Кофеин. Сошествие в Impale


Просмотров: 141
 483 


Yurij1
08.02.2015 00:47

«Пустая, зараза!» - в порыве искренне «теплых» чувств хочется швырнуть жестяную банку в стену, но только это ведь ничего не даст. Этот самый порыв проходит, и я снова становлюсь спокоен. Относительно, конечно. Затем улыбаюсь мимолетной вспышке гнева и верчу в руках пустую банку своего любимого «MesKafe».

«Нет… без кофейка-то никак» - вздыхаю я, понимая, что вставать-то надо не позже пяти. Иначе материал не закончить. Да. Не закончить – не отправить, а ведь в редакции уже скоро трубку брать не будут. Видите ли, я – писатель. По духу. Жаль, по всему остальному – нет. Миша так говорит, а Миша – авторитет, Миша - издатель. «Упрямый ты как… (называет парнокопытное, кажется)… а-а… баран! – чего там скрывать-то». А я не упрямый, я – стойкий. Ну, да к черту! Не могу бросить.

«Городские легенды» - так называется моя книга. Пока еще только в мыслях, но название подходящее. Другого и не придумаешь. Последняя моя работа. Решил завязывать: понимаю, что великим (и даже средним-то) мне не стать. Читают мои шедевры разве что единицы на литсайтах, а мне этого маловато как-то. Ну да… талантом не вышел. Да плевать! Буду писать на зло! – смешно… а ведь я еще не плохой инженер-электрик.

Но закончить надо и я закончу. Осталось не много, да и работа три года отняла – не мало. Результата хочется. Благо есть Миша, и еще электротехника с механикой. Да, Миша – гуманитарий, но вот сдуру в строительный подался. Там мы с ним и познакомились, а заодно и с кучей всего Мише на ляд ненужного - сейчас-то он все равно в издательстве торчит. Любимый мой критик. Посмеивается он, конечно, когда видит мои рассказики. Я даже обижался поначалу, а сейчас… не то, чтобы махнул рукой, но вот «Легенды…» закончу и хватит с меня. Их-то вот я никому не показывал. Даже Мише, хотя он о них знает и ждет. Думаю, главным образом для того, чтобы разбить мои творческие мечты. – «Займись делом уже!.. Займись!..» - Эх, не верит в меня Миша.

Без кофе с утра я не могу. Знаю, что вредно, но все равно не могу - привык. А по сему, придется топать вниз. Магазин в нашем доме – я смотрю на часы, там значится 23.50 - кажется круглосуточный. Если нет – беда. Бегать искать еще что-нибудь, ой как не хочется.

Однако же, мне везет, и через пять минут я довольный уже стою в торговых рядах отдела «Чай, Кофе». Рыщу глазами среди маститых кофейных брендов, вижу много всяких вариантов Espresso, Americano, Mocco, Latte, Cappuchino и пр. «для»: «турки», «кофеварки», «кофе-машины»… а еще: «кофе-турбины»! «кофе-реактора»! «кофе-коллайдера»! – нет, сие не для меня - горе-писаки! Выбираю свой дешевенький, до ужаса простой, растворимый и бесконечно любимый «MesKafe» для электрочайника и чашки размером примерно с чайник. Задумываюсь на счет 10% сливок и печенюшек «Северный мишка» в форме голов несправедливо убиенных медведей с кислыми мордами, но вспоминаю, что вся эта дребедень в моем творческом шкафчике присутствует, и направляюсь к кассе.

Не малых габаритов продавщица смотрит на меня сонными глазами. «Это все?» - читается на лице вопрос, на что я мысленно пожимаю плечами, расплачиваясь за «MesKafe». Получаю сдачу, уже собираюсь уйти, но слышу: - Чек возьмите! – гаркает приветливая мадам мне в спину.

«Какого?..» – думаю я, но возвращаюсь, беру чек и, шагая к выходу, случайно бросаю на него взгляд.

ИП «Клубничкин»

……………

15 24 33 кофе растворимый «MesKafe» -1 шт. – 82.50

…………

=Итого= 82.50

=Получено= 500

=Сдача= 417.50

xx-xx-xx 00.00 (прим. авт. – 1 усл.)

Отпустил: «Тюльпанова Р.Н.»

(Роза Нарциссовна?.. Серьезно?.. Нет?.. А жаль, забавно!.)

Проходит еще пять минут, пока я в одиночестве иду до подъезда, поднимаюсь в лифте на шестой, открываю дверь в квартиру, закрытую на один единственный замок (и даже оборот), так как поход за кофе, был рассчитан по небезызвестному принципу блицкрига. Время 00.07, когда я в очередной раз бросаю взгляд на часы и понимаю, что спать осталось меньше пяти часов. Недовольно вздохнув и ощутив укол матушки совести, я перевожу будильник на 5.30 (не хочется запарывать работу из-за утренней вялости, хоть я итак не высплюсь, все же, лишние полчаса не помешают). Теперь оперативно: уборная, душ, спальня. Всего три простых шага до сладостных объятий Морфея.

