Рассказы Кузьмича


Просмотров: 3
 717 


моряков станислав1
05.12.2013 20:55

Жил в деревне нашей дед, Кузьмичом звали. Хотя звать его и не приходилось – сам являлся, или ловил кого-нибудь на улице и завязывал разговор, простой, ничего не значащей фразы.

– Куда спешишь то Федька? – Федька это я – Под ноги не смотришь. Я вот эдак находился, не смотря… (ну вы поняли).

Сколько Кузьмичу было лет, никто из местных не знал. Даже бабка Маня деревенский старожил помнила его уже стариком. А ей уж восемьдесят пять, как она говаривала, «стукнуло».

Любил Кузьмич поговорить. Нет не простой разговор двух человек, а именно поговорить и рассказывал он совсем уж невероятные истории. Деревенские слухи и байки знал до чёрточки, до запятой, как будто сам там присутствовал.

Вот и в этот раз рассказал такое, во что я, как разумный человек, не поверил. Но, как писатель, хочу поделиться историей.

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ. ЯША ЛЕШИЙ.

– Я вот эдак находился, не смотря… Тогда я за грибами пошёл Степаниде. Она, виш, соседка моя тады была. Помирать собралась… Степанида кажное лето помирает… Виш, жара кругом и сердечко не того уже. Вот и стонет: «Не дай помереть без грибка белого на зубке». Он один у неё, ну зуб-то, вот и сидит на печи, как Яга, и скрипит. «Грибов - говорит – хочу, помираю».

Поплёлся я, куда ж деваться то. Иду по лесу, грибов не видать, а ноги сами, значит, шагают. Думаю: не грибов, так шишек кедровых насшибаю. Пусть Степанида хоть орехов пососёт, грызть всё равно не получится.

Ну и вступил кудатоть. Да так со всех дури и провалился копчиком о дно норы, и прям об каменюку, она ажно в землю на пол локтя ушла. Ну, сидю, себя жалею, глаза вверх пучу – глубоко.… И тут лапа,огромна така, обезьянья, меня за хибот вверх тащит. Ну, думаю, не помру со страху, так прибьют. Не прибьют, так штаны стирать придётся долго. Глядю, значит, рука та мохната к такомо же тулову прирастает и с другой стороны така же растёт, а посередине голова, вся шерстистая, глаза навыкате, и рот зубастый такой, скалится, не то лыбится, не то сожрать хочет.

Поставил мя на землю и отряхивает, значит. Ну, думаю, есть не будут и то хорошо. А энта морда меня отряхнула, да и сама в ту нору полезла. Шой то под нос бурчит не по-нашему.

- Эй, - говорю – спасибо чоль.

А он и ухом не повёл, улез-таки. Сел я значит на пень рядышком, отдышался, штаны отряхнул.

- Ну шо ты ржёшь, от иголок прошлогодних, а не от того что ты подумал.

Ну, думаю, мужика отблагодарить надо. У меня бутылочка фроськиного самогона в кармане была. Полез я в нору. Глаза луплю – темнища. Руками чую, нора тут расширяться стала, свет забрезжил. Впереди землянка, да така светла… Солнечный свет с потолка вишь струится, да на кристалликах каменных поигрывает. Свету столько, шо как будто кто электрическу лампочку зажёг. По стенкам травки, да корешки висят, а посерёдке стол с лавкой и там этот мохнатый сидит, чем-то с тарелки деревянной чавкает.

Ну, глотнул я для храбрости, а леший на меня смотрит. Бутылку ему протягиваю, глядю – не отказался. Остальные пол пузырька и скушал. Наш парень, русский. А он мне тарелку ту под нос суёт и всё бормочет «ешь, ешь». Ба, грибы! Попробовал – белые. Я руками развожу, да спрашиваю: «где брал то морда волохатая?» А он меня опять за хибот из норы тащит.

Из норы вылезли, так он меня вовсе под мышку взял. Ну, думаю, зря я ему налил. Хотя, признать, так ехать было удобней, чем самому ногами шагать. А в голове всё равно мысли не хорошие. Вдруг он меня к таким же обезьянам поволок, а они меня сейчас на костёр, да рагу из меня навертят.

Ну, еду я так, березки, значит, считаю.… И вот как то так помирать вроде не охота. А любопытство гложет – куда ж меня несут?

Вышли, значит, на рощу, большу таку, берёзову. Он меня на землю ставит, а я оглядываюсь – нет ли костра поблизости. А грибов белых вокруг, хоть тем комбайном собирай, шо Митька в прошлом голу у председателя угнал. Ну я конечно же корзинку набил, да как обратно выйти к деревне не знаю.

