Амелия


Просмотров: 61
 896 



Иллюстрации к рассказу

Маева Таня1
04.04.2013 17:09

 

 

Автор: Маева Татьяна

I

 

«23.10.1886

 

Начальнику лондонской полиции Роберту Шульцу

Дорогой Роберт

     Пишу тебе из Румынии. Знаю, мы с тобой долго не общались, после того нашумевшего дела в Лондоне, но наша полиция просто не в силах что-либо предпринять. Поэтому по старой дружбе я прошу тебя помочь небольшому городку, который находится к западу от нашего штаба. Поселение всегда привлекало своей красотой многих туристов, старинные замки, развалины от разных строений хранят в себе много тайн и загадок. Но вот, около  трёх недель назад начали происходить странные события. Каждую неделю, в четверг, примерно в два часа ночи происходило убийство людей совершено разных возрастов, полов и рода деятельности. Первое убийство произошло в первую неделю октября. Сорокатрёхлетняя женщина была найдена мертвой на кладбище вблизи церкви Св. Иосифа, из пропавших вещей был только золотой крестик. Рядом с телом было обнаружен маленький кусочек неизвестного нам металла. Все последующие жертвы были найдены в разных местах города с лежащимирядом кусочками металла. На их лицах застыла маска ужаса, словно сам дьявол забрал их душу. 

   Сейчас расследование стоит на месте, полиция разводит руками, улик недостаточно, поэтому дело вскоре собираются положить в архив. Я не могу оставить всё так, но сделать что-либо не в моих силах.

   Я прошу тебя прислать человека, которому можно доверить это дело. Он будет под моим руководством, я позабочусь о его безопасности, хотя скоро очередной четверг. И никто не знает, кто будет следующим…

Твой друг Винсент Ульрих»

 

   Читаю это письмо в сотый раз, и мне не понятна лишь одна вещь: зачем Роберт доверил это дело именно мне? В полиции я всего лишь четвёртый месяц, на месте преступления была один раз, и то по чистой случайности. Я обыкновенный полицейский, а не сыщик!

  Поезд мчался, словно стрела. Пейзаж за окном менялся каждую секунду, горы сменяли  равнины, равнины – пустыни, иногда пролетали густые леса. И вот теперь, сойдя с поезда и сидя на чемоданах, я смотрю карту этого небольшого, но достаточно мрачного поселения.

 

- Добрый вечер, - приятный женский голос раздался в полумраке.

- Добрый, - немного с испугом ответила я.

- Вы Лилиана Сантас, верно? – продолжала незнакомка.

- Да, вы не ошиблись, - соскочив с чемоданов, ответила я.

- Ну, вот и славненько, давайте  возьму ваши вещи.

- Простите, а вы кто?

- Ох! Я разве не представилась?

- Нет

- Извините, голова уже не та, что в молодости. Я Луана, Луана Морис, держу гостиницу «BlackStone». Я получила письмо от Винсента Ульриха, он говорил, что вы приедете.

- А Винсент Ульрих в гостинице.

- Нет детка, я слышала, что он остался у себя в городе, приедет чуть позже, жалуется на плохое самочувствие.

- Ясно,  давайте чемодан, не утруждайте себя, я понесу.

 

Было уже совсем темно, когда мы вошли в гостиницу. Внутри было уютно и тепло, я сразу услышала треск дров в камине, который находился неподалёку. Хозяйка, Луана Морис, ушла очень тихо, обернувшись, я даже не поняла, где она скрылась. Пройдя немного вперёд, я увидела массивную лестницу из старого дуба, которая вела на второй этаж, и мысленно представляла скрип её ступеней. Напротив лестницы красовалось зеркало в кованой раме, в отражении виднелись мои кудри, которые распались от мелкого дождя на улице. Я повесила верхнюю одежду около зеркала, и вошла в большой зал. Там был красивый камин, который с жадностью поглощал дрова, много книжных шкафов и разной мебели.

 

- Вы, видимо, очень устали с дороги? – раздал голос за моей спиной.

Повернувшись, увидела женщину лет шестидесяти, при свете она была совсем другой, не такой, какой я себе представляла.

- Да, поездка лишила меня сил, - ответила я.

- Не хотите ли чаю? На улице было немного холодно, когда мы шли в гостиницу, да и небольшой дождик моросил, ваше пальто чуть намокло, - сказала Морис, подавая мне чашку с ароматным чаем.

- Не откажусь.

- Как вам гостиница? Я понимаю, что это не Лондон, но всё же?

- Ну что вы, гостиница великолепна, люблю тепло и уют.

На её лице растянулась приятная улыбка, которая подобрала все морщинки.

- Знаете, Лилиана… - начала она.

- Можно просто Лили.

- Молодежь не так уж часто приезжает к нам, в этом небольшом поселении, которое, наверное, находится на конце света, остались только одни старики. Да и то какой-то ненормальный завёлся здесь. Люди боятся выходить из домов, в каждом человеке видят преступника, который орудует здесь. Хорошо, что у Ульриха связи с Лондонской полицией, и он смог просить помощи. А вы, я вижу, очень молода и уже служите в полиции? – отпив немного чая, спросила Луана.

- Да, так уж сложилась, - резко начала я, - отец славился, как хороший сыщик. Всё детство проводила рядом с ним, всегда поручал мне разные задания, спросить, узнать, разыскать какого-то человека… вот и решила я пойти по отцовским стопам.

- У меня тоже есть дочь, вы на неё очень похожи, такая молодая, полная энергии.

- А где она сейчас? – поинтересовалась я.

- Уехала, решила, что такая жизнь не для неё, сказала, что хочет выучиться и никогда не возвращаться сюда.

«Это довольно жестоко по отношению к матери!» - подумала я.

- Что же, это её жизнь, пусть сама решает, что для неё лучше, - ответила она, словно прочитала мои мысли, - а что касается меня, то я не сержусь на неё, она по-прежнему остаётся моей дочкой!... Ох батюшки! Столько времени уже прошло!

 

И действительно, я сразу посмотрела на часы, стоявшие у камина, прошло уже около двух часов. Я очень удивилось, со мной такого раньше не случалось!

Луана показала мне мою комнатуи пожелала спокойной ночи. Зайдя, я не стала рассматривать её, тем более что свет, исходивший от одной, почти догоревшей свечки, не предоставлял такой возможности. Быстро переодевшись, я рухнула в постель, которая была очень холодной.

II

 

  Меня разбудил солнечный зайчик. По крайней мере, мне так показалось. На столе у окна, с красивыми бархатными шторами, лежало письмо и моё зеркало, от которого, по-видимому, отбивался свет, но погода за окном была сырой и холодной, а небо было затянуто чёрными облаками. Письмо было от Винсента Ульриха.

 

«ЛилианеСантас

   Дорогая Лилиана

Прошу простить меня за то, что не смог приехать. Думаю, что через неделю я смогу увидеть Вас. А пока начните расследование с опроса родственников и знакомых погибших. Сообщайте мне о малейших подробностях, пока я нахожусь вдалеке от поселения.

Винсент Ульрих»

 

- Значит неделю, как минимум, я пробуду здесь. Ну что же, всё еще не так плохо как я ожидала! Даже не верится, что мне, не имеющей опыта, доверили такое серьёзное дело.

 

Приведя себя в порядок, я спустилась к Луане. За завтраком расспросила у хозяйки о родственниках погибших, но она была не сильно близка с соседями.

   В полицейском участке я пробыла недолго. Там меня встретили не очень радушно. Им явно не нравилось, что расследование будет вести никому неизвестная дама, приехавшая из самого Лондона. В деле об убийствах я нашла несколько документов о происшествиях.

Первое убийство произошло три недели назад.

В день убийства Люси Мэнс, которой накануне исполнилось сорок лет, возвращалась из церкви через кладбище. Луана сказала, что оно слывёт нехорошим местом, туда никто и никогда один не ходит, и уж тем более, когда ночь окутывает всё поселение, там никого не встретишь. И всё же, прибывшие на место преступления мед. эксперты и полицейские установили, что женщину, лежащую среди могил, ударили тупым предметом по голове, смерть была мгновенной. После была обнаружена пропажа золотого крестика.

   Патрик Робертсон - был убит ровно через неделю после первого убийства, приблизительно в тоже ночное время, что и Люси. Смерть наступила в результате сильного удара по голове. При осмотре тела были обнаружены две небольших ранки на левой руке, с запёкшейся кровью по краям. Также родственники подтвердили пропажу золотого перстня.

 Янош Кош, был убит таким же образом, пропажа нашлась не сразу, дочь погибшего, пересмотрев все вещи, не нашла золотой медали, которой был награждён её отец за заслуги в годы войны.

 

 Дочитав последние строки в деле, я оказалась возле порога дома Коша.

  Дочь Коша была свалена горем наповал, она жила с отцом, после того как родители развелись.

 

- Понимаю,  как вам сейчас тяжело, - сказала я ей после долгого утешения, -  хочу чтобы вы вспомнили последние дни вашего отца, для того чтобы найти преступника и вершить над ним суд.

- Да, конечно, мисс Сантас, я понимаю, - немного успокоившись, начала дочь Коша, - в тот день он был сам не свой, метался по дому, боялся чего-то не успеть, постоянно смотрел на часы и  ещё добавлял «скоро стемнеет, скоро». Потом когда он закончил свою статью…

- Простите, что закончил? – перебила её я.

- Статью, последнее время он начал интересоваться историей нашего поселения, собирал разные вырезки из старых газет, часами находился в архиве. Так вот, несколько месяцев назад, после того, как отправил свою статью в редакцию, он начал работать надследующей, в ней говорилось о какой-то легенде. Когда стемнело, он крепко обнял меня, словно в последний раз, как чувствовал…, - слезы снова залили её глаза, - и пошёл к Патрику…

- К Патрику?

- Робертсону, - ответила она.

- Третий убитый?

- Да, они познакомились задолго до моего рождения….В общем, отец не вернулся домой, я подумала, что он остался у Робертсона, уже утром ко мне пришли и всё рассказали…

 

   Настала тишина, девушка снова начала плакать. Я не стала больше расспрашивать её, у меня была вся надежда на брата погибшей Люси, к которому я уже собиралась идти, как вдруг…

 

- Мисс Сантас! – тихо сказала дочь Коша, в тишине, - я не знаю, относится ли это к делу,  но перед тем, как настал рассвет, к отцу заходил незнакомый мне лично человек. Я спала, поэтому не сильно его разглядела, запомнила только, что он был высоким и в каком-то чёрном одеянии, кажется, в плаще. Перед уходом он, кажется, что-то оставил на столе. Увидев это, отец изменился в лице, быстро забрал и переложил это.

- А что именно незнакомец оставил на столе, вы запомнили? – спросила я, держа входную дверь немного приоткрытой, так, что в небольшой квартирке на первом этаже запахло свежим, прохладным воздухом.

- К сожалению, нет, после его ухода я почти сразу уснула, а потом забыла спросить у отца.

- Если вы найдёте что-нибудь необычное или незнакомые вам  предметы, скажите мне, хорошо? Я живу в гостинице, которую держит Луана Морис.

- Да, конечно, я вам скажу.

 

   Брат погибшей Люси Мэнс, Фредерик, рассказал мне очень мало, они не общались довольно долго. Но в день убийства, она целый день находилась у него. Он рассказал, что Люси была чем-то встревожена, но говорила, что просто неважно себя чувствует. Когда стемнело, Люси засобиралась  в церковь, она помогает нашему священнику в присмотре за детьми, после войны осталось много сирот, и на пожертвования они построили небольшой приют. Но перед уходом она рассказала о пожилом мужчине, который заходил к ней домой, рано-рано утром.

 

- А он что-нибудь отдал ей? – поинтересовалась я.

- Да, откуда вы знаете? – прищурив глаза, спросил Фредерик.

- Просто предположила.

- Люси сказала, что небольшой кусочек какого-то металла, он отдал ей прямо в руки и спокойно ушёл, - чуть с недоверием ответил он, - помню ещё, что перед тем, как уйти она, кажется, взяла его с собой.

- А куда именно направился незнакомец, она вам сказала?

 

Я и Фредерик, вышли из дома, и он показал мне две дороги. Первая, по которой пришла я, и вторую, ведущую в тёмный лес, за которым виднелись верхушки  какой-то старинной постройки. Только теперь я заметила, что нахожусь на окраине поселения.

 

- Скорее всего, он отправился по этой дороге, - кивнув головой в сторону густого леса, сказал Фредерик.

- Почему вы так думаете? – поинтересовалась я.

- Думаю, его бы заметили, если бы он пошёл другой дорогой, через поселение.

- Может быть. Вы рассказывали полиции о человеке?

- Да, они всё записали, но не уточнили об этой личности ничего.

- Я вижу верхушки построения в лесу, что это? – резко сменив тему, спросила я.

- Раньше там жил какой-то человек с высоким титулом. Я этим не сильно интересовался. Но вы можете посмотреть старые записи в нашем городском архиве, я думаю, что пару слов о замке вы найдёте.

- Так это был замок?

- По-моему да.

- А что насчёт этого кусочка металла? В личном деле написано, что возле тела был найден неизвестный предмет.

- Да, я тоже об этом слышал…

- Вы видели его?

- Нет, я не был при опознании и не видел предмет.

- То есть?

- Понимаете, - немного замявшись, начал Фредерик, - мы с сестрой не были близки, я очень удивился, что она пришла ко мне, и попросилась побыть у меня до вечера. Потом, когда мне рассказали, что случилось, я не ходил в морг, её опознали соседи, жившие рядом с ней. А всё потому, что…, - он обернулся по сторонам и сказал почти шёпотом, - … мертвецы…

- Что? – переспросила я.

- Мертвецы, - продолжил он, - в наших местах, они имеют дурную славу, не такую, как у вас в Лондоне, мисс Сантас!!!! – немного прокричав последние слова, сказал он, - а мертвецы, как известно, ходят быстро!

