БОТИНОК - 3


Просмотров: 0
 817 


yakunin2
24.04.2013 11:35

 

СМ. НАЧАЛО в ч. 1 - 2

 

 

Александр Невольный (Якунин)

БОТИНОК (часть 3)

Александр Невольный (Якунин)  БОТИНОК

 

Часть 13.  Живчик.

 

     Единственный свидетель дорожно-транспортного происшествия гражданин Б. заявил, что автомобиль зеленого цвета «шёл на бешеной скорости» и вдруг, как бы столкнувшись с невидимым препятствием, изменил направление, со всего маху пробил металлический парапет, выскочил на обочину, и «перевернулся может три, а то и все четыре раза и мордой уперся в ногу рекламного щита».           На свидетеля большое впечатление произвело то, что машина не загорелась, и водитель самостоятельно выбрался из машины и «протопав метров десять, а то и поболе, свалился, как подкошенный снайперской пулей».

 

***

 

Очнувшись, первое, что увидел Мишель, это был белый потолок и на нём разводы. Если долго вглядываться, то можно рассмотреть разные фигуры: вот длинноволосый герцог в жабо, вот футболист, натягивающий гетры, вот круглое лицо, похожее на лицо Аркадия Марковича Изюмова.

- Мама! Папа! — тихо позвал Мишель.

- Очнулся! Слава Богу! - сказал кто-то голосом Изюмова.- Как ты нас напугал! Теперь всё будет хорошо: самое страшное позади. Мишель, ты родился в рубашке!

- Это Вы, Изюмов? — простонал Мишель. — Как Вы изменились.

- Молчи! Ни слова! - сказал Изюмов. - Береги силы. Насчет машины не беспокойся. Она застрахована. Мои черти ее отремонтируют ещё раньше, чем ты выйдешь из больницы.

Мишель отвернулся к стенке.

 

***

 

Через неделю Мишель резко пошел на поправку. Лечащий врач приписывал успех исключительно себе. Изюмов решил внести ясность.

- Не обольщайтесь. – объяснил он доктору. - Ваша заслуга в выздоровлении моего друга стремится к нулю. Все дело в стимуле. У больного есть стимул к выздоровлению. И этот стимул дал ему я, Изюмов.

Вскоре, несмотря на боль в груди, Мишель выписался из больницы. Он постарался сделать так, чтобы Изюмов опоздал к выписке. Ему хотелось побыть одному и спокойно всё обдумать и принять одно важное решение.          

Дома Мишель принял душ и, несмотря на ранний час, лег в постель.

- Она права, - вслух произнес он, имея в виду Кристину из города С. - Она права, считая меня шибздиком. Я и есть шибздик и больше никто! Даже убить себя не смог. Что еще? Она трахается с алкашом Васей? Да, трахается! Ну и что из того? Она молодая, здоровая женщина. Она не может обойтись без секса. А я не могу обойтись без неё.

 

***

 

Около полуночи на выезде из Москвы на Рязанскую трассу был замечен «Пежо-307» зеленого цвета. Постовой милиционер не поверил бы, если бы ему сказали, что данное транспортное средство побывало в страшном дорожно-транспортном происшествии,

За рулем сидел Мишель. Он держал путь в маленький русский городок С. В багажнике машины лежала коробка с ботинками артиста Фалина, которые делали Мишеля выше ростом.

Эти ботинки Мишель прихватил на всякий случай. Надевать их он и не собирался. Как вариант он рассматривал возможность их выбросить по дороге. Однако было жалко, так как Мишелю при помощи немецкой чудо-жидкости и домкрата удалось, наконец, растянуть их до почти приемлемого размера.

 

Александр Невольный (Якунин)  БОТИНОК

 

 Часть 14. Да, я обманул!

 

     Ранним утром возле одного из домов на юго-западе Москвы остановился непонятного цвета «Пежо-307». У автомобиля была разбита правая фара, а через всё лобовое стекло молниеобразно шла трещина.

