Ванька судак


Просмотров: 3
 795 


Апостолидий Николай2
12.07.2013 14:43

 

Мужик он крепкий. Лицо его сияет крепостью, аж источает ее на помощь другим людям. Суровая жизнь вытвердила из него гранит, взглянув на него, чувствуешь силу, и душа моя обнадежена и радуется от того, что есть в России мужики. Сколько таких, как он? Вид их неприметен, крик и кичливость отродясь к ним не подступались, сидит в них внутренняя правота, бессловесная, потаенная. Они чувствуют, может даже неосознанно, свой путь, каменистый, местами с трясинами. Эти трясины обманчивы, с виду для отдыха и разгрузки пригодны, но только расслабишься, доверишься всей своей глубиной доверчивости этой поганой зыби, как тут же начнешь утопать и вязнуть в ней, сила и воля - единственные помощники в тягучей борьбе с обволакивающей мужика трясиной. Жизнь всегда давит на сильных, готовая приклонить их к земле, посылает множество испытаний, одно за другим, порой и россыпью, едва увернуться поспеешь, а то и не поспеешь. Но мужик не слеп, он видит, вернее, нащупывает мягкими подушечками натруженных пальцев ту ниточку, которая выводит его из темени на свет.

Их много; как же без них?! Они вытягивают нас вперед, только мы этого не понимаем, да и не хотим принять. На их спинах груз невероятной важности и надобности. Они этот груз на себя не взваливали, он уже с самых малых лет с ними. Растут они вместе, тяжелеют, мужают. Куда деть эту ношу? – вопрос не из легких. Она с тобой. Что она дает? Мало чего; они едины, как тело и душа.

Эти люди - что-то единственно настоящее средь вороха событий, заворачивающих нашу жизнь, через них ощутима боль земли и любовь её. Они прекрасны душой, глаза их почти всегда добры и внимательны.

С таким человеком повстречался я на речной переправе. На левом берегу широкой реки стояло много машин, дожидавшихся теплохода с паромом. Собралось машин десять, возле прохаживались водители и пассажиры. Кто – то дремал на сидении в ожидании, кто  - то курил, кто – то приглядывался к местным пейзажам, любовался ими. Надо сказать, местные пейзажи завораживающие. Настрой объектив фотокамеры, и ты выхватишь великое множество превосходных сюжетов. Так, люди расположенные встречались с истинной красотой.

Левый берег реки высокий, у основания резко переходящий в отлогую каменисто-песчаную площадку. К этой площадке спускается словно прорубленная сквозь стену берега асфальтированная дорога. Спуск этот длинный, растянутый, позволяющий подготовиться, настроиться к лицезрению чудесной синевы реки Печоры, великим, дремучим лесам и простору. Все это открывается постепенно, плавно, не торопясь раскрывая занавес, прикрывающий наготу и беззащитность природы. Кажется и ощущается, что в таких местах не может существовать свобода, может только воля.

Правый же берег низкий, плавно, словно нехотя, уходящий вдаль. На том берегу ожидал трех часов дня, чтоб выйти по расписанию, катер «Ярославец» с массивной баржой с выдающейся вперед аппарелью (пологий подъем). Возле судна скопилось машин восемь, ждущих разрешения въехать на паром. Команда в составе трех человек обедала; расписание есть расписание, торопиться не надо.

Я только спустился к берегу на своем ВАЗе и остановился с краю, где было посвободнее. Ехал я один. Я ехал из одного крупного поселка в другой по работе, эти населенные пункты разделяла могучая, полноводная река Печора. Поэтому, необходимость и привела меня к этой переправе.

Я взглянул на наручные часы – половина третьего; на правой стороне началось движение и суета. Люди задвигались, боясь не попасть на палубу парома. Речная команда умело руководила ожившими и волнующимися понапрасну людьми, рвущимися на баржу. Вот все уместились, и теплоход отошел от берега и направился к нам. Траектория его движения была весьма интересна, она была какая-то изогнутая, видимо от сильного потока воды катер сносило вниз по течению, и он, бывалый и матерый, справлялся с этой помехой играючи, непринужденно.

Вот паром пристал к нашему берегу, заслышался скрежет камней о дно баржи, но он смягчался плеском воды о борта.  Погода стояла жаркая, середина лета, от воды веяло прохладой, чудесно. Опустилась аппарель, и машины начали съезжать на берег и подниматься наверх по разбитой, давно не латавшейся дороге. Последнее авто съехало, и настал наш черёд взбираться на вместительный паром.

