СТРЕЛЬЦЫ


Просмотров: 0
 594 


kandaghar1
20.07.2014 10:25

СТРЕЛЬЦЫ

«Сегодня придется лежать долго – они знают о моем существовании и теперь, понапрасну высовываться не рискуют. Главное – позиция весь день будет в тени, а то июньское солнце такое беспощадное», — подумала Марина и прильнула к окуляру прицела.

В прошлом она – мастер спорта по пулевой стрельбе. Две недели назад – портниха. А теперь – снайпер нацгвардии. Неисповедимы пути… Но сегодня она другой быть не может: Украина в опасности – ее рвут на части террористы, сепаратисты, российские диверсанты, чеченские боевики и еще черт знает кто…

Андреевка. Блокпост сепаратистов плохо замаскирован – четыре бетонных блока на обочине дороги, два куста сирени и тополя. За блоками, в кювете, их палатка – она не просматривается.

«Ну что ж, поиграем в кошки-мышки. Моего терпения надолго хватит. Корректировщик у меня здоровский – глазастый, что беркут», — и Марина, оторвавшись от прицела, поправила наушник переговорного устройства.

Раннее утро обещает жаркий день. Солнце пока ласково, и Марина под его лучами прикрыла глаза.

Вспомнилось, как месяц назад, так же утром, нежилась в своей постели и думала: «Сегодня буду лежать долго – выходной».

Волшебница память вернула ее еще дальше в прошлое, туда, где утром, в постели, она была не одна, а с любимым человеком. С Юркой, с одноклассником. Странно и удивительно, что они встретились. В общем, и в школе, и после, даже не общались… И вдруг, как выстрел с его стороны: мгновенно – такая круговерть! Цветы, стихи, песни, ресторан, уютная комната, бутылка мартини и Любовь! Любовь, вспыхнувшая внезапно, как пожар. Пожар, как от поджога, а не от тлеющего окурка… Любовь, перечеркивающая весь жизненный опыт немолодых, в общем-то, людей. Любовь, перехватывающая дыхание. Любовь, когда дышать можно лишь вместе, дышать в такт. Любовь до изнеможения. Любовь, без которой – ПУСТОТА.

— А я помню, как тебя называли в школе – Тим Ма.

— У тебя хорошая память. Вот ты рассказываешь, и я начинаю многое вспоминать. Ты помнишь то, что у меня даже не отложилось.

— А я стихи писал. А теперь чувствую, они опять стучатся. А если я пишу стихи – это значит: я влюблен.

— Тоже иногда пишу, но редко…

— Я люблю тебя!

— Мой хороший, — и поцелуй в ответ.

Долгий-долгий разговор. Разговор о прожитом. Разговор ласковый, нежный, с поцелуями…

— Вот удивительно: мы с тобой оба стрельцы и вместе. А говорят, одноименные заряды отталкиваются. Вранье, наверное.

— Я тоже об этом подумала. У дураков мысли сходятся.

Неловкий смешок и вновь поцелуй.

Что их толкнуло говорить о политике, она вспомнить не смогла. Но почти дословно вспоминалась каждая фраза.

— Ну, ведь Донбасс прав. Люди просто высказали своё понимание нынешней ситуации. Они не хотят идти за киевской хунтой.

— Они бы ничего не высказывали, если бы Россия не мутила воду на нашем юго-востоке. Какая хунта? Вот – всенародно-избранный президент. Неужели ты не видишь – враг на пороге.

— Всенародно? Всенародно американцами? И потом, почему на пороге? – я уже у тебя в постели.

— Прекрати! Замолчи, иначе мы поссоримся!

— Добро. Замолчал. Мариночка, ради тебя я готов стать Андрием Бульбой.

Улыбка. Поцелуй.

Подул ветерок. Кусты сирени качнулись. Марина вновь прильнула к прицелу. Никого.

«Интересно, где Юрка сейчас?»

А ведь поссорились. Поругались на ровном месте. Он так и не понял, что неприлично тайком разглядывать картины. И не важно, что они выставлены для всеобщего обозрения. Тайком нельзя. Через витрину – нельзя. Купи билет, войди вовнутрь. И его мнение никому не интересно. Эта галерея существовала до него, и будет существовать и после.

Глупо. Но, расстались.

Исчез.

И ведь ждала, дура. Ждала до боли, до стихов.

Томик Цветаевой. Что-то читала и не видела что…

Пока сама не написала:

Завтра я очень рано встану,
Вымою все в дому.
Платье новое я достану.
В завтра я утону.

Завтра, в пятничный понедельник,
Я растворю окно.
Где же милый, ты мой, бездельник?
Я тебя жду давно.

Завтра рано, наверно к ночи,
С букетом роз придёшь.
Ты – уставший, конечно, очень –
Виду не подаешь.

Подойдешь ты, и скажешь: «Здравствуй,
Это я!» — и тогда
Я растаю в объятьях. Завтра –
Воскресная среда.

Восхищенно ты, как художник,
Будешь смотреть в глаза.
Завтра будет, понятно, вторник –
В четверг была гроза.

