Культ


Просмотров: 4
 667 


Лебедев Илья2
01.03.2014 21:25

«Культ. Возрождение».

Раннее утро. Безмятежная атмосфера томно струящейся реки в один миг была нарушена оглушительным звуком, исходящим от полицейских машин, наводнивших небольшой участок земли, остров, в самом сердце грозного потока. Всё новые и новые служители правопорядка подъезжали сюда, к месту преступления. Такого давно уже никто не видел, и главной задачей стало то, чтобы пресса ни о чём не узнала, дабы не сеять панику в городе, не послужить причиной возникновения анархии, страха в сердцах граждан. Девочка пятнадцати лет распята на самодельном кресте, сквозь ноги прошли деревянные колья, соблюдая поражающую симметрию; кисти рук, с застывшей на них кровью, проткнуты несколькими гвоздями по кругу; распорот живот по изумительно точному, хирургическому разрезу без каких-либо неровностей или изгибов, выпотрошенные внутренности которого послужили некой верёвкой для закрепления тела на кресте; отсечённая голова её, оставив на шее идеальное сечение, была перемещена в освободившуюся брюшную полость, из которой на стоящих вокруг полицейских смотрели оставленные открытыми глаза девочки, олицетворяющие безудержный страх и безысходность. Да, картина не для слабонервных…

Инспектор Эйен Фоул следит за тем, как остальные справляются со своими обязанностями: « В конце концов. Сколько его можно ждать? Мы не можем вечно сдерживать СМИ. Луис, достаньте мне Керола Линседа хоть из-под земли!». «Не стоит срывать свою злобу на подчинённых, это не профессионально, инспектор, Фоул» - вставил потерянный эксперт из Копенгагена. Эйен окинула быстрым взглядом только что появившегося мужчину, выражая критичную оценку его опозданию. На вид лет двадцать – двадцать пять, но уже преподаёт в университете Копенгагена археологию, специализируясь изучением культовых обрядов и церемоний. Ведёт скрытый образ жизни, никогда не был женат, в доме живёт лишь он, что вызвало появление много сплетен на тему его личной жизни, да и вообще обо всём, что хоть как-то касается его жизни. Но в данном деле по-настоящему помочь мог лишь он.

- Раз уж вы соизволили появиться, то приступайте к работе. У нас не так много времени.

С неприкрытым трепетом и благоговением подошёл прибывший профессор к телу, как верующий подходит к одной из самых потаённых святынь.

- Безусловно… Боже, потрясающая работа! Какие линии, каллиграфия хирургического дела, просто бесподобно. Мы должны, просто обязаны его найти.

Не слушая её, Линсед продолжал с ярко выраженной осторожностью осматривать тело.

- Конечно. После того, что он сделал с этой школьницей мы не можем не найти его, не поставить его перед законом.

- Просто шедевр. Исполнение, аранжировка, презентация : выше всяких похвал, нет слов..

-Простите, вы восхищаетесь тем, что сотворил этот ненормальный с невинной девочкой? Как вы можете?

- Вороны, - всё, что он ответил..

- Что?

- Вороны. Они гнездятся здесь, неподалёку - после некоторой задумчивости они добавил, протягивая листок бумаги: отправьте по данному адресу все снимки, материалы, которые были найдены здесь, как только сможете. Мне пора.

- Стойте! Скажите хоть что-нибудь о том, что здесь произошло!

Керол, направляясь уже по дороге, прочь от кровавого места, обернулся в сторону крика, обращённого к нему, непринуждённо улыбнулся, качнув головой, скинул на глаза тёмные очки, всё это время находившиеся на лбу, прошёл несколько шагов и прокричал: «Вороны!». От его крика небо вмиг заполонила непроглядная чёрная туча: взлетела напуганная его голосом стая ворон…

Квартира, одна из немногих оставшихся пригодных для проживания, старинного дома, в которой и остановился Линсед. Инспектор Фоул в сопровождении рядового Дейера направлялись к нему, как вдруг к ним подбежала девушка со съехавшей на бок шапкой и полу расстёгнутой курткой, вся запыхавшаяся,

- Одну минуту. Уделите мне одну минуту. Катрин Майер, репортёр из «PreciousWorld» . У меня к вам есть несколько вопросов.

- Простите, но сейчас не совсем-то место, то время. Давайте договоримся с вами и встретимся как-нибудь в более подходящей обстановке. А нам нужно идти.

- Но вы же не хотите, чтобы мы в следующем выпуске опубликовали информацию о девочке, найденной вчера на реке? Думаю, нет. Так, вы ответите на мои вопросы?

- Вы знаете, с кем разговариваете? С ведущим инспектором полиции..

