Рассказы Кузьмича


Просмотров: 3
 717 


моряков станислав1
05.12.2013 20:55

Жил в деревне нашей дед, Кузьмичом звали. Хотя звать его и не приходилось – сам являлся, или ловил кого-нибудь на улице и завязывал разговор, простой, ничего не значащей фразы.

– Куда спешишь то Федька? – Федька это я – Под ноги не смотришь. Я вот эдак находился, не смотря… (ну вы поняли).

Сколько Кузьмичу было лет, никто из местных не знал. Даже бабка Маня деревенский старожил помнила его уже стариком. А ей уж восемьдесят пять, как она говаривала, «стукнуло».

Любил Кузьмич поговорить. Нет не простой разговор двух человек, а именно поговорить и рассказывал он совсем уж невероятные истории. Деревенские слухи и байки знал до чёрточки, до запятой, как будто сам там присутствовал.

Вот и в этот раз рассказал такое, во что я, как разумный человек, не поверил. Но, как писатель, хочу поделиться историей.

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ. ЯША ЛЕШИЙ.

– Я вот эдак находился, не смотря… Тогда я за грибами пошёл Степаниде. Она, виш, соседка моя тады была. Помирать собралась… Степанида кажное лето помирает… Виш, жара кругом и сердечко не того уже. Вот и стонет: «Не дай помереть без грибка белого на зубке». Он один у неё, ну зуб-то, вот и сидит на печи, как Яга, и скрипит. «Грибов - говорит – хочу, помираю».

Поплёлся я, куда ж деваться то. Иду по лесу, грибов не видать, а ноги сами, значит, шагают. Думаю: не грибов, так шишек кедровых насшибаю. Пусть Степанида хоть орехов пососёт, грызть всё равно не получится.

Ну и вступил кудатоть. Да так со всех дури и провалился копчиком о дно норы, и прям об каменюку, она ажно в землю на пол локтя ушла. Ну, сидю, себя жалею, глаза вверх пучу – глубоко.… И тут лапа,огромна така, обезьянья, меня за хибот вверх тащит. Ну, думаю, не помру со страху, так прибьют. Не прибьют, так штаны стирать придётся долго. Глядю, значит, рука та мохната к такомо же тулову прирастает и с другой стороны така же растёт, а посередине голова, вся шерстистая, глаза навыкате, и рот зубастый такой, скалится, не то лыбится, не то сожрать хочет.

Поставил мя на землю и отряхивает, значит. Ну, думаю, есть не будут и то хорошо. А энта морда меня отряхнула, да и сама в ту нору полезла. Шой то под нос бурчит не по-нашему.

- Эй, - говорю – спасибо чоль.

А он и ухом не повёл, улез-таки. Сел я значит на пень рядышком, отдышался, штаны отряхнул.

- Ну шо ты ржёшь, от иголок прошлогодних, а не от того что ты подумал.

Ну, думаю, мужика отблагодарить надо. У меня бутылочка фроськиного самогона в кармане была. Полез я в нору. Глаза луплю – темнища. Руками чую, нора тут расширяться стала, свет забрезжил. Впереди землянка, да така светла… Солнечный свет с потолка вишь струится, да на кристалликах каменных поигрывает. Свету столько, шо как будто кто электрическу лампочку зажёг. По стенкам травки, да корешки висят, а посерёдке стол с лавкой и там этот мохнатый сидит, чем-то с тарелки деревянной чавкает.

Ну, глотнул я для храбрости, а леший на меня смотрит. Бутылку ему протягиваю, глядю – не отказался. Остальные пол пузырька и скушал. Наш парень, русский. А он мне тарелку ту под нос суёт и всё бормочет «ешь, ешь». Ба, грибы! Попробовал – белые. Я руками развожу, да спрашиваю: «где брал то морда волохатая?» А он меня опять за хибот из норы тащит.

Из норы вылезли, так он меня вовсе под мышку взял. Ну, думаю, зря я ему налил. Хотя, признать, так ехать было удобней, чем самому ногами шагать. А в голове всё равно мысли не хорошие. Вдруг он меня к таким же обезьянам поволок, а они меня сейчас на костёр, да рагу из меня навертят.

Ну, еду я так, березки, значит, считаю.… И вот как то так помирать вроде не охота. А любопытство гложет – куда ж меня несут?