Некоторое время из машины никто не выходил. Затем одновременно открылись обе задние двери. Из одной легко выпорхнула Кристина, одетая в джинсовый костюм. Из другой - кряхтя и отдуваясь, вылезла Капа Петровна. Дорога далась ей нелегко: косынка съехала на ухо, платье некрасиво задралось сзади и, ко всему прочему, она не могла ступить на левую ногу - отсидела. Капа Петровна огляделась вокруг и троекратно перекрестилась.

- Слава тебе, Господи! Слава тебе, Господи! Слава тебе, Господи!

Кристина усмехнулась:

- Ма, ты чего?

- Ничего. Хоть сто тысяч, дай, не сяду в машину к твоему идиоту, - сказала Капа Петровна.

- Какой он мой, он твой, - ответила Кристина.

- Цыц, опять за старое! — прикрикнула Капа Петровна.

- Вы что-то сказали, ма? - спросил вылезший Мишель, разминая шею.

В дороге Мишель научился называть Капу Петровну «ма», а Капа Петровна Мишеля «сынком».

- Я говорю, сынок, наконец-то, посмотрю, как ты живешь, - сказала Капа Петровна, и исподтишка показала дочери кулак.

- Надеюсь, вам понравится, - устало улыбнулся Мишель.

Из багажника Мишель вытащил один из трех, лежавших там, чемоданов.

- Остальные потом заберу, - предложил он.

- Что значит - потом? Сразу заберем, - сказала, как отрезала Капа Петровна.

Три огромных чемодана и узелок в придачу были перенесены в квартиру одной ходкой.

Несмотря на усталость, Капа Петровна пожелала осмотреть квартиру немедленно. Перед началом осмотра она сделала Мишелю замечание:

- Совсем сдурел?

- Что случилось? — испугался Мишель.

- Кто по паркету в ботинках шлындает! Сейчас же сними! Ишь, надумал, артист!

Опустив плечи, Мишель вышел в коридор. Наступил момент истины, о котором думал он со страхом всю дорогу: сейчас выясниться, что его рост гораздо меньше, чем думают Кристина и Ма. Мишель знал, что ему придётся плохо, но и в страшном сне он не мог предположить, что будет так плохо.

Едва он снял ботинки, делавшие его выше ростом, как из-за спины выскочила Кристина. Она вырвала из его рук обувь и убежала с ними в комнату. Все произошло быстро и неожиданно.

- Ма, смотри! А ты мне не верила! – радостно кричала Кристина.

- Что такое случилось?- недовольным голосом спросила Капа Петровна. Кристина демонстрировала перед её лицом  грязные ботинки Мишеля и победно улыбалась:

- Смотри, ма!

- Сдурела, всякую дрянь в нос суешь?

- Говорю же, смотри в каких ботинках ходит твой Мишель. Это же прямо ходули какие-то, а не ботинки. Заешь для чего? Для того, чтобы быть выше меня ростом!

- Что из того?

Кристина нахмурила брови:

-По-твоему, я должна идти замуж за коротышку? Не будет этого!

Капа Петровна задумалась.

-Погоди, доча, дай сообразить. А ну-ка, сынок, поди-ка ко мне. Не бойся.

Мишель вошел с опущенной головой.

-Пройдись-ка туда и сюда, - приказала Капа Петровна.

Мишель выполнил указание, настолько, насколько позволяла комната.

-Та-а-а-к! - протянула Капа Петровна. - А теперь, встань-ка рядом с Кристинкой.

Мишель сделал и это. Капа Петровна глубоко вздохнула:

- Да, сынок, выходит, обманул ты меня. Я ведь тебя спрашивала, какого ты роста. Предупреждала, что Кристинка коротышек не любит. Предупреждала или нет?

- Предупреждали, - еле слышно ответил Мишель, по-воробьиному, вжав голову в плечи.

- Так какого рожна ты так поступил? Можно сказать, обманул меня! - сказала Капа Петровна, смахнув на миг показавшуюся лукавую улыбку.- И что теперь прикажешь  делать? Когда мы уже тут, в Москве, когда я уже дала доче заверения, что она переедет жить в столицу и у нее будет всё: и сапфиры, и кораллы, и рубины! Что теперь, нам ехать взад, к себе домой? Ехать прямо сейчас: не жрамши, не спамши, не отдохнувши? Так, что ли, получается?