0.34 – последний раз я смотрю на часы, перед тем как выключаю свет и бухаюсь на диван. Наверное, успеваю только раз зевнуть до того, как окончательно проваливаюсь в страну собственных грез.

Будит меня чистокровный азиат - китаец. Нет, конечно же, не старина Ван Лю, с утра собравшийся по случаю на уборку риса, а относительно новенький смартфончик. «Бздынь! Бздынь!» - зараза и приходится ведь вставать, потому что я его подальше убрал. Для него же лучше (безопаснее!), и для меня - точно уж приходиться с кровати встать. Ну, встаю. В первые секунды желание выключить старого друга и нырнуть под теплое одеяло, где ждут розовые единороги да «Ня» принцессы в стиле «Ню». Однако сила воли берет верх, и я вытряхиваю из себя остатки сна, затем выключаю дребезжащего друга и уверенным шагом направляюсь в ванную. Спальня, уборная, душ - на этот раз последовательность несколько иная.

Из прохладного душа я выскакиваю как огурчик с бабушкиной дачи. Да!.. (Зеваю). Почти как огурчик, разве что, подпортившийся да залежавшийся под кроватью денек другой… (Зеваю). Но все-таки огурчик. За последние дня четыре я спал от силы всего часов десять. Работу надо заканчивать в срок. «Городские легенды» ждать не любят, редакторы тем более, а уж Миша – белоголовый орлан, так вообще напрочь склюет. Так что теперь дело за кофе. Не зря ведь вчера в магазин сорвался.

Я накидываю халат и шаркаю тапочками на кухню, зажав подмышкой старенький рабочий «ноут». Машинально дотягиваюсь рукой до выключателя и включаю свет. Из трех лампочек в люстре горит одна. Надо бы заменить, но как-то все не до этого. А вообще довольно тускло на маленькой (три на три) кухне. И на улице темень полная – выглядываю в окно. Уличные фонари почему-то не горят, а на дворе январь месяц и время пять сорок.

И вообще довольно жутко и тихо. Во всем доме один тусклый огонек – моя кухня (суббота ведь, так что большинство спит себе спокойно). За окном хоть глаз выколи, в прихожей часы тикают и с шумом «взлетает» ноут. От сна я еще не отошел, в очередной раз зеваю и вспоминаю про столь необходимый кофе. Рука сама находит кнопку электрочайника. Одновременно я разворачиваюсь и открываю полупустой холодильник. Думаю сварить себе пару яиц, но откладываю это на «попозже». Главное задать темп работе, а потому: кофе - единственное, что сейчас не помешает.

Городские легенды - согласно широко известной энциклопедии: вымышленные истории, опирающиеся на современную техническую и общественную реальность, затрагивающие страхи и проблемы современного общества (ох, вика! вика! - прим. авт.). Иными словами: целая современная мифология. В разных странах свои легенды. Где-то они схожи до ужаса, где-то отличаются в корне. Их сотни: от нынешних НЛО, Йети и чупакабры, до старых как мир призраков, русалок, вампиров и оборотней. Помимо того множество более мелких и приземленных (а от этого по-настоящему жутких): гигантских крыс, тараканов, аллигаторов в канализации и прочего, прочего, прочего. Но даже легенд по одним только призракам (и вполне годных) набралось несколько десятков. В общем: поле деятельности поистине бескрайне, вот и занялся этим «полем» герой моего уже трехлетнего, но пока не законченного романа Сережа Минковский. Аспирант-Химик и пытливый ум по натуре, областью непознанного Сережа заинтересовался не просто так. Сей выбор обусловлен детством, когда с пятилетним малышом – непоседой произошло кое-что напугавшее его до мокрых штанишек. И, пережив потом не одну бессонную ночь, он невольно пытался убедить себя, что никакой это не особый паранормальный случай, а просто неуемная детская фантазия. Так что Сергей аж с четырнадцати лет занимается, по сути, развенчанием всех этих мифов. Лично провел не одно исследование множества легенд, насобирал кучу материала по всяким сверхъестественным темам, ведет свой блог и даже с фанатами общается, порой в пух и прах разбивая мнение юных недорослей, возомнивших себя свидетелями таинственных явлений. В общем, делал и делает все, чтобы развеять свои детские страхи.

И вот уже Сергею исполняется двадцать восемь. Давно пора бы задумываться о более серьезных вещах, нежели погоня за призрачными легендами, но не все так просто: на горизонте появляется его безответная школьная любовь и просит помочь в поисках исчезнувшей сестры – той еще странной штучки. Что за обстоятельства и почему Сергей?.. Что ж, выйдет книга (да с Мишиного-то благословения!) и все поведает моему читателю, тем более что я еще не продумал концовку, а завязано-то все именно на нее. Подумать только, еще месяц назад все казалось ясным, и вот – озарение и столь неожиданный сюжетный ход, позволяющий совсем по другому взглянуть на историю Сергея…

Вот как-то так. И поймет наш аспирант-химик, что все его расследования-исследования гроша ломаного не стоят, и ружье, которое за целых шестнадцать лет и не думало выстрелить, наконец, выстреливает, да как! Не ружье – Царь-пушка!

