1 день лейтенанта Малинина.


Просмотров: 1
 737 


munegor1
22.08.2013 20:26

 

БЕРНЯКОВ Ю.А.

 

1 день лейтенанта МАЛИНИНА.

 

Подразумевается лейтенанта БЕРНЯКОВА-все только правда!

 

 

 

Начата :       4.11.1984 года

Окончена :  21.07.2004 года

 

 

ВЫПУСКНИК

 

1

 

 

 

Будильник, очень ласково запел всеми привычную свою мелодию, так давно вошедшую в его сознание, как  повседневная необходимость, затем он услышал поспешные шаги в соседней комнате. Перегородок не предусмотрели при строительстве подумал он, пришлось мастерить из чего попало, уже когда  проживали, а кто проживали? А когда мастерить? Да ну его…. Он услышал поспешные шаги в соседней комнате и звук льющейся воды из крана.

 

Сон не хотел сдавать свои сонные позиции, он так приятен, ну еще секундочку и все, а что все? А что в реальности он не знал, да и не мог знать и сладостные минутки растягивал и растягивал, не подымая, уставших, после ночи век. Когда он проснется окончательно, у него пронесется в голове мельком мысль, а почему веки уставшие, когда они ночью сильно не работали и тут же забудет об этом.

 

Шаги затихли и воцарилась сладостная тишина, в которой было слышно, как ритмично и звонко звучали в металлической раковине, проржавевшей уже тогда, когда ее установили, капали и капали очередные капли, не пересчитанные в пространстве и во времени, да и кому считать - сейчас все начнется - подумалось и опять исчезло. Даже в голову не могло прийти что кран неисправен- так исправные он видел где? Не вспомнить. А у..,  нет и там капал.

 

Под звон капель его вновь утащило в пустоту сна и небытия и сладкий убаюкивающий сон вновь всей своей мощью навалился, и придавил его всей своей приятностью.

 

Но оказалось что не все его клеточки и полосочки или прямоугольнички, а может и треугольнички ушли в благоухание предыдущих сновидений,  где-то рядом,а может очень далеко, клеточка, всего одна клеточка, уже не спала и начинала и продолжала возмущаться со все возрастающей силой. Реальность медленно но уверенно возвращалась

Все тело резко вздрогнула, как будто хотело сбросить последние остатки сна, его ошпарило кипятком, ударило молнией или сильно током, нет этого не могло случиться так как тока уже давно не было в его комнате, значить молния или кипяток !  В висках звонко застучало, в голову прилила кровь.

- Время!?

- Сколько времени???

- Почему он не звенел???

 

Реальность облила его кипятком, а затем бросила в самые недра вечной мерзлоты

Его била дрожь, он уже не помнил, какой сон его только что наслаждал и убаюкивал, да и не думал он об зтом в это мгновение.

- Опоздал!!!

- Что будет!!!

Руки не слушаются своего хозяина, да он и ненормальный, брюки не взять правильно.

Надо умыться, умыться, умыться – стучит в голове, нет! Потом. Он не знал когда, наконец, настанет потом…

На форменной рубашке на манжетах пуговицы, рука не лезет, какой дурак.

Наконец руки на просунуты, пуговицы катятся по полу ну и черт с ними потом …

На одной ноге, с неодетым до конца носком, он поскакал к зеркалу – небрит!!!. О черт!!!

Вставляя ноги, в туго облегающие голенища сапог, в системе его научили и он не один раз пробовал гладить сапоги и в таких он щеголял и сейчас по полку, согласно последней армейской моде.  Накинул китель, обтянул его парадным ремнем.

- Где щетка, какая щетка дублируется в мозгу  и стучит, стучит, да сапожная блин! Щетка, щетка – схватив полотенце для лица, для начальства, которое делало иногда после глубокой попойки или очередного вливания  от начальства свыше, рейды было разделение полотенце для лица, полотенце для ног, для  него различий давно уже не существовало.

Он натер полотенцем сапоги до блеска, так мог сделать это только КИРОВЕЦ, остальным не постичь эту науку ни когда, как довести сапоги до блеска подручными средствами, находясь на Луне! И бросил полотенце на раковину, оно еще пригодится для вытирания лица.

- Что будет???

- Опоздал!!!

Уже, будучи на лестничной площадке, через открытую форточку он услышал, нет почувствовал, нет подсознательно заметил звуки встречного марша полкового оркестра.

Это в сознании звук после тревоги на втором месте, зная, что под эти ноты уже на плацу стоит полк и встречают командира!!!

-Опоздал!!!

В висках звонко стучало, мысли путались, он бежал, куда??? 

 

О черт! А побриться!?

Он уже летел обратно в номер своего общежития, чуть не сбив с ног пожилую женщину на лестничной площадке, которая отступила на шаг назад, пропуская его, и очень мило улыбалась. Что - то давнее, но такое близкое ей сейчас вдруг вспомнилось, глядя на молодого лейтенантика. Ее улыбка как бы застыла на лице, но глаза стали на мгновение другие грустные, резко обрисовались многочисленные морщинки, она вздрогнула , что то вспомнила и быстро пошла дальше.

Подходя к штабу части,  он почувствовал не очень приятное, но знакомое ощущение в желудке.

- А в училище сейчас завтрак- мелькнуло у него в голове, он посмотрел на часы, их на руке не оказалось, забыл на раковине когда брился, если это можно назвать бритьем, он соскаблил со своего лица все что можно было срезать тупой бритвой без мыла и воды и на его подбородке и у нижней губы еще были приклеены 3 полосочки от местной полковой газеты, которые закрывали ссадины нанесенные «холодным оружием».

Но организм и без часов уже знал время завтрака, эта привычка была выработана  4-х летним распорядком дня в стенах училища.

У штаба было пусто, весь личный состав находился на полковом полку на разводе на занятия.

- С какого училища - спросил дежурный по полку, из окна комнаты дежурного по части.

Он так нервничал, что и не заметил, подходя к штабу полка, как оценивающи и с

иронической ухмылкой, рассматривал его молодой на вид офицер в капитанских погонах.

- С Ленинградского Общевойскового-

- А сам откуда?-

- С Ленинграда-

- Тебе повезло в хорошее мес…. – договорить он не успел, за его спиной зазвонил очень громко, с тревожными наивысшими нотками в голосе , телефон. И долго еще после этого он слышал как раздаются команды дежурного по части, который выполнял очередную команду начальников по селектору.

Он думал об этом один или несколько раз как интересно и ответственно ставить задачу, подчас и не выполнимую, не зная человека и не видя его глаз – ВПЕРЕД - и повесил трубку, нажал кнопку и связи нет, а что на другом конце провода он еже не думает!!!

Наверное, именно так посылали полки на явную гибель в ВОВ начальники, склонившиеся над картой «мира».

Мимо пробежал солдат, явно не первого года службы, в этом он разбирался. Солдат улыбался во всю пасть, глядя на него, что это?

 

Раздались команды к маршу и заиграл оркестр, подразделения по порядку, установленному в полку, ровно и четко, печатая шаг, стали проходить мимо трибуны, на которой восседал плотный, невысокий офицер с туго подтянутыми ремнями. Он наблюдал его со спины и в профиль, но что-то очень строгое, подтянутое уже повеевывало на него тревогу… 

Он машинально провел рукой по своему ремню и разгладил складки на кителе. Эти движения с ремнем или фуражкой уже стали для него нормой в жизни за 4 года Кировухи и даже иногда в гражданке, знакомясь с девушкой или в окружении своих товарищей, он   не произвольно проводил себя по лбу.

Приятно забрызгал фонтанчик у входа в штаб, только сейчас он заметил как становится жарко в кителе и ремнях.

День уже в полную силу опускался на головы людей своими заботами и еще по летнему, жгучей жарой.

- Не жарко?-

Раздался голос все того же капитана с повязкой дежурного на рукаве, но теперь он уже находился сзади его.

- Нет - соврал он.

- А вот и командир, как представляться знаешь?

- Знаю - наверное, опять соврал он.

В висках опять застучало в желудке неприятность усилилась до боли и урчания, да и по всему телу пробежала дрожь, капнуло с козырька, вспотел, пронеслось в голове, но вытираться времени уже нет.

Расстояние между ним и подходившими группой офицерами резко сокращалось…

- Кто командир – задал он вопрос во вселенную, без адреса, но громко и нервно.

- Вон плотный подполковник - ответил капитан, но он и без ответа уже знал командира по

отношению окружающих его офицеров, приближающейся группы.

 

От стен штаба резко и звонко отразились шесть ударов строевого шага, он был нацелен и его нельзя повернуть, отодвинуть или дать команду не надо! Шесть, только шест рассчитанных до сантиметра. И красиво, приложив руку к головному убору, в отдании воинской чести, как делали только Кировцы, в этом тоже была своя мода и отличие, как и во всем остальном. Курсанта Кировского, знающий офицер, никогда не спутает с ОРДЖО или ДАЛЬВО и даже с МОСВОКУ. Он громко и четко отрапортовал, и сам не узнал своего голоса:

 

- Товарищ подполковник,  курсант МАЛИНИН, представляюсь по случаю прибытия в ваше распоряжение для прохождения дальнейшей службы! И замер. Сейчас его нельзя сдвинуть или сдуть, он замер в ожидании. И оно последовало: обидный, но сдавленный приглушенный смех группы офицеров в окружении командира, которые как один по команде опустили руки от фуражек и позволили себе расслабиться.

