ТЕРРИТОРИЯ ХАОСА


Просмотров: 2
 730 


Otto2
16.08.2013 19:21

 

Глава 1

 

 

Черный «Мерседес» преуспевающего бизнесмена Виктора Петровича Острогина на большой скорости мчался по загородному шоссе. Машиной управлял водитель Острогина — Игорь — высокий мускулистый парень лет тридцати, с лицом профессионального боксера и добродушным мальчишеским взглядом, а сам Виктор Петрович — сорокапятилетний худощавый брюнет с добродушным лицом и взглядом хищника, сидел на заднем сиденье, просматривая документы на экране ноутбука. На обочине показался дорожный указатель, на синем фоне которого крупные белые буквы и остроугольная стрелка сообщали водителям, что если они хотят попасть в поселок Дубрава, им нужно повернуть направо и проехать 7 километров. После этого указателя «мерседес» повернул вправо на узкую асфальтированную дорогу. Через некоторое время Игорь заметил вдалеке какое-то движение. Подъехав ближе, он увидел, что с проселочной дороги на проезжую часть медленно выезжает серая «девятка» с включенной «аварийкой». За рулем «девятки» сидел один парень, а второй толкал машину сзади. Игорю показалось странным, что парень, который находился сзади автомобиля, толкал машину только одной левой рукой, а правая, либо была плотно прижата к туловищу, либо её вообще не было. «Девятка» остановилась по середине дороги, перегородив проезд, и «однорукий» замахал единственной рукой, призывая «мерседес» остановиться. Игорь не собирался останавливаться и решил объехать «девятку» по обочине. Снизив скорость, он уже начал принимать вправо для совершения маневра, как вдруг увидел автоматный рожок, торчавший из-за спины «однорукого», а боковым зрением заметил какое-то движение в придорожных кустах.

Виктор Петрович, ложись! - крикнул Игорь, вдавил педаль газа в пол и направил автомобиль прямо на «однорукого», у которого тут же появилась вторая рука. «Однорукий» даже не пытался отпрыгнуть в сторону от летящего на него «мерседеса», а в спешке доставал из-за спины автомат. Острогин, вырванный из своих мыслей криком Игоря, сразу ничего не понял. События, происходящие в реальном времени мгновенно, проносились перед его глазами в режиме замедленного действия. Он увидел, как из кустов выбежал парень с автоматом «Калашникова» наперевес. «Совсем еще сопляк» - только и успел подумать Острогин. В этот момент прозвучали выстрелы и стекла задних пассажирских дверей словно взорвались и разлетелись во все стороны, при этом больно ударив в лицо. Падая на заднее сиденье, Острогин успел увидеть прямо перед капотом еще одного парня с автоматом. В этот момент «мерседес» левым передним крылом врезался в заднее крыло «девятки», отчего ее развернуло на девяносто градусов, а парень с автоматом перелетел через капот и крышу немецкого «монстра». «Мерседес» набирал скорость и Острогину на мгновение захотелось подняться и посмотреть, что происходит позади, но в этот момент он услышал несколько хлопков и разлетелись заднее и переднее стекла автомобиля. Острогин закрыл лицо руками.

 

***

 

Виктор Петрович, с Вами все в порядке? - кричал Игорь - Виктор Петрович!

Да, все в порядке, - сказал Острогин, осматривая свои руки и пиджак — Что это было?

Не знаю! Виктор Петрович, куда ехать? Мы уже свой поворот проскочили!

Острогин поднялся. В лицо ударил холодный ветер и это помогло сосредоточиться.

Поехали домой. Только заедем с другой стороны, через проулок.

Острогин достал телефон, нашел в контактах имя «Филиппыч» и нажал на кнопку вызова. В трубке послышались редкие длинные гудки, а потом бодрый звонкий голос ответил:

Да, Виктор Петрович!

Филиппыч, мои где?

Все в доме.

Открой задние ворота и выгони джип из гаража.

Сейчас сделаю!

Филиппыч приходился дальним родственником жене Виктора Петровича и жил у Острогиных уже лет пять, выполняя разную работу по дому.

Игорь, ты сам то цел? - спросил Острогин.

Цел!

Спасибо тебе! — поблагодарил Острогин.

Не за что, Виктор Петрович, это моя работа! - ответил Игорь и расплылся в улыбке.

Изуродованный «Мерседес» медленно въехал в предварительно распахнутые Филиппычем ворота.

Ничего себе! - воскликнул Филиппыч, увидев машину.

Игорь, «мерседес» загони в гараж, поедем на джипе. - распорядился Острогин.

Что случилось, Игорь? Виктор Петрович? - на лице Филиппыча было неподдельное переживание.

Потом Филиппыч, все потом! — резко отрезал Острогин - Я у тебя умоюсь и приведу себя в порядок.

Конечно, Виктор Петрович!

Игорь, выезжаем через двадцать минут. - Острогин прошел в небольшой гостевой домик, в котором жил Филиппыч. На ходу он достал мобильный телефон и набрал номер начальника отдела УБОП Петра Николаевича Проскурина, с которым дружил уже лет двадцать.

Добрый день, Виктор Петрович! Наконец-то вспомнил старого друга! - съязвил Проскурин.

По таким вопросам, как мой, о тебе лучше не вспоминать. - ответил Острогин.

Что случилось? - изменив тон, спросил Проскурин.

В меня стреляли.

Давай поподробнее!

На участке от шоссе до «Дубравы» какие-то отморозки расстреляли машину из автоматов. Только... Петр Николаевич, я не хочу официального расследования, понимаешь? Хочу сам разобраться. Поможешь?

Что нужно сделать?

- Я буду ждать тебя на выезде из «Дубравы». На месте происшествия возможно осталась кровь одного из нападавших, гильзы, может быть в «мерседесе» пули застряли. В общем, возьми кого надо - остальное обговорим на месте.

Буду через час!

Жду!

Острогин зашел в ванную комнату гостевого домика и посмотрел на свое лицо в зеркало. Правая щека была рассечена осколками автомобильного стекла и испачкана кровью, но когда он умылся, остались только маленькие царапины, которые могли сойти за порезы при неудачном бритье. Острогин вышел из домика и направился к черному внедорожнику «ниссан «Patrol»», за рулем которого уже сидел Игорь.

Филиппыч, о том, что я приезжал, жене и детям ни слова!

Острогин сел на переднее пассажирское сиденье джипа и сказал Игорю:

Время у нас есть, поехали перекусим.

Игорь выехал со двора и поехал в сторону ресторана.

Виктор Петрович, - сказал Игорь - я вот что думаю: по всей видимости, ждали именно нас, а значит, этим отморозкам должен был кто-то сообщить, что мы подъезжаем, они же не могли выкатывать свою колымагу перед каждой проезжающей машиной.

Согласен.

Так вот, когда мы из города выехали, за нами увязалась красная «ауди» «восьмидесятка». Я сто сорок — и она сто сорок, я сто шестьдесят — и она сто шестьдесят. Я еще подумал: «развалится на ходу!». Регион на номерах не наш, какой — хоть убей не помню! Эта «ауди» проводила нас до поворота на «Дубраву» и пошла прямо. Думаю, что там «фишкари» и были.

Может быть ты и прав. Только сделано все как-то по тупому.

Игорь припарковался на стоянке ресторана.

Пойдем, внутри договорим. - сказал Острогин.

Они прошли внутрь и сели за столик.

У нас всего пол часа, так что покорми нас побыстрее. - пробасил Острогин подошедшему официанту.

Так вот, сделано все по тупому. — продолжал Виктор Петрович — Смотри, эти два идиота на «девятке» полезли прямо под колеса. Они что, правда думали, что мы остановимся? А этот ублюдок сбоку мог бы занять удобную позицию и стрелять оттуда, если уж они правда думали, что мы остановимся, а не палить на бегу куда попало. Да о чем там говорить, этому «пулеметчику» всего лет двадцать!

И тому, который впереди стоял, примерно столько-же. — добавил Игорь.

Ладно, давай быстро перекусим, а то дел еще много. — отрезал Острогин.

После обеда они направились к выезду из «Дубравы» встречать Проскурина. У Острогина зазвонил телефон.

Это жена. - произнес Острогин вслух — Да, солнышко!

Витя, ну ты скоро? Мы тебя уже заждались! Сказал, что скоро приедешь! Мы ждем, ждем!

Солнышко, у меня появились кое-какие дела, но, есть приятный сюрприз для тебя и детей! Завтра мы все уезжаем отдыхать за границу! Так что собирайтесь!

Вот это новость! А куда едем? На море?

Нет, давай поедем в наш «райский уголок»! Хочется от всего отдохнуть!

Согласна!

Все, целую!

Острогин сразу же набрал свою секретаршу:

Оксана, я завтра хочу вылететь с семьей в Софию, так что закажи четыре билета на самолет. Сделай приказ на Пушкарева — он будет меня замещать на время отсутствия. Ему об этом скажешь только в понедельник, то есть послезавтра — не раньше! Поняла!

Да, Виктор Петрович!

Если ему что-то непонятно, пусть звонит. Все!

Виктор Петрович, а я что, с вами не еду? - спросил Игорь.

Нет, Игорек, ты будешь нужен здесь.

Они остановились на выезде из «Дубравы». Сидели молча - каждый размышлял о сегодняшнем происшествии. Минут через пятнадцать возле джипа остановился старенький «фольксваген «Пассат»» и из него вышли трое крепких мужчин.

Это они! Пошли! - сказал Острогин Игорю и первым вышел из машины.

Ну, как ты, Виктор Петрович? - первым делом спросил Острогина Проскурин — крупный мужчина лет сорока пяти — пятидесяти, на круглом лице которого красовались пышные усы, изначальный цвет которых нельзя было определить из-за десятилетиями оседавшего на них никотинового налета.

Как видишь цел, только щеку осколками посекло. - ответил Острогин.

Знакомься, - Проскурин указал огромной ладонью на своих спутников — это Александр и Николай — опера. Криминалиста я брать не стал — ты же хочешь «по тихому». А этим ребятам можно доверять, да и опыт позволяет им самим работать и за себя и за эксперта-криминалиста.

В свою очередь Острогин представил Игоря и все присутствующие обменялись рукопожатиями.

Теперь рассказывай. — Проскурин обратился к Острогину и, словно окаменев, уставился в одну точку у себя под ногами. Так он делал всегда, когда не хотел пропустить ни одной детали из услышанного.

Игорь, начни ты. — сказал Острогин — Я продолжу.

Игорь, а затем и Виктор Петрович, пересказали события, каким-то чудом не ставшие последними в их жизни, стараясь не упустить ни одной мелочи.

- Да, дела! — протяжно сказал Проскурин — Кого-нибудь подозреваешь?

Я даже не представляю, кто это мог сделать! - почти прокричал Острогин.

Ладно, поехали на место происшествия. Осмотрим все там пока не стемнело, а потом осмотрим твою машину. — под итожил Проскурин.

Петр Николаевич, машина стоит в гараже у меня дома. Не хочу, чтобы жена и дети узнали обо всем этом, поэтому, я завтра уеду с ними на недельку за границу, а вы потом осмотрите машину. Игорь все организует. Хорошо?

Как скажешь, Виктор Петрович. Ладно, поехали!

На месте происшествия опера собрали осколки бампера «девятки», нашли две дюжины гильз от автомата «Калашникова» и сделали снимки протектора, отпечатавшегося в грязи на проселочной дороге, с которой выехала «девятка».

Острогин стоял в стороне, наблюдая за происходящим. «Кто же это мог быть?!» - спрашивал он сам себя, но не получая ответа, вновь и вновь мысленно прокручивал в голове события сегодняшнего дня.

Проскурин подошел к Острогину и пробасил:

Ну, все, Виктор Петрович, что могли - сделали! Крови нигде нет.

Странно, шибанули мы его хорошо.

С Игорем мы номерами телефонов обменялись, завтра созвонимся и осмотрим «мерседес». Ну, а пока начнем работать по имеющимся данным.

Спасибо тебе, Петя!

Пока не за что!

Все мужчины вновь обменялись рукопожатиями, но на этот раз уже на прощание.

Куда едем, Виктор Петрович? - поинтересовался Игорь.

Не знаю! Надо бы домой, но я сейчас в таком состоянии, что жена сразу поймет, что что-то случилось! Не хочу ее расстраивать! Давай опять в ресторан — пройдемся по коньячку!

Не откажусь!

В это время в другой машине Проскурин обсуждал с операми дальнейшие действия:

Так, Коля, «девятка» сто пудов в угоне, поэтому, пробей по угонам за последние дни все серые «девятки». Если будут похожие, возьми номера двигателя, кузова и так далее. Переговори с «гаишниками» - если «наша машина» где-то всплывет, пусть сразу сообщают! Если найдут брошенной, пусть руками не трогают, может мы там пальчики наших фигурантов найдем. Дай им ориентировку на красную «ауди» «восьмидесятку» с номерами других регионов. Пусть тормозят все и не отпускают, пока мы не приедем! Только скажи, что эти идиоты могут быть вооружены — пусть будут поосторожнее!

Понял, шеф!

Саша, ты поработай с агентурой, ну, ты и сам все знаешь.

Шеф — обратился к Проскурину Николай — я надеюсь, мы не безвозмездно будем подошвы стирать? - при этом он хитро улыбнулся и подмигнул Александру.

Виктора Петровича я знаю больше двадцати лет — начал издалека Проскурин — он тоже был опером, и не хуже нас с вами. Мы с ним вместе работали по нескольким делам. Потом пути разошлись, но общаемся до сих пор. Так вот я к чему — работаем мы бесплатно! Просто помогаем человеку! Но, я вам говорю, сейчас мы ему поможем, потом он нам в десять раз больше поможет, если возникнут какие-нибудь проблемы. Денег на кабаки и б..дей не даст, а вот, когда у меня мать заболела, так он мне очень помог — и с врачами договорился и дорогостоящую операцию в Германии оплатил. Такие дела! Он по понятиям живет! Ни по воровским, ни по блатным, а просто по человеческим.

«Когда еще возникнут эти проблемы — подумал Николай — а жена просит шубу купить к зиме, где деньги брать? Не пойду же я к этому Острогину деньги просить на шубу». Но, спорить с шефом не стал.

По приезду в отдел Николай начал выполнять указания шефа и практически сразу получил данные о похищенной серой «девятке», которая пропала с одного из дворов города предыдущей ночью. Он взял все данные на эту машину, затем позвонил своему старому приятелю в Управление ГИБДД и изложил ему свою просьбу по угнанной «девятке» и красной «ауди». Приятель обещал помочь.

Александр снабдил необходимой информацией своих агентов и дал им соответствующие задания. Оставалось только ждать.

 

 

***

 

Острогин с Игорем, приняв изрядную порцию коньяку, приехали домой поздно вечером.

Витя, давно я тебя таким не видела! — сказала жена — И лицо поцарапано!

Утром побрился неудачно. — ответил Острогин — Солнышко, я очень устал за последние дни, так что не обижайся! Немного расслабился!

Ладно. - улыбнулась жена — Есть хочешь?

Нет. Я в душ и спать. Завтра в десять выезжаем в аэропорт.

 

***

 

Утром Игорь отвез Острогиных в аэропорт.

Когда самолет взлетел, Игорь достал телефон и набрал номер Проскурина:

Алло, Петр Николаевич, это Игорь. Добрый день!

Привет, Игорек!

Острогиных проводил. Когда поедем «мерс» осматривать? Я сейчас в аэропорту — могу за Вами заехать.

Так...Через час на площади Пушкина, мы туда подтянемся с ребятами.

Понял, буду ждать!

Через пару часов Игорь, Проскурин и оба опера уже были в гараже.

Такую тачку изуродовали! — произнес Николай — Вот демоны!

Ты не чужое добро жалей, а давай пули ищи! — оборвал его Проскурин.

Опера пролезли всю машину, но так и не нашли ни одной пули - все прошли навылет.

Еще одна ниточка оборвалась. Пока ни одной зацепки! - в сердцах сказал Проскурин.

Петр Николаевич, а чтобы изменилось, если бы пули нашлись? - спросил Игорь.

Баллистическая экспертиза могла бы определить из какого ствола она была выпущена, а затем можно было бы определить за кем числится этот ствол. — ответил за Проскурина Александр — Это сейчас во всех сериалах показывают.

Сериалы то я видел, только с трудом во все это верится! - сказал Игорь, с вызовом глядя прямо в глаза Александру.

Ладно, замяли тему. - прервал их диалог Проскурин — Игорь, отвези нас обратно в город.

Виктор Петрович велел вас голодными домой не отпускать. Так что, если возражений нет, давайте заедем в ресторан, отобедаем. - предложил Игорь.

Да, я не против. Вы как? - обратился Проскурин к подчиненным.

«Хоть пожрем на халяву» - подумал Николай и, не дожидаясь ответа Александра, быстро ответил за обоих:

Мы — за!

За столом разговор не клеился. Каждый думал о чем-то своем.

Я извиняюсь, - прервал тишину Игорь — как-то сразу не подумал — может вам коньячку взять?

Оба опера посмотрели на Проскурина.

Что вы на меня смотрите — у вас выходной. Да, честно говоря, я и сам не против.

Игорь подозвал официанта и заказал сначала одну бутылку коньяка, а потом и вторую. За второй бутылкой, Игорь рассказал, что срочную службу проходил в спецназе МВД, потом остался на сверхсрочную, был в нескольких боевых командировках на Северном Кавказе, после чего опера стали считать его своим в доску. Общение прервал зазвонивший мобильный телефон Николая:

О, это мой корешок из ГАИ. Слушаю!

Голос в трубке что-то бубнил, а лицо Николая становилось серьезнее с каждой секундой.

Спасибо, братское сердце! - поблагодарил Николай звонившего, а затем, уже для сидящих за столом, продолжил — В лесу, километрах в двадцати отсюда, грибники нашли сгоревшую девятку, в ней труп. Опергруппа уже выехала. Думаю, что это наши клиенты.

Как туда проехать знаешь? - спросил Николая Проскурин.

Да!

Поехали!

 

***

 

Куда ты завел нас, «Сусанин»? - уже не первый раз задавал Проскурин вопрос Николаю.

Петр Николаевич, где-то здесь должно быть! Мне так объяснили! - оправдывался Николай.

Джип кружил по лесу уже минут сорок, но обгоревшую «девятку» нигде не было видно.

Кто ищет — тот всегда найдет! - подбадривал пассажиров Игорь.

Наконец, среди деревьев, они увидели разукрашенный милицейский УАЗик.

Давай туда! - скомандовал Проскурин.

Издалека заметив подъезжающий джип, люди, стоявшие возле УАЗика засуетились, затем, двое в милицейской форме и один в кожаной куртке, направились ему навстречу, при этом милиционеры держались за кобуры. Первым из машины вышел Проскурин:

Полковник милиции Проскурин. УБОП. - представился он.

Удостоверение можно посмотреть? - поинтересовался «кожаная куртка».

Проскурин достал из кармана удостоверение и поднял его в раскрытом виде на уровень глаз «кожаной куртки».

Можно? - «кожаная куртка» протянул руку к удостоверению полковника, показывая таким образом, что хотел бы рассмотреть его поближе и в своих руках.

Не положено! - командирским голосом пробасил Проскурин. - Но, вам, как коллеге — можно! - добавил он уже мягко и передал удостоверение.

«Кожаная куртка» некоторое время рассматривал удостоверение, видимо пытаясь найти следы подделки, затем смотрел на Проскурина, на стоявших в стороне Николая и Александра, на дорогой джип и на сидевшего за рулем амбала. Проделав так несколько раз, он, по-видимому, пришел к заключению, что удостоверение все-таки подлинное, и передав его Проскурину, представился:

Старший оперуполномоченный уголовного розыска майор Рыбаков. - и тут же задал вопрос — А это кто? - он указал в сторону попутчиков полковника.

Это мои коллеги. — ответил Проскурин.

Хорошо живет УБОП! - майор показал рукой на джип и подмигнул двум своим «телохранителям» в форме, которые все еще держались за кобуры. Те в ответ улыбнулись и наконец-то расслабились.

Майор, - начал Проскурин — здесь, говорят, «девятку» нашли сгоревшую, а у нас «девятка» по одному делу проходит, хотелось бы посмотреть, если не возражаешь - может наша?

А что мне возражать? Место происшествия мы уже осмотрели, эксперт тоже свое дело сделал. Следов вокруг машины море — вон, эти грибнички постарались — указал Рыбаков на стоявших в стороне четырех мужчин с ведрами. - Так что смотрите, может ваша окажется, нам мороки меньше.

Пошли, мужики! - махнул рукой Проскурин. - Игорь, ты тоже будешь нужен, пойдем!

Майор, а что за труп в машине? — продолжал Проскурин.

Тело обгорело полностью. Пулевое отверстие в черепе. Подробнее скажет только судмедэксперт.

Еще издалека было заметно, что левое заднее крыло у «девятки» сильно помято.

Моя работа. - тихо сказал Игорь Александру.

Тссс...- прошипел тот в ответ.

Подойдя поближе, все поняли, что осмотр трупа действительно ничего не даст — обгорел полностью.

Коля, открой капот и посмотри номера двигателя и кузова. - скомандовал Проскурин.

Николай дотронулся до машины:

Еще тепленькая! - сказал он. Затем открыл капот, и сделал вид, что рассматривает номера двигателя и кузова. - Нет, шеф, не наша. - почти крикнул Николай, чтобы слышал опер из уголовки.

«Как не наша?» - подумал про себя Игорь - «Вот же моя вмятина!» - но, помня шипение на него Александра, решил промолчать.

Жаль, жаль. - протяжно сказал майор Рыбаков — придется самим повозиться.

Ладно, бывай, майор. — Проскурин протянул руку Рыбакову.

И вам не болеть! - ответил майор и пожал руку Проскурину.

Майор Рыбаков смотрел вслед отъезжающей машине и думал: «Не зря они сюда приезжали». Он достал из кармана ручку с блокнотом и на всякий случай записал номер джипа.

 

***

 

Петр Николаевич, а «девятка» то наша! - сказал уже в машине Игорь и удивленно посмотрел на сидящего рядом Проскурина.

Понял! Не дурак! Но, Виктор Петрович просил «по тихому», а ты мне что, предлагаешь официальную проверку начать? - возмутился Проскурин.

Все, молчу! - осекся Игорь.

Чей же труп в машине? - размышлял вслух Проскурин — Убили своего, которого Игорь сбил? Или, может, случайный свидетель не вовремя что-то увидел? Ладно, разберемся! Коля, пробей через своего гаишника куда отвезут труп и где будет стоять машина, ее надо будет осмотреть, а по трупу получить всё, что накопает судмедэксперт. И надо будет в райотделе узнать, все ли нам рассказал этот майор Рыбаков. Морда у него какая-то хитрая, как у лисы.

А в сериалах показывают, что по слепкам с зубов можно установить личность человека. - улыбнувшись, внес свою лепту в расследование Игорь.

Хм, так то в сериалах... - сказал сидевший на заднем сиденье Александр, но вспомнив свою лекцию в гараже о криминалистике из сериалов, тут же осекся — Ну, подколол! - и дружески похлопал Игоря по плечу.

Легкие улыбки пробежали по лицам всех четырех мужчин, но тут же исчезли и каждый погрузился в размышления о последних событиях.

 

 

***

 

Вернувшись с места происшествия в свой кабинет, майор Рыбаков снял кожаную куртку, повесил ее на спинку стула, окинул взглядом бумажный беспорядок, царивший на столе и на полу, и остановился на своем отражении в зеркале. То, что он видел, ему явно нравилось — из зеркала на него смотрел коренастый коротко стриженный рыжеволосый парень тридцати двух лет. Он был одет в черные джинсы и черную рубашку, черноту которой разрезала ярко рыжая оперативная кобура, поддерживающая на левом боку пистолет. С быстротой ковбоя Рыбаков выхватил пистолет из кобуры, направил его на свое отражение в зеркале и, имитируя отдачу, трижды конвульсивно дернул кистью руки, сжимавшей пистолет, издавая при этом шипящие звуки:

Дщ, дщ, дщ!

Затем он спрятал пистолет обратно в кобуру и с удовлетворенным видом уселся за стол.

«Больше десяти лет работаю в милиции и ни разу не пришлось применить оружие по назначению!» - подумал Рыбаков - «Но, ничего! Судьба меня в последнее время не обижает! Будет и на моей улице праздник!».

Майор подтянул к себе старенький дисковый телефон и набрал номер МРЭО:

Добрый день, Андрей! Рыбаков беспокоит. У меня к тебе просьба: пробей-ка мне владельца машины по номеру.

Рыбаков продиктовал номер джипа, который записал в блокнот.

Ага, диктуй: «Острогин Виктор Петрович...» - далее Рыбаков записал дату рождения и адрес Острогина — Что говоришь? Еще и пятисотый мерседес у него есть? Черного цвета? Живут же люди! Спасибо, Андрюша! С меня «магарыч»!

«Так, Острогин Виктор Петрович,» - размышлял Рыбаков - зарегистрирован и проживает в поселке Дубрава — всего в двадцати километрах от места происшествия! Да и фамилия знакомая: «Острогин!». Где-то я ее уже слышал!». Он открыл сейф, достал оттуда оперативное дело, заведенное в отношении преступного авторитета Ланского Валерия Николаевича, по кличке «Граф», и начал листать распечатки телефонных звонков Ланского. «Вот оно! Несколько входящих и исходящих звонков на номер, зарегистрированный на Острогина Виктора Петровича! Не часто — но есть! Вот это совпадение!».

Отправить за решетку Ланского, было самой важной задачей из всех задач, которые ставил перед собой Рыбаков. Он не испытывал к Графу какой-то личной неприязни, ему было абсолютно все равно, что Ланской живет по воровским законам, а не по законам государства. Рыбаков был карьеристом, а посадив такого известного авторитета как Граф, он мог рассчитывать на повышение и дальнейший карьерный рост. У Рыбакова была информация о том, что люди Графа угоняют дорогие иномарки, проделывают некоторые фокусы с номерами и документами на них, а потом продают эти машины как вполне легальные. Но Рыбакову хотелось взять Графа на каком-нибудь крупном деле! Таком, чтобы прогреметь на всю страну! Тем более, что цель была уже так близка, ведь у него появился информатор в самом ближайшем окружении Графа. Вербовку этого агента сам Рыбаков считал шедевром. Даже сейчас он с удовольствием и гордостью вспомнил все мелочи той вербовки. А дело было так... Один из осведомителей сообщил Рыбакову, что у Ростислава Корнева, по кличке «Ростик», который является «правой рукой» Графа, есть «слабое место» - мать - единственный человек на свете, которого Ростик любит, и из-за любви к ней пойдет на многое. Мать Ростислава находится при смерти, а он проводит с ней почти все свободное время, боясь, что не успеет проститься, когда она будет отходить в мир иной.

«Вот оно!» - подумал тогда Рыбаков - «Мать находится при смерти, а сын пойдет на все, чтобы успеть с ней проститься! Прямо в точку!». Он достал из сейфа дело одного из своих агентов и написал агентурную записку, в которой говорилось следующее: «источник сообщил, что гражданин Корнев Ростислав Михайлович, по кличке «Ростик», возит в принадлежащей ему автомашине «БМВ» боевой пистолет». Зарегистрировал записку и подшил ее в дело.

Рано утром следующего дня Рыбаков достал из тайника в своей квартире старенький пистолет «ТТ», хорошенько протер его полотенцем, удалив все отпечатки, положил пистолет в небольшой полиэтиленовый пакет, а за тем во внутренний карман куртки. Год назад этот пистолет нашел и принес в отдел какой-то пенсионер. Рыбаков тогда не стал документировать находку, а поблагодарив пенсионера, отправил его домой. Тогда он решил, что пистолет может ему пригодиться — вот и пригодился!

Вместе с двумя инспекторами ГИБДД и двумя понятыми Рыбаков остановился неподалеку от дома, в котором проживала мать Корнева. Когда со двора на проезжую часть выехал «БМВ» Ростика, его сразу же остановили:

Ваши документы! — обратился один из инспекторов к Ростиславу.

Ростик достал из бардачка документы и передал их инспектору.

Инспектор взял документы, и изучив их, продолжил:

Прошу Вас выйти из машины и открыть багажник!

Ростик вышел и открыл багажник. В этот момент к машине подошли три человека в гражданской одежде.

Оперуполномоченный уголовного розыска, капитан Рыбаков. — представился, тогда еще капитан Рыбаков, и показал Ростиславу удостоверение - Понятые, прошу подойти поближе.

Рыбаков копался в багажнике машины и никому не было видно, что он там делает. Наконец он выпрямился, и обратившись к понятым сказал:

Понятые, обращаю ваше внимание на то, что в багажнике досматриваемого автомобиля обнаружен пистолет «ТТ».

Да, да! Мы видим! — закивали понятые.

Рыбаков взял у инспектора документы Ростика, сделал вид, что изучил их, а затем обратился к Ростиславу:

- Корнев Ростислав Михайлович, это ваш пистолет?

- Первый раз вижу. — спокойно ответил Ростик.

В кабинете уголовного розыска их было четверо: на стуле сидел Ростислав в наручниках, двое понятых, и сам Рыбаков, который перебирал какие-то бумаги на своем столе и при этом рассуждал вслух:

- Сейчас опрошу понятых, потом этого «виновника торжества» - Рыбаков кивнул в сторону Ростика, потом гаишники принесут рапорта о том, что мы совместно обнаружили пистолет, потом отправлю пистолет на экспертизу и все! Дело сделано! Ждем медалей, как говорится! Кстати, может эта пушка еще и по какому-нибудь убийству проходит! Еще одну медаль получу!

Слышь, мент, тет-на-тет перебазарить можем? - спросил тогда Ростик.

Я тебе не мент, а оперуполномоченный уголовного розыска капитан Рыбаков. Понял? - прокричал Рыбаков - А то, что чистосердечное признание решил сделать — это ты молодец! Выйдите, мужики.

Когда понятые вышли, у Рыбакова участился пульс: «Вот он, тот момент, ради которого затевалась вся эта игра. Сейчас, или пан, или пропал!». А вслух произнес:

Ну, говори.

Капитан, ты же не случайно именно мою машину остановил. Ты ведь знаешь кто я, потому и этот ствол мне подкинул, но я тебя понимаю — всем кушать хочется, а казна государева вас ментов не сильно балует. А я тут кое-что скопил на черный день. Могу поделиться! А взамен прошу только одного — свободы!

«Вот! Уже теплее!» - подумал Рыбаков, а вслух прокричал:

Да как ты вообще мог подумать, что мне нужны твои деньги? Мне — оперуполномоченному уголовного розыска! Я выбрал эту работу не для того, чтобы деньги получать от таких как ты и закрывать глаза на ваш беспредел, а для того, чтобы избавлять общество от таких вот паразитов, которые несут людям только горе и несчастье! Вы воруете, убиваете, обманываете, с одной только целью — нажива! Вот ваш идол! Вы раковая опухоль на теле общества! А я — хирург, который удаляет эту опухоль! И я буду удалять ее всегда и любыми методами! Ты меня понял?

Да ты не кипятись, начальник. - Ростик опустил глаза в пол - Мать у меня при смерти. Нельзя мне сейчас на зону. Дай с матерью проститься. Потом приду к тебе, вешай на меня любое дело! Со всем соглашусь! За свои слова - отвечаю!

«Вот оно! Теперь главное не спугнуть!» - думал Рыбаков. Он выдержал паузу, делая вид, что о чем-то размышляет, а потом достал из сейфа бланк «Контракта о сотрудничестве...» и положил его на стол, напротив Ростика.

Я, вас, Ростислав Михайлович, понимаю. - спокойным, и даже дружелюбным тоном произнес Рыбаков. - Мать — это святое! Только поэтому я пойду вам на встречу. Но, только с одним условием... вы будете оказывать содействие органам внутренних дел в борьбе с криминалом — это единственный выход для вас. Даю пять минут на размышление. - и Рыбаков опять начал перебирать бумаги на своем столе, делая вид, что ему абсолютно безразлично, какое решение примет Ростик. На самом деле сердце его бешено колотилось, сейчас он как никогда был близок к своей цели — иметь стукача в ближайшем окружении Графа!

Ростик выглядел абсолютно спокойным. Он смотрел то на контракт, то на Рыбакова, на контракт, на Рыбакова — и так все пять минут.

Ну, что, Ростислав Михайлович, время вышло! - спокойным голосом произнес Рыбаков, стараясь не выдать волнения — Ваше решение?

Я подпишу контракт. - сказал Ростик - Только давай, начальник, вместе подумаем, как я объясню своим корешам, как я к вам попал и как вышел?

«Подпишет!» - пронеслось в голове Рыбакова - «А как он объяснит, что я его задержал с пушкой, а потом отпустил? Об этом я не подумал!» - а в слух произнес:

Ну, скажи, что денег дал, вот и отпустили!

Я не барыга какой-нибудь, чтобы меня мусора доили!

Ты же только что мне деньги предлагал?!

Говорю тебе, мать у меня при смерти, только поэтому с тобой и общаюсь! А так, секи тему изначально: менты меня со стволом в машине взяли: куда я со стволом ехал? Может у меня какие-то дела «левые», которые я от корешей своих утаить хотел? Какое после этого ко мне доверие? А может, я просто так со стволом по городу катаюсь? Так выходит я дебил полный! Опять ко мне никакого доверия! А предположим, скажу я, что ствол мне менты подкинули! Вопрос: для чего подкинули? Логичный ответ: чтобы меня, вора и бандита, который благородному обществу жить мешает, на нары отправить! Вопрос: а почему же не отправили? Да, я деньжат мусорам подкинул! Мои кореша, как ты сам понимаешь, люди бывалые, и после такой «пурги» будут приглядывать за мной днем и ночью, и чуть что — перо в бочину и похоронный марш! И мое содействие правоохранительным органам тут же прекратиться, не успев начаться! Понимаешь?

Подожди. Но, ведь когда ты мне деньги предлагал, ты ведь это все и тогда знал? На что-то же ты надеялся!

Да, знал! Думал выйду отсюда, заберу мать и свалю куда-нибудь подальше и от вас — ментов, и от корешей своих. Похороню мать, а там, будь что будет! Только, боюсь, тебя, начальник, этот план не устроит.

Ну, а у тебя самого то мысли есть по этому поводу? - спросил Рыбаков.

Шей свое дело, как положено, меня на КПЗ отправь. Я оттуда корешам своим весточку отошлю: так мол и так, менты ствол подкинули, дело шьют, мол, выручайте! Думаю помогут! Ну, а ты уже тут подсуетись чтобы все пошло как надо!

Логично. — задумчиво произнес Рыбаков - Хорошо! Все так и сделаем. Подписывай контракт!

Подпишу, когда получу дополнительные гарантии свободы.

Какие еще гарантии?

Сам думай. - сказал Ростик и уставился в пол.

Рыбаков понял, что разговор окончен. Он отправил Ростислава в КПЗ, а сам помчался к начальнику криминальной милиции, которому рассказал во всех красках, как он получил информацию о пистолете, как нашел его, как практически завербовал Корнева, предложил проведение оперативной комбинации, придуманной Ростиславом, выдав ее за свою, и что осталось совсем чуть-чуть для того, чтобы Ростик подписал контракт о сотрудничестве — гарантии! И, можно сказать, что Граф уже одной ногой за решеткой!

«Молодец!» - похвалил тогда Рыбакова начальник криминальной милиции - «Далеко пойдешь! Веди ко мне этого Ростика!».

Когда Ростислава привели, начальник криминальной милиции начал:

Ростислав Михайлович, я целиком и полностью осознаю ту ситуацию, в которой вы оказались, понимаю Ваше желание находится рядом с матерью в этот сложный период, и... как и капитан Рыбаков, считаю своим человеческим долгом помочь вам. Своим товарищам сообщите, чтобы обратились за помощью к эксперту Насонову Эдуарду Николаевичу — пистолет поступит на экспертизу именно к нему — я позабочусь. Пусть предложат ему пару тысяч долларов и все решиться! В том, что с нашей стороны все пойдет именно по такому сценарию, я даю вам свои личные гарантии и слово офицера! Для вас этого достаточно?

Достаточно. - ответил Ростик.

Ну, а все, так сказать, канцелярские вопросы, я думаю вы уладите в кабинете капитана Рыбакова. Согласны?

Да.

После этого разговора контракт о сотрудничестве был подписан.

Потом Ростик отправил своим корешам весточку, в которой указал, к кому и с чем нужно обратиться для решения вопроса. Кореша вышли на эксперта Насонова, дали ему две тысячи долларов, а тот, в свою очередь, спилил боек на пистолете. В возбуждении уголовного дела в отношении Ростислава Михайловича Корнева было отказано в связи с тем, что пистолет не был признан боевым оружием, а Ростик начал новую жизнь уже в качестве агента МВД.

После этой вербовки информация от Корнева буквально текла сплошным потоком в уши Рыбакова: убийства, разбои, грабежи, кражи, оружие, наркотики — и все это с точными данными: кто совершил, кто заказал, кто помогал - фамилии, адреса, время и места встреч — только иди и бери! Правда, фигурантами были в основном всякие залетные фраера, а по Графу не было пока какой-то стоящей информации, но, ничего — все еще впереди! За то, Рыбакову досрочно было присвоено звание майора, его назначили на должность старшего оперуполномоченного уголовного розыска, награды, грамоты, начальство ставило его в пример коллегам — в общем, намеченная цель приближалась!

«Да! Шедевр вербовки!» - еще раз с удовольствием подумал Рыбаков.

Он достал из кармана старенький мобильный телефон с «левой» сим-картой и отправил на номер Ростика пустую СМС-ку — по предварительной договоренности это был сигнал о том, что Рыбаков ждет звонка Ростислава.

Через некоторое время Ростик перезвонил.

Добрый день, Ростислав Михайлович! - поприветствовал его Рыбаков. - Вопросик к тебе один есть: тебе ни о чем не говорит фамилия Острогин?

Нет.

Хорошенько подумай — Острогин Виктор Петрович.

Нет. Ни о чем не говорит.

Ну, ты тогда поинтересуйся у своих — может кто-то слышал о нем? И еще одно — меня интересует, как он связан с Графом?

Хорошо, поинтересуюсь. Если что-то узнаю — перезвоню.

Ну, все! До связи!

«Что же, подождем!» - размышлял Рыбаков - «Здесь должно быть что-то интересное: УБОП, Острогин, Граф, труп в машине — не знаю пока, как все это взаимосвязано, но что-то здесь очень интересное!».

 

***

 

После телефонного разговора с Рыбаковым, Ростик сразу же направился на частную станцию техобслуживания автомобилей, в которой находился, так сказать, «рабочий кабинет» Валерия Николаевича Ланского, по кличке «Граф». Место было выбрано довольно удачно — станция находилась в старом промышленном районе города. Со всех сторон ее окружали пустыри, так что все приближающиеся автомобили и пешеходы были видны из далека. По периметру станцию охраняли кавказские и азиатские овчарки. На станции постоянно находилось десять — пятнадцать человек: сторожа, механики, электрики и другие специалисты. Все они были бывшими зэками, проверенными и верными Графу людьми. Кроме того, Ланской понимал, что поставить прослушку в постоянно охраняемом его людьми помещении, практически невозможно, поэтому все серьезные разговоры вел только в одном из кабинетов станции.

Граф, высокий, худощавый, с массивной нижней челюстью и глубоко посаженными глазами, абсолютно седой человек, возраст которого невозможно было определить с первого взгляда, сидел в своем кабинете за старым обшарпанным столом и читал газету. Дверь кабинета открылась, Граф поднял глаза и тихо, но при этом очень отчетливо, произнес:

Проходи, Ростик, присаживайся. Случилось что?

Да, в общем-то ничего. Сейчас с ментярой разговаривал, он Острогиным интересуется. Хочет знать: кто такой, и какие у вас с ним тёрки.

Острогиным? На кой ему Острогин то сдался?

Если бы этот разговор сейчас слышал Рыбаков, то он бы понял, что в этой шахматной партии является не игроком, а всего лишь одной из фигур на доске — не пешкой, может быть конем, слоном, ладьей или даже ферзем, но только не игроком!

Если бы в свое время Рыбаков изучал жизнь диких животных, а в особенности хищников, то он бы уже заранее знал, что волк никогда не будет жить на цепи и служить хозяину - не волчонок, не полукровка, а именно старый матерый волк, которым и был Ростислав Корнев.

Если бы Рыбаков умел читать мысли, то еще в тот момент, когда он положил перед Ростиком контракт о сотрудничестве, он бы понял, что его планам в отношении Корнева и Ланского не суждено осуществиться.

