ПОТЕРЯ ДРУГА


Просмотров: 4
 793 


yakunin2
16.04.2013 09:57

 

Александр Невольный (Якунин)

ПОТЕРЯ ДРУГА

 

Александр Невольный (Якунин)  ПОТЕРЯ ДРУГА

 

        Всё-таки, странная штука жизнь: с одной стороны - годы летят, как один день, а с другой - один день может тянуться так долго, что можно сойти с ума.

        Прошло два года, как полковник Белоглазов пересел из кресла заместителя командира войсковой части в кабинет заместителя начальника штаба МВД по городу П., а, кажется, только вчера его вместе с другом, полковником Гороховым, бросили на усиление рядов «нашей славной, но погрязшей в коррупции», полиции. Говорили, что они только первая волна армейских офицеров, что за ними последуют другие, но вскоре выяснилось, что первая волна оказалась и последней. Компания по очистке рядов МВД заглохла, так же неожиданно, как и началась, оставив у Белоглазова и Горохова неприятное чувство, что их подставили, то есть крепко обманули. Правда, Белоглазов получил обещанную при переводе квартиру, зато Горохов – нет. Того до сих пор кормят обещаниями.

        Самым мучительным в полицейском деле для Белоглазова оказалась необходимость составления бесконечных отчётов и рапортов. Впрочем, даже с этим не было бы проблем, если бы не тупость подчинённых, нежелание, а чаще всего их неспособность думать самостоятельно. Скажем, на прошлой неделе штаб организовал учение личного состава городской полиции на тему - «Ликвидация несанкционированного митинга массой до 20 тыс. чел., организованного иностранными агентами»  (Иностранный агент – физическое или юридическое лицо, финансируемое из-за рубежа).

Само собой, по итогам мероприятия нужно составить грамотный отчёт. То есть, в первую очередь, отметить успешное выполнение всех поставленных задач и уже потом указать отдельные недостатки, причём не абы какие, а исключительно те, которые в принципе легко устранимы, и при этом предполагают дополнительное финансирование.

        - А вы чего тут понаписали? - брезгливо сказал  Белоглазов, стоявшему перед ним лейтенанту Мошканцеву.- Разве можно писать - «слабая физическая подготовка». Это же прямое упущение штаба. За это по головке не погладят.

        - А как нужно?

        - Нужно писать – «недостаточная» и «у отдельных сотрудников».

        - Виноват, исправлюсь, - вытянулся в струнку лейтенант.

        - Идите. Даю два часа времени для исправлений.

        - Есть. Кстати, в коридоре вас дожидается посетитель.

        - Кто такой?

        Мошканцев заглянул в свой блокнот:

        - Некто - Вагонов. Мы его пробили по нашей картотеке. Вам интересно?

        - Докладывай.

        - Вагонов - предприниматель средней руки, арендует цех на нашем, в смысле городском, механическом заводе, занимается ремонтов автомобилей иностранного производства. Ходит под Цезарем.

        - Опять этот Цезарь! Не пора ли этого Цезаря слегка прижучить, что-ли? – поморщился Белоглазов.

        - А, по-моему, нехай Цезарь ещё мало-мало погуляет.

        - Это почему же так?

        - Для нас он очень полезный человек. Сами посудите - за последний месяц Цезарь трудоустроил пять человек, только что откинувшихся с зоны. Если бы не он, у нас была бы такая головная боль – мало не покажется. И вообще у него в районе порядок.

        - Интересно! А что Цезарь давно крышует Вагонова?

        - Информация отсутствует.

        - А должна присутствовать! – вскипел Белоглазов. - Ладно, зови сюда Вагонова, а тебя жду через полтора часа.

        - Через два, - поправил начальника Мошканцев.

        - Через час пятнадцать.

        - Логику понял. Разрешите выполнять?

        - Действуйте, Мошканцев, и чаще включайте голову.

 

* * *

        В кабинет Белоглазова вошёл полноватый мужчина с портфелем, по виду лет пятидесяти, лысоватый, с лицом «побитой собаки» «Цуцик!» - определил Белоглазов, что на жаргоне военных означает – слабак, безвольный человек. Таких типов полковник презирал.

        - Садитесь, - предложил Белоглазов. – Слушаю вас.

        - Я от Горохова. Он сказал, что вы можете мне помочь, - сказал Вагонов, продолжая стоять.

        - Садитесь. Говорите от Горохова? Как он там?

        Вагонов суетливо занял место за приставным столом.

        - Горохов? - смущённо произнёс посетитель. - Если честно, Горохова я совсем не знаю и даже в глаза его не видел,

И, что-то прочитав в глазах Белоглазова, молитвенно сложил на груди руки, и прибавил:

 - Умоляю вас, помогите мне! Клянусь, я по-достоинству оценю вашу помощь и, при этом, вас не подведу. Пожалуйста, больше мне обратиться не к кому.

