Нежданная Встреча


Просмотров: 6
 610 


Unevers781
26.05.2014 20:23

Это произошло угрюмым осенним днём. Встреча с ней стала роковой для меня. Именно в тот момент я познал всю сладость и горечь любви, не известную для меня до этого времени. Она схватила меня словно львица свою добычу, так тихо и вкрадчиво как никто раньше. Конечно, были в мире люди, которые захватывали меня своим присутствием, но она была совсем иной, не похожей на других. Сокол, который терзал меня до конца. Всё началось с того что грустным вечером я брёл до своего дома. Напавшая на меня меланхолия едва ли не заставила меня покончить с собой, но хвала вселенной до этого не дошло. Я шёл на ветер, капал дождь. Осенью вся природа словно рыдает со мной, бросая свою лёгкую дремоту на усталый город. Она словно лава растекалась повсюду, и губила всех, кто не мог спастись от неё. Ветер начинал усиливаться и капли воды становились всё тяжелей, они парой попадали в глаза и даже в нос. В такие моменты я чувствовал себя поистине свободным, отрешенным от всего человечества, одинокий путник который шёл навстречу своей судьбе, не боясь бросить вызов стихии. Я жил без цели в жизни, жил, так как хотел, не обращал внимания на мнение чужих вроде: Так нельзя! Да что ты за человек в таком случае! Скажу честно, мне по душе была больше та теория, что я вселенское существо, которому уготовано великое дело, только какое? Этого я не мог понять. Мой дом находился на отшибе, за городом. Жил я один…теперь. Раньше у меня был кот Меркурий. Он ушёл, не знаю, зачем и куда, но он заставил меня подумать о том, что мы так много живём и так мало делаем. Мы не делаем ничего особенного, приходя домой, мы смотрим телевизор, читаем книги, играем в игры с семьёй. Ни кого ведь не интересует, а какой он этот мир, что он нам подарил? Мы не видим ничего кроме своего дома и улицы, по которой мы идём в школу, на работу. Что мы знаем о мире, ничего. Почему бы нам не сделать как кот, взять и уйти, смотреть мир. Неважно с семьёй ты это будешь делать или один. Главное что ты начал идти. Идти навстречу судьбе. Все эти разногласия о том, что судьба уготована ещё до нашего рождения - полный бред. Каждый сам пишет свою историю, если бы я тогда не открыл дверь, ничего бы не случилось, но я открыл, решая какой будет сюжет. Мы все вершители этой судьбы, только не каждый может это понять. Дождь стал бить в лицо с таким рвением, словно кузнец выбивал новую сталь. Моё лицо было всё мокрое, я чувствовал единение с природой. Я пришёл домой и, зайдя в него, сбросил свой плащ на пол. Дом был отшельнический и не большой, малая кухня, уютная спальня, аккуратная ванная комната. Но для жизни этого было достаточно, со всем горем моей души, я всё-таки чувствовал себя счастливым, то ли от того что осень грустит вместе со мной, то ли от нищей жизни подаренной мне матерью. Не знаю. Я поставил чайник на газовую плиту и включил его. Сев напротив окна я стал всматриваться в небо, то которое было светилом моих дней, когда мне было плохо, я смотрел на него, это не всегда чистое, синие, манящие свое красотой - скопление газов и пыли. Мне стало вдруг душно, поняв, что газ нагрел комнату, я встал и открыл окно. Холодные как лёд капли врезались мне в лицо. Этот чистый воздух защекотал мой нос словно, пушистое перо, белое, мягкое, нежное. Время опять потеряло для меня всякий смысл. Покосившееся дерево, жалостливо взирало на меня своей, покрывшейся мхом карой, эти золотые ветви, которые хлестали воздух. Казалось, что ветер бьёт самого себя. От этого я виднее видел жизнь. Каждый губит сам себя, и всегда разными способами. Безутешная хандра не пропадала, а наоборот усиливалась. Это покажется странным, но чем сильней она становилась, тем счастливей был я. И тут я услышал два громких хлопка. Сказать тогда что это было, я не мог, уже позже всё прояснилось. Выйдя из так называемого транса, я увидел, что вода в чайнике уже выкипела, но меня больше волновал удар. Не выключив газ, я последовал к двери. Не знаю, почему именно туда, наверно интуиция. Я подошёл вплотную к ней и услышал теперь три сильных стука. Я отварил дверь. Передо мной стояло существо, полностью вымокшее, с болезненным видом. Это была девушка. Её тёмные волосы обмокли и теперь покоились на плечах. От холода её била дрожь. Её глаза были зеленоватого оттенка. Нос был маленьким, губы ровными. В её лице я видел мольбу о приюте. Одинокая - подумал я. Мы долго всматривались вдруг друга, не знаю, был ли это проблеск любви или же она просто замерзла настолько, что не мола пошевелиться. Но тут вдруг нежданный гость выпалил - Простите, я попала под дождь и промокла, не могли бы вы...