Но, Рыбаков не слышал сейчас разговора, не изучал жизнь диких животных и не умел читать мысли, поэтому события развивались так, как развивались.

Когда Рыбаков положил перед Ростиком контракт и произнес: «...это единственный выход для Вас. Даю пять минут на размышление», Ростислав все понял: «Ах ты, сучара ментовская!» - думал он, переводя взгляд с контракта на Рыбакова и обратно. - «Ты ведь заранее все спланировал. Ты ведь заранее все знал про мою мать! Подкинул пистолет именно в тот момент, когда она находится при смерти! Ты же и не собирался заводить на меня дело! Ты изначально хотел, чтобы я подписал этот контракт! Только сам по себе я тебе и на хрен не нужен! Тебе Граф нужен! Ментяра! Решил из меня суку сделать! Похороню мать, а потом конец тебе, мент! Отвечаю! А сейчас самое главное выйти отсюда так, чтобы кореша ничего не заподозрили, а Графу я все объясню».

Из КПЗ Ростик сразу же направился к Графу.

А, заходи, Ростик! - пригласил Граф - Что, похлебал баландочки? Как же это тебя угораздило? - Граф впился в Ростислава немигающим взглядом. Ростик знал, что от того, поверит ему сейчас Ланской или нет, зависит его жизнь. Он рассказал про то, как Рыбаков подкинул ему пистолет, пересказал весь разговор с ментами, рассказал о том, что подписал контракт, а в конце добавил: «Валерий Николаевич, только об одном прошу, дай с матерью проститься, и с ментом рассчитаться — кровью позор свой смыть!».

За то время, пока Ростик рассказывал свою историю, спокойное выражение лица Ланского не разу не изменилось, еще минут десять он продолжал сканировать Ростика взглядом, а потом произнес:

Я тебе верю, Ростик! Вот видишь, как оно получается - еще раз убеждаешься, что вору нельзя любить! Вор должен быть одиночкой, а любовь сразу становится для нас «ахиллесовой пятой», в которую нам тут-же всаживают стрелу, приносящую смерть! Но... любовь к матери - это святое! Не каждому дано прожить всю жизнь с любовью к матери в сердце, особенно в наше трудное время! Так что, я тебя не виню! Ну, а то, что жизнь твоя прежней уже не будет, ты и сам понимаешь. То, что из ситуации вышел так, чтобы братва ничего не заподозрила — это ты молодец! С матерью попрощайся, с ментом пока не торопись — он нам еще пригодится. Ты ему расскажи, наверное, обо всех этих козликах залетных, которые в наш монастырь со своими молитвами заходят и хлопоты всякие нам доставляют, а потом и с ним разберемся. А пока иди — отдохни! Да, и подумай, кто мог менту про мать твою рассказать?

Вот такой состоялся разговор между преступными авторитетами Валерием Ланским по кличке «Граф» и Ростиславом Корневым по кличке «Ростик», но, старший оперуполномоченный уголовного розыска майор Рыбаков об этом ничего не знал.

 

***

 

Рыбаков набрал номер судмедэксперта:

Здорово, Эдик! Рыбаков беспокоит. Ну, что там с моим жмуриком? Разобрался?

Ну, что могу сказать, труп сильно обгорел — ты сам видел, а пока на лицо следующее: парень, возраст двадцать — двадцать пять лет, смерть наступила в результате огнестрельного ранения в голову, незадолго до смерти им были получены травмы: переломы обеих ног и нескольких ребер, при этом одно из ребер по видимому пробило легкое, так что без медицинской помощи он бы и так не выжил. Горел он уже будучи, как ты говоришь, жмуриком. Подробные результаты я тебе вышлю как только будут готовы.

Спасибо, Эдик! С меня магарыч!

Подожди, судя по характеру полученных травм, по всей видимости, его машиной сбили.

Хм, спасибо Эдик, это ценная информация! До встречи!

Рыбаков положил трубку и начал размышлять: «Сбили машиной, потом застрелили, потом подожгли в угнанной машине — это раз. На место происшествия приехал начальник отдела УБОП на машине какого-то Виктора Петровича Острогина, который, в свою очередь, периодически общается по телефону с криминальным авторитетом «Графом» - это два. Если судить по дате рождения Острогина, то за рулем конечно был не он, тот качок за рулем был на много моложе. Может быть его сын? Ага! Сынок сбил человека, а чтобы замести следы, застрелил его и поджог в машине, а потом испугался и рассказал все папе. Папаша, судя по джипу, человек не бедный, обратился к начальнику УБОП, чтобы тот концы в воду сбросил, они ехали на место преступления, чтобы все прибрать за выродком, а тут уже мы! Они, чтобы заднюю не включать, вид сделали, что мол, туда-сюда, такая-же машина по делу проходит, хотим посмотреть, а сами вынюхивали, что, да как, какой райотдел будет по делу заниматься? Даю сто процентов, что с этими УБОПовцами мы еще не раз пересечемся! Да и вообще УБОПовцы ли они? Удостоверение вроде бы настоящее было, но, сейчас и не такое подделывают.

Рыбаков снял трубку и вновь набрал номер судмедэксперта:

Эдик, это снова Рыбаков! Дружище, ты мне подскажи, к тебе, кроме меня, никто за информацией по этому трупу не обращался?

Минут за десять до твоего первого звонка один УБОПовец приезжал на здоровенном черном джипе, ну, правда не за рулем, я из окна видел. Так он тоже жмуриком этим интересовался.

А ты удостоверение у него проверил?

Конечно проверил! Я даже данные его записал, сейчас скажу: Клименко Николай, оперуполномоченный УБОП Ленинского района. А что случилось?

Да, ничего. До встречи!

Рыбаков положил трубку и продолжил размышлять: «Опять этот джип и УБОПовцы. Наверное, в моей версии что-то разумное все таки есть! Так... составим план! С чего начать? Начальству что-то докладывать еще рано — это однозначно! Тогда, во-первых: нужно узнать, есть ли у этого Виктора Петровича Острогина сын? Во-вторых: не плохо бы осмотреть этот джип. Конечно понятно, что если на нем и были какие-то следы от удара — их давно уже замазали так, что не подкопаешься! Но, все-таки, может быть будет видно, что краска свежая. В-третьих: нужно будет проверить настоящие ли это УБОПовцы? Скорее всего настоящие — слишком уж спокойно они себя вели. А если не настоящие? Тогда это совсем другой разговор!

Рыбаков набрал номер телефона паспортно-визовой службы:

Наташа, добрый день! Это Рыбаков беспокоит, помнишь такого? Мне нужно узнать, есть ли сын у одного человека? - и продиктовал данные Острогина.

Подожди минутку. — ответила Наташа. - Да, есть, и сын, и дочь.

А сколько сыну лет?

Сыну семь, а дочери двенадцать. Что-то еще?

Нет, спасибо! С меня «магарыч»!

«Такая версия сорвалась!» - огорчился Рыбаков, но тут же сам себя поправил. - «Ну, почему же сорвалась? Может это его младший брат или племянник, или брат жены, например! Нужно выезжать по месту жительства Острогина и там наводить справки!». Его мысли прервал телефонный звонок.

Слушаю, Рыбаков! - представился майор.

Это дежурный. У нас тут грабеж, опергруппа выезжает через десять минут, так что, ждем тебя.

Понял, выхожу. - и Рыбаков направился к выходу.

 

 

***

 

Оперуполномоченный УБОП Николай Клименко приоткрыл дверь в кабинет Проскурина:

Разрешите войти, Петр Николаевич?

Заходи, Коля. Что у тебя?

Сейчас ездил с Игорем к судмедэксперту, получил кое-какую информацию. Значит так: парень, возраст двадцать — двадцать пять лет, смерть наступила в результате огнестрельного ранения в голову, переломаны обе ноги и несколько ребер, предположительно, незадолго до смерти был сбит автомобилем.

Сбит автомобилем! Значит, это именно тот парень, которого Игорь сбил. — начал размышлять вслух Проскурин — Сейчас уголовка будет искать автомобиль, который его сбил!

Проскурин некоторое время о чем-то думал, а потом спросил Николая:

А где Игорь?

Ждет в машине.

Зови его сюда!

Когда Игорь вошел, Проскурин сразу задал ему вопрос:

Игорь, вы когда с места происшествия домой ехали, вас кто-нибудь видел? А точнее, не вас, а машину?

Надо подумать! Так... по дороге до поселка мы точно ни одной машины не встретили — это сто процентов! К дому подъехали сзади, в этот проулок все дома выходят тыльной стороной, так что из окон нас тоже никто не мог увидеть. Опять же, никого мы там не встретили. Если кто-то и видел, то только на той площади, где ресторан находится, в котором мы обедали.

Хорошо. Игорь, мерседес надо куда-нибудь спрятать и не плохо бы начать его ремонтировать. Только, своим ходом его гнать нельзя и вывозить из дома надо только ночью, так, чтобы никто не видел, понимаешь?

Понимаю.

Все, иди, Игорек, больше ты нам не нужен — дальше будем разбираться сами. Если что — звони, или мы тебе позвоним.

Хорошо! Всем удачи!

 

***

 

Игорь сел в машину, достал мобильный телефон и набрал Острогина:

Добрый день, Виктор Петрович!

Здравствуй, Игорь! Что, есть новости?

Нет, новостей пока нет. Петр Николаевич сказал, что срочно надо машину ремонтировать. Что мне делать?

Ну, надо так надо! Я сейчас один вопросик решу и тебе перезвоню.

Только машину надо вывезти ночью, чтобы никто не видел.

Жди звонка, умник! - прервал разговор Острогин.

Как только Острогин закончил этот разговор, телефон зазвонил вновь — номер был не определен.

Слушаю вас! - сказал Острогин.

Добрый день! - поприветствовал хриплый голос в трубке — Узнаете?

«Граф!» - подумал Острогин — «А я только собрался ему звонить!» - а в слух ответил:

Конечно узнаю!

Продиктуйте мне, пожалуйста, номер стационарного телефона, по которому с вами можно связаться.

Я сейчас в Болгарии, записывайте. - и Острогин продиктовал код и номер стационарного телефона, установленного в доме, который он арендовал.

Когда можно звонить по этому номеру? - поинтересовался голос.

Прямо сейчас.

В трубке послышались короткие гудки.

«Странно как-то разговаривал Граф — в несвойственной для себя манере.» - размышлял Острогин - «Подозревает, что его телефон слушают? Так он бы не стал звонить с такого телефона. Значит, он думает, что мой телефон слушают?! Вот это новость!».

В этот момент зазвонил стационарный телефон:

Слушаю! — поднял трубку Острогин.

Здравствуй, Витя! - еще раз поздоровался Граф — Значит в Болгарии. Отдыхаешь или по делам?

Отдыхаю. Кстати, только что собирался тебе позвонить.

Вот видишь, Витенька, я всегда чувствую, когда у тебя проблемы! Рассказывай!

Вообще-то, получается, что ты первым позвонил, так что первым и говори.

Боюсь, что разговоры наши в конце концов сойдутся в один, а звоню я тебе потому, что опер один тобой интересуется, по фамилии Рыбаков — ни о чем не говорит?

Опер чего?

Уголовки, Витенька, уголовки.

Да? Спасибо, что предупредил!

Не за что! Ну, а ты то чего хотел?

Да, понимаешь, машину мне изрешетили — отремонтировать надо. И чем быстрее, тем лучше.

Ну, вот наши разговоры и сошлись. Сам то цел?

Цел. Как говориться: в рубашке родился!

Еще какая-нибудь помощь нужна? Или к бывшим коллегам уже обратился?

Официально не обращался. Попросил Проскурина помочь, но зацепок пока никаких. Все что есть, так это то, что нападавших было трое, всем лет по двадцать. Да, и еще, по дороге домой нас машина пасла - красная «ауди» «восьмидесятка» с номерами другого региона. Вот это пока и все!

Ладно. Машину мне пригонят или самому забрать?

Если можно, забери сам сегодня ночью. Машина у меня дома.

В полночь пусть встречают. - и Граф положил трубку.

Острогин набрал Игоря уже со стационарного телефона:

Эвакуатор придет в полночь. Подготовь там все.

Будет сделано, а... - Игорь хотел еще что-то спросить, но Острогин уже прервал разговор и набирал номер Проскурина:

Добрый день, Петр Николаевич! Удобно говорить?

Говори, Виктор Петрович.

Тебе ни о чем не говорит фамилия Рыбаков? Он опер розыска.

Говорит. В лесу нашли «вашу» «девятку», а в ней труп. Рыбаков занимается этим делом. А что?

Он начал обо мне справки наводить. Не знаешь почему?

Не знаю, но постараюсь выяснить.

Ладно, до связи! - Острогин положил трубку и продолжил размышлять: «Если сейчас милиция свяжет меня с обнаруженным в «девятке» трупом — это нанесет огромный вред и моей репутации, и бизнесу. Надо возвращаться в страну и разруливать все на месте».

 

 

***

 

После разговора с Острогиным Проскурин вызвал к себе в кабинет Николая:

Коля, помнишь того опера из уголовки — Рыбакова, который в лесу возле «девятки» был?

Помню.

Так вот, он справки в отношении Острогина наводит. Если это по нашему делу, то как он мог привязать Острогина к «девятке» с трупом?

Не знаю, Петр Николаевич. - потупил взгляд Николай.

Несколько минут оба размышляли молча, а потом Проскурин воскликнул:

Твою мать! А что, если этот Рыбаков номер джипа записал? Пробил хозяина по номеру и вышел на Острогина! А у него в гараже машина стоит, которая этого отморозка сбила! Пойди потом, объясни, что это не Острогин его застрелил! Эх, свинью мы Острогину подложили с той поездкой! Слушай, Коля! А что если нам подбросить в уголовку информацию, что эта-же «девятка» пацана и сбила? Точно! Найди какого-нибудь жулика, дай ему четкое описание «девятки», естественно, до того, как она сгорела. Выбери место какое-нибудь безлюдное, покажи его этому жулику, четко проинструктируй, что мол такого-то числа он видел, как «девятка» сбила парня, лет двадцати — двадцати пяти, потом из машины вышли двое и перенесли пацана в багажник. С этой информацией пусть обратиться в дежурную часть, а там ее доведут кому следует. Сразу обращаться в милицию не стал — побоялся, а потом совесть замучила. Только жулик этот должен стоять на своем до последнего! Кремень должен быть! Понял?

Понял, Петр Николаевич! Есть у меня такой человек! Актерище!

Действуй! Только это надо сделать сегодня-же!

Сделаем!

В этот же день, только ближе к вечеру, в отдел милиции, в котором работал Рыбаков, пришел слегка подвыпивший гражданин, лет шестидесяти. Одежда и обувь на нем были старыми, но он был выбрит, причесан, выглажен, а старые туфли сверкали от недавней встречи со щеткой. Он сразу же подошел к окошку дежурного, засунул в него голову, и со слезами на глазах жалобно произнес:

Офицер, ведите меня к прокурору, я преступление скрыл! На моих глазах человека убили, а я, жалкий трус, испугался и не сообщил вам вовремя! Не могу жить с таким грехом на душе! Совесть мучает — не сплю, не ем, хочу все рассказать! Ведите меня к прокурору! - к концу этого монолога посетитель практически рыдал, а слезы капали на стол дежурного. Опешивший дежурный вытолкал голову посетителя обратно в окошко и прокричал:

Посторонним сюда нельзя!

Тогда посетитель прижал правую щеку и ладони к стеклу, отгораживающему от него дежурного, и зарыдал как младенец, выкрикивая навзрыд:

О, горе мне! Дайте покаяться в грехе! Отведите к прокурору!

К нему подбежали два сержанта, схватили под руки и оттащили от стекла.

Зачем тебе прокурор, батя? В чем признаться хочешь? - спросил сержант посетителя. Тот продолжал рыдать, но сквозь слезы ответил:

Человека машиной сбили, потом бросили в багажник и увезли. А я, трус, все это видел, но вам сразу не сообщил! А теперь совесть замучила, решил покаяться! Отведите меня к прокурору!

Давай, зови кого-нибудь из оперов розыска. — сказал один сержант другому. - Пусть они разбираются.

Опера быстро разобрались и пришли к выводу, что информация, которой располагает посетитель, может быть полезна по делу о сгоревшей «девятке» с трупом, и гостя отвели к Рыбакову.

В кабинете Рыбакова гость подробно рассказал, что в субботу видел как серая «девятка», двигаясь на большой скорости, сбила паренька лет двадцати — двадцати пяти, затем из «девятки» вышли двое мужчин, перенесли сбитого паренька в багажник и поехали дальше. Весь этот рассказ был приправлен подробнейшими описаниями автомобиля и всех примет фигурантов. Гость даже вспомнил, что последняя цифра в номере машины: «7».

«Да... Все сходится.» - думал раздосадованный Рыбаков. - «У угнанной «девятки» номер «247». Где теперь искать этих двоих мужиков? Это тупик!».

После проведения ряда оперативно-следственных мероприятий Рыбаков поблагодарил гостя за помощь и бывший актер театра, а ныне пенсионер-алкоголик Андрей Барский, направился к себе домой, где его ждали три бутылки водки, выделенные ему опером УБОП Николаем в качестве аванса за весь этот «спектакль».

 

***

 

В назначенное время к дому Острогина подъехал эвакуатор и примерно часа через два мерседес был на станции Графа. Машину уже загоняли в один из боксов, как вдруг на дороге показались автомобильные огни, быстро приближающиеся к станции.

Кого это несет в такое время? - засуетились мужики.

К воротам подъехал новенький лексус и из него вышел парень невысокого роста:

Алё-малё! Открывайте ворота! Харэ спать — работа приехала! - прокричал парень с явным кавказским акцентом.

Опять этот придурок, Миша, приехал! - заворчали мужики — Зачем с ним вообще Граф связался?

Говорят, за него Анзорик подписался. Миша его родственник какой-то дальний, вот он и попросил Графа помочь ему подзаработать.

Эй, бродяга, ты один? - обратился один из мужиков к Мише, не открывая ворот.

Один, один! Открывай!

Один из мужиков взял монтировку и вышел к Мише через ворота, которые сразу-же за ним заперли изнутри.

Что нужно? - спросил он Мишу.

Что нужно? Машину пригнал, не видишь что-ли, лексус!

Тебе, барану, сколько раз говорили — прежде чем тачку гнать сюда — позвони! Что, трудно запомнить?

Э, ты кого бараном назвал?

А это ты сейчас Графу объяснять будешь — баран ты, или ишак каракалпакский! - мужик взял Мишу за воротник куртки и потащил во двор станции.

Э, отпусти, слышишь? Не надо к Графу, я обязательно звонить буду! - кричал Миша и упирался руками и ногами во все, до чего мог дотянуться.

Конечно будешь, только с того света! - подбадривал Мишу мужик, и продолжал тащить его к кабинету Графа.

Лёня, прекращай цирк. - послышался из темноты тихий голос — Валерий Николаевич вздремнуть прилег.

Ростик, да тут опять этот клоун приехал и опять с косяками. — Лёня как котенка протянул Мишу на вытянутой руке в ту сторону, из которой слышал голос. Ростик вышел из темноты:

Что опять?

Пригнал тачку и снова без предупреждения.

Так лексус же! - тихо сказал в свое оправдание Миша.

Оставь его, Лёня, я сам разберусь. - тихо сказал Ростик.

Лёня поставил Мишу на землю и пошел к машинам.

Что, снова косячишь? - спросил Ростик.

Я спешил. Машина хорошая — много денег заработаем! - Миша старался не смотреть в глаза Ростику. Он автоматически стал к нему левым боком, а руки сами поднимались и прикрывали область груди. Миша помнил свою первую встречу с Ростиком, когда получил от него сильнейший удар в область «солнечного сплетения». В тот день Миша угнал свою первую серьезную машину, это была новенькая пятерка БМВ. Он знал, что за эту машину выручит хорошие деньги, а это значит, что у него будет много женщин, ведь без денег, со своим маленьким ростом, Миша вообще не интересовал женщин. Когда Миша въехал во двор станции Графа, он чувствовал себя королем, думал, что сейчас все кинутся его поздравлять и с нескрываемой завистью говорить: «Молодец, Миша, теперь ты стал настоящим мужчиной и весь мир у твоих ног!». Но, было все не так. Миша въехал во двор, заглушил двигатель и вышел из машины, но тут к нему подошел какой-то высохший старик и закричал: «Какого хера ты ее здесь поставил? В бокс загоняй!». Миша, рассчитывавший на теплый прием, а получивший весьма холодный, закричал в свою очередь: «Да пошел ты, старый пенёк! Я вообще с Графом работаю, а не с тобой! Где он?». В этот момент мимо проходил Ростик:

Слышь, фраерок, Василий Петрович уважаемый человек, в дедушки тебе годится, а ты на него кричишь, пеньком обзываешь. - и при этом сильно ударил Мишу кулаком в грудь. - И еще скажу тебе, Граф с такими фраерами не работает. Езжай домой, твою долю тебе передадут. - сказал Ростик и прошел дальше.

Э, ты кто такой, что так делаешь? - на выдохе прохрипел стоявший на коленях Миша в след уходящему Ростику и уткнулся головой в землю.

Василий Петрович, запереживавший, что этот инцидент может стать причиной разлада между Ростиком, Графом и вором в законе Анзориком, чьим родственником является этот корчащийся на земле фраерок, принял, как ему казалось, правильное политическое решение, и поспешил помочь Мише подняться, приговаривая при этом: «Ты на Ростика не держи обиды, мать у него сейчас при смерти, переживает он за это сильно, потому и нервный такой. У тебя самого то мать есть?». Но Миша его не слушал, он поднялся, и держась за грудь, побрел в сторону города. И вот до этой минуты Ростик и Миша больше не встречались.

Валерий Николаевич проснется, решит, что с тобой делать, а пока иди в бытовку, чайку попей, телевизор посмотри, можешь вздремнуть, если хочешь — пару часов у тебя есть.

Миша облегченно вздохнул оттого, что невыносимое для него общение с Ростиком закончилось, и быстрым шагом пошел к воротам. Пригнанный им лексус уже был в боксе, и он решил посмотреть на него в последний раз — очень уж ему понравилась эта машина. Рядом с лексусом стоял черный мерседес с разбитыми стеклами и пулевыми отверстиями в задней стойке.

Вай, вай, - запричитал Миша — кто же это такую хорошую машину испортил?

Миша, тебе что, сказали сюда идти? - спросил Лёня.

Нет, нет! Я в бытовку иду. Хотел на машину посмотреть в последний раз!

 

***

 

Миша, вставай, тебя Граф ждет. - Лёня толкал в плечо уснувшего в бытовке на диване Мишу.

Миша вскочил, ополоснул лицо холодной водой из под крана и побежал к кабинету Графа.

Заходи, Миша. - пригласил Граф — Присаживайся. Говорят, опять ты накосячил?

Валерий Николаевич, машина дорогая, лексус! Трудно угнать было, переволновался, забыл позвонить!

Миша, это ведь не в первый раз было. Понимаешь, у нас дело налаженное, в помощниках мы не нуждаемся, и с тобой работаем только потому, что дядя твой попросил, которого я очень уважаю. За тебя человек серьезный попросил, а с твоей стороны косяк за косяком! Твое волнение и забывчивость может нам все дело погубить. Поэтому работать с тобой мы больше не будем. Анзорику я позвоню, все объясню, свою долю получишь послезавтра. Иди.

Миша шел по направлению к городу и думал: «Дядя Анзорик меня убьет. Если позвонит, не буду пока брать трубку. Послезавтра я получу деньги, значит послезавтра лексуса на станции уже не будет, и значит послезавтра я расскажу Рыбакову про этот простреленный «мэрс» — они у меня за все ответят!».

 

***

 

Рано утром, в доме, который снимал Острогин в Болгарии, зазвонил стационарный телефон:

Слушаю вас! - ответил еще не до конца проснувшийся Виктор Петрович.

Доброе утро, Витя! Не разбудил? - поинтересовался Граф.

Да, честно говоря, еще сплю.

Я извинятся не буду, потому как дело важное. Для тебя важное!

Слушаю! - Острогин сосредоточился.

В гостинице «Дом у дороги», которая на улице Ватутина, в течении недели проживали четверо пацанов. Они там со шлюхами накосячили, потому и люди их запомнили. А рассекали эти пацаны на красной «ауди» «восьмидесятке» с воронежскими номерами. Съехали как раз в ту памятную для тебя субботу. Дальше сам? Или помочь?

Спасибо, Валера! Дальше я сам!

На стоянке и на этажах гостиницы установлены видеокамеры, так что сложностей у тебя будет меньше.

Еще раз спасибо!

Звони, если что! - и Граф положил трубку.

«Проскурину звонить еще рано.» - думал Виктор Петрович - «Поэтому есть время для размышления. Итак... Если это действительно «наши» пацаны, то все сходится — один следил за нами на «ауди», а трое ждали на дороге, итого - четверо, как и в гостинице. Номера на «ауди» воронежские. Что меня связывает с Воронежем? Ничего! Ладно, идем дальше. Как сработано само покушение? Абсолютная профанация и дилетантизм! А гостиница? Мало того, что они поселились в гостинице, где остаются все их данные, так еще и засветились там с какими-то проститутками. Подведем итоги: с этими пацанами у меня никаких дел не было и быть не могло, следовательно, их кто-то нанял, чтобы меня убить, а тот, кто нанял таких непрофессиональных идиотов имеет мало денег! Осталось только одно - узнать, кто этот заказчик! Однако, далеко я зашел в своих размышлениях. Еще нужно убедится, мои ли это «крестники» были в гостинице?».

Острогин принял душ, позавтракал, а потом набрал номер Проскурина:

Доброе утро, Петр Николаевич! Не занят?

Нет, Виктор Петрович! Говори.

Есть информация, что в гостинице «Дом у дороги», которая на улице Ватутина, проживали четверо пацанов, приехали на красной «ауди» с воронежскими номерами. Возможно, это те самые стрелки. Съехали они как раз в субботу. Проверишь?

Обязательно проверю!

Там еще на стоянке и на этажах камеры установлены. Если получится, покажи Игорю записи, может кого опознает?

Сделаем!

Ну, все! Жду звонка!

Через час опера Александр и Николай были в гостинице «Дом у дороги».

Добрый день! - обратился Александр к администратору — Подскажите, а в вашей гостинице есть служба безопасности?

Простите, а вы кто? - настороженно спросила девушка администратор.

Милиция.

У нас что-то случилось?

Нет, все в порядке, не волнуйтесь! Нам нужно переговорить по личному вопросу.

У нас есть безопасник, сейчас я его приглашу.

Девушка подняла трубку телефона и набрала номер:

Андрей Павлович, вас тут из милиции спрашивают. Сейчас он подойдет. - продолжила она, обращаясь к милиционерам.

Через пять минут к стойке администратора подошел высокий мужчина:

Здравствуйте! - поздоровался он с операми — Ковалев Андрей Павлович. Чем могу помочь?

Андрей Павлович — начал Николай — Мы сотрудники УБОП — оба опера показали служебные удостоверения — У нас есть информация, что в вашей гостинице проживали четверо парней, лет двадцати — двадцати пяти, которые приехали на красной «ауди» с воронежскими номерами, и съехали, предположительно, в прошедшую субботу. Не помните таких?

Конечно помню! Проживали дней семь или восемь, если надо, потом скажу точнее, из них дня три фестивалили — водка рекой лилась! Один раз с проститутками пришли, ну, их естественно не пустили. Сутенер стал деньги требовать, а те не хотели платить, раз ничего не было. Так у них прямо перед в входом в гостиницу драка началась, пришлось ЧОПовцев вызывать, чтобы разняли. Мы их выселить хотели, но они поклялись, что больше такого не повторится, и действительно больше их не видно и не слышно было, уходили рано, приходили поздно, съехали в ночь с пятницы на субботу.

Андрей Павлович, а у вас в гостинице камеры наблюдения установлены? - спросил Николай.

Да. На входе, на каждом этаже и на автостоянке.

Нам нужны полные данные этих парней и если можно, видеозаписи, на которых их можно было бы опознать. - вступил в разговор Александр.

Не вопрос! - бодро сказал безопасник.

Через пару часов Александр, Николай и Игорь просматривали видеозапись из гостиницы в кабинете Проскурина.

Вот этого я сбил! - ткнул пальцем Игорь в монитор компьютера — Точно! Выходит, мы теперь знаем, кто они!

Выходит, что знаем. - сказал Проскурин.

Проскурин набрал номер телефона Острогина:

Они. - коротко сказал Петр Николаевич.

Понял. Завтра буду. - так же коротко ответил Виктор Петрович.

 

***

 

Ночью умерла мать Ростика, а днем уже состоялись похороны. Сразу после похорон Ростик приехал к Графу.

Мои соболезнования, Ростислав. - Граф по-братски обнял Ростика — Ты горе в себе не держи — водки выпей. Если хочешь, съезди куда-нибудь, отдохни от дел. Дела подождут, у нас с тобой их еще очень много.

Не могу я отдыхать и водку пить. — ответил Ростик — Злоба во мне кипит! Страшная злоба! На весь мир злоба! Наружу просится! Ментяру хочу завалить, этого Рыбакова! Прямо сейчас хочу завалить! Больше меня ничего не держит! Попрощаться я пришел, Валерий Николаевич.

Вот этого я и боялся, за это и переживал... — размышлял Граф вслух, разглядывая трещину на стене своего кабинета, но потом перевел взгляд на Ростика, и продолжил — Мы с тобой уж больше двадцати лет одну лямку тянем, а про себя я тебе никогда не рассказывал, а сейчас расскажу: я ведь в школе отличником был, спортсменом — кандидатом в мастера спорта по боксу. Семья у меня хорошая была, как говорится, благополучная. Но, в один момент все перевернулось. Вступился в школе за девчонку одну, дал обидчику в челюсть, а он виском об парту и окочурился. Так и пошло-поехало. Сначала на малолетку, потом на взросляк. У отца сердце не выдержало, а потом и мать за ним последовала. В общем, вернулся я в пустую квартиру. И злоба у меня тогда была на весь мир не меньше, чем у тебя сейчас. Хотел я тогда судью порешить, который приговор мне нарисовал, а потом и себя. Пошел к вору авторитетному - Чегирю, чтобы квартиру родительскую на ствол выменять, а он расспрашивать начал: что, да как, да зачем тебе? Я ему все и рассказал, потому как больше некому было. А он мне и говорит: «Жизнь наша — это путь от рождения к смерти. И путь этот, полон самых разных испытаний, а в конце пути, каждый путник подводит для себя его итоги. Ты, Валера, свои испытания не выдержал, и решил свой путь жизненный сократить. А итоги ты подвел? Что можешь ты сказать сейчас о своей жизни? Родился, крестился, отсидел, потерял родителей, убил судью и все? Теперь жить мне больше не за чем? А если завтра судью этого молнией убьет, а ты кралю встретишь, которая тебе детишек нарожает, и любить ты их будешь так же, как родители твои тебя любили? Жизнь, она сама расставит все на свои места, только ей для этого время нужно, и твое желание! Иди и подумай об этом, а мысли свои дурные выбрось из головы! Придешь ко мне через месяц.». Придешь ко мне через месяц! - снова повторил Граф — Хитрый ход! Ведь у меня тогда не было не смысла в жизни, ни цели, а после того разговора цель появилась — через месяц прийти к Чегирю, понимаешь? Он мне дал понять, что я не один в этом мире, что через месяц он будет ждать меня! За месяц боль как-то притупилась, а когда я пришел к нему, то сказал, что хочу жить воровской жизнью. Я может и не хотел тогда идти по воровскому пути, но в то время, кроме Чегиря, никто не проявил ко мне хотя бы мало-мальского сочувствия, потому так и пошло, и поехало. Кралю я свою так и не встретил, но женщин у меня было много разных, хороших женщин. Но... обременять их нелегкой жизнью с вором не стал. А судья тот, застал свою жену с любовником и запил. Сначала с работы выгнали, а потом и вовсе бомжевать стал. Так и сгинул где-то. Вот как жизнь все по местам расставила. Я сейчас к чему все это тебе говорю — Чегирь мне тогда очень помог, а сейчас я хочу тебе помочь. За то, что мент на твоих чувствах сыграл и душу из тебя вынул — он ответит, только себя мы при этом подставлять не должны. Понимаешь?

Пока нет, Валерий Николаевич. Голова что-то вообще не соображает.

Сделаешь так, как я скажу?

Сделаю.

Тогда слушай. Ты Витю-Шизика помнишь?

Помню. Отморозок конченный.

Так вот, он в городе объявился, хату снял, сейчас подельников ищет и стволы. Опять хочет деньжат рубануть, при чем много и сразу. Ты оправь к нему Пашу-Ковыля, пусть ему со стволами поможет и наводку даст, что на улице Васнецова 42 есть ювелирный, охранников там нет, только камеры наблюдения. К концу недели там собирается хорошая выручка, так что, если вовремя зайти, можно взять хороший куш. У продавца кнопка выведена на вневедомственную охрану, если успеет нажать, менты будут через десять минут. Но, мы рисковать не можем, чтобы все сработало, Витя должен обязательно уйти. Поэтому, в момент захода Вити в магазин, нужно будет организовать на перекрестке Васнецова — Лермонтова небольшую аварию, в конце дня все будут ехать с работы и там обязательно будет пробка. Если менты поедут в объезд квартала — это еще минут пятнадцать — двадцать, а если дворами — еще минут десять. По любому, у Вити будет достаточно времени чтобы смыться с выручкой. После этого пусть Ковыль с Вити глаз не спускает, пусть за каждым шагом его следит и тебе сообщает. Пока это все, а теперь иди — выпей водки. А у мента этого мы с тобой еще на могиле спляшем. Как Чегирь говорил: «Противника уважай, врага уничтожай!». Все! Иди!

Ростик не понимал, что может связывать ограбление ювелирного Витей-Шизиком с местью Рыбакову, но на душе у него стало легче после этого разговора. Он доверял Графу, поэтому лишних вопросов задавать не стал и пошел в бытовку, где его уже ждала братва с ящиком водки.

 

***

 

Утром Игорь встретил Острогина в аэропорту:

Здравствуйте, Виктор Петрович! Как отдохнули?

Игорь, ты как что-нибудь скажешь — хоть стой, хоть падай! Какой на хрен отдых? - с возмущением сказал Острогин.

Извините, Виктор Петрович! Я вежливость хотел проявить. - смутился Игорь.

Ну, только из-за твоей «вежливости» ты у меня и работаешь! - уже с улыбкой произнес Острогин.

Я хотел спросить: «Как долетели?».

Ладно, хватит любезничать. Так ты опознал этих отморозков?

Одного опознал, которого сбил. Да и тачка похоже та, которая нас пасла.

Где Проскурин?

Просил сообщить ему как только вы приедете, он будет ждать вас в ресторане «У Петра».

Звони ему.

Через полтора часа Острогин и Проскурин сидели за столиком ресторана.

Здесь диски с видеозаписью из гостиницы, а это данные фигурантов: фамилии, адреса и так далее — Проскурин передал Острогину небольшой конверт — Я тебе еще нужен, или сам справишься?

Спасибо, Петр Николаевич, дальше я сам!

А семья где? - поинтересовался Проскурин.

Остались в Болгарии. Я решил, что им лучше побыть там, пока все не утрясется.

Ладно, Виктор Петрович, как говорится: чем смог, тем помог! Звони, если что! - сказал Проскурин и поднялся из-за стола.

Еще раз спасибо тебе, Петя! И ты звони — не забывай старого друга!

Они пожали друг другу руки и Проскурин направился к выходу, а Острогин достал из конверта данные пацанов и начал их изучать: «Плетнев Михаил — 22 года, Левченко Евгений — 23 года, Супонев Роман — 22 года, Ивлев Александр — 22 года. Все жители Воронежа. Ни одна из этих фамилий мне ни о чем не говорит! Ладно, надо ехать в Воронеж, а там разберемся!».

 

***

 

- Рыбаков! К телефону! - крикнул в коридор отдела полиции один из оперов уголовного розыска.

Слушаю, Рыбаков! - представился запыхавшимся голосом, вбежавший Рыбаков.

Здравствуйте! Это Миша. - поприветствовал его голос на другом конце провода.

Здравствую, Миша! Что-то случилось?

- У Графа на станции стоит пятисотый «мерседес» черного цвета. Стекла все выбиты, а в задней стойке дырки от пуль.

А когда он там появился? Кто хозяин? Номера есть? - спросил Рыбаков.

Кто хозяин не знаю, номеров нет. На прошлой неделе его еще не было! - ответил Миша — Я думаю, кого-то убили из-за машины! Совсем оборзели! Вы их проверьте!

А там что, следы крови есть?

Нет. Ну, я не видел.

С чего же ты взял, что кого-то убили?

Так машину же расстреляли! Точно вам говорю!

А ты номер WIN можешь посмотреть?

Нет! Я больше туда вообще не пойду!

А что случилось?

Потом расскажу, при встрече.

Хорошо! Спасибо за информацию! - Рыбаков положил трубку и начал размышлять: «У Графа на станции стоит черный мерседес с разбитыми стеклами и, предположительно, отверстиями от пуль. Что это нам дает? Во-первых, с чего Миша взял, что это пулевые отверстия? Может быть эти отверстия уже работники Графа сделали для каких-нибудь специфических работ? Да, и вообще, этому Мише верить — себя не уважать! Взял его на краже барсетки, срубил немного денег и заключил контракт о сотрудничестве — деньги давно закончились и агентурной информации никакой. Лучше бы я тогда на нем показатель сделал!». - ухмыльнулся Рыбаков - «Хотя, с Ростиком он мне очень помог!». - и вдруг его осенило - «Черный пятисотый мерседес есть у Острогина! Вот это да! Может быть сейчас все и срастется! Нужно срочно делать оперативную установку по месту жительства Острогина!». - Рыбаков схватил со стола ключи от машины и пулей вылетел из кабинета. Через полтора часа он уже был в поселке Дубрава. Припарковав машину в начале улицы, на которой проживал Острогин, Рыбаков пошел пешком в надежде встретить какую-нибудь разговорчивую бабушку из числа соседей Острогина. За многолетний стаж оперативной работы Рыбаков четко усвоил, что бабушки — они все знают и при этом очень любят поговорить! Повезло, практически, сразу — навстречу ему неторопливо прогуливалась пожилая дама с небольшой собачкой.

Добрый день! - поздоровался Рыбаков с дамой — Вы не подскажите, где здесь живет Кобцев Михаил? - выдал он первую, пришедшую на ум фамилию.

Кобцев? - удивилась дама — Я, что-то такого не помню! Вы уверены, что он здесь живет?

Да! Мне сказали, что у него третий или четвертый дом от угла по правой стороне. - заверил даму Рыбаков, с учетом того, что дом Острогина был третьим от угла.

Нет. Вы что-то путаете. - продолжала дама — Вот здесь Острогины живут, а дальше Ракитские... Кобцева здесь нет, и дальше нет. Вам не правильно сказали.

Ну, как же так! - Рыбаков сделал вид, что расстроился — Я в такую даль ехал! Выходит зря! У него еще черный мерседес есть! Большой такой! Может видели?

Черный мерседес есть у Острогиных. Больше на улице ни у кого нет черных мерседесов.

А они сейчас дома? Не знаете?

Они, кажется, сейчас за границу уехали — на отдых. А работник их — Филиппыч, тот всегда дома. Еще Игорь тут живет иногда — водитель их. Но, я видела, что он уехал рано утром.

На «мерседесе»?

Нет, на джипе. У них еще и джип есть.

А вы Филиппыча этого фамилию не знаете? Может он и есть Кобцев?

А может! Я не знаю! Все как-то Филиппыч, да Филиппыч! Может и Кобцев!

Ну, спасибо! - поблагодарил даму Рыбаков — Пойду, узнаю!

Идите, идите — он всегда дома.

Рыбаков подошел к воротам дома Острогина и нажал кнопку звонка. Через несколько минут к нему вышел Филиппыч.

Здорово, батя! - хамовато поздоровался Рыбаков — Я тут вчера неподалеку джип свой оставил, а мне его поцарапали и слиняли! Люди говорят, что черный «мерин» был, и у вас говорят черный «мерин» есть.

Нет! Наш сейчас в ремонте. - начал оправдываться Филиппыч.

Опа! Ну, прямо в точку попал! Джипаря мне поцарапал и в ремонт! - Рыбаков сделал вид, что обрадовался.

Нет! Наш уж дня три, как в ремонте. - продолжал оправдываться Филиппыч.