        - Откуда у вас мой телефон, от Горохова?

        - Нет, от моей жены. У неё на работе кто-то знаком с Гороховым.

        - Понятно. Что у вас стряслось?

        Дело оказалось самым обычным: на фирму Вагонова наехали ребята из оперативно-розыскной части местного отдела МВД, под предлогом неуплаты им налогов с заработной платы, которую Вагонов, якобы, платил, обналичивая деньги в фирмах-однодневках.

        - И что? Вы действительно это делали?

        - Было. -  сознался Вагонов.

        Белоглазов улыбнулся:

        - Какая ерунда: сейчас все так делают. Если платить налоги, можно без штанов остаться.

        - Правда?! Вот видите, даже вы это понимаете, - радостно воскликнул Вагонов, но тут же спохватился.- Ох, простите, я не то хотел сказать. Просто очень обидно, что там, - Вагонов поднял глаза к потолку, - не хотят это понять.

        - Им там не до того, - полковник повторил движение Вагонова глазами в потолок, - они озабочены только одним – быстрее набить карманы долларами и смыться за границу на пмж. - сказал Белоглазов, вызвав у Вагонова удивление, близкое к изумлению.

        - Да уж, это вы правильно сказали, - промямлил Вагонов, не зная, как реагировать на слова высокопоставленного полицейского, но, немного поразмыслив, решил, что эти слова скорее свидетельствует о доверии к нему, чем о банальной провокации.

        - Вас кто-то заложил, - убеждённо сказал Белоглазов.

        - Вы так думаете?

        - Я не думаю, я уверен. По-другому не бывает. Вас заложил кто-то из своих, из числа тех, кому вы особо доверяете. Но в любом случае вы попали в серьёзную переделку. Я знаю этих ребят. Если оперативники за вас взялись, то затаскают на допросы. Могут даже уголовное дело завести. Тогда пиши - пропало.

        - Вот-вот! - обрадовался Вагонов. – Этого я больше всего и опасаюсь. Тогда времени на работу совсем не останется. Мой бизнес накроется медным тазом.

        - Всё может быть, - задумчиво произнёс полковник.

        - Поможете? – с надеждой в голосе спросил Вагонов.

        Белоглазов вздохнул:

        - Вижу: вы человек честный …

        - Очень честный! Честный, пречестный, - невольно вырвалось у Вагонова.

        - …и не преступник. Хочется вам помочь. - закончил свою мысль Белоглазов.

        - Огромное спасибо.

        - Пока не за что. Секундочку. У меня неплохие отношения с зампрокурора города. Нешто позвонить ему?

        Вагонов пожал плечами. Белоглазов тут же стал набирать номер на стационарном телефоне. Вагонов тем временем на все лады рассыпался в благодарностях и, при этом, в доказательство своей искренности, делал большие глаза.

        Белоглазов приложил палец к губам.

        - Тс-ш-ш! Никитич, это я. Как дела? У меня тоже всё нормалёк. А? И не говори: городок маленький, а убийства, почитай, каждый день. Что говоришь? Да, кошмар! Просто ужас! Покоя никакого! Слушай, тут одному человечку помощь требуется. Чего говоришь? Как он в смысле надёжности? – Белоглазов посмотрел на Вагонова.

        Тот отчаянно закивал головой.

        - Да, супернадёжный, - сказал в трубку Белоглазов. – Гарантии? Да, я гарантирую. Ну, так, что? Можно? Прямо сейчас? Всё, иду.

        Белоглазов положил трубку и сказал:

        - Вот и всё, считайте, дело в шляпе.

        - Огромное спасибо, век не забуду, - улыбнулся Вагонов улыбкой человека, не верящего в своё счастье.

        - У вас документы с собой? – спросил Белоглазов.

        - Какие документы? Ах, документы! Простите, сразу не понял. Конечно, с собой. А много нужно?

        - Давайте сколько есть.

        Вагонов достал из портфеля конверт, на котором карандашом была написана шестизначная цифра.

        - Не знаю – этого хватит? – спросил Вагонов.

        - Ого! Конечно, хватит. Ждите здесь.

        Белоглазов засунул конверт во внутренний карман кителя, надел фуражку и, не забыв посмотреться в зеркало, висевшее возле двери, вышел.

 

* * *

        Устало опустившись в кресло, Белоглазов выдохнул:

        - Никитич ваши документы не взял! Фу, чёрт! Вы почему меня не предупредили, что при обыске нахамили следователю, угрожали ему, намекали на какие-то там связи, которые сорвут с него погоны? А?! В чём дело?