Не дав договорить, Катрин перешла в наступление:

- А вы представляете какой разрушающий эффект вызовет появление данной статьи? Вспомните, что происходило в Орхусе. Хаос, паника, беспредел: всё это может прийти и к нам, если только вы не согласитесь лишь ответить на несколько моих вопросов. И всё. Ох, время не ждёт. Через два часа в кафе «Ларион», если вас там не будет, то уже через час мы выпустим следующий номер. Выбор за вами, до скорой встречи, - оставив своих жертв в недоумении, репортёр стремительно направилась вдоль по улице, нервно набирая номер на своём телефоне, даже не оглядываясь назад. Оправившись от лёгкого смятения, Эйен постучалась в дверь, около которой её так внезапно остановили, Дейер же наблюдал за тем, как Катрин уходила всё дальше и дальше, покидая его поле зрения, вскоре её шапка всё-таки свалилась на тротуар, хотел уже побежать и сказать ей об этом, но инспектор окликнула его от нетерпения.

Медленно проходят по квартире, как будто здесь никто не живёт, всё пребывает в идеальном, педантичном порядке. Лишь тусклый свет пробивается из дальней комнаты, где, как догадались, и находился профессор Линсед. Очутившись там, чуть было не упали – всё пространство занято книгами, они были повсюду: на диване, люстре, полу,- так, что нельзя было чётко разобрать очертания предметов, находящихся здесь. И в эпицентре этого литературного взрыва и сидел Керол, освещаемый керосиновой лампой, которая вот-вот потухнет. Первое время он даже не обратил особого внимания на недавно прибывших гостей. Устав ждать, Эйен слегка кашлянула, чтобы дать понять о своём приходе.

- Я получил все данные, касающиеся нашего дела. Конечно, могли бы работать и более оперативно, но, простите – я привык к режиму Копенгагена, здесь нет вашей вины. Одного не могу понять: зачем вы здесь?

- Наверно, я вас удивлю, но вы должны, по меньшей мере, ставить меня в известность касательно всех ваших действий и каких-либо мыслей, ведь вас прислали сюда помогать нашему следствию, а не устраивать своё собственное независимо от нас.

Керол отложил одну из тысячи книг, лежащую перед ним. Снял свои очки и хладнокровно посмотрел ей прямо в лицо:

- Вы хотите, чтобы я вам помог? Так оставьте меня в покое и дайте сосредоточиться на деле. Вам хочется узнать то, что у меня получилось понять обо всём этом? Хорошо: любой культ берёт свои истоки у религии, но в итоге получается некая совокупность фанатизма и религиозности с преобладанием первого в несколько раз; вчера перед нами предстала вычурно созданная иллюстрация одного из обрядов, проведённого настолько досконально и хирургически точно, что наводит на мысль: наш убийца просто горел желанием воспроизвести это ритуальное убийство, и сделал это, честно говоря, непревзойдённо. Да, яркий пример фанатизма, но в тоже время чёткость линий говорит о хладнокровности и чистоте разума. Перед нами прагматичный фанатик, страшное сочетание. Теперь сам стиль обряда. Осиновые колья, железные гвозди, распятие, выпотрошенный живот, отсечённая голова: собранные элементы из многих этнических ритуальных традиций, такой интернациональный символический комплекс, цель которого, по моему мнению, является сбить нас с толку, завуалировать перед взором идейный корень, безусловно присутствующий и тщательно скрываемый, дабы мы не смогли помешать последующим убийствам, которые непременно последуют. Её убили, как вы пишете, около полудня на середине реки, время может направить на мысль о солнцестоянии, которое всегда было особо важным явлением для древних, место – с одной стороны вода, стихия тайн и загадок, с другой – центр, сердце. Так же нашёл я в отчётах тот факт, что ей был отрезан язык. Здесь, слава богу, всё кажется простым: она рассказала или хотела рассказать что-то лишнее, а значит: была знакома со своим будущим убийцей. Пока это всё, вы довольны?

Всё это время Дейер наблюдал за их разговором, одновременно не без интереса оглядывая помещение, в котором он оказался. Неприветливое и негостеприимное. Неловко было от того ощущения, что о нём позабыли.

- Да, так бы сразу. Теперь видно, Керол Линсед, что вы заняты делом. Скоро наши эксперты закончат с биохимическим анализом, и мы приступим к допросам частных лиц, хотите принять участие?

- Нет, я работаю с культами и обрядами, а не с людьми. Мои лучшие друзья и советчики – книги. Вряд ли во время допросов я смогу почерпнуть информацию о почерке убийцы, его мотивах. Без чего нелегко будет предотвратить следующие катастрофы.

- Но это может вам помочь… - и телефонный звонок прервал её, - Да, инспектор Фоул. Что? Что происходит? Я еду.

- Что случилось?

- Полицейский участок обстреливают. Около четырёх человек. Они пришли за телом. Надо ехать немедленно!

- Стойте! Мне нужна карта города, прямо сейчас.

