БОТИНОК - 8


Просмотров: 1
 832 


yakunin2
24.04.2013 12:18

СМ. НАЧАЛО в ч. 1 - 7

 

Александр Невольный (Якунин)

БОТИНОК (часть 8)

 

Александр Невольный (Якунин)  БОТИНОК

 

Часть 42. Как «культурные люди».

 

Оставшиеся дни до отъезда в Таиланд прошли в сборах. То одно нужно было купить, то другое. Всё шло нормально. Вот только Павел Оскарович вёл себя как-то странно. Во-первых, он покупал всё, что просила Кристина, хотя раньше спорил о всякой мелочи. Во-вторых, он начал тратить деньги на то, что она и не просила, на всякую ерунду: то коробку конфет принесет; то духи; то вина дорогого французского; то рому кубинского; то прикупит фигурку какую, фарфоровую, с влюбленными в дурацкой позе.

Поведение Силкина не могло не насторожить Кристину. Силкин всегда отличался прижимистостью и с деньгами расставался тяжело. По большому счету, Кристина уважала эту черту, полагая, что она характеризует Силкина, как хорошего семьянина, который «всё в дом», а «не из дома, как некоторые».

В голову Кристины приходили самые дурные мысли. Она даже заглянула за сливной бачок. Свёрток с деньгами, вырученными от продажи машины и дачи, лежал не тронутым. Кристина позвонила ма. Капа Петровна посоветовала «как-то аккуратненько разузнать, не получал ли «генерал» (Капа Петровна так в шутку после повышения звала Силкина) премию какую или еще что-нибудь «по службе».

- Запомни доча, человек легко тратит только чужие деньги, - сказала по телефону Капа Петровна.

Кристина сделала так, как научила ма, и выяснила - премию Силкину дали, но какую не сказали.

Кристина со спокойным сердцем отдалась сборам в дальнюю дорогу.

Кристина еще ни разу не видела моря. В огромной книге-атласе, которую в своё время притащил Мишель, она нашла труднопроизносимый остров Пхукет и точно так же, как любил делать Силкин, сладко потянулась … и произнесла: - Боженьки же мои, как далеко!

 

***

 

В аэропорт «Шереметьево-2» Силкин и Кристина приехали с большим запасом времени. Они прошли регистрацию, и Силкин затащил Кристину в магазин, где набрал виски и сигарет.

- Сигареты к чему? Ты, кажись, не куришь, - спросила Кристина.

- Попробовать хочу, - ответил Силкин. - Понимаешь, дуся, в этой жизни всё нужно попробовать, погулять, так сказать, на всю катушку! И в этом деле ты мне не мешай, а то уволю к чертовой матери. Хочешь духи французские куплю, самые дорогие?

Обыкновенно Кристина на подобные вопросы отвечала отказом, а тут в аэропорту на неё что-то нашло, и она ответила:

- Хочу.

От неожиданности Силкин застыл на месте, но быстро оправился и ответил достойно:

- Вопросов нет. Выбирай.

Кристина, не разбиравшаяся в парфюмерии, выбрала самую цветастую, но дешёвую коробочку. И потому, кроме духов, Силкин купил Кристине чемоданчик с тенями и красками. Кристина была довольна: впервые Силкин потратился на неё. Это было приятно.

Объявили задержку рейса. Кристина расстроилась, а Силкин, как будто, даже обрадовался. Он нашёл укромное местечко и, отвинтив крышку бутылки, припал к горлышку.

Отпив громкими глотками больше половины бутылки, он сказал:

- Эх, хорошо! Жаль, нечем закусить. Надо бы шоколадку прикупить. Слетай, дуся, за шоколадкой.

- Обойдешься.

Силкин взболтнул жидкость.

- Пожалуй, допью. Чего здесь оставлять?

- Не надо, Паша, - попросила Кристина, - ведь в самолет могут не пустить.

Это мысль показалась Силкину забавной, и он засмеялся.

- Кого «не пустить»? Меня! Пусть попробуют. Да я... да что с тобой разговаривать?! Не капай мне на мозги, женщина. Я отдыхаю.