 

- Лейтенант - поправил подполковник, но без улыбки и даже немного грубовато.

 

- Извините, лейтенант, попытался он оправдаться, густо покраснев, и попытавшись улыбнуться, но улыбки не получилось, на лице выскочила красная гримаса, после которой даже весельчаки в группе офицеров прекратили улыбаться.

И не известно, чем бы это все закончилось, если бы его не вывел из оцепенения мягкий, он властный голос командой: Пойдемте в кабинет!

Быстро идя по коридору, командир на ходу продолжал инструктировать офицеров и ставить им задачи, властным голосом отдавал распоряжения дежурному офицеру.

Подойдя к своему кабинету, он пропустил лейтенанта в кабинет первым, чем поставил его вообще в не выходное положение.

 

- Садитесь.

- Есть! 

 

 Он присел,  нет дотронулся кончиком своей попы кончика стула, и в таком не совсем удобном положении показал всем своим видом что он сидит.

Командир достал из стола толстую потрепанную тетрадь. Пристально посмотрел на нового  летюху, пауза затянулась.

Может галстук не ровно одет, почему он так смотрит, почему так долго, он медленно соскальзывал с уголка стула. Рукой он медленно поправил галстук, тот был на своем месте, но почему-то мокрый. Он понял – жарко!!!

 

- Фамилия?-

- Малинин-

- Имя?-

- Анатолий-

- Отчество?-

- Сергеевич-

- Какое училище окончили?-

- Ленинградское-

- Какое Ленинградское?-

- Извините, Общевойсковое, командное имени Кирова! -

- Как?-

- Что как?-

- Как закончил, оценки.-

- Были разные результаты, на госэкзаменах только пятерки.

- Расскажи мне свою биографию-

 

В процессе рассказа своей автобиографии он интенсивно подвергался дополнительному опросу, значительно дополняющих все то, что он сам о себе знал. Опрос в принципе был обыкновенный и Анатолий был к этому готов.

Он даже успел заметить и оценить обстановку в кабинете командира, здесь все было как-то, по другому, не так как в его родной системе. Отсутствовала полностью неотъемлемая часть всех помещений в училище – полировка, стены свежевыбеленные, отсутствуют учебные пособия и плаката, призывающие служить в войсках по Кировски. Аккуратные  темные шторы и огромная карта, Анатолий так догадался, так как она была плотно зашторена черным, плотным материалом, обтянутая шнурком, на конце которого болталась мастичная печать. Здесь было строго и приятно, на угловой вешалке висела свежевыглаженная полевая форма и противогаз поверх ее, на полу стояли чистые полевые сапоги, на голенищах которых была положена свернутая в скатку плащ-палатка, а на отдельной маленькой полочке лежали 3 сапожные щетки и крем для обуви, аккуратно накрытые бархоткой.

 

-        Достаточно - остановил его рассказ подполковник.

 

Ну а теперь Анатолий Сергеевич расскажите мне пример из закона « Отрицание отрицания», который всегда приводят в пример все преподаватели во всех военных училищах страны.

У Анатолия слегка закружилась голова, - вот и попался - пронеслось в голове. Он быстро вспоминал курсантские годы перед глазами быстро пролетела синяя корочка диплома, все четыре года у него были только хорошие оценки по всем военным и техническим предметам, что нельзя сказать о философии и политической экономике, которые давались ему с большим трудом, если можно выразится, что они вообще ему давались. Он ожидал любой вопрос по технике или вооружению, но тут…

 

Извините меня - товарищ подполковник, последнее время перед войсками  я усиленно занимался другим направлением в знаниях и умениях,  я не помню весь закон, ну вот, например:  Растет в поле колосок, а на нем зернышки, а в последствии у каждого зернышка вырастет…

 

-Достаточно - вот это я и хотел от тебя услышать, я тоже логарифмы не помню, тоже направление немножечко в другую сторону.

 

Анатолия вновь бросило в жар, он не ожидал такого попадания в десятку.

Он улыбнулся, ему сразу стало как будто бы легче дышать.

Меня Вы, наверное, уже знаете - подполковник Чернов Аркадий Яковлевич, командир полка, Наш полк прошел славный боевой путь по фронтовым дорогам ВОВ и в дальнейшем продолжает свои боевые традиции в мирное время. Но с боевым путем части вы познакомитесь самостоятельно в музее части, хотя самому вам это не удастся, при выходе из кабинета вас перехватит мой боевой замполит части а дальше…. Я думаю, что завтра уже сможете сдавать экзамен по этому вопросу и он заулыбался. Обстановка медленно разряжалась. Командир уже начинал нравиться!

 

А сейчас я хочу вас кратко ознакомить с требованиями и правилами какие я предъявляю к офицерскому корпусу нашей части, согласно приказов, директив и своих обязанностей…

 

Анатолий жадно ловил слова и смотрел в рот командиру, но смысл до него не доходил, он понимал о чем речь, но той четкости, надлежавшей при первой беседе с командиром почему  - то небыло. Он настраивал себя внутри, но и это не помогало. Он то уходил в себя со своими воспоминаниями под мелодичную речь командира, то начинал представлять себя на его месте так через год, два .!!! То резко стряхнув с себя нахлынувшие воспоминания, снова возвращался в слух.      …. и вы должны четко это все усвоит и принять на вооружение, больше к этому вопросу мы возвращаться не будем - это вам пригодится в дальнейшей службе здесь в полку и в других частях.

 

-        Так-точно! Немного невпопад ответил Анатолий.

-        Аркадий Яковлевич нажал кнопку селектора:

-        Дежурный по части капитан Самсонов, слушаю вас!

-        Товарищ Самсонов вызовите ко мне командира 3 батальона!

-        Есть!

 

Четко ответил товарищ Самсонов.

Вы товарищ лейтенант начнете службу в 3 батальоне под командованием майора Червова Геннадия Васильевича - отличный , грамотный офицер, вам будет у кого поучиться и набраться опыта.

 

Анатолий молчал, столько впечатлений и информации, ему было трудно запомнить имена , фамили , должности. В дверь постучали.

 

-Разрешите?

-Товарищ подполковник командир 3 батальона майор Червов по вашему приказанию прибыл! – четко, молодцевато доложил вошедший майор. Очень плотный, невысокого роста, затянутый в ремни. Лицо не «клеилось» к его выправке, бравому голосу. Оно было гораздо старше, немного красноватого оттенка, я явно выраженными морщинами под глазами и у носа, на щеке четко выделялся шрам, почти через все лицо.

 

Потом Анатолий узнает, что это лицо еще молодо и сильно, просто имеет большой след оставленный своими повседневными друзьями: снег, дождь, ветер и солнце, жара и холод, радость и огорчения…  Это было лицо поистине боевого, твердого силой воли настойчивого офицера. 

 

Через много лет, где и когда конкретно, а тем более кто – это не важно, подойдет молодая женщина к Анатолию в майорских погонах и застенчиво спросит - Анатолий а сколько вам лет? – 33 ответит гордо он! – Ну, вас жизнь и поломала! Мило скажет она и так же застенчиво убежит. Но это будет потом. А пока…

 

Геннадий Васильевич забирайте себе выпускника, ознакомте с ходом дел в батальоне, определите место, представьте личному составу- сказал командир части – с Ленинградского! – Добавил он с каким то ударением, не то выражением глубокого одобрения, не то усмешкой, но наврят - ли последнее. Выпускники ЛенВОКУ-Кировцы , да что об этом?

 

Товарищ подполковник сделаю все как следует, как надо, определю его в 3 взвод 7 роты, у меня там вакансия, должность давно уже пустует и личный состав уже почти год не чувствовал настоящего своего родного отца-командира. Соскучились по порядку!

 

Чем ближе подходил Анатолий к батальону, где предстояло ему сейчас  волнующая встреча с новым офицерским коллективом и своими подчиненными – первыми в его жизни, тем сильнее отдавало в висках сердце и сильнее мокла рубашка и китель под ремнями.

-        Вот и наш батальон - сказал комбат.

Сердце резко перешло с ритмичного галопа на бешенный скач, Анатолий сбился с шага, комбат быстро, мельком взглянул на него, он, наверное, заметил как резко побледнел Анатолий.

 

-Ты чего?

-Волнуюсь! Товарищ майор.

-Семья есть?

-Холостяк.

 

Каждый шаг по лестнице с высокими, отдраенными до блеска ступеньками и внимательными дневальными на каждом этаже, которые уже вероятно знали зачем вызвали комбата в штаб, так как они при отдании воинской чести почему - то немного ухмылялись и смотрели на молодого лейтенанта, в скрипящих ремнях с иронией и любопытством, отдавался в теле как хождение по арфе, каждый шаг другой звук более высокий, тонкий и нет им конца.

Струна порвалась и Анатолий вздрогнул от неожиданной команды дневального. Все воспоминания и тревоги резко оборвались Анатолий понял – рыба в воде! Ему сразу стало легче. Только желудок продолжал его тревожить все настойчивее.

 

-Вызвать ко мне командира 7 роты!

-Есть!

 

В штабе батальона было попроще, чем у командира пока в кабинете, много столов, везде документы учебные карты, грязные сапоги и не одна пара, на столах полевые сумки, противогазы, очень много бирок, на полу под столами в углу, на подоконнике.

