история моего пьянства


Просмотров: 3
 816 


александр григорьев1
09.01.2013 16:11

  Я законопослушен. Значит ли это,  что я не нарушаю законы? Вовсе нет - конечно же, я их нарушаю. Потом  , часто, долго и мучительно переживаю и стараюсь не повторять старых ошибок. Как герой поговорки  ,я учусь на своих ошибках. Жить и вытворять что то неразумное, затем искать этому объяснение, а себе оправдание, пытаться сокрыть  что то дурное, а когда все всплывет наружу - раскаиваться. На протяжении всей моей жизни я последовательно, шаг за шагом загоняю себя в угол, затем ищу выход, нахожу его и снова ищу ту западню, в которой еще не был. Так было, когда в 2003 я сам себя похоронил, то-же самое, когда в ночном клубе получил бутылкой в голову, то-же самое происходит теперь, когда после долгой учебы и многократных попыток сдать на права и ,отъездив ровно год , отдал их на три с половиной года в суде. Жизнь интересна и многогранна. Я прожил 31 год, завел семью, мы воспитываем сына. Живем в служебной квартире, которую через пару недель должны отобрать. Имеем в собственности квартиру с печным отоплением ( она оформлена на тещу, там прописан родной брат жены ), за которую еще пять  лет надо платить кредит. Высокооплачиваемой работы в районе для меня нет и я в очередной раз пытаюсь выпутаться из той западни, в которую себя загнал.
                                        ***
             Разбитая проселочная дорога пересекает однопутный участок железной дороги ,по которому два раза в сутки проходит грузовой состав-туда и обратно. Возле переезда стоит небольшой домик, выкрашенный в желтый ( охра ) цвет. В домике стоит шкаф, стол, стул, дровяная печь и рукомойник. Дежурный, несущий службу на переезде, знает расписание единственного поезда и часто позволяет себе отлучаться, закрыв домик на замок. Рядом с переездом расположено кладбище, смотрители которого обитают в небольшом административном домике, расположенном через дорогу .  Смотрители, их двое- Иван и Тихон ,редко сидят на месте, часто помогая гражданам в организации похорон . Иван – веселый, жизнерадостный мужчина лет сорока, среднего телосложения, около 170 см ростом. Он любит пошутить, может выдать нечто смешное, не серьезное. Ездит на велосипеде, потому что любит заложить за воротник. Тихон  напротив, серьезен, молчалив. Плотного телосложения, ростом чуть выше Ивана, он не пьет, строго смотрит на посетителей и, если выпадает случай подработать, работает молча, не вникая в шутки и болтовню Ивана. Я с периодичностью в сутки через двое заступаю на дежурство по переезду, но с утра до конца рабочего времени смотрителей, нахожусь с ними, попивая чай, рассказывая и слушая анекдоты в обществе Ивана. Тихон, если не занят по работе, обычно ковыряет свой москвич, припаркованный у дороги. 
              Это было самое обычное летнее утро, я приехал на переезд, сменив старого дежурного и , по причине весело проведенной ночи, положил голову на стол и заснул. Проснулся от стука в стекло- за окном стоял Иван и звал выйти на улицу.
-Как дела? Как служба?
-Нормально, идет служба,- улыбаюсь я
-Солдат спит, служба идет,- кивает Иван на мое помятое после сна лицо,- выпьешь рюмку – другую?
-Да страшновато что-то, мало - ли что, вдруг занесет кого? -вяло открещиваюсь я
-Брось, пошли, надо помянуть усопшего
-Кто усоп-то хоть?
-Мужичка одного схоронили сегодня, вдове некого было просить яму копать, вот мы с Тихоном и подписались. А по–традиции , кто копает, тот на поминки приглашен- вот она нам и нанесла всего как на хорошее застолье, -рассказывает Иван, пока я закрываю домик на замок,- Тихон-то не пьет, одному тоже неправильно, а помянуть ведь надо.
                                          ***
               В комнате, задымленной табачным дымом сидят трое мужчин. Один из них – Тихон, читает газету, строго поглядывая на своих соседей- молодого человека в военной форме и Ивана, толкующих про разные пьяные темы.
 -«Ты, Шура, благородное дело сейчас делаешь»,- говорит Иван, -«служба- службой, а мертвых уважать надо».