Когда Силкин называл Кристину женщиной, это означало, что он сильно пьян, и ему лучше не перечить. В таком состоянии он становился неуправляемым и агрессивным.

К моменту объявления на посадку, Силкин осилил две бутылки виски по 0,7 литра каждая. Задвинув стеклотару под сидение, он, тяжело ворочая языком, произнес:

- Женщина, на взлет!

 

Александр Невольный (Якунин)  БОТИНОК

 

Часть 43. Замочу!

 

На посадку Силкин шёл практически с закрытыми глазами, опираясь на плечо Кристины. Усевшись в кресло, Силкин тотчас отрубился. Он счастливо проспал взлёт и три часа полёта. Проснувшись, некоторое время озирался, а потом начал громко возмущаться по поводу того, что они «летят, летят, и никак не прилетят».

- Мне надоело!

- Потерпи немного, уже скоро прилетим, - пыталась успокоить его Кристина.

Она, как ребёнка, гладила Силкина по голове, и ладонью пыталась закрыть ему рот.

- Ну что ты мне всё время рот зажимаешь! Руки убери!.. Мне выйти нужно, - заявил Силкин.

Он поднялся и нетвёрдой походкой пошёл по проходу, но до туалета не дошел. Его заинтересовала конструкция запасного выхода. Он долго изучал рычажки, потом начал дергать за ручку.

Подоспела стюардесса.

- Пассажир, этого нельзя делать!

Силкин повёл плечом, и стюардесса, словно пушинка, отлетела метра на два.

Подбежала Кристина.

- Паша, миленький, угомонись. Пойдём на место, - без надежды на успех, говорила Кристина.

Пассажиры помогли стюардессе подняться. Нашлись два добровольца, которым с трудом удалось угомонить Силкина. Он распускал руки и угрожал всех порвать на куски. Пришлось Силкина связать шнуром от радиомикрофона. Оказавшись в своём кресле, Силкин мгновенно заснул.

К месту событий подтянулся командир самолёта.

- Ваше? - строго спросил он у Кристины, кивнув на бесчувственное тело.

- Моё... мой, - ответила Кристина. - Дома он совсем не пьёт, а здесь дорвался... не знаю, прямо, что нашло, - бегло отвечала Кристина, выставляя вперёд свой живот.

Командир сделал вид, что беременность в этом деле ничего не значит, но голос его всё же стал мягче.

- По прибытии, - сказал командир, - вынужден сдать Вашего мужа в полицию.

- А потом?

- Протрезвеет, отправим обратно домой за ваш счет. Еще и штраф заплатите. Предупреждаю, в Москве мы подадим в суд за хулиганство с причинением физического вреда стюардессе.

- Ну, это вы зря, товарищ командир. Совсем это ни к чему, - взмолилась Кристина. - Он когда трезвый - хороший, добрый. Честное слово. Он не хотел стюардессу обижать. Пожалуйста. Не отправляйте нас домой. Я моря никогда не видела. Он больше не будет. Честное слово!

- Детский сад какой-то! Раньше нужно было думать, - сказал командир и что-то шепнул стюардессе. Та согласно кивнула головой.

Кристине показалось, будто начальник сказал:

- Оставьте этого урода, пусть катится к чертовой матери!

 

* * *

 

Автобус, развозивший российских гостей из аэропорта Пхукет по гостиницам, находился в пути полчаса. Гид Джейтус на плохом русском языке объяснял особенности отдыха в Таиланде. Гид поинтересовался, есть ли вопросы. Вопросов оказалось много. Особенно усердствовал Силкин. При этом он задавал вопрос, не дослушав ответа на предыдущий. В конце концов, гид умолк.

- Чего же ты, узкоглазый, заглох? – улыбнулся Силкин. - Мы такие деньги отвалили за путёвки, а ты, жёлтая обезьяна, разговаривать не желаешь!

За Джейтуса вступилась женщина, сидевшая впереди Силкина.

- Послушайте, нельзя ли немного помолчать?