- Но…

- Уже поздно, мисс, я бы посоветовал скорее возвращаться домой! – не дав договорить мне, отрезал Фредерик, и, зайдя в дом, сильно хлопнул дверью.

 

   На улице стояла полная тишина, прохладный ветер легко развевал волосы, что-то нашёптывая мне. На поселение опускалась ночь, полная луна освещала мне путь. Я послушалась Фредерика и повернула в сторону гостиницы миссис Морис,  но в неё мне попасть не суждено было. Когда я подошла к гостинице, то услышала позади цокот когтей по каменной дороге, который становился всё ближе и слышнее. Слегка повернувшись, я увидела, что  в нескольких метрах от меня стоял какой-то зверь, было слишком темно, и разглядеть его было невозможно, но отчётливо виднелись его огромные глаза, в которых отражалсявыходивший из окон гостиницысвет, а вдалеке виднелся какой-то силуэт.

Всё произошло за считанные секунды, громкий рык, выстрел из револьвера, мой крик в темноте…

III

 

   Я была в гостиной, когда проснулась. Очень сильно болела голова. Чувствовала что-то холодное у себя на лбу, и не сразу убрала смоченный в холодной воде платок. Минуты две пролежала на небольшом диванчике, вспоминая, как я попала в гостиную, а не в свою комнату.

 

- Как вы себя чувствуете, - произнёс, человек, стоявший  у входа в гостиную.

- Отвратительно, - произнесла я, медленно поворачивая голову, - а вы кто?

- Я…

- Лилиана! Ты уже очнулась! Как ты себя чувствуешь? – влетев в гостиную, прокричала миссис Морис.

- Голова просто раскалывается, - ответила я немного пристав с дивана.

- Это последствие лекарств, - добавил молодой человек, подойдя ко мне ближе, - как ваша рука?

- Рука? – переспросила я.

Он аккуратно приподнял рукав блузы, цвета слоновой кости, чтобы вколоть мне лекарство, и я увидела перебинтованную руку почти до самого локтя.

- Что вчера было со мной? – подскочив, в тревоге спросила я.

- Ты ничего не помнишь? - спросила Луана.

- Нет, - ответила я, смотря то на миссис Морис, то на неизвестного мне молодого человека.

- Я вчера возвращался в свою амбулаторию и  тут услышал выстрел и крик, недалеко от гостиницы. Когда я прибежал, то увидел вас, лежащую без сознания, почти сразу выбежала и миссис Морис. Мы занесли вас в гостиницу, я осмотрел рану и побежал в амбулаторию за необходимыми медикаментами…

- Хорошо, что мистер Ричард Грэйнд был недалеко! – сказала Луана, перебив молодого человека.

- Вы запомнили того, кто напал на вас? – не обратив никакого внимания на Луану, спросил он. 

- Нет, - неуверенно сказала я, после долгого раздумывания.

- Надеюсь, вам скоро станет легче, - улыбнувшись, сказал Ричард. Если вам что-нибудь понадобится, я живу через несколько домов отсюда, моя амбулатория видна из окон гостиницы.

- Спасибо большое Ричард, - тихо сказала я.

- Не стоит благодарности. Нужно быть каким-то «ЗВЕРЕМ», чтобы напасть на такую милую девушку! – с ухмылкой ответил он и вышел из гостиницы. Я слышала, как его шаги становились всё дальше и тише.

 

- А что? Ричард уже ушёл? – донёсся голос Луаны из кухни.

- Да, ушёл, - ответила я, садясь за небольшую стойку.

- И как он тебе? -  с нетерпением спросила Морис.

- Могу сказать одно, что как доктор, он просто великолепен, рука ни капли не болит, – выдержав паузу, я продолжила, - брат убитой, Фредерик, он вёл себя странно, когда увидел, что скоро начнёт темнеть.

- Думаешь, это он напал на тебя? – сказала Морис, расставляя посуду по местам.

Я попыталась мысленно вернуться на то место, и рассмотреть нападавшего, но не могла ничего вспомнить.

- Тебе лучше отдохнуть, - улыбнувшись, сказала Морис.

 

С трудом я поднялась по старой дубовой скрипучей лестнице на второй этаж. В конце плохо освещенного коридора я разглядела дверь, которая выглядывала из-за занавески. Я подошла к ней ближе, её номер был затёрт, но очертание цифры двенадцать  можно было разглядеть. Попыталась открыть, но она не поддавалась, через замочную скважину виднелось довольно тёмное помещение, которое, по всей видимости, освещало окно, находившееся вне поля зрения. Можно было разглядеть старые предметы интерьера… Неожиданно боль пронзила мою руку так сильно, что я еле удержалась на ногах. Я вернулась в свою комнату, и присела на кровать, руку всё сильнее и беспощадней жалила боль. Вспомнив о письме Ульриха и о просьбе сообщать обо всех подробностях, я достала чернила и чистый лист бумаги.

«Дорогой Винсент» начала я своё письмо, в поисках следующей фразы я водила глазами по комнате, пока он не остановился на маленьком зеркале, стоявшем на столе возле меня. В отражении виднелась кровать, возле неё лежали вещи, в которых я была вчера, на пальто были  застывшие капли крови. Рядом лежала кобура, прищурившись и присмотревшись сильней, я не обнаружила револьвера. Встав из-за стола, я полностью осмотрела комнату, его нигде не было. Раздались удары часов, стоявших на первом этаже, звук которых подпитывал мою тревогу.

 

- Где мой револьвер? – выкрикнула я, когда спустилась к Луане.

- Кто?

- Мой револьвер! – повторила я, в тревоге переворачивая вещи, находившиеся на диване.

- Я не поним…  А! Револьвер, - спокойно продолжила она, - он у Ричарда. После того, как мы тебя занесли в гостиницу, он побежал в амбулаторию и в стороне от того места, где лежала ты, он нашёл револьвер и забрал его с собой.

- Где она? - быстро  спросила у неё я.

- Кто?

- Амбулатория Ричарда!

- Через два дома от нас по левой стороне, - с улыбкой ответила она. Постой, - улыбка спала с её лица, увидев, что я ищу пальто, - ты хочешь идти туда…сейчас?

- Да, - ответила я, - чёрт! где моё пальто?

- Оно наверху, - ответила Морис очень тихо, - послушай, сейчас давно за полночь, подожди до утра, оно не стоит того!

- Во-первых, револьвер - моя защита, а во-вторых…, - мои слова перебили удары часов.

- Только будь осторожна.

- Постараюсь, - приоткрыв двери, сказала я. Выйдя из гостиницы, я чувствовала её взгляд на закрытых мною дверях.

IV

 

   Луна держала в плену всё поселение, по улицам разливался лёгкий туман. Вдалеке в районе разрушенного замка слышался вой волков, который ускорял мой шаг. На центральной улице стоял всего лишь один фонарь, сильно мигая, он привлекал к себе ночных бабочек. Вдруг кто-то или что-то пробежало позади меня, я обернулась…пустота…никого. Цокот когтей и тихий рык раздался где-то между домов. Свет от фонаря тускнел, становился всё дальше, а я всё глубже и быстрей уходила в темноту,  между домов. Цокот раздавался с разных сторон, в тумане виднелись силуэты. Страх овладевал мной всё сильнее и сильнее.

«Где эта чёртова амбулатория?» - спрашивала я саму себя. Шаги становились всё быстрее, страх  сильнее, рык всё громче. Дома повторялись, я не знала, где нахожусь и куда мне идти. Вдалеке я видела две светлые точки, которые становились ярче по ходу моего приближения к ним.

 

- Мисс Сантас? – кто-то произнёс моё имя в ночной тишине. Между домами виднелась чья-то тень. Она становилась всё ближе и ближе. Звук вытаскиваемого ножа прорезал напряженную тишину. Незнакомец приближался быстрее, а нож в моей руке сжимался сильнее. Это он! Это точно он!!!

- Лилиана? – переспросил незнакомец, подойдя ближе. Тусклый свет, исходящий издалека, очертил знакомые контуры лица.

- Ричард? - запрятав нож за спину и тяжело вздохнув, сказала я, - вы заставили меня занервничать.

- Простите, не хотел вас пугать. А что вы делаете на улице в столь поздний час? – поинтересовался он.

- Могу спросить у вас то же самое, - ответила я.

- Хм… - улыбнулся он, - я возвращаюсь от своего друга, он ушибся сегодня, -ответил Ричард, показывая рукой куда-то на окраину поселения. - Ну а вы, мисс? – с улыбкой спросил он.

- Я направлялась к вам, но заблудилась…

- Очень странно, из моей амбулатории видны окна гостиницы, наверное, туман сбил вас с толку. Чем же я заслужил визит столь прекрасной леди?

- Вчера, когда на меня напали, я выронила револьвер, Луана сказала, что он находится у вас.

- Наверное, он много значит, раз решилась выйти в такое время? - спросил Ричард по пути в амбулаторию.

- Начнём с того, что это моя защита, - продолжила я.

- А во вторых?

-… у нас на участке есть суеверие…

 

Меня остановил рык неподалёку от нас, по поселению разливался вой стаи, находившейся в стороне замка. Рык доносился из разных сторон, каждый раз становясь всё громче и невыносимее. Неожиданно настала полная тишина. Мы переглянулись,  не понимая, что происходит. Послышались шаги, которые с каждым ударом каблуков становились ближе и чётче. Чей-то силуэт направлялся прямо к нам, но находясь так далеко можно было разглядеть лишчёрное одеяние незнакомца. Я не видела лица, но чувствовала его тяжёлый взгляд на себе. Вдруг резкая боль  пронзила мою руку, на месте раны. Я схватилась за неё.

 

- Что с тобой? – спросил меня Ричард, оторвав взгляд от незнакомца.

- Не знаю, что-то с рукой.

 

Он поднял голову и посмотрел на незнакомца. Тот  словно околдовал его своим тяжёлым взглядом на несколько секунд. Посмотрев на незнакомого нам человека, а потом на меня, глаза Ричарда словно изменились. Он схватил меня за руку, и мы быстро направились по направлению в амбулаторию, оставляя незнакомца позади.

V

 

   Амбулатория  была довольно тёмной. Лишь коридоры, соединявшие большие комнаты, которые,  в свою очередь, плавно переходили в палаты, были залиты лунным светом. Зайдя, я сразу почувствовала, как повеяло холодом, Ричард помог снять мне пальто, и, не разжимая рук, мы быстро направились в полутёмный коридор. Рука давала о себе знать, но чем дальше мы находились от таинственного незнакомца, тем меньше руку одолевала сильная, режущая боль.

 

- Присядь, - сказал Ричард, когда мы вошли в комнату, больше похожую на  кабинет, - позволь мне взглянуть на рану.

Рукав блузы, на месте ранения, был в крови. Аккуратно приподняв его, он разрезал бинт.

- Сильно болит? – спросил он.

В ответ я кивнула головой.

- Очень странно. Вчера,когда я перематывал руку, рана выглядела намного лучше, она затягивалась, а сейчас всё намного хуже,  - положив на рану чистую ткань, сказал Ричард, - останься здесь, постарайся остановить кровь. Я схожу за лекарствами и за револьвером.

 

Я слышала, как его шаги становились дальше и тише. Кабинет был очень уютным, в нем было много разной мебели. Красивый стол ручной работы занимал главное место в нём, массивный шкаф с множеством книг находился слева от меня. Осмотр комнаты перебил приятный запах. Оглянувшись, я не увидела ничего такого, что могло издавать такой тонкий аромат, напоминающий цветы. Не обратив никакого внимания, я встала и продолжила осматривать кабинет. На противоположной стороне, возле окна, находилась небольшая тумба, на которой стояло множество фотографий. На них, по всей видимости, Ричард был со своей семьёй и друзьями. Было несколько фотографий сделанных в военное время, на них он был в форме. Но одна, стоявшая за большими рамками, фотография, привлекла моё внимание больше всех. На ней Ричард  был таким же, как и сейчас, рядом с ним стояла девушка, примерно моего возраста. Фотография была очень затёртой, и очень старой, так как одежда, в которой они одеты, была в моде очень много лет назад...Снова этот аромат. На этот раз он был сильнее и доносился с противоположной стороны. Поставив фотографию на место и подойдя к шкафу, я услышала аромат отчетливей, я внимательно начала осматриватьшкаф, но ничего не было. Заглянув за него, увидела что-то похожее на ручку двери, которая выглядывала из углубления в стене. Я попыталась дотянуться до нее, но расстояние между стеной и шкафом было слишком мало. Хотела его сдвинуть  с места, но заметила царапины на полу, у самого основания книжного шкафа.

   Еле слышные шаги Ричарда, идущего по залитому лунным светом коридору, заставили вернуться на место.

 

- Как рука? – войдя в кабинет, спросил Ричард.

Я приподняла ткань, которая успела пропитаться кровью, он сразу же посмотрел на рану.

- Я поверить не могу! – воскликнул он, вытирая кровь, - укус почти затянулся, когда как секунду назад она была полностью разодрана.

- Укус?

 

 Вдруг на улице раздался душераздирающий крик. Я тут же схватила свой револьвер, который принёс Ричард. Мне показалось, что он стал тяжелее, чем был, но сейчас было не до этого. Старый коридор амбулатории наполнился топотом, от двух бегущих людей.  На улице свет, исходивший от лампы, которую держал Ричард, растворялся в густом тумане. Были слышны те самые шаги, которые с каждым ударом каблуков становились тише. Я бежала на звук, пока не наткнулась на что-то.

 

 - Я еле успел за тобой, - тяжело сказал Ричард, подбежав ко мне.

 

Свет от фонаря прорезал темноту, и мы увидели на холодной каменной дороге тело молодой девушки. Подойдя ближе, я узнала черты её лица.

 

- Дочь Коша, – тихо произнесла я, - что же тебе нужно было в такой поздний час так далеко от дома? – выдержав паузу, я продолжила, - зови полицию!