Завтра сгинут мои заботы
От поцелуя – прочь…
Завтра – суббота, и от субботы
Нас отделяет ночь.

Завтра я очень рано встану,
Вымою всё в дому…
Как я ждать до сих пор не устану –
Богу знать одному.

«Когда написала – так легко стало, — Марина глубоко вздохнула. — И в самом деле – зачем мне всё это?! Хорошо, что он не увидел этих строк».

Потом объявился – по электронке стихи прислал:

Спасибо Вам, моя милая,
Что, решая проблемы свои,
Вы, щадя меня или милуя,
Не делили боль на двоих.

Не просили меня и не клянчили –
Невозможного я бы не смог.
Как приятно Вы были обманчивы,
Недалек как был я – видит Бог!

Я б за Вами пошёл в преисподнюю,
Сбегал к Господу б, если Вы там…
Но любовь наша слишком уж поздняя –
Так: новелла, отнюдь не роман…

Как старался я быть ненавязчивым,
И, как крест, эта тема моя:
Оказались, как все, уходящи Вы,
Бесподобная Тим Ма моя.

Вы жемчужиной в сердце останетесь,
Загружу ею память свою…
Впрочем, это уж вас не касается…
Моё Счастье, я Вас не люблю.

«Ну, и ладно, мой хороший. Прощай, Юрчик! Действительно, это была не любовь, это был всё испепеляющий пожар. А я предупреждала… Как там у Шекспира? Дай Бог памяти… Faretheewell, andifforever, stillforever, faretheewell. Прощай, и если навсегда, то навсегда прощай».

— Тима, — металлически пропищал наушник, — слева, на три часа – РПГ.

В окуляре – знакомый профиль. Седые усы и щетина.

Что-то обожгло сердце, и лицо запылало огнем.

— В кого же ты целишься, Юрка? – Ты же сейчас выстрелишь. Нет!!! Теперь мой выстрел первый.

«Прощай, любимый! Андрия из тебя не вышло…», — только и успела подумать, нажимая на спуск.

— Здравствуй, Мариночка! — приветливо и нежно произнесла Людмила Алексеевна, — Проходь у комнату.

Теплые глаза семидесятипятилетней старушки вспыхнули такой искренней радостью, что показалось – она помолодела.

— Ко мне так давно никто не приходил! Проходь.

Марина робко, с тенью какого-то неудобства и замешательства, неуверенно прошла в небольшую залу двухкомнатной хрущевки. На жакете её красивого брючного костюма отливает серебром медаль «За военную службу Украине».

— Мариночка, ты жива. Как я рада! А Юрочка вот, — голос Людмилы Алексеевны задрожал, — Поховали его люди, где-то под Андреевкой.

— Людмила Алексеевна, — тихо и с большим трудом прошептала Марина, — он погиб от моего выстрела.

Людмила Алексеевна онемела. Взгляд её застыл на Марининой медали и стал каменным.

— Он был на стороне сепаратистов, — Марина очень тяжело подбирала слова. — Он был с врагами Украины. Он стрелял в наших героев. Он целился в нас с вами! Я не могла поступить иначе…

Марина замолчала, опустив и так отведенный в сторону взгляд на пол, на облупившийся лак старого, еще советского паркета. Зловещая тишина длилась долго. Казалось, что это молчание опустошило квартиру, лишило ее мебели, картин, ковров и другой утвари. В совершенно пустом помещении – только две любящие женщины.

Глубокий вздох Людмилы Алексеевны вернул все на свое место. Старушка присела на краешек дивана и сложила морщинистые руки крест-накрест на колено, поверх старенького цветастого халата.

— Это мой сын, не твой, — отрешенно, в никуда и без всякой интонации прошептала она. — Это я его рожала, не ты. Кто тебе дал право убивать его только лишь потому, что он думал не так, как мы с тобой?

Людмила Алексеевна подняла взгляд на Марину.

— Какая красивая у тебя медаль, доченька. Тебе дали её за убийство моего сына? — тихо спросила Людмила Алексеевна, и по ее щекам, так же тихо, текли слезы…


 



Последние комментарии

гендерное чудовище?)) ...


Какая прелесть! ...


Это-сильно. Некий философский монолог каждого из нас. Не каждому под силу оглянуться назад... ...


Есть такое понятие, как размер... Увы... ...


Алекса
Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Вступление воспринимается как чтение энциклопедии. Но затем, на удивление, узнаешь, что за немаленьким текстом скрывается...


Dreamer
Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но...


!!!!! ...


Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но душу...


Dreamer
Вот эту запретную песню можно как-то с музыкальным сопровождением услышать. Если что, пишите в личку. Здравствуйте...


В-общем, повествование вызывает интерес с точки зрения психологии. Героиня ищет свою нишу в окружающем мире,...


Друг?
10.07.2017 11:50
Dreamer11
Написано больше в публицистической манере с психологическим оттенком. Размышления о дружбе, верности, самопожертвовании ради другого...


Dreamer
Открой секрет - кому посвящение? )
Его нет на этом сайте....


Dreamer
История, видно, длинная ... Кристи надо бы еще похвалить за усердие, беглые мысли, призвать поторопить...