        Вагонов так растерялся, что ответил не сразу:

        - Да, Господи, ты, Боже мой, да откуда же мне было знать, что он следователь! Документов своих он так мне и не показал. Я подумал, обыкновенный полимент, в смысле полицейский, решивший на халяву денежку срубить.

        - Чёрт! Да, дело здорово осложняется, - вздохнул Белоглазов, и положил перед Вагоновым конверт с деньгами. – Заберите это.

        - Что вы! Не надо!- испуганно дёрнулся Вагонов.

        - Не понял! Что не надо?

        - Документов не надо.

        Белоглазов нахмурился:

        - А что же мне с ними делать?

        - Себе возьмите.

        - Себе?! Ну, вы, Вагонов, даёте! Если честно, я столько денег никогда в руках не держал.

        По глазам полицейского Вагонов видел, что тот говорит правду и даже пришёл в некоторое умиление.

        - Возьмите, возьмите, - положа руку на сердце, настаивал Вагонов.

        Белоглазов мотнул головой:

        - Нет, не могу: для меня слишком большая сумма.

        - Да, что вы! Разве по нынешним временам это большие деньги? Берите и не думайте ни о чём. Я себе ещё заработаю.

        - Это-то как раз понятно. Но нет, совесть не позволяет.

        - Умоляю вас!

        - Нет, не возьму. Брать не за что, я ничего для вас не сделал.

        - Это не важно, - сказал Вагонов, уже не зная, что ещё придумать, чтобы полицейский взял деньги. В противном случае ему уже не на что было надеяться.

        - Ну, раз вы так настаиваете…- медленно произнёс Белоглазов.

        - Настаиваю! - почти крикнул Вагонов и, испугавшись, повторил уже шёпотом.- Очень настаиваю!

        - Ладно, спасибо, - смущённо сказал Белоглазов и сбросил конверт во внутренний ящик стола.

        - Нет, это вам спасибо, - выдохнул Вагонов.

        При этом он постарался взглянуть на полимента так, чтобы тот понял - его отношение к нему после того, как взятка была принята, ни капельки не изменилось.

 

* * *

        Через два дня Вагонов по звонку вновь оказался в кабинете Белоглазова.

        - Документы подготовили?- спросил полковник.

        - Да, конечно.

        Вагонов вытащил из портфеля три пухлых конверта и положил их на стол.

        - Отлично, но почему это мы нынче не весёлые? – поинтересовался Белоглазов. - Не ожидали, что столько документов придётся готовить? Во-первых, скажите спасибо, что Никитич вообще согласился помочь. А, во-вторых, сами виноваты: в следующий раз нужно быть сдержаннее в общении с представителями правоохранительных органов. Не нужно было хамить и угрожать следователю.

        - Я без претензий. Сам виноват. - согласился Вагонов - Просто с трудом нашёл необходимую сумму. Пришлось влезть в долги. Не знаю смогу ли отдать.

        - А я вам завидую! У вас такая работа, что, при желании, всегда можно заработать. Не то, что у меня - голый оклад. Бывают премии, но нерегулярно. Хотите совет? Смотрите на деньги проще; пустой карман – это плохо, но не смертельно, зато теперь вы - свободный человек.

        - Значит, ребята из оперативно-розыскной части теперь от меня отстанут? - улыбнулся Вагонов.

        - А то! Идите, спокойно трудитесь и ни о чём плохом не думайте. Прощайте.

        - Прощайте. Вы не представляете, как я вам благодарен, - со слезой на глазах произнёс Вагонов.

 

* * *

        Через неделю Вагонов по звонку Белоглазова вновь оказался в его кабинете. Полковник сел рядом с Вагоновым и сказал.

        - Дело вот в чём, я получил квартиру.

        - Поздравляю. Это большое событие.

        - Не большое, а грандиозное. Вы представить себе не можете, что значит двадцать лет ютиться с семьёй по съёмным квартирам!

        - Да, ужасно, ужасно. Государство плохо заботится о тех, кто его защищает, - сказал Вагонов, выказывая всем своим видом сочувствие Белоглазову и радость от того, что все эти трудности у него позади.

        - Вы и правда так считаете?- спросил Белоглазов.

        - Конечно! – ответил Вагонов.

        - Ну, тогда вы должны меня понять, вернее понять Лизу. Это моя жена. Дело в том, что все деньги, полученные от вас, она потратила на покупку мебели. Не бойтесь, Никитичу я деньги передал. Но вот Горохов, через которого вы вышли на меня, остался, так сказать, у разбитого корыта. Короче говоря, было бы неплохо и ему что-то дать. Много не нужно, скажем половину от того, что взял Никитич.

        Вагонов захлопал ресницами.

