Слушай меня. Будет тебе счастье… Достигнет муж твой… важным, большим будет человеком. Хорошо всё будет. Ты поняла меня? Положи ещё денежку, не вороти лица своего… и не думай о цыганках свысока…
Летний вечер располагал к приятному общению. Танцплощадка была забита до отказа. Танцевали фокстрот — по мнению тогдашней молодёжи, «…не то что вальс».
Бригадмильцы с ежеминутным постоянством прочесывали танцующую публику. У входа и по периметру загона стояли зоркие милиционеры.
Стиляги, с большим риском, иногда нет-нет да и припадут то на одну ногу, то на другую, к восхищению лимитчиц, таких же, как Оксана. Девушка работала почти год на «Большевичке» и койкой в общежитии была довольна.
В свои деревенские девятнадцать лет она выглядела весьма привлекательно. Статная, дородная, с крутыми бёдрами и екатериненской походкой, она заставляла похотливых мужиков оборачиваться, отчего пребывала в некотором довольном смущении. Не верила Оксана росказням про какой-то там аппарат, который «кажет кина прям в избе».
Этими познаниями девушку прельстил один парень, который работал наладчиком швейных машин в её цехе. Девушка помнила наказы своей матери: мол, не верь сказкам, которые тебе будут сказывать городские ухажёры. У них одно на уме. Но всё пошло наоборот. Как раз сказочники-то ей и нравились. Не то что Митька из родного села: слово клещами не вытащишь, а, подишь ты, тихим сапом добился всё-таки своего… Случайно.
Наладчик швейных машин опаздывал, Оксана терпеливо ждала. Раньше бы не в жисть, а теперь приходится. Оксана поймала себя на этой мысли …и продолжила: «Как только придёт сейчас, так ему прямо и скажу: беременная я, он замуж предложит, а я скажу…».
Вдруг сзади закрыли глаза ладонями. Запах машинного масла выдал Михаила. Оксана с восторгом воскликнула:
— Толя?
— Какой ещё Толя? — с раздражённым удивлением разжал руки парень.
— Ах, Мишенька, это ты? — повернувшись, взволнованно сказала девушка и, взглянув жениху в глаза, оправдалась: — Толя, ты его знаешь — электрик у нас. Сейчас всё ходил здесь, приглашал меня на танцы. Пойдём да пойдём. Я не пошла.
— Иди. Можешь идти, — с обидой в голосе вырвалось у Михаила, махнул рукой и семимильными шагами устремился прочь.
Оксана беззвучно заплакала. Почти полгода она встречалась с Мишей. Ей уже казалось, что это — любовь…
Комсомольская свадьба заняла всё пространство фабричной столовки.
Оксана с трудом дышала — подруги перестарались в перетягивании живота седьмого месяца. Кремовое крепдешиновое платье, тем не менее, легло ровно по фигуре, не выдавая «секрет». Туфли на каблучке, одолженные по такому случаю у Нюрки из «раскройного», обеспечивали относительную устойчивость в походке невесты. Голову увенчивала сногсшибательное подобие «фаты», которая упрямо норовила свалиться. Костюм у Мишки был шивьетовый. Чёрный. Галстуки он не любил и голубой ворот безрукавки крыльями распластался на лацканах пиджака, придавая удаль широкой натуре жениха. Брюки были браво заправлены в «хромочи» в гармошку, элегантный скрип которых при ходьбе повергал в зависть дружков. Сегодня Мишка курил только «Казбек»!
Первой речь держала парторг цеха Вера Ильинична. Она доложила о международном положении вообще и планах родной партии и народного правительства, в частности. Пожелала молодой ячейке советского общества идти в ногу с… поперхнулась, запила «крем-содой» и отрезала:
— Это — раз. Крепить дружбу между народами — это два… — И далее без счёта: — Трудиться на благо государства, бороться с проискам мирового империализма — внешнего врага и бороться с врагом внутренним… — И, хлебнув водки из гранёного стакана, ни с того ни с сего закричала: — Изменников Родины… расстрелять! — Оглядела всех присутствующих и убедившись в том, что все читали статью в свежей «Правде», достала платок из рукава, хрюкнув, вытерла под носом и заорала: — Горько, товарищи!