Судя по выражению лиц женщин, подобная перспектива не улыбалась никому, даже Кристине.

- Да, я обманул!  - вдруг громко и четко сказал Мишель.

- У-ти, божечки! Что еще такое? - подбоченилась Капа Петровна.

Мишель насупился, но не отступил.

- Да, я вас обманул! Но у меня есть смягчающие обстоятельства!

Капа Петровна подняла брови на максимальную высоту.

- Каки-таки, обстоятельства?

- Я люблю Вашу дочь, - заносчиво произнес Мишель. - Люблю больше жизни и готов ради нее на все. Да, я носил эти ботинки, чтобы быть выше ростом. Если бы я этого не сделал, Кристина вообще не захотела бы общаться со мной. Разве я виноват, что не вышел ростом. У нас в семье все невысокие. Что же теперь нас нужно презирать, гнать, унижать? Я не убил, не украл, я только хотел понравиться Вашей дочери. Кому от этого плохо? Только мне. Эти ботинки измучили меня. Они на два размера меньше, чем я ношу. Вы представить себе не можете, как они жали мне, какую боль я испытывал!

- На два размера! Так как же ты их носил, не снимая? - спросила Капа Петровна.

От жалости к себе Мишель едва не заплакал.

- Сам не знаю. Перед каждым надеванием вымачивал ботинки в водке и растягивал автомобильным домкратом. На какое-то время хватало, а потом опять стягивало как тисками. Какие-то дурацкие ботинки!

- Просто сделаны они из настоящей кожи, - предположила Кристина.

- М-да, жалостливый, однако, разговор получился, - подвела итог Капа Петровна. - Что ж теперь делать? А? Кристина? Ты подумай, столько сюда перли, муки такие приняли и все для чего? Чтобы обратно переть? Умные-то люди как говорят? Они говорят «стерпится, слюбится» и еще говорят, что «мал золотник, да дорог», «с лица воду не пить», вот, как умные-то люди говорят.

- Хоть режь меня, не пойду за него, - буркнула Кристина и надула губы.

Мишель побледнел как полотно.

Александр Невольный (Якунин)  БОТИНОК

 

Часть 15. Такая наша женская доля!

 

- Кристина, умоляю, выслушай моё последнее слово. Не бросай меня! Все понимаю, я не красавиц, и ростом не вышел. Наверное, я тебя не достоин. Но что же мне делать, если я полюбил тебя больше жизни? Клянусь, я все сделал, чтобы забыть тебя: даже хотел покончить жизнь самоубийством.

- Свят, свят, свят, — запричитала Капа Петровна, крестясь.

С благодарностью взглянув на Капу Петровну, Мишель продолжил.

- Да, я хотел умереть. На машине врезался в столб. Выжил случайно: на мою голову врачи попались хорошие. И тогда я понял — жить без Кристины не могу, и решил ехать в С.

- И правильно сделал, сынок, - сказала Капа Петровна.

Кристина покачала головой, демонстрируя, свое несогласие с Ма.

- Кристина, умоляю, не говори ничего! – воскликнул Мишель. - Дай мне последний шанс! Останься со мной на один год. Клянусь, ты ни в чем не будешь нуждаться: ни в деньгах, ни в одежде, ни в развлечениях. Я всё дам тебе сапфиры, кораллы и рубины! А если через год ты захочешь уехать домой, клянусь, удерживать не стану. Даю слово!

Кристина заплакала. Капа Петровна была потрясена.

- Ей-богу, как в кино! - произнесла она и обтерла губы рукой, как делала всегда, предваряя важный разговор. - По правде сказать, разжалобил ты меня до слез. А уж с сапфирами, кораллами, рубинами, можно сказать, в самую точку попал. А ты, Кристина, будешь полной дурой, если откажеся от такого предложения. И что, в самом деле, за проблема такая — рост! Тьфу на это! Живет же наша соседка с карликом.

- Он же в тюрьме! - сквозь слезы произнесла Кристина.