Сам я, между прочим, перелопатил кучу литературы, как сомнительной, так и вполне авторитетной, прежде чем рассказывать историю Сергея, и потому, конечно, горжусь сим эпосом. Три года все же. И притом я каждый раз удерживался от дикого желания выслать мою гордость на растерзание Мише. Проглотил бы и не почувствовал – хищник! «Легенды…» ни много, ни мало козырная моя карта, если не выстрелит, пропал я как писатель.

Ну, все! Мысли в сторону! Чайник зашумел да забурлил, и «Бздыньк» - с характерным звоном отключился. Я тут же хватаю новую банку обожаемого «MesKafe», вскрываю мягкую пластиковую крышку и затем, не торопясь, двумя пальцами отдираю наклеенный сверху защитный бумажный диск, да так, чтобы ни в коем случае не повредить его (прим. авт. – 2 усл.). И блестящий диск, украшенный миниатюрными фирменными логотипами кофейного гиганта «MesKafe» отходит от жестяной банки с приятным скользящим звуком. Целый ритуал, в конце которого в нос ударяет мельчайшая пыльца этого чудесного суррогатного продукта, неизменно награждающего меня желанным кофейным ароматом.

Я беру чайную, нет – десертную ложку и, погрузив ее в глубины банки «MesKafe», оставляю там, затем достаю свою специальную малиновую кружку, предназначенную для питья кофе и ничего другого. Размеры кружки вкупе с моей нелюбовью к горячим напиткам, обычно позволяют цедить кофе примерно с час.

Бережно, так, чтобы непременно получилось с горкой, я вынимаю ложку полную крупных, растворимых кофейных гранул и засыпаю их в кружку. Дно закрывается, значит, все сделал как надо. Досыпать кофе я почему-то ненавижу – всегда пересыпаю, но и слишком слабый не пью. Вот поэтому-то засыпать в малиновую кружку что-либо, кроме кофе – табу, и уж тягчайшее преступление - осквернить ее чайным пакетиком или пирамидкой. Итак! Теперь еще несколько минут подождать пока немного подстынет чайник, затем можно будет наслаждаться. А пока я возвращаюсь к ноутбуку, по экрану которого уже прыгает меняющая форму геометрическая фигура. Движение мышкой – фигура исчезает. Дальше: рабочий стол – произведения - романы (на самом деле только один) – «Городские легенды» - файл M.Word «Глава 50.Обрыв Памяти.doc». Открываем…

Глава почти дописана. Шесть листов я прокручиваю, останавливаясь на седьмом. Три последних абзаца читаю, чтобы войти в «режим писателя». Пять минут уходит, чтобы сразу же внести правки и подумать. «Повтор!.. Нет лучше: «… и не думал вместо: «Даже никогда не думал»… Не помышлял?! Не мыслил?! Не выдавал измышления… помышления!..» Не то!.. Не то!..». А может я не тот?.. Задумываюсь. Смотрю в потолок, затем глаза снова падают на неудавшийся абзац. Кладу пальца на клавиатуры и с первого раза выдаю вполне себе не плохой вариант. Перечитываю, вношу еще пару правок и готово: «… Сергей не мог и подумать о таком исходе. Конец событий нынешних неизбежно возвращал его в самое начало, к событиям еще двадцатилетней давности, которые, будто бы не происходили вовсе, навсегда оставаясь лишь померкнувшим детским кошмаром. Сейчас забытый кошмар наливался новыми красками – набирал силу. За годы многое забылось, но Сергей вспоминал. Все это уже случалось. Да, случалось! И все это прошло! Все это он пережил!.. Но все это повторялось снова…»

Вот теперь можно и кофе. Еще раз пробежав глазами по тексту, я тяну руку к чайнику, хватаю его и, скосив взгляд в сторону кружки заканчиваю ритуал приготовления сего благородного напитка. Чайник по дурацкой привычке ставлю на пол позади себя, рискуя по прошествии часа – двух о нем забыть и случайно пнуть ногой со всеми отсюда вытекающими (как последствиями, так и водой).

Работать предстоит еще долго, а нужной бодрости я не ощущаю, и, если обычно растягиваю кофейное удовольствие на минут сорок – пятьдесят, сейчас лучше бы поскорее получить волшебный эффект кофеина, поэтому просматривая всю главу сначала, кофе я пью часто и большими глотками. Да, во имя сроков удовольствием приходиться жертвовать.