- Это кто там вякает? - приподнялся Силкин.

- Я не вякаю, а говорю, - ответила женщина. - Деревня!

- Что! Что ты сказала! А ну-ка!

Силкин и в трезвом состоянии приходил в бешенство, когда его обзывали «деревней», а уж по пьяному делу и говорить нечего: он буквально взрывался, и удержать его было невозможно.

Силкин сорвался с места, тучей навис над смелой женщиной. У Кристины не хватило сил его остановить. В ужасе она закрыла лицо руками.

- Это ты, что ли, тут выступаешь?- брызгал слюной Силкин. - Проститутка!

- Если я одна, это не значит, что меня можно оскорблять, - с вызовом ответила женщина. - Посмотрела бы на Вас, если бы со мной был муж.

Силкин побагровел, выпучил глаза и заскрипел зубами:

- Да, ты знаешь, кто я такой! Я твоего мужа... в пыль... Тебе - конец!

- Ой-ой, напугал, алкаш проклятый! Житья от вас нигде нету, - сказала женщина. - Отвали, деревня. У тебя изо рта воняет.

- Что-о! - заревел Силкин и поднял кулак с явным намерением опустить его на голову бесстрашной женщины.

В этот момент водитель нажал на тормоз. Силкин с поднятым вверх кулаком завалился между кресел. По инерции его потащило вперед, и он, как на конвейерной ленте, проскользил до передней площадки в ноги гиду Джейтусу. Автобус набрал скорость и поехал, мощно урча мотором и размерено покачиваясь на незначительных неровностях дороги.

Некоторое время Силкин лежал не шевелясь. С криком «Убили!» Кристина бросилась к нему. Только по прошествии некоторого времени Силкин начал проявлять признаки жизни: еле заметно шевельнул рукой, открыл глаза, заскулил по-собачьи.

- Звери! Чуть человека не убили! Павлуша, Пашенька, сильно ушибся? Сможешь подняться?

Кристина сделала попытку поднять его на ноги.

- Отставить, - сквозь зубы процедил Силкин.

- Вставай, мой хороший, мой золотой, мой бриллиантовый, - ворковала Кристина.

- Отвали!

- Что же ты, так и будешь валяться на проходе?

- Так и буду.

Силкин нашёл глазами гида Джейтуса и произнёс:

- Ты - труп.

Гид ответил дружелюбной улыбкой и помог Силкину подняться. Остаток пути до гостиницы Кхао-Ланг Силкин простоял на передней площадке, не спуская глаз с Джейтуса.

На выходе из автобуса Силкин попытался ударить гида, но тот ловко опустился на колено и снизу произвел короткий хук в живот. Силкин сложился пополам и, хватая ртом воздух, восторженно прохрипел:

- Ловко! Уважаю!

Двое маленьких тайцев, без видимых усилий, за руки и за ноги внесли Силкина в номер и, как мешок, бросили на кровать.

     - Сволочи! Гады! Всем конец!- просипел он и вновь вырубился.

     Кристина решила раздеть Силкина. Из кармана брюк выпала пачка долларов. Кристина подняла деньги. Уголок верхней стодолларовой банкноты был заклеен бумажкой. Кристина обмерла. Она узнала банкноту. Она сама её заклеивала и вместе с другими деньгами, вырученными от продажи мишелевых машины и дачи, спрятала за унитаз.           Это означало только одно: Паша нашёл свёрток с деньгами. Любимый обманул ее! Он наглым образом тратил ее денежки! Сволочь! Ворюга!

Кристина долго всматривалась в родное лицо, пытаясь найти в них ту черту, которая выдала бы его изначально воровские наклонности, но не находила. Даже в пьяном виде Паша был для нее невероятно красив и привлекателен.

Что же теперь делать? Ясно одно, бросить эту тварь с сильными руками она не сможет, но и жить с ним по-прежнему тоже, видимо, не получится.

- Что же ты наделал, гад ты этакий? – поголосила она, и поцеловала в губы, безмятежно спящего Пашеньку.

Силкин застонал, пустил слюни.