- Кто сказал? Выпустили надысь. В этом карлике совсем роста нет и ничего, живут, как другим и не снилося! Иди, попробуй, назови того карлика карликом, так соседка вмиг тебе глаза выцарапает. Вот увидишь, они еще ребеночка сбацают за милую душу.

Кристина зашлась слезами еще сильнее. Капа Петровна привлекла дочь к себе. Прижала к груди.

- Понимаю, доча! Все понимаю! Сама через это прошла. Такая наша женская доля! Не плачь, кровинушка моя. Потом благодарить меня будешь. Но силком замуж не отдам. Как скажешь, так и будет. Но раскинь мозгами: год - разве это срок? По тюремному, считай, оправдали. Э-э, подруга, год пройдет - не заметишь! Зато поживешь по-человечески. У тебя будет всё, о чем только мечтать можно: квартира, машина, сапфиры, кораллы, рубины всякие. И жить будешь не в каком-нибудь Мухосранске, а в самой Москве. Наши все обзавидуются! Москвичкой станешь. Это, как генеральское звание. А не понравится, домой вернешься. Найдем тебе какого-нибудь местного механизатора. Неужели ты своей мамке не веришь? Ну?

Кристина забилась в истерике.

- Ой, ма! - изредка всхлипывала она.

На этом терпение Капы Петровны лопнуло.

- Что ма! Хватит реветь! - по-солдатски выкрикнула Капа Петровна и стукнула по столу кулаком. - По-хорошему, видно, не получится! Вытри морду, дура! Слушайте сюда. Ты Мишель, считай, что обо всем договорились. Год, значит, год. Ничего, она потерпит. А не потерпит, так я найду на нее управу. А там, глядишь и правда: стерпится - слюбится. Только ты, Мишель, в натуре, будь мужиком, а не рохлей. За дело бабу и стукнуть не грех. Ремешком стегани и порядок! Только не калечь! А теперь, ребятки, пожмите друг дружке руки и пойдемте ка квартирку смотреть.

- Кристина соглашайся, пожалуйста, - робко попросил Мишель, протягивая руку.

- Лад... но, - тихо ответила Кристина, вкладывая свою руку в его ладонь.

Чувствовавший себя победителем и от согласия Кристины и оттого, что больше не придется носить ботинки артиста Фалина, Мишель, показывая прелести своей московской квартиры, буквально прыгал вокруг Капы Петровны. Кристина шла рядом безучастно, как намагниченная. Итоги осмотра подвели на кухне.

- Что и говорить, квартирка - не ахти! — сказала Капа Петровна.

Мишель обиделся за квартиру.

- Ну, Вы как скажете...

- Я знаю, что говорю. Квартирка - не ахти. Я-то думала - ого! А тут, на «ага» не тянет. Туалет никакой. Ванная тоже маленькая. Кухня — негде развернуться. Комнаты, как сосиски, - узкие и длинные! Мебели мало. Коридора, почитай, совсем нет. Где вещи прятать? Непонятно! Единственное, что понравилось, это - лоджия! Что хорошо, то хорошо! Лоджия широкая, большая и, главное, с нее далеко видать. Правда, на ней от шума закладывает уши. Ой, ужас, как машин много! Лоджию нужно застеклить: будет теплее и тише. В целом, на первых порах, жить можно. А теперь давайте по стакану, не подумайте, чайку, и на боковую. Надо отдохнуть с дороги.

 

Александр Невольный (Якунин)  БОТИНОК

 

Часть 16.  На свадьбе познакомимся.

 

Мишель всё прислушивался к глухим, неразборчивым голосам, доносившимся из комнаты, в которой устроились на ночь Кристина и Капа Петровна. Мишель понимал, что давешнее согласие Кристины ничего не значит, на самом деле всё решается в эти минуты. Внутренне он был готов к любому исходу.

- Откажет, уедет - один лобовой удар в стену, и вся любовь! - прошептал в темноту Мишель и, успокоенный, найденным решением всех проблем, повернулся на бок.

 

***

 

Капа Петровна подняла Мишеля ни свет ни заря:

- Вставай, зятек, пойдем заявление подавать!

- Какое заявление?

- Жениться будем. Или передумал?

- Вовсе нет, а Кристина согласна?

- Кто ее спрашивать будет. Главное, я согласна.