Вышли, значит, на рощу, большу таку, берёзову. Он меня на землю ставит, а я оглядываюсь – нет ли костра поблизости. А грибов белых вокруг, хоть тем комбайном собирай, шо Митька в прошлом голу у председателя угнал. Ну я конечно же корзинку набил, да как обратно выйти к деревне не знаю.

- Ну, шо, - говорю - Яша?

Я про себя его Яшей окликал.

- Вертай взад, домой в деревню надо.

Яша не заставил себя ждать, и я снова оказался под мышкой. У деревни оказались быстро. Он меня у околицы на землю спустил.

- Ну, говорю, Яш прощевай. За грибы – спасибо.

А он так на меня посмотрел, словно сказал – заходи ещё. Да и в лес дунул.

Грибов я Степаниде принёс. Она ажно и про сердце забыла.

- Где, - говорит, столько белых набрал?

- А это ты у лешего спроси, сам не знаю.

- Что ты старый дурень плетёшь то, какой леший? У Фроськи небось перед выходом бутылочку взял. Он перегаром то как разит.

В общем, не поверила она мне, да ещё и алкоголиком обозвала. А я можно сказать жизнью рисковал.

- Дед, - говорю я, совсем уж сбитый с толку его рассказом – это же Ети был.

- Какой там Етя, нормальный наш леший. Они ведь лешие как? Дурнев да жадных по лесу водят. А хороших людей на грибочи, да травки наводят. Да ты уж беги-беги, в город, вижу, собрался.

- Да, в редакцию надо заехать. Да съестного кое-чего прикупить. Может и тебе что-то нужно.

- Нет, - говорит Кузьмич, отмахиваясь. – Всё что нужно у меня есть, а чего нету, так Яшка притащит.

Лихо развернулся на каблуках военных сапог и пошел, восвояси бурча что-то под нос и приглаживая жилистой рукой бороду…

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ. ФРОСЬКИН САМОГОН.

Через неделю я вернулся обратно, в родную деревню. Дед лежит лежмя, говорят, заболел. Бабка Фрося самогон не гонит, заперлась дома. Соседи слышали, как та молится и лбом половицы гнёт. Терентий пить бросил и, как полоумный, от всех шарахается. А бабы говорят, что в деревню Леший приходил за Фроськой. Дескать, она своими самогонными испарениями всю живность по кромке леса сгубила. Я не задерживаясь направился к деду, прихватив пачку пельменей, привезённую с собой, и бутылочку Арманьяка (ничего другого не нашёл).

- Кузьмич! – кричал я, барабаня в дверь, - Кузьмич!

- Заходи уж Федька. Да кастрюлю захвати, большую.

Я зашёл. Кастрюлю взял.

- Ты сымай башмаки, не следи тут. И вали пельмени варить, а бутылочку сюда давай.

- Дед, а про пельмени то, как узнал? – удивился я.

- Птичка на хвосте принесла, - хитро сощурился Кузьмич, - Иди уже, иди.

Шагая на кухню, спросил:

- А в деревне что случилось, не знаешь?

- Федька!.. Ты сказки читал? Сначала накорми добра молодца, напои, а опосля и спрашивай, - ласково поглаживая бутылочку Арманьяка, проворчал дед.

Говорить Кузьмич начал после трёх десятков пельменей и трёх стопок коньяка.

- Давеча в лес по грибы ходил. Яшку встретнул. А я разве в лес пустой пойду? Взял бутылочку. Да и на Яшку литровую. Ну ведь русска душа не остановится пить пока не отлетит. В общем, перебрали мы чуть. Ну, до песен.… В деревне… Я пел. Яша тоже сначала попробовал, а потом, когда собаки в будки головы попрятали, поугомонился. До дому дошли – вроде мало. Вот Яша и решил сгонять.

- Куда?!

- Так к Фроське ж. У нас лобаз рано закрывается, только у Фроськи можно взять.

- Что?! Сам?!