- Шлюха, - Как в бреду, промычал он. - Замочу!

Кристина грустно улыбнулась.

 

Александр Невольный (Якунин)  БОТИНОК

 

Часть 44. Сапфиры, кораллы, рубины!

 

Короткую южную ночь, Кристина провела в каком-то оцепенении. Едва рассвело, она, плохо соображая, вышла из номера. Дорожка привела ее на берег океана.

Её взору предстала бескрайняя водная гладь. И хотя эту красоту она видела впервые, ничто не шелохнулось в ее сердце. Она была подавлена предательством Силкина и могла думать только о своём горе.

Кристина вошла по щиколотку в тёплую воду. Идти было тяжело, ноги проваливались. Солнце ещё пряталось за облаками. На берегу были люди: кто бежал трусцой, вдоль линии воды, кто разминался на месте, кто раскладывал топчан.

Какой-то странный звук, будто человек втягивал через трубку в себя воздух, послышался со стороны океана. Песок с силой начал уходить из-под её ног. Кромка воды тронулась, и стала быстро отодвигаться в океан, обнажая дно. В считанные секунды вода ушла очень далеко, и всё продолжала и продолжала уходить. Раздался тихий стон. Рядом с собой Кристина увидела большую рыбину. Она лежала на боку и косила на неё красным глазом. Вскрикнув, Кристина отскочила в сторону.

Из-за облаков вышло солнце, и вся огромная площадка, открывшегося дна, вдруг разом заискрилась. Казалось, на огромное поле густо высыпали драгоценные камни. Повсюду, сверкая всеми цветами радуги, весёлыми фонтанчиками кувыркалась, застигнутая врасплох, мелкая рыбёшка.

Кристина вспомнила слова ма, звучавшие, как мечта: «Станешь взрослой, доча, всё у тебя будет: и сапфиры, и кораллы, и рубины!».

- Сапфиры, кораллы, рубины! - шёпотом повторила Кристина, потрясённая невиданной красотой.

Все кто был на берегу - и взрослые и дети - с восторженными криками разбежались по освободившемуся от воды простору и принялись что-то собирать. Кристина медлила, но, рассудив, что если другие люди спокойны и веселы, значит, это дело обыкновенное, и ей тоже не следует терять время. Она подбежала к самому большому камню, блестевшему изумрудом. Но стоило его взять в руки, как, на глазах, обсохнув, он превратился в обыкновенный булыжник, которых на улицах ее родного города С. хоть пруд пруди. Кристина швырнула обманный камень и поспешила к другому, выглядевшему чистым голубым сапфиром. И на этот раз камень оказался ложным.

Неудачи только раззадорили Кристину. Быстро передвигаться ей мешал живот. Скоро она родит мальчика, Павлика. Он будет счастливым. У него будет всё: и московская квартира, и машина, и дача. И сейчас для него она отыщет много, много сапфиров, кораллов, рубинов на чёрный день.

Звук тем временем заметно усилился и стал похож на гул работающего пылесоса. Кристина видела такой пылесос - огромный, чёрный, тяжёлый - когда приходила к Мишелю в театр. Этим пылесосом убирали сцену.

Вдоль горизонта ниткой протянулась чёрная полоска, которая быстро превратилась в ленту и всё продолжала стремительно расти. С океана подул сильный, резкий ветер.

Забыв обо всём на свете, Кристина собирала камни. Найденные «драгоценности» уже не умещались в руках.

Резко стемнело, будто кто-то выключил свет. Кристина подняла голову и увидела перед собой чёрную стену, с десятиэтажный дом. Сверху стена была покрыта белой пеной, куски которой срывались и, медленно переворачиваясь, летели вниз. Точно также слетала пена с языка ее собаки, Джерика, когда он мчался, чтобы порвать на куски Мишеля. Жаль, что тогда не хватило цепи. Тогда бы не было Мишеля, и жила бы Кристина в своём городке и не пришлось брать грех за московскую квартиру, машину и дачу.