Спросонья Мишель плохо соображал.

- Тогда, конечно, едем. Только загсы, кажется, с одиннадцати начинают работать.

- Ну и что? — возмутилась Капа Петровна. — У нас говорят: кто первым встает, тот на парашу с ногами встает.

- Где так говорят? - спросил Мишель.

Капа Петровна неожиданно рассердилась.

- Где надо, там и говорят. Торопись, давай, нам еще билеты за твой счет покупать.

- Какие билеты?

- На поезд. Мы с дочей уезжаем домой.

- Сегодня? И Кристина тоже? - опешил Мишель.

- А ты ... ох, какой прыткий: уж и губы раскатал? - засмеялась Капа Петровна. — До свадьбы никакого баловства!

Одеваясь под неусыпным взглядом Капы Петровны, Мишель пытался что-то сказать:

- Зачем же уезжать так скоро? Пожили бы ещё немного, Москву посмотрели, с моими родителями познакомились.

- С этим успеется. На свадьбе познакомимся. Они у тебя, поди, интеллигенты?

- Нормальные, - аккуратно ответил Мишель, зная негативное отношение Капы Петровны к интеллигенции.

Увидев в коридоре чемоданы и баулы, Мишель понял, решение Капы Петровны окончательное и пересмотру не подлежит.

- Вещи забираете? - грустно констатировал Мишель.

- А ты думал, тебе оставим? Держи карман шире, — в своей манере, к которой Мишель начал привыкать и не обижаться, высказалась Капа Петровна.

 

***

 

В загсе заявление Мишеля и Кристины приняли быстро и без хлопот. Оттуда они направились на вокзал. В дороге Мишель получил инструкции по подготовке свадьбы.

Кристина пожелала, чтобы свадебный кортеж состоял из двух «Мерседесов» и одного длинного лимузина красного цвета.

Идея дочери Капе Петровне не понравилось.

- Денег тебе не жаль, - проворчала она.

- Деньги не твои, нечего считать, - огрызнулась Кристина.

- Ма удивилась: никогда еще так открыто дочка ей не противоречила.

- Ух, какие мы смелые стали! Бессовестная! — только и сказала Капа Петровна.

- Ладно тебе, ма! - отмахнулась Кристина и продолжила инструктаж. - Хочу, чтобы свадьба была в ресторане в центре Москвы.

- Это еще к чему? — вспыхнула Капа Петровна. — У нас квартира в Москве, а ты ресторан! Сроду в ресторанах свадеб не гуляла.

- Хочу ресторан!- капризным тоном заявила Кристина.

- Ой, скажите, какие мы образованные!- всплеснула руками Капа Петровна.

- Не волнуйтесь, ма, всё будет, как захочет Кристина. Найду я деньги на ресторан, - вставил свое слово Мишель.

- А тебя никто не спрашивал. Тоже мне, миллионщик липовый! - шикнула Капа Петровна. - Так, доча, кажись, ничего не забыли.

- Забыли!

Кристина потребовала, чтобы на свадьбу Мишель надел «свои ходулики». Так Кристина называла ботинки артиста Фалина, в которых Мишель становился выше ростом.

- Зачем? - изумился Мишель. — Они мне малы, а до свадьбы ещё усохнут. Вряд ли они налезут. Даже если удастся надеть, больше часа не выдержу. Лучше, куплю нормальные лакированные туфли, и всё.

- Это, чтобы рядом с тобой выглядеть пожарной каланчёй? — язвительно улыбнулась Кристина. - Нет уж, извини-подвинься! Наденешь «ходулики», иначе никакой свадьбе не бывать. Вот моё слово!

Капа Петровна ласково толкнула Мишеля в плечо, и с цыганским акцентом проворковала:

- Эй, женишок, зачем в бутылку лезешь? Уважь молодую невесту, надень на свадьбу «ходулики». Да только почисти их до блеска. Всё, с этим разобрались? Ну, и слава Богу! Теперь нужно обсудить, кого на свадьбу приглашать. С нашей стороны ожидается двенадцать человек...

 

Александр Невольный (Якунин)  БОТИНОК

 

 Часть 17. Как проводить свадьбу.