-Ах да конечно заходите - ответил я

Я был удивлён, растерян и счастлив на столько, что не услышал её спасибо.

- Бросайте мокрую одежду сюда - Я указал ей на пол около моего плаща. Она посмотрела на меня с недопонимающим глупым видом. Немного подождав, девушка скинула своё пальто.

Я продолжил – Вы должно быть замёрзли? Сейчас я принесу плед и сухую одежду. Она ответила кивком и кривой, но в, то, же время завораживающей улыбкой. Пока я шёл к шкафу я думал: Кто она такая? На кой лёт я её сюда пустил, обращаюсь с ней как с маленькой сестрой. Открыв шкаф и взяв плед, я немного удивился, прямо под пледом лежало платье с виду шёлковое, на нём вырисовывались разные цветы. Откуда оно у меня я понятия не имел. Но без всяких раздумий взял его и направился обратно к точке моего старта.
- Вот держите – Я протянул ей плед и платье – Не спрашивайте, откуда оно просто берите, я и сам не знаю. Одарив меня вопросительным нежным взглядом, она с тонкой радостью взяла мой подарок.
- Можете зайти в ванную комнату и там переодеться – Я указал ей на дверь.
- Хорошо – Ответила девушка.
В её голосе я уловил лёгкое стеснение, дрожание, до сих пор длившееся недопонимание ко всему происходящему. Пройдя на кухню и снова наполнив чайник водой, я поставил его обратно на плиту. Затем достал две кружки и чай, который был куплен на прошлой неделе. Насыпав сахар и положив в кружки два чайных пакетика, я услышал, как незваный гость вышел из ванны и стремительными шагами направлялся к кухне. Зайдя в дверной проём меня, захватила буря воспоминаний. В один миг я вспомнил, откуда у меня это платье. Прямо передо мной стояла девушка, лет двадцати, волосы уже не лежали на плечах, а красовались в подвешенном состоянии, она больше не трусилась от холода, а стояла ровно, и я бы даже сказал дисциплинировано. Ровный и таинственный взгляд не давал мне покоя. Губы украшала лёгкая улыбка. Платье отлично на ней сидело. Но тут я пришёл в себя и вымолвил – Оно отлично вам идёт -
Девушка лишь покраснела в ответ, но мне было этого достаточного что бы понять, что моё замечание не вызывает в ней ни каких раздражённых эмоций. В чайнике начала опять выкипать вода, но вовремя спохватившись, затрат не произошло. Ошеломлённый видом девушки, я схватил чайник, и вскоре поняв, что ручка, которая словно из ада, обожгла мне руку, я швырнул его в сторону, и закричал, сам не понимая что. Гостью это слегка шокировало, ну ещё бы я никогда в жизни с такой остротой внимания не попадал ровно в крохотную дыру в стене, которая не давала мне покоя уже много лет. От сильного удара кусок стены обвалился, и вместо маленького отверстия там образовалась такая дыра, что туда можно было поместить ещё пять таких же чайников. Взглянув на гостя я, немного крича, сказал – В шкафчике сверху есть аптечка, прошу, достаньте обезболивающие. Сойдя со своего места и подойдя к небольшому шкафчику, который весел на стене, девушка открыла его. В нём помимо аптечки первой помощи находились чая разных сортов, некоторые из них были привезены даже из далёких стран. Немного помедлив, гость начал рыться в аптечке и в скором времени достал обезболивающие.
- Вот – Девушка протянула мне мазь.
- Простите мне трудно об этом просить, но, похоже, я не состоянии намазать лекарство сам, я попрошу вас сделать это. Без всяких колебаний, девушка открыла тюбик с лекарством.
- Положите руку ровно на стол – Приказала она. Я повиновался.
И тут я почувствовал резкую боль, но она тут, же пропала когда ладонь девушки соприкоснулась с моей. Казалось, и мази не надо было, только её целебного прикосновения. Нанеся лекарство, девушка сказала – Теперь нужно подождать пока обезболивающие начнёт действовать – Я, молча, кивнул. Положив аптечку обратно в шкаф, она, одарив меня лирически соболезнующим взглядом, спросила – Могу ли я сесть – в голосе было тоже дрожание, но только оно стало более утончённым, словно гостья говорила теперь с лёгким притяжением ко мне, страх и недопонимание стали потихоньку угасать, а взаимопонимание к данной ситуации и доброжелательность, которая граничила с захватывающей ситуацией, яро начинала развиваться. – Конечно, садитесь. – Я указал ей на стул. Грациозно, ошеломляюще, словно королева она села на стул, который при всём её величии казался на трон. Я заглянул в её глаза, они были полны безмятежности. Зеленый цвет казался мне загадочным. Франция. Париж. Это чудесное место навсегда осталось в моей памяти. Это платье она оставила мне в память о нашей встрече. Немного вульгарно и раскрепощено, но я не смог противиться ей. Гость напоминал мне о ней. Те же глаза, тот же нос, черт возьми, да она вся походила на неё.
- Хотите чаю – сказал вдруг я
- Я не откажусь.
- Понимаю я не в силах поставить чайник, прошу вас.