Все встали, проревели несколько раз «горько» и выпили. Молодожёны целовались. Далее, по очереди, брали слово: неосвобожденный председатель месткома, победитель социалистического соревнования Октябрина Изотовна, затем наставник молодёжи Прохор Евлампиевич, «заследом» — воспитатель из общежития Гульнара Максутовна и последний из официальных, по протоколу, лиц — культмассовик ведомственного клуба «Триумф» Давид Рудманович.
Они, соответственно, говорили о необходимости добиваться высокой культуры общежития вообще и культурного быта в общежитии, в частности… и, чтоб не мочиться в туалете мимо, на пол… поднимать на высокий уровень художественную самодеятельность цеха мотальщиц.
Напившиеся комсомольцы, после остроумных дежурных поздравлений, показали самодеятельность. Пели и плясали под радиолу, другие под столом наставляли на путь истинный рыжего столовского кота Ваську. Но самое главное для молодожёнов то, что руководство сдержало обещание пообещать поселить их в комнату на семейном этаже! Ключи, правда, дадут через неделю.
— Надо подать в местком заявление со справкой о законном браке…
— Не справку, а копию свидетельства о регистрации брака, но лучше оригинал… мало ли что, — поправила Гульнару Максутовну парторг, надкусывая третью картошку в мундире, обваляв её в подсолнечном масле.
А годы шли, месяцы бежали, дни летели…
— Вон как вытянулся. Большой стал, — произнес Михаил, обняв жену, склонившуюся над кроваткой сына.
— Тише! Разбудишь, — прошептала Оксана.
Так они стояли, счастливые, в объятьях друг друга и смотрели на спящего пятилетнего сына. Шёл 1953 год! На улицах, на всех домах развесили красные приспущенные флаги с траурными лентами и полосками. Умер Сталин. Горе выражали лица простых людей и непростых. Слёзы текли по щекам и рабочих, и крестьян, и всей трудовой интеллигенции.
Народ лишился Отца своего. Все были в панике. Что же теперь с нами будет, кто защитит нас от акул-капиталистов, от угнетателей рабочих и крестьян? Кто поддержит в трудную минуту, кто скажет доброе слово народу и поведёт его дальше к победе коммунизма?
Ну и зря расстраивался народ, так как его всё же приведут… хоть и не к «победе коммунизма», но «демократизма» уж, точно… подведут.
Идеи коммунизма останутся на задворках российских просторов, а социализм — на обочине магистрали демократии. В итоге, народ обманут не будет. В итоге!
Но это всё в далёком будущем, о котором никто и не подозревал, кроме проклятых заокеанских капиталистов, которые спали и видели «демократизм» в СССР.
А пока незаметно прошло «холодное лето». Наступила «оттепель». «Догоним и перегоним Америку по производству мяса и молока на душу населения!». «Предметы первой необходимости — народу!». «Наше поколение советских людей (с 1980 года) будет жить при коммунизме!». «Ура, товарищи!». «…и в 1980 году я покажу вам последнего преступника…», а пока вот — «кузькину мать…». «Советский компьютер — самый большой компьютер в мире!». «Ура, товарищи!». «На Луне первый будет наш, советский герой!». «Да здравствует коммунизм — светлое будущее всего человечества!». «Ура, товарищи!». «Наши космические корабли бороздят просторы Вселенной!». «Все —на целину!» «…сможет только Кукуруза…!». «Ура, товарищи!»
— Мама, дай хлеба, — попросил Владик
— Сейчас папа придёт и принесёт. Он в пять утра занял очередь. Сегодня должны завезти хлеб в магазин, — по-смотрев в окно ответила Оксана. — Поспи ещё немного.