Точно?

Точно! Ну, если не веришь, приезжай вечером, сам поговоришь с хозяином или с его водителем. Я тут всего лишь сторожем работаю.

Ладно, разберемся! - и Рыбаков, не попрощавшись, пошел в сторону своей машины.

«Значит, машина, которая стоит у Графа, точно принадлежит Острогину! И теперь, я, почему-то, на сто процентов уверен, что в ней были именно пулевые отверстия. Все срастается, и одновременно, ничего не срастается! Нужно посоветоваться с начальством! Иначе, сам я никогда этот клубок не распутаю!А Ростик сказал, что не знает Острогина, но за «мерс» он не мог не знать. Значит водит меня за нос! Надо будет его прижать покрепче».

В этот момент у него зазвонил мобильный телефон. Рыбаков посмотрел на номер звонившего: «Дежурный звонит. Опять что-то случилось!».

Слушаю! — ответил он.

На Васнецова, дом 42, ювелирный взяли! Выдвигайся туда! Срочно!

Понял! Еду!

 

***

 

Валерий Николаевич, сработали ювелирку! - сообщил Графу Ростик, войдя в кабинет.

Чисто? - спросил Граф.

Чисто! - ответил Ростик.

Где они сейчас?

На Витиной хате отлеживаются.

Стволы при них?

Все при них.

Это хорошо! Во сколько у ментов обед начинается?

В час, кажется.

Завтра, часов в двенадцать, пусть Ковыль возьмет водилу и едет к барыге, на счет рыжья перетереть. Витя должен в это время на хате оставаться. А ты, в начале второго, позвони менту и скажи, что бабки, рыжье и стволы на такой-то хате. На хате, мол, сейчас никого нет, кроме хозяйки — бабульки — «божий одуванчик», только пусть срочно едет, а то фраера эти сегодня сваливать собираются, а если они до стволов своих доберутся, придется их артиллерией выкуривать. Понял? Примерно так все и скажи!

Понял, Валерий Николаевич! Теперь я все понял!

 

 

***

 

За рулем своего джипа Острогин приехал на станцию Графа.

Добрый день, Витя! - поприветствовал его Граф — Проходи, проходи! Сто лет тебя не видел! Вроде как и общаемся, а все по телефону, да по телефону, а телефоны, они ведь лишают людей главного — душевного общения! - Граф поднялся со стула и они по-братски обнялись с Острогиным

Что, приехал на «ласточку» свою посмотреть? - продолжил Граф.

Да что с ней сделается, с железкой этой — ответил Острогин — Я поблагодарить тебя пришел. Пацаны эти из гостиницы, моими «крестниками» оказались! Так что, спасибо тебе, Валера!

Да какая там благодарность, о чем ты говоришь?! Мне это больших трудов не стоило, так, пара звонков! А то, что помочь тебе смог — я рад! А кто они, узнал?

Узнал. Все живут в Воронеже, 22-23 года, фамилии их мне не знакомы. Так что, надо ехать в Воронеж, а там уже разберусь.

Когда едешь?

Сегодня.

С собой кого берешь?

Игоря — водителя своего.

Вдвоем ехать собираетесь?

Да. Думаю справимся. Игорь спецназовец бывший, да и я еще не совсем старик — Острогин улыбнулся.

Ты так не шали, Витя! У пацанов этих стволы, не забывай! Да, и отморозки они, похоже, полные! Ты с собой Ростика возьми, он тебе в этом деле сильно пригодиться может! - оборвал его Граф.

Ростика? Честно говоря, у меня такое впечатление сложилось, что Ростик, как бы это помягче сказать, меня не очень любит.

А ты не барышня, чтобы он тебя любил! Ростик тебе не враг! Это я тебе говорю! Да, и вообще, каким-то ты сентиментальным стал: «у меня такое впечатление сложилось... как бы это помягче сказать... он меня не очень любит...» - повторил Граф слова Острогина — Размяк ты, Витя, от жизни мирской. Когда опером был, все даже в глаза тебе смотреть боялись — такой взгляд тяжелый был, а сейчас: «мне кажется, что он меня не очень любит» - вновь возмущенно повторил Граф и сплюнул на пол — даже разговаривать на эту тему не хочу! Ростик с тобой поедет, и это не обсуждается!

Хорошо, Валера! Спасибо!

Все, иди! - с наигранно возмущенным видом сказал Граф — Меня от твоих хороших манер уже мутить начинает! Поедете на машине Ростика, там документы в полном порядке, но, ни одна сука не дознается, кто ее настоящий владелец. Где и во сколько тебя забрать?

В час, на стоянке аэропорта, я машину там оставлю.

Давай в два. У Ростика в час кое-какие дела будут. На счет жилья в Воронеже определился?

Нет еще. - ответил Острогин.

Ростик с хатой поможет. Все! Иди!

Они по-братски обнялись на прощание и Острогин вышел, а Граф крикнул в окно:

Ростика ко мне позовите!

Когда Ростик вошел, Граф сказал ему:

Менту позвонишь как договаривались. В два часа заберешь на стоянке аэропорта Острогина. С ним еще один человек будет. Поедешь с ними в Воронеж, поможешь там разобраться, да и тут тебе пока находиться нельзя будет — посмотрим, как картина нарисуется! Я тебе потом позвоню. А пацанов этих, когда Острогин узнает все, что ему нужно, ты кончай - не надо, чтобы они жили, а то еще потом мстить начнут. Не надо до этого доводить. Только Острогин об этом, естественно, знать не должен.

Понял, Валерий Николаевич! Сделаю, как обычно!

 

***

 

В начале второго, когда Рыбаков стоял в очереди в милицейской столовой, у него зазвонил мобильный телефон. Входящий номер был ему не знаком.

Слушаю! - сказал Рыбаков.

Узнаешь, начальник? - спросил Ростик.

Узнаю! Только недавно о тебе вспоминал! Давненько тебя слышно не было!

Про ювелирку на Ватутина слышал? - задал вопрос Ростик.

Конечно! Подожди минутку! - Рыбаков оставил поднос и выбежал из столовой — Говори!

Деньги, золото и стволы на Островского, 35. Фраеров сейчас дома нет - уехали на стрелку с барыгой. В доме только бабулька — божий одуванчик. Так что пару часов у тебя есть, чтобы в дом войти, подождать их и тепленькими взять пока они без стволов, а то, если до стволов доберутся, сам понимаешь, может и кровь ваша ментовская пролиться.

Давно ли ты за ментов переживать начал? - спросил Рыбаков, а сам в это время судорожно думал о том, какие-бы еще вопросы задать Ростику, чтобы можно было полностью оценить ситуацию — Сколько их? - не дожидаясь ответа на первый вопрос, вновь спросил Рыбаков.

Двое.

Кто такие?

Залетные фраера.

Ладно, я потом тебя найду, расскажешь подробнее.

«Найдешь!» - подумал Ростик, снял крышку мобильного телефона, достал сим-карту, переломил ее пополам и выбросил, а за тем бросил в реку мобильный телефон: «Конечно найдешь!».

Рыбаков сразу же набрал номер начальника криминальной милиции:

Игорь Станиславович, у меня информация есть по ограблению ювелирного! - взволнованно произнес он — Сейчас обед, я возьму оперов, которые в столовой есть, и поеду на Островского, 35, но мне нужна будет группа захвата, только пусть к дому сразу не подъезжают, пусть ждут команды!

Так, может дождешься группу захвата и с ними поедешь? - спросил Игорь Станославович.

Времени нет! - ответил Рыбаков — Уйти могут!

Ладно, езжай! Возьмешь грабителей — быть тебе начальником розыска! - пообещал начальник криминальной милиции.

Рыбаков вернулся в столовую, осмотрелся по сторонам и крикнул:

Леонов! Грабов! Срочно на выезд!

Когда опера подбежали к нему, Рыбаков спросил:

Оружие с собой?

С собой! - ответили опера.

Поехали! Сейчас грабителей ювелирного брать будем!

По дороге на Островского Рыбаков думал: «Хоть и не дает мне Ростик никакой информации по Графу, а все-таки, в продвижении по службе он мне очень помогает! Удачная была вербовка! Шедевр!».

Опера оставили машину в начале безлюдной улицы Островского, и перепрыгивая через осенние лужи, направились в сторону тридцать пятого дома. По дороге Рыбаков инструктировал коллег:

По моей информации, в доме сейчас никого нет кроме какой-то старухи. Наша задача войти в дом, а потом, когда вернутся жулики, взять их без шума и пыли. Группа захвата скоро приедет и будет ждать нашей команды. Оружие, на всякий случай, держите наготове.

Опера дослали патроны в патронники, и положили пистолеты в карманы курток.

Войти надо быстро, поэтому пойдем все вместе. Разговаривать с бабкой буду я. - сказал Рыбаков.

Они вошли в калитку и друг за другом быстро двинулись к дому по узкой асфальтированной дорожке. Рыбаков шел первым, поэтому первым увидел как разбилось одно из окон дома и из него высунулся ствол автомата «Калашникова». Несколько пуль врезались в грудь и живот Рыбакова и он тут же упал на дорожку лицом вниз. Опера в долю секунды окинули взглядом двор, но поняв, что места для укрытия поблизости нет, инстинктивно развернулись и бросились к выходу. В спину опера, бежавшего последним, врезалось четыре пули, а одна разворотила затылок. Он упал, при этом сильно толкнув опера, бежавшего впереди, который, в свою очередь, упал от полученного толчка и быстро пополз к калитке. Витя-Шизик продолжал опустошать автоматный рожок и одна из пуль вонзилась ползущему оперу в левое бедро. Он вскрикнул, но все-таки выполз со двора и укрылся за воротами, где его не мог видеть стрелок. Но, Витя обстрелял ворота и опер получил ранение в левую руку. Отталкиваясь одной ногой и помогая себе одной рукой, опер отполз еще дальше, а когда понял, что силы его покидают и ползти он больше не может, развернулся, достал из кармана пистолет и направил его в сторону тридцать пятого дома.

В таком положении, без сознания, его и нашла группа захвата.

На тот момент Витя-Шизик с деньгами и золотом был уже в нескольких кварталах от улицы Островского.

 

***

 

Полковник Рябинский Игорь Станиславович - начальник криминальной милиции отдела, в котором работал Рыбаков, сидел за рабочим столом в своем кабинете. Упершись локтями в стол, он с силой сжимал вески ладонями и думал о том, что сейчас кресло начальника не просто под ним зашаталось - оно буквально на глазах уходило из под его зада. «Ограбление ювелирного! А теперь еще и убийство двух оперов розыска! Да и третий в очень плохом состоянии! Надо срочно что-то предпринимать! Но что?» - думал Рябинский - «Нет никаких зацепок! То, что ограбление ювелирного и гибель оперов связаны между собой — это сто процентов! Но, что это дает? Есть запись видеокамеры из ювелирного, но, грабители были в масках. По именам, или кличкам друг друга не называли, да они вообще не разговаривали! Один только крикнул: «Ключи от сейфа, быстро!». Ни каких дефектов речи, ни картавости, ни шепелявости. Отпечатков пальцев тоже нет, ни в магазине, ни в машине, на которой приезжали грабители, и которую нашли потом в соседнем дворе. По Островского тоже ничего нет! Перед тем как уйти, убийца, или убийцы, подожгли дом и естественно, никаких улик не осталось, кроме обгоревшего автомата «Калашникова». По номеру определили, что этот автомат числится пропавшим еще со времен первой чеченской компании. Чеченцы сработали? Не факт! Оружие, которое военные в Чечне списывали как пропавшее, а потом продавали, сейчас по всей стране гуляет! Хозяйка дома по Островского — полуслепая восьмидесятилетняя бабка, говорит, что дом сдала какому-то рыжему мужику. И все! Больше никаких примет! Рыжий! Нужно перебрать по картотеке всех рыжих рецидивистов, осужденных за подобные грабежи! А сколько их будет, этих рыжих? Тысячи? Десятки тысяч? Вряд ли это что-то даст, но, попробовать нужно. Пойдем дальше. Почему опера вошли во двор так смело? Никто даже оружие не достал! Значит, у Рыбакова была сто процентная информация, что в доме никого нет. Кто дал ему такую информацию? Рыбаков был в столовой, когда у него зазвонил телефон, он вышел, видимо получил от кого-то информацию, сразу перезвонил мне, потом взял двух оперов и поехал в адрес. Мне нужен мобильник Рыбакова! И вообще, нужно просмотреть дела всех его агентов и все его записи!».

Полковник набрал номер начальника уголовного розыска:

Мне нужен мобильный телефон Рыбакова и ключи от его сейфа! Срочно!

Через пол часа Рябинский уже просматривал входящие и исходящие звонки в мобильном телефоне Рыбакова: «Вот, это мой номер, а вот входящий звонок прямо перед звонком мне». Он выписал номер и протянул листок с записью начальнику розыска:

Срочно установите, кому принадлежит номер!

Полковник взял связку ключей Рыбакова, прошел к нему в кабинет, открыл сейф и начал изучать агентурные дела: «Никакой информации по ювелирному ни от одного из агентов не поступало!». Его внимание привлекло лишь дело одного агента, под псевдонимом «Серый». В нем была самая значимая оперативная информация: убийство — информация подтвердилась, грабеж — информация подтвердилась, разбой — информация подтвердилась! «Серый» - думал полковник - «Это же тот самый Ростик, правая рука Графа! Нужно срочно встретиться с ним! Может быть информация по ювелирному поступила от него?».

Рябинский взял ежедневник Рыбакова и начал перелистывать. Его заинтересовала только одна запись: «Машина в лесу — труп — УБОП (Проскурин) — Острогин — Граф» и большой знак вопроса.

«Странно.» - думал полковник - «Как в эту цепочку мог попасть Проскурин?».

В этот момент в кабинет вбежал дежурный по отделу:

Товарищ полковник! Вас срочно вызывает к себе генерал Мезенцев!

«Ну, вот и начало конца!» - подумал полковник, взял с собой ежедневник Рыбакова и направился к выходу.

 

***

 

Разрешите войти, товарищ генерал? - приоткрыв дверь в кабинет Мезенцева, спросил Рябинский.

Входи! Доложи обстановку по расследованию убийства сотрудников! - пробасил генерал.

Рябинский вытянулся по стойке «смирно» и сообщил все, что ему было известно.

Какие мероприятия планируете провести? - спросил генерал.

Полковник сообщил о проверке входящего звонка на телефон Рыбакова, о том, что он планирует встретиться со всей агентурой Рыбакова, а в особенности, с наиболее ценным агентом под псевдонимом «Серый».

А кто он такой, этот «Серый»? - спросил генерал.

«Правая рука» одного преступного авторитета — Ланского Валерия Николаевича, по кличке «Граф». Завербован исключительно благодаря выдающимся оперативным способностям погибшего майора Рыбакова - отрапортовал полковник, в надежде на похвалу.

«Правая рука» Графа? - заинтересовался генерал — А как его фамилия?

Корнев Ростислав Михайлович — ответил полковник, не понимая, зачем нужна генералу такая подробная информация.

Ростик, что ли? - удивился генерал.

Да! Ростик! А вы его откуда знаете, товарищ генерал? - в свою очередь, удивленно спросил полковник.

Я многое знаю! Лет пятнадцать назад я возглавлял отдел в котором ты сейчас работаешь. И тогда еще знал и Графа и Ростика. И скажу тебе, что Граф, это такая хитрая гнида, которая и тебя и меня вокруг пальца так проведет, что мы и глазом моргнуть не успеем. А Ростик, да он скорее родную мать продаст, чем с нами сотрудничать будет!

Да, собственно говоря, он из-за матери и согласился с нами сотрудничать — тихо промямлил полковник.

Что, что? - переспросил генерал — С этого момента давай поподробнее и погромче!

Его с пистолетом взяли — начал рассказывать полковник, уже предчувствуя, что с Ростиком он совершил большую ошибку, и что сейчас она выйдет ему боком — а у него мать при смерти была. Он начал просить, чтобы его за решетку не отправляли, говорил, что на все пойдет, только бы с матерью побыть последние дни. Рыбаков и предложил ему контракт. Товарищ генерал, он добросовестно сотрудничал! - приободрился полковник в этом месте своего рассказа — Очень много преступлений раскрыто по его информации: убийства, грабежи, разбои!

Да? Пятнадцать лет назад я бы в твои слова не поверил. Но, время идет, люди меняются — может и он изменился. Хотя, в данном, конкретном случае, я в это не верю, и версию о том, что наших сотрудников преднамеренно подставил Ростик, прошу отработать одной из первых! - распорядился генерал — Кстати, про Графа что можешь рассказать?

Есть станция техобслуживания, зарегистрированная на одного предпринимателя, на эту станцию пригоняют дорогие угнанные иномарки, там перебивают номера, а за тем продают. Граф на этой станции находится почти все время. Мы понимаем, что он является организатором этой преступной схемы, но, прямых доказательств в отношении него у нас пока нет.

Что еще? - спросил генерал.

Я перебирал документы Рыбакова, и наткнулся вот на эту запись — полковник раскрыл ежедневник и положил его на стол генерала.

Так: «Машина в лесу — труп — УБОП (Проскурин) — Острогин — Граф» и вопрос... - прочитал вслух генерал и о чем-то задумался, а через некоторое время спросил — А что значит: «Машина в лесу» и «труп»?

Не так давно, в лесу была обнаружена сгоревшая машина, а в ней - обгоревший труп с пулевым отверстием в черепе. Рыбаков занимался расследованием этого преступления. - доложил полковник.

Ну? Дальше! Чья машина? Личность убитого установлена? Я что, из тебя клещами должен информацию тянуть? - прорычал генерал.

Машина в угоне. Личность убитого пока не установлена.

А при чем тут Проскурин, Острогин и Граф?

Не могу знать, товарищ генерал! Я впервые эту запись сегодня увидел!

Кто такие эти: «Проскурин и Острогин»?

Проскурин — начальник УБОП Ленинского района, а про Острогина я первый раз слышу.

Полковник, ты вообще себя слышишь? - еще больше зарычал генерал — Что это за доклад? На твоем участке за последние несколько дней три громких преступления: труп в машине, ограбление ювелирного, убийство двух сотрудников милиции! Чикаго, твою мать! А ты мне что говоришь: «Не могу знать! Не представляется возможным! Нет ни одной зацепки! Первый раз слышу!». Пенсия уже есть?

Есть, товарищ генерал. - тихо сказал полковник.

Даю тебе месяц на раскрытие всех трех преступлений! Иначе — через месяц на пенсию! Понял?

Так точно, товарищ генерал!

Все, свободен! Да, и еще, агентурное дело «Серого» - мне на стол! Срочно!

На негнущихся ногах полковник пошел к выходу, а генерал снял трубку телефона и скомандовал:

Начальника УБОП Ленинского района Проскурина ко мне в кабинет! Срочно!

 

***

 

Когда зазвонил телефон, Проскурин разбирал документы на своем рабочем столе:

Слушаю, Проскурин! - представился он.

Петр Николаевич? - переспросил голос в трубке.

Да! Чем обязан?

Это из ГУВД вас беспокоят, подполковник Олейников. - представился голос - Вас срочно просит прибыть к себе генерал Мезенцев.

Понял! Выезжаю!

На душе Проскурина было очень тревожно! И чувство это было у него уже несколько дней, с тех пор, как на должность начальника ГУВД был назначен генерал Мезенцев. Проскурин знал, что их встреча обязательно состоится, но надеялся, что она произойдет намного позже, а может, Мезенцев и вовсе о нем забыл! Но, нет! Мезенцев не из тех людей, которые что-то забывают! Хотя генерал и занимал свой пост всего несколько дней и прибыл с дальнего востока - с Проскуриным они были знакомы давно. Проскурин тогда был опером УБОП и занимался оперативной разработкой одной преступной группировки, которая занималась всем подряд: убийства, рэкет, наркотики, сутенерство и так далее. Проскурину тогда с большим трудом удалось упрятать за решетку их главаря, кстати, не без помощи Острогина. А в процессе разработки была получена информация о том, что начальник одного из райотделов - Владимир Григорьевич Мезенцев, не только знал о преступлениях этого бандюги, но и покровительствовал ему, разумеется не безвозмездно, и даже продавал ему данные агентов, которые предоставляли в органы оперативную информацию о его группировке.

Мезенцева тогда тихо отправили на пенсию, мотивируя это тем, что не надо выносить сор из избы. Потом он восстановился в органах где-то на дальнем востоке, быстро пошел вверх по карьерной лестнице, и вот теперь вернулся в город в качестве начальника ГУВД, да и еще, говорят, привез с собой то ли корейца, то ли китайца по фамилии Ли, который от него ни на шаг не отходит.

«Что мне теперь делать? - думал по дороге в ГУВД Проскурин - «Идти на пенсию? Жалко! Столько лет отдал милиции! Переехать в другой город? Не вариант! Здесь мать больная, у жены работа хорошая, дети учатся. Ладно! Будь что будет! Если что, Острогин не бросит — устроит к себе кем-нибудь. Хотя, ему сейчас не до меня, своих проблем хватает».

Проскурин припарковал машину возле ГУВД и направился в приемную генерала.

Разрешите войти, товарищ генерал?

Проходи, проходи, Петр Николаевич! Присаживайся!

Проскурину показалось, что приглашение генерала прозвучало слишком уж дружелюбно, что его еще больше насторожило. Он прошел в кабинет, и закрывая за собой дверь, мельком бросил взгляд на генерала и подумал: «Все такой же толстяк, только седых волос прибавилось».

До начальника отдела уже дослужился! Молодец! - похвалил генерал, но похвала эта прозвучала как-то издевательски — Я, видишь, тоже на месте не стою! Вот — вернулся в родной город! А тебя я вот зачем пригласил: ты про убийство двух оперов слышал?

Конечно.

Так вот, есть мнение, что к убийству сотрудников причастен Граф. Помнишь такого?

Помню. Ланской Валерий Николаевич.

Я, как ты знаешь, в городе совсем недавно, и можно сказать, что своих подчиненных совсем не знаю. А с тобой мы знакомы давно, и за время нашего знакомства у меня сложилось мнение, что тебе можно поручить самые ответственные дела! По убийству у меня работает опер из ГУВД, но, он приезжий, поэтому будет возглавлять операцию в плане оперативного сопровождения, а тебе, как человеку местному, и знающему здесь каждый куст, я поручаю проведение операции по задержанию Графа! На проведение операции даю сутки! Завтра Граф уже должен быть в камере. Вопросы есть? - спросил генерал.

Нет. - спокойно ответил Проскурин.

Генерал поднял трубку телефона:

Зайди ко мне! - дал он команду кому-то, кто находился на другом конце провода.

Через минуту в комнату вошел тот самый: «то ли кореец, то ли китаец», и не спросив у генерала разрешения, присел за стол.

Знакомьтесь! - сказал генерал — Это Константин Ли — сотрудник, о котором я вам говорил, а это начальник отдела УБОП Ленинского района Проскурин Петр Николаевич. Он будет тебе, Костя, помогать работать по убийству. Петр Николаевич, ты пока езжай к себе, Константин тебя потом найдет, а нам нужно еще кое-какие вопросы уладить.

Проскурин выходил из кабинета с одной только мыслью: «Чувствую, что где-то меня обманывают, но, не пойму где?».

Константин же остался в кабинете у генерала. Мезенцев дал ему несколько указаний по расследованию убийства оперов и задержанию преступного авторитета Графа, а затем, взял лист бумаги и написал: «Проскурин» и перечеркнул запись большим крестом, потом написал: «Граф», и перечеркнул крестом и эту запись.

Понял? - спросил генерал, глядя на Константина.

Вместо ответа Костя слегка кивнул головой. Генерал скомкал листок, положил в массивную пепельницу и поджег.

 

 

***

 

Ростик припарковал машину недалеко от подъезда дома в котором жил двадцатитрехлетний Евгений Левченко — владелец той самой красной «ауди». Сидели с раннего утра: Ростик дремал за рулем, а Острогин с Игорем всматривались в лица всех прохожих парней. Ближе к обеду долгожданный автомобиль въехал во двор. На его крыше маячил таксистский огонек с шашечками, в связи с чем Игорь выругался:

Таксует, падла!

Это хорошо! - резюмировал Ростик — Легче будет познакомиться.

Из припарковавшейся «ауди» вышел парень и прошел в подъезд.

Точно, он! - засуетился Игорь.

Подожди! Не кипишуй! - осадил его Ростик — С ними со всеми вместе надо общаться, и желательно, в безлюдном месте. Я вас сейчас на хату отвезу, а сам решу все вопросы.

Ростик отвез Острогина и Игоря на квартиру, которую предварительно подыскали для них воронежские кореша Ростика, а сам выехал за город в поисках подходящего места для встречи с пацанами. Колесил он довольно долго, но наконец, нашел то, что искал. Это был старый, полуразваленный ангар. Он был вдалеке от трассы и на приличном расстоянии от проселочной дороги. В общем то, что надо! Ростик вырыл возле ангара небольшую ямку, положил в нее три ручные гранаты, а сверху положил массивный камень. На обратном пути Ростик запоминал ориентиры, по которым можно было найти ангар, для того, чтобы потом объяснить Жене Левченко, как туда проехать. Въехав в Воронеж, Ростик сразу направился к дому Левченко, проехал мимо подъезда — красной «ауди» не было. Тогда он припарковал машину неподалеку, вернулся к нужному подъезду и стал ждать. Было уже довольно поздно, когда во двор медленно въехала «ауди» с таксистским огоньком. Ростик кинулся к ней и, барабаня по капоту, закричал:

Стой, стой, братан! Выручай! Срочно на вокзал надо!

Машина резко остановилась и заглохла. Из нее выскочил Женя и закричал:

Ты что делаешь? А если бы я тебя сбил? Бухой что ли?

Выручай брат! Опаздываю! - продолжал напирать Ростик.

Я уже свое отработал! Домой еду! - не сдавался Женя.

Три цены плачу! - не унимался Ростик.

Ладно, садись!

Всю дорогу до вокзала Ростик рассказывал анекдоты. Женя смеялся до слез и думал: «Не зря я повез этого юмориста — и денег подзаработал, и мужикам завтра будет что рассказать! Они животы порвут от смеха!».

Когда подъехали к вокзалу, Ростик достал пачку тысячных купюр, которую ему дал Острогин, вынул из нее три банкноты и протянул Жене, а потом спросил:

Слышь, пацан, а ты еще подзаработать не хочешь?

А что нужно сделать? - спросил Женя, завороженно разглядывая толстую пачку денег.

Тебя как зовут? - спросил Ростик.

Евгений.

Жека значит. У тебя пара друзей найдется, которые могут язык за зубами держать?

Найдется!

У меня должник один есть — фермер, мать его! Должен мне кучу денег, а отдавать не хочет. Припугнуть его надо! Только так, чтобы он памперсы каждые пять минут менял! А дальше — мои проблемы! Тебя с дружками не обижу! Задаток могу хоть сейчас дать. - и Ростик отсчитал тридцать тысяч рублей. - Только смотри! Я номер твоей машины запишу! Наколишь — пожалеешь!

Да о чем базар?! - спросил загипнотизированный легкими деньгами Евгений — сделаем в лучшем виде! Мы с друганами и не такие дела проворачивали!

Ну, держи! - Ростик протянул Евгению деньги — Парень ты вижу смышленый. Завтра в пять часов вечера подъедете в заброшенный ангар, это недалеко от дома фермера, там я объясню, что надо сделать. Сделаете все как надо — получите еще сотку. По рукам?

По рукам!

На всякий случай, давай обменяемся номерами телефонов, вдруг заблудишься.

А тебя как зовут? - спросил Ростика Евгений.

Вадим.

Ростик объяснил Евгению как проехать к нужному ангару, вышел из «ауди», взял другое такси и поехал обратно к своей машине. А Евгений сразу же набрал номер своего друга Романа Супонева:

Здорово, Рома! Что делаешь?

С Михой бухаем! Приезжай к нам!

Завязывайте с бухаловом! Я тему надыбал — завтра по тридцать косарей за пол часа заработаем!

Ни хрена себе! - обрадовался Роман.

Ложитесь спать! Завтра в два часа я за вами заеду!

Ростик вошел в квартиру где его ждали Острогин с Игорем и, предвидя вопрос, сказал:

Все нормально. Завтра в пять.

На следующий день, в начале пятого, Ростик, Острогин и Игорь подъехали к месту встречи. Они вышли из машины, осмотрелись, и прошли в ангар:

Хорошее место! - сказал Острогин.

Ростик достал из машины три пары наручников, одни оставил себе, а двое других отдал Острогину и Игорю.

К пяти часам ожидание стало невыносимым. Острогина и Игоря переполнял адреналин в предвкушении предстоящей встречи. Один только Ростик не проявлял беспокойства:

Не волнуйтесь. Приедут. - успокаивал он «подельников».

В начале шестого к ангару стал приближаться столб пыли.

А вот и наши клиенты. - сказал Ростик — Ждите в ангаре, а я их здесь встречу.

«Ауди» приближалась на большой скорости, оставляя за собой клубы пыли. Подъехав к ангару, Евгений, явно пытаясь произвести впечатление на Вадима-Ростика, завел машину в «полицейский разворот» и остановился, подняв еще большие клубы пыли.

«Идиот! Такой быстро расколится!» - сделал вывод Ростик, опираясь на жизненный опыт.

Из машины вышли трое парней:

Здорово, Вадим! - панибратски поздоровался Женя, явно рисуясь перед дружками.

Здорово! - Ростик пожал руки Евгению и его товарищам.

Это мои друзья: Роман и Мишаня! - представил товарищей Евгений.

«Они то нам и нужны!» - подумал Ростик, а вслух произнес:

Ну что, пошли в ангар — расскажу, что нужно сделать.

Ростик пропустил Романа и Михаила вперед, а сам шел сзади, рядом с Евгением. Как только Михаил переступил порог ангара, чья-то сильная рука сразу же втащила его в темноту за воротник куртки, а за тем он получил сильнейший удар в нос. Практически одновременно та же участь постигла и Романа. Ростик схватил огромной рукой Евгения за хлипкую шею и дважды ударил лицом об стену, после чего втащил его в ангар. На руках всех троих «охотников за легкими деньгами» моментально защелкнулись наручники. Потом их потащили волоком в глубь ангара, словно это были не люди, а мешки с картошкой. Гримасы ужаса перекосили лица Михаила и Романа, они не произносили ни звука, судорожно пытаясь понять суть происходящего. Евгений же, находясь в полубессознательном состоянии, издавал какие-то звуки, похожие и на рычание и на стоны одновременно, что наводило еще больший ужас на его друзей. Их дотащили до середины ангара и бросили возле одной из кирпичных колонн. На этом месте в крыше ангара зияли огромные дыры, что давало возможность свету проникать в это мрачное сооружение и Михаил впервые увидел лица тех, кто так не гостеприимно обошелся с ним и его товарищами.

«Это же тот мужик — на «мерседесе»!» - словно пуля пробила эта мысль его сознание. Дрожь пробежала по всему телу Михаила, а на джинсах появилось мокрое пятно, которое с каждой секундой становилось все больше и больше.

Я не хотел! Это не я! - закричал Михаил истерическим голосом.

Смотри-ка! Узнал! - сказал Острогин, а Игорь подошел к Михаилу, сильно ударил ногой в живот и сказал:

Тихо! Береги силы! Сегодня ты еще много будешь кричать!

В это момент очнулся Евгений:

Вадик! Что за херня? - спросил он, обращаясь к Ростику.

Начнем с этого! - сказал Ростик, взял Евгения за воротник куртки и потащил дальше - в темноту ангара.

Я тебе матку наизнанку выверну! - орал Евгений, но потом увидел лицо идущего сзади Острогина, и замолчал.

Ростик дотащил Евгения до тыльной стены ангара, поставил его на ноги и сильно ударил кулаком в лицо, выбив при этом два передних зуба, а за тем нанес два удара в область солнечного сплетения, после чего Евгений рухнул на землю.

Полежи, отдышись. - спокойно сказал Ростик и закурил.

Евгений не мог сделать ни вдоха, ни выдоха, а кровь, наполнившая его рот после потери зубов, начала вливаться в горло. Евгений ощутил полную беспомощность и почувствовал приближение смерти. Из последних сил он перевернулся на живот, что немного облегчило его положение. Дышать он по-прежнему не мог, но кровь хотя бы перестала литься в горло. Спустя какое-то время спазм начал проходить. Евгений сначала закашлял, потом вдохнул полной грудью, а на выдохе закричал, как раненный зверь:

А-а-а! - пронеслось по ангару.

От этого крика, усиленного эхом, у Михаила еще больше увеличилось пятно на джинсах, а Романа трясло так, как-будто он был голым на улице в сорокаградусный мороз.

Ты этого человека помнишь? - спокойно спросил Евгения Ростик, указывая на Острогина.

Евгений молчал. Тогда Ростик сильно ударил его ногой в область печени.

Помню! - выкрикнул Евгений и зарыдал.

Почему вы хотели его убить? - по прежнему спокойно спросил Ростик и присел на корточки рядом с лицом Евгения.

Его заказали!

Кто?

Не знаю! - Евгений начал рыдать еще сильнее.

Если ты еще не понял — шутить я не намерен! - сказал Ростик и затушил сигарету о щеку Евгения.

«А-а-а!» - вновь пронеслось по ангару.

Не знаю! Клянусь, не знаю! - продолжал рыдать Евгений — Заказчика только Саня Ивлев знал!

Кто такой Саня Ивлев? Где он сейчас?

Корешок наш. Он погиб!

Хватит пургу гнать! - закричал Ростик, привстал, и ударил Евгения ногой в живот.

Подожди. - сказал Острогин Ростику — По моему, он не врет. Рассказывай по порядку. - продолжил Виктор Петрович, обращаясь к Евгению.

Саня по контракту в армии служил — начал Евгений, периодически всхлипывая — в пивнушке познакомился с мужиком каким-то. Тот попросил его ствол достать. Саня ему достал пистолет. Потом мужик сказал, что надо мужика одного завалить, то есть, вас. - сказал Евгений и виновато посмотрел на Острогина.

Дальше.

Пообещал шестьсот штук за это — триста сразу и триста потом. Саня согласился, бабки взял и пришёл ко мне, чтобы я помог. А я еще Ромку с Михой позвал. А дальше, вы сами все знаете! - Евгений снова зарыдал — А мужика этого я в глаза не видел! Клянусь! - и его рыдания переросли в истерику.

Хватит с этого. - сказал Острогин.

Ростик взял Евгения за воротник куртки и потащил на свет, к товарищам.

Увидев рыдающего, окровавленного Евгения, Михаил с Романом затряслись еще больше. Ростик бросил Евгения и посмотрел на двух оставшихся парней, решая, кого взять следующим. Немного подумав, он взял за воротник Романа и потащил в темноту. Роман не издавал ни звука, он только смотрел расширившимися от ужаса глазами в глаза Михаила.

Не надо! Пожалуйста, не надо! - закричал Михаил, глядя как друг растворяется в темноте, а когда Роман исчез из поля зрения — зарыдал, словно младенец, после чего Игорь вновь ударил его ногой в живот.

Ростик притащил Романа к Острогину и поставил на колени.

А! Стрелок! Помнишь, как стрелял в меня? - спросил Острогин Романа, который, казалось, не понимал, что с ним происходит и где он находится.

Пить очень хочется! - прошептал Роман, облизнув высохшие губы.

Говори, урод! - закричал Ростик и сильно ударил Романа ладонью по лицу, отчего у того потекла кровь из губы.

Пить очень хочется. - повторил Роман, глядя в сторону Ростика, но, не на него, а как-бы сквозь него. Ростик вновь замахнулся, но Острогин взял его за руку и сказал:

Не надо. У него шок.

Тогда Ростик пнул Романа ногой в грудь и пошел за Михаилом. А Роман, просунувшись по земляному полу метра два, свернулся в позу зародыша и продолжал твердить:

Пить очень хочется!

Ростик притащил к Острогину Михаила, который трясся, нервно икал, подвывал и всхлипывал.

Этот все нам расскажет! Ведь расскажешь? - Ростик тряхнул Михаила на вытянутой руке, словно провинившегося котенка.

Все расскажу! - искренне заверил Михаил, преданно глядя в глаза Острогину.

Я пойду на улицу — воздухом подышу! - сказал Ростик Острогину.

Проходя мимо, Ростик перевернул Евгения и взял в кармане его куртки ключ от «ауди».

Ну что, рассказывай! - сказал Острогин Михаилу.

И Михаил рассказал, как Саня Ивлев познакомился с каким-то мужиком, а тот предложил ему убить Острогина за шестьсот тысяч рублей, а Саня обратился к Евгению, а Евгений, в свою очередь, пригласил его и Романа. Рассказал, как Ивлев достал два автомата и пистолет, как они несколько дней следили за Острогиным, как составили план покушения, как угнали «девятку», как устроили засаду, как после неудачной попытки Саня не мог ходить и с трудом дышал, как они отогнали «девятку» в лес, как Женька пристрелил Саню и как они подожгли «девятку» вместе с телом Ивлева.

Так как же все-таки найти того мужика? - задумчиво спросил Острогин.

Не знаю! Клянусь! Только Саня знал!

«Не врет.» - подумал Острогин. К концу своего рассказа Михаил стал намного спокойнее, чем в его начале. Из этого Острогин сделал вывод, что Михаил, наверное, давно хотел кому-то рассказать всю эту историю, которая его явно тяготила.

«Снова тупик!» - думал Виктор Петрович - «Что дальше делать? В каком направлении двигаться?».

В то время, когда Острогин общался с Михаилом, Ростик достал из своего тайника гранаты, сел за руль «ауди» и перегнал ее в сторону, поставив передом к торчавшей из земли железной трубе. За тем он открыл капот и аккуратно закрепил одну гранату между патрубками двигателя, достал тонкую леску, привязал один ее конец к кольцу гранаты, а другой конец провел через решетку радиатора и привязал к той самой железной трубе. Ростик осторожно закрыл капот и положил две оставшиеся гранаты под каждое из передних сидений. За тем он вернулся в ангар и сунул ключ в карман Евгения, который, под действием перенесенного стресса, остался абсолютно равнодушным ко всем манипуляциям Ростика с ключом от его машины.

Все, поехали отсюда! - сказал Острогин — Больше здесь ловить нечего! Игорь, сними с них наручники.

Когда их мучители уехали, Михаил еще долго не мог поверить в то, что остался жив. Потом он поднялся и побежал к лежавшему на земляном полу Роману:

Ромка, вставай! Мы живы, Ромка! Они уехали!

Пить хочется! - сказал ему Роман.

Михаил поднял Романа и отхлестал ладонью по щекам:

Вставай, дурак! Они уехали! Мы живы!

Уехали? - пришел в себя Роман — А где Жека?

Не знаю! Пойдем, поищем.

Евгений лежал возле колонны, весь в крови и слезах.

Женька, они уехали! Ты идти сможешь? - спросил Михаил.

Не знаю. - ответил Евгений — Мне умыться нужно. У меня минералка на заднем сиденье.

Михаил с Романом взяли Евгения под руки и потащили к машине. Как только вышли из ангара, Евгений вновь зарыдал, вырвался из рук товарищей, поднял с земли камень и бросил его в направлении уходящей вдаль дороги.

Суки! Суки! - кричал он — Я все равно вас найду! Вы у меня за все ответите! Суки!

Бросок камня вызвал в его боку сильную боль, от которой Евгений согнулся пополам и упал на колени.

Ты ехать сможешь? - спросил Михаил — Или мне за руль сесть?

Смогу. - ответил хриплым голосом Евгений — Только мне умыться надо.

Евгений привел себя в порядок, насколько это было возможно, потом сел за руль, повернул ключ зажигания и включил заднюю скорость. Машина тронулась, леска натянулась и кольцо выскочило из гранаты. Трое «охотников за легкими деньгами» погибли мгновенно, даже не успев понять, что произошло.

 

***

 

В направлении станции техобслуживания Графа быстро двигался черный тонированный микроавтобус.

Кого еще нелегкая принесла? - засуетились мужики.

Может опять этот придурок Миша, без предупреждения едет? - задавали вопрос одни.

Да, нет! Граф сказал, что с ним больше работать не будем. - говорили другие.

Микроавтобус подъехал к воротам и из него моментально посыпались омоновцы.