- Хорошо – Девушка встала и, подняв чайник с пола, помыла его. После чего набрав в него воду, включив газ, она поставила его на плиту.
- Чай вон там – я указал на шкафчик, который весел в хлипком состоянии. Она подошла и открыла его. Аромат чая дошёл и до меня. Их было больше сотни.
- Нечего себе, вы явно любите это дело - сказала она с удивлением.
- Да, ничего так не лечит как чай.
- Их так много, я не знаю какой выбрать.
- Выбирайте на ваше усмотрение.
Немного постояв, он протянула руку и взяла фруктовый чай, не помню, откуда он был привезён, но был очень вкусный. Взяв другие чашки, она повторила мои действия. Теперь произошло без происшествий. Налив кипяток, девушка подала мне чашку с чаем. Она снова села на стул, но грациозность, куда - то ушла, она стала обычной женщиной, которая приняв мир таким, какой он есть, отправилась в бытие, бытие безответственности и безмятежности. Дождь прекратился, и за окном тускнел и догорал осенний вечер. Безумные ветки дерева больше не хлестали воздух, а тучи ушли, оставив только чистое небо. Мы смотрели друг другу в глаза, не отрываясь, даже не смущаясь. Но тут я заговорил.
- Вы откуда?
- Вообще я приехала из Америки, в надежде найти здесь уединение.
- Ну и как, нашли?
- Здесь его больше чем нужно, кажется, будто город совсем пустой.
- Это так.
- Так как дома у меня нет, я решила пройтись по всему городу в надеже найти отель, но забрела сюда, и совсем потерялась.
- С отелем вы ошиблись, в нашем месте здесь такого нет.
- Это мне уже понятно, ну а вы, вы откуда?
- Я из далека, после ужасного кризиса (имеется ввиду ситуация) я решил уехать сюда, где меня никто не найдёт.
- Видимо, вас всё же нашли – она засмеялась.
- Да, видимо так.
- А что за кризис?
- Это сугубо личное дело, прошу меня простить.
- Это я должна извиниться.
- Не стоит.
- Здесь осенью всегда так холодно?
- Да, почти всегда
- И так же часто идёт дождь?
- Это тоже верно.
За беседой, мы не заметили, как быстро осушили свои кружки. На улице уже было темно, почти слышно аукали совы, а всякого рода насекомые, бились в окно. Куда уехала та парижанка, я не знал, она даже не сказала ни слова, просто села в такси и исчезла. И только сейчас я почувствовал вкус чая, это её чай. Она оставила мне его перед уездом, может просто забыла про него, а может, сделала это намеренно. Я снова стал расспрашивать гостью.
- Простите за вопрос, какая музыка вам по душе?
Она посмотрела на меня слегка отупевшим взглядом.
- Зачем вы это спрашиваете?
- Простите, мне не стоило…
- Да нет, ничего страшного, просто это произошло неожиданно – Неожиданно… не так ли пришла она сама, не так ли ушла любовь всей моей жизни, не так ли нагрянула гроза во время того как я шёл домой. Всё же наши жизни полны неожиданности, ужасной, прекрасной, равнодушной, беспокойной, но всё же неожиданности. Лампа посередине стола, начинала коптить. И вверху, на потолке, образовалось тёмное пятно. Девушка продолжила.
- Я люблю разную музыку, но всё же, по душе мне больше Коул Портер – И тут меня передёрнуло, словно кто - то вонзил мне в спину иглу.
- Какое совпадение! Я тоже его люблю
- Вы серьёзно?
- Ну, конечно же, разве может, кто - либо ещё, написать таких красивых слов!?
- Тут вы правы, никто кроме него не напишет ничего подобного.
- Уже не напишет.
- Да, вы правы.
За окном теперь виднелась сонная, ленивая, словно капля молока, луна. Наступила полная ночь. Все люди теперь покоились в своих постелях, но только не мы, мы были захвачены бурей, бурей, которая порождала прекрасное и уничтожала ужасное. Казалось, я снова был влюблён. На её лице не было ни капли усталости, она была занята ситуацией, так же как и я.
- А вы не хотите отсюда уйти? – выпалил вдруг я.
- Куда именно? – в голосе девушки появилось смущение.
- Неподалёку отсюда есть озеро, оно особенно прекрасно ночью, если вы не возражаете, мы можем налить в термос чай, и отправиться туда – В душе моей горел огонь.
- Это отличная идея! – в глазах девушки искрилась радость.
- У меня так же есть предложение взять граммофон и пару пластинок Портера.
- У вас есть пластинки Коула Портера?
- Ну конечно, как я, по-вашему, его слушаю?
- Просто в наше время люди позабыли о таких вещах как пластинки и граммофоны.