Время пять пятьдесят одна, когда взгляд мой падает на часы, а затем на вчерашний чек, где значится покупка кофе. Довольно странно, что я его не выбросил, видимо машинально кинул на стол ночью вместе с банкой. 0.00 – бросается в глаза время покупки. «Надо же» - мысленно пожимаю плечами. Несколько минут пробегаюсь по оставшимся четырем страницам главы: «Вычитывать, вычитывать, вычитывать». Вздыхаю и смотрю на оставшийся кофе. Каких-то десять минут и целая кружка уже почти прикончена. Остался всего-то глоток. Я продолжаю читать: «… Сергей даже и подумать не мог…». Время без двух минут шесть – я допиваю кофе (прим. авт. - 3 усл.), кружку отставляю в сторону и пристальнее всматриваюсь в текст.

«И еще: для того, чтобы произошли события, связанные с той или иной легендой, влекут ли они за собой долгожданное чудо или нечто ужасное, почти всегда следует соблюсти определенные условия игры».

Время - шесть ровно, когда я, наконец, получаю долгожданный эффект потрясающей, неописуемой бодрости – меня словно окатывает холодной волной. От неожиданности я отрываю взгляд от ноутбука и устремляю его в темноту коридора. «Ну, дела!..» - только и успеваю произнести, как вдруг единственная лампочка начинает трещать и после неровных миганий, гаснет. Я машинально перевожу глаза на экран «ноута», оставшийся единственным источником света и текст передо мной начинает плыть – буквы сливаются в одну сплошную черную массу. Голова кружится. Я откидываюсь на спинку стула: «Черт!..». Все же переутомление сказалось. Протираю глаза.

Темно, да еще и последняя лампочка потухла - вовремя ничего не скажешь! Встряхнувшись, я снова смотрю на экран, но текст по-прежнему пляшет. Буквы сюрреалистично расплываются, исчезают, распадаются на части и растекаются в стороны, подобно часам на знаменитой картине. Я хватаю мышь, стараясь привести в чувства либо себя, либо компьютер! Это от кофе?.. Неужели от кофе?! На экране курсор вдруг оставляет за собой темно-алый, растекающийся шлейф, и кажется, что внутрь монитора накачивают жидкость, слишком похожую на венозную кровь. Становится жутко. Неужели сознание мстит за бессонные ночи и литры поглощенного кофе?! Но нельзя терять рассудок. Я захлопываю крышку «ноута» и часто вздыхая, слышу, как сильно забилось сердце. Однако, от того, что я вижу в следующий момент, оно чуть не выскакивает.

К-а… како-го?.. – живот сводит от разлившегося внутри жара и на голодный желудок меня тошнит. Едва сдерживая рвотные позывы, я ощущаю во рту привкус кофе, который выпил всего несколько минут назад. – Ч-что?.. Что?! Что это?! – Я зажмуриваюсь – не помогает. Все та же тошнота, которую невозможно сдерживать. Отравился?! Да, скорее всего. И снова открываю глаза. Картина не меняется. Я вижу перед собой то, что вижу – два мутно-желтых немигающих глаза уставившихся на меня из темноты коридора. Их обладатель – нечто, фигура, контуры которой едва виднеются. Я зажмуриваюсь, пытаясь прогнать наваждение, но бесполезно – оно никуда не исчезает. Оно по-прежнему здесь. Господи!.. Это реально!.. Я не сплю… не упал в обморок… это реально… оно реально…

Все три перегоревшие лампы вдруг загораются, и кухня наполняется кроваво-красным светом. Теперь я могу разглядеть то, что стоит всего в нескольких метрах от меня – высокое создание с головой неправильно-ромбической формы, из которой в разные стороны торчат одиночные длинные волосы. У него не руки – четыре тонкие длинные лапы, словно у гигантского насекомого. Кажется, что оно в длинном плаще, но это не плащ – это продолжение его плоти. Выступающие вперед губы будто бы намеренно разрезаны. Рот (или пасть!) содержит всего четыре саблевидных зуба, по два на верхней и нижней челюстях. Между этими зубами беспорядочно виляют два языка.

Я не могу пошевелиться. Просто дышу, замерев. Существо двигается – приближается ко мне. Шаги его не слышны, но слышно каждое движение этой неправильной, несуразной массы плоти, и кажется, что мир – наш мир, в котором она оказалась по чьей-то неведомой воле, отказывается признавать ее. Каждый шаг существо делает с трудом, но неизбежно подходит все ближе. Я, пытаясь привести себя в чувства, выдавливаю крик: «Т-тебя н-нет!.. Н-нет!..» - в отчаянии зажмуриваюсь и, вздыхая, издаю стон настоящего ужаса. Я слышу его шаги! Слышу колыхание его приближающейся плоти!.. Но, в следующую минуту оказывается, что дьявольское порождение еще и наделено голосом.

Оно издает какой-то сухой скрип, но явно старается говорить - подражать человеческой речи. Я открываю глаза, понимая всякую бессмысленность отрицания. Существо уродливой насекомоподобной лапой показывает на стол и хрипит: - До-го-вор-кх!..

Глаза сами собой устремляются туда, куда указывает трясущаяся изломанная лапа. «Чек!.. Чек на кофе?!» - 0.00 – цифры – время покупки высвечивается на нем. В красном полумраке кухни я вижу их слишком отчетливо.