Начали! - скомандовал Проскурин в рацию, и через тыльную стену станции перепрыгнули еще человек десять омоновцев. Они бежали к административному зданию, расстреливая на ходу сторожевых собак. В это время омоновцы, вошедшие со стороны ворот, сбивали с ног всех, кто попадался на их пути и так же продвигались к административному зданию. Граф спокойно наблюдал за происходящим в окно. Когда омоновцы ворвались в здание, он сел на стул, положил руки на стол, и, по прежнему сохраняя спокойствие, стал ждать. Дверь в кабинет резко открылась и в нее, буквально влетели, трое омоновцев, направив на Графа стволы автоматов:

Руки за голову! - закричали они — К стене!

Граф медленно завел руки за голову, поднялся и стал лицом к стене. Один из милиционеров продолжал держать его на прицеле, другой обыскал Графа, а третий осмотрел ящики стола:

Чисто! - крикнул один.

Чисто! - повторил другой.

После этого в кабинет вошли Проскурин и Ли.

Можете пока перекурить снаружи. - сказал омоновцам Ли — А нам надо кое о чем переговорить с Валерием Николаевичем.

Омоновцы удалились, закрыв за собой дверь, а Ли сказал, обращаясь к Ланскому:

Присаживайтесь, Граф! Разговор будет долгим!

Граф присел, положив руки на стол. Проскурин стоял возле входной двери, а Ли стоял ровно посередине между Графом и Проскуриным.

Чем обязан, господа? - спросил Граф.

В этот момент Ли расстегнул черное кашемировое пальто, достал из под него два пистолета с глушителями и выстрелил из пистолета, находящегося в левой руке, точно в лоб Графу, а из другого пистолета всадил две пули в грудь Проскурину. Голова Графа дернулась назад, а потом упала на стол. Проскурин схватился за грудь, потом захрипел, опустился на колени и рухнул на пол.

Ну, что, Валерий Николаевич, - сказал Ли громко, чтобы было слышно омоновцам за дверью — рассказывайте, как вами было спланировано убийство наших сотрудников?

В этот момент Ли скрутил с пистолетов глушители, подобрал с пола гильзы, протер носовым платком пистолет, из которого стрелял в Проскурина, и вложил его в правую руку Графа.

Молчать бесполезно! - продолжал Ли — Мы располагаем неопровержимыми доказательствами вашей причастности к этому убийству.

Ли вынул обойму из своего пистолета, положил ее в карман, а в пистолет вставил обойму с холостыми патронами, за тем, тихо передернул спусковую скобу и дважды выстрелил, подождал пару секунд, направил пистолет в сторону Графа и выстрелил еще раз.

Перед глазами ворвавшихся в кабинет омоновцев предстала следующая картина: Проскурин лежал на полу, Ли стоял, направив пистолет в сторону Графа, голова которого лежала на столе, а рука, так же лежавшая на столе, сжимала пистолет.

Кто стол обыскивал? - закричал Ли — Вы у меня все под суд пойдете! Уроды! Скорую! Срочно! - Ли подбежал к Проскурину и попробовал прощупать пульс на шее — Все! Ему уже не поможешь! Твари! - вновь начал кричать Ли на омоновцев - Сгниете в тюрьме!

Омоновцы стояли молча, переглядывались друг с другом, и ничего не понимали.

***

 

Ростик высадил Острогина и Игоря возле дома в Дубраве, а сам вернулся в город.

Филиппыч открыл дверь и сразу запричитал с порога:

Виктор Петрович! Горе-то какое! Друга вашего — Проскурина, убили вчера! Сегодня генерал в новостях сказал!

Как убили? - у Острогина закружилась голова и подкосились ноги. Он оперся о стену и спросил Филиппыча — Когда следующие новости?

В пять часов!

Налей мне коньяку, Филиппыч. - попросил Острогин, потом переоделся, осушил рюмку с коньяком и пошел в душ.

«В последнее время вокруг меня ведутся настоящие военные действия, а я не только не могу управлять ситуацией — я даже не понимаю что происходит!» - думал Виктор Петрович, стоя под душем.

Без пяти пять Острогин включил телевизор и они с Игорем разместились на диване в ожидании выпуска местных новостей. В конце выпуска, диктор сказал:

Сегодня у нас в студии начальник ГУВД города - Владимир Григорьевич Мезенцев.

«Мезенцев? Начальник ГУВД?» - удивился Острогин - «Его же еще лет пятнадцать назад на пенсию отправили!».

Уважаемые жители города! - начал свою речь Мезенцев — Многие из вас знают, что недавно погибли при исполнении своих служебных обязанностей два наших сотрудника и один был тяжело ранен. По горячим следам нам удалось выйти на след организатора этого зверского убийства, которым оказался, хорошо известный в нашем городе, преступный авторитет Ланской Валерий Николаевич по кличке «Граф». К большому сожалению, вчера, при задержании, Ланской оказал вооруженное сопротивление, в результате чего погиб еще один наш сотрудник — начальник УБОП Ленинского района Петр Николаевич Проскурин. Это был выдающийся человек, опытнейший оперативный работник, готовый всегда прийти на выручку своим товарищам! Я выражаю глубокие соболезнования родным и близким наших погибших товарищей, и от имени органов внутренних дел и от себя лично говорю: родные наши! Мы скорбим вместе с вами! Знайте, вы всегда будете окружены нашей заботой и вниманием! Мы не оставим вас наедине с этой бедой! Так же хочу добавить, что я буду ходатайствовать о посмертном награждении погибших сотрудников! А всей преступной нечести, я хочу заявить со всей ответственностью — я вымету вас из города! Ни одного не оставлю!

Спасибо за внимание! - сказал диктор — Напоминаю, что с нами был начальник ГУВД города Владимир Григорьевич Мезенцев.

«Валера убил Проскурина? Чушь какая-то!» - думал Острогин.

Игорь! У тебя есть номера телефонов оперов, которые тогда с Проскуриным приезжали? - спросил Виктор Петрович.

Есть.

Звони!

Игорь набрал номер Николая и передал трубку Острогину.

Слушаю. - ответил Николай.

Добрый день! Это Острогин беспокоит! Помнишь такого?

Помню, конечно! Здравствуйте, Виктор Петрович!

Николай, расскажи мне, пожалуйста, что с Петром случилось?

Погиб вчера при задержании преступника. Сегодня в полдень похоронили.

А Граф? Что с ним?

А вам это зачем? - удивился Николай.

Мне нужно все знать! Хочу полностью разобраться в этом деле! - ответил Острогин.

Убит! - сообщил Николай.

Коля, если что, к тебе можно за помощью обращаться? - спросил Острогин.

Конечно! - ответил Николай — Ну, а пацанов то своих вы нашли?

Нашел! Как-нибудь при встрече расскажу. - пообещал Острогин — А где похоронили?

На центральном кладбище. Проедете метров триста вглубь, а там увидите. Его могилка с правой стороны от дороги.

Спасибо, Коля! - и Виктор Петрович прервал разговор.

Игорь, собирайся! - сказал Острогин — Поедем на кладбище! Надо с Петром проститься!

 

***

 

Шел сильный дождь. В сумерках джип медленно въехал на территорию кладбища и покатил по центральной аллее. Проехав метров триста, машина остановилась. Острогин вышел и пошел вдоль могил, освещая дорогу фонариком. Игорь догнал Виктора Петровича и раскрыл над ним зонт.

«Какая все-таки хрупкая человеческая жизнь!» - думал Острогин, шагая по лужам. Наконец они нашли могилку с горой венков, над которыми возвышался крест с табличкой: «Проскурин Петр Николаевич, 1963 — 2010гг». Из глаз Виктора Петровича покатились слезы. Он быстро вытер их, не желая, чтобы Игорь видел его в таком состоянии, и сказал:

Игорь, подожди меня в машине. Мне нужно побыть одному.

Хорошо. Зонтик возьмете, Виктор Петрович? - Игорь протянул зонт.

Не надо. Иди.

Игорь развернулся и пошел к машине. Он сидел в машине и вглядывался в полутьму, не желая выпускать из виду расплывчатый силуэт Острогина, когда кто-то настойчиво постучал в стекло водительской двери. Игорь вздрогнул от неожиданности, посмотрел в окно и увидел кого-то в огромном капюшоне. «Как смерть!» - мелькнула мысль в голове Игоря. Он опустил стекло и рассмотрел нарушителя его покоя. Это был высокий мужчина в рыбацком плаще с огромным капюшоном, который был настолько большим, что закрывал верхнюю половину лица незнакомца.

Закурить не найдется? - спросил плащ.

Не курю. - ответил Игорь и нажал на кнопку стеклоподъемника.

А выпить? - повысил голос незнакомец. Но, Игорь уже закрыл окно. Тогда «плащ» сильно ударил ногой в водительскую дверь.

Ах ты, урод! - закричал Игорь, быстро открыл дверь и вышел из машины. В этот момент он сразу же получил молниеносный удар ножом в живот. Ноги подкосились и Игорю показалось, что земное притяжение увеличилось в тысячу раз. Игорь сопротивлялся, цеплялся за внутреннюю обшивку двери, но земля бескомпромиссно тянула его к себе.

Тихо, тихо, тихо! Тсс..! - шептал в это время незнакомец. А когда Игорь окончательно опустился на землю и его взгляд устремился куда-то вдаль, человек, похожий на смерть, пошел в сторону Острогина.

«Пришел проститься с другом?» - услышал Виктор Петрович, обернулся и увидел метрах в двух от себя человека в плаще с огромным капюшоном.

Что, простите? - спросил Острогин, а в голове его, словно в компьютере, запустилась программа по идентификации этого хриплого голоса. Он раньше слышал этот голос! Но, где и при каких обстоятельствах?

В этой могиле должен был лежать ты! - продолжал голос — А он должен был прийти с тобой проститься. Но и так не плохо получилось! Как говориться, от перестановки мест слагаемых сумма не изменяется!

«Где я слышал этот голос? Вспоминай быстрее!» - продолжал подгонять Острогин свой мозговой компьютер. Но компьютер твердил только одно: «Опасность! Опасность!». Тогда Острогин прыгнул в сторону незнакомца, но в этот момент кладбищенскую тишину пронзил выстрел и сильнейшая боль прожгла все его внутренности в области груди. Виктор Петрович остановился и зашатался:

Кто ты? - спросил он незнакомца. В этот момент человек в плаще рухнул как подкошенный, и Острогин увидел Игоря, которого до этого скрывал силуэт незнакомца. В правой руке Игорь сжимал монтировку.

Игорь, смотри какой туман! - тихо сказал Острогин.

Туман в его глазах усиливался с каждой секундой, размывая очертания окружающего мира, пока не стер их вообще, погрузив Острогина в абсолютную тьму.

 

 

Глава 2

 

Доктор! Доктор! - услышал Острогин голос жены — Он открыл глаза!

Острогин осмотрелся по сторонам: его окружали стены, выкрашенные в белые и светло зеленые тона. Затем он осмотрел себя: на нем была длинная серая рубашка, а из рук торчали иглы, соединенные с капельницами.

«Больница!» - сделал вывод Острогин, а в слух произнес:

Наташа, что со мной?

Уже все хорошо, Витенька! Уже все позади! Как ты нас напугал! - Наташа опустилась на колени и, со слезами на глазах, начала целовать и гладить левую руку Острогина.

Как я здесь оказался? - продолжал задавать вопросы Виктор Петрович.

В тебя стреляли, Витенька! Разве ты не помнишь? На кладбище?

Кто?

Не знаю! Никто не знает!

В этот момент в палату вошел доктор:

Очнулись, Виктор Петрович? - спросил он, и не дожидаясь ответа на свой вопрос продолжил — Это хорошо! Пуля прошла всего в нескольких миллиметрах от сердца. Вы чудом выжили! Но, теперь все будет хорошо!

А где Игорь? - спросил Острогин и посмотрел на Наташу.

В этот момент Наташа сильно прикусила нижнюю губу, и крупные слезы покатились по ее щекам.

Что с ним? - продолжал спрашивать Острогин, его дыхание сильно участилось.

Наталья Николаевна, выйдите, пожалуйста из палаты! - попросил доктор - Ему сейчас ни в коем случае нельзя волноваться!

Игорь! Что с ним? - Виктор Петрович попытался приподняться на кровати, но, растратив на это весь мизерный запас сил, упал обратно на подушку и закрыл глаза.

 

***

 

Когда Острогин пришел в себя в следующий раз, жены рядом не было. За окном царила ночь, а палату освещала небольшая настольная лампа. В кресле, напротив его кровати, мирно спала сестра-сиделка.

«Интересно, сколько я здесь уже нахожусь?» - подумал Острогин. Потом он вспомнил реакцию жены на его вопрос: «Что с Игорем?». «Неужели и он погиб?» - думал Виктор Петрович - «Два покушения на меня! Проскурин! Граф! А теперь еще, возможно, и Игорь! Смерть забрала всех моих друзей и настойчиво подбирается ко мне! Надо срочно во всем разобраться, тогда я, возможно, пойму, откуда ждать следующего удара! А он обязательно будет! Что сказал тот человек на кладбище: «Здесь должен был лежать ты, а он должен был прийти! Но и так неплохо! От перестановки мест слагаемых сумма не изменяется!». Значит он имеет прямое отношение к первому покушению на меня! Скорее всего он и есть тот заказчик, который нанял... как там его... Саню Ивлева из Воронежа. Я должен был лежать в могиле, Проскурин обязательно пришел бы со мной проститься, а этот урод ждал бы его на кладбище, для того, чтобы убить! Значит он хотел убить меня и Проскурина. Были ли у нас с Проскуриным общие враги? Не помню! Нужно проанализировать всю свою сознательную жизнь! Вспомнить все значимые события! Уверен, что раньше я уже встречался с тем человеком в плаще! Я слышал раньше его голос!». Острогин закрыл глаза и начал вспоминать...

 

***

 

В начале девяностых Острогин демобилизовался из армии и сразу же пошел работать в милицию, а точнее, в патрульно-постовую службу. В один из своих выходных дней Виктор зашел перекусить в недорогую, но, довольно приличную столовую. Посетителей было не много и Виктор сел за свободный столик, спиной ко входу. Напротив Виктора, через несколько столов, сидел худощавый мужчина лет тридцати. Во время обеда они несколько раз встречались взглядами и Виктор тогда еще подумал: «Взгляд у него какой-то необычный - как у хищного зверя!». Потом Виктор услышал за спиной шум быстро приближающихся шагов, а тридцатилетний мужчина, сидевший напротив, быстро поднялся и вышел из-за стола. В этот момент мимо Виктора быстро прошли или медленно пробежали трое перекачанных парней с бычьими шеями, в руках у последнего из них была бейсбольная бита. Первый из парней с ходу ударил мужчину кулаком в челюсть, от чего тот перелетел через стоявший сзади стол и упал под следующий. Виктор, не раздумывая, поднялся, схватил металлический стул и с силой опустил его на голову последнего из парней. Качок выронил биту и повалился на стоявшего перед ним товарища, от чего тот упал на колени. Виктор поднял биту и ударил ею по лбу второго качка, который в тот момент развернулся и пытался подняться с колен. Бедолага громко вскрикнул и упал на пол. Амбал, возглавлявший троицу, пытался вытащить из-под стола отбивавшегося ногами мужчину, но, услышав крик товарища обернулся и пошел на Виктора. В этот момент мужчина вылез из-под стола, схватил качка за воротник кожаной куртки и дернул за него с такой силой, что качок не просто упал на спину, но еще несколько метров просунулся по скользкому кафельному полу, а затем ударился теменем об угол бетонной колонны, стоявшей посреди столовой. От боли амбал заревел как раненный зверь, одной рукой он схватился за голову, а второй пытался ухватиться за стоявшие рядом стулья и подняться, но стулья, за которые он хватался, падали на него, еще более отдаляя момент подъема на ноги.

В это время «спасенный», ловко перепрыгнув через двух распластавшихся на полу нападавших, схватил за рукав куртки оцепеневшего Виктора и с силой потащил его к выходу:

Что стоишь? Валим отсюда! - кричал он.

Виктор бросил биту и побежал вслед за «спасенным». Они выбежали на улицу и сразу свернули в проулок, добежали до мусорных баков, запрыгнули на них, а за тем на крышу гаража, спрыгнули с гаража, пробежали еще некоторое расстояние и оказались на улице с большим автомобильным движением где «спасенный» сразу же остановил такси, он назвал таксисту адрес и минут через двадцать они уже были в центре города.

Ты хоть доесть успел? - спросил Виктора «спасенный».

Нет.

Ну, пойдем, что ли, перекусим. Я угощаю.

Они зашли в один из лучших ресторанов города.

А денег у тебя хватит? - спросил Виктор.

Не боись, деньжата водятся. - ухмыльнулся спасенный.

По тому, как обслуживающий персонал ресторана заискивал и лебезил перед его новым знакомым, Виктор понял, что тот был здесь не редким гостем. Официанты сразу же принесли водку и холодную закуску.

Ну, что, давай за спасение! - подняв рюмку, сказал новый знакомый — Спасибо тебе, братан! Я теперь твой должник!

Оба выпили и приступили к закускам.

Кстати, меня Валерой кличут. А тебя? - Валера привстал и протянул Виктору руку через стол.

Виктор.

Витя, значит. А ты чего в драку то полез, Витек?

Не люблю, когда трое на одного.

Справедливый значит. - с ухмылкой сказал Валера.

Да, справедливый. Только что-то мне тон твой не нравится.

Да ты, Витек, не кипишуй! Просто из-за своей справедливости ты влез в такое дерьмо, что даже не знаю, как тебе и помочь! Справедливые люди - они ведь долго не живут — не любит их общество. Ты и сам это поймешь со временем, если конечно проживешь подольше.

Хватит загадок! Говори конкретнее! - прервал Валеру Виктор.

Хорошо. Ты про Эльдара слыхал?

Эльдар, который рэкетом и наркотой занимается?

Именно. А эти трое фраеров — его быки! Понимаешь теперь?

Ну, а ты кто? Тебя то они за что отметелить хотели?

Да так, территорию не поделили. Я - Граф, слыхал может?

Про графа Потемкина слыхал, а про графа Валеру — ни разу! Прошу меня извинить за невежественность, ваше сиятельство! - сказал Виктор.

А ты борзый! Сам то чем по жизни занимаешься?

В милиции работаю.

От услышанного Граф закашлял.

Вот это фортель! Меня мент спас! Жизнь полна чудес и я не перестаю им удивляться!

Слышишь, я сейчас встану и уйду. - прервал его Виктор — Я ни какого-то там Графа спасал, а встал за справедливость. Мне, вообще, все равно, кто бы мог быть на твоем месте! За свой долг передо мной можешь забыть — прощаю!

Виктор поднялся из-за стола, но Граф тоже встал и придержал его за рукав:

Да ты не кипятись, браток! Извини, если чем обидел! Ситуация сложная, но объяснить тебе всего не могу — не держи на меня обиды за это! А долг мой перед тобой я буду помнить — не надо мне его прощать! Давай посидим, выпьем, поговорим о том, о сем — после такой здравой драки надо расслабиться!

Да, драка была здравая! - улыбнулся Виктор и присел обратно за столик.

Водка сделала свое дело. Новые знакомые разговаривали без остановки, за исключением того момента, когда Граф выходил кому-то позвонить. В ресторане они просидели допоздна, потом вышли, пожали друг другу руки и разошлись. Граф не спросил тогда у Виктора ни номера телефона, ни адреса, ни в каком отделе он работает — в общем, не взял никаких контактных данных, да и Виктору своих не оставил.

«А долг мой перед тобой я буду помнить!» - повторил тогда про себя с иронией Виктор слова Графа. - «Балабол какой-то! Ну, и ладно — от таких балаболов вообще лучше подальше держаться!».

Тогда Виктор не заметил, что всю дорогу от ресторана до дома за ним, как тень, следовал Ростик.

 

***

 

Из ресторана Граф сразу же направился домой к Чегирю.

Так что, Валера, думаешь Эльдар в открытую пошел? - с порога спросил Чегирь.

Думаю, да! - ответил Граф — Напасть на меня средь бела дня, в людном месте — это не что иное, как демонстрация силы.

Как, говоришь, этих быков кличут?

Я только одного знаю — Рикошет. Тех двоих, которые с ним были, до этого ни разу не видел.

Рикошета надо кончать. - немного подумав, сказал Чегирь — нельзя такое на тормозах спускать. Где он ночует, знаешь?

Знаю — у крали своей.

Я Ростика отправил за ментом присмотреть, как ты и просил. Когда он вернется, покумекайте, как с Рикошетом разобраться. Кстати, ты мне по телефону не все рассказал. Что за мент то?

Да, пацан еще совсем! Говорит, что пэпээсником работает. Но, одно точно, если бы не он, туго бы мне пришлось. Спрашиваю его: «чего полез?», он говорит: «я за справедливость!».

Ты, Валера, от ментов подальше держись. Мент, он и в Африке мент, хоть и справедливый. И понятия о справедливости у нас с ними ох, какие разные.

Знаю. Только, понимаешь, за душу как-то взяло, вот так встал, и пошел против трех амбалов, я говорит: «за справедливость!».

Себя, в молодости, вспомнил? - спросил Чегирь, внимательно глядя на Графа.

Есть немного.

Не забывай, что менты могли всю эту картину сами нарисовать.

Понимаю. Поэтому и попросил Ростика пробить ситуацию.

Ох, чувствую, тяжелые времена для нас начинаются! - под итожил разговор Чегирь.

Часа через два вернулся Ростик.

Ну, что? - спросил Граф.

Адресок срисовал. Завтра пробью конкретно.

Возьми в тайнике пару гранат. - сказал Ростику Чегирь. - Поедете сейчас с Валерой - с Рикошетом разберетесь.

Ростик спустился в подвал дома, взял две гранаты, и они с Графом поехали к дому сожительницы Рикошета. Во дворе они нашли джип на котором ездил Рикошет. Ростик профессионально вскрыл машину и положил под водительское сиденье одну гранату, за тем открыл капот, закрепил между патрубками вторую гранату и привязал к ее кольцу леску...

 

 

***

 

Утром Ростик уехал наводить справки об Острогине и вернулся во второй половине дня.

Ну, что за птица? - спросил его Граф.

Да, так — воробей не стрелянный. Недавно из армии вернулся, работает в ППС в нашем райотделе. На дискотеки ходит, водку пьет, баб таскает, в общем — жизни радуется!

Ладно. - сказал, присутствующий при разговоре Чегирь — Хватит на ментенка время тратить. После того как куски Рикошета собаки по городу растащили, Эльдар либо продолжит войну, либо притихнет и начнет готовиться к новой атаке. Ростик, я должен знать все про Эльдара: с кем общается, с кем встречается, сколько у него быков и стволов. Собирай все сплетни, все слухи — все пригодится! А тебе, Валера, лучше пока уехать из города. Отлежись где-нибудь. Потому как, если Эльдар войну продолжит, ты будешь первой мишенью.

На том и порешили.

 

***

 

Виктор не спеша шел по тротуару. Рядом с ним припарковалась бордовая «девятка» и кто-то крикнул:

Здорово, Витя!

Виктор наклонился к открытому окну автомобиля и заглянул в салон. За рулем сидел Граф.

Здорово, Валера!

Садись, подвезу!

Виктор сел в машину и Граф, резко нажав на педаль газа, ловко влился в беспрерывный автомобильный поток.

Чем занимаешься? - спросил Граф.

Да, так — балду пинаю.

Витек, - продолжил Граф с серьезным видом — мне надо уехать из города на некоторое время, но, ты знай — за долг свой я не забыл!

Расслабься, Валера! — сказал Виктор — Я уже забыл за твой долг!

Спасибо тебе еще раз!

После этого разговора они не виделись несколько лет.

 

 

***

 

Через два года Острогин перешел работать в уголовный розыск и стал настоящим опером. Он раскрывал убийства, разбои, грабежи и кражи, а районные наркоманы боялись попадаться ему на глаза и убегали, едва завидев его из далека.

Однажды, Виктор встретил на улице своего школьного приятеля Станислава Пестика. Они разговорились, а когда поняли, что разговор не уложится в пять минут, решили продолжить его в ближайшем баре. За столом Виктор сказал Станиславу, что работает в уголовном розыске и заметил, что Стас при этом напрягся.

А ты чем занимаешься? - спросил Виктор.

Да, так - бухгалтером работаю. - замялся Стас.

Ты? Бухгалтером? - удивился Виктор — Никогда бы не подумал! Ты ведь был первым хулиганом в школе!

Многое изменилось с тех пор. - с сожалением сказал Стас, налил себе целый стакан водки и выпил его весь, до последней капли.

У тебя неприятности?

Понимаешь, Витя, я в такое дерьмо влез, что даже и не знаю, как дальше жить? Да, и сколько я еще проживу?

Может расскажешь? - осторожно спросил Виктор.

Может и расскажу, но, только не сейчас. - ответил Стас и тут же сказал - Извини, мне пора идти.

Он встал, достал из кармана несколько смятых сто долларовых купюр, оставил одну из них на столе и не попрощавшись, пошел к выходу.

Подожди! - крикнул ему вслед Виктор.

Стас остановился и повернулся к Виктору, который сидел за столом и что-то писал на салфетке.

Вот мой номер телефона. Если захочешь поговорить — звони!

Станислав взял салфетку и вышел из бара. Через несколько дней он перезвонил. Они вновь встретились в баре и Стас вновь выпил залпом стакан водки, а потом спросил:

Ты про Эльдара слышал? - и тут же сам ответил — Да конечно слышал!Так вот — я его бухгалтер! Удивлен?

Виктор пожал плечами, но ничего не ответил.

Думаешь, для чего я тебе это рассказал? - продолжал говорить Стас — А мне страшно Витя! Страшно! Вокруг меня каждый день умирают люди! Как на войне! Понимаешь? И я в любой момент могу стать следующим трупаком, которого отвезут в лес и закопают в безымянной могилке! - после этих слов Стас вновь осушил стакан водки — Эльдар совсем с катушек съехал! Мочит всех без разбора за любой косяк! А я его бухгалтерию веду и косяк у меня может выскочить в любую минуту! Помоги мне Витя! Ты должен меня вытащить, пока он меня не замочил!

Я помогу тебе. - немного подумав, сказал Виктор - А ты мне поможешь?

Помогу!

Так у Виктора появился самый ценный агент, которому он выбрал псевдоним: «Ступа».

 

***

 

Милицейские будни шли своим чередом пока, очень быстро и неожиданно для всех, не отправили на пенсию начальника РОВД, в котором работал Виктор. Свободную должность сразу же занял Владимир Григорьевич Мезенцев. Как это всегда бывает с приходом нового начальника, сотрудники отдела в начале заволновались: «Что теперь будет? Как вести себя с новым начальником? Какие у него требования к подчиненным? Будет ли он приводить в отдел своих людей? Кого из нас уберет из отдела?» - задавали они сами себе вопросы, пребывая в мучительном ожидании перемен. Но, новый начальник превзошел все ожидания. В первую же свою рабочую пятницу он собрал всех офицеров отдела и пригласил их вечером в кафе, чтобы отметить свое назначение на должность. У многих сотрудников «камень свалился с плеч»: «Вот это начальник! Вот это широкой души человек!» - говорили они. И только видавшие виды опера понимали, что это проверка. Так и получилось! В кафе столы ломились от яств и спиртного. Мезенцев практически не ел и не пил - он молча наблюдал за тем, как веселятся его новые подчиненные, и только иногда спрашивал у заместителя начальника по личному составу: «А это кто?», указывая на наиболее перебравших сотрудников. Уже в понедельник заместитель начальника по личному составу вызвал к себе четверых офицеров и предложил им подыскивать другое место работы. За тем новый начальник попросил принести к нему в кабинет все оперативные и агентурные дела. После их изучения Мезенцев предложил искать новое место работы одному из оперов уголовного розыска. Владимир Григорьевич очень заинтересовался оперативными разработками Острогина в отношении организованного преступного сообщества Эльдара Хусаинова. Он пригласил Виктора к себе в кабинет и сказал:

Ты молодец, Острогин! Большую работу проделал! Информации очень много! Теперь нам нужно только грамотно сработать по сбору доказательств и задержанию всей этой шайки. Поскольку дело очень серьезное, работать будешь напрямую со мной. Всю информацию, все изменения в оперативной обстановке сразу докладывай мне!

После того, как Виктор стал часто заходить к начальнику, по отделу поползли слухи о том, что он, так сказать, «стучит» на своих коллег. Острогин заметил, что отношение сослуживцев к нему изменилось, но времени на разбирательство с этими проблемами у него не было. А тут еще на вакантную должность в уголовном розыске перевелся из ГУВД Алексей Шестаков. Это был тридцатилетний весельчак и балагур. С Виктором они нашли общий язык с первых дней пребывания Алексея в новой должности. На вопрос Виктора: «Зачем ты перешел из главка в какой-то райотдел?», Алексей ответил, что не сошелся характерами с начальством, а с Мезенцевым они давно знакомы, вот и попросился к нему в отдел. В общем, в тот момент у Виктора все было неплохо — хороший начальник, хороший коллега. Только один раз между Острогиным и Мезенцевым возникло недопонимание. В отдел пришла женщина с четырнадцатилетней дочкой и заявила, что ее дочь изнасиловали. Виктор начал принимать письменное заявление по факту изнасилования, но в этот момент позвонил Мезенцев и вызвал его к себе.

Что там случилось, с этой девочкой? - спросил Владимир Григорьевич.

Изнасилование. Девочке четырнадцать лет. - отрапортовал Виктор.

Насильника она знает?

Нет. Возвращалась вечером домой через парк, кто-то затащил ее в кусты и изнасиловал.

Приметы есть?

Нет. Темно было.

Где они сейчас?

Пишут заявление у меня в кабинете.

И как ты собираешься раскрывать это преступление?

Я еще не думал. Сейчас приму заявление, а потом подумаю.

Какое заявление, Витя? Ты понимаешь, что сейчас конец квартала? Насильника ты все равно не найдешь, а показатели отделу испортишь! Гони их от сюда! Нечего по паркам ночью шляться!

Как: «гони»? - удивился Виктор.

Эх! Салага! Учить тебя и учить еще нужно! Веди мать ко мне! Девочка пусть за дверью подождет.

Когда женщина вошла в кабинет начальника, Мезенцев любезно предложил ей присесть.

Простите, вас как зовут? - спросил Владимир Григорьевич.

Надежда Петровна.

Надежда Петровна, я понимаю какое горе произошло в вашей семье, но прежде чем зарегистрировать ваше заявление, я хочу спросить у вас: готовы ли вы и ваша дочь к тому, что еще предстоит вам испытать?

В каком смысле? - настороженно спросила женщина.

Я говорю о том, что сейчас вашей дочери придется рассказывать о произошедшем в мельчайших подробностях оперативному сотруднику, потом следователю, потом в суде, где будет присутствовать много совершенно чужих для нее людей. Ей придется полностью раздеваться перед медиками, которые будут рассматривать и брать мазки, сами понимаете откуда. Об этом узнают в школе, одноклассники будут тыкать в нее пальцами и шептаться за ее спиной. Это очень большой стресс для ребенка! Мне каждый день приходится сталкиваться с подобными проблемами, поэтому я считаю своим долгом предупредить вас! Многие родители потом начинают жалеть о своем обращении в органы, но, если машина запустится, ее уже не остановишь. Поэтому, хорошенько подумайте, прежде чем принять окончательное решение.

Так что же нам делать? - заплакала женщина.

Думайте! Это ваше решение! Но, знайте, какое бы решение вы не приняли — мы все равно будем искать насильника!

Ну, если вы все равно его искать будете, зачем же мы заявление будем писать?

Еще раз повторяю — это должно быть только вашим решением!

Нет! Мы не будем писать! Спасибо, что предупредили! - поблагодарила женщина — До свидания!

Всего вам доброго! - попрощался с женщиной Мезенцев, а потом обратился к Острогину, присутствовавшему при разговоре:

Виктор, проводи посетителей, а потом сразу ко мне.

Когда Виктор вернулся, Мезенцев сказал:

Сними в суде копию приговора по делу какого-нибудь насильника, только даты замажь, и через пару месяцев покажи этой Надежде Петровне, скажи, что это тот самый негодяй, только осужден по другому делу. Теперь сидит в в тюрьме, мол, не переживайте. Понял, как надо работать?

Понял! - ответил Виктор.

Все. Иди работай!

Виктор вышел из кабинета начальника, переполненный самыми противоречивыми чувствами.

«Как он мог так поступить?» - думал Острогин про Мезенцева - «Из-за каких-то показателей?». Но, тут же отвечал сам себе: «А с другой стороны - ведь он прав! Девчонка пережила стресс, а сколько стрессовых ситуаций ей еще предстоит пройти в ходе стандартных следственных мероприятий? Лучше ей станет от этого? Сомневаюсь! Тем более, что нет никаких примет насильника. Как его искать? Девчонка может и пройдет все эти процедуры, но только в надежде, что мы, все-таки, найдем ее насильника. А если он не «серийный», то мы его в жизни не найдем! Нет, прав Мезенцев!». «Как прав?» - кричал внутренний голос - «Ведь он это сделал только из-за показателей!». «Я совсем запутался!» - думал Виктор - «Нужно найти насильника! И все встанет на свои места! Но, как?». И тут, откуда-то из самых дальних далей его подсознания всплыло одно имя, а вернее «титул»: «Граф!». «Точно! Граф! Ведь за ним должок! Так пусть потратит его на благое дело! Эти воры все знают — агентурный аппарат у них получше нашего работает!».

О том, кем был тот парень из столовой — Валера, по кличке «Граф», Острогин узнал только тогда, когда перешел работать в уголовный розыск и начал знакомится с оперативной обстановкой в районе. Валерий Николаевич Ланской - «правая рука» воровского авторитета «Чегиря». Только, как его найти? Острогин встретился с одним агентом, который возможно мог знать, как найти Графа.

Графа в городе нет — это точно! - сообщил агент - И нет уже давно! Как найти? Не знаю! Только Чегирь знает, или Ростик.

«А что, если пойти и спросить самого Чегиря, как Графа найти?» - думал Виктор - «Что здесь такого?». Вечером, после работы, Острогин подошел к воротам дома Чегиря и позвонил в звонок. Ростик аккуратно приоткрыл постоянно задернутые шторы, посмотрел в окно и сказал Чегирю:

Олег Николаевич, там ментенок пришел, который тогда Графу помог, в столовой, помните?

Помню, помню. Только он уже не ментенок — он теперь опер. И с ним надо поосторожнее. Один?

Да, вроде один.

Спроси, что ему нужно.

Ростик вышел во двор и спросил Виктора сквозь забор:

Чего надо?

А кто со мной говорит? - вместо ответа спросил Острогин.

Тот, к кому ты пришел! - продолжал словесную игру Ростик.

Я хочу поговорить с Чегирем или Ростиком.

О чем?

Да кто ты такой? - лопнуло терпение у Виктора и он несколько раз с силой дернул за ручку двери — Я не могу говорить с тем, кого не вижу! Открой дверь!

Ты не можешь, а я вообще не хочу с тобой говорить. Может на этом и разойдемся по хорошему? - продолжал подначивать Виктора Ростик.

Ну, хорошо! Мне Граф нужен!

Зачем?

Поговорить с ним надо.

Ладно, подожди.

Ростик вошел в дом и сказал:

Он Графа ищет, хочет поговорить с ним.

Впусти его. - коротко сказал Чегирь.

Ростик открыл дверь в воротах, и улыбнувшись Виктору широкой наигранной улыбкой пригласил:

Проходите, пожалуйста, ментам мы всегда рады!

«Дать бы тебе в морду, шутник!» - подумал Виктор - «А откуда он знает, что я мент?».

Проходи, проходи! - подгонял Ростик.

«Здоровый, падла!» - думал Виктор, глядя на Ростика, и не оставляя мысли все-таки дать ему в морду. Раньше он видел только лицо Ростика, и то, на фотографии. Виктор и сам был высоким и широкоплечим, но Ростик превосходил его по всем параметрам.

Присесть не предлагаю, потому как долго слушать тебя не намерен. - не поздоровавшись, сказал Чегирь Виктору — Говори!

Мне Граф нужен.

Зачем?

У него долг передо мной есть.

Какой может быть долг у Графа перед ментом? Ты ничего не перепутал?

Об этом я скажу только ему.

Скажешь, когда найдешь. Сюда-то зачем пришел?

Ростик стоял, прижавшись плечом к дверному косяку и улыбался. Ему очень нравилось смотреть, как Чегирь дразнит мента.

Виктор начал нервничать и жалеть о своей затее с приходом к Чегирю, но, он старался казаться спокойным и спросил:

Тогда, может вы мне поможете?

Мы ментам не подаем! - оборвал его Чегирь.

Терпение Виктора было на пределе, ему хотелось уйти, но, он вновь нашел в себе силы и сказал:

Я не так выразился. Помощь нужна не мне, а одной четырнадцатилетней девочке, которую изнасиловали.

Ростик перестал улыбаться, а Чегирь, впервые за время разговора, посмотрел на Виктора с заинтересованностью.

К нам в отдел пришла женщина с дочкой — продолжал Виктор — дочку изнасиловали вчера вечером в парке «Победы», никаких примет насильника нет, вот я и решил попросить Графа, а теперь прошу вас помочь мне в этом деле. - потом осекся и добавил — Ну, не мне, а девочке.

Хочешь, чтобы мы за тебя показатели делали? - спросил Чегирь, внимательно разглядывая Виктора.

Нет. Я хочу, чтобы насильник ответил за то, что совершил! - сказал Виктор.

И ты решил, как ты говоришь, долг Графа перед тобой, на это потратить?

Да.

Чегирь немного подумал, по-прежнему внимательно разглядывая Виктора, а потом сказал:

Разговор окончен. Иди.

Так вы поможете?

Проводи его. - не ответив на вопрос Виктора, сказал Чегирь Ростику.

Виктор вышел от Чегиря с теми же проблемами, с которыми и пришел.

«Зря я сюда приходил! Ох и зря!» - думал он.

В это время Чегирь говорил Ростику:

Странный мент, очень странный! Не верю я в доброту людскую! Бескорыстную доброту! Но, Графа понимать начинаю, что-то такое есть в этом пацане, что за душу цепляет. Скажи нашим, пусть поспрашивают, кто в парке беспредельничает. Найдешь — накажи!

 

***

 

После очередной встречи с агентом «Ступой», Виктор сразу же направился в кабинет Мезенцева:

Владимир Григорьевич! Я знаю где Эльдар прячет свою «кассу»! А еще у меня есть номера его спутникового и сотового телефонов! - возбужденно сказал он с порога — Теперь можно ставить их на прослушку и у нас будут все доказательства!

Проходи, проходи, Виктор! Номера телефонов это хорошо! Это отлично! Только есть одно «но»! Сейчас, ты сам знаешь, преступников столько развелось! И всех их надо слушать, а возможностей у МВД не хватает. Так что нужно в очереди стоять на прослушивание телефонов. Давай мне все материалы по Эльдару, завтра поеду в главк, буду уговаривать, чтобы нас без очереди пропустили. - пообещал Мезенцев, а потом спросил — Кто еще знает про «кассу»?

Эльдар, его бухгалтер и мой агент - «Ступа», я и вы. - ответил Виктор.

Хорошо. Иди.

Виктор вышел, а Мезенцев взял сотовый телефон, набрал чей-то номер и коротко сказал:

В семь. Там же.

В семь часов вечера Мезенцев вошел в ресторан «Каскад» и прошел в отдельный кабинет для VIP персон. Из-за стола в кабинете поднялся высокий мужчина в дорогом белом костюме, и сделав шаг на встречу Мезенцеву, протянул ему руку:

Добрый вечер, Владимир Григорьевич!

Здравствуй, Эльдар!

Что-то случилось?

Случилось! У меня в отделе опер один есть — пацан еще совсем, так вот он о тебе больше твоей мамы знает!

Мезенцев достал из дипломата толстую папку и положил ее на стол.

Читай! - сказал он.

Оперативное дело «Татарин» - прочитал в слух Эльдар надпись на папке. Во время просмотра документов, которые были вшиты в дело, Эльдар сначала побледнел, потом покраснел, а потом позеленел от злости.

И что будем делать? - спросил он Мезенцева.

Окружение будем выбирать тщательнее! - с упреком сказал Владимир Григорьевич.

Со своим я разберусь! Вот тварь! Никогда бы не подумал, что он «сука»! А с твоим ментом что будем делать?

С ним я сам разберусь!

Мочить его надо! Он столько знает, что мне на пожизненное хватит!

С ним я сам разберусь! - повторил Мезенцев, повысив голос.