В дверь стучат, она отворяется- на пороге женщина лет пятидесяти, ее голова покрыта платком, в руках прозрачный конверт с бумагами.
-«Приятного аппетита»»,- она делает вид, что не замечает табачного дыма и застолья,- «мне нужна справка о захоронении моего мужа, здесь все документы».- она протягивает конверт Тихону.
Тихон молча изучает свидетельство, открывает потрепанную регистрационную книгу, заполняет необходимые строки, из той же книги достает бланк справки с оттисками печатей и от руки заполняет несложную форму. 
Женщина благодарит и уходит, Тихон уходит к машине, а мы с Иваном, исчерпав темы разговора, листаем книгу в поисках знакомых фамилий, высчитывая возраст похороненных.
-«Выпиши мне такую справку», - я протягиваю бланк с печатями Ивану.
-«Брось, не нужно,- отговаривает он»,- к чему она тебе?
-«Друзьям покажу, ни у кого такой нет»,- я продолжаю настаивать на своем,- «За это же ничего не будет…»
-«Ладно», -сдается Иван, -«один бланк бери, заполнишь сам, распишешься кем- нибудь ».
Я сворачиваю листок и убираю в карман.
Служба на переезде длилась немногим около месяца- женщины вернулись из отпусков, с учебы и больничных и я стал не нужен. Я вернулся в часть и про дни дежурств  вспоминал, иногда с тоской, только проезжая через переезд на автобусе.
Справка , аккуратно мною заполненная, лежала в военном билете- может я ее и показал кому- то из моих знакомых- любителей розыгрышей, не помню.
                                         ***
            В августе того года я женился на местной студентке техникума.  После свадьбы возникли трудности с жильем, так как я проживал в холостяцкой общаге с четырьмя соседями в одной комнате. Она же с тремя подругами арендовала комнату у старой бабки, которая на дух не переносила мужчин. Комнаты в общежитиях распределяла специальная военная контора, сотрудники которой давали мне отказ, объясняя это  отсутствием жилья. Кто-то из многочисленных знакомых, вероятно в шутку, подсказал мне, что в контору нужно идти с коньяком для , уже примелькавшегося мне, важного мужчины, который управлял этим отделом. Проснувшись утром от шума, создаваемого соседями по комнате, уходящими на службу, проводив их взглядом с постели, я убедился в отсутствии чего-либо съедобного в холодильнике, оделся по- военному , взял купленный с вечера коньячок и отправился в отдел, сотрудники которого пропивают семейные комнаты в общагах.
            Важный мужчина был вне настроения - я не успел и рот открыть, как был отослан с просьбой не мозолить глаза, а решать все вопросы через своего командира. Огорченный неудачей я вышел из здания, взгрустнув ,вспомнил про чувство голода, не оставлявшее меня с утра и открыл плоскую бутылку. Глоток коньяка не вызвал отвращения, наоборот- вкус оказался приятным, а где то в груди уже ощутился немалой крепостью.
           Я шел по городу периодически прикладываясь к бутылке, пока не встретил на центральной площади Пашу- офицера, отслужившего в море пол жизни и списанного на берег перед увольнением в запас. По увольнению ему полагалась квартира где-то на югах, и он в ожидании ее не мог уволиться и регулярно приходил на центральную площадь, где, в доме офицеров, по четвергам , по личным вопросам, принимал генерал.
Паша хлебнул со мной коньячку, но много не стал- все же к генералу и предложил посетить дом офицеров-чем черт не шутит, может генерал решит мою проблему, раз командир не вникает. Я согласился- алкоголь добавил мне уверенности. Визит к генералу прошел успешно, я старался не дышать, говорить в другую сторону и мой план удался! Через двадцать минут я был уже у коменданта престижной общаги с двумя туалетами на этаже и одним душем на всех жильцов. Комната была длинной и узкой, с раковиной у входа. На радостях я пошел в другой конец города, чтобы известить о приятной новости молодую жену. Жена с радостью отнеслась к новости о собственной комнате и , одевшись, вышла с подругами ко мне на улицу.
-«Попробуй коньячку», - предложил я,- «не пришлось его отдавать». 