 

Рассвет осветил поселение, тогда передо мной раскрылась вся картина. Рядом с девушкой находилась сумка, край которой уже успел пропитаться кровью. Шаги Ричарда и голос идущих с ним людей становился слышней. Оставив сумку, пошарив в  карманах убитой, я обнаружила в одном из них кусок металла, наверное, тот самый. Я спрятала его, но сумку мне не удалось проверить.

 

- Что здесь произошло? – спросил инспектор, накручивая длинные усы на палец.

- Как видите, убийство! – ответил Ричард на вопрос, который был задан не ему, - Четвёртое!

- А что вы оба делаете здесь? – повернувшись к Ричарду, поинтересовался инспектор.

- Мы были недалеко, - начала я, - услышали крик и…

- … и разумеется, - продолжил мою фразу инспектор, - убийцу вы не застали?

- На что вы намекаете? – вслед за ним, продолжила я.

- На то, - глаза инспектора словно налились ненавистью, - что вас послали расхлёбывать эту кашу! А вместо этого, мисс, вы разгуливаете здесь уже третий день, так и не найдя не одной зацепки!

- Как я могу найти какие-либо зацепки, если ваш участок не может, или не хочет предоставить мне факты этого дела! – не выдержав насмешки инспектора, выкрикнула я, - все улики вы изымаете и храните у себя под замком!

- Например, как эти? – ответил он взяв в руки окровавленную сумку погибшей, и достав из неё папку, - это даже не улики, а куча бумаг, можете оставить их себе! – с этими словами инспектор небрежно бросил мне её, из которой выпало что-то железное. На дороге лежал ключ ручной работы, я не успела взять его в руки, как инспектор выхватил его.

- А это, - сказал он, - серьёзная улика. Я едва успела разглядеть ключ, перед тем, как он выхватил его из рук, увидела лишь то, что номер на нём был стёрт, - поэтому именно такие улики мы изымаем и храним в нашем архиве!

- Но ведь…

- Я знаю и выполняю свои обязанности! И вам не помешало бы знать свои! – он резко повернулся к Ричарду. - Поэтому сегодня жду на своём столе заключение о смерти!

- Да, сэр, непременно, – абсолютно спокойно ответил Ричард.

VI

 

- Так что насчёт суеверия? – сказал Ричард, дописывая заключение.

- Ты о чём? – с удивленным лицом ответила вопросом на вопрос.

- До того как, мы встретили того незнакомца, ты рассказывала про суеверие.

- Да, на нашем участке так повелось, если расстаешься со своим оружием, больше чем на сутки, то тебя ждут очень большие неприятности или даже смерть!

- Интересно, и с каких это пор у вас так повелось? – с улыбкой спросил Ричард.

- После того как пропал мой отец! -  Улыбка пропала на его лице в туже секунду.

- Извини, я не знал.

- Ничего. Это моё первое дело, именно поэтому  я пошла к тебе в такой поздний час.  Я даже толком и не знаю, что мне делать, как разные сведения собрать в единое целое? И что теперь делать? Дочь Коша, наверное, шла ко мне, чтобы что-то рассказать и отдать мне этот ключ, а теперь он у этого инспектора! Черт бы его побрал!

- Не знаю, как ты с эти справишься, можешь рассчитывать на меня, чем смогу, тем помогу.

- Спасибо, я это учту.

 

На улице уже было светло, когда мы вышли из амбулатории. Ричард направился к инспектору, а я в гостиницу.

 

- Лили, это ты? – раздался голос Морис из кухни.

- Да, - крикнула я из прихожей.

- Что там произошло? Я слышала крик, но боялась выходить.

- Произошло убийство… и ты правильно сделала. Ни при каких обстоятельствах не выходи из гостиницы, когда темно, - говорила я, наблюдая, как лицо Морис наполняется страхом. Хотя я сама была испугана, всё происходило очень быстро, нельзя терять ни минуты!

 

… Тиканье стоявших внизу часов эхом разносилось по гостинице «BlackStone». Словно каплями молочной луны, свет проходил сквозь занавеску и освещал комнату. В ней было душно, был слышен запах сырости. Жалящая боль не отпускала руку, бинт на месте раны сильно пережимал руку, а голова раскалывалась. Чей-то топот, тихий, но довольно отчётливый, чьи-то голоса. Я ходила по комнате, наматывая круги, вой волков раздался около замка, посмотрев в окно, я не увидела ни амбулатории Ричарда, ни маленьких двухэтажных домов с выцветшей черепицей, из окна был виден только тёмный лес с густым туманом. Вновь руку пронзила боль, попытавшись снять бинт, я заметила шерсть, выглядывающую из-под него. Бинт был очень туго натянут, я начала рыскать в поисках ножниц, как вдруг комната стала пустой, на стенах появились трещины, всё было, как в замедленном кино. Позади меня находилось большое чистое зеркало. Я повернулась к нему лицом. В отражении я увидела себя в одежде, которую обычно носит прислуга. Сквозь белый бинт просачивалась алая кровь, рука стала менять форму, ногти стали острее, глаза поменяли свой цвет, а по всему телу выросла густая черная шерсть. Я опустила голову и посмотрела на свои руки, они превратились в огромные, массивные лапы, отличное орудие для убийства. Те самые шаги, которые были слышны минут пять назад, стали ближе. Подняв голову, в отражении я увидела женщину, стоящую позади меня, она подошла очень быстро

 

- Твоя душа останется здесь навсегда!!! – крикнула она,  держа моё сердце в своих окровавленных руках…

 

Очнувшись в холодном поту и отдышавшись, я несколько раз прокрутила сон у себя в голове. К счастью, это было не наяву. Раздумья прервал звон церковных колоколов. Я спустилась в гостиную, мне нужно было увидеть Морис, поговорить с ней, ощущение страха во сне не исчезло.

 

- Луана! – крикнула я….В ответ тишина. На кухне ни души, - Куда все подевались?

 

Когда я выходила из кухни, в поле моего зрения попал полуоткрытый небольшой шкафчик с матовым стеклом, висящий на противоположной стене. Открыв дверцу шкафчика полностью, я обнаружила ключи от всех номеров, они были такими же, как и тот, который сейчас лежит в полицейском архиве!  На отдельном гвоздике был ключ и от моего номера. В прихожей раздался звук открывающихся дверей, быстро схватив стакан и налив в него воду, я спокойно вышла из кухни.

 

- Луана! Я вас везде ищу.

- Доброе утро Лили, я ходила к своей подруге, которая живет недалеко, она привозит ткань, я иногда покупаю. Как ты? После вчерашнего происшествия все напуганы ещё сильнее, чем были!

- Всё нормально, насколько это возможно в моем положении.

- Ты какая-то бледная, точно всё нормально? – переспросила она.

- Да, просто сон дурной приснился, - не знаю почему, но рвение, с которым я хотела рассказать сон, куда-то исчезло.

- О…в этот день всем снится дурной сон.

- Что ты имеешь в виду? – мои слова перебил звон церковных колоколов, - что это?

- Сегодня праздник! Мы вспоминаем людей, которые основали наше место, всё поселение собирается около церкви, так сказать, на торжество. Хотя в этот раз, наверное, придут немногие.

- Неужели всё поселение? – переспросила я.

- Обязательно,  -  ответила Морис, одевая фартук, - интересно, сможет ли инспектор прийти?

-  А что с ним? – подняв глаза, спросила я.

- Ничего, просто он не любитель таких торжеств и очень редко появляется на них.

- Понятно, что ты делаешь? Что-то  для праздника? – перевела я разговор на другую тему.

- Каждый из жителей должен принести какое-нибудь блюдо…Ты тоже должна.

- Что должна?

- Пойти на праздник…Там и Ричард будет, - приподняв брови, с ухмылкой сказала она.

- А он-то тут причём?

- Не знаю,  мне кажется, он к тебе неровно дышит.

- Очень сомневаюсь! Тем более, мне он неинтересен, я здесь по другому поводу.

- Отец Григорий  хотел, чтобы ты пришла. Он хочет поблагодарить тебя за твою работу!

- Я ведь ничего ещё не сделала, - улыбнулась я. Луана ожидала моего ответа со светящимися глазами, - Ладно, ладно… не обещаю, но я постараюсь.

- Вот и славно, я сейчас такое испеку….

- Морис, - уверено начала я, - я что-то не могу найти ключа от своего номера, наверное, потеряла его, я оплачу новый.

- Неужели?  Постой, - она опустила глаза, - а разве я тебе его давала?

- Надо же, не помню, - притворилась я.

- О, ну конечно, вот же он! 

Луана зашла в кухню и тут же вернулась, - Держи, хорошо, что ты сейчас вспомнила.

 

Поднявшись в комнату, я взяла со стола сумку убитой девушки и достала из неё папку. В ней были разные старые фотографии, вырезки из газет. Пролистав несколько страниц, на глаза попалась фраза «Давно забытая легенда».

 

…давным-давно в небольшом городке к западу от большой земли,  жила-была красивая маленькая девочка в уютном родительском доме. И звали эту девочку Амелия. Названа она была в честь прекрасного сорта роз, которые они выращивали. В городе всегда пахло розами,  между домами бродил прохладный ветер,  унося белые бархатные лепестки в тёмный лес, из которого виднелись острые башни каменного замка. И жил в этом замке граф со своей супругой. Известен он был своей жестокостью, он очень редко выходил в город. За жизнью небольшого поселения наблюдал из самой высокой башни замка, иногда устраивал шикарные балы, но люди приходили не из уважения к нему, а из-за страха.

   На смену лету приходила осень, на смену осени холодная зима. В тот год случилось нечто страшное. Раз в несколько дней приходил огромный поезд, принося плохие вести матерям, забирая других людей на фронт. Не обошло это и семью нашей уже совсем взрослой, но ещё такой юной Амелии, забрав отца и брата её. После этого уже не было роз, больше не гулял ветер между домами и не уносил белые лепестки в тёмный, густой лес.

Долго отговаривали юную красавицу не идти к беспощадному графу в наймы! Ведь загубит он такую красоту. Но не слушала она никого, и отправилась через холодный лес к замку графа…

 

... взгляд несколько раз пробежал по последней фразе. Рассказ был не окончен, и последние страницы были вырваны. Я долго думала, глядя в окно, чем же закончилась эта «давно забытая легенда» и кому нужны были последние страницы рассказа?

С каждой минутой поселение наполнялось громкими голосами людей, жившими по соседству. Около церкви жгли свечи, издалека они были похожи на тысячи светлячков. Интересно, подумала я, что находится за той дверью со стёртым номером, вот был бы ключ! Ключ…ключ, повторила я. Ключ, который теперь в бюро, скорее всего от той двери, номера ведь у них затёрты!!! Значит, в комнате находится что-то очень важное, раз дочь Коша хотела показать мне ключ, да и в такое позднее время. Нужно достать его!

Кому нужно было всё это? И чем же закончилась та легенда? Целая куча вопросов вертелась у меня в голове, на которые у меня не было не малейшей догадки!

VII

 

Я медленно шла по направлению к церкви, пытаясь разглядеть лица в толпе около неё. В глаза мне бросилось лицо инспектора с большими усами, которые можно было разглядеть даже с такого расстояния. Неподалеку, в двухэтажном полицейском бюро погас свет. Полицейские, стоящие у входа, неторопливым шагом пошли к церкви, где уже собралось все поселение.

Свет в амбулатории Ричарда ещё не погас, его силуэт был виден в матовом окне. Я постучала несколько раз, но дверь никто не открыл, набравшись смелости и чуть-чуть наглости, я вошла в амбулаторию.

 

- Ричард ты здесь? – медленно продвигаясь по амбулатории, я прислушивалась к каждому шороху. По коридору проскользнула  тень… - Чёрт! – выкрикнула я, повернувшись к выходу, - как же ты меня напугал!...Прости, что врываюсь к тебе вот так, но мне нужна твоя помощь, ты сможешь отвлечь инспек..то..ра… Ричард, ты  слышишь меня? С тобой всё в порядке?

Он словно не слышал моего голоса, смотрел на

меня, будто видит в первые, его глаза были

такими же, как и тогда при незнакомце.

 

- Тебе лучше уйти, - сказал он тихо, с какой-то

не понятной злостью. Я быстро вышла из

амбулатории.

 

Около церкви было почти всё поселение, в

центре небольшого дворика у входа находился

красивый накрытый разными блюдами стол.

 

- Лилиана! – я чётко услышала своё имя в

толпе.

Неподалеку от меня стояла Луана, жестами

показывая подойти к ней.

- Спасибо, что пришла! Давай я познакомлю тебя с

отцом Георгием.

- Нет,Луана! Постой, давай пока это отложим.

Она смотрела на меня с тревогой.

- Что-то случилось?

- Да нет, всё нормально, просто у меня к тебе большая просьба! Мне нужно чтобы ты заболтала инспектора разными разговорами, накорми его чем-нибудь, в общем, чтобы он, по крайней мере, минут двадцать был здесь, хорошо?

- Хорошо, я сделаю, только если ты расскажешь мне, зачем тебе это.

Только я набрала воздуха для сладкого вранья, как…

- Добрый вечер, девушки, - раздался голос инспектора.

- Добрый, - в один голос ответили мы.

- Спасибо, Луана, -  неожиданно для всех выдала я, -  подойду к отцу Георгию и узнаю, что он хотел, - быстро закончив разговор, я направилась к церкви, и, не привлекая к себе внимания, покинула столь шумное мероприятие.