Ты, Владимир Григорьевич, старше меня, потому, может и не успеваешь идти в ногу со временем. Сейчас надо действовать жестко! Только мочить! Мочить всех без разбора! Идти вперед и мочить! Иначе тебя замочат! Сейчас выживает сильнейший!

Еще раз повторяю: с ним я сам разберусь!

Ну, смотри, дело твое. Только если из-за него что-нибудь не так пойдет — я тебя в стороне не оставлю, будешь тонуть вместе со мной!

Эльдар достал из внутреннего кармана пиджака толстую пачку сотенных долларовых купюр и положил на стол. Мезенцев положил деньги и папку в дипломат и продолжил:

Только, мне нужна будет твоя помощь с этим пацаном.

Говори, я слушаю.

 

***

 

В пятницу Шестаков пригласил Виктора в ресторан.

У меня бабка двоюродная в деревне померла. - сказал он — Дом продали, и мне кое-какая доля перепала. Сумма — не туда не сюда! Давай сегодня пропьем мое наследство, заодно и бабку помянем.

Давай. - согласился Виктор.

Вечером они сидели за столиком в ресторане «Каскад». В начале пожелали бабке «царства небесного» и чтобы «земля была ей пухом», а потом и вовсе забыли про нее, перейдя к более мирским темам. В тот момент, когда они заканчивали поглощать содержимое второй бутылки дорогого коньяка, Виктор услышал грубый мужской голос:

Извините, все столики заняты, могу я к вам присесть?

Острогин поднял голову и увидел, что рядом с их столиком стоял не кто иной, как Эльдар Хусаинов! Он не успел ничего ответить, а Алексей уже приглашал непрошеного гостя:

Конечно, конечно! Присаживайтесь! И нам веселее будет!

Эльдар. - представился гость и протянул руку Алексею а потом Виктору. Оба опера пожали ему руку и представились в свою очередь.

Могу я чем-то угостить своих новых друзей? - спросил Эльдар.

Не откажемся! Мы будем... - успел сказать Алексей, но Виктор перебил его и сказал, обращаясь к Эльдару:

Извините, нам с товарищем надо отлучиться на минуту.

Куда? - спросил Алексей.

Пойдем, пойдем! - приговаривал Виктор и двинулся к выходу.

Ты знаешь, кто это? - спросил Острогин Алексея, когда они вышли на улицу.

Кто «это кто»? - переспросил изрядно подвыпивший Шестаков.

Тот, который к нам за столик присел.

Не знаю.

Это Эльдар Хусаинов!

Да ты что? - удивился Алексей.

Нужно уходить отсюда. - продолжал Виктор.

Уходим! Но, сначала надо рассчитаться.

Когда друзья вернулись за столик, Острогин сказал Эльдару:

У нас с другом кое-какие дела появились, так что, мы сейчас уйдем.

Что, что? - переспросил Эльдар, показывая, что из-за громкой музыки он не расслышал слова, сказанные Виктором. Эльдар поднялся и пересел поближе к Острогину.

Я говорю — мы сейчас уйдем! - громко повторил Виктор.

А! Понятно! Может выпьем, пока официант счет не принес? - спросил Эльдар.

Конечно выпьем! - сказал Алексей и наполнил рюмки.

Они выпили, официант принес счет, Алескей рассчитался, все пожали друг другу руки на прощание и опера вышли из ресторана.

Это же надо! - размышлял вслух Виктор — Я по нему разработку веду, а он ко мне за столик присел!

Мир тесен, друг мой! - шатаясь от количества выпитого спиртного, сказал Алексей — Ты даже не представляешь, насколько он тесен! Все! Я кажется перебрал! Пора по домам!

Тебя проводить? - спросил Виктор, который явно был на много трезвее товарища.

Не надо! Я сам! - Алексей развернулся и побрел пошатываясь и напевая -Мир очень тесен! Мир очень тесен!

Как только Шестаков зашел за угол, он сразу же перестал шататься. Его походка стала четкой и уверенной. Он достал сотовый телефон и кому-то позвонил:

Получилось? - спросил он.

Да. - ответили ему.

Алексей сразу же набрал другой номер и сказал:

Все нормально!

 

***

 

В понедельник, сразу же после утренней планерки, Мезенцев вызвал Острогина в свой кабинет. Владимир Григорьевич выглядел удрученным и расстроенным:

Виктор, — сказал он — я ведь к тебе как к сыну относился! Ты ведь и сам это знаешь. А ты так поступил со мной! Что, красивой жизни захотелось?

Не понимаю о чем вы, Владимир Григорьевич?

Мезенцев достал из ящика стола несколько фотографий и бросил их на стол перед Острогиным.

Теперь понимаешь?

Виктор взял фотографии и начал их рассматривать. Руки его затряслись, дыхание участилось, а в голове образовалась полнейшая пустота. И только одна мысль бешено скакала внутри черепной коробки, билась о ее стенки, причиняя при этом сильную боль: «Что это? Что это?» - вопила она. Вот на фотографии Виктор и Эльдар пожимают друг другу руки, вот они сидят рядом за столом в ресторане, вот Виктор что-то говорит Эльдару на ухо, вот они вместе пьют коньяк!

Ну, что скажешь? - спросил Мезенцев.

Владимир Григорьевич, это чистая случайность! - попытался оправдаться Виктор.

Случайность? - закричал Мезенцев — Случайность это то, что эти фотографии попали ко мне, а не в управление собственной безопасности! Спасибо моим друзьям из главка! Ты думал, что ты один Эльдара разрабатываешь? А оказалось, что нет! У меня в голове не укладывается, как сотрудник уголовного розыска может средь бела дня сидеть в кабаке с бандитом, которого сам же и разрабатывает?! Может быть вся та информация, которую ты по Эльдару даешь — это все фуфло? Может вы с ним вместе эту чушь сочиняете, а потом смеетесь над милицейскими глупцами-начальниками? Честно говоря, - продолжил Мезенцев уже более спокойным тоном — когда я увидел эти фотографии, моей первой мыслью было вышвырнуть тебя из органов без разговоров. Но, теперь я все-таки выслушаю тебя, в надежде, что ты сможешь все объяснить, иначе, я окончательно разочаруюсь в этой жизни!

Владимир Григорьевич, я же говорю — это чистая случайность! Мы с товарищем в ресторане сидели, а Эльдар подошел к нам и спросил разрешения присесть за столик. Я слова сказать не успел, а товарищ его уже пригласил. Но мы сразу же ушли, дождались официанта, чтобы рассчитаться, и ушли! Вот на этой фотографии он только что подошел и поздоровался, вот на этой — я ему говорю, что мы уходим, на этой - выпили всего один раз, пока официанта ждали, а тут мы прощаемся. И все! По времени это всего минут десять продолжалось!

А откуда у тебя деньги, чтобы по таким дорогим ресторанам ходить? - поинтересовался Мезенцев и посмотрел на Острогина изучающим взглядом.

Меня товарищ пригласил.

Сладко поешь! - подытожил Мезенцев — И хочется мне тебе поверить! Хочется! Но, как я в главке объясню, что это все случайность?

Так вы спросите у того, кто эти снимки делал! Судя по фотографиям, он там с начала и до конца был. Он вам и подтвердит, что все было так, как я говорю.

Ладно, горячку пороть не будем, информацию я перепроверю, но от оперативной разработки Эльдара ты отстранен до выяснения всех обстоятельств. - Мезенцев поднял трубку телефона и сказал в нее командирским голосом — Шестакова ко мне!

Разрешите? - вбежал в кабинет Шестаков.

Входи! - сказал Мезенцев — Примешь от Острогина все оперативные материалы по Эльдару Хусаинову.

Есть! - по военному отчеканил Алексей.

Да, но... - начал было Виктор, но осекся: «Почему ни на одной фотографии нет Шестакова? И Мезенцев ни разу о нем не упомянул!» - подумал он.

Что: «но»? - спросил Мезенцев и очень внимательно посмотрел на Виктора.

Я еще не всю информацию задокументировал. Разрешите устранить недостатки и передать материалы завтра утром?

Разрешаю! Острогин иди, Шестаков останься! - скомандовал Мезенцев.

Жаль его, Владимир Григорьевич! Хороший парень! - сказал Шестаков, когда Острогин вышел из кабинета.

Не поверишь, но я только что о том же самом подумал! О том, что вы вместе в ресторане были, он так ни слова и не сказал. Он мне меня в молодости напоминает — такой же был честный и справедливый! Ничего, жизнь его немного подучит, а там... я вообще думаю со временем его к нам подтянуть. Грамотный паренек — на его способностях можно большие деньги делать!

 

***

 

«Почему ни на одной фотографии нет Шестакова?» - продолжал думать Острогин, выйдя из кабинета начальника. При этом, какая-то нехорошая, гнетущая мысль пыталась опередить все остальные мысли и выйти на первый план, но Виктор отгонял ее и пытался выстроить логическую цепочку, расставив все по порядку: «Шестаков пригласил меня в ресторан «Каскад», хотя я несколько раз предлагал ему пойти в какое-нибудь кафе или бар, а он все-таки настоял на «Каскаде». Дальше. Все столики действительно были заняты, а мы сидели вдвоем. Эльдар подошел к нам и попросил... Стоп! Эльдар подошел к нам и попросил!!! Как я раньше не обратил на это внимание?! Эльдар, который, находясь где-нибудь в глухом лесу, может щелкнуть пальцами и ему сразу же доставят туда столик из ресторана «Каскад», Эльдар, который никогда и никого ни о чем не просит, а берет все только силой, Эльдар подошел к нам и попросил разрешения присесть за столик! За столиком мы все время были втроем, а на фотографиях только я и Эльдар! Какой же я дурак! Это подстава!!!» - мысль, которую он так долго отгонял, наконец-то прорвалась и заняла ведущее место в логической цепочке. «Подстава! Но, как он мог? За что? Нужно срочно все рассказать Мезенцеву! Стоп! Но, ведь это Мезенцев перетащил Шестакова из главка! Нет! Спешить не надо! Я должен разобраться во всем без спешки! Идем дальше. Шестаков меня подставил. А для чего? С какой целью? Что он с этого поимел?» - и тут же сам ответил на свой вопрос - «Мезенцев отстранил меня от разработки Эльдара и поручил ее проведение Шестакову. Мог ли Шестаков заранее знать, что проведение разработки Мезенцев поручит именно ему? Нет! Значит они все спланировали вместе! Твою мать! Ведь буквально перед этим я принес Мезенцеву номера телефонов, которые знали только самые приближенные люди Эльдара! Ступа! Если я двигаюсь в правильном направлении и кто-то из них сливает информацию Эльдару, значит агенту «Ступе» конец! Нужно срочно его предупредить! Если еще не поздно...».

В нарушении всех правил конспирации Виктор принялся звонить на все телефоны Ступы, но ни один из них не отвечал. Тогда он поехал к Ступе домой. Двери в квартиру никто не открыл, а соседка сказала, что не видела его уже несколько дней.

Звоните в милицию! - сказал Виктор соседке — Он грозился покончить с собой! Может еще не поздно!

О, господи! - вскрикнула соседка и побежала звонить.

Виктор вышел из подъезда и занял в стороне выгодную наблюдательную позицию. Он видел, как приехали милиционеры, потом один из них вышел из подъезда и вернулся с дворником в оранжевой жилетке и ломом в руке. Потом к подъезду подъехала скорая, а спустя еще некоторое время, из подъезда вынесли носилки с телом. Виктор подождал, пока все разъедутся, и когда возле подъезда остались только бабушки, живо обсуждавшие случившееся, он подошел к ним и спросил:

А что случилось?

Наркоман! От передозировки помер! - наперебой затарахтели старушки.

«Наркоман! Умер от передозировки! Но, ведь Ступа не был наркоманом! Значит все, о чем я думал - правда?!».

В этот момент Виктору стало страшно так, как никогда раньше не было.

Вечером, когда в отделе оставались только дежурные и опергруппа, Виктор закрылся в своем кабинете и начал снимать копии с оперативных материалов в отношении Эльдара. Ближе к полуночи он положил все копии в дипломат и вынес их из отдела.

 

***

 

Слушаю вас! - ответил Мезенцев на входящий звонок сотового телефона.

Нужно срочно встретиться! - сказал Эльдар не поздоровавшись.

Через час, там же.

Когда Мезенцев вошел в отдельный кабинет для VIP персон ресторана «Каскад», Эльдар уже был там.

Ну? Что теперь скажешь? - спросил Эльдар и бросил на стол несколько фотографий.

Мезенцев присел за стол и стал рассматривать снимки. На всех фотографиях был Острогин. Он стоит возле каких-то ворот, потом входит в ворота, потом выходит. Вот он с каким-то высоким парнем.

И что? - спросил Мезенцев, не понимая, куда клонит Эльдар.

А то! Ты знаешь, чей это дом? - вспылил Эльдар.

Чей?

Чегиря! Слышал про такого?

Не может быть! - растерянно сказал Мезенцев.

А это знаешь кто? - Эльдар ткнул пальцем в один из снимков - Ростик — шестерка Чегиря! Я тебе говорил — кончать твоего мента надо!

А откуда у тебя эти снимки? - по прежнему не веря в увиденное, спросил Мезенцев.

Мои люди хату Чегиря пасут и всех входящих фотографируют. Я еще раньше думал, что не может этот пацан на меня в одиночку переть, без всякой поддержки! А сейчас все само собой сложилось — на Чегиря он работает! На моего кровного врага! Кончать его надо!

Нельзя кончать действующего сотрудника милиции! - возмутился Мезенцев — Это тебе не Чикаго!

Тогда уволь его! - закричал Эльдар.

Уволю! - в свою очередь повысил голос Мезенцев.

Смотри! - продолжил Эльдар уже спокойным тоном — Сейчас мы близки к своей цели как никогда! Скоро весь район будет нашим и только нашим! Это огромные деньги! И размер твоей пенсии во многом зависит от этого! Не делай ошибок! Сейчас нельзя ошибаться!

Я сказал: «уволю!». А дальше сам разбирайся. - Мезенцев взял фотографии, встал из-за стола и направился к выходу.

Не делай ошибок! - сказал ему вслед Эльдар.

По приезду в отдел, Мезенцев сразу же вызвал к себе Острогина.

Что это? - закричал он размахивая фотографиями, когда Виктор вошел в кабинет — Что это? Я тебя спрашиваю! - Мезенцев подошел к Острогину и швырнул снимки ему в лицо. Виктор посмотрел на разбросанные по полу фотографии — на них был он возле ворот дома Чегиря. Острогин удивился тому, что сейчас он чувствовал себя абсолютно спокойным.

Что это? - продолжал кричать Мезенцев.

Фотографии. - спокойно ответил Виктор.

Издеваешься? - спокойствие Острогина начинало раздражать Мезенцева — Я спрашиваю, что ты делал дома у воровского авторитета Чегиря?

Вы не поверите, но я был там по работе, но, думаю, что причины моего визита к Чегирю, вас уже не интересуют.

Правильно думаешь! Пиши рапорт на увольнение, и чтобы завтра ноги твоей не было в органах! Иначе я начну служебную проверку и будешь уволен за поведение, дискредитирующее почетное звание сотрудника МВД! - подытожил разговор Мезенцев.

Острогин вышел из кабинета начальника и сразу же направился в районную поликлинику, где с помощью знакомого врача взял больничный лист, после чего позвонил начальнику уголовного розыска и уведомил его о том, что в ближайшее время не выйдет на работу по причине болезни.

 

***

«Что мне делать дальше?» - думал Острогин - «Кому рассказать о том, что происходит в нашем отделе? Кому передать материалы по Эльдару? Да, и кто мне поверит, что начальник снюхался с бандитами?». Перебирая в голове всех, кто мог бы ему помочь, он вспомнил: «Проскурин! Петька Проскурин работает в УБОП! УБОПовцы сейчас громят бандитов так, что аж пыль столбом стоит!». Виктор подошел к телефону и набрал номер Проскурина.

Слушаю, Проскурин! - услышал Виктор знакомый голос.

Здравствуй, Петя! Это Острогин!

Здорово, Витя! Какими судьбами?

Встретиться нужно. Разговор есть очень важный.

Когда? Где?

Вечером ко мне домой можешь приехать?

Хорошо! Буду!

Вечером Проскурин приехал, как и обещал, и Виктор рассказал ему свою историю, не пропустив ни одной мелочи.

Ну и влип же ты, Витя! - посочувствовал Петр.

Виктор вышел в соседнюю комнату и принес оттуда толстую папку.

Здесь копии всех материалов, которые я собирал по Эльдару. Возьми их, почитай, может начальству покажешь. Только потом скажи мне обязательно, что вы решите.

Проскурин взял папку и вышел из квартиры. Он еле сдержал себя, чтобы не рассказать Острогину о том, что УБОП давно ведет разработку организованного преступного сообщества Эльдара Хусаинова, и что им известно о связях Эльдара с Мезенцевым. Он видел, как тяжело сейчас Острогину и понимал, что если ему все это рассказать, Виктору станет намного легче, но, не стал этого делать, предварительно не посоветовавшись с начальством.

 

***

 

Ростик выгнал со двора ВАЗ «копейку», заглушил двигатель и вернулся во двор, чтобы закрыть ворота с внутренней стороны. Чегирь не спеша шел к машине. В это время подъехала сильно тонированная «семерка», переднее и заднее стекла правой стороны машины открылись, из них высунулись два автоматных ствола и в сторону Чегиря ринулся рой свинцовых пчел. Одна из них врезалась ему в щеку, изуродовала лицо до неузнаваемости и разорвала затылок, а другая раздробила ключицу, перебила артерию и из раны начал бить кровавый фонтан. Чегирь упал и захрипел, пуская кровавые пузыри из того места, где у него раньше был рот. Ростик кинулся на землю и подполз к Чегирю. Увиденное не оставляло сомнений — Чегирь мертв! Машина нападавших остановилась и из нее вышли двое. Ростик поднялся на ноги и побежал в глубь двора. На бегу он услышал еще два, видимо контрольных выстрела, а за тем рев двигателя быстро отъезжающего автомобиля. Поняв, что его никто не преследует, Ростик остановился и вернулся обратно. Он взял Чегиря под мышки, дотащил до входной двери, сел на землю и зарыдал как ребенок.

 

***

 

На воровской сходке было принято решение поручить Графу все дела, которые вел Чегирь. Ему же поручили найти и разобраться с убийцами Чегиря. Граф вернулся в город.

 

***

 

Виктор не выходил из квартиры уже несколько дней и считал это свое решение обоснованным. Во-первых, после того как Мезенцев показал ему фотографии на которых он с Эльдаром, а потом возле ворот дома Чегиря, Виктор решил, что за ним установлена слежка, а во-вторых, после того, как убили его агента, у него появились основания беспокоится и за свою жизнь. Целыми днями он смотрел телевизор и ждал звонка от Проскурина.

В один из таких дней кто-то позвонил в дверь его квартиры. «Петька!» - подумал Виктор, быстро прошел к входной двери и посмотрел в глазок. Перед его дверью стоял Валерий Николаевич Ланской. «Этого мне еще не хватало!» - подумал Виктор. Он еще несколько секунд размышлял - открывать или не открывать дверь, но Граф снова настойчиво позвонил и Виктор решился:

Не заблудился, Валерий Николаевич? - спросил он.

Не гостеприимный ты, Витя, ох и не гостеприимный! - сказал Граф, приветливо улыбаясь.

А ты думал, что я прыгать начну от радости, когда тебя увижу?

Пустишь в дом, или будешь на пороге гостя держать? - не обращая внимания на слова Виктора, и по-прежнему улыбаясь, спросил Граф.

Ну, проходи. - уступил Виктор — А ты знаешь, что я теперь в уголовке работаю?

Знаю! Я многое про тебя знаю! Кстати, того беспредельщика, из парка, нашли и наказали. - сказал Граф, показав тем самым, что он в курсе визита Острогина к Чегирю.

Это хорошо. Проходи в зал. - пригласил Виктор.

А ты, говорят, заболел? - спросил Граф, продолжая показывать Виктору размеры своей осведомленности.

Есть немного.

А я тут лекарство принес. - Граф достал из пакета бутылку водки и поставил на журнальный столик. Виктор принес рюмки и закуску.

«Может и хорошо, что Граф пришел.» -думал он - «Хоть с кем-то можно пообщаться, а то я тут с ума сойду, наедине со своими мыслями».

Давно болеешь? - спросил Граф.

Дня три или четыре, а может и пять. Не знаю! Я уже со счета сбился в постоянном одиночестве!

А по тебе не скажешь, что ты болен. - подметил Граф.

Это не твое дело! - оборвал его Виктор.

Про то, что Чегиря убили, слышал? - спросил Граф.

Нет. Но, этого и следовало ожидать.

Ты что-то знаешь?

Я привык отвечать за все свои слова, поэтому, говорить о своих предположениях не буду. К тому же, думаю, что предположения у нас с тобой одинаковые.

Хмурной ты какой-то, Витя. Из квартиры не выходишь. Случилось что?

А ты откуда знаешь, что я из квартиры не выхожу? - напрягся Виктор.

Да, ты расслабься! В зеркало на себя посмотри и все поймешь.

Виктор провел ладонью по лицу, которое не брил уже несколько дней:

«Все так просто. А я уже подумал, что и Граф за мной следит!».

Нервный ты какой-то! Так что случилось? - продолжал спрашивать Граф.

Да, так — в жизни запутался! Сильно запутался! Или меня запутали! Не понимаю, что вокруг происходит!

Может, тебе помощь нужна?

Помощь мне нужна, но, ты мне здесь ничем не поможешь.

Как знать, как знать! - загадочно сказал Граф — А что, Витя! Может поедем куда-нибудь — гульнем по полной, как в былые времена!

Ага, у меня в альбоме только фотографии с тобой не хватает! - сказал Виктор.

Что?

Да, это я так — ничего в общем! Кстати, смело ты как-то меня приглашаешь - тебе твои кореша ничего не предъявят, когда узнают, что ты с опером за одним столом водку пьешь?

Узнают — может и предъявят! Но, можно же сделать так, чтобы не узнали. Я место одно знаю, что ни тебе, ни мне шифроваться не придется.

Не могу я сейчас по кабакам разгуливать - как-нибудь в следующий раз! Честно говоря, Валера, - прямо сказал Виктор - меня настораживают и твой визит и твое приглашение. Может сразу скажешь, в чем твой интерес?

Скажу! Дело в том, Витя, что я экстрасенс! - серьезно сказал Граф.

Острогин посмотрел на него как на сумасшедшего.

Да, да, Витя! Я и мысли читать умею и будущее предсказать могу! И сейчас могу сказать, что знаю причину твоей болезни! И еще скажу, что могу тебе помочь от нее избавиться! А когда ты от нее избавишься, ты, тем самым, и мне поможешь! Вот и весь мой интерес!

Виктор сидел молча и мысленно расшифровывал текст, произнесенный Графом.

Я пойду, - сказал Граф — а ты над моими словами подумай.

Ланской ушел, а Виктор еще долго думал над его словами, а потом пришел к выводу, что это были понты, и больше ничего - «Я экстрасенс!».

 

***

 

На следующий день Острогину позвонил Проскурин:

Здорово, Витя!

Здравствуй, Петя!

С тобой наш начальник хочет поговорить, сможешь приехать?

Конечно приеду!

Ждем!

Острогин вышел из подъезда и сел в такси, которое подъехало незадолго до этого. Он попросил таксиста остановить около большого торгового центра, вышел, и сразу же смешался с толпой людей, которые входили в огромное здание. Виктор быстро продвигался по торговому центру, расталкивая покупателей локтями и выслушивая проклятья в свой адрес. Таким образом он добрался до выхода на парковку, спустился по ступенькам, прошел парковку насквозь и вышел к стоянке такси. Там взял машину и поехал в УБОП. Таксиста он попросил остановить метрах в трехстах от нужного здания. Вышел, осмотрелся, и сделав вывод, что «хвоста» за ним нет, двинулся дальше.

Проскурин встретил Острогина и проводил его в кабинет начальника УБОП полковника Ремезова, который сказал Виктору:

Петр передал мне копии материалов по Эльдару и рассказал твою историю. Информация для нас очень ценная! Но! Есть одно «но»! Чтобы доказать все эти преступления, нам нужны показания свидетелей, а пока Эльдар на свободе, вряд ли кто-то будет давать показания против него. Поэтому нам нужно сначала закрыть его, а потом по крупинкам разбирать всю его деятельность. Постарайся получить информацию о преступление, за которое мы могли бы закрыть Эльдара прямо сейчас! Мы так-же будем работать в этом направлении — сейчас это наша общая и основная задача!

Острогин вернулся домой и начал мысленно перебирать список агентов, доверенных лиц, просто знакомых, которые могли бы располагать нужной ему информацией, но кроме покойного Ступы, ему вряд ли кто-то мог помочь в это вопросе. А потом вспомнил: «Граф! Этот экстрасенс! А не об этом ли он мне и говорил? Что-то там: «Помогу тебе избавиться от причины болезни, а когда ты от нее избавишься — ты, тем самым, и мне поможешь!». Причина моей болезни это Мезенцев и Эльдар, а Эльдар — кровный враг Графа! Но, при чем здесь я? - думал Виктор — Хотя... В былые времена Граф может и замочил бы Эльдара, но, не теперь! Теперь Эльдар обзавелся покровителями в силовых структурах и если его замочить, тот же Мезенцев натравит на Графа все МВД, а заодно, под раздачу могут попасть и другие воры. Это для Графа не вариант! Ему надо убирать обоих сразу! А тут, как нельзя кстати, я нарисовался со своими проблемами, в контрах и с одним и с другим! С ментами Граф по понятиям не контачит, а меня, как говорится, сама судьба к нему привела! И через меня он хочет убрать обоих! Точно! Но, откуда он узнал о причине моей болезни? Вот хитрый лис! Как же мне теперь его найти?».

Искать Ланского не пришлось. Вечером в дверь квартиры позвонили, Виктор посмотрел в глазок и увидел Графа.

Валерий Николаевич, что-то ты зачастил ко мне! - пошутил Виктор.

Лекарство, Витя, дает положительный эффект только тогда, когда его принимают с периодичным постоянством! - улыбаясь сказал Граф и достал из пакета бутылку водки.

За столом они разговаривали на самые отвлеченные темы, а когда содержимое бутылки почти закончилось, Виктор спросил Графа:

А что ты там говорил о причине моей болезни?

Я говорил, что могу помочь от нее избавиться.

Ты можешь говорить поконкретнее?

Могу помочь от нее избавиться! Куда же конкретнее?

«Вот, хитрый лис!» - думал Виктор - «Ему ведь больше чем мне нужно избавиться от Эльдара, но он хочет, чтобы все выглядело так, как-будто я его попросил помочь мне, а потом еще и был ему должен!» - а в слух произнес, продолжая игру:

И чем ты сможешь мне помочь?

Я могу дать тебе кое-какую информацию, при правильном использовании которой, можно кое от кого избавиться.

А в чем твой интерес? - спросил Виктор.

Не буду скрывать - мой интерес здесь присутствует!

Может тогда перестанешь выставлять все в таком свете, что все это «лечение» нужно только мне и перестанешь строить из себя благотворителя?

Граф улыбнулся и спросил:

Что ты предлагаешь?

Равноправный союз, заключенный только на время, так сказать, «лечения»!

Согласен! - вновь улыбнулся Граф, с уважением глядя на Виктора, как смотрят на ребенка, который проявил не детскую рассудительность.

Тогда говори, что за информация? - настаивал Виктор.

Только у меня тоже есть одно условие — о том, что это я дал тебе информацию, ни одна падла на земле не должна узнать! Ты это унесешь с собой в могилу! Обещай!

Обещаю!

Хорошо! - закивал головой Граф — К одному человеку скоро придет фура с травой, он ее будет встречать лично. Если тебе это интересно, время и место скажу позже.

Мне это очень интересно! Только время и место нужно знать заранее!

За пару дней — достаточно? - спросил Граф.

Достаточно! - сказал Виктор - И еще один момент — за мной могут следить, так что постарайся приходить так, чтобы тебя никто не видел.

Расслабься! За тобой сейчас никто не следит — я проверял! Но, осторожность, конечно, не помешает!

 

 

***

 

Что с ментом, Владимир Григорьевич? Уволил? - спросил Эльдар Мезенцева на очередной встрече в ресторане.

Нет! На больничный ушел, сученок! - ответил Мезенцев.

Говорю тебе — кончать его надо! - настаивал Эльдар.

А я тебе повторяю, что нельзя кончать действующего сотрудника! У меня потом проблемы будут большие!

У нас будут большие проблемы, если мы его не уберем! Кто знает, где он языком своим чесать будет? - настаивал Эльдар.

В этом ты прав! - согласился Мезенцев — Да, и впечатление у меня такое сложилось, что он что-то заподозрил!

Вот! Видишь! Если что не так пойдет, ты же тоже медным тазом накроешься! Кончать его надо!

Если кончать, то только под видом самоубийства! Справишься?

Значит все-таки можно? Из каждой ситуации найдется выход! Надо только хорошенько подумать! А за это не переживай! Мой человек сделает все в лучшем виде!

Только надо сделать так, чтобы комар носа не подточил! Понимаешь!

Не подточит! Поверь!

Убийство Острогина Эльдар поручил своему штатному палачу — Мартыну.

 

 

***

 

Оглядевшись по сторонам, Граф незаметно проскользнул в подъезд Острогина.

Здорово, Витя! - Граф прошел в дверь сразу, как только Острогин ее открыл - Я на минуту! Заброшенный цементный завод, который на окраине, знаешь?

Знаю.

Завтра вечером туда придет фура, под завязку забитая травой. Наш «друг» будет ее встречать и там же за нее рассчитается. До завода фуру будут сопровождать четверо «быков» и два гаишника. Сколько будет встречающих — не знаю. Это все! Дальше — дело за тобой! Удачи! - Граф развернулся и пошел к выходу.

Удачи! - сказал Виктор и запер за Графом дверь. Он прислонился спиной к стене, потом сполз по ней, сел на пол и обхватил голову руками.

«Во что я ввязался?» - думал он - «Фура с наркотой! Бандиты! Воры! Менты!

Огромные деньги! И я — пацан, который нужен одной из противоборствующих сторон только для того, чтобы победить, а потом, я останусь совсем один! Может написать рапорт на увольнение, как говорил Мезенцев, и начать новую жизнь на гражданке? Нет! Уже не получится! Я многое знаю про Эльдара, и он знает, что я знаю. Для него проще меня убить, чем знать, что по свету бродит такая мина замедленного действия, как я. А Граф, он сделал на меня большую ставку. Нарушил все воровские законы и слил менту информацию, пусть даже и о своих врагах. Он тоже не будет спать по ночам, думая о том, что я могу кому-нибудь проговориться об этом. Для него я тоже буду лишним на этом свете! Нет! Надо идти до конца! А там, будь, что будет!». Виктор поднялся, подошел к телефону и позвонил Проскурину:

Петя, нужно встретиться! Срочно!

Через полтора часа он уже был в кабинете начальника УБОП и рассказывал о завтрашней сделке все, что ему самому было известно.

Это стопроцентная информация? - переспросил начальник.

Стопроцентнее не бывает! - заверил Острогин.

Молодец! - похвалил начальник Виктора — Когда мы со всем этим разберемся, переводись к нам в УБОП! Как ты на это смотришь?

Я согласен! - ответил Виктор.

Домой он возвращался в отличном настроении. Работа в УБОП! Это же предел его мечтаний! Все-таки, нет худа без добра!

 

 

***

 

«Шшш» - зашипела рация в руках полковника Ремезова.

Первый восьмому. — послышался голос в рации.

На приеме первый. - ответил полковник.

Темно-синий БМВ движется по направлению к объекту. — сказал голос в рации.

Принял. — ответил полковник — Первый всем! Общая готовность!

«Шшш» - вновь зашипела рация.

Первый третьему.

На приеме.

БМВ остановился возле основного цеха. Вышли четверо, осматривают объект.

Принял.

Первый восьмому.

На приеме.

По направлению к объекту движется фура в сопровождении автомобиля ГИБДД.

Принял.

Первый третьему.

На приеме.

Фуру загоняют в цех. «Канарейка» возвращается.

Принял. Шестой, седьмой первому.

На приеме шестой.

На приеме седьмой.

«Канарейка» пошла в вашу сторону. Сопровождайте. Захват только по моей команде.

Принял шестой.

Принял седьмой.

Первый восьмому.

На приеме.

В сторону объекта двигаются три джипа.

Принял. Первый всем! Готовность номер один! Захват по моей команде!

Первый восьмому.

На приеме.

Один джип перекрыл ворота. Четверо. Вооружены. Остальные заехали в цех.

Принял. Первый всем! Нулевая готовность!

В этот момент могло показаться, что в поле, недалеко от въездных ворот старого завода, зашевелилась трава от дуновения ветра. Но, это было не так! Это бойцы спецназа в защитных камуфлированных костюмах медленно поползли к воротам.

Первый второму.

На приеме.

Передача состоялась! - сообщил второй, после того как Эльдар осмотрел товар и передал сумку с деньгами парням из БМВ.

Пятый первому!

В ответ в рации раздался характерный щелчок, это означало, что пятый был на приеме.

Захват! - скомандовал первый.

Четверо парней из джипа, перегородившего въезд на завод, прогуливались возле машины с помповыми ружьями наперевес, и всматривались в уходящую вдаль дорогу, готовые в любой момент предупредить своих товарищей о непрошеных гостях. Но, опасность была не там, вдали, а всего в паре метров от них. В одну секунду высокая зеленая трава без шумно ощетинилась черными стволами автоматов. Каждый из бойцов спецназа одной рукой держал «фишкарей» на прицеле, и приложив к губам указательный палец другой руки, показывал, что шуметь не надо. По их, абсолютно ничего не выражающим взглядам, «фишкари» поняли, что могут быть убиты в любую секунду при малейшей попытке к сопротивлению. Не сговариваясь, и даже не посмотрев друг на друга, они одновременно, очень медленно, стараясь не издавать ни малейшего шума, положили ружья на землю и легли рядом с ними, широко расставив ноги и заложив руки за головы.

Первый пятому.

На приеме.

Ворота - чисто.

Принял. Четвертый первому.

В рации послышался характерный щелчок.

Захват! - вновь скомандовал первый, а потом сказал водителю микроавтобуса, в котором находился их передвижной штаб:

Володя, быстро гони на объект!

Шестой, седьмой первому.

На приеме шестой.

На приеме седьмой.

Захват!

Машина, в которой находился «шестой», подрезала автомобиль сотрудников ГИБДД, который сопровождал фуру до завода, и вынудила прижаться к обочине, а машина «седьмого» остановилась позади него, перекрыв возможность выезда задним ходом. Мгновенно из обоих машин выскочили сотрудники УБОП в штатском, целясь при этом в «гаишников» из пистолетов и размахивая удостоверениями, вытащили обоих из машины и уложили на асфальт лицом вниз.

Первый шестому.

На приеме.

Птички в клетке.

Принял.

Парни из БМВ доставали из сумки, которую передал им Эльдар, пачки денежных купюр, пересчитывали, и аккуратно складывали деньги в свою сумку. В это время возле цеха раздалось несколько коротких автоматных очередей, после чего командир подразделения спецназа сказал в громкоговоритель:

Говорит майор МВД Ветров! Вы окружены! Поднимите руки и выходите из здания по одному. Сопротивление бесполезно!

Бандиты переглянулись, а потом одновременно, устремили взгляды на Эльдара, как-бы задавая ему немой вопрос: «Что делать?». Эльдар выхватил пистолет из за пояса и с криком: «Подставили, суки!», выстрелил в грудь двум парням из БМВ, которые стояли ближе к нему. За тем он схватил свою сумку с остатками денег и побежал к джипу. Двое других парней из БМВ упали на землю, а бойцы Эльдара, не зная, где именно находятся милиционеры, начали палить из оружия во все стороны. В ответ, откуда-то, из-под самой крыши цеха, на головы бандитов полил настоящий свинцовый дождь, прошивая их насквозь, и заставляя падать в кровавые лужи. Эльдар прыгнул в джип, в котором уже сидел водитель, и машина, стремительно набирая скорость, понеслась к выезду из цеха. Как только джип пересек границу ворот, автоматная очередь проделала несколько аккуратных отверстий в лобовом стекле, а за одно и в черепе водителя. Водитель повис на рулевом колесе, забрызгав кровью салон, но, при этом продолжал давить на педаль газа. Машина набирала обороты и, пролетев через весь двор, врезалась в стену административного здания. Сработали подушки безопасности, еще больше разбрызгав по салону кровь водителя и больно ударив Эльдара в лицо. Эльдар открыл дверь, с трудом вытащил из машины сумку, влез в окно здания, рама в котором уже давно отсутствовала, и побежал вглубь помещения. Это увидел Проскурин, который выскочил из только что подъехавшего микроавтобуса. Он достал пистолет и побежал в след за Эльдаром. Эльдар в агонии метался по этажам здания, в надежде найти хоть какой-нибудь выход из этой западни. Звуки его шагов разносились гулким эхом в пустых коридорах, но, хуже всего, что он слышал эхо еще от чьих-то шагов. Эльдар резко обернулся и выстрелил назад. Проскурин увернулся от пули, отпрыгнув за угол. Эльдар побежал дальше, периодически оборачиваясь и стреляя назад. Так он бежал и стрелял, пока вместо выстрела не услышал звон от спусковой скобы — патроны закончились! Эльдар метнул пистолет в сторону Проскурина и побежал в верх по лестнице, пока не уперся в запертый люк чердака. Он взвыл как загнанный зверь, и перегнувшись через перила, крикнул Проскурину, подбиравшемуся к нему все ближе и ближе:

Слышь, мент! У меня тут деньги! Большие деньги! Ты таких в жизни не заработаешь! Забери их себе! Забери! Только дай мне уйти!

Лицом к стене! Руки за голову! - приказал Проскурин, держа Эльдара под прицелом пистолета.

Подумай, мент! Ты сможешь купить себе все о чем мечтал! - продолжал уговаривать Проскурина Эльдар, повернувшись к стене, и заложив руки за голову. Петр подошел к Эльдару сзади, держа в правой руке пистолет, а в левой - наручники.

Медленно опусти одну руку! - сказал он.

Эльдар начал опускать левую руку, но, тут-же резко развернулся и толкнул Проскурина к перилам лестничной площадки. Если бы Петр не споткнулся о какую-то, торчащую из пола арматуру, он бы перелетел через перила и лежал бы внизу в луже крови. Но, он споткнулся и поэтому упал на лестничную площадку. Пистолет выпал из руки и полетел вниз. Эльдар прыгнул на Петра сверху и трижды сильно ударил кулаком в лицо. За тем схватил сумку с деньгами и метнулся к лестнице. Петр вытянул ногу и из последних сил ударил Эльдара в голень. Скорее, это получился не удар, а подножка, но и этого хватило для того, чтобы Эльдар упал и покатился вниз по лестнице. Он докатился до следующего лестничного пролета, ударился головой о стену и замер. Проскурин с трудом поднялся, дошел до того места, где лежал Эльдар, и защелкнул наручники на его руках.

 

***

 

Мартын одел старую спецовку и стал похож на сантехника. Он положил в дипломат отмычку, большие кусачки, пузырек с хлороформом, бутылку водки, веревку и острую бритву, после чего поехал к дому Острогина. Для себя Мартын уже определился, как будет убивать мента.

Между тремя и четырьмя часами утра, он оставил машину на некотором расстоянии от подъезда Острогина и дальше пошел пешком. Осмотрел окна квартиры Виктора — свет нигде не горел. Мартын поднялся на нужный этаж и приложил ухо к двери квартиры Острогина. За дверью была полная тишина. Мартын достал отмычку и открыл замок, потом перекусил кусачками дверную цепочку и тихо вошел в квартиру, прикрыв за собой входную дверь. Виктор спал безмятежным сном. Мартын обильно полил хлороформом заранее приготовленную тряпицу, потом приложил ее ко рту и носу Острогина и одновременно сел на него так, чтобы Виктор не смог двигаться. Он продолжал держать тряпицу до тех пор, пока проснувшийся Виктор не перестал сопротивляться. В этот момент в квартире зазвонил телефон. Мартын вздрогнул от неожиданности. «Кому это не спится?» - подумал он - «Надо действовать быстрее!». Телефон звонил долго. Мартын взял фонарик, прошел в коридор и выкрутил пробки. Потом он взял табурет на кухне, прошел в зал и при лунном свете снял с потолка люстру. Мартын попробовал на прочность торчащий из потолка крюк, который держал до этого люстру. «Слабоват. Может не выдержать» - подумал он, после чего ввернул пробки обратно, прошел в ванную комнату и заткнув пробкой сливное отверстие, начал набирать в ванну горячую воду. Пока вода набиралась, Мартын достал из дипломата бутылку водки, открутил пробку, немного приподнял Виктора за плечи и стал вливать водку ему в горло. Виктор захлебывался, откашливался и дергался в конвульсиях, но Мартын не обращал на это внимания. Когда содержимое бутылки полностью перешло в горло Виктора, Мартын перетащил его в ванную комнату и положил в ванну, достал опасную бритву, перерезал вены в районе запястья его левой руки и положил бритву рядом с ванной так, как-будто она выпала из правой руки Острогина. Кровь быстро начала окрашивать воду и через минуту казалось, что Виктор лежит в ванной, наполненной кровью, а не водой. Мартын еще раз оглядел Виктора и остался доволен своей работой. «Комар носа не подточит!» - повторил он про себя напутственные слова Эльдара. Мартын сложил в дипломат все свои «инструменты» и вышел из квартиры, прикрыв за собой дверь.