Жена сделала глоток и осела на лавку, не ожидая столь высокой крепости. Придя в себя через мгновение, она сказала-« это вообще то нужно закусывать»
Мы с ее подругами и свидетелем со свадьбы пили пиво у подъезда, затем отправились к вечному огню, где разместились возле горящей звезды. Был промозглый холодный вечер поздней осени, нас согревали любовь, молодость, спиртное и тепло вечного огня, пока из темноты не вышел патруль. Разговор с начальником патруля был короткий.
                                         ***
             Двое крепких, высоких солдат по обе стороны вели меня в комендатуру, сопровождаемые майором, строго заявившим, что распивая спиртное у вечного огня я оскорбил священное ,для жителей города, место. 
             Содержание в комендатуре началось для меня с освидетельствования,  показавшего легкую степень опьянения и изъятия  у меня документов и личных вещей, запрещенных проносу в камеру. Были изъяты сигареты, зажигалка, документы.
В военном билете дежурный по караулам обнаружил справку, которая повергла его в легкий шок, подтолкнула на сравнение записей в справке с данными военного билета и паспорта, на сравнение фотографий в документах с моим фейсом . Сомнений для него не оставалось- по документу перед ним стоял нетрезвый, похороненный за полгода до этого, гражданин.
             Меня спустили в камеру.
Камера для задержанных представляет собой помещение 5 * 5 метров, с двумя жесткими кушетками. Стены окрашены в темно зеленый цвет, по периметру которых протянута тонкая , еле теплая , труба. На высоте вытянутой руки расположено подобие окошка- отсутствующий кирпич, откуда тянет ноябрьским холодом. Своей справкой я сильно испортил ночь командиру части, так как до наступления утра, ему пришлось отвечать на многочисленные вопросы должностных лиц, как военных, так и гражданских, дежурных по дивизии и военной прокуратуре, отделов милиции и ФСБ.  Заметители комдива распределили его утро буквально по часам – оно началось с посещения главного штаба в 6 утра, где он отвечал на вопросы заместителя по тылу, продолжилось в 7- его выслушал заместитель по воспитательной работе, в восемь утра командир стоял перед начальником штаба , а в девять утра перед генералом. После посещения генерала, командир отправился в комендатуру, чтоб отыграться, на подпортившем ему ночь подчиненном.
             Утро в комендатуре началось с непрекращающегося пронизывающего холода в камере и лязгающего замка двери .  Конвой приказал мне встать и , убрав  руки за спину, следовать вперед на выход, где ждал газик, отвезший меня в прокуратуру. Мне пришлось около двух часов убеждать следователя, что я не рассчитывал ни на какие льготы, что справка сделана мной шутки ради.
             Из прокуратуры меня отпустили домой, а так как холостяцкая общага была ближе, то прежде я отправился туда. Там я забрал с собой Василия- свидетеля со свадьбы и мы отправились к моей жене и ее подругам весело проводить время.
             Утро следующего дня началось не совсем обычно- сослуживцы, которых я встретил по дороге на службу, делали изумленный вид и начинали расспросы о том, как же это я оказался в центре новостей. А одна приятная женщина рассказала, что вчера даже всплакнула, узнав новость о моей скорой смерти. Во время построения офицеров в штабе командир в грубой форме выражался в адрес одного из прапорщиков, что несколько успокоило меня- я было решил, что про мой залет все благополучно решили забыть. Командир ходил перед строем, громко кричал и, внезапно выбросив руку в строй, за плечо выдернул меня из второй шеренги:
- «А этот военнослужащий , этот…Он чмо, он сам себя похоронил»,- свои слова командир методично заверял ударами кулаком в мою голову, которые значительно смягчала зимняя шапка.
 Достаточно молодым, при том что человек следил за собой и занимался спортом, командир, уже уволенный в запас, на пенсии недавно умер от инфаркта. Молодыми и глупыми, своими неразумными действиями, мы отняли у него как минимум пять лет жизни. Прости .