- О чём вы говорите! Какая, к чёрту, карта города. Мои люди в опасности! Рядовой Дейер, останьтесь здесь и сделайте то, что от вас попросит профессор Линсед, - последние слова Эйен уже кричала с порога, стремглав несясь к своей машине, спеша на выручку подчинённым, надеясь, что успеет спасти тело и помочь им самим. Дейер же обратил свой вопросительный взор на Керола.

- Карта. Карта, мне нужна карта.

- Вот. Но я не понимаю, зачем вам она понадобилась именно сейчас.

- Поэтому я – профессор, а вы – рядовой, - Алан отдал ему в руки карту с лицом обиженного ребёнка, оскорбившись высокомерием и самоуверенностью.

Увлечённо Керол стал искать на карте полицейский участок, потом с линейкой отмерял какие-то линии, поражая своими действиями гостя, находящегося в недоумении, вскоре, подскочив, сказал:

- Этфурд, нам нужно, как можно скорее попасть в Этфурд.

- В такое время вы решили прогуляться по городскому парку?

- Так это парк? Отлично, всё складывается в ряд.

- Как? Вы захотели поехать в место, не имея никакого понятия о нём?

- Ну, простите меня за то, что, приехав в ваш город, я стал заниматься убийством девочки вместо того, чтобы изучать его достопримечательности. И нам нужно ехать. Сейчас, - последнее слово было сказано уже в то время, когда он раскладывал свои книги, пытаясь создать хоть небольшую иллюзию порядка, надел свои очки и направился к двери, посчитав, что рядовой сам сообразит, что должен поехать с ним, но ошибся:

- Рядовой Дейер, пока я буду искать дорогу к вашему парку, будет потеряно слишком много времени, так идите сюда, и поедем уже.

- У вас есть оружие? – спросил Керол уже на пути к Этфурду.

- Да, - ответил слегка ошеломленный Алан, но когда он увидел, как профессор достал револьвер и зарядил его, ошеломлённость уступила место ярчайшему удивлению.

- Откуда у вас это?

Ответом на вопрос послужила совсем незаметная улыбка. Дальнейший путь они провели в молчании, лишь указания дороги Алана прерывали его. Как вскоре достигли Этфурда, люди кричали, дети плакали, прижатые к матерям, все разбегались от небольшого холма, на котором развернулась следующая картина:

Две девушки лет двадцати с изукрашенными лицами и вооружённые пистолетами оккупировали этот небольшой холм, первая из них находилась у его подножия, размахивая своим оружием и выкрикивая возгласы:

- Смотрите, как они страдают! Как страдают те, кто заставляет страдать природу, Землю! Посмотрите на них и задумайтесь над тем, что вы делаете! Мы здесь, дабы открыть вам глаза на ваши же грехи, от которых вы так умело прячетесь долгое время. И события Орхуса вас ничему не научили. Они умрут, искупая не только свои, но и ваши грехи!

Вторая же находилась среди трёх пленниц, первая из которых уже отдала свою душу небесам. Под ногтями и на руках, и на ногах у неё торчали иглы. Ужасно представить то, как медленно и болезненно они вводились ей под кожу. Как потом ножом её вспарывали, начиная от живота и заканчивая горлом. И смерть от того, что она захлебнулась в собственной крови, как в собственном грехе. И лицо навсегда сохранило отпечаток адской боли, агонии, которую, как ни старайся, не передать словами. Руки и ноги второй пленницы привязаны к двум противоположным кольям, составляющим с колесом страшный механизм по разрыванию тела надвое.

- Не надейтесь, что смерть её будет быстра и легка! Нет, и она будет страдать, как страдает всё живое, окружающее нас, не заслуживающее этого, - вступила, прокричала девушка с рисунком дракона на лице, и с этими словами взяла превосходно наточенный скальпель и подошла к очередной жертве, на животе которой уже прочерчена чёрная полоса. Старательно, с чувством наслаждения, и под истошные крики женщины она снимала ей кожу. Местами кровь проступала сквозь оголённое мясо, от неловких движений скальпель опускался глубже, заставляя кричать женщину ещё громче, хотя казалось, что это попросту невозможно. Когда дело было закончено, обречённая уже не могла кричать – просто лились слёзы по измученному лицу, а её мучитель подошёл к колесу и стал медленно его крутить, растягивая тело, на котором стали поступать жилы, набухать вены, а по оголённой линии мяса полилась кровь. Изнемогая, жертва только открывала рот, издавая еле слышимые звуки. Как в один миг, после резкого поворота машины, её тело разорвалось на две части, залив кровью всю адскую установку, и запах крови распространился по близ лежащей территории парка. Паника переросла в истерику у людей, кто-то попытался спасти оставшуюся пленницу, но получил пулю в самое сердце от девушки дракона и свалился замертво, после чего все стали убегать прочь, как раздался выстрел той, кто стояла внизу:

- Стойте! Вы будете наблюдать за тем, как она умрёт, иначе пули, оставшиеся у нас, полетят в вас! Остановитесь и наслаждайтесь судом правосудия!