Она была права, люди позабыли настоящие ценности, погрязнув в рутине нового информационного общества. Все эти электронные вещи, книги, сотовые телефоны, компьютеры, всё это убивает нас, и, зная это, мы с радостью идём к ним. Новое поколение даже не знает, как пахнет новая книга, только что купленная в магазине, и не важно, о чём она или как выглядит, важно - то, что она настоящая, а не искусственная. Каждый раз, поколения, из века в век твердят, что именно они изменят этот мир, не понимая того, что этот мир не изменчив. Как бы мы не старались, но мы изменимся лишь сами, а мир останется не тронутым, потому что, что бы изменить его, нужны совсем не вещи, а то, что есть лишь у единиц, и это чистая, непорочная душа, которая раскрыта нараспашку, и излучает тепло и свет. И вот лишь тогда, когда каждый человек станет таким, мир сможет перевернуться. Она взяла термос, а я граммофон и пластинки. Мы отправились в то место, где были слиты тысячи сердец, в то место где мечта становилась явью, в то место где всё было как в книге. Идя по разбитой дороге, мы разговаривали не о чём, сначала мы говорили о том, как прекрасен этот мир, о том, что на улице вдруг стало тепло. В небе ярко светили звёзды, пролетали метеоры, а я всё смотрел на её улыбку, и поддавался пленению её души. Мы уже подходили к озеру, когда она сказала – Мне кажется… я вас где – то уже видела, только не припомню где. Может просто совпадение?
- Совпадений не бывает, может вы меня с кем - то спутали?
- Может вы и правы, но всё же, странное у меня предчувствие.
- И в чём оно складывается ваше предчувствие?
- А вы бывали во Франции?
- Нет.
Я наврал, конечно же, я там был, но вспоминать это место я больше не желал.
- А вот и наше озеро - воскликнул я
- Как тут красиво!
- Ещё бы, особенно ночью
- Смотрите, там есть скамья, давайте сядем.
- С радостью.
Сев на скамью, я поставил граммофон рядом, достав пластинку, я её запустил. Послышался сначала тихий хрип, после полилась музыка.
- Это же Kissme, Kate!
- Вы её узнали!
- Ещё бы она моя любимая.
- Смотрите, там на воде.
На озере были лебеди, белые, чистые, невинные. Эти создания, вот кто действительно смел, только они могут сохранять ответственность в самые откровенные моменты жизни. Больные моногамией, и чувством долга, эти животные. Если бы только люди были такими же, мир сразу стал бы добрей и отзывчивей. Водная гладь отражала луну, казалось, что озеро собирает все краски жизни в себе, а потом во время таких вот встреч, отдаёт всю свою нежность людям.
- Вот ваш чай – она подала мне кружку, я взял её и почувствовал руку девушки. Вдруг я выпустил кружку из рук, она упала и разбилась.
- Шрам? У вас на руке шрам?
Она смотрела на меня удивлённым взглядом.
- Да, а что?
- Просто я его уже чувствовал, прикасался к нему.
Мы оба были ошарашены, она не понимала моего удивления, а я не мог понять кто она. И вдруг она спросила
- Джон?
- Елиза?
- О боже! - в этот момент я всё понял, это она, это она уехала тогда и не сказала почему, это она была той девушкой, Париж, дождь, это всё она.
- О Господи! А, как ты, почему…
- Почему ты уехала! Почему ты бросила меня! – Во мне кипели злость, страх, волнение, радость, грусть. Всё вдруг перемешалось, мысли хаотично бились в голове, словно животные в клетке.
Она заплакала
- Прости… - протянула тоненьким голосом девушка – У меня возникли проблемы, моя сестра, у неё был инфаркт, я ничего не могла поделать.
Вдруг вся злость ушла, и осталось только печаль и сочувствие. Я смотрел в её заплаканное лицо, оно было полно просьбы о прощении.
- Но почему ты мне ничего не сказала? – Сказал я с содроганием сердца.
- Я не хотела, во мне тогда что - то сломалось, меня волновала лишь моя родня.
Её губы дрожали, вдруг она упала на землю и зарыдала, крича лишь одно слово «прости»
Вскочив со скамьи, я бросился к ней, поднял её и усадил обратно.
- Ты меня ненавидишь – Воскликнула она.
- Нет! Ты не права, я прощаю тебя, прошу, не плачь.
- Ты, правда, меня прощаешь – она подняла на меня голову.
- Ну, конечно же, просто могла сказать мне, ты не представляешь, как мне было плохо тогда.
- Представляю, мне было ещё хуже.
Я обнял её, моё плечо сразу стало мокрым от её слёз. Стоя пред ней на коленях, я тоже просил прощения, из - за того что не смог дождаться, я сбросил груз любви, думая что это всё пройдёт. Но такие болезни не проходят, они лишь выжидают, что бы снова ударить по тебе.
- Ты тоже прости меня, я не должен быть уезжать.
Она зарыдала ещё сильней, пошёл дождь, капли теперь были тёплыми, как такое могло произойти, что бы осенний дождь был тёплым. Мы оба стали мокрыми. Рыданье прекратилось. Я и не заметил, как тоже стал плакать. Она подняла на меня свои мокрые глаза, и сказала – Давай теперь будем вместе, всегда.
От этих слов я сломался, я обнял её ещё сильней и сказал
- Теперь и навсегда.
- Ты не врёшь?
- Нет, больше, нет.
Тёмная, дождливая ночь. Мы просидели там до утра, а на рассвете отправились домой. Мы были счастливы, что нашли друг друга. Вот так и заканчивается история моего долгого виляния от любви. Но начнётся новая история, полная радости. В жизни меня больше ничего не волновало, лишь бы она теперь была со мной. Каждый день, я радовался её улыбке, грустил вместе с ней. Не было такого дня, что бы я не взял её за руку или не сказал, что я её люблю. Любовь поистине сильней всех сил. И лишь она меняет людей, а люди в свою очередь, с помощью этого чувства, меняют мир.