- Аха. Взял грибков лукошко, чтоб не пустым ходить, да и пошёл. А в это время ещё один «догоняла» к Фроськиному дому огородами пробирался. Терентий от жены втихоря из курятника за бутылкой слинял. Шёл-шёл, да на грабли то Фроськи то и встал. Темно вишь, луны то нет. Тут и рухнул в помидоры. А Яшка, молодец, дошёл. По запаху… Ну Фрося самогон гонит, бутылочки тёплые по углам рассовывает. Чу, стучит кто-то. Она как была с пол-литрой в руках, так и пошла, дверь отворять. А там, здрасьть, Леший. Весь волосатый. Морда скалится. Зубищи, о, как у акулы, в три ряда. Это он с перепою улыбчивый стал. Так Фроське ж не вдомёк, что к ней с хорошим настроением клиент пришёл. Яшка лукошко с грибами ей подаёт, а она думает «ну всё, жрать будут, под грибным соусом». От она в морду бутылкой Яше и запустила. Дверью хлопнула и под лавку. Ну Яша то молодец, бутылочку взял. Да на примки решил через огороды. Чтоб, значит, собак не нервировать. Глядь, в помидорах тело лежит, самогонными парами пришибленное. Вот он и пожалел Терентия – бутылочку в изголовье ему поставил и грибов лукошко, на закусь. И пошёл обратно домой, в лес, про меня паршивец совсем забыл. Фроська, как первые петухи пропели, из дома бегом. И тоже огородами. А там Терентий. От самогона, сдобренного граблями, отходит. Подняться пытается с четверенек, да стонет. А рядом бутылочка Фроськина, да лукошко, стоят. Фрось глядь, а в помидорах Леший опять в человека превращается. Ну, она и остолбенела. Терентий поднялся. Глядь, бутылочка. Аж взвизгнул от счастья. Сразу приложился – из горла половину скушал. Глаза отвёл, глядь, под яблоней Фроська стоит. Пристыдился он за помидоры.

- Тёть Фрось, ты извени, ежели ночью что натворил. Вона грибочки то возьми.

И тикать пока она не очухалась.

- Ну как Фроська у магазина сплетничает, ты знаешь.

- Дааа дед.… Ну и дела у вас тут творятся.… Но ты-то откуда всё узнал? Буд то бы сам из-за кустов подглядывал.

- Так, птички же…

Жизнь в деревне била ключом.… Причём Терентию досталось не только по голове, но и по всем выступающим частям тела. Сначала жена Мария постаралась, «встретила» муженька с гулянки сковородкой по спине. Потом мужики, как Фроськиных рассказов у сельмага наслушались, так Терентия бить пришли. Досталось ему конечно, но всёж жена вступилась.

- Мужики! А почто моего непутёвого в пыли валяете? Небось, стирать не станете. А мне, худосочной, из колодца воду таскать.

Мужики погодили бить Терентия. Переглянулись. Не такая Манька и худосочная, в плечах пошире среднего мужика будет. Да и жёны есть у всех и, что такое стирка без водопровода, знали.

- Мань! Так он же Фроська говорит что оборотень. Как в кино, прям.

- И что? Сразу лупить? - Манька подбоченилась, - Он обидел кого? Аль скотине вред приченил?

- Да нет, Фроську ,он только напугал, да помидоры ейные помял.

Манька сверкнула глазами, обвила пятрых мужиков взглядом. Выделила среди них жертву и попёрла «бульдозером».

- Кирюха.… А ты вон выдь сюда и скажи,… Кто в прошлом годе девок у бани подстерёг, да волком взвыл шоб напугать, и бутылочку самогона, что они с собой взяли умыкнуть? Так может ты тоже оборотень? Мишка, а ты что притаился? Как сам ночью, по пьяне, яблони у попа на дрова порубил, забыл? Ладно, Катька твоя тебя догнала непутёвого.… Только три дерева и успел свалить. В общем, подымайте его и в дом. Я сейчас до магазина и назад. Чтоб небыло вас тут.

Лесина, стоявшая у забора, сделала «хряпс» в руках у Мани и оказалась у неё на плече. Терентия до дому не донесли, стало страшно.

Деревня гудела громче растревоженного улья. Каждый третий шёл в лес за жердями для забора.

Бабы тащили попа. Причём каждая в свою избу, «чтоб супротив нечести защит, значит, поставил». Чуть не порвали в клочья. Однако Отец Никодим внёс рацпредложение – не светить заново все дома, а провести ритуал над самим оборотнем. Чем и спас свою рясу. Бабы, вдруг, стали дамами, перехватив батюшку под локотки, сопроводили вежливо к дому Терентия.

Терентий, вытрезвляясь, колол дрова, когда ковалькада изгоняющих нечисть показалась в конце улицы. Терентий замер с поднятым топором. Глаза сами собой полезли из орбит.

Бабы во главе с попом лавинообразно продвигались к его двору. Шли, молча, лица решительные, кулаки сжаты. Отец Никодим машет кадилом, и нездоровый блеск в его глазах подсказал Терентию, что идут за ним.