Тем временем последняя женщина от волнений и двух смертей, свидетелем которых она стала, потеряла сознание, издав оглушительный крик. И девушкам показалось, что она умерла, а это не входило в их план, они отвлеклись, и в этот миг из-за машины выбегает Керол, стреляя на поражение в стоящую внизу. Первая пуля залетела в ногу, последующая пробила уже голову. На звуки стрельбы обернулась вторая, увидев, что происходит, открыла огонь по Линседу, он же за считанные секунды успел поднять тело её сообщницы и воспользовался им как щитом. Наверху закончились патроны, поняв это, профессор откидывает тело и выпускает последний снаряд, убивая «дракона» точно в лоб. К нему подходит рядовой.

- Дейер, думаю, что стоить позвонить инспектору Фоул.

- Да, думаю, стоит, - с этими словами он отошёл подальше, чтобы всё рассказать Эйен, а Керол освободил выжившую женщину от верёвок, связывающих её, в окружении людей, которые ещё не отошли морально ото всего, что произошло.

Прошёл час. Скорая помощь увезла психически пострадавшую в отделение. Она до сих пор не пришла в себя. Около очередного места преступления стоят четверо: Керол Линсед, рядовой Дейер, Эйен Фоул и судмедэксперт Фрэнк Сайд, они с Керолом работали вместе в Копенгагене до тех пор, пока Фрэнка не перевили за превышение служебных полномочий.

- Чтобы у прессы не возникло вопросов по поводу использования вами оружия, вам будет выдан полицейский значок, а пока старайтесь избегать контактов с журналистами, и вообще, без моего ведома, не давайте какие-либо комментарии по этому делу. И… я благодарю вас за то, что вы спасли женщине жизнь. Но как вы догадались? – инспектор была немного задета тем фактом, что сама не смогла это понять.

- После чётко продуманного убийства девочки они вдруг решаются открыто, приступом напасть на полицейский участок. Это странно. Поэтому я понял, что основные действия будут разворачиваться не здесь, и дабы им не помешали, нужно было оттянуть всю полицию в одно место. Что у них отлично получилось. Выжившая – ключ. Уверен, что она многое знает. Нельзя допустить, чтобы до неё добрались. Теперь ясно, что в этом культе несколько человек, действиями которых кто-то управляет, кто-то очень расчетливый. Фрэнк, что можешь сказать по двум погибшим?

- Самое интересное следующее: в их крови найдено обезболивающее, причём в большом количестве.

- Что ты хочешь этим сказать?

- То, что их реакция на боль, причиняемую им, не совсем совпадает с допустимой при таком количестве обезболивающего. Моё дело – найти, ваше – уже связать. И это было нелегко, к счастью, тела были быстро доставлены, так бы и не получилось его обнаружить.

- Нам повезло. Но где здесь связь. Ни в одном культе не предусмотрено снижение чувствительности боли у жертв. Странно. Эйен, я хочу участвовать в допросе выжившей. Как её зовут?

- Меган Лоу, редактор из журнала «PreciousWorld». Точно! Катрин Майер, она ждёт встречи с нами. Керол, отправляётесь по этому адресу и ответьте ей на все вопросы.

- Как скажите. Только: Фрэнк, отправь мне на дом результаты биохимии убитой девочки, мне нужно их просмотреть.

- Да, как только освобожусь, так сразу.

- Чтобы вы не ждали, я сама этим займусь, - вызвалась Фоул, - Дейер, отправляйтесь…

- Нет. Мне нужна его помощь. Отправьте кого-нибудь другого в больницу к Меган, хорошо? Пойдёмте, Дейер, не будем заставлять ждать журналистку, - и, не дожидаясь ответа инспектора, он уводит с собой рядового, оставляя Фрэнка с Эйен одних.

- Дейер, ваша задача: достать как можно больше информации для меня о газете «PreciousWorld». Всё, что вам покажется странным или интересным, принесите мне. Ясно.

- Суть дела, да. Но зачем?

- Для составления картины города.

- Хорошо. Я это сделаю.

- Вот и отлично. А мне пора на встречу с Катрин Майер.

И он направился в кафе «Ларион», снедаемый мыслями касательно недавно открывшихся фактов дела.

- Добрый день, профессор археологии Керол Линсед. Давайте свои вопросы, и я пойду, слишком много нужно делать, надеюсь, вы понимаете.

- Да, конечно, буду стараться сделать всё быстро. И так, начнём. Скажите, по какой причине вас отправили сюда из Копенгагена?

- Посчитав, что дело напрямую связано с культом, ритуалом, им понадобился высококвалифицированный эксперт, поэтому я здесь.

- Значит: можно уже говорить о культе?

- Да, по-моему, да.