 

 

***

 

После задержания Эльдара и части его группировки, Проскурин еще долго заполнял все необходимые протоколы, а потом опрашивал задержанных. Освободился он только около четырех утра. Не смотря на усталость, спать совсем не хотелось. Петр решил позвонить Острогину и предложить ему выпить. Он набрал номер Виктора, долго держал трубку, но Острогин так ему и не ответил. «Ничего!» - не унимался Петр - «Все равно разбужу! Думаю, он не обидится на это, когда услышит мой рассказ о задержании Эльдара!». Петр сел в машину и поехал к Острогину. По пути он заехал в круглосуточный магазин, взял спиртное и закуску, а потом быстро помчался по спящим улицам. Когда Петр заходил в подъезд Острогина, он лицом к лицу столкнулся с каким-то сантехником в синей спецовке. «Люди уже на работу идут, а я только с работы.» - подумал Проскурин. Он подошел к двери квартиры Виктора, нажал на кнопку звонка и приготовился выслушивать от Виктора проклятья в свой адрес за столь ранний визит. Виктор не открывал. Петр позвонил еще раз и вдруг заметил, что дверь не заперта. Он вошел в квартиру:

Виктор!

Ответа не последовало. Проскурин включил свет в коридоре, а за тем обошел все комнаты — Острогина нигде не было. Волнение Петра нарастало. В конце концов он прошел в ванную и увидел там Виктора, «купающегося» в собственной крови, и опасную бритву, лежащую на полу возле ванны.

Виктор, ты что натворил? - закричал Проскурин.

Петр вытащил Острогина из ванной и перенес в спальню. Там он оторвал ленту от простыни и перевязал Виктору запястье. За тем вызвал скорую помощь и стал ждать ее приезда.

 

***

 

В процессе расследования по уголовному делу, возбужденному в отношении организованного преступного сообщества Эльдара Хусаинова, следователи УБОП вытащили из-за кулис на сцену и Мезенцева и Шестакова. Но, высокопоставленное руководство главка решило, что не стоит пачкать честь мундира в той мерзкой каше, которую заварил Эльдар, поэтому все факты причастности сотрудников МВД к преступной деятельности группировки пропали из томов уголовного дела. Мезенцев был отправлен на пенсию, а Шестаков уволен из органов внутренних дел.

Острогин не мог объяснить как он оказался в ванной с перерезанными венами, да еще и пьяный. Единственное в чем он мог поклясться, так это в том, что не пил в тот вечер. Но, ему никто не верил. Когда Виктор вышел из больницы, начальство поблагодарило его за содействие, оказанное при разработке группировки Эльдара, но, тут же намекнуло, что судя по всему, у него слабая психика, раз он решил покончить жизнь самоубийством, а таким людям не место в органах. Начальник УБОП Ремезов при встрече поздоровался с Виктором, но, о своем предложении о переводе не напомнил, видимо, по тем же причинам. Соседские старушки так же косились на Виктора и постоянно шептались за его спиной: «Такой молодой, а уже...». В конце концов Острогину все это надоело, он уволился из органов и переехал в другой район. В этот сложный для Виктора период рядом с ним оставались только Проскурин и Граф, которые поверили ему и «рыли землю», чтобы найти того, кто на него покушался. Граф через своих людей вышел на киллера Эльдара — Мартына, и передал информацию о нем Виктору, а тот, в свою очередь, Проскурину. Петр разыскал и задержал Мартына, в котором узнал сантехника, выходившего из подъезда Острогина в ночь покушения. Мартын сознался в причастности к покушению на Острогина и еще в нескольких убийствах. После этого Виктору предложили вернуться в милицию, но, он отказался от этого предложения из личных соображений.

Острогина несколько раз вызывали в судебное заседание по уголовному делу Эльдара в качестве свидетеля. Он давал показания, а Эльдар кричал со скамьи подсудимых, что обязательно найдет его, после того, как выйдет из тюрьмы.

Суд приговорил Эльдара к пятнадцати годам лишения свободы.

 

 

***

Острогин лежал на больничной кровати в длинной серой рубашке. За окном царила ночь, а палату освещала небольшая настольная лампа. В кресле, напротив его кровати, мирно спала сестра-сиделка.

«Это был Эльдар!» - прошептал Виктор.

 

 

Глава 3

 

 

Воровской авторитет Николай Николаевич Глухов, которого в определенных кругах знали как «Глухого», сидел на кухне своей квартиры и мирно пил чай. В это время входная дверь в квартиру резко и шумно распахнулась, так как ее выбил ногой сотрудник ОМОНа, и в квартиру ворвался Ли и четверо омоновцев.

Глухов ты? - спросил Ли.

Я. - ответил Глухой, оставаясь при этом абсолютно спокойным и продолжая пить чай.

Одевайся! Поедешь с нами! - продолжил Ли.

Сейчас. Только чаек допью. - пообещал Глухой, спокойно глядя на милиционеров.

Что? - закричал один из омоновцев — Да я тебя сейчас...

Не надо! - оборвал его Ли — Пусть допьет.

Глухой пил чай еще минут десять, потом переоделся и проследовал с милиционерами. Его привезли в главк и провели в кабинет Мезенцева.

Выйдите! - приказал генерал сопровождавшим Глухого. - А вы, Николай Николаевич, присаживайтесь.

Глухой присел за стол, а Мезенцев положил перед ним папку, на которой было написано: «Дело агента «Серый»».

Читай! - предложил генерал.

Я в ваши ментовские игры не играю. - отказался Глухой.

А это не игра! Это жизнь! И интерес здесь не ментовский. Если ты прочитаешь, может быть тут появится и твой интерес. Читай!

Глухой демонстративно отвернулся и стал рассматривать голубей за окном.

Хорошо. - не успокаивался Мезенцев — Я сам прочитаю.

Он взял дело со стола и начал читать:

Агент «Серый». Контракт. «Я, Корнев Ростислав Михайлович, обязуюсь оказывать содействие органам внутренних дел...» и так далее, и так далее, а внизу подпись: Корнев Ростислав Михайлович. Читай! Это же интересно!

Мезенцев вновь положил дело перед Глухим, оставив его открытым на том месте, где был вшит контракт. Глухой окинул контракт взглядом, но вслух ничего не произнес.

Проводите моего гостя! - сказал генерал в микрофон селектора.

 

 

***

 

В один из дней своего пребывания в больнице Острогин уснул после обеда. В это время дверь в его палату немного приоткрылась, кто-то осмотрел палату сквозь образовавшуюся щель и убедившись в том, что Острогин спит, бесшумно вошел и подошел к его кровати. Человек достал из внутреннего кармана пальто небольшой шприц и поднес его к капельнице, торчавшей из руки Острогина, намереваясь впрыснуть в нее содержимое шприца. За дверью послышались шаги. Посетитель быстро убрал шприц обратно в карман.

Вы кто? И что здесь делаете? - спросила вошедшая медсестра.

Острогин проснулся и увидел перед собой человека в черном кашемировом пальто с ярко выраженной азиатской внешностью.

Старший оперуполномоченный уголовного розыска ГУВД майор милиции Ли. - представился вошедший и показал медсестре и Острогину удостоверение сотрудника МВД — Мне нужно задать Виктору Петровичу несколько вопросов.

Он присел на стул, придвинув его поближе к кровати Острогина.

Виктор Петрович, расскажите о событиях того злополучного вечера.

К сожалению, я не многое могу рассказать. Я приехал на кладбище, на могилу к другу. Шел сильный дождь и я даже не слышал как ко мне подошел какой-то мужчина в рыбацком плаще с огромным капюшоном. Капюшон закрывал лицо, так что я его не видел. Он вытащил пистолет и выстрелил в меня. Последнее, что я помню — откуда-то появился Игорь, мой водитель, а этот мужик упал. Больше ничего не помню.

Этого очень мало! - посетовал Ли.

А что с Игорем? Он умер? А то мне здесь ничего не говорят.

Да. К сожалению он умер от ножевого ранения в живот.

Я это понял по реакции жены. - тихо сказал Острогин.

Что? - переспросил Ли.

Нет, ничего. Это я так — рассуждаю вслух.

Скажите, Виктор Петрович, вам знаком некий Ланской Валерий Николаевич? - спросил Ли.

Да. Когда-то был знаком.

В каких отношениях вы были с Ланским?

Мы были просто знакомыми.

Еще один вопрос: почему ваш «мерседес» находился на станции техобслуживания, принадлежащей Ланскому?

Я вообще первый раз слышу, чтобы Ланскому принадлежала станция техобслуживания. - ответил Виктор Петрович, подсознательно почувствовавший, что опера из ГУВД больше интересуют именно его взаимоотношения с Графом, чем информация о стрелке с кладбища.

Вы поняли, о чем я спросил! - настаивал опер.

Если хотите получать грамотные ответы, задавайте грамотные вопросы. - специально продолжал злить опера Острогин. - А я повторяю: Я первый раз слышу, чтобы Ланскому принадлежала станция техобслуживания!

Хорошо. - сдался Ли — Где находится ваш «мерседес»?

В ремонте.

А что с ним произошло?

Игорь задел крылом за что-то. А в чем дело? При чем здесь покушение на меня, и мой «мерседес»?

Дело в том, что ваша машина обнаружена на станции техобслуживания, принадлежащей преступному авторитету Ланскому Валерию Николаевичу, по кличке Граф, - эти слова Ли особенно отчеканил - и в ней, имеются пулевые отверстия. Что вы можете пояснить по данному факту?

Когда мой водитель отгонял машину, у нее было повреждено крыло, а о пулевых отверстиях мне ничего не известно. Возможно, ее прострелили в момент захвата станции. Об этом вам лучше знать!

Ознакомьтесь и распишитесь. - Ли протянул Острогину бланк протокола опроса, в котором он что-то писал во время их недолгого разговора.

Виктор Петрович внимательно перечитал протокол и согласившись с тем, что его слова записаны верно, подписал его.

«Зачем он приходил?» - думал Виктор Петрович, когда Ли ушел - «Какой-то туповатый милиционер! Поговорили ни о чем!».

 

 

***

 

Вечером в палату Острогина вошел еще один посетитель. Только вошел он без предупреждения и без сопровождения. Это был высокий широкоплечий мужчина в дорогом костюме и не менее дорогом кашемировом пальто. У него были светлые волосы и усы, а глаза его закрывали темные очки. Острогин насторожился при появлении незнакомца, так как тот был примерно одного роста с тем «рыбаком», который на него покушался. Естественно, что Виктор Петрович занервничал при его приближении и поднявшись на локтях, инстинктивно стал отползать от гостя назад, к изголовью кровати.

Тише, тише! - тихо сказал гость, увидев, как напрягся Виктор Петрович — Это я!

Гость снял очки и устало улыбнулся.

Острогин некоторое время пристально всматривался в лицо посетителя, а потом спросил:

Ростик?

Да! Узнал?

Узнал! - обрадовался гостю Острогин — Оделся как миллиардер с Рублевки! Зачем ты волосы покрасил и усы приклеил?

Меня сейчас все ищут: и менты, и свои! Пришлось сменить фасончик!

А свои за что?

Не знаю. Но, люди говорят, что они очень не в себе! Поэтому не хочу к ним попадаться, пока одно дело не закончу, а помочь мне в этом деле можешь только ты!

В каком деле? Говори!

Дело в том, что у Графа никогда в жизни ствола не было! А по написанному выходит, что это он Проскурина замочил, а потом его самого какой-то мент порешил. Не стыковка большая получается! Понимаешь? Вот я и хочу разобраться в этом деле! Поможешь?

Конечно помогу! - заверил Острогин — Только и мне твоя помощь понадобится: Эльдара Хусаинова помнишь?

Конечно помню - черт опущенный! И что с ним?

Похоже, что это он в меня стрелял.

Ты это сам видел?

Я голос его узнал.

Ты смотри как все сходится! - воскликнул Ростик - Мезенцев с Эльдаром в город вернулись, и сразу-же, Граф с Проскуриным к праотцам отправились и ты за ними за малым не последовал! Совпадение?

Не думаю! - поддержал Виктор Петрович.

И я не думаю! А тебе надо быстрее из больнички выходить и на дно залечь! Здесь тебя пришить — раз плюнуть!

Ростик оставил свой новый номер телефона и ушел, а Острогин остался в своей палате в одиночестве. Только теперь это одиночество распространялось именно на палату, в той войне, которую Виктор Петрович собирался начать, он был уже не одинок.

 

 

***

 

Как только Острогину стало немного лучше и он уже не нуждался в пристальном внимание врачей, он уговорил перевести его на амбулаторное лечение и дальнейший курс реабилитации проходить дома. Врачи немного поломались, но, несколько дорогостоящих подарков сделали свое дело и Виктор Петрович покинул больницу.

Приехав домой, Острогин первым делом связался с операми УБОП Николаем и Александром и попросил их приехать к нему. Опера приехали вечером.

Здравствуйте, мужики! Проходите! - пригласил Острогин — Я вас вот зачем попросил приехать: сомнения у меня есть по поводу того, что Петра Граф убил. Дело в том, что Граф никогда не пользовался огнестрельным оружием — у него его просто не было! Да и это задержание, как я понимаю, ему ни чем серьезным не грозило! Какой смысл ему был стрелять в Петра? Может вы меня поправите в моих подозрениях?

Да! Дело темное! - сказал Николай — У нас этих подозрений не меньше, чем у вас, Виктор Петрович! Тут с самого начала какая-то неразбериха получается: во-первых — это вообще не наша территория! А Мезенцев лично приказал Петру Николаевичу возглавить операцию по задержанию Графа. Во-вторых — надо было брать этого Графа, везти в отдел и там уже задавать вопросы, а Ли выгнал омоновцев из кабинета Графа, потащил туда Проскурина и начал допрос прямо там. К тому же, омоновцы клянутся, что обыскали кабинет и никакого оружия там не было! Так что рассеять ваши подозрения мы не можем! Сами ничего не понимаем!

«Ли!» - подумал Острогин - «Это же тот самый тупой опер из ГУВД, который ко мне приходил!» - а вслух спросил:

А кто он, этот Ли?

Старший опер розыска из ГУВД. Мезенцев его с собой с дальнего востока притащил. - пояснил Александр.

«Мезенцев с собой притащил!» - продолжал размышлять Острогин - «Значит, не зря он ко мне приходил!».

Ну, а что вы думаете, как было все на самом деле? - спросил Острогин.

Во-первых — начал Николай — наше предположение опасно даже произносить вслух! Во-вторых: в отношении омоновцев, которые обыскивали кабинет Графа, возбудили дело за халатность при исполнении служебных обязанностей. Они отбиваются всеми правдами и неправдами, но, один факт оспорить не могут: они вбежали в кабинет сразу же, как только прозвучали выстрелы! Проскурин лежал на полу, Граф сидел за столом с пистолетом в руке, а Ли стоял в стороне с пистолетом, направленным в сторону Графа — они сами это видели! Вот и получается, что все наши домыслы разваливаются!

Да. Получается, что разваливаются. - задумчиво произнес Острогин. - Мужики, мне еще нужна кое-какая помощь от вас. Пробейте, пожалуйста, по регистрации одного человека: Хусаинов Эльдар, 1957 года рождения.

Хорошо! Сделаем! - заверил Александр.

Только это нужно сделать побыстрее.

Завтра же сделаем!

Опера уехали, а Острогин продолжал размышлять: «В том, что это Ли убрал Проскурина и Графа у меня нет никаких сомнений! Но, как он это сделал, практически, у всех на глазах?! Профессионал! А я его за дурачка принял! Значит, не забыл Владимир Григорьевич ни про кого из нас! И я следующий!».

 

***

 

Вечером следующего дня Острогину позвонил Александр и извинился за то, что не может выполнить его просьбу в обещанный срок, так как дело, по его словам, очень запутанное.

Через два дня он приехал лично и сообщил:

Эльдар освободился из мест лишения свободы примерно пол года назад. Отбыл по месту регистрации матери в Воронежскую область, где после смерти матери, умершей несколько лет назад, унаследовал домовладение. Сейчас его адрес: Воронежская область, село Поповка, улица Куйбышева, дом 24. Это все!

Спасибо, Саша! - поблагодарил Острогин — Ты мне очень помог! Теперь я твой должник!

«Вот и связь с воронежскими пацанами!» - подумал Острогин. Он попросил у Филиппыча его телефон и позвонил Ростику.

Он в Воронежской области! - коротко сказал Виктор Петрович — Надо ехать!

А как ты поедешь? Хуже не будет? - спросил Ростик.

Хуже будет, если я здесь останусь!

Смотри сам. Когда едем?

Думаю, выехать надо ночью. У тебя что с транспортом?

С транспортом у меня сейчас туго.

Тогда поедем на моем джипе. Только ты за рулем.

Хорошо.

В полночь будь у ресторана в Дубраве.

Утром следующего дня они были в Воронеже. Первым делом купили газету с объявлениями о продаже автомобилей и приобрели по доверенности старенькую «шестерку». Машину оформили на Ростика, так как по своим новым документам он все равно был Сергеем Геннадьевичем Брылевым.

В Поповку приехали вечером, когда было уже темно. Немного покружив по поселку, нашли улицу Куйбышева, а за тем и старенький деревенский домик под номером 24, в окнах которого горел свет. Оба сразу же отметили, что собаки во дворе не было.

Подожди здесь. - сказал Ростик Острогину — Я сейчас.

Он вышел из машины, вошел во двор дома, тихо подошел к одному из окон и заглянул в щель между занавесками. Потом вернулся и сказал:

Он!

Они поднялись на крыльцо и Ростик постучал в дверь.

Кто там? - послышался голос из-за двери.

Сосед, соль есть? - спросил Ростик.

Гаврилыч, ты, что ли? - спросил голос.

Я! - ответил Ростик.

За дверью что-то звякнуло, дверь открылась и на пороге появился Эльдар. Ростик с ходу нанес ему сильнейший удар в нос. Эльдар нырнул в темноту, перевернув по пути какие-то ведра и банки. Ростик и Острогин быстро вошли в дом и закрыли за собой дверь. Ростик оттащил Эльдара в кухню, окна которой выходили во двор, связал ему руки найденной тут же веревкой, и стал шарить по тумбочкам. Он нашел несколько бутылок водки и большую бутыль самогона. Острогин присел на табурет и молча смотрел на лежащего на полу Эльдара. Ростик открыл одну бутылку водки, приподнял голову Эльдара и начал вливать содержимое бутылки ему в горло. Эльдар пришел в себя. Сначала он закашлял, потом попытался пошевелить руками, но поняв, что они связаны, попытался перевернуться на живот, чтобы Ростик не мог вливать водку. Попытка ему не удалась, а спустя некоторое время содержимое бутылки закончилось и Ростик сам его отпустил. Эльдар перевернулся на живот и продолжил кашлять, потом перевернулся на спину и увидел перед собой Острогина. Сначала на его лице появилась гримаса ужаса, потом она сменилась улыбкой, а потом Эльдар разразился истерическим смехом. Тогда Ростик, который поливал кухню содержимым остальных бутылок, подошел к нему и ударил ногой в живот. Эльдар захрипел, а когда отдышался, сел на пол и сказал, как бы озвучивая свои мысли:

Все таки нашел меня, сука! - а за тем, уже обращаясь к Острогину - Ну, здравствуй, счастливчик! Трижды я тебя убивал, а ты все еще жив!

И за что же ты меня убить хотел? - спросил Острогин.

За что? Я был на вершине мира! У меня было все, о чем можно мечтать! А из-за тебя и твоих дружков я все потерял! За что? Ты живешь за мой счет! За мои деньги! Все твое — это мое! Понимаешь? И ты еще спрашиваешь: «за что?».

Что за бред? Что значит: «живу за твой счет»? - спросил Острогин.

Ха-ха! - рассмеялся Эльдар — Я ведь за тобой целый месяц следил, видел, как ты сейчас живешь — у тебя все есть! Все мои денежки потратил или еще что-то осталось? Небось и Проскурин долю от моего пирога отхватил? А у меня теперь ничего нет! Ничего! Видишь? - Эльдар демонстративно окинул взглядом комнату.

Все, что у меня есть, я заработал честно! - сказал Острогин.

Честно?! - возмутился Эльдар, а потом перешел на крик — Мезенцев мне все рассказал о том, какой ты честный! И о том, как вы с Проскуриным мою «кассу» взяли! Суки! В один момент, там, на нарах, я даже думал, что вы правильные пацаны — за правду боритесь! И только одна мысль мне душу грела — что когда выйду, жить буду как человек! А вы менты все суки! За мой счет живете! Только знай — не будет тебе счастья от тех денег, потому что кровь на них! Много крови! Проскурин уже на том свете и ты следующий! Мезенцев все равно тебя достанет - тебе с ним не справиться! Ха-ха-ха! Сука! Тебе конец, понял?! - истерика Эльдара прекратилась также неожиданно как и началась, и он спокойно спросил - А знаешь, что со мной на зоне сделали?

Я знаю! - вмешался в разговор Ростик, который в этот момент закончил обливать кухню спиртным.

Он зашел за спину Эльдара, накинул ему на шею удавку, и упершись коленом в спину, начал душить. Острогин смотрел в лицо Эльдару — человеку, из-за которого не раз мог лишится жизни, человеку, который убил Игоря. Он смотрел, как это лицо корчится в муках. Он смотрел, как из глаз Эльдара уходит жизнь. Смотрел, как эти глаза выходят из орбит и с каждой секундой становятся все больше и больше похожими на обыкновенные стеклянные шарики. Смотрел, как изо рта Эльдара вывалился язык и повис в углу рта, как у бешеной собаки. Смотрел, и не испытывал ни капли жалости.

Подох, как бешеная собака! - сказал Острогин вслух.

Собаке — собачья смерть! - добавил Ростик — Пошли отсюда!

Острогин пошел к выходу, а Ростик немного задержался, потом зажег спичку и бросил ее на обильно политый спиртным кухонный стол.

Они молча ехали в сторону Воронежа и еще некоторое время наблюдали зарево от пожара в зеркалах заднего вида.

А что он говорил про то, что с ним на зоне сделали? - спросил Острогин.

Опустили его. Он крутым был когда у него деньги были. А когда денег не стало — не стало ни друзей, ни связей. Все его забыли. - сказал Ростик, а потом добавил - Кроме воров.

Еще через некоторое время тишину прервал уже Ростик:

А то, что он говорил про «кассу» - это правда? - спросил он.

Нет. - сухо ответил Острогин.

А о чем речь шла — знаешь?

Знаю. Речь шла о «кассе» эльдаровской группировки. По моим данным, в те годы в ней было более десяти миллионов долларов.

Я помню — многие тогда искали эти «бабки», но, насколько я знаю, никто так и не нашел. - сказал Ростик — А если не секрет, ты на чем так поднялся?

Потом как-нибудь расскажу. - пообещал Острогин.

Да мне все равно. - сказал Ростик — Я по любому с тобой, пока за Графа не рассчитаюсь по справедливости.

Не веришь? - спросил Острогин, посмотрел на Ростика, а потом добавил — Да и мне все равно. Но все-таки не могу понять, при чем тут мы с Петром? - а потом воскликнул — Твою мать! Ведь это я тогда получил информацию от своего агента про эльдаровскую «кассу» и рассказал об этом Мезенцеву! О «кассе» знал Эльдар, мой агент, я и Мезенцев. Агент давно мертв, я и Эльдар ее не брали — значит это он! Мезенцев взял «кассу» после того как Эльдара посадили, а теперь, когда он вышел, избавляется от всех, кто может знать об этом! Он натравил на меня Эльдара, в надежде, что один из нас убьет другого, а потом он устранит победителя! Это он избавился от Проскурина и Графа, потому что через меня они тоже могли узнать про «кассу». Твою мать! - Острогин обхватил голову руками и зарычал, словно раненный зверь.

 

***

 

Следующим в их «черном списке» был Мезенцев. Оба понимали, что убийство генерала МВД будет самой трудной миссией, практически невыполнимой. Но, Острогину терять было нечего, а Ростик жаждал мести. Естественно, что смерть генерала должна была выглядеть как несчастный случай или самоубийство, в противном случае вся эта затея лишь оттягивала участь Острогина.

Начали с наблюдения за домом Мезенцева, который находился в одном из респектабельных пригородных поселков. Трехэтажный дом был окружен высоким кирпичным забором. По периметру забора установлены камеры видео наблюдения. Две камеры установлены на воротах и одна на входе в дом. Данные с видеокамер поступают на пульт, находящийся в небольшом домике охраны, расположенном ровно посередине между въездными воротами и домом. Охранники дежурили по одному, посменно, так что дом находился под бдительным оком охраны круглосуточно. Ночью во двор выпускали двух ротвейлеров, что сильно осложняло возможность проникновения в дом в ночное время. Жена Мезенцева почти все время находилась дома, за исключением тех моментов, когда выезжала в магазины или в гости к подругам.

Острогин и Ростик оценили свои возможности и пришли к выводу, что убить генерала дома, да еще выдать это за самоубийство или несчастный случай - для них задача невыполнимая. Тогда они решили установить слежку за Мезенцевым и изучить все места, которые он посещает.

Каждый день, в семь часов утра, генерала забирал из дому водитель на служебном автомобиле - черном фольксвагене «Фаэтон», и вез на работу. Острогин и Ростик проехали весь путь от дома Мезенцева до ГУВД и Виктор Петрович сказал:

ДТП! Надо устроить ДТП! Поехали, сейчас покажу одно место!

Они вернулись на дорогу, которая вела от города до генеральского поселка, и остановились около пологого склона, который шел вниз от дороги.

Смотри! - сказал Острогин Ростику — «Отбойников» нет! Если машина туда упадет, вряд ли кто-то выживет! Что думаешь?

Думаю, что не выживет! - согласился Ростик.

 

***

 

Ночью Ростик выгнал из гаража на окраине города свой БМВ, который прятал здесь от посторонних глаз, боясь, что его вычислят по машине. Теперь бояться было нечего. Сейчас ночь, и вряд ли кто-то увидит и узнает, что это его машина, а утром, он от нее уже избавится. Ростик сел за руль и поехал в сторону генеральского поселка.

Как обычно, в семь утра, Мезенцев сел на заднее сиденье служебного автомобиля. Водитель выехал на дорогу, ведущую в город, и на большой скорости помчался по отменному асфальту. Через некоторое время их догнал автомобиль БМВ, но, обгонять не стал, а увязался сзади. Генеральский водитель этому не удивился. Такие случаи бывали часто, когда какой-нибудь лихач сначала пытался установить новый скоростной рекорд, а потом, увидев синие милицейские номера на представительском автомобиле, не решался обогнать его, боясь последствий.

Перед самым склоном БМВ пошел на обгон.

«Все-таки не выдержал!» - подумал водитель фольксвагена - «Я для него слишком медленно еду!» - и на секунду опустил взгляд на спидометр, для того, чтобы посмотреть на какой скорости не выдержали нервы водителя БМВ. В этот момент он почувствовал удар с левой стороны и услышал скрежет металла. Машину резко повело вправо. Водитель попытался выровнять автомобиль, но БМВ упорно сталкивал его с дороги. Когда фольксваген начал тормозить, было уже поздно — правые колеса зависли в воздухе и автомобиль кубарем покатился с горы. Мезенцев никогда не пристегивался ремнями безопасности, поэтому, во время падения летал по салону как космонавт в тренировочной центрифуге, пока машина не остановилась у подножия склона.

Ростик, не останавливаясь, поехал в сторону старого, заброшенного порта, спрятал БМВ в одном из ангаров, закидав ее всяким хламом, и сел в машину Острогина, который уже ждал его.

Вроде все! - сказал Ростик.

В полуденных новостях передали: сегодня, в результате ДТП, погиб начальник ГУВД города Владимир Григорьевич Мезенцев. Причины ДТП выясняются.

Теперь точно, все! - сказал Острогин — Остался китаец!

 

 

***

 

Оперативно-следственная группа обнаружила при осмотре фольксвагена следы темно-серой краски на левом переднем крыле. Все милиционеры города работали без перерывов и выходных в поисках участника ДТП на темно-сером автомобиле, а результатов все равно не было, при этом, о преднамеренном убийстве речи никто не вел. Это было ДТП!

Ли сильно переживал после смерти генерала. Не то, чтобы ему было жалко Мезенцева - нет! Просто, он сделал на генерала крупную ставку, и выполняя для него всю «грязную работу», надеялся шагать вверх по карьерной лестнице семимильными шагами. Сейчас, когда Константин остался без «хозяина», да еще и в окружении коллег, которые ненавидели его за явное подхалимство и лизоблюдство перед почившим шефом, он чувствовал себя, мягко говоря, не в своей тарелке среди этих, совершенно чужих для него людей. Ли решил взять отпуск и поехать на родину, для того, чтобы договориться о переводе обратно на дальний восток, где у него остались хоть какие-то связи.

Ростик проследил за Ли и теперь знал, где он живет. Когда Константин был на работе, Ростик открыл отмычкой замки входной двери его квартиры, осмотрел дверь и дверной проем и убедился, что она не находится под сигнализацией. Он вошел внутрь и прошелся по квартире. За тем вышел, прикрыв за собой входную дверь, спустился к машине, стоявшей недалеко от подъезда, и стал ждать. Если в квартире установлены датчики на движение, то сейчас должен приехать наряд милиции. После полу часа ожидания наряд не приехал, значит, датчиков в квартире нет. Ростик достал из багажника машины двадцатилитровую алюминиевую кастрюлю и двадцатилитровую бутыль, наполненную мутной водой. Весь этот скарб он понес в квартиру Ли. Поставив кастрюлю в коридоре, недалеко от входной двери, он наполнил ее водой из бутыли, потом сел на табурет и стал ждать прихода Ли. Константин не был женат и вел затворнический образ жизни, поэтому и Ростик и Острогин были уверены, что Ли придет домой один.

Константин согласовал с руководством рапорт на отпуск и предупредил, что отпуск планирует провести на дальнем востоке. Он вышел из здания ГУВД, сел в машину и поехал по направлению к дому, не замечая, что всю дорогу за ним следовал большой черный джип, державшийся на расстоянии.

Едет по направлению к дому. Один. - сказал Острогин в трубку мобильного телефона.

Понял! - ответил Ростик.

Входит в подъезд. - предупредил Острогин Ростика, когда Ли подошел к дому.

Жду!

Константин открыл дверь и шагнул в квартиру. Мощной левой рукой Ростик схватил его за шею, а правой нанес сильнейший удар в живот. Ли согнулся пополам от боли, а Ростик потащил его за шею вперед, от чего Константин упал на колени, как раз перед кастрюлей с водой. Ростик перехватил руку, взявшись левой рукой за кастрюлю, чтобы Ли ее не перевернул, а правой рукой опустил голову Константина в мутную воду. Ли сопротивлялся изо всех сил - он уперся обеими руками в края кастрюли и пытался вытащить голову из воды. Но, силы были не равными - Ростик был намного сильнее! Ли сопротивлялся, пока его легкие полностью не наполнились речной водой. Ростик чувствовал, как сопротивление Константина становилось все меньше и меньше, а потом и вовсе прекратилось. Ростик набрал Острогина и сказал:

Все по плану.

Потом он положил тело Ли в коридоре, вылил воду из кастрюли в ванну, ополоснул ванну проточной водой, чтобы не осталось осадка, взял полотенце, протер от воды полы в коридоре, положил полотенце в кастрюлю и стал ждать ночи.

Ночью Острогин поднялся в квартиру Ли и принес плащ-палатку, в которую они завернули труп. Острогин взял пустую бутыль, кастрюлю с полотенцем и пошел вперед к выходу из подъезда. Ростик, с трупом на плече шел сзади. Они сложили все в багажник джипа и поехали в сторону старого порта. В порту Ростик выгнал из укрытия БМВ, посадил Ли на водительское сиденье и столкнул машину в воду.

Ну, вот и все! - сказал Ростик, глядя на большие круги на воде, расходящиеся по водной глади от того места, в котором нырнула машина.

Да! Вот и все! - повторил за ним Острогин, стоявший рядом.

 

 

***

 

Что теперь думаешь делать? - спросил Острогин Ростика, когда они возвращались в город

Не знаю! Жизнь сама что-нибудь подскажет! - ответил Ростик.

Может, пойдешь ко мне работать?

Работа и я — понятия не совместимые!

Ну, как знаешь! А где тебя найти, если что?

Я сам тебя найду, когда надо будет! Высади меня здесь. - попросил Ростик, когда они въехали в город — Хочу прогуляться, пока нет никого. Днем мне гулять небезопасно!

Острогин остановил джип у тротуара.

Ну, что, прощай, Виктор Петрович! - Ростик протянул Острогину руку.

Прощай, Ростик! Спасибо тебе за все!

Они пожали друг другу руки и Ростик вышел из машины. Острогин нажал на педаль газа и поехал в сторону дома, а Ростик еще несколько часов гулял по городу. Просто гулял! Когда такое было последний раз в его жизни? Наверное, еще в детстве! Он гулял пока не устали ноги, а потом пошел к дому, в котором снял квартиру. Возле подъезда его окликнул хриплый мужской голос:

Ростик! Давно не виделись!

Ростик обернулся. Перед ним стоял Валет - правая рука Глухого. Дверь подъезда скрипнула, Ростик обернулся и увидел, что из нее вышел Нык, еще один человек Глухого. Ростик почувствовал опасность, но, предпринимать какие либо действия не стал. Он решил выяснить до конца, что именно и за что ему угрожает.

С тобой Глухой хочет говорить! - сказал Валет — Поехали?

Поехали. - согласился Ростик и сел в машину вместе с людьми Глухого.

Они ехали долго, пока не приехали в какую-то деревню. Подъехав к старенькому, ветхому домишке они вышли из машины и вошли в дом. За столом, в комнате, освещенной одной лампочкой, болтавшейся на проводе под потолком, сидели четверо воров в законе: Глухой, Анзорик, Трофим и Черляс. Валет пропустил Ростика вперед, а сам находился у него за спиной.

Ростик — начал Глухой — ответь нам только на один вопрос: ты ментам информацию сливал?

Воры одновременно впились в Ростика взглядами.

«Откуда он знает?» - было первой мыслью Ростика и его руки и ноги на мгновение стали ватными. Но, он быстро совладал с этим, не привычным для себя чувством и подумал: «Какая теперь разница? Как же стыдно! Быстрее бы все это закончилось!».

Да. - ответил он вслух.

Воры, с чувством глубокого разочарования, одновременно вздохнули и опустили взгляды в стол. Валет вытащил из кармана нож и вонзил его в бок Ростика. Ростик опустился на колени, прохрипел: «Не поминайте лихом», и, бездыханный, упал на пол.

Ни кому нельзя доверять! - сказал Анзорик — Что за времена пошли?

Закопай его в лесу. - сказал Глухой Валету — Там ему самое место!

 

 

***

 

Ли никто не искал больше месяца. В ГУВД считали, что он уехал на дальний восток, а там вообще никто не знал, что он должен был приехать. После того, как он не вышел на работу после окончания отпуска, сотрудники ГУВД некоторое время его разыскивали, а потом, объявили без вести пропавшим.

Весной из реки выловили темно-серый БМВ, на водительском сиденье которого находился сильно распухший и обглоданный речными тварями труп, без признаков насильственной смерти. У автомобиля были перебиты все идентификационные номера, так что, определить его истинного владельца не представилось возможным. Однако, экспертиза показала, что это тот самый автомобиль, который участвовал в ДТП с автомобилем Мезенцева, а за рулем его сидит не кто иной, как без вести пропавший Константин Ли. Следствие зашло в тупик....

 

 

Глава 4

 

 

«А если не секрет, ты на чем так поднялся?».

«Потом как-нибудь расскажу.» - пообещал тогда Ростику Виктор и… так и не рассказал.

***

 

После увольнения из органов, Острогин обратился к своему однокурснику Дмитрию Нескребину, с которым учился заочно на юридическом, и попросил его помочь с работой. Отец Дмитрия — Александр Николаевич Нескребин, был крупным бизнесменом и к тому же депутатом городской думы, так что трудоустройство Виктора для Нескребина было несложной задачей.

Карьерный рост Острогин начал с должности менеджера по продажам оптовой фирмы, принадлежащей Александру Нескребину. Благодаря своему темпераменту, умению общаться с людьми и предвидению различных ситуаций, через полгода Виктор уже был ведущим менеджером, еще через полгода, его назначили начальником отдела продаж, а еще через восемь месяцев он был назначен коммерческим директором фирмы. Александр Николаевич лично поздравил его с назначением и в добавок премировал кругленькой суммой за достигнутые успехи в работе. В дальнейшем Нескребин стал советоваться с Виктором по вопросам проведения разного рода сделок, и по-хозяйски интересовался его мнением касательно положения дел на фирме. Директором фирмы числился Дмитрий, но он был не силен в коммерции и редко бывал на работе, предпочитая проводить время в разного рода развлекательных заведениях, поэтому фирму, фактически, возглавлял Виктор.

Еще через два года Нескребин вызвал Виктора к себе, предложил присесть в кресло рядом с курительным столиком и сказал:

Мой товарищ открывает посредническую фирму и ему нужен толковый генеральный директор. Я рекомендовал тебя. Сразу скажу, получать будешь в пять раз больше, чем сейчас. Время на раздумье нужно?

Получать в пять раз больше — это, конечно, хорошо, но, выглядит так, как-будто вы от меня избавляетесь, что немного затмевает позитивную сторону. - сказал Виктор.

Не буду скрывать, я заинтересован в успешной деятельности этой фирмы, поэтому, я буду только рад, если ты ее возглавишь. И поверь мне, обсуждать рабочие вопросы новой организации ты чаще будешь со мной, чем с моим товарищем. Так, что? Нужно время на раздумье?

Нет, я согласен. - твердо сказал Виктор.

Отлично! Тогда слушай: учредитель данной фирмы — Лев Самуилович Магницкий проживает в Лондоне, поэтому ты будешь видеть его очень редко, если вообще когда нибудь увидишь. Осуществлять общее руководство фирмой он будет из-за границы. У него очень большие связи и нюх на выгодные сделки. Поэтому не удивляйся, если некоторые сделки будут казаться тебе противоречащими законам рыночной экономики. Кстати, как ты относишься к законам? - неожиданно спросил Нескребин.

К каким именно «законам»: рыночным, правовым, научным или каким? - уточнил Виктор.

К самому понятию: «закон». Только не надо заученных фраз! Скажи, что ты чувствуешь, когда слышишь это слово?

Для меня «закон» — это своего рода «табу», барьер, который запрещено переступать и который отделяет порядок от хаоса.

Да, да! Табу! Запрет! А что такое запрет? Кто вносит эти запреты? Ты никогда не задумывался над этим? Законы пишут те, кто уже перешагнул этот, как ты говоришь: «барьер», для того, чтобы отделить себя от оставшегося позади глупого стада, находящегося в заточении закона и прибывающего в вечном страхе перед ним, запрограммированного на повиновение и обреченного на то, чтобы никогда не узнать, что такое истинная свобода!

А как же убийство, изнасилование и другие преступления? - удивленно спросил Виктор — Какую истинную свободу они дают преступнику?

Я не это имел ввиду. Как раз таки в отношении жизни, здоровья и имущества человека закон должен быть тверд, и даже, в некоторой степени, жесток! Задумавший убийство и осуществивший его — должен умереть! Посягнувший на здоровье и имущество человека — должен быть лишен части своего здоровья! И преступник должен знать об этом, прежде чем совершить преступление! Это факт! Иначе, как ты говоришь, наступит хаос! Я не говорю о всем известных законах: к примеру закону о том, что нельзя прыгать с самолета без парашюта, если надеешься приземлиться живым. Я говорю о других законах, так сказать, формальных, неисполнение которых не причиняет никому никакого вреда, понимаешь?