        - Понимаете, я был бы рад, - сказал он, - но сейчас никак не могу. Честное слово! Мне даже хлеб не на что купить.

        - Послушайте, Горохов не простой человек. Если ему ничего не дать, то он может позвонить кое-кому, и тогда для вас всё начнётся сначала.

        Вагонов побледнел.

        - Понятно, - глотая слюну, сказал он, - но, что же делать, если у меня нет ни копейки и взять их негде.

        - А если хорошенько подумать?

        - Не получится.

        - Это ваше последнее слово? – строго спросил Белоглазов.

        - Да, извините. Но, может быть, пообещать Горохову заплатить через год? А?

        - Так дела у нас не делаются, - задумчиво произнёс Белоглазов. - Это плохо, очень плохо.

        Поднявшись, он долго вышагивал взад вперёд позади Вагонова.

        - Послушайте, - наконец, сказал Белоглазов, - есть идея!!! Давайте сделаем так: я свяжу вас с Гороховым, и вы ему лично скажите, что никаких денег мне не давали, а то он мне не верит. Согласны?

        - Если другого выхода нет, давайте попробуем.

        Белоглазов набрал телефонный номер и, сказав:

        - Это я, на, поговори, - передал трубку Вагонову.

        Вагонов услышал мужской голос, как ему показалось, очень уверенного в себе и жёсткого по натуре человека.

        - Чего скажете? – спросили на том конце провода.

        - В смысле документов? – уточнил Вагонов.

        - Ну!

        - В принципе я готов, - ответил Вагонов, - только не сейчас.

        - А когда?

        - Через год, полтора. Вас устроит?

        - Нет, - ответил Горохов.

        - Но, по-другому у меня не получится.

        - Это ваши проблемы.

        Белоглазов шёпотом напомнил Вагонову, что он должен сказать его другу.

        - Простите, - вспомнил Вагонов, - но я никому не платил. Все понимают мои трудности.

        - Белоглазову вы тоже не платили? В это я никогда не поверю, - ответил Горохов. – Придумайте что-нибудь получше.

        - Послушайте, я правду говорю. Моя жена много лет дружит с семьёй полковника Белоглазова. Неужели вы думаете, что с друзей кто-то будет требовать деньги?

        - Всё понятно, - сказал Горохов и повесил трубку.

        - Он повесил трубку, - констатировал Вагонов.

        Белоглазов смотрел на Вагонова глазами полными ужаса.

        - Что? – испуганно спросил Вагонов.

        - Что вы сейчас сказали?- произнёс Белоглазов, обхватив свою голову руками.

        - А что?! – прошептал Вагонов.

        - Вы меня без ножа зарезали! Кто вас за язык тянул? Горохов - мой единственный друг. Мы давно дружим семьями. Он знает всех, с кем я общаюсь. И, конечно, он сразу понял, что вы его обманываете. Вы отдаёте себе отчёт в том, что вы натворили?!

        - Извините, наверное, я не удачно выступил.

        - Не удачно!? – вскрикнул Белоглазов. – Да, из-за вас я только что, из-за вас я потерял единственного друга!!! Вы можете понять или нет?!!

        - Простите, я нечаянно! – прошептал Вагонов, которому перестало хватать воздуху.

        - За нечаянно бьют отчаянно! – крикнул Белоглазов и показал Вагонову на дверь. – Пошёл вон отсюда, болван!

        Вагонов охнул и, схватившись за сердце, сполз со стула.     

Быть может, Вагонов был вашим другом?

 

Александр Невольный (Якунин)  ПОТЕРЯ ДРУГА

 

        Конец


 



Последние комментарии

гендерное чудовище?)) ...


Какая прелесть! ...


Это-сильно. Некий философский монолог каждого из нас. Не каждому под силу оглянуться назад... ...


Есть такое понятие, как размер... Увы... ...


Алекса
Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Вступление воспринимается как чтение энциклопедии. Но затем, на удивление, узнаешь, что за немаленьким текстом скрывается...


Dreamer
Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но...


!!!!! ...


Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но душу...


Dreamer
Вот эту запретную песню можно как-то с музыкальным сопровождением услышать. Если что, пишите в личку. Здравствуйте...


В-общем, повествование вызывает интерес с точки зрения психологии. Героиня ищет свою нишу в окружающем мире,...


Друг?
10.07.2017 11:50
Dreamer11
Написано больше в публицистической манере с психологическим оттенком. Размышления о дружбе, верности, самопожертвовании ради другого...


Dreamer
Открой секрет - кому посвящение? )
Его нет на этом сайте....


Dreamer
История, видно, длинная ... Кристи надо бы еще похвалить за усердие, беглые мысли, призвать поторопить...