- Что вы можете сказать об убийце? Есть уже какие-либо версии по поводу его личности?

- Как вы могли сегодня заметить, он действует не в одиночку. Нет, версий пока нет. А вы увлекаетесь Руссо?

Заметив, что книга немного высунулась из сумки, Катрин положила её обратно, - Нет, пишу диссертантскую на тему «Утопическая философия». Как часто вам приходится пускать в ход револьвер, сегодняшний день показал, что вы с ним неплохо справляетесь?

- Если я профессор, это ещё не диагноз. Для мужчины это вполне нормально, что он умеет обращаться с оружием. А в этом городе есть библиотека, ведь книга взята оттуда, да?

- Да, всего одна. Что вы можете сказать об организованности деятельности культа?

- Всё чётко, досконально спланировано. Хотя выжившая женщина, безусловно, не входит в их план развития событий. Надеемся, что она сможет пролить свет на происходящее.

Вот и всё. Спасибо, что согласились. И на будущее: лучше бы вам обзавестись полицейским значком, как ни как вы пристрелили двух девушек, - бросив последнюю фразу, она мгновенно выпорхнула из кафе, и вопрос «А можно увидеть ваш значок работника газеты?» Керола уже не достиг её.

Допив кофе, он отправился домой. Спать.

Проснувшись, Линсед обнаружил, что ему уже пришли результаты биохимического анализа и полицейский значок. Вскоре увидел на письменном столе документы о «PreciousWorld», сначала взялся за них. Прочитав первую страницу, окончательно проснулся и кинулся звонить Эйен:

- Доброе утро, инспектор. У меня есть неприятная новость. Вы знаете, что среди списков сотрудников известной нам с вами газеты нет Катрин Майер? Нет вообще ни одной журналистки с именем Катрин.

- Тогда кто брал у вас интервью? Кому мы слили всю информацию?

- Простите, но мне кажется, что это ваша обязанность: проверять людей, так что это всецело ваше упущение. Я не знаю, кто она. Но её нужно найти, так что отдайте соответствующий приказ. И как там Меган, уже очнулась?

- С Катрин мы разберёмся, а Меган, нет, она до сих пор без сознания. И при её обыске была найдена полусгоревшая бумага, но на ней отчётливо видно одно имя: Йохан Бах, владелец «PreciousWorld». Я как раз собиралась отправить людей к ним в редакцию. И пока не забыла: вас искал комиссар, отправляйтесь в центральное отделение полиции, как можно скорее.

- Конечно, не хорошо заставлять комиссара ждать, - и Керол повесил трубку, наспех оделся и направился на встречу к комиссару. По пути позвонил Дейеру и поблагодарил его за проделанную работу. На улице шёл дождь.

Входя в здание центрального офиса полиции, Линсед наткнулся на тучного мужчину, стремительно идущего прочь. В след ему выбежал комиссар полиции и крикнул: «Стойте, Бах!», но он, ничего не слыша или делая вид, что ничего не слышит, шёл дальше.

- А, это вы, мистер Линсед. Вообще-то я звал вас лишь для того, чтобы похвалить за вчерашний подвиг и выразить вам свои надежды на то, что дело будет в скором времени закрыто. Удачи. Простите, но совсем нет времени. А вот и Алан пришёл. Он вам поможет. Удачи с делом.

- Благодарю комиссар,- но слова благодарности принял не сам комиссар, а уже его спина, - Алан, нам с вами нужно сходить в библиотеку. Как удачно, что вы пришли.

- В библиотеку?

- Я очень люблю читать.

- Как скажете. Она, как раз, не далеко. Пойдёмте.

- Расскажите мне, что связывает комиссара и Йоханом Бахом.

- Ну, как сказать. Когда-то в прошлом они были крепкими друзьями, но, как всегда, всё испортили деньги. «PreciousWorld» не основное занятие Баха, он владелец крупной банковской сети, наш комиссар взял у него деньги для открытия своего дела в Африке. Оно пошло в гору, и когда Йохан пришёл за своей долей, комиссар сказал, что отдал ему деньги, а о ни какой доли не было и речи. После этого они в ссоре. Бах считает, что его обокрали, второй год пытается добиться своей доли, недавно, в прошлом месяце, один из его банков ограбили, так он считает, что рук дело нашего комиссара. Так что сейчас между ними не самые тёплые отношения. А это-то вам зачем?

- Всё для того же. Для общей картины города.

- А то не библиотека ли случайно?

- Да, это она. С вами пойти?

Нет. Для вас, Алан, есть другое задание. Достаньте мне копии протокола обыска здания издательства Баха. И пока вы не ушли: какая была погода в день первого убийства, вы случайнее не помните?

- Были дожди. Запомнилось, потому что это были первые дожди настоящей осени. У вас больше нет вопросов?

- Нет. Можете идти. Позвоните мне, как всё сделаете.