- Маммаруся… - пискнул Терентий, и его заметили.

- Вот он!

- Хватай обротня!

- Бабы, вперед! Бери его, пока не перекинулся!

- У, ты мне вражья морда!

И лавина ускорила ход.

Вмиг он был скручен и привязан к коромыслу на манер Христа. Сухие пальцы священника прижали огромный серебряный крест к терентьевской груди.

- Отче наш, иже еси на небеси, да святится имя твое, да приде царствие твое…

С грохотом распахнулась дверь.

Маруся в банном халате, со связкой чеснока на груди и двумя сковородами в руках, широко расставив ноги обутые в резиновые сапоги до колен, встала в дверях. Толпа ухнула.

- А ну курицы разнопёрые отпустите маво, а то на суп пущу. И ты святой отец отойди ради Христа. Грех это сановного мужа бить, так и не доводи до греха смертного, сам не рад будешь.

Все смотрели на Маньку. Терентий ужом выполз из пут, отодвинул от себя батюшкину руку с крестом и, на четвереньках, отполз в сторону крыльца, где стояла Маруся.

- Тютша, ты с колен то подымись. Я тебе сегодня вторые портки стираю.

- Мань, ну чё они, в самом деле? Какой я, к лешему, оборотень? Обалдели все уже в конец.

- Сёстры! – это начал говорить батюшка, - Посмотрите на этого человека, креста серебряного не убоявшегося! Не оборотень он! Как есть не оборотень. Нечисть сразу бы себя проявила, и явила себя в истинном своём виде. Говорю вам – человек он, хоть и не путёвый, но создание божие, а не сатанинское. Мария и ты, Терентий, простите нас! Не по злому умыслу пришли сюда, а только по велению сердец, жаждущих изгнать дитя дьявола. Ошиблись мы.

И вся процессия постаралась ретироваться побыстрей.

- Ой, бабы, как я Маньки испужалась… у чисто термунатор из Америки. Я в кино видала – там такие водятся. Сами вроде человеки, а внутрях железные. И ничего их не берёт, даж пули отскакивают. Мой, вон, коды служил в Афгане, так говорит, туда американцы, таких присылали. Ох, и натерпелись от них, пока из танков стрелять не придумали. Мой цельну роту поубивал.

- Врёт он всё, а ты веришь. Нету таких нигде, только в кино.

- Так как нету , сама видала – один у них губернатором стал.

Вот так, под разговоры, и удалилась первая Кукушкинская армия истребителей нечисти.

А в это время в районе на базаре…

- Слышь, Валентина, сказывают, в Кукушкине оборотня поймали, местный оказался. Ты домой-то одна не ходи, кто знает, может и у нас такой, где водится…

- Ой, Коля, ты ничего поумней придумать, не мог?

- Ты Валь мне не веришь? У Андрюхи спроси. А одна не ходи всё ж. Я Валюш ведь только провожу.

- Да знаю как ты провожашь. Прошлый раз Катюху проводил – так встречали уже из роддома. Ты её хоть постесняйся.

- Да я чё, я ничё. Только проводить хотел.… Для безопасности. Ты Валь Катюхе только не говори.

Слухи, переданные сарафанным радио это сила. Вот поэтому через неделю мы лицезрели у себя в деревне микроавтобус с надписью КНТВ.


 



Последние комментарии

гендерное чудовище?)) ...


Какая прелесть! ...


Это-сильно. Некий философский монолог каждого из нас. Не каждому под силу оглянуться назад... ...


Есть такое понятие, как размер... Увы... ...


Алекса
Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Вступление воспринимается как чтение энциклопедии. Но затем, на удивление, узнаешь, что за немаленьким текстом скрывается...


Dreamer
Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но...


!!!!! ...


Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но душу...


Dreamer
Вот эту запретную песню можно как-то с музыкальным сопровождением услышать. Если что, пишите в личку. Здравствуйте...


В-общем, повествование вызывает интерес с точки зрения психологии. Героиня ищет свою нишу в окружающем мире,...


Друг?
10.07.2017 11:50
Dreamer11
Написано больше в публицистической манере с психологическим оттенком. Размышления о дружбе, верности, самопожертвовании ради другого...


Dreamer
Открой секрет - кому посвящение? )
Его нет на этом сайте....


Dreamer
История, видно, длинная ... Кристи надо бы еще похвалить за усердие, беглые мысли, призвать поторопить...