Я особо не торопился, ведь я заеду последним. Решил отвести время для наблюдения за работой экипажа теплохода. Работали они слаженно, каждый знал и усвоил свои обязанности многократными перемещениями от одного берега к другому. Старший на вид по возрасту, видимо капитан, раздавал указания двум остальным членам команды. Он говорил в громкоговоритель:

- Тяни трос сильней, вытягивай его, Ваня. Цепляй за тот корень, видишь, торчит. – Ваня утвердительно кивал головой в знак понимания.

Ваня изо всех сил тащил тяжелый трос к торчащей коряге, пытаясь уцепиться большой петлёй за неё. Как только ему это удалось, и он дал знак рукой капитану, тот заглушил двигатель, все это время грохочущий. Настала короткая тишина, давящая на слух. Но она быстро улетучилась, машины стали аккуратно въезжать на палубу парома.

Издали Ваня казался приятным на вид, светловолосый, среднего роста, лет двадцати пяти, шустрый и сильный. Он вернулся на борт судна, стал что-то рассказывать капитану. Тот был крепкого телосложения, коренастый, с громким и поставленным голосом, говор, мне показалось, нездешний, более русский, более чистый, чем наш говор. Третий же член команды выглядел старше Ивана, русый, высокий, прямой, с широкими плечами, весь такой костянистый. Он занимался делами на барже, укладывал конец использованного троса, чтоб никто не поранился об него. Затем он стал указывать въезжавшим машина куда им встать. Те покладисто исполняли указания. Скоро очередь дошла и до меня. Баржа была почти полна, оставался небольшой закуточек, на котором я и уместился.

Снова загрохотал двигатель катера, в рубке показался капитан, проголосивший:

- Отдавай трос.

Ваня сбежал на берег и стянул петлю с коряги, напарник его стал резко и быстро вытягивать трос на палубу баржи. Люди внимательно и с интересом следили за работой молодых парней, какая-то экзотика для них, что-то необычное открывалось их взору. Ребята, уже привыкшие к повышенному вниманию, не отвлекались на пассажиров, а просто делали свою работу. Затем они подбежали к барабанам с ручками, с помощью которых можно было поднять аппарель. Они стали вращать эти ручки. Долго они трудились возле этих тяжелых металлических приспособлений, но все-таки подняли громоздкую аппарель. Паром отошел от берега, стал плавно разворачиваться и выходить много раз пройденный путь.

Меня охватывали необычайные чувства в этот момент. Трудно описать их, они пробуждались и овладевали мной, завораживали дух. Возможно, эти чувства сродни чувствам человека, оказавшегося в космосе, лишь мои эмоции в миллион раз менее значимы и глубоки.

 Я, когда заехал на баржу, встал на то место, возле которого после отплытия остался Ваня. Мне стало интересно с ним поговорить, ведь еще пару часов меня ждало молчание и раздумья в дороге. Вблизи лицо Ивана показалось открытым, готовым к разговорам с незнакомыми и посторонними людьми.

- Не устал крутить? – Спросил я, сразу обращаясь на «ты», видя простоту в натуре Ивана, свойственную и мне.

- Не, - ответил он живо, откликаясь с интересом на завязывавшийся разговор. – Привык уже, не тяжело.

- Целый день так? – Спросил я.

- Да. Тут хорошо, сами себе хозяева, работаем…

Я умелькнул эту фразу - «сами себе хозяева», и спросил:

- А раньше где был? Где работал?

- В селе у нас, в магазине, продавцом; режим, придти на работу надо вовремя, смотри, опоздаешь, зарплата не очень, а чуть что, всех собак вешают на тебя. Зачем? Надоело мне так. Решил работу поменять, учился после школы на судака (судоводителя), вот здесь и оказался.

- Ясно. Команда как?

- Хорошо, по началу, конечно, пока притерлись,  а теперь – хорошо. Хорошие мужики.

 - А работаете всю навигацию здесь?

- Не, по две недели, за место нас потом другой теплоход приходит, они две недели здесь, а мы отдыхаем, домашние дела справляем.

- Женат что ли?

- Да! Есть такое дело. Недавно женился, к кольцу еще не привык. – Указал на безымянный палец правой руки, где играло на солнце золотое колечко. – Жена добрая, хозяйство есть небольшое, туда время и уходит.

- Много, наверно, разного здесь приходится видеть?