- Безусловно, - и без лишних вопросов Дейер отправился выполнять очередное необычное поручение профессора Линседа, пока тот посещал городскую библиотеку.

По истечении часа, Керол прогуливался вдоль набережной, складывая в голове картинку, но ему не хватало нескольких чрезвычайно важных деталей, как зазвонил телефон, это Алан

- Мистер Линсед, я выполнил ваше поручение, но вам стоит знать, что мы нашли Катрин Майер, вот только сказать она вам вряд ли что сможет.

- Почему?

- Она мертва.

- Чёрт! Говорите адрес, я постараюсь прибыть скоро, если не потеряюсь в вашем городе.

Приблизительно минут через десять он уже был на месте преступления.

Бедная Катрин. Её ступни отпилены, линии не так чётки, как были в прошлый раз, но всё равно чувствуется врачебный опыт. Коленки проткнуты толстыми стальными иглами, на которых успела запечься кровь убитой. Вся спина её в сквозных дырах, из которых свисают некоторые внутренности, отрублены пальцы рук, из которых сделано ожерелье, украшающее шею, на голове чугунный котелок, как говорит Фрэнк, он был раскалён, что и вызвало ожоги по всей голове. Не самое приятное зрелище.

- Керол, смотри, что нашли мы у неё, - сказал, подходя Сайл, протягивая листок бумаги, на котором явно проступала подпись Баха, - дело приобретает совсем иной оборот, не так ли?

- А книга Руссо? Вы нашли книгу при обыске?

- Книгу? Нет. Только это письмо в кармане. Больше у неё с собой ничего не было.

- Ясно. Алан? Где тебя носит? – Когда в голове рождаются светлые идеи, нет места для каких-либо любезностей.

- Я здесь, профессор. Я здесь.

- Я отправляюсь в офис Йохана Баха, а вы – в городской архив, я надеюсь, что даже в таком месте есть архив, и поднимите все документы, касающиеся закрытых в прошлом частных клиник. Как можно скорее. А где Эйен Фоул?

- Она у комиссара. У них совещание по настоящему делу.

- Ладно. Давай те работать. Преступники дать не будут. Вперёд!

И, Фрэнк. Если будет что-то интересное с Катрин, дай мне знать, - и, не дожидаясь ответа, отправился в гости к Баху.

Входя в кабинет Йохана, Керол обратил внимание на письмо, лежащее на столе:

- День добрый. Дарси? Ваша жена?

- Я не женат, мистер Линсед. Чем могу быть полезен?

- Я пришёл сюда, чтобы узнать ответ лишь на один вопрос: почему вы прекратили оказывать финансовую поддержку частным клиникам в рамках развития новых медицинских технологий?

- Это касается только меня и моей компании, и точно не имеет никакого отношения к делу. Простите, но я не буду отвечать на данный вопрос. Вы хотели ещё что-нибудь узнать, если нет, то я бы вас попросил, здесь время очень ценно.

- Да, есть последний, как с вами связано число: 981600?

- Мой почтовый индекс. А теперь вам пора.

Сопровождаемый охраной, Керол вышел на улицу. Созвонился с Аланом, от которого узнал, что всё готово. Позвонил Эйен:

- Приезжайте в городской архив, я знаю, кто убийца,- повесив трубку, заметил, что ему звонит Сайл

- Да, Фрэнк. Я тебя слушаю.

- Состояние Меган окончательно стабилизировалось, скоро придёт в себя. Посчитал, что тебе это будет важно узнать.

- А кто с ней сейчас?

- Один из полицейских Фоул.

- Хорошо. И, Фрэнк, приезжай, как можно скорее, в городской архив и не спрашивай зачем.

- Скоро буду.

Здание городского архива. Небольшая, плохо освещённая комната, центр которой занимает стол с лежащими на нём документами, которые тщательно успел изучить перед тем, как сюда пришли главные действующие лица: Йохан Бах, недовольный тем, что его отлучили от исполнения своих обязанностей; комиссар полиции, наоборот довольный возможностью сбежать из участка, но расстроенный присутствием Баха; инспектор Фоул, пребывающая в нетерпении от того, что скоро узнает имя убийцы; Фрэнк Сайл, желающий узнать причину этого собрания; рядовой Дейер, ему было просто любопытно, не больше. Когда все были в сборе, Керол начал свою изобличающую речь:

- Нас здесь шестеро. Что я могу сказать. План идеален, по крайней мере, изначально, в нём не было ни малейшего изъяна. Всё продумано до мелочей. Что же погубило его? Как ни странно, импровизация. Но всё-таки, думаю, стоит вернуться в прошлое. Когда-то давно в вашем городе работала частная клиника Дарси Лоис. Она была ведущим врачом хирургом в городе, клиника процветала, имела потенциал стать передовой по всей Дании, тем более, что её поддерживал сам Йохан Бах. Однажды случился пожар в центральном хирургическом отделении, причину которого стала тщательно изучать полиция. А через месяц клиника была уже закрыта. Страх, что опыты над людьми по получению новых медицинских препаратов станут известны, и все, причастные к тому, попадут в тюрьму, и повлиял на это решение. Только представьте: люди медленно умирающие от жара, сжигающего кровь, от кашля, раздирающего горла, от пота, смешанного с кровью, бурное выделение приводило к тому, что подопытные задыхались, и прочие подпольные эксперименты доктора Лоис. И вы, Йохан Бах, безусловно, знали об этом, и большая часть денег шла именно на их финансирование. Вам повезло, что к тому времени комиссар занял свой пост, и он помог замять дело, остановив его ход. Но не стоит забывать, что вы, комиссар, принимали непосредственное участие в подобных проектах, поставляя на опыты осужденных пожизненно. На этом, как всем показалось, всё закончилось. Клиника закрыта, уголовного дела нет. Так что же сделала такого Эмили Майер, за что её настолько жестоко убили? Читая сводки старых газет, можно увидеть фамилию Майер. Оказывается, мать Эмили лежала в этой поликлинике, и пропала, когда были совсем молоды Эмили и Катрин, вы же догадались, что они сёстры, я надеюсь. Но этим никто не стал заниматься. А девочки были отданы в детский дом. Прошло время. Из детского дома Эмили перевели в психиатрическую клинику из-за того, что она рассказывала ужасные истории, поведанные её матерью, но никто не верил ей. Недавно Майер оказалась на свободе, и, как вы думаете, кого она увидела? Дарси Лоис, не смотря на то, что та сделала пластическую операцию по изменению своей внешности. Эмили обвинила Лоис в смерти своей матери, наверное, даже пригрозила, что пойдёт в полицию. А что происходило в это время с Дарси. Её начал шантажировать Йохан, ведь его банковская компания на грани разорения, а комиссар не возвращает денег. И вот представилась великая возможность: избавиться от Эмили и от Йохана сразу. Она убивает Эмили, надеясь, что скоро полиция выйдет на Йохана. Но просчиталась: у погибшей, как оказалось, есть сестра, Катрин, заподозрившая что-то не то в смерти Эмили. Чуть притормозим. Биохимический анализ Эмили Майер. Его изменили, зачем? Покровы тканей. Вот ответ. Но, изменив, его, допущена фатальная ошибка: в день убийства были дожди, что совсем не совместимо с сухим покровом кожи, увлёкшись, наш убийца осёкся. Это была небольшая ремарка, а теперь продолжим. Катрин пришла к Дарси, и они договорились, что если Майер поможет Лоис подставить Йохана, она будет обеспечена на всю оставшуюся жизнь. И Катрин поверила. Дабы совсем запутать следствие придумана была идея культа, ради поддержания которой и была устроена резня в Этфурде с великолепным отвлечением полиции, под конец которой были подброшены бумаги с именем Баха, чтобы направить полицию по верному пути. Потом: моя встреча с Катрин. Заинтересовался я книгой, как думал, Руссо. Но я запомнил цифры на обороте её, 981600, подумал, что это код библиотеки, но ваше литературное заведение не пользуется кодом как таковым. Это было письмо, приложенное к книге, а цифры – почтовый индекс Йохана Баха. Она украла его у Дарси, дабы иметь козырь в рукаве, плюс ещё один факт: мы узнали, что она не работает газете. Эти два обстоятельства и вынудили Дарси избавиться от неё раньше, чем она планировала. Оставив расписку в кармане с подписью Баха. Всё говорит о том, он и есть наш убийца. Но – нет. У кого есть возможность подменить биохимию? Кто мог контролировать действия полиции? Кто мог свободно подкидывать улики? Представляю вам Дарси Лоис, или, как она известна нам, Эйен Фоул. Да, это так. Дейер служил своеобразным щитом. При нём был разговор с Катрин, дабы показать всё своё удивление. Вы, мисс Фоул, всё продумали, но импровизировать не умеете, как ни печально это для вас. Какой план! Избавитесь от Йохана Баха, шантажирующего вас, от сестёр Майер, напоминающих вам о прошлом, и, в конце концов, от комиссара, в последующим, заняв его место. Остаться при деньгах, отправить на небо прошлое, получить повышение, в перспективе работать даже в Копенгагене. Чёткий, поначалу безукоризненный план, но всё испортил я, как ни самодовольно это бы не звучало. И чуть не забыл про пять девушек, разыгравших перед нами фееричное представление. Из моего рассказа становится понятно, что они ник то иные, как медсёстры из клиники, которых Лоис - Фоул довела до психического невроза длительным курсом наркотических средств. Мисс Фоул, вы арестованы.

- Я вас недооценила, мистер Линсед. Но думайте, что, арестовав меня сейчас, вы остановите кульминацию моего плана, которая настанет через 59 минут! – прокричав последние слова, Эйен рухнула замертво с пеной, бурно выделяющейся изо рта.