- Ну, шо, - говорю - Яша?

Я про себя его Яшей окликал.

- Вертай взад, домой в деревню надо.

Яша не заставил себя ждать, и я снова оказался под мышкой. У деревни оказались быстро. Он меня у околицы на землю спустил.

- Ну, говорю, Яш прощевай. За грибы – спасибо.

А он так на меня посмотрел, словно сказал – заходи ещё. Да и в лес дунул.

Грибов я Степаниде принёс. Она ажно и про сердце забыла.

- Где, - говорит, столько белых набрал?

- А это ты у лешего спроси, сам не знаю.

- Что ты старый дурень плетёшь то, какой леший? У Фроськи небось перед выходом бутылочку взял. Он перегаром то как разит.

В общем, не поверила она мне, да ещё и алкоголиком обозвала. А я можно сказать жизнью рисковал.

- Дед, - говорю я, совсем уж сбитый с толку его рассказом – это же Ети был.

- Какой там Етя, нормальный наш леший. Они ведь лешие как? Дурнев да жадных по лесу водят. А хороших людей на грибочи, да травки наводят. Да ты уж беги-беги, в город, вижу, собрался.

- Да, в редакцию надо заехать. Да съестного кое-чего прикупить. Может и тебе что-то нужно.

- Нет, - говорит Кузьмич, отмахиваясь. – Всё что нужно у меня есть, а чего нету, так Яшка притащит.

Лихо развернулся на каблуках военных сапог и пошел, восвояси бурча что-то под нос и приглаживая жилистой рукой бороду…

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ. ФРОСЬКИН САМОГОН.

Через неделю я вернулся обратно, в родную деревню. Дед лежит лежмя, говорят, заболел. Бабка Фрося самогон не гонит, заперлась дома. Соседи слышали, как та молится и лбом половицы гнёт. Терентий пить бросил и, как полоумный, от всех шарахается. А бабы говорят, что в деревню Леший приходил за Фроськой. Дескать, она своими самогонными испарениями всю живность по кромке леса сгубила. Я не задерживаясь направился к деду, прихватив пачку пельменей, привезённую с собой, и бутылочку Арманьяка (ничего другого не нашёл).

- Кузьмич! – кричал я, барабаня в дверь, - Кузьмич!

- Заходи уж Федька. Да кастрюлю захвати, большую.

Я зашёл. Кастрюлю взял.

- Ты сымай башмаки, не следи тут. И вали пельмени варить, а бутылочку сюда давай.

- Дед, а про пельмени то, как узнал? – удивился я.

- Птичка на хвосте принесла, - хитро сощурился Кузьмич, - Иди уже, иди.

Шагая на кухню, спросил:

- А в деревне что случилось, не знаешь?

- Федька!.. Ты сказки читал? Сначала накорми добра молодца, напои, а опосля и спрашивай, - ласково поглаживая бутылочку Арманьяка, проворчал дед.

Говорить Кузьмич начал после трёх десятков пельменей и трёх стопок коньяка.

- Давеча в лес по грибы ходил. Яшку встретнул. А я разве в лес пустой пойду? Взял бутылочку. Да и на Яшку литровую. Ну ведь русска душа не остановится пить пока не отлетит. В общем, перебрали мы чуть. Ну, до песен.… В деревне… Я пел. Яша тоже сначала попробовал, а потом, когда собаки в будки головы попрятали, поугомонился. До дому дошли – вроде мало. Вот Яша и решил сгонять.

- Куда?!

- Так к Фроське ж. У нас лобаз рано закрывается, только у Фроськи можно взять.

- Что?! Сам?!