Владику спать не хотелось. Он встал, потянулся, накинул пальтишко, прыгнул в калоши и пошел «на двор» — во двор.
Вскоре вернулся из магазина раздосадованный отец.
— Надо было взять Владика с собой, дали бы больше хлеба… в одни руки «кирпичик» не дают. Завтра понедельник. Сказали, завоза не будет. А вот послезавтра после работы все пойдём, — уже весело, нарезая чёрный тяжёлый хлеб, обнадежил жену и сына Михаил.
Все уселись за стол. Картофельный суп и вкусный ароматный специфический хлеб прекрасно дополняли приподнятое настроение.
— Пап, а вот Маривана сказала, что скоро будет «комизм» и всего будет много. Это правда?
— Конечно, правда. При коммунизме всё будет.
— И всё будет бесплатно?
— Конечно, сынок! Хочешь, ботинки возьмёшь, хочешь, новое пальто…
— А «висипет» мне дадут?
— Конечно! Да что там велосипед… и мотоцикл, и дом с туалетом. Всё, что хочешь.
— А можно и «висипет», и «моцикл» мне.
Михаил набрал побольше воздуха и, обращаясь к Оксане, воодушевлённо продолжил:
— Без коммунизма нам, ну, никак нельзя. Коммунизм — это Свобода, Равенство, Братство, его лицо зарделось от темы и картошки, — и Счастье всех народов! Это тебе не фигли-мигли! Это изобилие! Это… это… того, ну, это… как его — вечная весна! Всего будет много… и работать не надо будет!
— Ну, ты скажешь ещё. Где это видано, чтоб не работать, а всё чтоб было? — с памятью о деревенской жизни, возразила Оксана. Она покрутила пальцем у виска и, вздохнув, почерпнула кружкой воду из ведра.
— Меньше будем работать, но больше будем производить товаров народного потребления и продуктов питания. За счёт механизации ручного труда. Трудиться каждый будет добросовестно на общество, а значит, и на себя. Исчезнет наёмный труд и эксплуатация трудового класса, а вместе с этим исчезнет эксплуататор как класс… — не унимался Михаил.
— Эк, куда тебя занесло. Твой техникум тебе мозги здорово вправил…
Так они часто митинговали, и сейчас забыли об источнике вопроса. А «источник» доедал картофельный суп и ничего не понимал.
— Будет много свободного времени от работы, — доставал жену Михаил, — а если будет много свободного времени, то каждый будет повышать свою культуру, образование. Будут больше учиться на благо государства. И никаких тебе хулиганств и преступлений, а значит, как говорится в докладе Первого секретаря ЦК КПСС товарища Никиты Сергеевича Хрущева, не нужны в скором времени будут ни адвокаты, ни прокуроры, ни судьи. Я верю: не будет ни преступников, ни преступлений. Сама подумай: у себя, что ли, воровать будут? Всё же кругом твоё будет. Так что зря Иван пошёл в юридический. Считай, остался без работы. Говорил я ему об этом. Вот меня в «партшколу» направляют. Окончу её — и в партаппарат.
Оксана взяла пустую тарелку у Владика, посмотрела на мужа взглядом нянечки из Владикиного садика и недоуменно, с оставшейся деревенской смекалкой спросила:
— Без работы людям что делать-то? Со скуки, что ли, умирать?
Михаил укоризненно посмотрел на супругу
— Конечно, бездельничать не будут. Не слоняться же по углам. Досуг будут проводить культурно на слётах передовиков производства, конференциях и международных симпозиумах. Все будут с высшим образованием! Маркс знал, что писал. «Капитал» — это сила! Поняла? Я вот потом тоже в институты пойду…
— Да всё я поняла. Жировку опять принесли — это ты понял? Долг уже одиннадцать рублей!
Принятый партией и правительством «Семилетний план развития народного хозяйства в СССР» был встречен делегатами съезда аплодисментами и бурными не смолкающими овациями, стоя. С мест слышались возгласы: «Да здравствует КПСС!», «Слава Партии», «Вперёд к победе коммунизма!», «Народ и партия — едины!»…