 

Свет становился тускнее, музыка, игравшая там, ударяясь о бледные стены бюро, терялась в переулках. Около входа всё же находились двое охранников, они стояли,как вкопанные, а их лица словно сделаны из холодного мрамора. Казалось, что они какие-то мифические существа, охраняющие великое сокровище всего человечества. Пришлось обходить бюро десятой дорогой, чтобы подойти к черному входу, который был забит досками, поросшими изумрудным мхом. Маленькое окошко в углу, не привлекавшее никакого внимания, послужило мне входом. Оно вело в  полицейский архив, в  котором чувствовался запах старой сырой бумаги. Небольшой коридорчик, находившийся чуть дальше, вывел меня в отдел улик, по крайней мере, я так думала; не зная планировки здания, очень тяжело было ориентироваться, да ещё в такой темноте. Лишь свет, исходивший от церкви, попадал на острые углы деревянных шкафов через центральное окно. В бюро было очень тихо, малейшее моё движение эхом разносилось по коридорам, поэтому обувь пришлось снять. Продвигаясь по непонятному мне пути в одних носках, я всё-таки нашла небольшой зал, в котором находились довольно большие выдвижные ящики с датами. Найдя вчерашнее число на одном из таких ящиков, я тут же принялась искать то, зачем пришла сюда. Ключ, попорченный ржавчиной, и  со стертым номером, лежал на самом дне, под кучей бумаг и фотографий, сделанных на месте преступления. Громкий удар входной двери прозвучал, как выстрел, эхом повторившийся несколько раз, голос инспектора раздался внизу. Довольно быстро я добежала до окна, через которое попала сюда. Только собравшись вылезать, я зацепила что-то.

 

- Вы слышали это? – раздался голос снизу.

 

- Дьявол! – буркнув себе под нос, я подняла упавшую стопку бумаг, на главном листе которой было написано «Неожиданная находка» и инициалы Я.К. Шаги инспектора и двух мраморных охранников приближались. Быстро выскочив в окно, я пулей побежала в лес, находившийся около бюро. Отбежав приличное  расстояние, я остановилась и отдышалась, в бюро зажёгся свет, именно там, где я была несколько секунд назад. Я достала свой ключ и поменяла бирки, теперь ключ от загадочной двери был от моего номера, а мой я спрятала в сапог. Вой стаи волков раздался неподалёку, и оставаться здесь было небезопасно. Через несколько минут я присоединилась к Луане.

 

- Слава богу! Ты здесь! – выкрикнула она, - Прости, я пыталась его задержать, но после того, как я намолола ему всего бреда, скормила две тарелки салата, он просто не выдержал и по все видимости пошёл в бюро, кстати, на которое он всё время поглядывал после твоего ухода. Ты обещала мне рассказать…

- Всё отлично, Луана, хорошо, я расскажу, но это очень серьёзно….

- Добрый вечер, мисс, - вдруг раздался до боли знакомый голос инспектора.

- Ещё раз, - повернувшись, спокойно ответила ему. Чёрт, и как он так быстро передвигается? Может, стоит вспомнить слова Фредерика?

Стоя с ехидной улыбкой на лице и двумя мифическими существами позади себя, он продолжил:

- Мне всегда было интересно, как люди могут проникать в помещения, через такие миниатюрные окошки?

- Откуда я могу знать сэр, это нужно спросить у мелких воришек,  к слову, которых в этом городке пруд пруди, и которых вы, сэр, никак не можете задержать.

- Довольно интересно! – он закрутил свои длинные усы, - Мне как раз выпала такая честь, ведь сейчас я стою перед таким мелким вором!

- Не понимаю, к чему намёк? - с легчайшим спокойствием ответила я, представляя, что сейчас мне будет крышка, представила наказание за мелкое воровство, и, конечно же, моё увольнение.

- К тому, что выверните ваши карманы, - показал он взглядом.

- Не вижу, никаких причин делать этого, - не отрывая от него взгляда, сказала я.

- Поверьте мне, - он подошёл ближе, - лучше сделайте это по-хорошему, - он стоял надо мной и сверлил меня взглядом. Видя, что я не собираюсь ничего делать, он выкрикнул «Обыскать!» Один из охранников, подойдя ко мне, растерялся и трусящимися руками дотронулся до моей руки, - Инспектор! - начал он, - ведь мы не имеем права обыскивать даму!

- Выполнять! – крикнул тот, смотря на меня таким взглядом, будто вот-вот разоблачит меня в великом преступлении.

Повернувшись ко мне, охранник посмотрел на меня взглядом, по которому было понятно, что выхода у него нет. Я выступила вперёд и демонстративно подняла руки, показывая тем самым добровольно-принудительное соглашение на обыск. Дойдя до карманов, он достал ключ!

- О да! – вставила я, - эта большая находка инспектор! Поздравляю вас!

- Почему он весь в ржавчине?

- Потому что в номере, в котором я живу, давно не было посетителей, и ключ всё это время лежал в сыром углу. Верно, мисс Морис? – спросила я у Луаны, которая всё это время наблюдала за всем этим, и не понимала, что происходит, и почему меня обыскивают.

В ответ она быстро закивала головой. Охранник опустился до сапог…И тут я уже хотела бежать или сделать что-то ещё.

- Какие-то проблемы инспектор? – вдруг раздался голос Ричарда.

- Да, и ещё какие! – ответил тот, ваша…знакомая, подозревается в краже улики!

- Ооо, ну это вряд ли, - засмеялся Ричард, - моя, как вы говорите ЗНАКОМАЯ! Всё это время находилась  около меня и веселилась, как все остальные, - он посмотрел на меня.

- Да, Инспектор, - я подтвердила слова Ричарда, и резко выдернула ключ из рук охранника, - больше вопросов не имеете?

- Нет, - ответил он с  большой раздражённостью, - больше не имею.

- Вот и отлично, - спокойно ответил Ричард, - идёмте, мисс.

 

Оставляя инспектора позади, я чувствовала, как он провожает нас раздражённым взглядом, извергая тысячу ругательств на бедного охранника. 

Мы почти подошли к красивым кованым воротам, которые всегда распахнуты перед всеми жителями деревушки, когда раздался голос недалеко от нас.

- Мисс Сантас!

Мы оба обернулись в предполагаемую сторону

- Вы уделите мне минутку? – сказал стоявший с другой стороны человек в длинной, с изодранным подолом, рясе.

- Конечно, вы отец Григорий?

- Я подожду тебя внизу, - сказал Ричард и медленно начал спускаться по лестнице, ведущей в поселение, окутанное туманом.

- Я очень много слышал о тебе, о твоей работе, есть какие-нибудь зацепки?

- Луана говорила, что вы уже очень давно служите в церкви, - я попыталась перевести разговор в другое русло, но мне не очень удалось.

- Ладно, можете не отвечать, я понимаю, это ваша работа, - слегка улыбнулся он, - хочу вручить это вам, - он взял меня своей сухой рукой и отдал мне что-то, - пусть это вас охраняет…

- Что это? - разжав руку, я увидела черный мешочек.

- Это то, что поможет тебе разузнать врага!

- В каком это смысле? – оторвав взгляд от своей руки и подняв голову, спросила я, но священник словно исчез…

VIII

 

Мы медленно спускались по каменной лестнице, ведущей в поселение.

 

- Ничего не хочешь мне сказать? – вдруг спросил меня Ричард.

- Нет, - не раздумывая, ответила я, - а должна была?

- Можешь просто меня поблагодарить, - с ухмылкой ответил мне.

- Это с какой стати? – мы медленно подходили к его амбулатории.

- Что это? – сказал он и прикоснулся к моей руке. В месте, где подворачивались рукава на моём пальто,  выглядывал небольшой кусочек зелёного мха. 

- И? – протянула я

- Слушай, я на твоей стороне, хочу помочь тебе, но для этого тебе придётся рассказать мне…

- Что рассказать? – с улыбкой поинтересовалась я.

- Для начала, зачем тебе понадобилось лезть в бюро? Ты ведь даже не знаешь, от чего этот ключ?

Несколько секунд я подумала.

- Я не могу тебе ничего рассказать, так  как ты сам очень много скрываешь о себе, - он посмотрел на меня в недоумении, - я заходила к тебе, мне нужна была твоя помощь, но ты сказал, что мне лучше уйти! И как я поняла, это был явный намёк, что к тебе не следует обращаться.

- Послушай, - резко начал он, - у меня такое иногда бывает, перепады…много дел знаешь, да и вообще…. о чем ты хотела попросить меня?

Я достала кусочек металла из внутреннего кармана, тот, который нашла у убитой в кармане.

-Мне нужно, чтобы ты сделал химический анализ этого, сможешь?

- Смогу при одном условии, - протянув руку к металлу и немного задержав её, - если я буду прощен, - улыбнулся он.

- Договорились, - ответила я, отдавая ему металл.

 

 

- О чём вы говорили? – спросил он, заваривая чай.

- С кем? – не поворачиваясь к нему, спросила я, разглядывая фотографии.

- С отцом Григорием.

- Да так, поблагодарил меня за то, что делаю, - вдохнув запах чая, я присела за стол, - так что, расскажешь мне немного о себе, или придётся узнавать о тебе из других источников?

- Собираешь сведения обо мне? – прищурился Ричард.

- Может быть, - выпив немного ароматного чая,  почувствовался странный вкус, горький, но в тоже время сладкий в конце, - необычный вкус.

- Да, есть немного,  я к нему уже привык, это была роскошь на фронте.

- Долго ты там прослужил?

- Не очень, это очень длинный и к тому же нудный рассказ.

- А ты случайно не шпионом был? – прокатился лёгкий хохот, - из тебя ничего невозможно вытянуть!

 

Мы просидели около получаса на кухне, трепались по мелочам, но всё же, он настораживал меня, я ему не доверяла, он что-то недоговаривает. Хотя, с другой стороны, он выручил меня. Странно, когда человек никогда ничего о себе не рассказывает, всегда уходит от ответа. Хотя, может он просто не хочет ворошить прошлое.

 

- Открой, пожалуйста, окно, - попросил меня он, когда мы вошли в лабораторию. Она была обставлена разными установками, на которых были колбочки разных форм и размеров. Когда я открыла окно, в комнату зашёл прохладный поток холодного воздуха, сквозь тишину был слышен стук колёс набиравшего скорость поезда.

- Интересно, как он обыскивал тебя, что нашёл только ключ в твоём кармане.

- Он с трудом прикоснулся  ко мне, даже не знаю, почему инспектор сам не обыскал меня! А я смотрю, ты любитель фотографии, - я рассматривала фото, стоявшие на подоконнике.

- Да, в детстве папа подарил мне фотоаппарат, он был очень большой по  сравнению со мной. Поэтому, далеко я никогда с ним не мог пойти и фотографировал только свою семью на заднем дворе, - отвечал он, обрабатывая металл каким-то раствором, - очень похоже на золото, минут через 5 узнаем.

- Это точно не золото!

- Почему ты так уверена?

- У меня аллергия на него.

- А на серебро?

- Почему ты вдруг спросил?

Ричард промолчал в ответ, сделав вид, что не услышал вопроса.

- А это что? – я показала на фото, где ему было лет 12, на рамке фотографии висел браслет с красивыми блестящими камнями.

- Мы жили недалеко от озера, у берега всегда было много разных камней, эти блестящие очень редкие, мне нечасто удавалось их найти. А эти, что на браслете, я собирал очень долго, мне казалось, что с каждым найденным камнем, я приближался к какому-то сокровищу…Это очень ценная вещь для меня, даже через столько лет! – с гордостью говорил он, - теперь твоя очередь.

- Чего именно?

- Я рассказал тебе о себе, теперь рассказывай ты, - и, повернувшись ко мне, ждал какую-то историю из моего детства.

- Что ж, ладно, будет тебе история! Когда мне исполнилось восемь лет, мы с друзьями залезли….

 

Вдруг металл очень сильно зашипел, вокруг него образовался дымовой занавес, комната наполнилась странным запахом, напоминавшим кровь, раздался громкий треск, шипение медленно уходило на убыль, дым потихоньку начал рассеиваться. Ричард, закрывший меня собой, подошёл к столу, аккуратно приподнял кусочек металла, изменивший свою форму.

 

- Что это было? 

- Этого не может быть, - он с удивлением рассматривал деформировавшийся предмет, - я думал, что этот металл уже давно исчез!

- Так, что это? – переспросила я, смотря на Ричарда, который рыскал около шкафа, в поисках какой-то книги.

- Этот металл был найден около трёхсот лет тому назад, и приобрёл большую популярность, -раскрыв книгу с красивым переплётом,  он процитировал, - известно, что при соприкосновении с разными жидкостями он менял цвет, а иногда изменял форму. При этом весь процесс сопровождался металлическим запахом, очень часто похожим на кровь, из-за чего его и прозвали «кровавое золото» - захлопнув книгу, он посмотрел на меня.

- Как он оказался здесь, если давно исчез?

- Я не знаю, - ответил он, - что-то не сходится. Уже около ста пятидесяти лет не обнаруживали этого металла. Раньше он ценился даже больше чем золото и некоторое время он служил разменной монетой среди малых поселений.

- Интересно, почему убийца забирал золотые предметы у жертв, и оставлял около них «кровавое золото»?

- Может быть, это оплата? – предположил Ричард.

- Плата за что?

На улице раздались радостные крики, смех, свист запущенного салюта в темнее небо, который окрасил в яркие цвета серые скучные дома.

- Спасибо, что помог мне, Ричард, - я резко почувствовала какую-то усталость, - мне пора.

- Позволь мне проводить тебя, - уверенно сказал он.

- Конечно, - неохотно согласилась я, забрав металл с собой.

Салют освещал всё небольшую улочку, по которой  мы шли.

- Я постараюсь что-нибудь разузнать про  «кровавое золото», всё это очень необычно.

- Благодарю, но, пожалуй, это лишнее, ты мне очень помог, остальным я займусь сама.

Мы подошли к гостинице, и наступила какая-то странная тишина, которую рассеяла, как всегда вовремя пришедшая Луана.

- Ааа, г-н Ричард! – подвыпившим голосом сказала она, - я очень рада вас видеть! А что это мы стоим? Проходим, проходим в гостиницу! У меня есть бутылка лучшего виски в округе! Нет, лучшего виски в мире!

- Судя по голосу и походке мисс Морис, праздник удался на славу! – он указал  на толпу около церкви, которая расходилась по домам, - я рад бы остаться, но у меня ещё куча дел, в которые входит помощь красивой девушке в её нелегком деле! – прищурив глаза, улыбнулся он мне.