 

Терпеливо выслушав поименный список будущих гостей и подробную характеристику родственной связи с каждым из них, Мишель сказал:

- Хорошо.

- Кто же говорит, что плохо? Только ведь людям билеты нужно купить сюда и туда, а также переночевать им где-то нужно, да не одну ночь. А это все расходы. Так что, будь любезен, давай деньги.

- Сейчас?- опешил Мишель и, отвлекшись от дороги, едва не наскочил своим «Пежо» на ехавший впереди автомобиль.

- Ты что, слепой? - закричала Капа Петровна — Вот, водила хренов! С тобой ехать — удавиться легче!

Немного успокоившись, Капа Петровна смогла вернуться к проблеме финансирования пребывания родственников в столице нашей родины.

- Само собой, деньги нужны сейчас: билеты дешевле приобрести заранее; да еще невесте нужно прикупить то, да сё, - сказала она.

- К сожалению, сейчас денег у меня нет, - поникшим голосом сказал Мишель.

- Видишь, ма, начинается! - хмыкнула Кристина.

- Ничего не начинается, - парировал Мишель. - Завтра же вышлю деньги в С. по почте.

- Это плохо, да видно, деваться некуда. Смотри, сынок, не подведи, - сказала Капа Петровна.

- Что Вы, ма! Для ваших родственников я сниму номера в хорошей гостинице, - предложил Мишель.

Капа Петровна только руками всплеснула.

- Вот, дурак-то! Это еще зачем?! Если лишние деньги шевелятся, отдай их лучше мне. Надо же такое придумать! Родственники не барья, спокойно на полу переночуют в нашей квартире. Всё, и эту проблему, считай, сняли!

- Как скажете, - промямлил Мишель.

- С твоей стороны сколько гостей ожидать?- спросила Капа Петровна.

- Полагаю человек сорок: родители, сестры мамы и все наши, театральные...

Капа Петровна не дала договорить Мишелю.

- Совсем спятил! Зачем столько народу? - крикнула она. – Сейчас никого не удивишь! Нажрутся - спасибо не скажут. Человек десять и хватит.

Показалось здание Казанского вокзала. Отъезжающие засуетились.

- Смотрите-ка, приехали! — восторженно воскликнула Капа Петровна. - У меня ощущение, словно я в этой Москве год прокантовалась. Значит так, жених, слушай и запоминай. Мы с Кристей вернемся дня за два до свадьбы. К этому времени костюмчик прикупи недорогой, главное, чтобы потом каждый день можно было носить. Теперь смотри, водки купи самой, что ни на есть, дешевой. Водка вся одинаковая, что дорогая, что дешевая. Три ящика купи. Бутылок десять не трогай, остальные наполовину разбавь водой. Знаешь, как делать? Шприцом. Дело нехитрое.

- Разбавлять... водку... зачем? - опешил Мишель.

Капа Петровна переглянулась с дочкой.

- Ну, чистый инопланетянин! - сказала Капа Петровна. — Или дурачком прикидываешься? Объясняю для бестолковых: после двух рюмок людям до фени, чего пить? Отсюда можно поиметь тройную выгоду: первое - экономим деньги на спиртном, особо пьяных не будет – это два, трезвые, как известно, жрут мало, и потому должно остаться много еды — это три. На сэкономленных харчах, по-хорошему, можно полгода продержаться - это уже четыре. Понял, тёпа? С собой привезу специальной самогоночки, литров пять, а то и десять. Убойная вещь: после первой рюмки с ног валит. После нее несколько дней ни есть ни пить не захочется. Рецептик мне один зэк подарил. Мировая вещь!

Мишелю интересно было бы узнать, при каких обстоятельствах ма познакомилась с зеком, но времени на это не осталось вовсе. Капа Петровна запричитала:

- Сынок, что это мы все едем и едем? Останавливай скорее колымагу!

- Здесь не могу - знак висит, - ответил Мишель.

- Все у тебя «не могу»! Как жить будете, прямо не знаю! - проворчала Капа Петровна.

Мишель нашел, наконец, свободное местечко и припарковался.