- До-го-вор-кх!.. – вторит существо.

«Боже!..» - вырывается из меня сдавленный шепот. «0.00» – я не могу оторвать взгляд от светящихся цифр, как внезапно, в лицо ударяет горячий, сухой и полный едкого песка ветер. От него я чуть не падаю со стула. Стараясь удержаться, чувствую песок и под ногами. Голову заполняет гул непрекращающегося ветра. Я, защищая лицо рукой, приоткрываю глаза и вижу, что все вокруг изменилось. Стены моей маленькой кухни отдалились в разные стороны, их почти не видно, потолок исчез, открыв бескрайнее красное, полное беспрерывно перемещающихся черных облаков небо. Пол под ногами превратился в песок. Все относящееся к кухне исчезло. Остался только стол, на котором, несмотря на сильный ветер, еще лежит чек светящийся цифрами: «0.00».

«До-го-вор!..» - проскрежетал в мыслях голос существа – проводника, затащившего меня в этот мир. – Договор?.. – шепчу я, поднимаю глаза и, прищуриваясь от ветра, вижу, что существо уже почти нависает над столом. – Н-н-а-а-ш-кх!.. – доносится из раскрытой пасти.

Одно слово всплывает у меня в памяти само собой: «Imphale!». Вспомнилось!.. Однажды я уже встречал что-то похожее! Легенду!.. Работая над книгой, я случайно наткнулся на нее на одном малоизвестном сайте и вскоре забыл, даже не стал упоминать ее в своих «Легендах…». Речь идет, о портале в иной мир, целое измерение, называющееся «Imphale». Попасть в него можно, соблюдая определенные условия настолько простые и обыденные, что они кажутся абсурдными, например такими, как покупка чего-нибудь (даже пусть банки кофе!) совершенная в определенное время (0.00? - на стыке двух суток?!). Раз в жизни всем выпадает шанс оказаться здесь, но для каждого свои условия сделки. Только полное соблюдение этих условий влечет собой заключение договора – союза с темными сущностями – проводниками в «Imphale». Но ведь условий несколько и, вероятно, я сделал еще что-то, позволившее проводнику переместить меня в этот мир!

Тонкие лапы уже почти дотянулись до меня, когда я, наконец, выхожу из оцепенения и с криком отталкиваюсь. Будучи на кухне, я врезался бы стену, но сейчас переворачиваюсь на стуле и падаю на раскаленный песок. Сразу же, мои руки утопают в нем по локоть. Я пытаюсь подняться. Мешает ветер. – Н-н-а-а-ш-кх! – раздается позади рев. Я насколько могу, отталкиваюсь от земли, чтобы только мерзкие лапы не дотянулись до меня. В вязком песке прыжок не очень-то удается, но я продолжаю ползти, перекатываться, бежать и падать, как только могу. Слабость наливает мое тело, будто бы этот мир неудобен для меня так же, как и мой привычный для существа из «Imphale». Кажется, что еще немного и тело вообще откажет. Не в силах двигаться, я буду вынужден только наблюдать за ритуалом, который совершит проводник, чтобы окончательно переместить меня в свой мир. «Бежать!.. Бежать!.. Не оглядываться!..» - страх все же, придает немного сил. Я падаю, но сразу поднимаюсь и снова бегу. Впереди вижу «уехавшую» стену кухни. Она очень далеко, но я решаю, что непременно должен добраться до нее.

Хрипение существа – проводника я не слышу (оторвался?!), но внезапно громоподобный вой, гул, рычание доносится с самого неба: Н-н-н-о-о-о-о-а-а-а!.. – Словно разряд электричества! Я чувствую его всем телом, и замираю столбом посреди красной пустыни. Ноги больше не слушаются, я падаю на колени и в ужасе понимаю: «Не убежать!..». Эта пустыня и есть мир «Imphale»! Я не могу убежать от того, что содержит меня в себе самом! Не выбраться!..

Оно близко!.. Оно позади!.. Мне ничего не остается, кроме как обернуться, но я не успеваю сделать этого. Чья-то рука опускается на плечо. Человеческая рука. Это не пугает, и даже наоборот: придает сил, словно ее хозяин обладает какой-то несвойственной этому миру целебной энергией. Я поднимаю голову и вижу знакомое лицо. Лицо, которое я создал сам. Оно почти такое, как я описывал в своем незаконченном романе, разве что вместо добродушной улыбки на нем выражена тревога. - Сергей?.. – От удивления я произношу едва слышно, а стоящий передо мной молодой человек протягивает мне руку. – Как?.. Как это возможно? – спрашиваю я, но тут же, ответ сам приходит мне в голову. – «Легенда!»

Я и не надеялся на такой поворот, просто потому, что забыл ее! Но в мире «Imphale» непременно должно появиться что-то, дающее оказавшемуся в нем пленнику надежду выбраться из него. Для меня это оказался герой моей собственной книги – аспирант-химик - Сергей Минковский. Подумать только: два вечных скептика и оба оказываются участниками одной из самых невероятных сетевых историй! Хотя конечно, Сергея на самом деле нет, он просто живая проекция моей фантазии – частички личного света в этом темном мире.