- Это ты что? Про меня? – сказала Луана, быстро захлопав ресницами.

- Нуо ком же я ещё могу сказать, как не о вас, - перевел взгляд на Луану и крепко обнял её.

- Доброй ночи Лили, - уходя в темноту, тихо сказал он.

IX

 

Не успев закрыть дверь на засов, как из кухни  донося грохот старых, покрытых столетней  пылью, бутылок. Часы, стоявшие недалеко, всё так же безмятежно отчитывали моё время, проведенное здесь. А камин с жадностью пожирал дрова.

- Раньше он был другим, - послышался голос

Луаны из кухни.

- Кто? – оторвав взгляд от огня, переспросила 

я.

- Ричард. Я помню его

Совсемне таким, - выходя из кухни,

Луана предложила мне немного виски

янтарного цвета.

- И что же ты помнишь? – присев намягкое

кресло, я ожидала, наконец-то, хоть

какой-нибудь истории про него.

- Не буду томить тебя рассказами о его детстве,

 но хочу предупредить  тебя, берегись! Берегись

его! Я вижу, что между вами происходит, и я вижу,

что история повторяется…

- Какая история, о чем ты?

- Начну с того момента, когда он был

помолвлен, - после небольшой паузы, начала она.

- Помолвлен? Интересно! Он про это не говорил,

хотя, что это я, из него ничего невозможно вытащить.

Рассказывай!

- Через несколько недель должна была состояться свадьба,

но после одного вечера всё изменилось.

Я была вся во внимании, Луана заинтересовала меня настолько сильно, что я не слышала треска дров в камине, воя волков у развалин, а слышала только её голос.

- Однажды он вернулся домой, почти на рассвете, он был ужасно напуган каким-то событием. Весь в ссадинах и царапинах, он так и не признался, что случилось с ним, и где он был всё это время. На следующий день они расстались, отменили свадьбу и именно с тех самых пор  он ведёт себя очень странно. Довольно часто ходит в соседнее поселение, до него около двадцати километров, но он преодолевает это расстояние довольно быстро…

- Откуда ты знаешь такие подробности? – поинтересовалась я.

- Его невестой была моя дочь!

- И…и как она тебе всё объяснила?

- Я знаю лишь то, что рассказала тебе. Вернувшись домой, она собрала все свои вещи  и уехала

- А Ричард? Вы с ним в хороших отношениях, я и не подумала бы, что вы…

- Враги? – Луана закончила мою фразу. Я кивнула в ответ.

 - Поначалу я ужасно злилась на него. Через несколько дней он пришёл ко мне, попросил прощения, к моему удивлению, и попросил разрешения быть моим другом, и ещё попросил никогда не поднимать данную тему.

- И что дальше?

- А дальше ничего, с того самого момента прошло 2 или 3 года. Сначала я ждала чего-то или какого-то поступка, но ничего не происходило…

 

 

Алкоголь одурманил меня. Виски был крепким, я чувствовала, как он разливается по моим жилам, отравляя каждую клетку моего организма.

Пожелав доброй ночи хозяйке, я поднялась в свою комнату, которая была освещена источником извне. Из окна амбулатории исходил почти ослепляющий свет, Ричард был там, сидел за столом. Тут на сцену взошёл новый, до сих пор невиданный раньшеперсонаж. К выцветшей зелёной двери амбулатории, не торопясь и хромая на правую ногу, подошёл человек, одетый в какие-то лохмотья. Хоть свет в окне был ярким, между зданиями всё равно была тьма. На стук в дверь Ричард отреагировал молниеносно. Отворив их, они долго о чём-то разговаривали, я подошла ближе к окну и сверлила незнакомца взглядом. Как вдруг незнакомец прервал разговор и резко повернулся в мою сторону. Меня невозможно было увидеть за занавеской,  это было очевидно! Настала тишина, сквозь которую я почувствовала чьё-то тяжёлое дыхание за моей спиной вперемешку с неописуемой вонью. Повернувшись, я увидела силуэт, стоявший в нескольких метрах от меня, с обожженной прогнившей кожей… 

Я очнулась в своей постели, с чувством сильной тревоги, сердце бешено колотилось, и я не могла вспомнить окончание вчерашнего дня. Глаза жёг солнечный свет, проходящий через белоснежную занавеску. Впервые за эти дни  солнечный свет посетил долину. Столетний виски давал знать о себе даже попроисшествии ночи. Голова трещала по швам в буквальном смысле. Ко мне постепенно стали приходить обрывки вчерашнего вечера, и я вспомнила того незнакомца у дверей, было ли это взаправду? И это моя разыгравшаяся фантазия даёт о себе знать? Нужно разузнать об этом у Ричарда, посмотрю на его реакцию! И всё же, думаю, стоит прислушаться к словам Луаны! Не стоит ему доверять.

На столе лежал мешочек, подаренный мне на канунеотцом Григорием. В нём находился крестик, выполненный мастерами вручную. Я нее испытывала симпатии к таким вещам, но мне ужасно хотелось рассмотреть каждую его деталь. Но, как только я взяла его в руки, почувствовала сильное жжение на ладони, швырнув его в сторону, я завыла от невыносимой боли! Немного подождав, пока боль станет не такой сильной, и разжав кулак, я увидела сильный ожог на ладони в форме креста.

 

- Да что же происходит в этом проклятом месте?! – не выдержав,  крикнула сама себе. Наверное, именно в этот момент я, наконец, осознала, что дела обстоят куда хуже, чем мне казалось, что нужно выяснить всё как можно скорее и убираться отсюда!

Приводя себя в порядок, я потихоньку стала одеваться, обожженная рука замедляла все мои действия.

- Я.К. – вдруг подумала я, - что это за буквы? Я.К. …Я.К. – я опустила взгляд, на меня нашли недавние воспоминания, - список, тот, в участке, который я перевернула, там были написаны эти две буквы или…может, это не буквы, а инициалы? И ещё тот ключ, который несла мне дочь…дочь ЯНОША КОША! Поскорее одевшись, я вытащила ключ, пролежавший в сапоге всю ночь, и уверено направилась в ту самую комнату, находившуюся в конце коридора. Замок давно не открывали, поэтому пришлось приложить немало усилий, после которых дверь поддалась мне.

Комната была в серых тонах, все предметы были покрыты большим слоем пыли, как холмы, укутанные снежным одеялом в зимнюю пору. Я вошла в нее, чувствовалась напряженная тишина, которую не мог разрезать ни один звук, даже мои шаги были едва слышны.

Не успела я сделать несколько шагов по комнате, как в глаза мне бросилось алое свечение, исходившее от небольшой папки, стоявшей на полке. Чем больше я срывала паутины, которой она была опутана,  тем насыщенней и ярче становился её цвет. На яркой обложке было написано «Граф».

 

«…он и его жена, поселились совсем недавно, но этого хватило, чтобы по поселению поползли страшные слухи о том, что Граф, живущий здесь, совсем недавно был на поле боя в роли командира. О том, что он не щадил никого, о том, что лучше было погибнуть в сражении, чем попасть к нему в плен…   »

 

Следом шла другая статья,  больше она напоминала чьё-то наблюдения, словно это были отрывки из дневника.

 

«12 ноября 1770 г.

…сегодня, от безысходности, мне пришлось идти работать кучером к Графу, недавно поселившемуся здесь. Многие боятся его, и я боюсь, но у меня нет другого выбора, либо я останусь у Графа, либо меня заберут на фронт!...»

 

«16 ноября 1770 г.

…около месяца я нахожусь на служении у Графа, но так, ни разу и не увидел его. С самого утра я на ногах, работать здесь очень тяжело, и ещё, сегодня  Граф пожелал отправиться на поле боя, которое стоит в тишине несколько дней…после 11 часов в пути я был вымотан и еле держался на ногах. Когда мы прибыли к назначенному месту, меня парализовало от ужаса! Это было жуткое зрелище! Вонь полуразложившихся тел исходила со всех сторон! Части тела были повсюду! Иногда слышались стоны умирающих! Нас было трое, мы сошли с возницы и прямо перед собой я увидел Графа. У меня замерло сердце при виде его глаз! От неожиданности, я пробормотал что-то вроде «Мы на месте» но он ненадолго задержал свой взор на простом кучере. Заняв место около узды, он приказал, искать живых…поиски заняли несколько часов, после сего мы привели к нему четверых, еле дышавших людей. Граф даже не повернул головы к нам, лишь холодно проговорил «Садитесь, я буду управлять лошадьми».

Узды были в его бледных руках. Мы мчались со скоростью стрелы. Буквально за несколько часов мы были около замка. Конюх начал расспрашивать его о том, как он это сделал? От того они удостоились лишь оскорблённого, такими расспросами, взгляда. Приказав привести спасённых в порядок, он зашёл в замок и на протяжении всего вечера я не видел его…»

 

«18 ноября 1770 г.

… Граф приказал забрать мешки с требухой, лежавшие на заднем дворе. Двое конюхов были даны мне в помощь. Мешки были ужасно тяжёлыми. Было велено скинуть их в небольшой овраг, возле шахты «Breathntwill». Когда мы начали сгружать последний мешок, он зацепился за острый край телеги. Возле нас лежало огромное количество требухи, среди которой находилось бездыханное тело, одного из четверых солдат, которых мы привезли позавчера. Оба конюха упали на колени и начали креститься!

Я напуган! Ужасно напуган! Боже! Помоги мне! Спаси меня от этого страшного человека!»

 

«21 декабря 1770 г.

… в замке очень холодно, я не могу скрыться от холода ни в одной комнате, даже сидя у огня, я не чувствую тепла. Я не могу забыть того случая с солдатами. Помню, как на следующий день после того когда мы вывозили мешки, Граф приказал зайти к нему. Я был весь в оцепенении, идя по длинным коридорам мрачного замка. Подойдя к двери, я вошёл не сразу, она была приоткрыта. Граф не видел меня, пока я наблюдал за ним. С жадностью он разрывал белый хлеб на равные куски и смачивал их в чем-то, а после с удовольствием поедал всё. Он словно почувствовал, что за ним кто-то наблюдает, и, не поворачивая головы в мою сторону, он жестом подозвал меня к себе. Разговор начался не сразу, а лишь после долгого осмотра меня с ног до головы. Он говорил о том, что ему нужна прислуга. Его жене, о которой я знаю очень мало, скучно в окружении одних мужчин, да и лишние руки в таком огромном замке не помешают.

Приказав унести кушанье, я увидел, в чем он смачивал хлеб…это была кровь! Я чуть не уронил поднос, когда осознал это! Придя на кухню, я очень долго обдумывал, что теперь мне делать? Как поступить, я боюсь его! Может, мне стоит бежать? Внизу раздался нежный голос неизвестной мне леди, а за ним скрипучий голос дворецкого, после которого я спустился вниз и увидел девушку невиданной красоты…»

 

Что был за человек, писавший это? Я немогу здесь больше оставаться. Нужно выяснить кто такой Граф, уж больно часто его упоминают в записях. На ладони не осталось ни следа от ожога. Что хотел этим сказать отец Григорий? Распознать врага, говорил он. Невольно, мне вспомнилась картинка из книжки Братьев Гримм, отец всегда оставлял её на самой верхней полке. Что бы я не могла дотянуться. «Маленькая ты для этих рассказов», говорил всегда он мне. Но я находила способ прочитать её. Так вот, вспомнила я про серого волка, и вспомнила сон, приснившийся мне недавно. Вспомнила шерсть, выглядывавшую из-под бинта. И, да! Вспомнила! Зверь! Большой, зверь напал на меня тогда! А что, если? А что, если и я теперь тоже? Серебро! Почему Ричард спросил именно про серебро? Всё не просто так, я уверена! Если серебро подействует на него таким же образом, как и на меня! Тогда я уверена,что он не тот, за кого себя выдаёт!

Я мало верила в превращение людей в других существ, но именно это убеждение твердо и неоспоримо укоренилось во мне.

X

 

Купол церкви был словно вторым солнцем. Отбивая яркие лучи раскалённого солнца, он, наверное, был виден за сотни километров. Внутри было тепло и уютно, иногда шёпотом из разных сторон доносились обрывки ветхих текстов. Прихожанин, узнав кто я, без всяких лишних расспросов провёл меня в названное мною место. Он рассказал мне, как устроен порядок архива и тихо удалился. Винсент Ульрих в своих письмах упоминал о том, что это, пожалуй, единственный архив в котором хранятся записи трёхсотлетней давности. Первое,с чего я начала, так это с поиска сведений про человека, которого в записях именуют Графом.

Говорилось о его происхождении, несколько строчек были адресованы его детству, его юношеству, и, разумеется, военной карьере. В 1667 году он приобрёл небольшое поместье на окраине этого поселения. После чего начали происходить странные, разного рода  происшествия, иногда объяснить которые не мог никто. В течение последующих четырёх лет, Граф посвятил себя реставрации купленной недвижимости, наняв рабочих, он сам руководил строительством и возведением трёх неописуемой красоты башен, возвышающихся над густым лесом. Далее рассказывалось о его супруге, имени которой никто не знал. Женщиной она была невыносимой, в праздничные дни, когда Граф устраивал шикарные балы, он позволял ей выйти в свет в своих наилучших нарядах. Но каждый, к которому она намеревалась подойти, невзначай отворачивался или просто игнорировал Графиню. Её это жутко возмущало, но, пожалуй, и сам Граф при виде своей супруги, пытался скрыться среди танцующих. Была она ужасно ревнива и из-за этого случилась однажды история…

- Господи! – тихо высказавшись себе под нос, и, пытаясь найти продолжение истории, на обратной стороне записи я обнаружила инициалы Я.К. – Янош! Ты издеваешься? Есть хоть одна твоя дописанная история? – но не получив ответа, я  продолжила свои поиски. В отрывках из дневников неизвестного человека, проскальзывало название шахты «Breathntwill». Вероятней всего, записи такого рода были на другой стороне архива, подойдя к противоположной стороне, я ощутила нечто странное в районе висков - невероятную боль, словно в мою плоть медленно вонзали тонкую иглу. Несколько минут я сидела за большим столом, оперев голову на руки, и не думала ни о чём, боль была очень пронизывающей, но с каждым ударом в виски, боль начала уменьшаться. Постепенно я пришла в себя. Все мысли были перепутаны, повернувшись в сторону окна, я увидела тот самый замок, о котором читала только что. Медленно мой взор перешёл ниже, и  я увидела Ричарда,идущего в сторону церкви. Я не хотела, чтобы он знал, где я нахожусь, поэтому я быстро нашла сведения о шахте и сунула их себе в пальто, решив почитать о ней чуть позже. Решив отвлечь  внимание, я быстро написала два письма Винсенту, по несколько строчек в каждом, ничего важного в них не отмечая.