 

-        Разрешите! Дежурный 7 роты младший сержант Хапацук!

-        Да!

-        Товарищ майор рота на полевых занятиях с командиром!

-        Послать посыльного, вызвать ко мне, за себя командира первого!

-        Есть!

-        Присаживайся, комбат с первого вопроса еще в штабе полка перешел на ты и это успокаивало, но было непривычно, эти слова уже относились к Анатолию и он по команде смело подошел к столу комбата, взял стул от соседнего стола и присел.

Но волнение, конечно, не проходило, его учили ранее автотренингу и он повторял про себя спокойнее, спокойнее, я совсем спокоен… Преподаватели в училище подчеркивали важность впечатлений первого дня, первого знакомства, первого взгляда, первого шага, первой команды. Отец на вокзале в Питере перед самым отправление поезда, держа под руку плачущую маму, она всегда плакала - перед встречей, при расставании в радости и в горе, матери они все такие,! сказал: « Сынок! помни, я отдал здоровье на фронте за наше счастье и ты должен, нет обязан продолжить то что не успел сделать я, я уже не молод, инвалид, не забывай какие у тебя погоны и что за ними стою я и твоя мама и все мы кто мирно трудится и живет и не хочет больше войны, не дай Бог узнать ее! И запомни  как себя поставишь с первого дня, так и будет, а потом ломать себя трудно, а многим и не по силам.» И сильно по - мужски поцеловал! В его глазах, горевших как 2 прожектора в небе блокадного Ленинграда, вдруг показалось гордость и мужские слезинки радости и горечи расставания. Анатолий помнит, как он отвернулся и посмотрел в другую сторону, что бы ни показать своей слабости, слезы накатывались на него. Потом в поезде он поплачет, но этого никто не узнает и не увидит! Это будут слезы расставания , слезы радости и гордости за своего отца, орденоносца Красного Знамени, блокадника, героя!- Не подведу!!!

 

Геннадий Васильевич долго рассказывал о специфике службы, коллективе, офицерах, личном составе, спрашивал биографию. Постепенно Анатолий окончательно успокоился и был в состоянии воспринимать услышанное. Он быстро рассказал автобиографию - родился, учился, прибыл… Теперь он уже мог все оценивать и принимать верные решения, чего нельзя было о нем сказать ранее. Время подходило к обеду, ему не надо смотреть на часы, желудок его мучил с новой нарастающей силой. Разговор прервался стуком в дверь, в которую вошел командир той самой 7 роты, про которого Анатолий уже знал, наверное, все, так он думал.

 

Без церемоний и докладов комбат сказал: « Принимай пополнение, что ты лыбишься?, дождался?

 

Анатолий не видел своего непосредственного командира, он сидел спиной к двери и этот миг, миг зрительной встречи оттягивал как можно дальше.

 

-        Личный состав представлю позже, после обеда, сейчас у нас тактика а пока познакомлю по журналу и тетрадям индивидуальных бесед.

-        Хорошо позанимайтесь!

 

Сколько кабинетов сменил сегодня Анатолий, сколько новых лиц и все новое, все первое, неизведанное и, наконец:

-Вот ваше место для подготовке к занятиям, указал ротный на угловой столик у окна. Двухтумбовый, обшитый сверху зеленым солдатским байковым одеялом. Здесь только в бильярд играть, а не к занятиям готовится, подумал он и сел за свое место. За столом стояла небольшая табуреточка с дырочкой посередине, наверное, для переноса или еще для чего…На ней было не очень удобно сидеть, но Анатолий поерзал и устроился выслушивать новое, неведанное про личный состав, боевой путь роты, офицерский коллектив и самое главное найти момент и спросить насчет обеда. Он не заметил как ротный обратился к нему на Вы или просто пропустил это мимо ушей. Он уже привык к обращению с комбатом простому и непринужденному, ничего не обязывающему.

 

-        Сюда ближе ко мне подсаживайтесь, обязанности!

-        Что обязанности, не понял Анатолий.

-        Обязанности командира взвода Вы знаете?

-        Да мы учили устав в училище.

-        Ну, пожалуйста!

 

Анатолий и не думал об обязанностях командира взвода, последний год в училище командовали «полками и дивизиями» и мыслили этими же категориями и ни  грамм ниже, а тут обязанности командира взвода. «Рожал» долго, утомительно, но полностью и с подсказками. Стыдно он продумал все за трое суток дороги, представил сотни ситуаций, как его встретят, накормят, спать уложат. Голодный окончательно, в жаре, затянутый в китель и ремни, глаженых сапогах он вспоминал обязанности командира взвода! Вот так встреча!

Вопросов действительно было много, они вместе вспомнили все обязанности, документацию взвода, распорядок дня, организацию полка, вероятного противника, просмотрели оружейную комнату, вспомнили тактико-технические характеристики вооружения роты, осмотрели казарму, вспомнили обязанности дежурного и дневального по роте, организацию караульной службы в полку….

 

К 14,00 Анатолий прошел весь курс обучения (воспоминания) что было в училище за 4 года интенсивной учебы.

 

-        После приема пищи пойдем в парк. Гулять пронеслось в голове у Анатолия, в тень! под кроны деревьев!

-        Вы мне расскажите в парке боевых машин тактико-технические характеристики БМП, БТР, и их вооружения, а затем сегодня по расписанию у Вас во взводе 2 часа физической подготовки, строевая 1 час и защита от оружия массового поражения, затем ужин, чистка оружия, личное время и отбой, к стати Вы сегодня ответственный по роте за проведение отбоя, а завтра за подьем и зарядку с личным составом…

 

Анатолию уже было не жарко. Ему почему - то все резко стало безразлично и ненавистно. Это белобрысое лицо, высокого старлея-комроты, чистая казарма, выровненные по ниточке одеяла на кроватях, отбитые специальными дощечками квадратные подушки, блестящее оружие в ружкомнате. В системе Анатолий тоже чистил постоянно свой автомат, следил за ним согласно военной поговорки:  «Умом ты можешь не блистать, а сапогом  блистать обязан!», это относилось в переносном смысле и на оружие и на подворотничок и на ложку на полигоне но такого оружия он еже не видел. Вороненое железо крышки ствольной коробки блистало как зеркало. Да!, подумал он, но медленно, и верно все чаше его посещала мысль, что все это он и будет делать, что следующие несколько или сколько то лет ему и предстоит только этим заниматься, да не только этим, а и многим другим, о чем он еще не знал и неведал, да и представить тогда не мог.

 

В распахнутую дверь зашел старлей в полевой промокшей от пота форме с засохшей глиной на сапогах и как - то в спущенных и смятых галинищах, ему они напомнили свалившиеся без ремня галифе на колени и молча сел за стол напротив, сверля глазами Анатолия.

 

-        Молодой?

-        Да

-        У нас начинается отпуск при части?

-        Да, я его уже назначил ответственным на ближайшие 3 месяца.

-        Ну, это круто.

-         Ладно, на неделю пока, а то рота распустится, не соберем!

 

Анатолий молча выслушивал монолог и не мог понять кто это?

 

-        Да, рота внизу тебя ждет.

-        Понял.

 

Анатолий начал врубаться. Да, да это же первый, взводный, комбат говорил, оставь за себя первого. Роту привел с тактики! Да попал!…

 

-        Пошли!

 

Анатолий понял, что ротный обращается к нему.

 

-        Есть!, он встал и они начали спускаться по той же лестнице по которой он поднимался 2-2,5 часа назад и так волновался, что он что - то не так скажет или сделает. Сейчас Анатолий шел молча, волнения небыло, появился страх, жуткий страх не за жизнь, он не понимал чего он так боится, наверное, ему сейчас вспоминались слова отца и его глаза: « И запомни как себя поставишь с первого дня, так и будет, а ломать потом тяжело, а многим и не по силам!» Вот и поставь себя? Сейчас перед строем за водкой пошлют! Нет! Нет! Я покажу прямо сейчас перед сотней человек, что такое и кто такой «Кировец».

-         

-        Вольно!

 

Строй осел на левую ногу и сотня глаз уставились на Анатолия. Он понял, что надо сейчас что - то делать сверхъестественное, но только не упасть в глазах солдат с офицерьем потом разберемся, если надо то и на задворках поговорим, а перед солдатами надо стоять гордо с поднятой головой, жизнерадостно и властно, иначе службы не будет!

 

Анатолий молча поправил ремни, разгладил складочки на кителе и слегка улыбнулся, одновременно, прищурив глаза и обводя всех взглядом. Он видел любопытные взгляды солдат навстречу, некоторые смотрели жестко, кто - то улыбался, но больше любопытных.

Да они же дети, промелькнуло у него в голове, с большим ….

 

-        Третий взвод на месте, остальные в роту сдавать оружие!

-        Ну что? Вам повезло, принимайте своего командира!

-        Познакомитесь в процессе службы, а сейчас лейтенант сдавайте оружие и стройте роту на обед! Повернулся и ушел. 

 

 Анатолий не успел открыть рот, как подбежал маленький, помятый с полевой сумкой, противогазом старлей и представился:

 

-     Замполит 7 роты Сысоев!

-        Командир 3 взвода Малинин Анатолий!

-        Очень приятно!, Толя ты познакомься, а потом мы с тобой поговорим.