           Осень. Большая часть залетов, тех , которые тяжело проходят и оставляют глубокий след в душе, происходят именно в эту пору, ну или последствия тех или иных моих поступков наступают именно тогда…в начале той осени сократилась моя должность, мне предложили нижестоящую, но я решил уйти из армии по замечательной, для любого молодого человека, статье- организационно- штатной, сохранив за собой право получить собственное жилье в любом городе страны и возможностью начать новую жизнь.
 
           Судьба? Оказаться не в то время не в том месте? Поздней осенью, мы с женой гуляли по кафешкам города, пили пиво, а вечером отправились в ночной клуб. Настроение было замечательное, усталости не ощущалось и, вдоволь натанцевавшись, мы в три часа ночи пошли продолжить ночь в заведение, имеющее дурную славу в городе, славящееся мордобоем и некоим беспределом. Мы заняли столик по- соседству от моих армейских сослуживцев, с которыми мне не очень хотелось общаться. Мы с женой посвящали вечер друг- другу, слушали музыку, танцевали , пили пиво. Мы собрались уходить, я встал и получил сзади удар по голове бутылкой из-под пива, я нагнулся над столом и получил удар стулом по спине и ногой в область живота. В суматохе, которая началась вокруг, я не заметил ни лиц нападавших, ни того, как оказался в фойе. Лишь пришел в себя, глупо улыбаясь в фойе клуба, где охрана перевязывала мне голову. Приехавшим медикам я честно пояснил, что военный, был доставлен в госпиталь, где голову зашили, а врач-хирург правдиво указал в мед. справке про факт употребления мною алкоголя. Мы с женой вышли из госпиталя около шести утра , было холодное, темное ноябрьское утро. На моей голове, под шапкой красовались бинты. Придя домой, мы легли спать. Через пару часов, еще не отойдя до конца от спиртного и испытанного шока, проснулись от звонков в дверь и на телефон. Звонили все , кому не лень- замполиты, командир, офицер, назначенный для проведения расследов ания, с самого утра на пороге появился сослуживец с намерением взять с меня письменное объяснение произошедшего. Интересная армейская система- я всегда служил, не прячась от трудностей и проблем, всегда на первое место ставя вопросы службы, я проходил должности, от которых многие просто открещивались, я всегда лез в самую задницу , всегда был материально-ответственен. Заместитель генерала дал команду командиру части меня уволить по статье. Мне пришлось многое узнать о своих правах и обязанностях, о юридических тонкостях, которые могут спасти в тяжелый момент. От меня отказались мои начальники, один из которых под диктовку составил на меня отзыв в аттестацию. Я перестал полноценно служить, перестал здороваться с моими боссами, просто молча присутствовал на объекте и пропадал в строевой, в попытке защититься от увольнения по статье. Я заручился поддержкой персонала клуба, где мне разбили голову- они были готовы подтвердить мою абсолютную трезвость и употребление исключительно безалкогольного пива. Я составил рапорт на имя командира, по пунктам опротестовывая отзыв начальника. Командир собрал аттестационную комиссию и предложил написать рапорт по собственному желанию, предложил 10 окладов единовременной выплаты- я отказался, мотивируя это тем, что есть смысл рискнуть уйти по сокращению и получить честно заслуженные 2-3 миллиона рублей для покупки собственного жилья. Может стоило уйти тогда, воспользовавшись предложением командира? 