Я хватаю руку Сергея. Он помогает мне встать. Слабость еще чувствуется, а ветер пытается сбить с ног, но теперь я не один и больше не собираюсь падать. Сергей кивает мне, тревога в его глазах исчезает. Я, осматриваясь, вижу, что мир «Imphale» все еще преображается. Уехавших стен кухни больше нет. Теперь повсюду красная пустыня, кое-где прямо из песка торчат редкие, сухие скрюченные деревья. Где-то вдалеке едва видны горы, за пеленой переносимого ветром песка. В небе, помимо облаков сверкают черные молнии. Все они будто пляшут вокруг какого-то центра – огромного светового неровной формы круга, краснота которого уменьшается ближе к его центру. Словно гигантский глаз, этот центр направлен на меня. Я чувствую: он видит меня, следит за мной! – Н-н-о-о-а-а-х-х! – вместе с ударами сотен молний раздается рев по всему небу, будто ревет весь мир «Imphale». От этого рева я чуть снова не падаю, но меня удерживает Сергей.

Я оглядываюсь и вижу вокруг множество существ - проводников, подобных тому, что появилось еще в моем мире. Все они стягиваются ко мне. Молнии призвали их и мир «Imphale» вовсе не собирается отпускать меня! Я смотрю на Сергея, он понимает все без слов и произносит: – Ключ! – указывает мне взглядом на стол, который почему-то оказывается здесь, хоть я ушел довольно далеко. – Ключ и договор! Ключ должен быть разрушен! Только так договор потеряет силу!

Договор! Существо говорило о нем. Возможно даже пыталось тем самым объяснить свое появление. 0.00 – эти цифры! Чек, который неподвластен действию ветра, а возможно и всего этого мира. Значит, есть какие-то незыблемые вещи, которые так или иначе связаны нашим миром. Вот почему стол оказался рядом. Пока я еще не принадлежу «Imphale», они не исчезнут. Они последнее связующее звено между мирами! Я должен только понять, чем же является среди них ключ! Если это не чек, то возможно…

Без лишних слов я бросаюсь к столу, который уже наполовину занесен песком. Сергей остается позади. Больше он не может ничем помочь - только лишь указать мне путь к спасению. Ноги глубоко вязнут в песке, встречный ветер сносит меня, а силы противостоять неестественной природе «Imphale» постепенно тают. Существа – проводники подбираются все ближе. Одно из них – то самое, которое втянуло меня в этот проклятый мир, появляется прямо передо мной. Я прилагаю все силы, только чтобы обогнуть его на пути к цели. Ветер будто нарочно меняет направление и сносит меня прямо в его тонкие щупальца. – Н-а-а-а-а-ш-ш-кх! – вырывается из глотки существа. Одновременно с неба раздается рев: – Н-н-о-о-о-а-а-а-гх! - Ощущение, что он вдавливает меня в песок. Дыхание существа оказывается слишком близко. Я вскрикиваю, делаю из последних сил рывок, чтобы только избежать смертельных объятий и чувствую, как что-то помогает – отталкивает меня в сторону. Мельком оборачиваюсь и вижу позади Сергея. Он снова спас меня, преградив путь монстру, но это в последний раз, потому что в следующий миг они оба исчезают за густой пеленой песка. Надо бежать! Существа «Imphale» передвигаются быстрее меня, им не мешает ветер, но я близко… уже близко.

Дикий вой ветра закладывает уши. Теперь не слышно ни криков существ – проводников, ни возгласов неба «Imphale». Песчаная буря многократно усиливается, еще немного и она проглотит мою странную цель - кухонный стол в центре пустыни иного мира. Я всего в двух шагах, но почти не вижу его. Если упаду, сам буду моментально погребен под тоннами красного песка. Мне бы только за край схватиться… только за край, чтобы не потерять эту тонкую связь с моей реальностью. Ключ! – Голос Сергея восклицает в мыслях. Но что же является ключом?!

Даже под слоем песка, которым покрыт стол, я вижу, как на чеке высвечиваются цифры «0.00». Несмотря на то, что «Imphale» пытается оградить меня от вещей моего мира, я могу взаимодействовать с ними, а значит, могу найти ключ. Совершая последний рывок, я хватаюсь обеими руками за стол и падаю на него грудью. В глаза летит песок. Я зажмуриваюсь и начинаю шарить по столу руками в поисках чего-то, могущего быть ключом. Левой рукой я нахожу чек и хватаю его. Договор - не ключ! Сергей сказал бы, но все же, я зажимаю чек в кулаке. Правая рука пока находит только песок. Я не сдаюсь и продолжаю искать дальше. Он должен быть где-то здесь! Должен!..