 

От этого офицера исходило человеческое тепло, простота, искренность. Не так все и плохо, подумал Анатолий. Повернулся к взводу, молодцевато приложил руку к козырьку и скомандовал:

 

-        Смирно, здравствуйте товарищи!!!

-         

Его голос повторно разлетелся по территории полка, громко, четко и звонко, выговаривая каждый звук, который усиливался и отражался от соседних зданий.

 

Замерли и оглянулись уходившие в казарму солдаты, повернулись бойцы соседней роты, собиравшиеся в курилке на обед, выглянула голова из соседнего здания, открылось окно на 4 этаже канцелярии батальона. Только взвод слегка присел и ответил:

 

-        Здра здра жела вия тов лей  нант, и все в разнобой.

 

Они видимо сами не поняли что случилось.

 

- Ну, кто же так приветствует своего отца командира?

- Здравствуйте товарищи!!!

- Здра здра жела вия тов лей  нант!?

- Здравствуйте товарищи!!!

- Здра здра жела вия тов лей  нант!?

- Здравствуйте товарищи!!!

- Здра здра жела вия тов лей  нант!?

 …….

Уже были открыты все окна в 3 прилегающих казармах, на обед никто не строился все смеялись и ждали, ждали, они ждали моего провала, но не дождутся. « Сынок! помни, как себя поста…..»

-        Я отменяю сегодня личное время, будем учиться здороваться! Сейчас сдать оружие, и приготовится к построению на обед! Замкомзвод, командуйте! И повернулся пойти наверх.

Анатолий слышал, как со стоя выскочили сержанты, он не мог разобрать что они эмоционально доказывали друг другу и своим солдатам, он услышал только окрик :

Товарищ лейтенант!!!,  повернувшись, он, увидел построенный по линеечке взвод, носочки вбрось, каблучки вместе, поднятые головы, серьезные лица, и просьбу сержанта, можно еще раз?

-        Здравствуйте товарищи!!!

-        Здравия желаем товарищ лейтенант!!!

 

Это звучало, звучало и звучало, вокруг у всех отпала нижняя челюсть, кругом стояла тишина, солдаты рядом с других рот перестали курить!  Есть контакт!!! Анатолий ты опять рыба в воде!!! Победа!!! Первая, но большая, очень большая! « Помни сынок как себя……»

 

В столовой было жарко и пахло капустой с водой на первое, капустой без воды на второе и водой без капусты на третье. Анатолий не мог понять предрассудков некоторых людей, которые выбирают что кушать, а что нет, когда кушать, а когда нет. Он всегда хотел есть и ел что есть!

Он смело подошел к столу, где расположился взвод. Замкомвзвода махнул рукой и с другого края стола выскочил солдат, все передвинулись на одно место, Анатолий сел.

 

-        Спасибо! А боец?

-        Он сядет за другой стол не волнуйтесь товарищ лейтенант, голодным не оставим!

 

Анатолию положили полную миску супа и туда добавили половину каши - так ели только старослужащие и дембеля, потом об этом узнает Анатолий. Из варочного цеха принесли насыщенный густой компот и большой кусок белого хлеба! Это действительно был праздник! Праздник для души и желудка. Он не видел как на него смотрят, как он ест и пьет компот с выражением полной благодати, ему было все равно он просто ел и пил.

Он завтра пойдет в службу тыла, сдаст необходимые документы, предписания, продовольственные, вещевые ордера, это будет завтра. Завтра его прикрепят к офицерской столовой, поставят на все виды довольствия и начнется нормальная, военная повседневная жизнь, а пока он курсант в лейтенантских погонах, но имея три десятка подчиненных со своими мыслями, поступками, характером. Но Победа есть и она уже есть! Дело сдвинулось, он уже всех их любил, не зная имен, национальностей.

 

-        Товарищ старший лейтенант рота с обеда прибыла, находится в курилке, отдыхает перед самостоятельной подготовкой!

-        Что за самоуправство? Молодой!

-        Какая курилка?

-        Всех срочно наверх!

-        А что Вы там цирк перед обедом устроили?

 

Анатолий молчал, он понимал, что объяснять что там было и зачем смысла не имеет, его не поймут. А в дальнейшем еще и издеваться начнут.

 

Анатолий курил у входа в казарму. Подошел Сысоев. Молодец! И похлопал по спине, Я Володя, приходи сегодня после отбоя роты к нам домой, я жене сказал, она приготовит ужин, поговорим? Познакомимся?

 

-     Поздно, отбой в 22.

-        Нет, мы не спим до часа, двух, приходи не стесняйся, первый дос. квартира 14, жена ужин готовит, не обижай, приходи!

-        Хорошо, спасибо, а что с собой брать?

-А что у тебя есть, кроме рта?

-        Да ничего.

-        Вот и приноси его!

-    Спасибо!

 

Занятия по физической подготовке проходили по «Кировски», это был хлеб Анатолия.

Разминка, Первый комплекс вольных упражнений, силовые упражнения, пробежка…

Неожиданностей небыло, взвод второго года службы, все понятливые, обученные. Сержантский состав норовил подойти поближе, завести разговор, угостить сигареткой. Анатолию это нравилось, но держал он их на расстоянии и обращался только на ВЫ.

 

Время до ужина пролетело быстро. Рота шла по плацу полка и исполняла песню « Наш командир боевой мы все пойдем за тобой….» Анатолий командовал уже уверенно и четко, песня ему не нравилась, не сама песня а ее исполнение, но роту он дергать не стал.

 

Через некоторое время 7 рота будет выступать на плацу части единолично и исполнять эту песню под аккордеон и на 3 голоса, а полк замрет и будет слушать. А еще через некоторое время весь полк будет проходить с аккордеонами, трубами, барабанами и даже под гитару. А когда приедет Московская комиссия и на строевом смотре большой начальник подойдет к старшему лейтенанту Малинину и увидит у него единственные усы в части и спросит – « А это что???» Командир части скажет, что он лично разрешил офицеру отпустить усы за успехи его подразделения в боевой и политической подготовке. И видел ли кто нибудь, когда нибудь взгляд недоумения и удивления большого начальника, на моего ком. полка и ничего не сказал. Но это будет, обязательно будет, а пока….

 

- Молодой! Ну ка за водочкой сгоняй, вот тебе денежка, остальное добавишь и закуски в столовой возьми! 

-        Ну, здесь меньше стоимости в 10 раз!

-        Добавишь!

-         

Его видавшее виды, загорелое лицо, первого, расплылось в издевательской улыбке.

А белобрысый сидел молча, писал конспекты и делал вид, что он здесь непричем. Ну и повезло мне с командиром, подумал Анатолий. Он взял деньги, но за водкой не пошел.

Он ужинал в семье замполита и не ошибся Владимир и его Людмила действительно были прекрасными людьми.

 

Время расставит все по своим местам. Замполит приедет в гости в Ленинград и будет встречен как самый любимый и дорогой человек. Командир роты, белобрысый, успокоится и примет Анатолия как равного члена офицерского коллектива, первый будет выгнан из части за систематическое употребление и издевательство над личным составом

Сам Анатолий будет командовать придворной ротой при большом штабе и ублажать больших начальников, и ни один не посмеет ему сделать замечание за большие пышные усы.

 

А однажды через много лет, лежа под своей машиной в Ленинграде он услышит:

 

-        Здравия желаю товарищ лейтенант!

-        Привет, Вы кто?

-        Вы меня не помните, Вы пришли к нам молодым лейтенантом, а через пол года я уволился из Вооруженных Сил. Хапацук Я.

-        Коля, дорогой, а как ты здесь, ты же Днепропетровский?

-        Вы рассказывали про мореходку, вот я и решил, на третьем курсе учусь.

-        Молодец! А пехоту забыл?

-        Ну что Вы !

-         

Он снимает бескозырку, выворачивает ее и там, О Боже, там аккуратно приколота общевойсковая эмблема « Сижу в кустах и жду героя»

 

-        Дорогой мой человек! Анатолий целует парня ,а тот смущается и достает бутылочку водки.

-        Зачем, я бы сам сбегал! И действительно сбегал бы и с большим удовольствием!

-         

Мы долго сидели дома и вспоминали службу и смеялись и ничего плохого вспомнить не могли - оно забывается так устроен человек. Природа великая штука.

 

А сейчас Анатолий проплакал все глаза, уткнувшись в подушку, до самого рассвета и не знал, что сказать, что сделать первому, он же не принес водку. Что будет?

 

Рассветало, ему так нехотелось вставать, так не хотелось видеть белобрысую морду. Но он встал, привел себя в порядок и пошел, пошел к своим солдатам, он им нужен, он отец-командир. Он многое узнал и научился вечером у замполита, он шел смело, ровным шагом и знал что сегодня он им устроит и первому и ротному, а надо и комбату. Он готов к бою и он его принял!!!

 

 

 

     

   БЕРНЯКОВ Ю.А.

 

1 день лейтенанта МАЛИНИНА.

 

Подразумевается лейтенанта БЕРНЯКОВА-все только правда!

 

 

 

Начата :       4.11.1984 года

Окончена :  21.07.2004 года

 

 

ВЫПУСКНИК

 

1

 

 

 

Будильник, очень ласково запел всеми привычную свою мелодию, так давно вошедшую в его сознание, как  повседневная необходимость, затем он услышал поспешные шаги в соседней комнате. Перегородок не предусмотрели при строительстве подумал он, пришлось мастерить из чего попало, уже когда  проживали, а кто проживали? А когда мастерить? Да ну его…. Он услышал поспешные шаги в соседней комнате и звук льющейся воды из крана.