 



Последние комментарии

Самый разумный способ реагирования на троллей - это молчание и игнор здесь в сети. Вступать...


Уважаемый! Любите заниматься провокациями, троллингом - это Ваши проблемы. Культурный, грамотный, воспитанный человек не будет...


Холод
12.04.2019 09:44
Dreamer12
Стих о природе? Но почему же так страшно... ...


Фетисова Светлана
Щёлкнул замком входной двери и... "Слабак, трус, предатель" - это то, что он прочёл...


Держусь, не падаю, не плачу. Дав шанс себе в который раз
Увидеть солнца луч прекрасный. Зацепили...


Щёлкнул замком входной двери и... "Слабак, трус, предатель" - это то, что он прочёл в...


Фетисова Светлана
Автор всегда с Вами! ))) Ответ уклончив) Чисто женская логика...
...


Dreamer
Назрел насущный вопрос:"В каком мире находится автор"? Он еще там или здесь? Автор всегда с...


Назрел насущный вопрос:"В каком мире находится автор"? Он еще там или здесь? ...


Dreamer
А это интересно! Бытовая история с нервом, переживаниями, налетом таинственности, но угадывается желание автора...


А это интересно! Бытовая история с нервом, переживаниями, налетом таинственности, но угадывается желание автора сказать...


Васил
Нельзя быть ни русофобом, ни украинофобом и т.д. Запомните: все народы равны. Фобом быть не...


Нельзя быть ни русофобом, ни украинофобом и т.д. Запомните: все народы равны. ...


Сие творение более похоже на статейку в патриотическую газету. Хочу заметить, что количество русофобов пропорционально...


*** Кристиночка


Откуда-то сверху? Ну да, Кристина. Иногда с высоты птичьего полета видно то,...