- Аха. Взял грибков лукошко, чтоб не пустым ходить, да и пошёл. А в это время ещё один «догоняла» к Фроськиному дому огородами пробирался. Терентий от жены втихоря из курятника за бутылкой слинял. Шёл-шёл, да на грабли то Фроськи то и встал. Темно вишь, луны то нет. Тут и рухнул в помидоры. А Яшка, молодец, дошёл. По запаху… Ну Фрося самогон гонит, бутылочки тёплые по углам рассовывает. Чу, стучит кто-то. Она как была с пол-литрой в руках, так и пошла, дверь отворять. А там, здрасьть, Леший. Весь волосатый. Морда скалится. Зубищи, о, как у акулы, в три ряда. Это он с перепою улыбчивый стал. Так Фроське ж не вдомёк, что к ней с хорошим настроением клиент пришёл. Яшка лукошко с грибами ей подаёт, а она думает «ну всё, жрать будут, под грибным соусом». От она в морду бутылкой Яше и запустила. Дверью хлопнула и под лавку. Ну Яша то молодец, бутылочку взял. Да на примки решил через огороды. Чтоб, значит, собак не нервировать. Глядь, в помидорах тело лежит, самогонными парами пришибленное. Вот он и пожалел Терентия – бутылочку в изголовье ему поставил и грибов лукошко, на закусь. И пошёл обратно домой, в лес, про меня паршивец совсем забыл. Фроська, как первые петухи пропели, из дома бегом. И тоже огородами. А там Терентий. От самогона, сдобренного граблями, отходит. Подняться пытается с четверенек, да стонет. А рядом бутылочка Фроськина, да лукошко, стоят. Фрось глядь, а в помидорах Леший опять в человека превращается. Ну, она и остолбенела. Терентий поднялся. Глядь, бутылочка. Аж взвизгнул от счастья. Сразу приложился – из горла половину скушал. Глаза отвёл, глядь, под яблоней Фроська стоит. Пристыдился он за помидоры.

- Тёть Фрось, ты извени, ежели ночью что натворил. Вона грибочки то возьми.

И тикать пока она не очухалась.

- Ну как Фроська у магазина сплетничает, ты знаешь.

- Дааа дед.… Ну и дела у вас тут творятся.… Но ты-то откуда всё узнал? Буд то бы сам из-за кустов подглядывал.

- Так, птички же…

Жизнь в деревне била ключом.… Причём Терентию досталось не только по голове, но и по всем выступающим частям тела. Сначала жена Мария постаралась, «встретила» муженька с гулянки сковородкой по спине. Потом мужики, как Фроськиных рассказов у сельмага наслушались, так Терентия бить пришли. Досталось ему конечно, но всёж жена вступилась.

- Мужики! А почто моего непутёвого в пыли валяете? Небось, стирать не станете. А мне, худосочной, из колодца воду таскать.

Мужики погодили бить Терентия. Переглянулись. Не такая Манька и худосочная, в плечах пошире среднего мужика будет. Да и жёны есть у всех и, что такое стирка без водопровода, знали.

- Мань! Так он же Фроська говорит что оборотень. Как в кино, прям.

- И что? Сразу лупить? - Манька подбоченилась, - Он обидел кого? Аль скотине вред приченил?

- Да нет, Фроську ,он только напугал, да помидоры ейные помял.

Манька сверкнула глазами, обвила пятрых мужиков взглядом. Выделила среди них жертву и попёрла «бульдозером».

- Кирюха.… А ты вон выдь сюда и скажи,… Кто в прошлом годе девок у бани подстерёг, да волком взвыл шоб напугать, и бутылочку самогона, что они с собой взяли умыкнуть? Так может ты тоже оборотень? Мишка, а ты что притаился? Как сам ночью, по пьяне, яблони у попа на дрова порубил, забыл? Ладно, Катька твоя тебя догнала непутёвого.… Только три дерева и успел свалить. В общем, подымайте его и в дом. Я сейчас до магазина и назад. Чтоб небыло вас тут.

Лесина, стоявшая у забора, сделала «хряпс» в руках у Мани и оказалась у неё на плече. Терентия до дому не донесли, стало страшно.

Деревня гудела громче растревоженного улья. Каждый третий шёл в лес за жердями для забора.

Бабы тащили попа. Причём каждая в свою избу, «чтоб супротив нечести защит, значит, поставил». Чуть не порвали в клочья. Однако Отец Никодим внёс рацпредложение – не светить заново все дома, а провести ритуал над самим оборотнем. Чем и спас свою рясу. Бабы, вдруг, стали дамами, перехватив батюшку под локотки, сопроводили вежливо к дому Терентия.

Терентий, вытрезвляясь, колол дрова, когда ковалькада изгоняющих нечисть показалась в конце улицы. Терентий замер с поднятым топором. Глаза сами собой полезли из орбит.

Бабы во главе с попом лавинообразно продвигались к его двору. Шли, молча, лица решительные, кулаки сжаты. Отец Никодим машет кадилом, и нездоровый блеск в его глазах подсказал Терентию, что идут за ним.

- Маммаруся… - пискнул Терентий, и его заметили.

- Вот он!

- Хватай обротня!

- Бабы, вперед! Бери его, пока не перекинулся!

- У, ты мне вражья морда!

И лавина ускорила ход.

Вмиг он был скручен и привязан к коромыслу на манер Христа. Сухие пальцы священника прижали огромный серебряный крест к терентьевской груди.