 

Сон не хотел сдавать свои сонные позиции, он так приятен, ну еще секундочку и все, а что все? А что в реальности он не знал, да и не мог знать и сладостные минутки растягивал и растягивал, не подымая, уставших, после ночи век. Когда он проснется окончательно, у него пронесется в голове мельком мысль, а почему веки уставшие, когда они ночью сильно не работали и тут же забудет об этом.

 

Шаги затихли и воцарилась сладостная тишина, в которой было слышно, как ритмично и звонко звучали в металлической раковине, проржавевшей уже тогда, когда ее установили, капали и капали очередные капли, не пересчитанные в пространстве и во времени, да и кому считать - сейчас все начнется - подумалось и опять исчезло. Даже в голову не могло прийти что кран неисправен- так исправные он видел где? Не вспомнить. А у..,  нет и там капал.

 

Под звон капель его вновь утащило в пустоту сна и небытия и сладкий убаюкивающий сон вновь всей своей мощью навалился, и придавил его всей своей приятностью.

 

Но оказалось что не все его клеточки и полосочки или прямоугольнички, а может и треугольнички ушли в благоухание предыдущих сновидений,  где-то рядом,а может очень далеко, клеточка, всего одна клеточка, уже не спала и начинала и продолжала возмущаться со все возрастающей силой. Реальность медленно но уверенно возвращалась

Все тело резко вздрогнула, как будто хотело сбросить последние остатки сна, его ошпарило кипятком, ударило молнией или сильно током, нет этого не могло случиться так как тока уже давно не было в его комнате, значить молния или кипяток !  В висках звонко застучало, в голову прилила кровь.

- Время!?

- Сколько времени???

- Почему он не звенел???

 

Реальность облила его кипятком, а затем бросила в самые недра вечной мерзлоты

Его била дрожь, он уже не помнил, какой сон его только что наслаждал и убаюкивал, да и не думал он об зтом в это мгновение.

- Опоздал!!!

- Что будет!!!

Руки не слушаются своего хозяина, да он и ненормальный, брюки не взять правильно.

Надо умыться, умыться, умыться – стучит в голове, нет! Потом. Он не знал когда, наконец, настанет потом…

На форменной рубашке на манжетах пуговицы, рука не лезет, какой дурак.

Наконец руки на просунуты, пуговицы катятся по полу ну и черт с ними потом …

На одной ноге, с неодетым до конца носком, он поскакал к зеркалу – небрит!!!. О черт!!!

Вставляя ноги, в туго облегающие голенища сапог, в системе его научили и он не один раз пробовал гладить сапоги и в таких он щеголял и сейчас по полку, согласно последней армейской моде.  Накинул китель, обтянул его парадным ремнем.

- Где щетка, какая щетка дублируется в мозгу  и стучит, стучит, да сапожная блин! Щетка, щетка – схватив полотенце для лица, для начальства, которое делало иногда после глубокой попойки или очередного вливания  от начальства свыше, рейды было разделение полотенце для лица, полотенце для ног, для  него различий давно уже не существовало.

Он натер полотенцем сапоги до блеска, так мог сделать это только КИРОВЕЦ, остальным не постичь эту науку ни когда, как довести сапоги до блеска подручными средствами, находясь на Луне! И бросил полотенце на раковину, оно еще пригодится для вытирания лица.

- Что будет???

- Опоздал!!!

Уже, будучи на лестничной площадке, через открытую форточку он услышал, нет почувствовал, нет подсознательно заметил звуки встречного марша полкового оркестра.

Это в сознании звук после тревоги на втором месте, зная, что под эти ноты уже на плацу стоит полк и встречают командира!!!

-Опоздал!!!

В висках звонко стучало, мысли путались, он бежал, куда??? 

 

О черт! А побриться!?

Он уже летел обратно в номер своего общежития, чуть не сбив с ног пожилую женщину на лестничной площадке, которая отступила на шаг назад, пропуская его, и очень мило улыбалась. Что - то давнее, но такое близкое ей сейчас вдруг вспомнилось, глядя на молодого лейтенантика. Ее улыбка как бы застыла на лице, но глаза стали на мгновение другие грустные, резко обрисовались многочисленные морщинки, она вздрогнула , что то вспомнила и быстро пошла дальше.

Подходя к штабу части,  он почувствовал не очень приятное, но знакомое ощущение в желудке.

- А в училище сейчас завтрак- мелькнуло у него в голове, он посмотрел на часы, их на руке не оказалось, забыл на раковине когда брился, если это можно назвать бритьем, он соскаблил со своего лица все что можно было срезать тупой бритвой без мыла и воды и на его подбородке и у нижней губы еще были приклеены 3 полосочки от местной полковой газеты, которые закрывали ссадины нанесенные «холодным оружием».

Но организм и без часов уже знал время завтрака, эта привычка была выработана  4-х летним распорядком дня в стенах училища.

У штаба было пусто, весь личный состав находился на полковом полку на разводе на занятия.

- С какого училища - спросил дежурный по полку, из окна комнаты дежурного по части.

Он так нервничал, что и не заметил, подходя к штабу полка, как оценивающи и с

иронической ухмылкой, рассматривал его молодой на вид офицер в капитанских погонах.

- С Ленинградского Общевойскового-

- А сам откуда?-

- С Ленинграда-

- Тебе повезло в хорошее мес…. – договорить он не успел, за его спиной зазвонил очень громко, с тревожными наивысшими нотками в голосе , телефон. И долго еще после этого он слышал как раздаются команды дежурного по части, который выполнял очередную команду начальников по селектору.

Он думал об этом один или несколько раз как интересно и ответственно ставить задачу, подчас и не выполнимую, не зная человека и не видя его глаз – ВПЕРЕД - и повесил трубку, нажал кнопку и связи нет, а что на другом конце провода он еже не думает!!!

Наверное, именно так посылали полки на явную гибель в ВОВ начальники, склонившиеся над картой «мира».

Мимо пробежал солдат, явно не первого года службы, в этом он разбирался. Солдат улыбался во всю пасть, глядя на него, что это?

 

Раздались команды к маршу и заиграл оркестр, подразделения по порядку, установленному в полку, ровно и четко, печатая шаг, стали проходить мимо трибуны, на которой восседал плотный, невысокий офицер с туго подтянутыми ремнями. Он наблюдал его со спины и в профиль, но что-то очень строгое, подтянутое уже повеевывало на него тревогу… 

Он машинально провел рукой по своему ремню и разгладил складки на кителе. Эти движения с ремнем или фуражкой уже стали для него нормой в жизни за 4 года Кировухи и даже иногда в гражданке, знакомясь с девушкой или в окружении своих товарищей, он   не произвольно проводил себя по лбу.

Приятно забрызгал фонтанчик у входа в штаб, только сейчас он заметил как становится жарко в кителе и ремнях.

День уже в полную силу опускался на головы людей своими заботами и еще по летнему, жгучей жарой.

- Не жарко?-

Раздался голос все того же капитана с повязкой дежурного на рукаве, но теперь он уже находился сзади его.

- Нет - соврал он.

- А вот и командир, как представляться знаешь?

- Знаю - наверное, опять соврал он.

В висках опять застучало в желудке неприятность усилилась до боли и урчания, да и по всему телу пробежала дрожь, капнуло с козырька, вспотел, пронеслось в голове, но вытираться времени уже нет.

Расстояние между ним и подходившими группой офицерами резко сокращалось…

- Кто командир – задал он вопрос во вселенную, без адреса, но громко и нервно.

- Вон плотный подполковник - ответил капитан, но он и без ответа уже знал командира по

отношению окружающих его офицеров, приближающейся группы.

 

От стен штаба резко и звонко отразились шесть ударов строевого шага, он был нацелен и его нельзя повернуть, отодвинуть или дать команду не надо! Шесть, только шест рассчитанных до сантиметра. И красиво, приложив руку к головному убору, в отдании воинской чести, как делали только Кировцы, в этом тоже была своя мода и отличие, как и во всем остальном. Курсанта Кировского, знающий офицер, никогда не спутает с ОРДЖО или ДАЛЬВО и даже с МОСВОКУ. Он громко и четко отрапортовал, и сам не узнал своего голоса:

 

- Товарищ подполковник,  курсант МАЛИНИН, представляюсь по случаю прибытия в ваше распоряжение для прохождения дальнейшей службы! И замер. Сейчас его нельзя сдвинуть или сдуть, он замер в ожидании. И оно последовало: обидный, но сдавленный приглушенный смех группы офицеров в окружении командира, которые как один по команде опустили руки от фуражек и позволили себе расслабиться.

 

- Лейтенант - поправил подполковник, но без улыбки и даже немного грубовато.

 

- Извините, лейтенант, попытался он оправдаться, густо покраснев, и попытавшись улыбнуться, но улыбки не получилось, на лице выскочила красная гримаса, после которой даже весельчаки в группе офицеров прекратили улыбаться.

И не известно, чем бы это все закончилось, если бы его не вывел из оцепенения мягкий, он властный голос командой: Пойдемте в кабинет!