Даже гул ветра в ушах не может заглушить вой неба - вой всего мира «Imphale», который, словно чувствует, насколько я близок к цели. Повсюду раздался неимоверный рычащий клич: – «Н-Н-Н-О-О-О-О-А-А-А-Г-Г-Х-А-А!» казалось, способный развеять и саму бурю. Он окутывает меня, завораживает и манит к себе, лишая воли, но взамен предлагает упокоение в нем самом. – «Стань! Стань частицей «Imphale»! Будь с нами и обрети бессмертие!..»

- Нет! – отвечаю я мысленно или вслух уже не различаю. Силы и в самом деле покидают меня. Мышцы словно каменеют, но я не сдаюсь, а ослабевшей рукой продолжаю искать ключ.

Сверху не прекращается гудящее рокотание неба. Оно проникает в мой разум, уговаривая сдаться – я ощущаю эти вибрации, но стараюсь не обращать внимания. Постепенно уговоры переходят в мольбы, а затем и в угрозы. «Imphale» грозит растворить меня в своем сознании, не оставив и крохи личности, если я буду продолжать бороться.

Я прихожу в ужас, но кажется, что моя рука сама собой останавливается, словно тело решило восстать против так и не желающей сдаться воли. Неужели все?! Я чувствую, как ноги подкашиваются, и не могу удержаться за стол. Не могу искать. В голове рокочет небо. Тело уже почти сползает вниз. Я чувствую торжество «Imphale», как слабый голос Сергея произносит только одно слово: «Посмотри». Я открываю глаза и прямо перед собой на столе вижу ключ. Едва удерживаюсь, чтобы не упасть окончательно. Бумажный защитный диск из банки кофе! Вот что оказывается ключом!

Я уже собираюсь схватить его, как вдруг ощущаю позади дыхание существа «Imphale». Проводник! Тот самый! Он еще жив. Я машинально оборачиваюсь и в следующий миг тонкие, покрытые зазубринами лапы, впиваются мне в ноги, словно иглы. Как больно! Я падаю на песок, захватив горсть песка с ключом – диском. «Ключ должен быть разрушен!» - Голос Сергея звучит громче. Он все еще со мной.

Я стискиваю зубы от боли и ужаса. Существо тянет меня к себе. Мутная завеса песка расступается так, что я могу разглядеть его. Передо мной возникает настоящий кошмар – одно из множеств олицетворений ужасов «Imphale» - голова существа изъедена песком. Кожа с черепа ромбической формы местами содрана, обнажает часто пульсирующую бледную мозговую ткань. Желтые глаза полны гнили, как и весь этот проклятый красный мир. Одна из тонких лап проводника сломана и безвольно болтается. Пострадал ли он от схватки с Сергеем или действия бури неизвестно, но раны его, безусловно, серьезные. Возможно, я стану его последней добычей.– Н-н-н-а-а-а-ш-ш-ш-к-кх!.. – раздается победоносный хрип существа. Речь его уже едва напоминает человеческую. Так вот, что предлагает мне мир «Imphale»! Вот чем становятся те, кто остался здесь! В ужасе я стараюсь вырваться, но зазубренные лапы только раздирают мне ноги. Стискиваю зубы и зажмуриваюсь, ухватиться не за что. Проводник неизбежно подтаскивает меня ближе.

«Ключ!» - снова звучит голос Сергея.

Уничтожить ключ! – мысленно кричу я, хватаю диск двумя руками и стараюсь порвать его на части. Он выскальзывает из вспотевшей руки. Не бумага – тонкий скользкий пластик! Существо «Imphale» - проводник нависает прямо надо мной. Впервые оно раскрывает свою пасть, и части головы его снизу расходятся в стороны, словно распускающийся цветок. Желтые, уже, вероятно, слепые глаза теперь уставлены вверх. Обнажаются два языка. Не стесненные челюстями они извиваются в разные стороны. Я понимаю: существо собирается есть! Оно вовсе не хочет, чтобы я оставался в «Imphale»! Я нанес ему раны, почти убил его! И теперь оно хочет отомстить!

Я сжимаю диск в зубах, да так, словно собираюсь раскусить камень и со всей оставшейся силой вырываю его рукой. От резкого движения в передних зубах отдается острая боль - диск немного проскальзывает, но затем я слышу, как тонкий пластик лопается, разрываясь на части. Одновременно с этим небо раздается возгласом: - Н-н-н-о-о-о-о-о-о-а-а-а-а-а-г-г-г-г-г-х-х-х-х! – самым мощным! Оглушающим! Непостижимым! И… постепенно затихающим. От него мое сознание меркнет, и я перестаю что-либо чувствовать. Больше не ощущается боль изодранных проводником ног, пропадает и зубная боль, не слышно завывание ветра, громогласных возгласов неба и существ «Imphale». Я просто проваливаюсь в сырую, темную бездну сопровождаемый последней мыслью: «Это конец… если я не очнусь - это конец, но если же снова очнусь в мире «Imphale» - в миллион раз хуже».