- Слава Богу! - воскликнула Капа Петровна. - Не люблю опаздывать. Ну, зятек, бери чемоданы, а ты, Кристя бери баул, а я уж, как-нибудь, за вами поспею. Карманы берегите! Кристинка, билеты, паспорта у тебя?

- У меня, ма.

- Поезд ждать не будет, - волновалась Капа Петровна. - Да, чуть не забыла, еду в ресторане не заказывай. Приеду, сама все сделаю. Ну, кажется, всё обговорили, а что забыли — по телефону решим. Время пройдет быстро. Побежали, дети мои!

 

***

 

Капа Петровна оказалась права: время, которое государство предоставило Мишелю и Кристине для проверки своих чувств, тянулось долго, но прошло быстро, как один день.

 

Александр Невольный (Якунин)  БОТИНОК

 

Часть 18. Бунт подкаблучника.

 

- Тихоня, тряпка, подкаблучник, а туда же: всё по-своему норовит сделать! Из себя меня корежит! Помяните мое слово, мы с ним кашу не сварим.

Так Капа Петровна ругала Мишеля своим родственникам, собравшимися на свадебное застолье в полуподвальном помещении ресторана «Рамзай», что на углу Пушечной улицы и Рождественки.

Родственники согласно кивали головами, украдкой посматривали на накрытые столы и глотали слюну. Они были уверены, что Капа Петровна ругается только потому, что сама голодна. Молодые, как уехали три часа назад кататься по Москве, так до сих пор и не возвращались.

Родственники ошибались. Капа Петровна сердилась на Мишеля по другой и очень серьезной причине. Мишель не сдержал слова. Он не разбавил, как она просила, водку водой. Мишель самостоятельно, то есть без нее, заказал в «Рамзае» всю еду. Капа Петровна не могла успокоиться, узрев на столах запеченную семгу, жареных поросят с хреном и многочисленные тазики с красной и черной икрой.

Но и это еще не все. Обычно покладистый, зятек вчера поднял бунт! Он заявил, что намерен на своей свадьбе напиться «вдрыбадан», и поэтому не сможет быть за рулем, чтобы вывезти, «чертовы объедки», которые останутся после свадебного застолья. На что ма торжественно объявила:

- Ну, милый, зятек, запомни, я тебе все прощу, но этих слов во веки вечные не забуду! Обидел ты меня. Так и знай.

Это случилось вчера. А сегодня наружу вылез еще один прокол Мишеля. По мнению Капы Петровны, это был самый крупный прокол из всех его проколов. В ресторане она обнаружила целую компанию «незнакомых рож». На законный вопрос, - «Что це за фрукты?» один из них, с чудной фамилией Веревкин—Рохальский нагло улыбнулся:

- Мы коллеги жениха по театральному цеху. Приглашены лично женихом. Есть еще вопросы? Нет? Спасибо за внимание.

Глядя в наглые глаза Веревкина-Рохальского, Ма окончательно поняла - её план правильной свадьбы провалился с треском. Она еле удержалась от того, чтобы не звездануть своей тяжелой рукой весельчаку между глаз.

В этих условиях Капе Петровне ничего не оставалось, как только отвести душу, поливая Мишеля грязью и настраивая родственников против него.

- Ничего из себя не представляет, а характер проявляет! Я ему такой характер устрою, надолго запомнит, - ворчала она.

Родственники Капе Петровне верили: она устроит, и он запомнит, и жалели Мишеля.

- Дорогая теща не нужно так переживать. Молодые никуда не денутся, приедут! - крикнул со своего места Веревкин-Рохальский.

- Какая я тебе теща? - начала было заводиться Капа Петровна, но ее внимание привлекли новые люди.

В ресторан беззвучно, как тени, проникли два человека. Они были так малы ростом и так худы, что не сразу разберёшь – они мужчины, или женщины. Больше, как бы, походили на женщин. Вновь пришедшие остановились в нерешительности, очевидно, раздумывая, что делать дальше?

- Это еще что за мензурки такие? — подняла брови Капа Петровна и решительно направилась навстречу гостям.