Вы имеете ввиду налоги? - немного подумав, спросил Виктор.

И не только. Так что ты думаешь по поводу этих — формальных законов?

Вы имеете ввиду, что фирма вашего товарища будет немного отступать от формальных законов?

Я лишь хотел узнать твою точку зрения относительно закона. - улыбаясь сказал Нескребин. - Но вижу, что ты немного напряжен неожиданным повышением и потому постоянно ищешь какой-то подвох в моих словах. Что же, перенесем беседу на следующий раз. Мы немного отвлеклись, но, как я уже говорил ранее, тебе еще предстоит удивляться сделкам, противоречащим законам рыночной экономики. Только об этих сделках постарайся никому не рассказывать, потому что они являются, своего рода, произведением искусства, а произведение не должно быть достоянием большинства! А теперь поехали — покажу тебе твое новое хозяйство! - Нескребин поднялся и жестом предложил Виктору пройти к выходу, после чего последовал за ним и сам.

 

***

 

Роскошный черный «мерседес» Нескребина миновал пробки и доставил своих пассажиров в пригород. По старой дороге, минуя полуразрушенные здания каких-то производственных построек советских времен, машина подъехала к довольно высокому забору и остановилась у не менее высоких ворот, из которых вышел подтянутый охранник в черной униформе и ботинках военного образца. Водитель «мерседеса» опустил все стекла и охранник молча осмотрел пассажиров, после чего подал знак кому-то невидимому, и ворота начали автоматически открываться. Контраст между полуразрушенными зданиями, окружавшими забор и тем, что было за его воротами, буквально поразил Виктора. Первое, на что он обратил внимание — это был идеально гладкий асфальт, расстеленный на нескольких сотнях квадратных метров. Справа и слева от этой идеальной асфальтированной площадки стояли огромные ангары, в каждом из которых могли бы запросто разместиться несколько самолетов-истребителей. Общая картина напоминала какую-то военную базу из американских боевиков. На площадке не было ни машин, ни людей, а в каждом из ангаров жизнь просто бурлила! Повсюду пестрели строительные леса, сновали электрокары, суетились работники в разноцветных комбинезонах и касках, проводя какие-то монтажные работы. И при всей этой рабочей суете, повсюду царила ослепляющая чистота!

Немцы. - ответил Нескребин на немой вопрос Виктора, который, наверное, прочитал в его недоумевающем взгляде.

Всего ангаров было двенадцать — по шесть с каждой стороны. Мерседес миновал все и въехал в последний ангар справа. В ангаре находилось двухэтажное панельное здание, перед которым была четко расчерченная автомобильная стоянка, а слева и справа красовались две спортивные площадки.

Вот — это твой офис. - сказал Нескребин — Пойдем, еще кое-что покажу. Они вышли из машины и обошли здание, позади которого был разбит настоящий парк. В центре парковой композиции располагался фонтан со скульптурой, исполненной в древнегреческом стиле, а от фонтана, в форме пятиконечной звезды, расходились в стороны пять аллей. На каждом луче звезды стояли две скамьи с ножками в виде львиных лап. Дорожки были усыпаны мелким гравием и их окаймляли деревья и кустарники. Сверху парк освещали огромные лампы, которые создавали своим светом имитацию солнечного дня. Из невидимых динамиков постоянно звучали голоса различных птиц, и в купе со звуком журчания воды в фонтане, это создавало потрясающий релаксирующий эффект!

Ну, что скажешь? - спросил Виктора Нескребин.

У меня такое впечатление, как-будто я нахожусь в космической колонии на Луне или на Марсе! - с восторгом произнес Виктор — Раньше я никогда такого не видел!

Работать придется много. - сказал Нескребин, не обращая внимания на восторг Виктора — Поэтому и отдыхать иногда вы будете здесь. В здании есть столовая, пять спален, оборудованных душевыми кабинами, санузлами и всем необходимым. Здесь можно и отдохнуть, и спортом позаниматься. Как видишь, работодатель создает для тебя и твоих подчиненных все условия, и в ответ ждет от вас только одного — выполнения всех его требований и полной самоотдачи делу! Вопросы есть?

В этот момент они шли по одной из аллей парка и Виктор задал вопрос, который Нескребин никак не ожидал услышать:

Не пойму, а как здесь деревья растут без солнечного света?

Они искусственные. - сухо ответил Нескребин и на его лице молниеносно промелькнула тень раздражения. - Давай пройдем в офис. - добавил он, в надежде, что в офисе Виктора уже ничего не будет отвлекать.

Для начала поговорим о персонале — продолжал Нескребин, пока они шли в офис — По просьбе моего товарища, подбором персонала занимался я, и лично подобрал всех работников от уборщицы и, как ты знаешь, до генерального директора. Сейчас штат полностью укомплектован, и как ты понимаешь, мне будет неприятно, если кто-то из рекомендованных мною работников меня подведет. Поэтому, прошу тебя никого не увольнять и не принимать на работу без моего ведома.

Хорошо. - согласился Виктор.

Дальше. Служба безопасности подчиняется тебе только административно — то есть ты будешь контролировать, чтобы они вовремя приходили на работу и не нарушали дисциплину. Обеспечением безопасности фирмы они занимаются независимо от тебя и всю информацию докладывают непосредственно хозяину.

Понял. У меня вопрос: почему офис находится в таком отдалении от ворот? Ведь тогда охране придется сопровождать наших посетителей до самого офиса, иначе они будут шнырять по всем ангарам. Надо продумать и вопрос доставки их до офиса — все-таки путь не близкий, может, выделить какой-то автомобиль для этих целей?

Нескребин, не перебивая, выслушал Виктора, а когда тот закончил, сказал:

Дело в том, Витя, что посетители сюда приходить не будут.

В этот момент они подошли к двери с табличкой: «Генеральный директор».

Проходи! - предложил Нескребин и словно лакей, открыл перед Виктором дверь.

Виктор вошел в небольшой, но очень уютный кабинет. Первым делом он обратил внимание на большое кожаное кресло: «Вот оно — кресло босса!», и его сердцебиение участилось.

Присаживайся. - предложил Виктору Нескребин, указывая рукой на «кресло босса», а сам разместился в кресле для посетителей.

Виктор присел в кресло и не смог сдержать улыбку, так как этот бездушный предмет мебели подарил ему мгновения физического удовольствия и, одновременно, морального наслаждения.

Нескребин сделал вид, что не заметил эту улыбку, и с серьезным видом продолжил:

Так вот: твои контрагенты сюда приходить не будут. Ты вообще не будешь общаться с контрагентами! Все сделки будут очень крупными, поэтому переговоры с поставщиками и покупателями будет вести хозяин лично! Твоя должность хоть и называется: «генеральный директор», но, по моему мнению, правильнее было бы называть тебя исполнительным директором. Понимаешь?

Да, понимаю.

От тебя требуется следующее: ежедневно, кроме субботы и воскресенья, с десяти часов до семнадцати, ты должен находиться в своем кабинете. Вот по этому телефону тебе будет звонить хозяин — Лев Самуилович. - Нескребин указал на один из телефонных аппаратов на столе Виктора. - Он и только он! Никто кроме него не знает этого номера! Понял?

Понял.

Ты ему звонить не сможешь! Если возникнут какие-то вопросы — обращайся ко мне. И не каких телефонов - все разговоры при личной встрече! Не доверяю я телефонам — слушают все кому не лень! Так и норовят выведать какую-нибудь коммерческую тайну! А нам свои тайны выдавать нельзя — иначе они будут богатыми, а мы — бедными! Если возникнет необходимость — тебя уведомят о том, когда нужно будет находиться на работе помимо озвученных мною часов. В верхнем ящике стола лежит мобильный телефон с сим-картой. По нему тебя будут уведомлять обо всех изменениях, если ты будешь вне кабинета. Этот телефон так же используй только на прием. Как я уже говорил, - продолжил Нескребин — Лев Самуилович будет сообщать тебе когда и в каком количестве придет товар, наименование товара и номера автотранспорта, которым будет доставлен груз. Кроме того, он будет говорить тебе в каком ангаре разместить груз. Так же он будет сообщать тебе кто заберет груз — номера автомашин и другие данные. От тебя требуется только одно — обеспечить четкое выполнение его указаний! Что касается контролирующих органов, то они вряд ли будут тебе сильно докучать, но, если будут проблемы, немедленно ставь меня в известность. Пожалуй, пока все! Что скажешь? Справишься?

Думаю справлюсь! - заверил Виктор.

Конечно справишься! Иначе я бы тебя не рекомендовал! И помни: не Боги горшки обжигают! Пойдем, познакомлю тебя с подчиненными.

 

***

 

Кроме Нескребина за столом сидел Павел Сергеевич Кобец.

Ну, что Пал Сергеевич, выпьем за наше детище! - предложил Нескребин.

Выпьем, Александр Николаевич! Пусть все будет так, как мы и задумали!Они опрокинули в себя рюмки с коньяком и Кобец продолжил изучать папки, лежавшие перед ним на столе.

Так вы говорите, Александр Николаевич, что объект почти закончен? - спросил Кобец.

Да. Строительно-монтажные работы закончены, персонал подобран и проинструктирован, так что, ничего не мешает нам начать работать уже с этого понедельника. - ответил Нескребин.

Это хорошо. - сказал Кобец, а потом добавил — Я тут просматривал дело этого паренька, которого вы генеральным директором поставили, и честно говоря, ваше решение показалось мне немного странным. Может поясните?

Во-первых: работать на этой должности придется очень много. Во-вторых: человек не должен знать, чем в действительности занимается фирма. В-третьих: нам нужен тот, на кого можно будет возложить всю вину за деятельность фирмы, если что-то вдруг пойдет не так. А этот парень работает на меня почти три года. За это время зарекомендовал себя только с положительной стороны: легко осваивает новые направления в работе, имеет явные задатки лидера, умеет подчинять себе людей и при этом заставляет себя уважать, исполнителен, верный и преданный как пес — я неоднократно его проверял, по натуре — настоящий боец, будет биться за хозяина до последнего, если будет уверен, что хозяин тоже его не предаст...

Вот именно! - перебил Нескребина Кобец — Вот именно: «если будет уверен»! А где грань между его уверенностью и разочарованием? В его личном деле написано, что он в одиночку противостоял и бандитам и начальству своему милицейскому, потому, что, мягко говоря, разочаровался в нем! А вы сами говорите, что он боец по характеру! И не пойдет ли он воевать против вас, если в какой-то момент разочаруется! У него ведь остались друзья в милиции — не сболтнет ли он им лишнего? И семьи у него нет — чем, если что, мы на него надавить сможем? Не знаю Александр Николаевич, лично я вижу на этом месте какого-нибудь старичка, у которого дети и куча внуков, проверенного годами и не склонного ко всякого рода «понтам», который бы после работы шел домой к теплому камину и все время посвящал семье, и заботился бы только о дальнейшем благополучии своих потомков. Вот такой человек всегда бы был у нас в руках! Мы бы всегда были спокойны, что он не выкинет какой-нибудь непредсказуемый номер! А этот что? Мина замедленного действия, которую мы сами себе и подкладываем! В общем, я против этой кандидатуры!

На этой должности должен работать человек неуемной энергии! - парировал Нескребин — При тех объемах, которые мы планируем прогонять через наш объект, ему надо будет там жить! К тому же добиться беспрекословного подчинения и уважения всего коллектива, а вы сами знаете, что контингент там подобрался тот еще! Старик здесь не справится — это однозначно! Ты говорил о той ситуации, в которую попал мой ставленник — так вот я хочу сказать, что сейчас он не доверяет никому и следит за тем, с кем общается, и что и кому говорит. Сейчас его интересует только карьерный рост и финансовое благосостояние, а это как раз то, что нам нужно! А что касается семьи, и контроля над парнем, то я об этом позабочусь — в ближайшее время у него появится девушка, которую он не сможет не полюбить! Вот через нее мы и сможем его контролировать, в том случае, если что-то пойдет не так! В общем, на данном этапе я за него ручаюсь!

Ладно. В крайнем случае мы всегда сможем избавиться от этого парня. Давайте лучше выпьем за успех нашего предприятия! - Кобец разлил коньяк в стоявшие на столе рюмки и, подняв одну из них, торжественно произнес — Своими руками мы создали нечто, которое поможет нам не просто провести оставшиеся годы безбедно — оно поможет нам узнать, что значит быть по настоящему богатыми людьми!

 

***

 

Нескребин вошел в свой кабинет и сразу же набрал номер начальника своей охраны:

Федор, найди «Лису» и привези ее ко мне! Срочно!

Сейчас сделаю! - ответил голос на другом конце провода.

Через два часа в кабинет Нескребина вошла длинноногая рыжеволосая девушка, возраст которой было трудно определить, так ей можно было дать как семнадцать, так и двадцать семь лет. Дело в том, что ее красивое, идеально пропорциональное лицо, было как-будто выполнено из фарфора искусным китайским мастером, а напрочь лишенное косметики и обрамленное длинными курчавыми локонами рыжих волос — оно напоминало лицо ангела со старинных рождественских открыток. Это милое подростковое лицо и большие зеленые глаза, смотрящие на окружающий мир с удивлением и непосредственностью, присущими только детям, явно контрастировали с телом, извергающим чудовищную сексуальность, которая сразу же зомбировала всех мужчин, взглянувших на нее хотя бы мельком.

Нескребин также не остался безучастным к этому совместному творению Бога и дьявола. Жадно и медленно, словно растягивая удовольствие, он осмотрел девушку с ног до головы: сначала ноги, потом бедра, обтянутые мини юбкой, потом грудь, с отчетливо выделяющимися под майкой сосками и остановился на пухлых, слегка приоткрытых, алых губах. Девушка следила за взглядом Нескребина, и когда он остановился на ее губах, слегка улыбнулась, показав край ровных, белых зубов. Эта улыбка вернула Нескребина в реальность. Чтобы окончательно отделаться от чар рыжей красавицы, он заставил себя вспомнить о том, сколько достойных мужей пали жертвами этого ангела ада и слегка вздрогнул при этом. «Медуза Горгона» - подумал Нескребин и еле заметно улыбнулся.

Здравствуйте, Александр Николаевич! - поприветствовала его девушка - Вызывали?

Здравствуй, Лиза! Проходи, присаживайся! У меня есть к тебе одно очень высокооплачиваемое поручение! - Нескребин сделал ударение на последних словах.

Вы знаете, как найти подход к девушке! - заигрывающим тоном произнесла Лиза.

Нужно соблазнить одного человека, но... на этот раз, ты должна сойтись с ним надолго — на два, три года. Будет это официальный брак или гражданский — не важно! Важен результат — мы должны знать о каждом его шаге! Знать, чем он живет и чем дышит! Задача ясна?

В этот момент Нескребин увидел в глазах девушки испуг и разочарование:

Александр Николаевич, вы же знаете мое отношение к жизни и мои маленькие слабости! - взмолилась Лиза - Я хочу как можно больше отдыхать и хочу, чтобы у меня всегда было много мужчин! А как я смогу себе это позволить, если стану чьей-то женой? - при этих словах в ее тоне проскользнула нотка отвращения — Найдите кого-нибудь другого для этой работы, пожалуйста! Я даже за большие деньги не хочу с кем-то жить, готовить и стирать ему носки! Фу!

Я уже принял решение! - сказал Нескребин таким тоном, словно вынес приговор, который не подлежит обжалованию — Проколов здесь быть не должно, а специалиста лучше чем ты, у меня сейчас нет! Готовить, гладить, убирать умеешь?

Умею. - обиженно ответила Лиза, опустив глаза в пол.

Нескребин взял лист бумаги, написал на нем несколько цифр, а потом показал его Лизе:

Столько будешь получать за каждый месяц своего «замужества». Сумма устраивает?

Лиза взглянула на цифры и ее настроение сразу же изменилось:

Ого! Конечно устраивает!

Вот задаток. - Нескребин положил на стол перед Лизой пачку долларов — Вот фотография, данные и адрес твоего будущего «мужа». Приступать можешь прямо сейчас. Достойным жильем и транспортом я вас со временем обеспечу.

Лиза посмотрела на фотографию и сказала:

Ниче так - симпотный! Я думала какой-нибудь старпер будет. А кто он?

Скоро сама все узнаешь. Постарайся занять все его время, не связанное с работой — будь всегда рядом с ним. Я должен знать обо всех его связях, друзьях, знакомых, обо всех разговорах и даже мыслях! Дополнительные инструкции будешь получать после того, как познакомишься и станешь с ним жить. Все ясно?

Ясно! - ответила повеселевшая Лиза, а потом спросила извиняющимся тоном — А как быть с моими маленькими слабостями?

С какими? - не понял Нескребин.

Ну... с мужчинами?

Проколишься — останешься без денег! Так что думай сама!

 

***

 

Виктор притормозил на светофоре и сразу же сзади послышался глухой удар, а его «тойота» резко дернулась.

«Этого еще не хватало!» - подумал Виктор, включил аварийку и вышел из машины. Он увидел маленький красный «фиат», упершийся в задний бампер его «тойоты» и рыжеволосую девушку, сидевшую за рулем. Виктор открыл водительскую дверь «фиата», заглянул внутрь и спросил:

С вами все в порядке?

Но девушка не ответила - она смотрела вперед не мигая, а по ее фарфоровым щекам катились слезы.

Девушка, вы целы? - еще раз спросил Виктор и взял девушку за руку — Вы можете выйти из машины?

Он аккуратно потянул ее за руку, боясь что-либо повредить, и девушка поддалась, и медленно вышла из машины.

С вами все в порядке? - продолжал спрашивать Виктор.

Большие зеленые глаза девушки забегали по сторонам, как-будто она не понимала где находится, потом она увидела повреждения своей машины и зарыдала как дитя, закрыв лицо ладонями. Виктору стало жалко эту девушку, такую беззащитную и… такую красивую. Он взял ее под руку и повел к своей машине:

Да не расстраивайтесь вы так! - говорил он — Это всего лишь железо!

Виктор усадил девушку на пассажирское сиденье «тойоты», а потом отогнал к обочине свою машину и машину девушки.

Вечером Виктор и Лиза вместе пошли в кафе. Через три недели они стали жить вместе.

 

***

 

На работе было все так, как и говорил Нескребин: Виктору звонили и говорили когда, и в каком количестве придет товар, наименование товара и номера автотранспорта которым будет доставлен груз, говорили в каком ангаре разместить товар и сообщали о том, кто и когда заберет груз — номера автомашин и другие данные. Часть этой информации Виктор передавал начальнику службы безопасности, а тот уже, в свою очередь, следил за тем, чтобы на территорию базы въезжал только тот транспорт, о котором говорил им Виктор.

Машин было очень много! По номерам этих длинномеров можно было изучать географию! Германия, Голландия, Франция, Турция, Польша, Литва, Латвия, Украина, Казахстан и много, много, много автофургонов с номерами других стран! Несмотря на огромные площади ангаров, подготовленных для размещения поступающего груза — мест для всех едва хватало! Виктор с трудом успевал размещать все прибывающий и прибывающий товар. Он следил за всем происходящим в ангарах через мониторы, установленные в его кабинете, и давал указания начальникам складов по рации, так как встречаться с ними лично у него не было ни времени, ни возможности. По началу Виктор был удивлен масштабами того мероприятия, в котором он играл не последнюю роль. Но, его удивление возросло еще больше, когда весь этот товар начали забирать автомашины с российскими номерами, при этом не требуя никаких сопроводительных документов на груз!

Только теперь Виктор понял, о каких «формальных» законах говорил ему тогда Нескребин. Нарушая эти «формальные» законы, они участвовали в хорошо организованной и отработанной схеме ввоза контрабандных товаров! Масштабы контрабанды были поистине гигантскими, а их ангары выполняли роль перевалочной базы! По началу Виктора терзали сомнения по поводу дальнейшего участия в контрабандных махинациях, и у него даже были мысли поговорить об этом с Нескребиным, но когда он получил аванс, сомнения мигом улетучились. Виктор решил сделать предложение Лизе - девушке, которую полюбил всем сердцем, а эти деньги могли бы стать хорошим подспорьем в его начинаниях. Ему нужны были деньги на свадьбу и на квартиру, и вообще, он хотел, чтобы его будущая семья ни в чем не нуждалась. Виктор вспомнил слова Нескребина: «Я говорю о других законах, так сказать, формальных, неисполнение которых не причиняет никому никакого вреда, понимаешь? Законы пишут те, кто уже перешагнул этот, как ты говоришь, барьер, для того, чтобы отделить себя от оставшегося позади глупого стада, находящегося в заточении закона и прибывающего в вечном страхе перед ним, запрограммированного на повиновение и обреченного на то, чтобы никогда не узнать, что такое истинная свобода!». Виктор взвесил все «за» и «против», и отбросил все сомнения. «Нескребин прав!» - думал Виктор - «Кому мы вредим? Никому! Не соблюдаем определенную формальность, не платим в казну деньги, которые еще неизвестно куда и кому пойдут! Все таможенники сейчас ездят на «мерседесах» и «лексусах», и не в чем себе не отказывают — откуда у них деньги? Зарплата? Нет! Это деньги потенциальных плательщиков таможенных платежей! А у меня может быть получится отложить деньги на свой собственный бизнес и я стану независимым, и узнаю, что такое истинная свобода, о которой говорил Нескребин». В общем, Виктор продолжил работать и через некоторое время Нескребин передал ему от имени Льва Самуиловича, что тот им очень доволен.

 

***

 

По подсчетам Виктора, только за один день через их базу проходило товара более чем на пятьдесят миллионов долларов. Но, большее удовольствие ему доставлял подсчет собственных денег. Виктор не проработал еще и года, а денег у него уже хватало и на свадьбу, и на квартиру. Он сделал Лизе предложение и она согласилась выйти за него замуж. Они сыграли свадьбу и купили квартиру в центре города! Виктор был по настоящему счастлив! Только одна мысль иногда омрачала его жизнь - мысль о том, что все, что он имеет, он имеет потому, что нарушает закон, и может быть, когда-то ему придется ответить за это.

 

***

 

Вечер встречи выпускников, посвященный десятой годовщине окончания школы, закончился поздно. На выходе из ресторана Виктор громко сказал, чтобы слышали все бывшие одноклассники:

Я еду в центр, подвезти кого-нибудь?

На предложение откликнулись двое подвыпивших одноклассников: бывшие школьные товарищи Виктора — Андрей - предприниматель, и Антон - оперуполномоченный налоговой полиции. Троица проследовала на стоянку и подошла к новенькой пятерке БМВ.

Ни чего себе! - сказал Андрей, когда Виктор открыл машину и сел за руль — Живут же люди!

Да! Нам такие тачки только сняться! - поддержал Андрея Антон.

Хватит прибедняться! - оборвал их Виктор — Поехали!

Бывшие одноклассники устроились на кожаных сиденьях и БМВ рванул с места.

Серьезный аппарат! - выдал заключение Антон, прислушиваясь к реву двигателя, а затем спросил Виктора - А в центр зачем едешь, если не секрет?

Живу там.

Снимаешь квартиру или своя? - не унимался Антон.

Своя.

А откуда у тебя деньги на все это? - продолжал задавать вопросы Антон, вожделенно поглаживая деревянную вставку на панели БМВ.

Антоха, расслабься! - вступил в разговор Андрей — Ты не на работе! Видишь, подфартило человеку, не то что мне.

А у тебя что, проблемы? - спросил Виктор Андрея.

Да как тебе сказать, вроде и проблемами не назовешь, а с другой стороны... В общем пашу как вол без перерывов и выходных! И деньги вроде бы неплохие зарабатываю... Но потом, вдруг, что-то случается, и я отдаю все заработанные деньги то тому, то другому, то за то, то за это! Вообще не могу отложить на развитие бизнеса, понимаешь? Несколько лет топчусь на одном месте как-будто на мне проклятие какое-то, или сглазили меня — не знаю уже что и думать!

Виктор решил поддержать школьного товарища и сказал:

Ты не переживай, Андрюха! Нет ни проклятий, ни сглазов - это все бабушкины сказки! Значит ты не все предусматриваешь в своем бизнесе! Значит не достаточно работаешь! Возьми лист бумаги и ручку, запиши весь расклад по своему бизнесу и сопряженными с ним проблемами, и спокойно все обдумай — ты обязательно найдешь свою ошибку и все наладится! Поверь — все в наших руках! Мы сами хозяева своей жизни, а не какие-то там глазливые бабки! Вот посмотри на меня — я тоже много работаю, но при этом я стараюсь предвидеть все дальнейшие ходы, как в шахматах, понимаешь? И если следовать этим правилам, то все у тебя получится! Я живу по этим правилам и у меня есть все: деньги, квартира, машина и жена-красавица! И я счастлив! И это счастье я создал своими собственными руками! Понимаешь? - Виктор обернулся назад, посмотрел на Андрея и заметил, что и Андрей и Антон как-то странно на него смотрят.

Мы уже приехали, останови здесь. - сказал Антон.

Виктор свернул к обочине и остановил машину. Бывшие одноклассники сухо попрощались и вышли.

«Что это с ними?» - думал Виктор - «Может я что-то лишнее сказал? Ну да, точно сказал! Я не знаю ни о их жизни, ни о их проблемах, и хвастаю перед ними тем, как мне хорошо живется: квартира, машина, жена-красавица! Вот идиот!».

Ты видал, какой фраер? - возмущался в это время изрядно выпивший Антон — «У меня квартира, машина, жена», а вы лохи неимущие! Бомжи, блин! Надо будет проверить, чем этот фраер занимается. Я ему рога быстро обломаю!

 

***

 

На следующий день Антон навестил своего знакомого налогового инспектора и через него узнал, что Виктор Петрович Острогин занимает должность генерального директора ООО «Эверест». Учредителем общества является Лев Самуилович Магницкий. Общество занимается посреднической деятельностью и оптовыми продажами непродовольственных товаров. Налоги платят исправно и в срок.

«Ничего себе!» - думал Антон, изучая полученную информацию - «Этому учредителю — Магницкому, уже восемьдесят два года! Не поздновато ли коммерцией заниматься? Надо будет его проверить».

Антон решил изучить Магницкого по месту его жительства и выехал в адрес, по которому был зарегистрирован Лев Самуилович. Оказалось, что учредитель ООО «Эверест» живет в старой «хрущевке» с обрушивающимися балконами и загаженными подъездами. Антон нашел нужный подъезд и нужную квартиру со старой деревянной дверью. «Бедновато для учредителя крупной компании.» - подумал Антон. Он спустился вниз и на входе в подъезд столкнулся с бодрой старушкой, которая шла с пустым мусорным ведром.

Извините, - обратился к ней Антон — а Лев Самуилович Магницкий где проживает, не подскажете?

Профессор что ли? Так он тут не живет! - сказала старушка, а потом спросила — А ты кем, милок, будешь?

Я студент его бывший. - быстро сориентировался Антон — Вот, проездом в городе, хотел повидать профессора.

Лев Самуилович тут уж года два как не живет. Как сын его погиб, так он совсем плохой стал. А невестка с внуками за границу уехала и ухаживать за ним некому было. А тут его друзья-профессоры в какой-то дом престарелых устроили. Хороший, говорят, дом — там у него, говорят, и комната своя, и трехразовое питание, и уход хороший. В общем, все у него нормально! Так что не волнуйся студентик, езжай себе с Богом! - закончила свой рассказ старушка и собралась уходить.

Извините еще раз. - остановил ее Антон — Все-таки хотелось бы повидать учителя, сами понимаете. Вы не знаете, где этот дом престарелых находится?

Не знаю, милок.

А кто знает, не подскажете?

А вон эта знает, - старушка указала пальцем в пол — крыса наша.

Какая крыса? - не понял Антон.

Управдомша наша, Анжелика Степановна. Иди в подвал, у нее там офис. Сидит там вместе со своими родичами — с крысами! Воровка!

Спасибо! - поблагодарил Антон старушку и спустился по ступенькам в подвал. Он нашел нужную дверь, за которой сидела еще одна старушка в дешевом парике и толстым слоем косметики на морщинистом лице.

Здравствуйте! Вы, Анжелика Степановна? - спросил Антон.

Да — это я! - ответила старушка и жеманно захлопала длинными накладными ресницами.

Я из налоговой полиции. - представился Антон — Мне нужен адрес дома престарелых, в котором сейчас находится Лев Самуилович Магницкий.

Очень приятно! - пожилая дама привстала из-за стола и протянула Антону для поцелуя правую руку, украшенную длинными накладными красными ногтями.

Антон на мгновение опешил, потом пожал руку дамы и вновь спросил:

Так у вас есть этот адрес?

Молодой человек, вы пришли по адресу! - заговорщическим тоном произнесла дама - У меня есть много ценной для вас информации! Вот, например, Журавские, из четырнадцатой квартиры, торгуют водкой прямо дома! Представляете? Алкаши сутками шастают к ним туда-сюда! Вы должны принять меры, иначе я буду вынуждена обратиться напрямую к вашему начальству!

Может вы не расслышали - я из налоговой полиции. - прервал старушку Антон — При чем тут водка?

А вы хотите сказать, что они налоги платят? - не унималась старушка.

Значит так! - вскипел Антон — Или вы мне сейчас даете адрес, или я начинаю проверку финансово-хозяйственной деятельности вашего домоуправления! Понятно?

Конечно, конечно! Мне все понятно! - заискивающим тоном затараторила старушка — Записывайте!

Антон приехал в дом престарелых и вновь представился бывшим учеником профессора. Его провели к директору заведения, который провел с ним небольшую беседу и попросил не нервировать старика, после чего санитар проводил Антона к Магницкому. Лев Самуилович сидел на кресле-каталке и смотрел в окно.

Здравствуйте, Лев Самуилович! Меня зовут Антон. Я из налоговой полиции. Мне нужно с вами поговорить.

Давайте поговорим. - сказал Магницкий, не отрывая взгляда от окна.

Не буду ходить вокруг да около, а спрошу прямо: Лев Самуилович, вы являетесь учредителем ООО «Эверест»?

Магницкий впервые посмотрел на Антона и спокойно ответил:

Нет.

Я так и думал! - обрадовался Антон — А где ваш паспорт, можно узнать?

Паспорт? Здесь, в доме престарелых, у директора. А что?

Нет, ничего! Извините за беспокойство! До свидания!

 

***

 

Уже почти два года база пропускала через себя контрабандные товары, принося прибыль всем, кто имел к ней отношение. Для Виктора база стала вторым домом, так как он проводил здесь большую часть своего времени и иногда даже ночевал.

В одну из таких ночей Виктору пришлось остаться на работе для отправки очередного товара. Одна машина с грузом уже ушла, и Виктор присел на скамью в искусственном парке в ожидании следующей. В этот момент к нему подошел начальник склада, в котором грузилась машина, и взволнованно спросил:

Виктор Петрович, я могу с вами поговорить?

Конечно, Олег! Присаживайся! - Виктор указал на скамью рядом с собой.

Дело в том, - начал Олег и замялся — в общем, я хочу уволиться.

Как-то неожиданно ты это решил! Ночью! Случилось что?

Нет, все нормально. Нашел другую работу.

Ты хорошо подумал? - спросил Виктор — За те два года, которые мы работаем, ты первый кто решил уволиться. Вряд ли где-то ты будешь получать больше, чем здесь.

Я решил окончательно. - сказал Олег.

Хорошо. Но я тут кадровых решений не принимаю, поэтому завтра скажу хозяину — пусть думает.

Пусть думает — мне все равно. Вот ключи от склада, спецодежду оставлю в раздевалке. Трудовая книжка и расчет мне не нужны, так что не ищите. - Олег отдал Виктору связку ключей и, не попрощавшись, пошел к выходу из ангара.

«Странно, до начала погрузки он был в хорошем настроении, а сейчас увольняется.» - думал Виктор - «Значит, что-то произошло во время погрузки». Виктор прошел к себе в кабинет и включил запись с камер наблюдения, установленных в ангаре Олега. Он перемотал на тот момент, когда открыли ворота и «КАМАЗ» начал въезжать в ангар. «Так...» - про себя комментировал Виктор - «мы отгружаем удобрения. Кто у нас здесь? Вот Олег, вот водитель погрузчика, два грузчика, два охранника и водитель «КАМАЗа». Смотрим что будет дальше. Так... погрузчик снимает поддоны с мешками со стеллажей и ставит в кузов «КАМАЗа». Олег стоит рядом. Вот погрузчик зацепил поддоном стойку стеллажа и он зашатался. Олег кричит на водителя погрузчика. Охранники кричат на водителя погрузчика. Но, ничего страшного не произошло — грузят дальше. Все погрузили. Машина выезжает. Все уходят. Олег остается один. Ничего не понятно! Он что, расстроился из-за того, что погрузчик стеллаж зацепил? Стоп! Вот Олег подошел к тому месту, где погрузчик зацепил стеллаж, дотронулся рукой до одной из полок, потом рассмотрел пальцы, потом поднес руку к носу, а потом ко рту. Стоп! Еще раз. Теперь надо увеличить.». - Виктор перемотал запись на тот момент, где Олег подходит к стеллажу, и начал просмотр заново, только увеличил изображение - «Что-то белое на полке - какой-то порошок. Олег дотрагивается до него пальцами. Рассматривает порошок, прилипший к пальцам, нюхает его, а потом пробует на вкус. Вытирает руку о комбинезон и быстро выходит из ангара. Переключаем на другие камеры. Так... идет к моему ангару. Останавливается. Курит. И подходит ко мне... Значит виной всему белый порошок!». Виктор ощутил какое-то нехорошее предчувствие, он взял связку ключей, переданную ему Олегом, и пошел к ангару. Войдя внутрь, он включил свет и начал искать стеллаж, который зацепил погрузчик. Нашел его, а потом нашел то место, где Олег изучал белую массу. На одной из полок он действительно нашел небольшую щепотку белого порошка. Виктор проделал с порошком те же манипуляции что и Олег, и опешил — это был героин!

Сигнал от камер наблюдения, установленных по всей базе, выходил не только в кабинет Виктора, но и на пульт дежурного службы безопасности.

Пал Сергеич, - позвал дежурный - тут что-то странное происходит!

Что там еще? - спросил вошедший в помещение дежурного, начальник службы безопасности Павел Сергеевич Кобец.

Смотрите, дежурный указал на один из мониторов - Острогин что-то вынюхивает в четвертом ангаре, до этого Олег Малышев на этом же месте что-то вынюхивал.

А ну, увеличь.

Дежурный увеличил картинку и Пал Сергеевич увидел на стеллаже белую массу.

О, черт! - прошептал он.

Удобрение что-ли пробует? - с недоумением спросил дежурный.

Без моей команды с базы никого не выпускать! - скомандовал Кобец.

И Острогина?

Никого! - крикнул Пал Сергеевич, выходя из помещения. Он прошел в свой кабинет и, несмотря на позднее время, набрал номер домашнего телефона Нескребина.

Слушаю. - услышал он сонный голос Александра Николаевича.

Это Павел. - представился Кобец.

Да, да! Говори! Случилось что? - заволновался Нескребин.

ЧП! Возможно, что двое узнали! В том числе и «босс»!

Как?

Что мне делать? - не ответив на вопрос Нескребина, спросил Кобец.

Я скоро буду! Только никого не выпускай! - дал указание Нескребин.

В это время Олег Малышев сел за руль своего автомобиля и поехал к воротам базы. Чем ближе был контрольно-пропускной пункт, тем больше он нервничал. Олег изо всех сил попытался взять себя в руки, и ближе к воротам у него это почти получилось.

Выйдите из машины и предъявите автомобиль к досмотру! - сказал охранник, когда Олег остановил возле него машину.

Это была стандартная процедура, но она выбила Олега из состояния плохо наигранного спокойствия. Он весь затрясся, и это сразу же заметил охранник. Охранник осмотрел багажник и салон автомобиля Олега, а потом сказал:

У меня команда: никого не выпускать. Поэтому пройдите пока в комнату ожидания и побудьте там до изменения обстановки.

Олега затрясло еще больше, он медленно развернулся в сторону комнаты ожидания, а потом резко сорвался с места и побежал в сторону ангаров. В этот момент из темноты в его сторону бросился еще один охранник и сбил Олега с ног. Охранник завернул ему руки и надел на них наручники. Олег не произносил ни слова, а только издавал какие-то скулящие звуки. К ним подбежал второй охранник, после чего они взяли Олега под руки и поволокли к зданию службы безопасности.

Через некоторое время на базу приехал Нескребин:

Где они? - сразу же спросил он у Пал Сергеевича.

Один пытался сбежать. Сейчас сидит у меня. Директор у себя в кабинете.

Так как это получилось? - спросил Нескребин.

Пойдемте, сами увидите. - пригласил Кобец.

Они прошли в комнату дежурного и просмотрели сначала запись с Олегом, а потом с Виктором.

Да... - протяжно сказал Нескребин — Нелепая случайность, а сколько закономерных перемен повлечет за собой! - философски сказал Нескребин — Я поговорю с Виктором, а ты со вторым. Послушаем, что они скажут.

Нескребин сел в свою машину и поехал к зданию офиса.

Виктор сидел за своим столом и размышлял о том, в какое дерьмо он влип, и как из него выбраться. В этот момент в кабинет вошел Нескребин и, приветливо улыбаясь, сказал с порога:

Чего не спишь? Хочешь все деньги заработать? Все не заработаешь!

Здравствуйте, Александр Николаевич! А вы то здесь какими судьбами? - удивился Виктор.

А что мне, старику, еще делать? Бессонница уже мучает, вот и заехал посмотреть, как вы тут справляетесь.

О чем вы говорите, Александр Николаевич! Какая бессонница в ваши то годы — разве что красавица какая-нибудь спать давать не будет! А до «старика» вам еще далеко!

Виктора насторожил приезд Нескребина и он изрядно нервничал, но виду не подавал и даже пытался шутить. Он видел, что Нескребин изучает его взглядом и потому пытался завуалировать шутками свое волнение. Параллельно с этим он думал о том, что приезд Нескребина в столь позднее время не может быть случайностью. Его приезд связан с сегодняшним происшествием. Но как он узнал? «Камеры!» - вспомнил Виктор - «Мониторы установлены не только у меня, но и в службе безопасности! Значит они тоже в курсе того, что здесь происходит! Поэтому и Кобец лично приехал на отгрузку товара. А ведь он не всегда приезжает на ночные отгрузки. Значит, приезжает только тогда, когда отгружают порошок! И если судить по его присутствию здесь по ночам, то это происходит, примерно, два, три раза в месяц!

Ну, как тут у тебя дела? - поинтересовался Нескребин и присел в кресло.

Да, так... Одну машину загрузили, сейчас жду вторую.

Как дома? Как жена? - продолжал задавать вопросы Нескребин — Детишек не планируете?

«В другой раз я бы воспринял это как простой, праздный вопрос.» - думал Виктор - «Но сейчас это выглядит как угроза моей семье. Вот дьявол!».

Каждую ночь над этим работаю, если не на работе. - вновь отшутился Виктор.

А работа как? Нравится? - продолжал задавать вопросы Нескребин, по прежнему не сводя с Виктора холодного взгляда.

Меня полностью устраивает оплата за эту работу! А остальное, я думаю, не важно! - ответил Виктор.

Да, да, что оплата устраивает — это хорошо! Это самое главное, тем более для человека, который планирует детей! Дети, Витя — это самое главное в нашей жизни! Только ради них мы и живем. Но расходов правда требуют! Пока маленькие — еще пол беды, а как чуть подрастут, тут только и успевай тратиться! То вещи им подавай модные, то машины, то квартиры! Да и образование сейчас денег стоит! А готовиться к этим расходам нужно начинать уже сейчас. Так сказать: «подготовить базу». Потому что потом, знаешь, как тяжело смотреть на то, что твоя кровиночка одевается хуже кого-то, или хуже питается. Я ведь раньше бедно жил и был простым инженером на заводе, а когда Димка родился — сказал себе: «Хватит жить в бедности! Чего бы мне это не стоило, я добьюсь того, чтобы у моего сына было все и он ни в чем не нуждался!». Начал баулы со шмотками из-за границы таскать и поднялся потихоньку. И вот сейчас я крупный бизнесмен и политик. Понимаешь, главное понять, чего ты хочешь добиться от жизни! Ставить перед собой цель и идти к ней не взирая ни на что! Понимаешь меня?