- Отче наш, иже еси на небеси, да святится имя твое, да приде царствие твое…

С грохотом распахнулась дверь.

Маруся в банном халате, со связкой чеснока на груди и двумя сковородами в руках, широко расставив ноги обутые в резиновые сапоги до колен, встала в дверях. Толпа ухнула.

- А ну курицы разнопёрые отпустите маво, а то на суп пущу. И ты святой отец отойди ради Христа. Грех это сановного мужа бить, так и не доводи до греха смертного, сам не рад будешь.

Все смотрели на Маньку. Терентий ужом выполз из пут, отодвинул от себя батюшкину руку с крестом и, на четвереньках, отполз в сторону крыльца, где стояла Маруся.

- Тютша, ты с колен то подымись. Я тебе сегодня вторые портки стираю.

- Мань, ну чё они, в самом деле? Какой я, к лешему, оборотень? Обалдели все уже в конец.

- Сёстры! – это начал говорить батюшка, - Посмотрите на этого человека, креста серебряного не убоявшегося! Не оборотень он! Как есть не оборотень. Нечисть сразу бы себя проявила, и явила себя в истинном своём виде. Говорю вам – человек он, хоть и не путёвый, но создание божие, а не сатанинское. Мария и ты, Терентий, простите нас! Не по злому умыслу пришли сюда, а только по велению сердец, жаждущих изгнать дитя дьявола. Ошиблись мы.

И вся процессия постаралась ретироваться побыстрей.

- Ой, бабы, как я Маньки испужалась… у чисто термунатор из Америки. Я в кино видала – там такие водятся. Сами вроде человеки, а внутрях железные. И ничего их не берёт, даж пули отскакивают. Мой, вон, коды служил в Афгане, так говорит, туда американцы, таких присылали. Ох, и натерпелись от них, пока из танков стрелять не придумали. Мой цельну роту поубивал.

- Врёт он всё, а ты веришь. Нету таких нигде, только в кино.

- Так как нету , сама видала – один у них губернатором стал.

Вот так, под разговоры, и удалилась первая Кукушкинская армия истребителей нечисти.

А в это время в районе на базаре…

- Слышь, Валентина, сказывают, в Кукушкине оборотня поймали, местный оказался. Ты домой-то одна не ходи, кто знает, может и у нас такой, где водится…

- Ой, Коля, ты ничего поумней придумать, не мог?

- Ты Валь мне не веришь? У Андрюхи спроси. А одна не ходи всё ж. Я Валюш ведь только провожу.

- Да знаю как ты провожашь. Прошлый раз Катюху проводил – так встречали уже из роддома. Ты её хоть постесняйся.

- Да я чё, я ничё. Только проводить хотел.… Для безопасности. Ты Валь Катюхе только не говори.

Слухи, переданные сарафанным радио это сила. Вот поэтому через неделю мы лицезрели у себя в деревне микроавтобус с надписью КНТВ.


 



Последние комментарии

Dreamer
Серьезный трактат после долгого отсутствия! Доброго утра, дня или вечера. В круг моего общения...


Серьезный трактат после долгого отсутствия! И здесь и сейчас я готов подписаться под многими абзацами вышеизложенного,...


А ты как думаешь? К тебе и к стиху... ...


Dreamer
Что это было? Это ко мне вопрос?
...


Что это было? ...


Гала
Ох, уж эти взрослые! Им всегда всё надо объяснять...) Я рассуждаю о главном герое. Талант...


Ох, уж эти взрослые! Им всегда всё надо объяснять...) Я рассуждаю о главном герое. Талант -...


Гала


Ну,да.... Из пушки по воробьям... У меня эта ваша сказка много разных...


Фейгин Павел Отчасти, я все же основную мысль вкладывал, что божий дар нельзя расходовать попусту, может...


Dreamer
Некий ремейк сказки о рыбаке и золотой рыбке)) Вечная история... Отчасти, я все же основную...


Некий ремейк сказки о рыбаке и золотой рыбке)) Вечная история... ...


Два дуба
06.12.2018 17:09
Гала5
))) Плюсики не для счастья, конечно))). Это инструмент читателя, с помощью которого он, читатель, демонстрирует...


Гала
Ты, если нравится, что автор написал, про плюсики не забывай))). А то вроде похвалил,...


Dreamer
Откуда взялся этот автор? Где он был раньше? Читаю и взрослею(хотя уже не время)......


Два дуба
06.12.2018 16:04
Гала5
Ты, если нравится, что автор написал, про плюсики не забывай))). А то вроде похвалил, а...