К новым деньгам потихонечку привыкли. Денежная реформа дала возможность покупать буханку хлеба не за полтора рубля «по-старому», а всего лишь за двадцать копеек «по-новому». Всё кругом стало дешевле! Народ был доволен. Даже в таксофон вместо пятнадцати копеек надо бросать теперь, лишь две копейки, в кино на сеанс вместо двух рублей, платили всего двадцать пять копеек! Проезд в трамвае стал стоить три копейки! Но не только поэтому, и, скорее всего, вообще не поэтому Политбюро ЦК КПСС кулуарно возбудило «процесс» об освобождении автора «оттепели» от ответственности за все последние планы развития народного хозяйства и общества в целом, а заодно — от руководства государством, в отдельности. Всё, вроде бы, слава Богу, обошлось, благодаря поддержке дежурного народного «одобрямса».
Прошли годы. Время обозначило и обнажило новые формы социалистического преобразования и отношений в советском обществе, что можно выразить одной фразой: «Ничего не было, но всё можно было достать…». Общество под руководством коммунистической партии Советского Союза строило «развитой» социализм, невесть откуда взявшийся. Мол, он — предтеча коммунизма.
Сегодня Оксана с самого утра хлопотала по хозяйству.
Позвонила Михаилу в обком и велела прислать машину, так как решила сама проследить за ходом организации дачного банкета по случаю назначения мужа вторым секретарем обкома КПСС. Её ценные указания, как она сама говорит, способны предвосхитить приглашённых высокопоставленных гостей. Владик обещал без опоздания прибыть с супругой первым же рейсом в Москву, благо над «Орли» гроза прекратилась. Всё подчинялось предвкушению приятных впечатлений и событий. Оксана была счастлива. Она открыла шкаф и сняла с вешалки сарафан, в котором была в тот памятный вечер…
Бережно прикинув его на себя, подошла к зеркалу. Воспоминания с новой силой овладели красивой зрелой женщиной. Перед глазами туманом проплывали картинки её жизни, нелепая свадьба, общежитие. Владик, такой маленький, тянет ручонки к ней… Первое его слово «мама»… Упрямый Михаил, «выверивший» всё-таки свою жизнь по времени… Невзгоды, «заморозки», когда однажды…
Вдруг зазвонил телефон. Оксана, вытирая глаза, сняла трубку.
— Мама, привет! Мы со Светой уже в Москве, завтра будем у вас. Сегодня поездом вечером выезжаем. Как вы там?
— Владик, хорошо, что позвонил. Я сейчас жду машину, папа пришлёт, поеду на дачу, посмотрю, что там. Как ты, как Света? Как долетели?
— Ма, всё в порядке. Завтра встретимся, поговорим. Пока!
Через пятнадцать минут Оксана ехала в черной «Волге» и задумчиво смотрела на знакомые и родные улицы своего города. Вот маленькая площадь у рынка…
— Володя, останови…
Оксана вышла из машины. На тротуаре стояли молодые цыганки, завлекая клиентов. Лицо одной из них Оксане показалось очень знакомым. Когда, где она видела это лицо?.. Или показалось?
— Позолоти ручку, красавица, — подбежала к ней юная гадалка, — всю правду скажу, ничего не утаю.
Оксана, даже не взглянув, пошла прочь…
— Подожди, слышишь, всю правду скажу, и не думай о цыганках свысока….
…Оксана остановилась.


 



Последние комментарии

гендерное чудовище?)) ...


Какая прелесть! ...


Это-сильно. Некий философский монолог каждого из нас. Не каждому под силу оглянуться назад... ...


Есть такое понятие, как размер... Увы... ...


Алекса
Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Вступление воспринимается как чтение энциклопедии. Но затем, на удивление, узнаешь, что за немаленьким текстом скрывается...


Dreamer
Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но...


!!!!! ...


Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но душу...


Dreamer
Вот эту запретную песню можно как-то с музыкальным сопровождением услышать. Если что, пишите в личку. Здравствуйте...


В-общем, повествование вызывает интерес с точки зрения психологии. Героиня ищет свою нишу в окружающем мире,...


Друг?
10.07.2017 11:50
Dreamer11
Написано больше в публицистической манере с психологическим оттенком. Размышления о дружбе, верности, самопожертвовании ради другого...


Dreamer
Открой секрет - кому посвящение? )
Его нет на этом сайте....


Dreamer
История, видно, длинная ... Кристи надо бы еще похвалить за усердие, беглые мысли, призвать поторопить...