На вопрос Ма «кто такие, откуда?» тени переглянулись, и одна из них сказала:

- Мы — родители Мишеля, в смысле жениха. Меня зовут Варвара Ивановна. Я - мама жениха. А это его папа, Викентий Эммануилович. Вы, очевидно, Капитолина Петровна, мама Кристиночки? Верно?

- Верно, Капа Петровна - я, - сказала Капа Петровна и зачем-то добавила. - Расправка моя фамилия.

Капа Петровна не любила свою фамилию и крайне редко представлялась ею.

- Очень приятно, Капа Петровна. Где же молодые? Мы полагали, что они давно уже здесь.

- Черти носят вашего молодого! - рявкнула Капа Петровна.

Родители Мишеля, а также оказавшийся рядом официант, невольно присели. После секундного замешательства официант предложил гостям чайку и фруктов. Капа Петровна и рта не успела открыть, как Варвара Ивановна согласилась:

- Чайку, пожалуй, можно.

Проворный официант убежал быстрее, чем Капа Петровна успела отменить заказ и послать его к «чертям собачьим». Она беспомощно махнула рукой и крикнула вслед официанту:

- Да, делайте, что хотите! Черти оборзевшие! Надоели!

Родители молодоженов уселись за столик. Варвара Ивановна, чувствовавшая, что сделала что-то не так, все время улыбалась. Викентий Эммануилович пытался поддержать супругу и тоже улыбался. Капа Петровна пыхтела, как паровоз. «Навязались мензурки на мою голову!» - думала она..

«Мензурками» Капа Петровна именовала всех интеллигентов, устойчивую неприязнь к которым приобрела еще во время пятилетней отсидки в тюрьме города Батайска. В зоне она «ломала мензурок пачками». И не ради скуки только, а по необходимости, чтобы другим неповадно было занять ее место у форточки, а в столовой «загребсти халявную бациллу»- лишний кусок мяса. Привычка «ломать мензурки» осталась у Капы Петровны и после условно-досрочного освобождения. Даже сидеть за одним столом с мензурками ей было «западло».

Родителям Мишеля, наоборот, Капа Петровна очень понравилась. В этой большой женщине они чувствовали настоящий русский характер. Они предвкушали интересный разговор. Однако разговор пока не клеился. Капа Петровна молчала и не притрагивалась к чаю. Родители Мишеля, чувствуя себя гостями, не решались первыми сделать глоток и только помешивали чай ложечками. Они обдумывали, что бы такое спросить у своей родственницы, чтобы той было интересно отвечать, но каменный взгляд Капы Петровны мешал сосредоточиться, и вопросы не формулировались.

С улицы донеслись требовательные автомобильные сигналы. Раздался крик:

- Ура! Молодые приехали!

- Ну, наконец-то! — подумали все и понеслись к выходу встречать молодых: кто нес хлеб с солью, кто поднос с шампанским и фужерами, кто мешочки с мелкой монетой, кто просто «за компанию».

Капа Петровна поднялась из-за стола подчеркнуто не спеша, не забыв, однако, одним глотком выпить свой чай.

 

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ в 4 части


 



Последние комментарии

гендерное чудовище?)) ...


Какая прелесть! ...


Это-сильно. Некий философский монолог каждого из нас. Не каждому под силу оглянуться назад... ...


Есть такое понятие, как размер... Увы... ...


Алекса
Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Вступление воспринимается как чтение энциклопедии. Но затем, на удивление, узнаешь, что за немаленьким текстом скрывается...


Dreamer
Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но...


!!!!! ...


Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но душу...


Dreamer
Вот эту запретную песню можно как-то с музыкальным сопровождением услышать. Если что, пишите в личку. Здравствуйте...


В-общем, повествование вызывает интерес с точки зрения психологии. Героиня ищет свою нишу в окружающем мире,...


Друг?
10.07.2017 11:50
Dreamer11
Написано больше в публицистической манере с психологическим оттенком. Размышления о дружбе, верности, самопожертвовании ради другого...


Dreamer
Открой секрет - кому посвящение? )
Его нет на этом сайте....


Dreamer
История, видно, длинная ... Кристи надо бы еще похвалить за усердие, беглые мысли, призвать поторопить...