Быстро идя по коридору, командир на ходу продолжал инструктировать офицеров и ставить им задачи, властным голосом отдавал распоряжения дежурному офицеру.

Подойдя к своему кабинету, он пропустил лейтенанта в кабинет первым, чем поставил его вообще в не выходное положение.

 

- Садитесь.

- Есть! 

 

 Он присел,  нет дотронулся кончиком своей попы кончика стула, и в таком не совсем удобном положении показал всем своим видом что он сидит.

Командир достал из стола толстую потрепанную тетрадь. Пристально посмотрел на нового  летюху, пауза затянулась.

Может галстук не ровно одет, почему он так смотрит, почему так долго, он медленно соскальзывал с уголка стула. Рукой он медленно поправил галстук, тот был на своем месте, но почему-то мокрый. Он понял – жарко!!!

 

- Фамилия?-

- Малинин-

- Имя?-

- Анатолий-

- Отчество?-

- Сергеевич-

- Какое училище окончили?-

- Ленинградское-

- Какое Ленинградское?-

- Извините, Общевойсковое, командное имени Кирова! -

- Как?-

- Что как?-

- Как закончил, оценки.-

- Были разные результаты, на госэкзаменах только пятерки.

- Расскажи мне свою биографию-

 

В процессе рассказа своей автобиографии он интенсивно подвергался дополнительному опросу, значительно дополняющих все то, что он сам о себе знал. Опрос в принципе был обыкновенный и Анатолий был к этому готов.

Он даже успел заметить и оценить обстановку в кабинете командира, здесь все было как-то, по другому, не так как в его родной системе. Отсутствовала полностью неотъемлемая часть всех помещений в училище – полировка, стены свежевыбеленные, отсутствуют учебные пособия и плаката, призывающие служить в войсках по Кировски. Аккуратные  темные шторы и огромная карта, Анатолий так догадался, так как она была плотно зашторена черным, плотным материалом, обтянутая шнурком, на конце которого болталась мастичная печать. Здесь было строго и приятно, на угловой вешалке висела свежевыглаженная полевая форма и противогаз поверх ее, на полу стояли чистые полевые сапоги, на голенищах которых была положена свернутая в скатку плащ-палатка, а на отдельной маленькой полочке лежали 3 сапожные щетки и крем для обуви, аккуратно накрытые бархоткой.

 

-        Достаточно - остановил его рассказ подполковник.

 

Ну а теперь Анатолий Сергеевич расскажите мне пример из закона « Отрицание отрицания», который всегда приводят в пример все преподаватели во всех военных училищах страны.

У Анатолия слегка закружилась голова, - вот и попался - пронеслось в голове. Он быстро вспоминал курсантские годы перед глазами быстро пролетела синяя корочка диплома, все четыре года у него были только хорошие оценки по всем военным и техническим предметам, что нельзя сказать о философии и политической экономике, которые давались ему с большим трудом, если можно выразится, что они вообще ему давались. Он ожидал любой вопрос по технике или вооружению, но тут…

 

Извините меня - товарищ подполковник, последнее время перед войсками  я усиленно занимался другим направлением в знаниях и умениях,  я не помню весь закон, ну вот, например:  Растет в поле колосок, а на нем зернышки, а в последствии у каждого зернышка вырастет…

 

-Достаточно - вот это я и хотел от тебя услышать, я тоже логарифмы не помню, тоже направление немножечко в другую сторону.

 

Анатолия вновь бросило в жар, он не ожидал такого попадания в десятку.

Он улыбнулся, ему сразу стало как будто бы легче дышать.

Меня Вы, наверное, уже знаете - подполковник Чернов Аркадий Яковлевич, командир полка, Наш полк прошел славный боевой путь по фронтовым дорогам ВОВ и в дальнейшем продолжает свои боевые традиции в мирное время. Но с боевым путем части вы познакомитесь самостоятельно в музее части, хотя самому вам это не удастся, при выходе из кабинета вас перехватит мой боевой замполит части а дальше…. Я думаю, что завтра уже сможете сдавать экзамен по этому вопросу и он заулыбался. Обстановка медленно разряжалась. Командир уже начинал нравиться!

 

А сейчас я хочу вас кратко ознакомить с требованиями и правилами какие я предъявляю к офицерскому корпусу нашей части, согласно приказов, директив и своих обязанностей…

 

Анатолий жадно ловил слова и смотрел в рот командиру, но смысл до него не доходил, он понимал о чем речь, но той четкости, надлежавшей при первой беседе с командиром почему  - то небыло. Он настраивал себя внутри, но и это не помогало. Он то уходил в себя со своими воспоминаниями под мелодичную речь командира, то начинал представлять себя на его месте так через год, два .!!! То резко стряхнув с себя нахлынувшие воспоминания, снова возвращался в слух.      …. и вы должны четко это все усвоит и принять на вооружение, больше к этому вопросу мы возвращаться не будем - это вам пригодится в дальнейшей службе здесь в полку и в других частях.

 

-        Так-точно! Немного невпопад ответил Анатолий.

-        Аркадий Яковлевич нажал кнопку селектора:

-        Дежурный по части капитан Самсонов, слушаю вас!

-        Товарищ Самсонов вызовите ко мне командира 3 батальона!

-        Есть!

 

Четко ответил товарищ Самсонов.

Вы товарищ лейтенант начнете службу в 3 батальоне под командованием майора Червова Геннадия Васильевича - отличный , грамотный офицер, вам будет у кого поучиться и набраться опыта.

 

Анатолий молчал, столько впечатлений и информации, ему было трудно запомнить имена , фамили , должности. В дверь постучали.

 

-Разрешите?

-Товарищ подполковник командир 3 батальона майор Червов по вашему приказанию прибыл! – четко, молодцевато доложил вошедший майор. Очень плотный, невысокого роста, затянутый в ремни. Лицо не «клеилось» к его выправке, бравому голосу. Оно было гораздо старше, немного красноватого оттенка, я явно выраженными морщинами под глазами и у носа, на щеке четко выделялся шрам, почти через все лицо.

 

Потом Анатолий узнает, что это лицо еще молодо и сильно, просто имеет большой след оставленный своими повседневными друзьями: снег, дождь, ветер и солнце, жара и холод, радость и огорчения…  Это было лицо поистине боевого, твердого силой воли настойчивого офицера. 

 

Через много лет, где и когда конкретно, а тем более кто – это не важно, подойдет молодая женщина к Анатолию в майорских погонах и застенчиво спросит - Анатолий а сколько вам лет? – 33 ответит гордо он! – Ну, вас жизнь и поломала! Мило скажет она и так же застенчиво убежит. Но это будет потом. А пока…

 

Геннадий Васильевич забирайте себе выпускника, ознакомте с ходом дел в батальоне, определите место, представьте личному составу- сказал командир части – с Ленинградского! – Добавил он с каким то ударением, не то выражением глубокого одобрения, не то усмешкой, но наврят - ли последнее. Выпускники ЛенВОКУ-Кировцы , да что об этом?

 

Товарищ подполковник сделаю все как следует, как надо, определю его в 3 взвод 7 роты, у меня там вакансия, должность давно уже пустует и личный состав уже почти год не чувствовал настоящего своего родного отца-командира. Соскучились по порядку!

 

Чем ближе подходил Анатолий к батальону, где предстояло ему сейчас  волнующая встреча с новым офицерским коллективом и своими подчиненными – первыми в его жизни, тем сильнее отдавало в висках сердце и сильнее мокла рубашка и китель под ремнями.

-        Вот и наш батальон - сказал комбат.

Сердце резко перешло с ритмичного галопа на бешенный скач, Анатолий сбился с шага, комбат быстро, мельком взглянул на него, он, наверное, заметил как резко побледнел Анатолий.

 

-Ты чего?

-Волнуюсь! Товарищ майор.

-Семья есть?

-Холостяк.

 

Каждый шаг по лестнице с высокими, отдраенными до блеска ступеньками и внимательными дневальными на каждом этаже, которые уже вероятно знали зачем вызвали комбата в штаб, так как они при отдании воинской чести почему - то немного ухмылялись и смотрели на молодого лейтенанта, в скрипящих ремнях с иронией и любопытством, отдавался в теле как хождение по арфе, каждый шаг другой звук более высокий, тонкий и нет им конца.

Струна порвалась и Анатолий вздрогнул от неожиданной команды дневального. Все воспоминания и тревоги резко оборвались Анатолий понял – рыба в воде! Ему сразу стало легче. Только желудок продолжал его тревожить все настойчивее.

 

-Вызвать ко мне командира 7 роты!

-Есть!

 

В штабе батальона было попроще, чем у командира пока в кабинете, много столов, везде документы учебные карты, грязные сапоги и не одна пара, на столах полевые сумки, противогазы, очень много бирок, на полу под столами в углу, на подоконнике.

 

-        Разрешите! Дежурный 7 роты младший сержант Хапацук!

-        Да!

-        Товарищ майор рота на полевых занятиях с командиром!

-        Послать посыльного, вызвать ко мне, за себя командира первого!

-        Есть!

-        Присаживайся, комбат с первого вопроса еще в штабе полка перешел на ты и это успокаивало, но было непривычно, эти слова уже относились к Анатолию и он по команде смело подошел к столу комбата, взял стул от соседнего стола и присел.