Стена надвинулась. Кристина попятилась назад и, зацепившись за рыбину, упала на спину. Она была спокойна. Ей казалось, что ребёнок, который был в ней, защитит ее, и с ней ничего не случится. Прежде, чем Кристину накрыло слоем грязи, водорослей и камней, она успела сделать один глубокий вдох.

 

***

 

Выбравшись на берег, чёрная, плотная масса грязи, сметая всё на своем пути: машины, здания, деревья, людей,  неудержимо рвалась вглубь, туда, где еще безмятежно отдыхали тысячи людей.

Удивительно, но разрезанная столетней пальмой надвое, как торт ножом, грязевая масса двумя языками обошла бунгало, в котором мучительно медленно приходил в себя Силкин.

Холодная вода, хлынувшая изо всех щелей в номер, привела его в чувство. Вода подняла Силкина к потолку, но оставила место для того, чтобы ему можно было дышать.

Он барахтался до последнего. Вода ушла за мгновение до того, как силы оставили его.

Через некоторое время Силкин выбрался наружу. Его замутнённому взору предстала нереальная картина: в чёрно-зелёной грязи лежали руины зданий, вырванные с корнем деревья, горы уложенных друг на друга искореженных автомобилей, перевёрнутые катера и яхты. И всюду, всюду валялись трупы. И среди всего этого кошмара, как тени передвигались полуживые люди с безумными глазами.

Силкин готов был признать, что допился до белой горячки.

Позже ему объяснили, что он чудом пережил цунами.

 

ЭПИЛОГ

 

Катастрофа произошла 26 декабря 2004 года. Мир был потрясён известием о мощном цунами, накрывшем побережье Индонезии и Малайзии. Число жертв исчислялось сотнями тысяч. Причиной цунами явилось землетрясение, случившееся в тридцати километрах от индонезийского острова Суматра. Образовавшаяся на дне Индийского океана расщелина втянула в себя огромный столб воды. Верхний слой воды, вобрав в себя невиданную энергию, двинулся в свой страшный путь к берегу и, по мере приближения, становился всё мощнее и быстрее. Через четыре часа упорного движения волна достигла берега острова Пхукет. Сделав свое чёрное дело, волна, обессилев, ушла назад.

Ещё долго после этого океан выносил на берег безглазые, безволосые и без признаков пола тела людей.

 

 

Александр Невольный (Якунин)  БОТИНОК

 

 

Капитан Силкин уволился из органов и завербовался на Кавказ. Его зачислили в тыловую часть. Вскоре началась подготовка к военной компании в Абхазии и Южной Осетии. Довольствие капитан получал в том же объёме, что и офицеры в боевых порядках. И льготы шли те же.

Мишель зажил своею жизнью в своей квартире в центре Москвы. К нему вернулась Валерия. Веревкин-Рохальский пригласил Мишеля на гастроли в город Д. со спектаклем «На всякого мудреца довольно простоты», с которого начались события, наложившие отпечаток на всю дальнейшую жизнь Мишеля.

 

 

КОНЕЦ


 



Последние комментарии

гендерное чудовище?)) ...


Какая прелесть! ...


Это-сильно. Некий философский монолог каждого из нас. Не каждому под силу оглянуться назад... ...


Есть такое понятие, как размер... Увы... ...


Алекса
Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Вступление воспринимается как чтение энциклопедии. Но затем, на удивление, узнаешь, что за немаленьким текстом скрывается...


Dreamer
Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но...


!!!!! ...


Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но душу...


Dreamer
Вот эту запретную песню можно как-то с музыкальным сопровождением услышать. Если что, пишите в личку. Здравствуйте...


В-общем, повествование вызывает интерес с точки зрения психологии. Героиня ищет свою нишу в окружающем мире,...


Друг?
10.07.2017 11:50
Dreamer11
Написано больше в публицистической манере с психологическим оттенком. Размышления о дружбе, верности, самопожертвовании ради другого...


Dreamer
Открой секрет - кому посвящение? )
Его нет на этом сайте....


Dreamer
История, видно, длинная ... Кристи надо бы еще похвалить за усердие, беглые мысли, призвать поторопить...