Понимаю. И полностью с вами согласен! - заверил Нескребина Виктор.

Александр Николаевич несколько долгих секунд смотрел на Виктора пристальным немигающим взглядом, а потом сказал:

Надеюсь, что понимаешь.

И эта фраза вновь выглядела как угроза.

Кстати, совсем забыл! - продолжил Нескребин уже более приятным тоном — Я же тебе премию привез! Хозяин твоей работой очень доволен и потому решил тебя премировать! Вот — держи! - Александр Николаевич достал из внутреннего кармана плаща пачку долларов и положил ее на стол перед Виктором.

Спасибо! - поблагодарил Виктор — Приятно, когда тебя ценят!

Ладно, - Нескребин привстал с кресла — поеду домой, может удастся еще вздремнуть. Провожать меня не надо - занимайся своими делами.

Нескребин подошел к двери, потом обернулся и сказал:

Я доволен, что рекомендовал тебя на эту должность. Ты очень не глупый человек! Очень не глупый! Продолжай в том же духе и все у тебя будет хорошо!

В это время Кобец беседовал в своем кабинете с Олегом Малышевым.

Ты почему побежал? - спросил он.

А то вы не знаете! - вызывающе ответил Олег.

Не знаю. - искренне заверил Кобец — Это меня и настораживает, потому что я, по роду своей деятельности, должен знать все, а я не знаю. Так почему?

Олег изучающе посмотрел на Пал Сергеевича, пытаясь понять: лжет он ему сейчас, или говорит правду. Кобец выглядел совершенно искренним и даже дружелюбным.

Правда не знаете? - переспросил Олег.

Не знаю! Мы думали, что ты в машине что-то вывозишь. Проверили всю машину — там ничего запрещенного нет. С собой у тебя тоже ничего нет. Даже не знаю что и думать.

Пал Сергеевич, - почти прошептал Олег — не знаю, могу ли я вам доверять.

Олег, а кому же доверять, как не мне? Я бывший сотрудник правоохранительных органов, да и тут не абы кем работаю, а занимаю должность начальника службы безопасности, и цель моей работы — это поддержание правопорядка на территории нашего предприятия и обеспечение безопасности как предприятия в целом, так и каждого работника в отдельности. И если у тебя или у нашего предприятия какие-то проблемы, кому же тебе еще рассказать о них, как не мне?

Да, да, вы правы. - пробубнил Олег — но, все же, мне не хочется вам говорить об этом, поймите. Я просто хочу уйти!

Олег, пойми и ты меня: к КПП подъезжает автомобиль нашего работника, который чем то явно встревожен. Работник выходит из машины и пытается убежать. Что я должен думать? За два года моей работы на этой должности, такое происходит впервые, и я хочу... Нет! Должен в этом разобраться! И прошу тебя помочь мне в этом. Может я ошибаюсь, но многолетний опыт работы в правоохранительных органах подсказывает мне, что ты сам по себе не жулик, и тот инцидент, который сегодня произошел — произошел не по твоему злому умыслу, а по стечению каких-то нелепых обстоятельств. Поправь меня, если я не прав!

Вы правы, Павел Сергеевич. - четко и, уже бодро, произнес Олег — Я вам доверяю, но прошу, чтобы мое имя нигде не фигурировало и никогда не связывалось с тем вопросом, о котором я сейчас расскажу.

Обещаю. - заверил Кобец.

Мы сегодня отгружали удобрения, но... это не удобрения, а героин! Я не уверяю, что он во всех мешках, но в одном точно!

Откуда такая уверенность?

Когда погрузчик грузил поддоны с мешками, он зацепился поддоном о стойку стеллажа и, видимо, разорвал один мешок. Немного героина высыпалось на стеллаж.

А ты что, разбираешься в наркотиках? - спросил Кобец.

Моя младшая сестра баловалась этой заразой, так что я немного разбираюсь в этом.

Ну, хорошо. Допустим, что это действительно героин, но почему ты от нас убегал?

Боялся, что вы тоже в этом участвуете. Да, честно говоря, я и сейчас боюсь.

Когда ты говоришь: «вы», ты кого имеешь ввиду?

Да всю нашу непонятную организацию!

Почему же непонятную? Мы занимаемся оптовыми продажами, оказываем посреднические услуги и выступаем в качестве склада временного хранения. Что же тут непонятного?

Наркотики на нашем складе! Вот что непонятно!

Ты же сам сказал, что по документам это удобрение. Откуда нам знать, что там на самом деле? Но, в одном ты прав — наркотики это зараза! И мы должны сообщить об этом инциденте в соответствующие органы. Я этим займусь немедленно, а ты, если не хочешь, чтобы твое имя фигурировало в этом деле, езжай домой прямо сейчас.

Да, Пал Сергеевич, я поеду домой, только вы обязательно сообщите куда следует. Знаете... моя сестра умерла от передозировки героина... так что я ненавижу наркотики!

Кобец включил компьютер и открыл файл: «личные дела». Он нашел, среди прочих, домашний адрес Олега Малышева, запомнил его, а потом сказал:

Не волнуйся, Олег. Все будет хорошо! Посиди пока здесь, а я пойду улажу все формальности со своими парнями.

Когда Пал Сергеевич вышел, автомобиль Нескребина уже стоял возле здания службы безопасности.

Ну, что? - спросил Александр Николаевич, когда Кобец сел к нему в машину.

У него сестра от наркотиков умерла. - сказал Кобец — Думаю, что он молчать не будет. Надо избавляться.

Не люблю я эти... «избавления»! Но, надо — так надо! Действуй!

А что с Острогиным? - спросил Кобец.

С ним все нормально. - немного повышенным тоном сказал Нескребин. Таким тоном обычно говорят хозяева своим собакам: «Фу! Нельзя!».

 

***

 

Олег поставил машину на стоянку и, оглядываясь по сторонам, пошел домой. Глубокий проем его подъезда пугал своей чернотой. «Опять лампочку разбили, сволочи!» - подумал Олег и замедлил шаг. До спасительной двери оставалось совсем не много, но какое-то тревожное чувство сковывало ноги и не давало идти вперед. В этот момент во двор въехала машина и осветила темный проем. Ужас охватил Олега, когда в свете фар, он на секунду увидел того самого охранника, который совсем недавно сбил его с ног на базе! Олег резко развернулся и, что есть сил, бросился бежать. Но как и в первый раз, охранник легко догнал его и сбил с ног. Оцепеневший от ужаса, Олег не произносил ни слова. Охранник одной рукой поднял его за воротник куртки, прижал к стене и ударил ножом в живот, а за тем в сердце. Когда Олег упал, охранник обчистил его карманы, снял часы, а потом громко закричал: «Помогите! Грабят! Помогите! А-а-а!».

Утром бездыханное тело Олега нашел дворник. Приехавшие сотрудники милиции опрашивали собравшихся жильцов дома, которые наперебой говорили:

Ночью я слышала страшные крики: «Помогите! Помогите! Грабят!».

И я слышал!

И я!

Да, денег и ценностей при нем нет, - рассуждали между собой сотрудники милиции - значит — это разбойное нападение.

 

***

 

В ту ночь Виктор остался ночевать в офисе. Всю ночь и весь следующий день он продолжал думать о том, что если в начале у него были основания связывать с героином только тех, кто под видом удобрения ввез наркотики на базу и тех, которые их увезли, то теперь он был уверен, что к манипуляциям с героином имеют непосредственное отношение и Нескребин, и Кобец, а может быть и все сотрудники службы безопасности в курсе этих дел - ведь Нескребин лично их отбирал.

Вечером за ужином Виктор спросил Лизу:

У тебя никогда не возникало желания бросить все и уехать из этого города?

Куда уехать? - не поняла Лиза.

Куда-нибудь! Переехать в другой город или страну, и начать там новую жизнь!

У тебя что-то случилось? - спросила Лиза.

Что-то случилось. - задумчиво произнес Виктор — Так как ты смотришь на то, чтобы переехать в другой город?

Я никогда не думала об этом, меня здесь все устраивает. - ответила Лиза — А если у тебя что-то случилось, то расскажи мне об этом, вместе подумаем как помочь твоей беде, может быть мы сможем решить твою проблему и без глобальных перемен.

Как-нибудь расскажу. - все так же задумчиво сказал Виктор.

Когда Виктор пошел в душ, Лиза набрала номер Нескребина:

Александр Николаевич, это Лиза. Вы можете говорить?

Да. Здравствуй, Лиза.

Мой спрашивал меня: «не хочу ли я переехать с ним в другой город?». С работы вернулся какой-то поникший. Наверное, что-то случилось. Для вас это важно?

Спасибо, Лиза. - поблагодарил Нескребин — Сообщай мне обо всем, что узнаешь.

Нескребин положил трубку и сразу же набрал номер Павла Сергеевича:

Паша, приставь кого-нибудь к своему «шефу», пусть проследят за ним. Начинайте прямо с утра. Обо всех его передвижениях ставь меня в известность.

После этого разговора Пал Сергеевич набрал номер телефона своего сотрудника по прозвищу «Фома» - того самого охранника, который разобрался с Олегом Малышевым, и поручил ему проследить за Острогиным.

 

***

 

После посещения дома престарелых, интерес Антона Степанова к ООО «Эверест» возрос в сотни раз. В начале им двигало только любопытство - Антону очень хотелось узнать каким образом бывший одноклассник зарабатывает такие большие деньги. Теперь же, когда он узнал, что фирма зарегистрирована на подставное лицо - это уже был профессиональный интерес. Антон чувствовал, что вышел на крупное дело и не собирался останавливаться. Его целью было собрать как можно больше информации о деятельности ООО «Эверест», а потом он видел для себя два варианта развития событий: либо Острогин будет периодически выплачивать ему определенную мзду за молчание, а если бывший одноклассник не согласиться на это, то Антон сделает на нем и его фирме показатель в виде возбужденного уголовного дела. И тот и другой вариант Антона вполне устраивал, но первый нравился больше, поэтому он ни с кем не стал делиться полученной информацией. Антон решил, что следующим его шагом должно стать изучение фирмы по адресу регистрации и фактическому нахождению, указанному в данных, полученных в налоговой инспекции. Он припарковался возле высотного здания на окраине города, поднялся на второй этаж и пошел по коридорам в поисках офиса № 202. На двери с искомым номером действительно висела табличка: «ООО «Эверест»». Антон приоткрыл дверь и увидел женщину, которая сидела за столом и красила ногти. Женщина не обратила внимания на заглянувшего в дверь Антона и тогда он трижды постучал по двери и поздоровался:

Здравствуйте! К вам можно?

Ой! - вскрикнула от неожиданности женщина — Как вы меня напугали! Проходите. Что вы хотели? - она сгребла косметику в ящик стола и напустила на себя деловой вид.

Антон прошел в кабинет и осмотрелся: один шкаф с несколькими полупустыми папками, один стол с одиноко стоящим на нем факсимильным аппаратом, и один стул, на котором и сидела женщина.

«Типичная подставная фирма.» - подумал Антон, а вслух произнес:

Я ищу Виктора Острогина, не подскажите, где он сейчас?

А вы, собственно, кто и по какому вопросу? - деловито продолжала задавать вопросы женщина.

Я его старый приятель.

Виктор Петрович сейчас в отъезде — встречается с партнерами по бизнесу. - заученно проговорила женщина.

А когда он здесь бывает? - настаивал Антон.

Здесь он почти не бывает. У Виктора Петровича очень много работы и он постоянно в разъездах. Так что звоните ему на телефон, если вы его приятель. - сказала женщина и достала из ящика косметику, показывая тем самым, что разговор окончен.

Извините, что побеспокоил. - сказал Антон и вышел за дверь.

«Еще теплее!» - думал Антон - «Скоро станет совсем жарко! Теперь надо узнать чем Виктор занимается на самом деле, а для этого надо будет проследить за ним. Завтра же и начну!».

 

***

 

Утром БМВ Виктора следовал в потоке машин к окраине города. Все было как обычно, за исключением того, что сегодня за машиной Виктора безотрывно следовала серебристая «девятка» и черный «митцубиси».

Фома ехал за Острогиным около полу часа, потом достал мобильный телефон и позвонил Пал Сергеичу:

Алло, шеф, я тут не один за Витей наблюдаю.

Не понял.

Тут еще какая-то «девятка» его пасет от самого дома. Если так и дальше пойдет — она его до самой базы доведет.

Ты уверен, что не ошибаешься?

Уверен.

Витя на базу едет? - уточнил Кобец.

Однозначно.

Тогда отпускай его и узнай, что это за тачка. Номера срисуй, потом мне скажешь. - распорядился Кобец.

Понял.

Улучив момент, Фома обогнал «девятку» и резко нажал на тормоз. «Девятка» не успела затормозить и уперлась в задний бампер «митцубиси». Фома включил «аварийку» и вышел из машины.

Ты чё, фраер ушастый, педали попутал? - кричал Фома, подходя к «девятке» - Да я сейчас в твой зад въеду, чтобы ты на всю жизнь усвоил, что значит дистанцию соблюдать!

Спокойно! Налоговая полиция! - закричал Антон. Он вылез из машины и шел навстречу Фоме, держа в вытянутой руке развернутое удостоверение сотрудника налоговой полиции.

Ты же сам меня подрезал, козел! - возмущался Антон.

Ты это бабушке своей расскажешь! - продолжал кричать Фома — Ну ка дай сюда свою корочку, сейчас я посмотрю, что ты за хмырь!

Фома вырвал у Антона из рук его удостоверение и начал изучать.

А ну верни! - Антон подпрыгивал, пытаясь забрать свое удостоверение, но Фома вытянул длинную руку и удерживал его на расстоянии от себя.

«Степанов Антон Сергеевич, оперуполномоченный налоговой полиции». - прочитал Фома.

Ладно, держи свою ксиву. - Фома вернул Антону удостоверение — Так как будем вопрос решать? Ментов вызовем или сами разберемся?

Антон не хотел, чтобы о ДТП узнал его начальник, которому потом пришлось бы объяснять, что он делал в этом районе города, когда должен был находиться совсем в другом месте, поэтому предложил разобраться на месте.

Бампер, фара, работа, покраска — итого штука баксов и разбегаемся. - выдвинул свои условия Фома.

Ты что?! Какая штука баксов?! Тут максимум двести! И то с натяжкой!

Да мне по барабану! - сказал Фома — Давай тогда ментов вызывать!

Ладно! - согласился Антон — Только у меня с собой таких денег нет. Давай договоримся, что отдам через неделю.

Через неделю, так через неделю. Только смотри: если через неделю не отдашь — оставшуюся жизнь будешь ездить на инвалидной коляске, и то, только до аптеки и обратно! - сказал Фома и пошел к своей машине.

Подожди! - крикнул ему вслед Антон — А где мы встретимся?

Я сам тебя найду. - пообещал Фома.

«Вот влип!» - думал Антон - «Ничего: этот верзила хрен у меня получит, а не деньги!».

 

***

 

Виктор заметил, что от дома за ним следует серебристая «девятка» и очень напрягся. «Значит не поверил мне все-таки Нескребин!» - думал он. - «Вечером надо будет заехать к Олегу, узнать как у него дела». Через некоторое время «девятка» пропала из вида, и Виктор немного успокоился. Он даже решил, что стал через чур мнительным и эта слежка не что иное как плод его воображения, но, вечером все-таки решил заехать к Олегу.

 

***

 

Фома припарковался у обочины и позвонил Пал Сергеевичу.

Алло, шеф, это был налоговый полицейский.

Ты уверен?

Я сам ксиву видел.

Как фамилия?

Степанов Антон Сергеевич.

Номер машины?

Фома продиктовал номер машины и спросил:

Что мне дальше делать?

Жди указаний! - сказал Кобец.

Пал Сергеевич сразу же набрал номер Нескребина:

Добрый день!

Здравствуй!

Нашего подопечного сегодня вели не только мы. - сообщил Кобец.

Сейчас же приезжай ко мне! - распорядился Нескребин.

Через час Кобец был у Нескребина.

Кто? - спросил Нескребин как только Кобец переступил порог.

Налоговая полиция. - ответил Кобец.

А конкретно?

Какой-то опер - Степанов Антон Сергеевич. Был на частном автомобиле, зарегистрированном на отца — Степанова Сергея Николаевича.

Нескребин несколько минут задумчиво смотрел в стол, а потом сказал:

Торопить события и подключать людей пока не будем. Давай попробуем разобраться сами. Сделай вот что...

 

***

 

Вечером Антон поставил машину на стоянку и перед тем как идти домой, зашел поужинать в кафе. Он поел, выпил двести граммов водки и, через сквер, пошел по направлению к дому. Когда Антон проходил мимо одной скамьи, на которой сидел худощавый, неопрятный парень, он услышал:

Э, козлина, сигарета есть?

Это ты мне? - спросил Антон, обернувшись назад.

Тебе, тебе, козлина! Дай сигарету!

Антон подошел к парню, взял его за воротник куртки и поднял со скамьи:

Да я с тобой знаешь что сделаю за такие слова?

Что? - засмеялся худой — Отсосешь? Ты, козлина! Я твою маму имел!

Антон отпустил воротник парня и со всего размаха ударил его кулаком в челюсть. Парень упал, держась за лицо, а Антон еще дважды ударил его ногой в живот, после чего осмотрелся по сторонам и увидел, что на него смотрят несколько человек, прогуливающихся по скверу. Перепрыгнув через декоративное ограждение сквера, Антон перебежал через проезжую часть и нырнул во двор.

На следующий день в одной из городских газет появилась статья: «А ты заплатил налоги?», и снимок, на котором Антон избивает ногами лежащего на земле человека.

В этот же день начальник заставил Антона уволиться из полиции по «собственному желанию», а прокуратура начала в отношении него проверку по факту умышленного причинения вреда здоровью того парня из сквера.

 

***

 

Виктору вновь пришлось заночевать на базе, поэтому поехать к Олегу он смог только на следующий день. Перед тем как подъехать к нужному дому, Виктор сделал несколько кругов по одному кварталу, проехал по узким второстепенным улочкам и, убедившись в том, что его никто не преследует, направился в адрес.

Дверь открыла пожилая женщина. Она была в черном платке, а сквозь ее опухшие веки просачивались крупные слезы.

Проходи, сынок, проходи! - пригласила она Виктора, и не дожидаясь, когда он войдет, пошла в глубь квартиры.

Холод пробежал по всему телу Виктора. Он переступил порог и услышал тихий плач, прошел за старушкой и увидел гроб, стоявший на двух табуретах. В гробу мирно лежал Олег, скрестив на груди руки.

Что с ним случилось? - спросил Виктор у старушки, которая открыла ему дверь.

Зарезали паразиты! Зарезали изверги! - начала всхлипывать старушка — Бедная мать! Сначала дочку наркотики сгубили, а теперь и сына зарезали! Бедная мать! Войны нет, а люди гибнут как мухи!

Виктор вышел из подъезда на негнущихся ногах, прислонился к стене дома и посмотрел в небо.

«Я следующий?» - спросил он у пролетающих облаков.

 

***

 

Антон шел домой на негнущихся ногах и думал о том, что за один день его жизнь превратилась в ад! Еще вчера он был хозяином жизни и мог вершить человеческие судьбы! Еще вчера он знал, что никогда не останется без денег и мечтал о покупке новой машины, а сегодня он не знает, на что будет покупать себе еду в скором времени! Мучимый удручающими мыслями, Антон не заметил, как к нему подъехал черный «митцубиси».

Здорово, Антоха! - услышал Антон знакомый голос.

Он обернулся и увидел через открытое окно передней пассажирской двери того самого верзилу, который чуть не забрал у него удостоверение.

Здорово.

Присядь, поговорить надо. - пригласил верзила.

Антон сел на переднее сиденье и тут же, кто-то сидевший сзади, накинул ему на шею удавку.

Не дергайся. - сказал Фома и «митцубиси» сорвался с места. - Будь умницей, и все будет хорошо!

Всю дорогу они ехали молча, и только когда машина выехала за город и свернула в сторону леса, Антон спросил:

Куда мы едем?

После этого вопроса удавка натянулась и больно впилась в кадык, а Фома иронично ответил:

В гости, блин!

«Митцубиси» проехал в глубь леса и остановился. Фома вышел из машины, а потом вытащил за воротник Антона.

Зачем мы здесь? - чуть не плакал Антон.

Поговорить с тобой хочу. - сказал Фома — Дело в том, что мои деньги нужны мне срочно! Прямо сейчас!

Но у меня нет таких денег. - чуть не плача, сказал Антон.

А я знал, что ты так ответишь. Поэтому и привез тебя сюда.

Одним ударом кулака в челюсть Фома сбил Антона с ног, а потом дважды ударил ногой в живот. Фома и его помощник подняли Антона и привязали к высокой сосне.

Мне нужны мои деньги! - снова крикнул Фома и ударил Антона кулаком в грудь.

У меня их нет! - всхлипывая, выдавил из себя Антон.

Мне нужны мои деньги! - не унимался Фома и нанес еще один удар.

Потом еще и еще, пока Антон не зарыдал во весь голос и не закричал:

Я знаю где взять деньги! Много денег!

Вот так бы и сразу! - обрадовался Фома — И где же их взять?

Я знаю одного коммерсанта, у которого денег немерено, а фирма зарегистрирована на подставное лицо — у меня есть все доказательства! Если этого коммерсанта прижать — то он нам кучу денег отвалит!

Что за коммерс? Как кличут?

Острогин Виктор.

А откуда ты о нем узнал?

Он мой бывший одноклассник. Мы недавно на вечере встречи выпускников встретились. А у него бэха, квартира в центре, в общем — денег немерено! Я кое-что поразузнал, а у него фирма зарегистрирована на старичка одного, а тот старик в доме престарелых, и о том, что у него есть фирма — знать не знает! Надо еще разузнать, чем он конкретно занимается, и можно рассчитывать на хороший куш! Я как раз за ним ехал, когда в тебя врезался!

Об этом еще кто-нибудь знает, кроме тебя? - спросил Фома.

Нет! Только я! Ну, а теперь еще и вы!

Хорошо. Молодец. Это ценная информация. - протяжно сказал Фома — Пойду, позвоню шефу, пусть думает, что с тобой делать.

Фома отошел на расстояние, позволяющее ему разговаривать по телефону так, чтобы его слышал Кобец и не слышал Антон.

Алло, шеф! Тут такое дело: это бывший одноклассник нашего. На встрече выпускников увидел тачку крутую и решил разузнать — откуда?

Что конкретно он знает?

Только про учредителя.

Кто еще об этом знает?

Больше никто. Он разбогатеть хотел, а делиться ни с кем не хотел, потому никому и не говорил.

Хорошо. Жди дальнейших указаний.

Долго?

Не знаю.

Фома вернулся к машине, достал из багажника небольшую лопату и сказал:

Шеф еще подумает, что с тобой делать, а пока копай яму.

Какую яму? - затрясся Антон.

Глубокую! - выкрикнул Фома, отвязывая Антона от дерева. - Только копай молча — надоели уже твои сопли. А дёрнишься — пиняй на себя! Всю оставшуюся жизнь будешь дергаться!

Фома с напарником присели на корточки и закурили, а Антон взял трясущимися руками лопату и начал копать яму.

Кобец набрал номер телефона Нескребина.

Я могу к вам приехать? - спросил он.

Конечно. Жду.

Через час Кобец был у Александра Николаевича и рассказывал обо всем, что стало ему известно от Фомы.

Вот так все просто и банально? - спросил Нескребин, когда Кобец окончил свой доклад.

Получается, что да!

Простая человеческая жадность! А мы чуть тяжелую артиллерию не подключили! Ха! И что ты предлагаешь с ним делать? - спросил Нескребин.

Живой он нам не нужен. - ответил Кобец — А если он исчезнет, то все подумают, что он сбежал, опасаясь уголовной ответственности за содеянное.

Я разделяю твою точку зрения. - немного подумав, сказал Нескребин — Действуй.

Кобец вышел из кабинета Нескребина и позвонил Фоме.

Он нам не нужен. - коротко сказал Пал Сергеевич.

Понял. - Фома положил телефон в карман и сказал Антону, стоявшему с лопатой по пояс в земле:

Антоха, вылезай, бродяга! Закончилась твоя каторга!

Антон положил лопату на край ямы и выпрыгнул сам. Как только он выпрямился, Фома сразу же нанес ему удар ножом в живот, а потом в сердце. Антон схватился обеими руками за куртку Фомы и смотрел на него удивленными, выпученными как у рыбы, глазами. Фома оторвал его руки от своей куртки и легонько толкнул назад. Этого легкого толчка хватило, чтобы Антон рухнул в яму.

Что, подошла могилка? - спросил Фома у лежащего в яме Антона, а потом сказал, обращаясь к подельнику — Жаль, что он сам себя и закопать не может, а то бы цены ему не было!

Подельник тихонько хихикнул и принялся закапывать лежащего в яме Антона.

 

***

 

Виктор сел в свою машину, припаркованную возле дома Олега, достал сотовый телефон и позвонил Лизе.

Алло, Лиза, ни о чем меня не спрашивай! Собери самые необходимые вещи: свои и мои. Я буду минут через сорок и мы сразу уезжаем!

Куда? Что случилось?

Говорю тебе: ни о чем не спрашивай! Собирай вещи и жди меня!

Как только в трубке послышались короткие гудки, Лиза набрала номер Нескребина.

Он сейчас звонил и сказал, чтобы я собирала вещи. Сказал, что будет минут через сорок, и что мы сразу же уезжаем!

Хорошо. Жди моего звонка. - распорядился Нескребин.

Александр Николаевич тут же позвонил Пал Сергеевичу:

Твой человек срочно нужен у дома Острогина. Будем прощаться.

Понял. Я вам сейчас перезвоню. - пообещал Кобец и сразу же набрал номер Фомы:

Ты где сейчас?

В огороде! Антоху-картоху в землю закапываю! - пошутил Фома.

Смотри: что посеешь, то и пожнешь! У тебя сегодня день «клевый» - еще одного проводить надо.

Кого?

Витю. Через сколько сможешь к его дому подъехать?

Часа через полтора — два.

Давай, выдвигайся.

О времени примерного прибытия Фомы Кобец сразу же уведомил Нескребина. Александр Николаевич позвонил Лизе и сказал:

Тяни время! Не давай ему уехать пока я тебе не позвоню! Поняла?

Поняла.

Виктор приехал через сорок минут, как и обещал. Он буквально влетел в квартиру и остановился, удивленно разглядывая Лизу и коридор. Виктор рассчитывал, что Лиза уже готова и ожидает его с чемоданами и сумками наготове, а перед ним предстала совсем другая картина: Лиза встретила его в халате на голое тело и с полотенцем на голове, которым она вытирала мокрые волосы.

Ты что, еще не собиралась? - удивленно спросил Виктор.

Конечно нет! - спокойно ответила Лиза — Должна же я знать: куда мы едем, зачем, и почему такая спешка? Или ты уже не считаешь нужным советоваться со мной?

Поверь, объяснять нет времени! Моей жизни, а может и твоей, угрожает опасность! Мы должны срочно уехать из города! Дорога каждая минута! - Виктор подошел к окну и осмотрел двор.

Милый, с тобой все в порядке? - с усмешкой спросила Лиза — Ты что, решил в шпионов поиграть?

Виктора начинала злить эта ситуация, и самое главное, он не знал как вести себя с Лизой дальше.

Если ты сейчас не послушаешь меня, я заберу тебя силой! - сказал он, а потом крикнул — Собирайся!

Виктор достал из шкафа сумки и начал беспорядочно складывать в них свои вещи и вещи Лизы.

Что ты делаешь? - закричала Лиза — Я же сказала тебе, что никуда не поеду!

Дура! Ты понимаешь, что если мы сейчас же не уедем, то нас убьют?!

Объясни мне все или я никуда не поеду! - истерично кричала Лиза.

Я не могу тебе всего рассказать!

Тогда я никуда не поеду!

Дура! Дура! Дура! - закричал Виктор, нервное состояние которого достигло своего пика. Потом он схватил дамскую сумочку Лизы и швырнул об стену. Застежка сумочки расстегнулась от удара и все ее содержимое вывалилось на пол. Кроме всего прочего из сумки выпала лента презервативов. Виктор сначала оторопел, а потом подошел и поднял их.

Что это? - спросил он.

Лиза посмотрела в глаза Виктора и, впервые за годы жизни с ним, ей стало страшно. Адское пламя пылало в этих глазах, и она почувствовала, что это пламя сожжет ее, если она сейчас же не скроется от него. Лиза схватила сотовый телефон и побежала в ванну. Она заперла дверь изнутри и, дрожа от страха, пристроилась на краю ванны в ожидании дальнейшего развития событий.

Тем временем Виктор обратил внимание на упаковку с таблетками, которая так же выпала из сумочки Лизы, поднял ее и прочитал: ««Клайра». Противозачаточные таблетки». Голова закружилась и, чтобы не упасть, Виктор прислонился спиной к стене, потом сполз по ней, сел на пол и, упершись локтями в согнутые колени, обхватил голову руками.

Мы же хотели ребенка! Как же так? - прошептал он.

Виктор находился в состоянии шока: оказывается Лиза, которую он любил и считал самым близким человеком, постоянно лгала ему и изменяла. И презервативы, которыми они никогда не пользовались, и противозачаточные таблетки, которых в их совместных планах на жизнь просто не могло быть - служили тому неопровержимыми доказательствами!

Виктор не знал, сколько времени он просидел в такой позе. Из этого аморфного состояния его вывела мелодия звонка мобильного телефона Лизы, на мгновение разрезавшая давящую тишину.

Лиза мгновенно ответила на долгожданный звонок:

Алло!

Он еще дома? - спросил Нескребин.

Да.

Хорошо.

Виктор поднялся с пола и, по разбросанным повсюду вещам, прошел к выходу. Он спустился вниз и подошел к своей машине, открыл дверь, сел за руль и пристегнулся ремнем безопасности. Погруженный в свои мысли, Виктор не заметил, как одновременно с ним к машине подошли еще два человека: один из них быстро прыгнул на переднее пассажирское сиденье, а второй открыл левую заднюю дверь и разместился сзади Виктора. В одно мгновение в правый бок Виктора уперлось лезвие ножа, а задний пассажир накинул на его шею удавку.

Езжай! Только спокойно, без кипиша! - сказал Фома, продолжая держать нож у ребер Виктора.

Виктор посмотрел вправо и узнал в Фоме сотрудника безопасности базы, с которым неоднократно встречался на работе.

Куда ехать? - спросил он, оставаясь при этом совершенно спокойным.

Выезжай со двора, а там я покажу! - распорядился Фома.

Виктор начал движение и ехал туда, куда говорил ему Фома.

Перестройся в правый ряд. Направо. Налево. - и так, пока они не выехали за город — А вот здесь притормози — сейчас будет поворот направо. - в очередной раз скомандовал Фома.

Направо уходила накатанная годами грунтовая дорога. С асфальта были видны метров двадцать этой дороги, а потом она терялась среди деревьев. Виктор притормозил перед поворотом, а потом вдавил педаль акселератора до упора и машина, не сворачивая, вновь понеслась вперед по асфальту. От резкого ускорения заднего пассажира отбросило назад и удавка больно впилась в горло Виктора. Тогда он резко притормозил и задний пассажир влип в спинку его сиденья. Удавка ослабла и провисла. Воспользовавшись этим моментом, Виктор мгновенно просунул левую руку под удавку так, чтобы она больше не давила на горло, а правой рукой перехватил запястье руки Фомы, сжимавшей нож. Одновременно с этими действиями, Виктор вновь вдавил в пол педаль газа и БМВ помчался по дороге с бешеной скоростью.

Ты что творишь, чудило? - закричал Фома и попытался ухватить руль свободной рукой.

Когда Фома потянулся к рулю, Виктор, что есть сил оттянул левой рукой удавку и, получив тем самым возможность для маневра, ударил Фому головой в висок. Рука Фомы дернулась и машину резко повело вправо. БМВ слетел с дороги, дважды перевернулся через крышу, вновь стал на колеса и, проехав еще некоторое расстояние по пахоте, врезался в толстую сосну.

Виктор открыл глаза и увидел в сантиметре от своего носа белую стену подушки безопасности. Потом он медленно повернул голову вправо и увидел Фому, который сидел с открытыми, немигающими глазами, и стеклянным взглядом смотрел на вялый мешок подушки безопасности, в котором не было воздуха. Язык Фомы свисал из открытого рта, с уголка которого стекала на подбородок струйка крови, перемешанная со слюной, а из горла торчал его же собственный нож. На сколько это было возможно, Виктор обернулся назад и увидел, что задний пассажир сидит возле правой двери, а его голова, обильно усыпанная битым стеклом, свешивается на улицу. Лицо пассажира Виктор так и не разглядел, так как оно было сильно перепачкано кровью. В этот момент к машине подбежали какие-то люди:

Живые есть? - наперебой спрашивали они.

Есть. - прошептал Виктор.

 

***

 

Нескребин сидел за столом в своем кабинете, когда динамик селектора заговорил голосом его секретарши:

Александр Николаевич, к вам тут из милиции пришли. Впустить?

Конечно впусти! - сказал Нескребин и принял напыщенный депутатский вид.

В кабинет вошли два человека в штатском. Они поздоровались и представились.

Чем обязан, господа? - поинтересовался Нескребин.

Сегодня ночью, - начал один из милиционеров — в туалете клуба «Черный дракон», от передозировки героином, скончался ваш сын — Дмитрий Александрович Нескребин. Вам нужно приехать на опознание.

После этих слов диалог был прерван двухминутной паузой, а потом Нескребин спросил:

Когда нужно ехать?

Если можно, сейчас. - ответил милиционер.

Александр Николаевич взял пальто и все вместе, они поехали в морг.

Да, это он. - тихо сказал Нескребин, глядя на посиневшее тело сына.

 

***

 

На похоронах было очень много людей из высшего света: депутаты, банкиры, чиновники, высокопоставленные чины из правоохранительных органов и авторитеты из криминальных структур. Все приносили Нескребину свои «искренние» соболезнования, а он стоял и ждал, когда закончится весь этот цирк. Наконец, оставшись один на свежей могиле, Александр Николаевич опустился на колени и зарыдал:

Прости меня, сынок! Прости меня! Это я не уберег тебя! Прости меня!

В этот момент он поднял глаза и посмотрел вперед. Перед ним маячил какой-то силуэт, размытый его же слезами. Нескребин вытер слезы и увидел перед собой Виктора, который стоял и смотрел на него с нескрываемым презрением и, одновременно, с жалостью.

Прости меня, Виктор! - зарыдал Нескребин — Прости меня! Это я втянул тебя в эту мерзость!

Виктор не проронил ни слова. Он развернулся и медленно пошел прочь.

 

***

 

На следующий после похорон день, Нескребин пригласил домой нотариуса и очень долго пробыл с ним в своем кабинете. После того как нотариус ушел, Александр Николаевич открыл сейф и достал оттуда красивый никелированный пистолет «Беретта». «Самому лучшему отцу от любящего сына!» - прочитал он выгравированную на пистолете надпись и вновь зашелся в рыданиях. Успокоившись, Александр Николаевич попытался оттянуть спусковую скобу и дослать патрон в патронник, но у него не хватило сил. Ослабшие руки были словно ватными, и это простое движение ему никак не удавалось. Тогда Нескребин сменил тактику: он опустил левую руку вниз и ухватился ею за спусковую скобу, а правой рукой стал толкать пистолет вниз за пистолетную рукоятку. Эта тактика оказалась более успешной и патрон, наконец-то, вошел в патронник. Нескребин поднял пистолет и приставил его к правому виску, но, в дрожащей руке пистолет плясал словно заведенный, и тогда Нескребин обхватил его двумя руками и вставил ствол себе в рот. Он ощутил привкус холодной стали и оружейного масла, пистолет не унимался и продолжал дрожать, поочередно ударяясь то об верхний, то об нижний ряд зубов. Нескребин надавил большими пальцами обеих рук на спусковой крючок. В этот момент его глаза расширились, а изо рта вырвался протяжный вой. Со стороны это выглядело так, как-будто его руки действовали отдельно от всего остального тела. Как-будто тело сопротивлялось и умоляло руки не убивать его, но руки были непреклонны и продолжали давить на спусковой крючок в ожидании выстрела. И руки победили. Раздался выстрел и затылок Нескребина в мгновение разорвался изнутри. Кровь, мозги и мелкие кости черепа, пролетев некоторое расстояние, врезались в потрет, висевший на стене за спиной Александра Николаевича, и медленно поползли вниз. На кровавом портрете были изображены оба Нескребина: отец и сын.

 

***

 

Все имеющиеся на базе товары Кобец продал оптовикам по мизерной цене, и в течении суток территорию базы подчистили так, что никто бы и не догадался, что в течении двух лет тут круглосуточно кипела бурная жизнь. С вырученными от сделки деньгами Пал Сергеевич убыл в неизвестном направлении.

 

***

 

После смерти хозяина и развода с Виктором, Лиза сошлась с одним обеспеченным чеченцем. Через какое-то время чеченец узнал о ее слабостях к утехам с мужчинами и выкинул Лизу с балкона седьмого этажа. Она упала в снежный сугроб и осталась жива, но из-за травмы позвоночника могла передвигаться только на инвалидной коляске. Для удовлетворения своих сексуальных потребностей ею иногда пользовались больничные санитары, но из-за травмы, она уже ничего не чувствовала, и жизнь потеряла для нее всякий смысл.

 

***

 

Нотариус разыскал Виктора и ознакомил его с той частью завещания Нескребина, которая его касалась. Нескребин завещал Виктору предприятие оптовой торговли со всеми его активами и инфраструктурой. Это была та самая оптовая фирма, на которой Виктор начинал работать на Нескребина в должности менеджера по продажам. Еще нотариус передал Виктору письмо Нескребина, в котором говорилось следующее: «Виктор, прости меня за всю ту мерзость, которую я тебе причинил! Чтобы хоть как-то загладить перед тобой свою вину, я прошу принять от меня мое первое детище, которое я создал еще на честно заработанные деньги, так что тебе не будет стыдно владеть этой фирмой. Будь счастлив! P.S. Не поминай недобрым словом и приходи на нашу с сыном могилку — мы всегда будем тебе рады! Прощай!».

 

***

 

Прошли годы. Черный «Мерседес» преуспевающего бизнесмена Виктора Петровича Острогина на большой скорости мчался по загородному шоссе. Машиной управлял водитель Острогина — Игорь — высокий мускулистый парень лет тридцати, с лицом профессионального боксера и добродушным мальчишеским взглядом, а сам Виктор Петрович — сорокапятилетний худощавый брюнет с добродушным лицом и взглядом хищника, сидел на заднем сиденье, просматривая документы на экране ноутбука. На обочине показался дорожный указатель, на синем фоне которого крупные белые буквы и остроугольная стрелка сообщали водителям, что если они хотят попасть в поселок Дубрава, им нужно повернуть направо и проехать 7 километров. После этого указателя «мерседес» повернул вправо на узкую асфальтированную дорогу....

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 



Последние комментарии

Веришь?
13.04.2018 11:06
-=Fed=-5
elenamaylicina
Кстати о вине. Это ты описал рай ислама. Привет Лен! Этот стишок не о какой-либо...


Кстати о вине. Это ты описал рай ислама.


Счастье!
11.04.2018 14:13
-=Fed=-5
Dreamer
Чего-то вдруг мне это понравилось... Оптимистичная философия, знаешь ли... Когда знаешь, что есть счастье -...


Счастье!
11.04.2018 09:11
Dreamer11
Чего-то вдруг мне это понравилось... Оптимистичная философия, знаешь ли... Когда знаешь, что есть счастье - есть...


************
25.02.2018 12:08
-=Fed=-5
...


Каждый настоящий поэт, настоящий человек не будет другого обзывать графоманом. В мире много людей, кто...


Жизнь моя
12.02.2018 08:58
Dreamer11
Философ, однако... ...


Интересная подборка стихов. Нравится стиль... ...


А так ко всему человек привыкает. Даже к яду.


Ну да, в этом деле главное что? Не переборщить) И избегай женщин...


elenamaylicina
Не надо яд глотать) ) Поживи ещё!
Привет Лен. Яд в меру, только на...


Не надо яд глотать) ) Поживи ещё!


Васил
Если Вы ставите цель вывести меня из себя своими "провокациями", то у Вас...


Я абсолютно спокоен. Где Вы видите агрессию? Мне наплевать на все провокации, на всё хамство,...


Васил
Слава богу, таких хамов, как Гала, на земле мало. Вы, Гала, не являетесь единственным...