              Командир не смог меня тогда уволить, а может не захотел, услышав про возможные судебные разбирательства. Он довел до меня новое назначение на, равнозначную моей ,должность в части, расположенной в тайге в 90 километрах от города, в которую одна дорога за день занимает 5 часов. Я мог отказаться, мог судиться, но в душе я все равно хотел оставаться военным человеком и я стал ожидать перевода, который растянулся на четыре месяца. Я тихонько готовился к сдаче дел и должности, ожидая того, кто должен был их принять, иногда ругался с начальством, которое несмотря на недавнюю попытку уволить меня, рассчитывало на мою исполнительность и преданность.
              В марте я прибыл в новую часть -  командование роты отнеслось ко мне доброжелательно, а штабное и тыловое- настороженно. Первое, что я сделал по прибытию в часть- основательно бросил якорь- новые люди, новые лица, не знаешь к кому как подойти и обратиться. Я долго осваивался, постепенно вникая в службу в новой части, знакомясь с коллективом. В апреле, делая флюрографию, загремел в госпиталь с пневмонией, пролежав там месяц. 
                                         ***
             9 мая, отмечая день победы и хорошо заложив за воротник я , на автомобиле с моим товарищем и его семьей( жена, ребенок семи лет и собака), набрав пива, поехали прокатиться по окрестностям города.
              Сергей, мой товарищ, молодой мужчина чуть младше 30 лет, служил а свое время в армии на контракте, был уволен по статье из-за проблем по службе. Ростом около 170 см, весом около 80, он в достаточно хорошей форме, многое умеет делать, строить и ремонтировать своими руками. С ним вместе мы почти всю службу и даже после его увольнения, периодически встречаемся, выпиваем и где-то помогаем друг-другу.
               В тот вечер мы гнали по технологической, асфальтированной дороге  в направлении войсковых частей. Разогнавшись до 120 километров в час, я не справился с управлением автомобиля в повороте, зацепив задним колесом обочину. Нас начало разворачивать поперек дороги, я крутил руль и выжимал тормоз, пытаясь удержаться на колесах, но опрокинул машину на крышу на обочине.
               Рядом захрипел Сергей.
-« Жив, в порядке?»-спрашиваю я его и, не ожидая ответа, подвешенный на ремнях, кричу назад,-« Лена, Аня, как вы?»
-« Все в порядке»- слышу сзади, испытываю сильнейшее облегчение, Сергей выбивает ногой переднее стекло, покрытое мелкими трещинами, к нам уже тянут руки люди, ставшие свидетелями аварии. Один из свидетелей- офицер управления из моей новой части.
Сергей кричит-« Открой капот, надо снять клемму с аккумулятора- взорвемся.»
В воздухе стоит сильный запах бензина, аккумуляторной щелочи и ,разлитого по всему салону, пива.
У семилетней девочки порезан лоб, она плачет, я пытаюсь найти, среди осколков стекла, земли и грязи, аптечку. Нахожу и делаю ей перевязку. Свидетели аварии забирают их с матерью в город.
Ребята одной из машин, ехавших следом за нами, помогают поставить машину на колеса и откатить дальше от дороги к оврагу, чтоб не привлечь внимания полиции.
               Наконец прибыл эвакуатор и сломался поперек дороги с моей машиной на борту. Ремонтируясь, он привлек к событию массу внимания, в том числе и моих прежних сослуживцев. Глубокой ночью мы перевезли машину в расположенный рядом поселок и спрятали в гараже у родственника. 
               После того случая я некоторое время не мог полноценно спать, закрывая глаза я видел дорогу, видел себя за рулем неуправляемого автомобиля. Я думал- больше никогда не сяду за руль, ни трезвым, ни пьяным.  
                                        ***
В июне я ушел в очередной отпуск, который мы всей семьей проводили на юге, купаясь в море, катаясь на экскурсии и хорошо проводя время на солнце. Мы провели там почти три недели, а вернувшись в город ,я посвятил оставшиеся дни ремонту машины. Я достаточно самопально установил переднее стекло, восстановил колеса, нашел новый аккумулятор, вычистил салон от грязи и стекла. 