Но волнение, конечно, не проходило, его учили ранее автотренингу и он повторял про себя спокойнее, спокойнее, я совсем спокоен… Преподаватели в училище подчеркивали важность впечатлений первого дня, первого знакомства, первого взгляда, первого шага, первой команды. Отец на вокзале в Питере перед самым отправление поезда, держа под руку плачущую маму, она всегда плакала - перед встречей, при расставании в радости и в горе, матери они все такие,! сказал: « Сынок! помни, я отдал здоровье на фронте за наше счастье и ты должен, нет обязан продолжить то что не успел сделать я, я уже не молод, инвалид, не забывай какие у тебя погоны и что за ними стою я и твоя мама и все мы кто мирно трудится и живет и не хочет больше войны, не дай Бог узнать ее! И запомни  как себя поставишь с первого дня, так и будет, а потом ломать себя трудно, а многим и не по силам.» И сильно по - мужски поцеловал! В его глазах, горевших как 2 прожектора в небе блокадного Ленинграда, вдруг показалось гордость и мужские слезинки радости и горечи расставания. Анатолий помнит, как он отвернулся и посмотрел в другую сторону, что бы ни показать своей слабости, слезы накатывались на него. Потом в поезде он поплачет, но этого никто не узнает и не увидит! Это будут слезы расставания , слезы радости и гордости за своего отца, орденоносца Красного Знамени, блокадника, героя!- Не подведу!!!

 

Геннадий Васильевич долго рассказывал о специфике службы, коллективе, офицерах, личном составе, спрашивал биографию. Постепенно Анатолий окончательно успокоился и был в состоянии воспринимать услышанное. Он быстро рассказал автобиографию - родился, учился, прибыл… Теперь он уже мог все оценивать и принимать верные решения, чего нельзя было о нем сказать ранее. Время подходило к обеду, ему не надо смотреть на часы, желудок его мучил с новой нарастающей силой. Разговор прервался стуком в дверь, в которую вошел командир той самой 7 роты, про которого Анатолий уже знал, наверное, все, так он думал.

 

Без церемоний и докладов комбат сказал: « Принимай пополнение, что ты лыбишься?, дождался?

 

Анатолий не видел своего непосредственного командира, он сидел спиной к двери и этот миг, миг зрительной встречи оттягивал как можно дальше.

 

-        Личный состав представлю позже, после обеда, сейчас у нас тактика а пока познакомлю по журналу и тетрадям индивидуальных бесед.

-        Хорошо позанимайтесь!

 

Сколько кабинетов сменил сегодня Анатолий, сколько новых лиц и все новое, все первое, неизведанное и, наконец:

-Вот ваше место для подготовке к занятиям, указал ротный на угловой столик у окна. Двухтумбовый, обшитый сверху зеленым солдатским байковым одеялом. Здесь только в бильярд играть, а не к занятиям готовится, подумал он и сел за свое место. За столом стояла небольшая табуреточка с дырочкой посередине, наверное, для переноса или еще для чего…На ней было не очень удобно сидеть, но Анатолий поерзал и устроился выслушивать новое, неведанное про личный состав, боевой путь роты, офицерский коллектив и самое главное найти момент и спросить насчет обеда. Он не заметил как ротный обратился к нему на Вы или просто пропустил это мимо ушей. Он уже привык к обращению с комбатом простому и непринужденному, ничего не обязывающему.

 

-        Сюда ближе ко мне подсаживайтесь, обязанности!

-        Что обязанности, не понял Анатолий.

-        Обязанности командира взвода Вы знаете?

-        Да мы учили устав в училище.

-        Ну, пожалуйста!

 

Анатолий и не думал об обязанностях командира взвода, последний год в училище командовали «полками и дивизиями» и мыслили этими же категориями и ни  грамм ниже, а тут обязанности командира взвода. «Рожал» долго, утомительно, но полностью и с подсказками. Стыдно он продумал все за трое суток дороги, представил сотни ситуаций, как его встретят, накормят, спать уложат. Голодный окончательно, в жаре, затянутый в китель и ремни, глаженых сапогах он вспоминал обязанности командира взвода! Вот так встреча!

Вопросов действительно было много, они вместе вспомнили все обязанности, документацию взвода, распорядок дня, организацию полка, вероятного противника, просмотрели оружейную комнату, вспомнили тактико-технические характеристики вооружения роты, осмотрели казарму, вспомнили обязанности дежурного и дневального по роте, организацию караульной службы в полку….

 

К 14,00 Анатолий прошел весь курс обучения (воспоминания) что было в училище за 4 года интенсивной учебы.

 

-        После приема пищи пойдем в парк. Гулять пронеслось в голове у Анатолия, в тень! под кроны деревьев!

-        Вы мне расскажите в парке боевых машин тактико-технические характеристики БМП, БТР, и их вооружения, а затем сегодня по расписанию у Вас во взводе 2 часа физической подготовки, строевая 1 час и защита от оружия массового поражения, затем ужин, чистка оружия, личное время и отбой, к стати Вы сегодня ответственный по роте за проведение отбоя, а завтра за подьем и зарядку с личным составом…

 

Анатолию уже было не жарко. Ему почему - то все резко стало безразлично и ненавистно. Это белобрысое лицо, высокого старлея-комроты, чистая казарма, выровненные по ниточке одеяла на кроватях, отбитые специальными дощечками квадратные подушки, блестящее оружие в ружкомнате. В системе Анатолий тоже чистил постоянно свой автомат, следил за ним согласно военной поговорки:  «Умом ты можешь не блистать, а сапогом  блистать обязан!», это относилось в переносном смысле и на оружие и на подворотничок и на ложку на полигоне но такого оружия он еже не видел. Вороненое железо крышки ствольной коробки блистало как зеркало. Да!, подумал он, но медленно, и верно все чаше его посещала мысль, что все это он и будет делать, что следующие несколько или сколько то лет ему и предстоит только этим заниматься, да не только этим, а и многим другим, о чем он еще не знал и неведал, да и представить тогда не мог.

 

В распахнутую дверь зашел старлей в полевой промокшей от пота форме с засохшей глиной на сапогах и как - то в спущенных и смятых галинищах, ему они напомнили свалившиеся без ремня галифе на колени и молча сел за стол напротив, сверля глазами Анатолия.

 

-        Молодой?

-        Да

-        У нас начинается отпуск при части?

-        Да, я его уже назначил ответственным на ближайшие 3 месяца.

-        Ну, это круто.

-         Ладно, на неделю пока, а то рота распустится, не соберем!

 

Анатолий молча выслушивал монолог и не мог понять кто это?

 

-        Да, рота внизу тебя ждет.

-        Понял.

 

Анатолий начал врубаться. Да, да это же первый, взводный, комбат говорил, оставь за себя первого. Роту привел с тактики! Да попал!…

 

-        Пошли!

 

Анатолий понял, что ротный обращается к нему.

 

-        Есть!, он встал и они начали спускаться по той же лестнице по которой он поднимался 2-2,5 часа назад и так волновался, что он что - то не так скажет или сделает. Сейчас Анатолий шел молча, волнения небыло, появился страх, жуткий страх не за жизнь, он не понимал чего он так боится, наверное, ему сейчас вспоминались слова отца и его глаза: « И запомни как себя поставишь с первого дня, так и будет, а ломать потом тяжело, а многим и не по силам!» Вот и поставь себя? Сейчас перед строем за водкой пошлют! Нет! Нет! Я покажу прямо сейчас перед сотней человек, что такое и кто такой «Кировец».

-         

-        Вольно!

 

Строй осел на левую ногу и сотня глаз уставились на Анатолия. Он понял, что надо сейчас что - то делать сверхъестественное, но только не упасть в глазах солдат с офицерьем потом разберемся, если надо то и на задворках поговорим, а перед солдатами надо стоять гордо с поднятой головой, жизнерадостно и властно, иначе службы не будет!

 

Анатолий молча поправил ремни, разгладил складочки на кителе и слегка улыбнулся, одновременно, прищурив глаза и обводя всех взглядом. Он видел любопытные взгляды солдат навстречу, некоторые смотрели жестко, кто - то улыбался, но больше любопытных.

Да они же дети, промелькнуло у него в голове, с большим ….

 

-        Третий взвод на месте, остальные в роту сдавать оружие!

-        Ну что? Вам повезло, принимайте своего командира!

-        Познакомитесь в процессе службы, а сейчас лейтенант сдавайте оружие и стройте роту на обед! Повернулся и ушел. 

 

 Анатолий не успел открыть рот, как подбежал маленький, помятый с полевой сумкой, противогазом старлей и представился:

 

-     Замполит 7 роты Сысоев!

-        Командир 3 взвода Малинин Анатолий!

-        Очень приятно!, Толя ты познакомься, а потом мы с тобой поговорим.

 

От этого офицера исходило человеческое тепло, простота, искренность. Не так все и плохо, подумал Анатолий. Повернулся к взводу, молодцевато приложил руку к козырьку и скомандовал:

 

-        Смирно, здравствуйте товарищи!!!

-         

Его голос повторно разлетелся по территории полка, громко, четко и звонко, выговаривая каждый звук, который усиливался и отражался от соседних зданий.

 

Замерли и оглянулись уходившие в казарму солдаты, повернулись бойцы соседней роты, собиравшиеся в курилке на обед, выглянула голова из соседнего здания, открылось окно на 4 этаже канцелярии батальона. Только взвод слегка присел и ответил:

 

-        Здра здра жела вия тов лей  нант, и все в разнобой.