На пороге гостиницы, куда я шла в скорее после посещения архива, меня встретил Ричард.

 

- Где ты была? – грубо бросив мне вопрос, он смотрел на меня, как тогда, в амбулатории, его взгляд был мне чужим.

- С какой стати тебя стало интересовать моё местоположение? – не останавливаясь, ответила ему.

- С такой, что ты бродишь по улочкам, по которым, возможно, только что проходил убийца! И ты одна, без всякой защиты! – сменив курс, он пошёл за мной.

-  Во – первых, мне не нравится твой тон! А во – вторых, если ты не забыл, я здесь именно по этой причине! Ненормальный бродит по улицам и убивает людей, забирая при этом золотые украшения и оставляя куски «кровавого золота», словно смеясь надо мной, над моей неспособностью найти или догадаться, где он скрывается! Думаешь, я здесь приятно провожу время?

- Нет, - после моей речи, тихо произнёс Ричард, - я хочу помочь тебе, и я просто хотел узнать, где ты была!

- Если ты хочешь помочь мне, - начала я легче, словно  и не было этого напряжённого момента, - тогда отнеси эти письма на почту, они для Ульриха. У меня не было времени, а в них содержится то, о чём я знаю.

- Хорошо, я отнесу их, - взяв эти письма, он пристально разглядывал меня, а потом повернул в сторону почты.

«Зря я завела с ним дружбу!» - сказала я сама себе.

 

Часы пробили ровно четыре, у меня было достаточно времени изучить всё о заброшенной шахте до начала темноты, и проложив свой курс в сторону замка, неторопливо направилась туда.

«Breathntwill» была единственной шахтой в этом городке, и единственной, где люди ничего не могли заработать. Она была основана в 1770 году, молодым человеком, жившем недалеко от неё.

Искали золото, но безрезультатно,  если добыча достигала несколько граммов в месяц, это было чудо! Только тогда шахтёры могли обеспечить свои семьи, но бывало совсем худо. Несколько месяцев долбёжки подземных руин ни к чему не привели, и рабочие попросту оставили идею найти там хоть что-то стоящее. Именно в этот момент к основателю шахты пришла идея, с помощью которой он сможет удержать её «на плаву». Он знал, что Граф, который недавно закончил реставрацию своего поместья был богат и, что в доме наверняка найдется уйма предметов из чистейшего золота. Пообещав рабочим, что всё ещё впереди и что не нужно опускать руки, а продолжать работать, сам он по ночам прогуливался в окрестностях замка. Заглядывая в огромные окна, изучал план поместья, готовясь нанести ночной визит и вернуться с чем-нибудь золотым, затем, раздробив «это» на куски, закопать в глубинах шахты, а потом по случайности найти ценный клад.

Не знаю, зачем я шла на заброшенную шахту, что я там собиралась найти? Но в итоге это и привело меня к разгадке всего, что происходило в этом поселении!

Я шла довольно долго, в лесу было на удивление тихо, я постоянно оборачивалась, словно хотела увидеть кого-то, меня не покидало чувство слежки за мной.

Когда приблизилась к оврагу, я подумала, что это тот самый, о котором говорилось в записях. Значит, неподалёку должна находиться шахта. Мои предположения подтвердились, я находилась прямо перед ней, освещенной лучами алого заката. Вывеска с надписью «Breathntwill», когда-то украшавшая вход, лежала перед моими ногами покрытая мхом. Я почувствовала чьё-то присутствие, но никого не было, начав осмотр шахты, я не обнаружила ничего интересного. У входа я чувствовала лёгкий ветерок исходящий изнутри, и словно чей-то голос. Я подошла ближе голос усилился, попытавшись сделать ещё несколько шагов, раздался треск досок под моими ногами,  и, пролетев несколько метров, я оказалась глубоко под землёй.

IX

 

Я словно была там, я видела всё как во сне, но не видела лиц.

 

 

… - Амелия, - тихим и нежным голосом ответила девушка на вопрос дворецкого, - я думала, может в этом большом замке найдётся работа для меня.

- Вы как нельзя кстати, - ответив вместо дворецкого, я спустился к ним, - как, вы сказали, вас зовут?

- Амелия, - не уверенно сказала она, - я помню Вас, вы жили недалеко от меня

- Да, верно, – вдруг на меня нахлынули воспоминания, ваша семья разводила розы, кажется.

- Да.

- Дворецкий, вы можете быть свободным, я поговорю с девушкой и сообщу Графу, - проводив её в свою скромную обитель и усадив ближе к огню, мы продолжили разговор, - что привело тебя в этот замок?

- Из нашей семьи остались только я с матушкой, она очень больна и обязанность кормильца семьи я взяла на себя. Это единственное место, где я надеялась найти хоть какую-то работу, любую, самую грязную или самую тяжёлую. Мне нужна любая, за которую мне будут платить.

- Я понимаю тебя, понимаю твоё положение, но не стоит тебе здесь работать, не стоит тебе связываться с этим ужасным человеком, он очень жесток, он может сделать с тобой всё, что он пожелает. Он ещё не знает о твоём присутствии, поэтому я дам тебе совет, не вмешивайся сюда, найди другую работу, где угодно, но только не здесь, здесь ты найдёшь только боль и страдания…

Дверь в мою комнату приоткрылась, и мы оба увидели Графа. Его глаза смотрели на юную девицу, не отводя их, он спросил  низким голосом:

- Что здесь делает такая юная душа? Это твоя родственница?

- Никак нет, Граф, - вдруг ответила девушка на вопрос, задан который был вовсе не ей, - я из ближайшего поселения, я пришла, чтобы работать в этом красивом и загадочном замке.

- Вот как? А что, если тебе придётся таскать груду грязных вещей целыми днями? Ни на минуту не приседая для отдыха, что, если тебе придётся выполнять всю грязную и тяжёлую работу?

- Именно за этим я здесь, - коротко ответила девушка, опустив глаза.

- Как жаль, что такое юное создание будет терять молодость, такую красоту в этом сером, холодном месте, - с этими словами он пошёл к ней, и взял её нежную руку в свои дряхлые и наверняка холодные руки, - ну что же, раз ты готова к таким трудностям, значит, пусть будет посему.

- Да г-н Граф, - ответил я смотря в пол.

- Непристойно такому созданию почивать в таких местах. Её комната будет этажом выше. Завтра вы всё ей объясните все обязанности, и она приступит к своей новой работе.

 

С этими словами он удалился. Я показал ей её комнату и пожелал доброй ночи, она немного дрожала от холода, я посоветовал ей тепло одеться и расположиться как можно ближе к камину, который, к слову, был намного больше моего.

Первые недели были очень тяжёлыми для неё, я помогал ей, как только мог, заканчивая свою работу, я мчался к ней. Довольно быстро мы стали намного ближе, чем друзья, но как я потом понял, так думал только я. С её появлением, замок словно преобразился, в нем стало намного теплее и светлее, даже на лице Графа проскакивала улыбка при виде её. Я не придал большого значения этому, а,наоборот, был рад тому, что Граф открылся мне с другой стороны. Но тот случай с солдатами сразу перебивал все радужные мысли насчёт него. Замок расцветал на глазах, вокруг него появились цветы, холод сменился приятным теплом, лишь ревнивая жена Графа была черным пятном на фоне изменившегося замка. Каждый день она находила повод упрекнуть Амелию в чём-то, например, что она не справляется со своей работой. Жаловалась Графу, что она бесполезна в этом замке и что она им больше не нужна. А Граф, как ни в чём не бывало, смотрел на Амелию влюблённым взглядом и отвечал жене, что та сама хотела прислугу и что теперь пусть не упрекает её ни в чём. Разумеется, она не могла оставить всё так, как есть. На моих глазах Граф преображался  возле Амелии, был добр и ласков с ней. Вскоре всё это привело к страстной любви, вспыхнувшей между ними.

Я ничего не мог сделать, как только я не уговаривал её оставить всё это, сколько слов, касающихся моей любви к ней, было потрачено впустую. За душой у меня ничего не было, всё, что я мог предложить ей, это бедную и скудную жизнь со мной. Но моя любовь грела бы нас двоих. Но она не слушала меня, отбрасывала все мои слова, она отталкивала меня.

Вечером, после очередного тяжёлого дня, ко мне подошла Графиня и приказала отвести её в ближайшее поселение.

 

- Об этом не должен знать Граф, - сказала она, садясь в карету.

 

Если бы я знал тогда, куда я везу её, и к чему это приведёт впоследствии, я бы убил её без всякого сожаления!

Через четверть часа мы были у какого-то заброшенного дома, из которого вышла красивая женщина с тёмными волосами, были сумерки и я разглядел совсем немного. Слышал, что они шептались о чём-то, иногда проскакивали отчётливые слова: сердце, проклятое золото и т.п. После чего она отдала графине свёрток бумаги, пузырек с жидкостью и что-то металлическое, что-то острое, и жестами указала, на каждый палец Графини.

Вернулись мы очень поздно, Графиня возвратилась в свои покои, а я пошёл распрягать коней. После нескольких часов я зашёл в комнату Амелии, её там не было. В замке стояла странная тишина, наверху я услышал тихие шаги и поднялся на два этажа выше. Идя на шум, я приближался к покоям Графа, дверь в них была приоткрыта, сквозь которые я увидел то, чего уже давно ожидал. Амелия находилась в объятиях Графа, он показался мне довольно счастливым человеком, после чего она рассказала ему о своих чувствах, о том, что теперь он смысл её жизни, о том, что она и не надеялась найти своё счастье здесь. В ответ обнимал её с нежностью, говоря,что он не надеялся завоевать любовь такой прекрасной девушки, как она. Я опустил глаза, зная, что она никогда не будет моей и что теперь мне не стоит оставаться в этом замке,  я должен уйти и смириться. Я развернулся и сделал пару шагов, как в комнате раздался крик Графини, вошедшей к ним.

 

- Как ты мог? – кричала она, - ведь Я! Я, любовь всей твоей жизни! Ты клялся мне! А что теперь! ЧТО?  Ты покидаешь меня?

- Успокойся! – крикнул он в ответ.

- Успокоиться? Ты говоришь мне успокоиться? Я буду спокойна тогда, когда её плоть будет гнить в земле!

 

Всё произошло настолько быстро,когда я вбежал в комнату, всё было уже кончено. Граф был забит в углу комнаты, корчась от боли, его крики можно было услышать за тысячу километров, его лицо разъедала кислота. В одной руке графиня держала тот самый пузырёк, из которого была выплеснута жидкость. А в другой, окровавленной руке, человеческое сердце. На конце каждого пальца были надеты металлические, заточенные под огромные когти, наконечники, которые дала ей та женщина. А возле её ног лежало бездыханное тело моей любимой Амелии. Только тогда я понял, что Граф кричал вовсе не из-за адской боли, которую причиняла кислота.

Я не верил своим глазам! В тот момент, когда Граф с трудом пытался встать, его благоверная жена, произносила различные слова непонятного мне рода! И тогда, на моих залитых слезами глазах, произошло нечто! Сердце, с которого струилась алая кровь, мгновенно превратилось в кусок золота, при этом оставляя черты человеческого органа!

 

- Теперь это проклятое золото!!! И отныне каждый присвоивший хотя бы кусочек, будет проклят на всю жизнь!!! – с этими словами она выбросила золотое сердце в открытое окно!

 

Наконец встав на ноги, Граф криком приказал мне сейчас же найти сердце и принести его сюда. Я выбежал из комнаты, не осознавая, что произошло, спускаясь по лестнице, я услышал душераздирающие крики Графини, но я не остановился не на минуту, мне было жаль её, но будь я на месте Графа, я поступил бы так же.

На улице царила ночь, я побежал в сад, как раз над ним находились покои Графа. Я рыскал очень долго, земля была рыхлой, я утопал в ней. Не найдя ничего, я обошёл весь замок, но безрезультатно. Понимая, что мне грозит в случае, если я не принесу ему сердце, я решил бежать! Бежать, как можно скорее! Тем более, он не видит меня сейчас! Мрачный замок, который совсем недавно был таким уютным и тёплым, удалялся от меня с большой скоростью, а тёмный густой лес приближался ко мне. Я бежал долго, без остановок и только когда сквозь мрак прорезались первые лучи бархатного рассвета, я решил остановиться и немного передохнуть. Не чувствуя ног, я рухнул на сырую землю, я думал куда мне идти, к кому податься, всё, что у меня было осталось в замке. Повернув голову в направлении замка, я увидел огромного волка бегущего ко мне с неистовой силой и мощью. Я сорвался с места и побежал, но с каждым разом, когда я поворачивался, волк был всё ближе и ближе. Споткнувшись об корягу, я упал на камни, и весь удар пришёлся на мою голову. Волк приблизился ко мне, и меня покинули силы. Очнулся я в замке, в тёмной комнате, которую освещала небольшая свеча, чувствовал, что ещё немного и моё сердце вырвется наружу. Чувствовал, как холодный пот скользил по спине. Моя нога была перебинтована, я потянулся к ней, мои движения остановил грубый голос Графа.

 

- Ты хотел покинуть меня? Не так ли?