- Бывает. – Многозначно сказал Ваня. – Чего только не увидишь! И жутко, и смешно. А когда шторм, перевозить надо, палубу заливает, судно качает, так, думаешь, щас потонем, но держишься, виду не подаешь - люди смотрят на тебя. Куда бояться?! Вода черная, бурлит, совсем не родная тогда…. А бывает, пьяненький кто-нибудь начнет комедию ломать, один смех, ловишь его, чтоб не утоп куда - нибудь. Так дни и проходят.

Глаза его при воспоминаниях загорались, блеск искрился в них, сердце его не сжималось, а расширялось.

- В команде кого как зовут? – Зачем-то спросил я.

- Капитана – Сергей Петрович. Ух, мужик! А помощника – Лёха, друг мой, давно дружим, еще со школы. Надежный, если, что надо, то сразу поможет.

Паром прошел чуть больше половины пути от берега до берега, поток встречного ветра задувал мои волосы назад, от этого становилось как-то свежо. Меня все более и более притягивал этот молодой человек своей энергией и неотчетливой, не проявляющейся уверенностью в завтрашнем дне, в сегодняшнем дне, в каждой минуте существования. Я попадал под его неведомые чары. Может, мне просто этого хотелось? Возможно, да. Всегда хорошо находиться рядом с настоящим человеком. Возможно, кусочек настоящего и мне удастся ухватить от этих удивительных людей. Мне хотелось, чтоб он продолжал говорить, чтоб его голос звучал на этом просторе широченной реки. Я его еще спросил:

- Все хорошо, значит, у тебя?

- Да, - он сплюнул на счастье и  продолжил,- потихоньку, работаю, тружусь, делаю свое дело, а там, как выйдет. Рядом ребята хорошие, надежные, жену люблю, что еще нужно? – Он улыбнулся красивой улыбкой, весь засветился. – Я думаю, какой сам – такое твоё и окружение, верно же?

- Наверно, да. – Протянул я. Как-то грустно мне стало от этой мысли Ваниной.- Рад за тебя, честно. Молодец ты.

- Спасибо, - немного засмущавшись, ответил Ваня. -  Ты куда едешь? 

- По работе надо, дела, ждут уже меня там.

- И как работа? – Спросил он меня неожиданно.

- А! нормально. – Ответил я.

- Понятно, - понимающе произнес Иван. Мы помолчали.

- Погода сегодня хорошая, - сказал Ваня.

- Верно, жарко. – Добавил я.

Паром начинал сбавлять скорость, приближался правый берег, опять послышался этот уже знакомый скрежет о мелкие камушки на дне, мы причалили. Ваня с Лешей забегали возле аппарели, стали медленно ее опускать, капитан из рубки отдавал приказы, которые ребята шустро исполняли. Машины, одна за одной, выезжали с баржи, она сиротливо пустела, не готовая отпускать своих путешественников. Подошла моя очередь покидать это уютное место, не хотелось этого делать. Я попрощался с ребятами, кивнул напоследок им головой и отправился туда, где меня уже долго ждали. По пути у меня все вертелось в голове: «Чем же он меня так завлек, этот молодой, неприметный человек?». Короткий разговор оставил такой значительный след. Я думал и я понял, нашел отгадку. Она оказалась очень проста, но весьма основательна. Всеми его ответами на мои вопросы мог отличиться любой, абсолютно любой человек. В них не было, на беглый взгляд, той достойности, которую мы всегда жаждем.

В ушах моих теперь все звучат его слова: «Делаю свое дело». Вот она мужицкая великая сила, поддерживающая нашу жизнь. Хорошо мне стало от этих слов, спокойно. Я разгонял машину, торопясь успеть к назначенному времени.

 


 



Последние комментарии

гендерное чудовище?)) ...


Какая прелесть! ...


Это-сильно. Некий философский монолог каждого из нас. Не каждому под силу оглянуться назад... ...


Есть такое понятие, как размер... Увы... ...


Алекса
Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Вступление воспринимается как чтение энциклопедии. Но затем, на удивление, узнаешь, что за немаленьким текстом скрывается...


Dreamer
Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но...


!!!!! ...


Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но душу...


Dreamer
Вот эту запретную песню можно как-то с музыкальным сопровождением услышать. Если что, пишите в личку. Здравствуйте...


В-общем, повествование вызывает интерес с точки зрения психологии. Героиня ищет свою нишу в окружающем мире,...


Друг?
10.07.2017 11:50
Dreamer11
Написано больше в публицистической манере с психологическим оттенком. Размышления о дружбе, верности, самопожертвовании ради другого...


Dreamer
Открой секрет - кому посвящение? )
Его нет на этом сайте....


Dreamer
История, видно, длинная ... Кристи надо бы еще похвалить за усердие, беглые мысли, призвать поторопить...