Фрэнк подбежал к ней, осмотрел, и вынес свой вердикт:

- Яд, она отравилась примерно час назад.

- После неудачного плана, она решила хоть умереть по строго определённому плану.

- Простите, - вмешался комиссар, - но, по-моему, только я понял, что через 57 минут неизвестно где произойдёт что-то страшное. Нужно спешить.

- Но где? – спросил Дейер, только сейчас пришедший в себя от услышанного.

- Конечно же. Меган – она и не должна была умирать, план заключался в том, чтобы она попала в больницу, где и произойдёт кульминация. Поехали!

Воспользовавшись созданной сумятицей, Йохан отправился к себе в издательство.

И все трое: Керол, Дейер и комиссар отправились в больницу, дабы остановить грядущую катастрофу. По пути Керол вспомнил, как Фрэнк упоминал о том, что сегодня в город привозят раненых из Афганистана. Теперь последняя часть картинки на месте. Лоис ни как не могла простить свой провал на поприще медицины, а она верила, что спасёт в будущем многие жизни, раз уж ей помешали, то она убьёт тех, кого могла бы вылечить намного скорее. Главное – успеть спасти невинных.

Когда они подъехали к поликлинике, то увидели, как люди с чувством глубокого страха выбегают из здания. Только что показавшийся врач всё объяснил: « Пациентка Меган пришла в себя, убив медсестру ударом ножа в горло. Она упала навзничь на пол, истекая кровью, корчась в конвульсиях. В настоящее время Меган держит под контролем палаты с ранеными афганцами».

- Время, Дейер!

- Осталось 15 минут, - комиссар в сопровождении Линседа побежал в поликлинику на выручку афганцам. Тяжело бежать, когда тебе навстречу несутся полоумные люди, когда времени осталось лишь около четверти часа. Поднимаясь на третий этаж, они разделились: комиссар поднимался дальше, а Керол направился к противоположной лестнице.

- Бегите! Бегите, сегодня не ваш судный день, - кричала Меган в то время, когда комиссар уже очутился на этаже и выстрелил ей в грудь. Тут и Керол пришёл.

- Линсед, открывайте двери и выводите раненых, время на исходе.

Всё шло отлично. Последний афганец уже спускался по лестнице, и комиссар отправил Керола с ним. Он сам хотел пойти вниз, как почувствовал боль в правой ноге. Меган отдала последние силы на то, чтобы выстрелить в своего губителя.

Покинув здание больницы и спася афганца, Линсед обернулся и не увидел за собой комиссара, посмотрел на часы, оставалось 2-3 минуты. Вскоре двери открываются, и появляется долгожданный комиссар, но в одну секунду взрыв, родившийся далеко в глубинах поликлиники, настиг его и разорвал на части, забрызгав кровью и внутренностями Керола Линседа…

Раннее морозное утро осени. В глубоком молчании стоят Керол и Дейер. Подъезжает полицейская машина.

- Был рад поработать с вами, Алан.

- И я, профессор Линсед. Вы к нам ещё приедете.

- В эту глушь? Нет, спасибо. Лучше вы к нам.

- Если вы окажете мне поддержку, то непременно.

- Вы сначала решитесь, а там посмотрим.

- А помните первый день? Вы тогда говорили о воронах, к чему это было?

- Да, помню. А вы помните мои слова: «Поэтому я – профессор, а вы – рядовой»?

Бросив последние слова, он направился к машине, остановился перед дверью и засмеялся, обернулся к Алану и сказал: «Мне будет не хватать вас, Алан», сел в машину, которая увезла его по дороге в Копенгаген.

«И мне вас» - подумал Алан…


 



Страница: 1  2  > 

Последние комментарии

гендерное чудовище?)) ...


Какая прелесть! ...


Это-сильно. Некий философский монолог каждого из нас. Не каждому под силу оглянуться назад... ...


Есть такое понятие, как размер... Увы... ...


Алекса
Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Вступление воспринимается как чтение энциклопедии. Но затем, на удивление, узнаешь, что за немаленьким текстом скрывается...


Dreamer
Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но...


!!!!! ...


Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но душу...


Dreamer
Вот эту запретную песню можно как-то с музыкальным сопровождением услышать. Если что, пишите в личку. Здравствуйте...


В-общем, повествование вызывает интерес с точки зрения психологии. Героиня ищет свою нишу в окружающем мире,...


Друг?
10.07.2017 11:50
Dreamer11
Написано больше в публицистической манере с психологическим оттенком. Размышления о дружбе, верности, самопожертвовании ради другого...


Dreamer
Открой секрет - кому посвящение? )
Его нет на этом сайте....


Dreamer
История, видно, длинная ... Кристи надо бы еще похвалить за усердие, беглые мысли, призвать поторопить...