Я молча, со страхом всмотрелся в темноту и увидел глаза и его обожженное лицо.

- Все, кого я знал и любил, покинули меня. Но тебе я сделать этого не позволю, теперь ты останешься со мной навеки.

- Нет, - с трудом выговорил я, - я никогда не буду служить такому человеку, как ты, ты погубил её, дьявол! Ты мог защитить её!

- Будешь служить, - словно он не услышал последних слов, - теперь у тебя нет выбора, я обратил тебя в дикого зверя, теперь я твой хозяин, и стоит мне пожелать что-то, как ты это выполнишь, даже против своей воли!

- Ты! – я округлил глаза, - так это ты был в лесу!!!

Х

 

Земля была холодной, по моим пальцам что-то пробежало, наверное, от этого я очнулась, наверху уже давно стемнело, я была одна в какой-то яме. Я чувствовала, как мои зрачки расширились, пытаясь ухватить как можно больше света.

 

- Лили! – кто-то наверху крикнул моё имя.

- Эй!!! Я здесь! – в отчаянии закричала я.

- Лили! – голос становился ближе.

- Я здесь!

 

Наконец я услышала, шуршание листьев и треск сухих палок, наверху. Свет становился ближе.

 

- Эй! Ты слышишь? Я здесь!

- Господи, - вдруг я узнала голос Ричарда, - слава богу, ты цела?

- Да, со мной всё хорошо.

- Как ты попала сюда?

- Ты можешь скинуть лампу, возможно, мне удастся найти выход.

- Конечно, - и Ричард скинул мне лампу.

 

Темное, сырое, пространство наполнилось мягким светом и осветило то, что скрывала тьма. Это было что-то вроде склепа, слева от меня находилась дверь, судя по всему, это был выход, это меня успокоило, но я решила, не торопится покидать столь интересное место. Перед собой я увидела каменную стену, на которой были выбиты силуэты. По ним  можно было понять, что эта та самая история, о которой я читала. В начале основания шахты, шахтёры не находили ничего ценного, потом говорилось о том, что рабочие отказывались работать, пока в один прекрасный день один из них не нашёл довольно большой кусок золота. В тот самый момент я вспомнила, что видела, когда была без сознания, в этот момент все крохотные части огромной головоломки, которые я находила, стали складываться воедино.

 

- Ну что там? – раздался голос сверху, - ты нашла выход?

- Да, здесь есть какая-то дверь. Я попытаюсь открыть.

 Я приложила немало усилий, чтобы отворить её, в итоге дверь поддалась.

 - С тобой всё в порядке? – торопливо спросил Ричард, помогая мне выбраться.

- Всё в порядке. Мне нужно возвращаться в гостиницу, нужно написать письмо Ульриху, кажется, я знаю причину всех убийств.

- Конечно, - ответил он мне, - но тебе нет нужды возвращаться в гостиницу, ты можешь написать письмо у меня.

- Благодарю, тебя за твою помощь, но мне нужно вернуться к Морис.

- Она в амбулатории, - схватив меня за руку, он тихо сказал, - идём, Морис ждёт тебя.

- Что она делает у тебя?

- Она пришла ко мне и сказала, что тебя долго не было. Переживала за тебя, и попросила отправиться на поиски.

- И как ты узнал, что я здесь?

- Я оббежал все поселение, а потом вспомнил, что ты часто интересовалась замком. Предположил, что ты здесь. Пройдя немного, я наткнулся на твои следы, и окончательно убедился в том, что ты где-то недалеко. Теперь мы можем идти? - раздражённо спросил он, подавая мне руку.

 

Довольно быстро мы вышли из лесу. Что-то было не так. Он то ускорял шаг, то шёл медленно, словно не желая возвращаться в амбулаторию. Из окна в гостинице исходил тусклый свет от свечи, входная дверь была приоткрыта, а ведь Морис никогда не оставляла её открытой. Подозрение и страх росли во мне. Зайдя в амбулаторию, я почувствовала легкий аромат парфюма, который я так часто слышала от Луаны. Пройдя по длинным, извилистым коридорам амбулатории, мы зашли в кабинет, в котором чувствовался приятный запах.

 

- Стой здесь, - небрежно кинул он.

 

 Невольно на меня нахлынули слова священника «Это поможет распознать врага». Пока Ричард отвернулся,  я достала мешочек, в котором находился крест, одела на руку перчатку, и зажала крест в руке.

 

- Ай! – крикнула я, нарочно споткнувшись и упав на пол.

- Что с тобой? – подошёл он ко мне.

- Не знаю, мне что-то не хорошо, помоги мне, пожалуйста.

Он подал мне руку, в которую я вложила свою с крестиком. Он застонал от жгучей боли, которая его одолела, и отпрыгнул на большое расстояние. Подняв голову, я увидела его залитыми кровью глаза.

- Что ты творишь?! - прорычал он, пытаясь встать.

- Лжец! – крикнула я, наставив на него револьвер, - это ты! Я с самого начала, заподозрила тебя!

- Подожди, позволь объяснить тебе, - размахивая обожженной рукой, с трудом выговорил он.

- Избавь меня от твоей лжи! Ты тот самый зверь, который может менять обличия! Ты Граф! И это ты убил всех тех людей! Это ты держал в страхе всё поселение! 

- Нет, - стонал он сквозь боль, - я не Граф, я всего лишь его послушник.

- Не двигайся! – выкрикивала я, держа его на прицеле.

- Позволь я всё тебе объясню, тем самым, возможно, я смогу спасти тебя.

- Ты лучше думай о себе, потому что за такое тебе светит нечто суровое, о чём ты даже не догадываешься. Сейчас я отправлю письмо Винсенту, и тот уже будет разбираться во всём.

- А ты? Ты ведь такая же, как я. Об этом ты вероятно забыла? Что если, полиция узнает кто ты? Ммм?

- К чему ты клонишь? Что значит такая, как ты?

- К тому, что позволь мне всё рассказать тебе.

- Не двигайся! – крикнула ему я. Руки дрожали, я пыталась собрать все мысли воедино и направиться в нужном направлении. Я подошла к письменному столу, не сводя взгляда с этого мерзавца!

- Где Луана? Её ты тоже убил?

Он промолчал в ответ, бросив свой взгляд в пол.

Я достала чернила и чистый лист бумаги, но писать левой, дрожащей от страха, рукой у меня не вышло.

- Садись, - показала я револьвером на стул, - если ты шевельнёшься, я выстрелю

Он медленно поднял глаза, прошёл до стула, сел и не сводил с меня глаз.

 

Почерк был корявым, я пропускала буквы, порой не дописывала окончания слов, мысли летели с огромной скоростью. Мой взор упал на рядом лежащую бумагу, на котором я узнала почерк Ульриха и знакомые слова «Я прошу тебя прислать человека, которому можно доверить это дело»… Твой друг Винсент Ульрих.

У меня свело дыхание.

 

- Значит, - начала я, - его…

- Да, Лилиана, - продолжил он, - нет никакого Ульриха, это всё для того чтобы ты оказалась в этом поселении. Прости меня, но потом ты всё поймёшь.

 

С этими слова он привстал со стула и направился в моём направлении.

 

- Не двигайся! Я тебя предупреждаю! Иначе…

- Выстрелишь?

- Именно! - раздался громкий выстрел, комната наполнилась дымом и запахом саженого пороха. Но он даже не остановился, медленными шагами он шёл ко мне, я отходила назад пока не наткнулась на что-то.

- Луана, - произнесла я, видя какой-то платок в её сухих руках. Она с большим усилием накинулась на меня и зажала мне рот. Каждый раз я вдыхала ядовитую смесь, обжигающую мои лёгкие, с каждым разом всё меньше я сопротивлялась так, как силы, наполняющие мои вены, покидали меня.

XI

 

Холод пробудил меня и вытащил из этого ужасного состояния. С трудом открыв глаза, я почувствовала боль в руках, они были перебинтованы грязной тканью. На запястьях были видны резаные раны. Каждое движение причиняло боль, но мне удалось содрать ткань с засохших ран,  передо мной предстала ужасная картина, мои руки, моя бледная кожа была изрезана. Вначале я не заметила этого, но рассмотрев порезы я

                                                обнаружила, что это были некие символы. Из ран

                                             струилась алая кровь, я была одурманена чем-то, голова

                                              кружилась, любой запах вызывал тошноту. Кроме того,

                                               который я почувствовала сразу после этих мыслей. Это был

                                             тот самый запах, который я почувствовала в кабинете

                                                   Ричарда. Подняв голову, я увидела, что нахожусь в

                                               небольшой комнате, по периметру которой находились

                                                 большие каменные вазы с прекраснейшими белыми

                                                   розами. Прямо предо мной, почти на всю

                                                 стену, красовалась старинная картина с изображением

                                                 прекрасной девушки, ржавая люстра, занимавшая всю

                                                   верхнюю часть комнаты, отдавала тусклый свет.

                                                    Подойдя ближе к картине,я сорвала с неё липкую

паутину,        мне  показалось, что эту девушку я где-то видела. Черты лица были знакомы. Кажется, что я видела её в том видении. Послышались звуки, напоминавшие передвижение чего-то массивного. За моей спиной находились большие каменные ступени, ведущие вверх. Через мгновение послышались шаги, из темноты вышел Ричард. Я тут же вспомнила о своих ранах, которые наполнились кровью и болью.

 

- Что ты сделал со мной? – с трудом выговорила я, протягивая к нему руки.

- Только то, что и должен был сделать, - коротко ответил он, - теперь настало время.

- Какое время? Для чего? Куда ты ведёшь меня? – кричала я, пытаясь вырваться из его сильных рук, на которых я увидела такие же порезы.

 

Он, молча поволок меня наверх, я с трудом успевала переставлять ноги по холодным ступеням. Поднявшись наверх, мы вышли через проём, который потом, Ричард задвинул книжным шкафом, и оказались в его кабинете.

 

- Куда мы идём? – спросила я, видя, что мы идём к выходу.

 

На улице было очень холодно, шёл мелкий снег. Мы вышли из поселения и направились в тёмных лес, окутанный туманом.

 

- Куда мы идём? Ответь! – ужасный страх охватил меня.

 

Он ничего не ответил мне. Удостоил меня взглядом, по которому я поняла, что сейчас он словно не владеет собой. Мы все ближе и ближе приближались к замку. Он был разрушен, но не утратил своей красоты. В одном из окон я увидела черную тонкую фигуру, которая провожала нас взглядом. Я начала вырываться, но, что я могла сделать!

Зайдя внутрь, мы оказались в холле, который я наблюдала в том видении, все предметы словно застыли во времени. Только, паутина, качающаяся на холодном ветру, напоминала о том, что время ещё движется. В замке было так же, как и в ночь трагедии. Ричард привёл меня в огромную комнату, она была засыпана сухими ветками, желтой листвой, в кое-каких местах стены были разрушены и сквозь них пробивался лунный свет. По центру комнаты находился огромный плоский камень, на котором находилось что-то, покрытое большим слоем пыли.

 

- Наконец-то, - вдруг раздался низкий голос.

 

Я почувствовала вонь гнили, которая с каждой секундой наполняла темную комнату. Я долго бегала глазами, пока не остановила свой взор в углу, там кто-то или что-то стояло, я не могла точно ручаться, но это что-тостановилось всё больше, пока не обрело черты человека.

 

- Добрый вечер, мисс Сантас, - сказало оно.

- Добрый, - еле выговорила я.

- Очень хорошо, что Вы приехали из самого Лондона, этого чудесного города, чтобы послужить мне.

- Я никому не служу, - вдруг вырвалось из меня, словно это говорила не я.

- Ты можешь быть свободным, - промолвил незнакомец, стоя в тёмном углу.

 

Я почувствовала, как Ричард расслабил свою руку и отошёл в сторону.

 

- Как вы уже могли понять, по записям этой подлой крысы, Яноша  Коша, я был могущественным человеком, - черная фигура стала приближаться ко мне. Было ощущение, что он парит по поверхности пола.

- Конечно, ты тот самый мерзавец, который отнимает жизни у невинных людей!

- Невинных? – крикнул он так, что на верху затряслись люстры, - я старался не причинять вреда поселенцам. Жил в своём замке, и хотел только одного, спокойствия! А, что я получил? Я получил намного больше! Я получил любовь прекрасного существа!

- Тогда зачем убивали этих несчастных? – перебила его я.

- Они украли самое ценное, что осталось у меня после её смерти! – он подошёл настолько близко, что лунный свет, проходивший сквозь дыру в стене, осветил его лицо. Оно было ужасно, сожжено кислотой, было чувство, что его плоть ещё гниёт.

 

У меня всё скрутило внутри.

 

- Но теперь это всё позади, любовь моя, - сказал он, подойдя и посмотрев на камень, - теперь я нашёл все части твоего сердца, которое когда-то было расколото шахтёрами, теперь твоё золотое сердце у меня, осталось только найти тебе другое! – с этими словами он посмотрел на меня, - ты слышишь? Любовь моя!!! – крикнул он с такой силой, что со стен содрогнулись и начали падать слои пыли, камни, треснули остатки стёкла в рамах, раздался грохот, в комнате начали происходить странные, до этого, невиданные вещи! Предметы стали передвигаться, словно каждый пытался найти своё место, слышались чьи-то крики, стоны, голоса. Под разрушенными стенами стали подниматься камни и становиться на свои места, сломанные балки, лежавшие мёртвым грузом, вернулись на свои места. В конце концов, в комнате настала тишина. Лунный свет больше  не проходил через стены,  которые стали целыми. Я услышала, как кто-то резко поднял руки, и комнату осветили тысячи свечей находившихся в красивых золотых кованых рамах. Комната сияла роскошью, на белых стенах засверкал янтарь, орнаменты, выполненные из него, пропускали через себя свет от свечей, от чего комната наполнялась маленькими бликами. Опустив голову,  я увидела графа,  теперь его внешность была не такой пугающей. Он стоял на коленях, перед камнем, который превратился в прекрасное ложе, покрытое мехами, вокруг которого лежали драгоценности, прекрасные белые розы, наполняющие невероятной красоты покои своим ароматом, а на самом ложе покоилась прекрасная девушка, одета в не менее шикарное платье изумрудного цвета.