               К первому июля машина, пусть и помятая, но со стеклами, на ходу, уже стояла в моем дворе.
В части про тот случай узнали но, по причине отсутствия протокола, мне не пришлось перед кем -то оправдываться, кроме начальника штаба, который очень хотел знать подробности и не придумал ничего лучше, чем расспрашивать меня при фсбэшнике. Я сказал, что никакой аварии не было, за рулем не пью, чем приобрел себе , в лице обиженного, как маленького ребенка офицера, врага.
                                          ***
              15 июля, на три с половиной года, прекратилась моя карьера водителя. Я поехал кататься на машине, употребив изрядное количество внутрь. На выезде из города, не доезжая до КПП, я остановился, чтоб приготовить пропуск. Этим, и не включенными фарами, я привлек внимание дорожных полицейских. Приглашенный в будку для оформления протокола за фары, я уже через 10 минут, в присутствии свидетелей, дул в трубку и прощался с водительским удостоверением. Получив временное разрешение, несмотря на 0,9 алкоголя в крови я был отпущен полицейскими за руль, чтобы продолжить мою поездку.  Дождь лил как из ведра, у меня отказали дворники, уже темнело. Я увидел в зеркале заднего вида красно-синие огни, услышал голос из громкоговорителя-« автомобиль Анна ххх Михаил Тарас , примите вправо и остановитесь. Как то мысль о побеге пришла сама по себе и я нажал на газ. Я иногда практически отрывался от них, были даже моменты, когда ,уходя непонятными закоулками, незнакомой мне местности, я переставал их видеть. Но они всегда появлялись снова. Отсутствие видимости из-за ливня, заливавшего окно, незнание дороги, привело к тому, что я, свернув в тупик, с треском въехал в пустой сарай, снеся двери и пол стены, вырвал заднюю его часть и врезался в забор, угодив в яму, из которой выехать уже не смог. Не успев выдохнуть, я оказался лицом к капоту, с застегнутыми сзади наручниками.
-« что вам надо ?,»-вопрошал я,-« наркотики и оружие в багажнике, заберите их себе».
                                         ***  
    Жизнь учит, показывает примеры, дает второй шанс, но также она становится иногда безжалостной- за последнюю пьяную выходку я уже уволен из армии, лишен прав. Ищу работу, которой для меня попросту нет. Вот она- моя "гражданка", о которой так мечтают все офицеры, но которая никого не ждет. Продолжение следует... 


                                                                                                                                          
     


 



Последние комментарии

гендерное чудовище?)) ...


Какая прелесть! ...


Это-сильно. Некий философский монолог каждого из нас. Не каждому под силу оглянуться назад... ...


Есть такое понятие, как размер... Увы... ...


Алекса
Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Вступление воспринимается как чтение энциклопедии. Но затем, на удивление, узнаешь, что за немаленьким текстом скрывается...


Dreamer
Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но...


!!!!! ...


Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но душу...


Dreamer
Вот эту запретную песню можно как-то с музыкальным сопровождением услышать. Если что, пишите в личку. Здравствуйте...


В-общем, повествование вызывает интерес с точки зрения психологии. Героиня ищет свою нишу в окружающем мире,...


Друг?
10.07.2017 11:50
Dreamer11
Написано больше в публицистической манере с психологическим оттенком. Размышления о дружбе, верности, самопожертвовании ради другого...


Dreamer
Открой секрет - кому посвящение? )
Его нет на этом сайте....


Dreamer
История, видно, длинная ... Кристи надо бы еще похвалить за усердие, беглые мысли, призвать поторопить...