 

Они видимо сами не поняли что случилось.

 

- Ну, кто же так приветствует своего отца командира?

- Здравствуйте товарищи!!!

- Здра здра жела вия тов лей  нант!?

- Здравствуйте товарищи!!!

- Здра здра жела вия тов лей  нант!?

- Здравствуйте товарищи!!!

- Здра здра жела вия тов лей  нант!?

 …….

Уже были открыты все окна в 3 прилегающих казармах, на обед никто не строился все смеялись и ждали, ждали, они ждали моего провала, но не дождутся. « Сынок! помни, как себя поста…..»

-        Я отменяю сегодня личное время, будем учиться здороваться! Сейчас сдать оружие, и приготовится к построению на обед! Замкомзвод, командуйте! И повернулся пойти наверх.

Анатолий слышал, как со стоя выскочили сержанты, он не мог разобрать что они эмоционально доказывали друг другу и своим солдатам, он услышал только окрик :

Товарищ лейтенант!!!,  повернувшись, он, увидел построенный по линеечке взвод, носочки вбрось, каблучки вместе, поднятые головы, серьезные лица, и просьбу сержанта, можно еще раз?

-        Здравствуйте товарищи!!!

-        Здравия желаем товарищ лейтенант!!!

 

Это звучало, звучало и звучало, вокруг у всех отпала нижняя челюсть, кругом стояла тишина, солдаты рядом с других рот перестали курить!  Есть контакт!!! Анатолий ты опять рыба в воде!!! Победа!!! Первая, но большая, очень большая! « Помни сынок как себя……»

 

В столовой было жарко и пахло капустой с водой на первое, капустой без воды на второе и водой без капусты на третье. Анатолий не мог понять предрассудков некоторых людей, которые выбирают что кушать, а что нет, когда кушать, а когда нет. Он всегда хотел есть и ел что есть!

Он смело подошел к столу, где расположился взвод. Замкомвзвода махнул рукой и с другого края стола выскочил солдат, все передвинулись на одно место, Анатолий сел.

 

-        Спасибо! А боец?

-        Он сядет за другой стол не волнуйтесь товарищ лейтенант, голодным не оставим!

 

Анатолию положили полную миску супа и туда добавили половину каши - так ели только старослужащие и дембеля, потом об этом узнает Анатолий. Из варочного цеха принесли насыщенный густой компот и большой кусок белого хлеба! Это действительно был праздник! Праздник для души и желудка. Он не видел как на него смотрят, как он ест и пьет компот с выражением полной благодати, ему было все равно он просто ел и пил.

Он завтра пойдет в службу тыла, сдаст необходимые документы, предписания, продовольственные, вещевые ордера, это будет завтра. Завтра его прикрепят к офицерской столовой, поставят на все виды довольствия и начнется нормальная, военная повседневная жизнь, а пока он курсант в лейтенантских погонах, но имея три десятка подчиненных со своими мыслями, поступками, характером. Но Победа есть и она уже есть! Дело сдвинулось, он уже всех их любил, не зная имен, национальностей.

 

-        Товарищ старший лейтенант рота с обеда прибыла, находится в курилке, отдыхает перед самостоятельной подготовкой!

-        Что за самоуправство? Молодой!

-        Какая курилка?

-        Всех срочно наверх!

-        А что Вы там цирк перед обедом устроили?

 

Анатолий молчал, он понимал, что объяснять что там было и зачем смысла не имеет, его не поймут. А в дальнейшем еще и издеваться начнут.

 

Анатолий курил у входа в казарму. Подошел Сысоев. Молодец! И похлопал по спине, Я Володя, приходи сегодня после отбоя роты к нам домой, я жене сказал, она приготовит ужин, поговорим? Познакомимся?

 

-     Поздно, отбой в 22.

-        Нет, мы не спим до часа, двух, приходи не стесняйся, первый дос. квартира 14, жена ужин готовит, не обижай, приходи!

-        Хорошо, спасибо, а что с собой брать?

-А что у тебя есть, кроме рта?

-        Да ничего.

-        Вот и приноси его!

-    Спасибо!

 

Занятия по физической подготовке проходили по «Кировски», это был хлеб Анатолия.

Разминка, Первый комплекс вольных упражнений, силовые упражнения, пробежка…

Неожиданностей небыло, взвод второго года службы, все понятливые, обученные. Сержантский состав норовил подойти поближе, завести разговор, угостить сигареткой. Анатолию это нравилось, но держал он их на расстоянии и обращался только на ВЫ.

 

Время до ужина пролетело быстро. Рота шла по плацу полка и исполняла песню « Наш командир боевой мы все пойдем за тобой….» Анатолий командовал уже уверенно и четко, песня ему не нравилась, не сама песня а ее исполнение, но роту он дергать не стал.

 

Через некоторое время 7 рота будет выступать на плацу части единолично и исполнять эту песню под аккордеон и на 3 голоса, а полк замрет и будет слушать. А еще через некоторое время весь полк будет проходить с аккордеонами, трубами, барабанами и даже под гитару. А когда приедет Московская комиссия и на строевом смотре большой начальник подойдет к старшему лейтенанту Малинину и увидит у него единственные усы в части и спросит – « А это что???» Командир части скажет, что он лично разрешил офицеру отпустить усы за успехи его подразделения в боевой и политической подготовке. И видел ли кто нибудь, когда нибудь взгляд недоумения и удивления большого начальника, на моего ком. полка и ничего не сказал. Но это будет, обязательно будет, а пока….

 

- Молодой! Ну ка за водочкой сгоняй, вот тебе денежка, остальное добавишь и закуски в столовой возьми! 

-        Ну, здесь меньше стоимости в 10 раз!

-        Добавишь!

-         

Его видавшее виды, загорелое лицо, первого, расплылось в издевательской улыбке.

А белобрысый сидел молча, писал конспекты и делал вид, что он здесь непричем. Ну и повезло мне с командиром, подумал Анатолий. Он взял деньги, но за водкой не пошел.

Он ужинал в семье замполита и не ошибся Владимир и его Людмила действительно были прекрасными людьми.

 

Время расставит все по своим местам. Замполит приедет в гости в Ленинград и будет встречен как самый любимый и дорогой человек. Командир роты, белобрысый, успокоится и примет Анатолия как равного члена офицерского коллектива, первый будет выгнан из части за систематическое употребление и издевательство над личным составом

Сам Анатолий будет командовать придворной ротой при большом штабе и ублажать больших начальников, и ни один не посмеет ему сделать замечание за большие пышные усы.

 

А однажды через много лет, лежа под своей машиной в Ленинграде он услышит:

 

-        Здравия желаю товарищ лейтенант!

-        Привет, Вы кто?

-        Вы меня не помните, Вы пришли к нам молодым лейтенантом, а через пол года я уволился из Вооруженных Сил. Хапацук Я.

-        Коля, дорогой, а как ты здесь, ты же Днепропетровский?

-        Вы рассказывали про мореходку, вот я и решил, на третьем курсе учусь.

-        Молодец! А пехоту забыл?

-        Ну что Вы !

-         

Он снимает бескозырку, выворачивает ее и там, О Боже, там аккуратно приколота общевойсковая эмблема « Сижу в кустах и жду героя»

 

-        Дорогой мой человек! Анатолий целует парня ,а тот смущается и достает бутылочку водки.

-        Зачем, я бы сам сбегал! И действительно сбегал бы и с большим удовольствием!

-         

Мы долго сидели дома и вспоминали службу и смеялись и ничего плохого вспомнить не могли - оно забывается так устроен человек. Природа великая штука.

 

А сейчас Анатолий проплакал все глаза, уткнувшись в подушку, до самого рассвета и не знал, что сказать, что сделать первому, он же не принес водку. Что будет?

 

Рассветало, ему так нехотелось вставать, так не хотелось видеть белобрысую морду. Но он встал, привел себя в порядок и пошел, пошел к своим солдатам, он им нужен, он отец-командир. Он многое узнал и научился вечером у замполита, он шел смело, ровным шагом и знал что сегодня он им устроит и первому и ротному, а надо и комбату. Он готов к бою и он его принял!!!

 

 

 

     

   

 

 

 

 


 



Последние комментарии

гендерное чудовище?)) ...


Какая прелесть! ...


Это-сильно. Некий философский монолог каждого из нас. Не каждому под силу оглянуться назад... ...


Есть такое понятие, как размер... Увы... ...


Алекса
Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Вступление воспринимается как чтение энциклопедии. Но затем, на удивление, узнаешь, что за немаленьким текстом скрывается...


Dreamer
Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но...


!!!!! ...


Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но душу...


Dreamer
Вот эту запретную песню можно как-то с музыкальным сопровождением услышать. Если что, пишите в личку. Здравствуйте...


В-общем, повествование вызывает интерес с точки зрения психологии. Героиня ищет свою нишу в окружающем мире,...


Друг?
10.07.2017 11:50
Dreamer11
Написано больше в публицистической манере с психологическим оттенком. Размышления о дружбе, верности, самопожертвовании ради другого...


Dreamer
Открой секрет - кому посвящение? )
Его нет на этом сайте....


Dreamer
История, видно, длинная ... Кристи надо бы еще похвалить за усердие, беглые мысли, призвать поторопить...