Не знаю, сколько проходит времени, но когда мои глаза снова приоткрываются, я оказываюсь в своей съемной квартире, на кухне лежащим на холодном плиточном полу. За окном уже день. Беспроглядно серый, мрачный и безрадостный. Все, что я могу – это открыть глаза. Все тело будто скованно параличом. Я не в силах пошевелиться еще где-то с полчаса. Мысли тоже сумбурны, но закрывать глаза и проваливаться в сон я не хочу, ощущаю, что мир «Imphale» все еще слишком близок и слишком тонка грань отделяющая меня от него.

Постепенно мысли приходят в порядок и с тела спадает оцепенение. Однако стоило мне лишь чуть больше вернуться в наш мир, как я почувствовал подступающие слезы – целое море слез. И они хлынули у меня из глаз против воли. Я не мог сдержать их никак, но не чувствовал стыда из-за этого. Они очищали меня, смывали с души темные пятна «Imphale». Тело медленно наполнялось силой и вскоре я уже смог стоять на ногах. Слезы прекратились. И стало легче. Произошедшее вдруг показалось далеким, словно превратилось в забытый детский кошмар.

В левой руке у меня все еще зажат помятый чек – «договор» с проводником «Imphale», в правой - обрывки ключа-диска. Какое-то время я не схожу с места – усаживаюсь на пол и опускаю голову на колени. Сил пока мало. Не могу и не хочу о чем-либо думать. В ногах чувствуется жжение, и позже я обнаружу обвивающие их красные отметины – следы лап проводника. Они выглядят как зажившие, некогда страшные раны, будто бы случилось все это несколько лет назад. Думаю, что из мира «Imphale» вместе со мной перенеслось не все, что я пережил, ведь насколько реален тот мир и как вообще он совмещается с нашим, сказать нельзя.

Отметины на ногах не единственное, чем наградил меня мир «Imphale». Есть еще кое-что, точнее: появилось, спустя какое-то время, либо я не заметил этого сразу – печать «Imphale» в моем левом глазу. Ее можно увидеть, только если пристально всмотреться. Нечеткие красные линии в зрачке образуют сложную, но симметричную фигуру наподобие двух совмещенных свастик. Не знаю, что это означает, но хотелось бы надеяться, что, прежде всего защиту от темного мира. Он, безусловно, забрал часть меня, взамен отдав часть самого себя. Странно еще, что мне не снятся кошмары. Возможно, от них меня защищает моя фантазия, в самом мире «Imphale» воплотившаяся в виде Сергея.

Время идет и с того момента, прошло уже больше года. Много чего произошло хорошего и не очень (на последнем, по понятным причинам, я не слишком-то зацикливаюсь). Да! Ведь самое главное: я успел издаться. Вот она победа! И Миша просто в восторге (не ожидал он, видите ли) хоть и предлагал другую концовку (ну, не любит мой Миша Хэппи Энды!). Я же настоял на своем (и настоял бы еще миллион раз): решил дать Сергею немного счастья. Он заслужил. «Городские легенды» еще как расходятся. Тираж, правда, скромный, но ведь расходятся! Идей новых – масса!

Кофе я по-прежнему пью и даже с недавних пор по утрам. Правда никогда не повторяю в точности того, что сделал в то утро и, конечно, всегда покупаю его вместе с уймой других покупок, а ночью в магазин не хожу вообще. Когда вскрываю новую банку, то всегда разрываю на части защитную упаковку (диск), чтобы вновь не спровоцировать постепенно забывающийся кошмар, который уже кажется, вообще не случался.

И все же стоит мне без надобности задержать взгляд на отражении в зеркале, как сразу в глаза бросается печать. За год она ничуть не померкла и служит напоминанием о том, что тот мир, является ли он порождением личного моего сознания или же чем-то большим, всегда остается рядом.


 



Последние комментарии

Алла Авдеева автор на Проза.ру ...


Алла Авдеева автор на Стихи.ру ...


Алла Авдеева автор на Стихи.ру ...


Алла Авдеева автор на Стихи.ру ...


Автор на Стихи.ру ...


Неизвестный
Алла Авдеева

...


Алла Авдеева ...


Dreamer
После прочтения тихой грустью отозвалась душа, будто теплые лучики солнца сквозь пелену облаков...


Dreamer
После прочтения тихой грустью отозвалась душа, будто теплые лучики солнца сквозь пелену облаков...


Вторая половина последней части получилась несколько смазанной. Будто автор спешил расправиться с этой историей и...


Привет, niki! Давненько не заглядывала) Начал читать твой опус. Как всегда -жизнь нараспашку, искрометный юмор,...


Такое есть у всех! Надо просто стараться быть добрым. ) ...


Слово "пошлите" лучше избегать, правильнее применять слово "пойдёмте". Режет ухо... Но, в целом, весьма задорно, даже...


Гала
Вот не сочти за комментарий, просто три копейки в тему. Мой отец, рассказывая о своей...


Вот не сочти за комментарий, просто три копейки в тему. Мой отец, рассказывая о своей матери,...