 

- Скоро мы навсегда воссоединимся, и будем вместе целую вечность! – сказал, теперь уже прекрасный Граф, резко повернув голову в мою сторону, - теперь, мисс Сантас, вы послужите мне, отдав ваше сердце, состоящее из плоти, наполненное кровью и жизнью.

- Что? Сердце? – крикнула я, когда до меня дошло, в чём, по его мнению, моё предназначение.

- Очень жаль, что вы не хотите оказать мне такую честь, - спокойно начал он, взяв из рук своей возлюбленной блестящий кинжал, - тогда мне придётся сделать это против вашей воли!

 

После этих слов Граф с молниеносной скоростью приблизился ко мне и схватил меня своими руками с длинными ногтями! Я закричала, начала упираться, но он был слишком силён. Ричард стоял позади меня, будто он хотел сделать что-то, но не мог. Граф повалил меня на пол и замахнулся кинжалом, я успела увернуться, но он ранил меня в плечо, хлынула кровь и закричала ещё  сильнее. Пытаясь вырваться, я с силой, которая появилась сама не знаю откуда, ударила его в торс, тот согнулся и тяжело задышал и засмеялся.

 

- Я даже и не подозревал, что ты окажешься такой сильной, - с насмешкой сказал он, - что же, я всё равно возьму то, что мне нужно!

Рана сочилась алой кровью, я металась по комнате пытаясь найти выход, но все стены были одинаковыми. Граф становился всё ближе

- Лучше отдай мне сердце по собственной воле! – говорил он, - и может тогда, я сохраню тебе жизнь в качестве прислуги! Как тебе такая идея Ричард, - крикнул граф ему, - по-моему, не плохо  иметь при себе такую бойцовую девку! А?

 

Граф зажал меня в углу, схватил за шею с такой силой, что чуть не сломал её.

 

- Так что, Ричи? – повалив меня на пол и держа над моей грудью кинжал, граф повернулся в сторону Ричарда, - слово за тобой.

 

На что, Ричард поднял свои рукава, и мы оба увидели окровавленные руки, он направил их в мою сторону. Увидев это, Граф изменился в лице, сорвал ткань с моих рук и увидел такие же отметки. Он заторопился, замахнулся второй раз и собирался вонзить холодный металл в мою плоть, как меня поразила боль в руках. Я почувствовала  прилив сил, схватив Графа за руку, которой он держал меня за горло, откинула его на большое расстояние. Мне казалось, что я держала раскалённые угли в руках. Быстро встав на ноги, я посмотрела на руки, а потом на Ричарда, он что-то шептал, мне не было слышно. А потом я почувствовала, как пришедшая ко мне сила перерастает во что-то иное, мои руки налились силой, стали менять свою форму, ногти превратились в когти, и всё тело покрылось шерстью. Я ощущала, что все движения словно  идут не от моего нового тела, им словно кто-то управляет. Тогда я поняла, что мной управляет Ричард, его движения отражались в моих. Граф забился в угол.

 

- Нет!!! – кричал он, - это не может вот так всё закончиться!

- Именно так, - вдруг вымолвил Ричард,- всё и закончиться! Жизнь без неё, не имеет смысла для меня! Нужно было убить меня тогда в лесу, и сейчас я бы не помешал тебе! Но я не потерплю того, что ты хочешь сделать с её душой, Амелии больше нет, она умерла в ту ночь и точка!

 

 Массивные лапы привели приговор в действие. Темная, почти чёрная кровь

 окропила белые стены. Граф снова стал стариком с уродливым лицом, потом он

сильно побледнел, поседел, его кожа покрылась трещинами и от него остались

одни кости, комната потеряла былую красоту, всё рассыпалось, свечи погасли, в

комнату снова проник лунный свет. Лежавшая, на ложе Амелия

была словно живой, ещё мгновение, и она посмотрит

на тебя чистыми  глазами. Но, увы, чем

сильнее комната приобретала разрушенный вид,

тем больше красота девушки исчезала. Когда

комната стала такой же, когда мы вошли сюда,

на холодном камне остался всего лишь скелет

несчастной девушки. Моё тело снова стало

приобретать прежние черты, сила, которая

недавно струилась в моих жилах, перешла

в сильную слабость, приняв человеческий облик, я

рухнула на каменный пол.

 

- Извини, - подбежал ко мне Ричард и взял меня на руки, - ты была единственным выходом для меня.

- Объясни мне всё, что произошло за эти дни, - проговорила я, держась за него, чувствуя, как силы  покидают меня. Последнее что я запомнила, это как на месте, где покоилась Амелия,  сквозь холодный камень проросла роза, а затем другая, а затем ещё одна, до тех пор, пока не появился целый куст прекрасных роз сорта Амелия, который освещала луна, своим молочным светом.

XII

 

Было тепло, сон, снившийся мне, потихоньку заканчивался. Я открыла глаза, темно, меня немного трясло. Я села на постель, стала вспоминать, что было со мной, где нахожусь, как попала сюда.

Страшные события, происшедшие накануне стали колоть мою память. Луана, Граф, Ричард, Амелия, сразу все воспоминания навалились на меня, и потребовалось немного времени, чтобы разложить всё по местам.

Дверь открылась, кто-то зашёл.

 

- Вы уже проснулись? – спросил кто-то.

- Да, кто это? – затряслась я.

- Проводник, - ответил мне кто-то и подошёл ближе.

- Проводник? Где я нахожусь?

Вдруг свет прорезал тьму, человек, стоявший недалеко от меня, зажёг лампу. И я увидела, что нахожусь в поезде, в вагоне.

- Несколько часов назад, вы сели в поезд на станции, вас провожал молодой человек. В вашем билете сказано, что вы направляетесь в Лондон. Теперь вы вспомнили? – проводник смотрел на меня с улыбкой, – наверное, вы очень хорошо и весело провели время, раз ничего не помните.

- Да…очень весело, - ответила я, - а молодой человек, провожавший меня, ничего не говорил или не оставлял мне?

- Насколько я помню, нет, - коротко ответил он, - вам что-нибудь нужно?

- Нет, - ответила я, - спасибо.

Проводник вышел.

- Ничего не могу понять, - сказала я сама себе, - как же так выходит?

 

Я облокотилась на спину, потом вспомнила про ранение в плечо. Сняв пальто и откатив рубашку,  я увидела зашитую рану. На руках всё ещё были маленькие порезы. Револьвер был при мне, мои вещи стояли около меня.  Потянувшись за пальто, я увидела конверт, торчащий из внутреннего кармана. В комнатушке было темно, я чувствовала себя очень уставшей, поэтому с трудом подошла к зажженной лампе и прислонилась так сильно, что мне обжигало щёку. На конверте было написано:

 

 

 

 

 

«Лилиане»

«Дорогая Лилиана.

Я не знаю, как мне благодарить тебя, за всё, что ты сделала. Знаю, мне пришлось обманом завести тебя сюда, но это был мой единственный шанс убить Графа. Не буду томить тебя, и расскажу тебе сою историю.

Ты нашла записи, которые опубликовал Янош Кош, это были записи из дневника человека, жившего в замке и работающего кучером. Так вот, это был я, Лилиана, я! И представь, в каком страхе я писал всё это!

Когда Амелия умерла, Граф приказал найти мне сердце, выброшенное его женой, я спустился вниз, и увидел как, кто-то убегает с золотым сердцем, я понимал что, мне грозит, поэтому решил сбежать. Я бежал долго, пока не выбился из сил, всё остальное ты, наверное, знаешь. Но, наверное, ты не знаешь о том, что он забрал мою волю, то есть он управлял мной. Он был одержим идеей вернутьАмелию к жизни, но я понимал, что это будет не та девушка, которую я так страстно полюбил, хоть она и не отвечала мне взаимностью. Через несколько лет мы удостоверились в том, что кусок золота, который был найден шахтёрами, это и есть сердце Амелии. Они безжалостно раскололи его, и подели поровну между  рабочими, которые те в свою очередь переплавили на золотые украшения, или же обменяли на что-то другое. Все эти золотые украшения передавались из поколения в поколение, и потребовалось очень много времени, чтобы собрать всё воедино. Граф был жестоким, но он не винил потомков в том, что сделали предки. Он хотел хоть как-то возместить потерю любимого человека в семье, поэтому около убитого он оставлял кусочки кровавого золота, которое раньше считалось самым ценным металлом. Убивал он, их, потому что не верил, что они будут молчать, он не мог так рисковать. Признаюсь, некоторых убил я, точнее не я, а Граф управлял мной в тот момент. Через очень большой промежуток времени нам удалось собрать все части сердца, и здесь нам потребовалось молодая девушка, чтобы поменять сердца. Но где бы мы нашли молодую девицу, когда в поселение остались одни старики? И вот в этот период я познакомился с Луаной, а она в свою очередь познакомила меня с дочерью. Граф узнал об этом, так как почти всегда следил за мной и видел всё моими глазами. Она нравилась мне, но я никак не мог забыть Амелию, и то, что поклялся отомстить за неё. Дождавшись момента, когда Граф не будет следить за мной, я нарочно поссорился с дочерью Луаны, чтобы она уехала отсюда подальше. Всё прошла именно так, как я хотел. Луана долго была в обиде на меня, но опять же, я всё делал тогда,  когда Граф покидал моё тело. Я поговорил с ней и попытался объяснить всё в деталях. Рассказал ей всё, что мне уже очень много лет, кто такой Граф, и рассказал, кто я есть на самом деле.

Через несколько дней мне сообщили о смерти Винсента Ульриха и назначали судебным медэкспертом. В его смерти нет ничего мистического, он был человеком старым и больным. В квартире была фотография его с каким-то человеком. Работавшие со мной врачи рассказали мне о том, что этот человек его давний друг Роберт Шульц. И я вспомнил, как в газете  видел заголовок «У Роберта Шульца числится около сотни рабочих и одна девушка ЛилианаСантас. Девушка в полиции! Хорошо это или плохо?». Статья была маленькой, несколько строк были посвящены тебе. В тот самый момент я решил с помощью тебя покончить с Графом раз и навсегда! От имени Винсента Ульриха я написал письмо Роберту, и через несколько дней ты появилась здесь. Луана знала обо всём. Но я пообещал, что ничего плохого ей не придётся делать.

Не стану врать тебе. Я решил не ждать и начал воплощать свой план, с самого начала. В первый же день, на тебя напал волк, это был я,Лилиана, я прошу у тебя прощения за этот поступок. Теперь я мог управлять тобой, это мне и нужно было. Ты очень часто жаловалась на головную боль, это был Граф. Когда он узнал, что я обратил тебя, он пришёл в бешенство и отдал мне приказ исцелить тебя, так, как боялся, что я могу настроить тебя против него. Я лгал и говорил, что это произошло совершенно случайно, что в таком состоянии я не владею собой, и напал на первого встречного. Чтобы он поверил мне, немного снадобья я подлил тебе в чай. Потом отдал Луане, чтобы она тоже давала его тебе, в случае если ничего не получится, ты была здорова. Именно тогда Граф удостоверился в моей преданности, и на время оставил моё тело. Ты вела расследование быстрее, чем я ожидал, в итоге и мне пришлось действовать очень быстро. И я не успел тебе всего рассказать, к тому же Граф с одной стороны давил на меня, и мне пришлось втянуть в это Луану. Она усыпила тебя хлороформом, пока ты была без сознания, мне пришлось изрезать твои прекрасные руки, чтобы воссоединить наши силы. Ты спросишь, почему я не сделал этого сам? А я тебе отвечу, моя воля полностью принадлежала ему, он бы убил меня, если бы я посягнул на него.

Я любил Амелию и не хотел всех этих жертв, но с самого первого дня её смерти я поклялся убить Графа. Я благодарю тебя за всё, что ты сделала, у меня было очень мало времени, поэтому я толком ничего не объяснил тебе.

 Теперь моя душа свободна, теперь я наконец-то постарею и умру. Я слишком долго отягощал мир своей жизнью, а теперь моя совесть чиста. В твоём пальто находится пузырёк со снадобьем, которое тебя излечит, и с каждым восходом луны ты не будешь в плену жестокости.

Прощай, ЛилианаСантас, мы очень благодарны тебе!

Ричард и Луана»

 

Я опустила письмо на колени и посмотрела на вздымающийся закат, он был прекрасен, как никогда. В моей голове было много вопросов,на которые я хотела бы услышать ответы.

Поезд мчался, словно стрела. Пейзаж за окном менялся каждую секунду, горы сменяли  равнины, равнины – пустыни, иногда пролетали густые леса. Я возвращалась в Лондон.

 

 

 

 


 


Похожие произведения:  Женщина.(Цорионова2)

Последние комментарии

гендерное чудовище?)) ...


Какая прелесть! ...


Это-сильно. Некий философский монолог каждого из нас. Не каждому под силу оглянуться назад... ...


Есть такое понятие, как размер... Увы... ...


Алекса
Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Вступление воспринимается как чтение энциклопедии. Но затем, на удивление, узнаешь, что за немаленьким текстом скрывается...


Dreamer
Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но...


!!!!! ...


Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но душу...


Dreamer
Вот эту запретную песню можно как-то с музыкальным сопровождением услышать. Если что, пишите в личку. Здравствуйте...


В-общем, повествование вызывает интерес с точки зрения психологии. Героиня ищет свою нишу в окружающем мире,...


Друг?
10.07.2017 11:50
Dreamer11
Написано больше в публицистической манере с психологическим оттенком. Размышления о дружбе, верности, самопожертвовании ради другого...


Dreamer
Открой секрет - кому посвящение? )
Его нет на этом сайте....


Dreamer
История, видно, длинная ... Кристи надо бы еще похвалить за усердие, беглые мысли, призвать поторопить...