Тьма движется во мраке


Просмотров: 6
 475 


Федорович Александр1
08.04.2015 21:42
...Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден или горяч! Но, ты как тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих. Откр. 3:15-16. Вступление. В корчме было полутемно, лишь над стойкой горели яркие свечи, а под закопченным потолком тусклая ртутная лампа. За одним столом задумчиво сидел мужчина средних лет в запыленном плаще, перед ним стояла кружка пива, но он почти не пил, все мысли его занимало нечто, весьма далёкое... Вдруг его мысли прервал раздавшийся рядом голос: - О, кого я вижу! - на стул напротив, не спрашивая разрешения, опустился седеющий мужчина с на редкость живой мимикой, которая обманывала многих, мнивших себя великими хитрецами. - Мигриг, славный путешественник везде, где можно и нельзя! Рад видеть тебя в нашей дыре. Куда на сей раз путь твой пролегает? Мигриг позволил себе усмехнуться. - И я рад видеть тебя, Клык, - молвил он. - Только я не считаю Землю дырой... А путь я никуда не держу, просто хочу отдохнуть... Нет, не удивляйся, друг мой, мне ещё рано на покой, я ещё не везде побывал... - Скажи, Мигриг, - Клык пристально посмотрел на странника. - Почему ты не стареешь? Я помню тебя в двадцать седьмом когда ты принёс новости о вторжении... Я тогда совсем пацан был, а ты уже зрелым воином... И сейчас такой же... А я совсем седой... Мигриг пожал плечами. - Видимо, я слишком долго странствовал в миры, где время течёт иначе. Время ведь анизотропное... - ...в отличие от пространства! - засмеялся Клык, но тут же оборвал себя и снова стал серьёзен. - У меня к тебе дело, - внезапно сказал он. - Диктатуре понадобились бродяги? - Диктатуре не нужны бродяги, - улыбнулся Клык. - Диктатуре нужны солдаты. Но солдат у нас и так немало, но от них не так много прока, если нет разведки. - Так... Диктатура хочет снова нанять меня в качестве лазутчика? - Именно, - кивнул Клык. В этот момент подошла официантка, Клык заказал кружку пива и, когда она неспеша удалилась, сказал: - Тебе нужно отправится на Медузу. Мигриг поморщился. - Только собираешься отдохнуть, нет, нужно лететь за тридевять световых лет... - Это очень важно, - подчеркнул Клык. - От успеха твоей миссии зависит судьба не только Земли. - Не только Земли... - протянул Мигриг. - А кого ещё? - Всего Братства Вольных Планет. - Союз диктатур... - Да причём тут диктатуры! - воскликнул Клык. - Чего ты привязался к ним? Да, у нас диктатура, но кто от этого страдает? Наоборот, ведь у нас просвещённая диктатура, а не какой-нибудь фашизм... - Ладно, но я это делаю не ради Братства, а ради его народов. Так что от меня требуется? - Всего ничего, узнать, что это за устройство, - с этими словами Клык вынул из портфеля фотографию, положил её на стол изображением вниз и придвинул к страннику. - Всего-то? - недоверчиво спросил он и взглянул на снимок. - Это действительно так важно? - Очень. Многие планеты рискуют погибнуть из-за этого. - Такая малость... Впрочем, соломинка сломала спину верблюда... Я берусь за это дело. ========== Глава 1. Катцкая пленница. ========== В аэропорту Варгена только что совершил посадку космический челнок, доставивший с орбиты туристов с Земли. Величественная древняя столица Катцкой империи встретила гостей хмурым серым небом, плотно затянутым тучами, неустанно сыпавшими мелкий колючий дождь. Дожди на Стерхлинде не те, что на Земле, земные дожди бывают разные, стерхлиндские - холодные, печальные и, как сказал один из известных в своё время земных дипломатов, чёрные. Впрочем, именно такой дождь подчёркивает всю строгую красоту и лаконичность имперской столицы. Катцкая архитектура поразила бы земных архитекторов своим оригинальным стилем, некоей смесью готики и барокко, катцкие здания стремились к тихо плачущему небу, моляще простирая руки башен с частично обвалившимися украшениями в виде диковинных рыб, птиц и членистоногих. У катцев не было скульптур, изображающих их самих, это было запрещено верой. Она же запрещала им ломать старые ветхие здания, поэтому целые кварталы в Старом городе и Белом острове почти полностью состояли из заброшенных развалин, от некоторых из коих остались лишь изгрызенные зубом времени стены. Но и в развалинах теплилась жизнь, стояли шалаши, землянки, дымили костры, маячили мокрые фигуры нищих... Нищие на развалинах величественных дворцов и храмов - что может более красноречиво говорить о тленности бытия?... Гостиница "Римен" ("Гостеприимная") располагалась в одном из "хороших" районов города, то есть по нему в светлое время суток можно было смело ходить, не опасаясь быть обворованным или похищенным. Впрочем, похищали в Катцкой империи приемущественно по наводке, так что если вы не миллионер и не родственник миллионера, то вам скорее всего бояться нечего. Но и зевать не следует... Впрочем, скоро вы сами всё увидите. Анне Зендер было девятнадцать лет, она уже заканчивала учёбу в Баварском университете, а на Стерхлинд прилетела из праздного любопытства. Точнее, прочие туристы были в этом убеждены, видя, как она с живейшим любопытством фотографирует все достопримечательности Варгена подряд, напрочь игнорируя многократно повторённые гидами предупреждения не фотографировать лица аборигенов и в "плохих" районах, ибо могут быть неприятности. При осмотре старого имперского дворца пока молодой гид рассказывал об отсутствующем убранстве пиршественной залы, где пировали императоры с тысячей своих отважных дружинников, Анне присела на обломок колонны и принялась фотографировать сидящих у противоположной стены катцев. Тут следует заметить, что катцы - негуманоидная раса, несколько похожая на крупных котов, и для человека весьма проблематично отличить одного катца от десятка других. Но, тем не менее, вряд ли кому-нибудь будет приятно, если инопланетянка наведёт на тебя фотокамеру и примется снимать тебя неизвестно с какими целями... Особенно это оказалось не по нраву юному серому катцу в широких штанах и пуховой куртке... Вон как он посмотрел на Анне... - Фрекен Зендер, - раздался рядом с Анне голос одного из гидов. Юноша чуть старше Анне с белым мехом смотрел на неё с почти не скрываемой укоризной. - Я же вам говорил, чтобы вы не снимали лица... - Ах, простите! - беззаботно улыбнулась девушка. - Я просто так увлеклась вашей чудесной архитектурой... Гид примирительно улыбнулся. - Вон видите дверь? - спросил он. - Да. А что там было? - Подземелье. Сейчас оно завалено мусором и затоплено. Но в прежние времена там было восемь подземных этажей. И никто не знает, сколько в городе подвалов. Ясно, на что я вам намекаю? - Да, конечно, - так же беззаботно отозвалась Анне, хотя внутренне она понимала всё беспокойство гида, ей даже стало жалко его, ведь ему наверняка влетит... Но ничего, как говорится, лес рубят - щепки летят... Вечером в гостинице Анне с попутчицей Хельгой, с которой успела почти подружиться, стояла на балконе и смотрела на раскинувшийся в низине исполинский город. - Ты зачем принялась снимать котов? - с укоризной спросила она. - Просто так, - усмехнулась Анне. - Как бы это не вышло нам боком... - обеспокоенно заметила подруга. - Знаешь, я заметила, как тот кот посмотрел на тебя, когда ты его фотографировала... - Брось, - беззаботно отмахнулась Анне, на чём разговор и закончился. На следующий день экскурсанты отправились осматривать музей естественной истории имперской академии наук. Тут уж Анне не смогла не пропустить в высшей степени увлекательный рассказ экскурсовода о природе чужого мира. Впрочем, краем глаза она снова заметила бедно одетого молодого серого кота, который как бы ненароком следовал за экскурсией, всячески демонстрируя живейший интерес, так нередко поступали те, кто не мог себе позволить оплатить услуги гида, но послушать хотел. В одном из последних залов музея она заметила как юноша перешёптывался с каким-то оборванцем позади массивной витрины. После музея естественной истории у группы ещё оставалось три часа свободного времени до заката, и они разошлись по городу, путешествуя преимущественно на метро, многие станции которого сами были как музеи... Анне стоило немалого труда отделаться от излишне общительной подруги... Комиссар Адольф Зардис любил штаб-квартиру ВСЗ, расположенную вдали от Стокгольма, но и не слишком тихую в сравнении с Хелзерком. Здесь он мог, не прерывая своих размышлений, выйти из кабинета и пойти в оранжерею, где к услугам работников властных структур всегда были прохладительные напитки и удобные скамейки в тени растений со всей Земли. Комиссару было около сорока лет, но за это время он успел сделать блестящую карьеру и фактически возглавить одну из наиболее могущественных и таинственных организаций планеты - Комиссию по Контактам, зорко следившую за действиями инопланетян на Земле и за соотечественниками, посещающими иные миры. В этот раз Зардис вызвал в оранжерею одного из лучших агентов - Змитера Ордынского, ведь дело предстояло непростое. - Может получиться межпланетный скандал, - предостерёг он агента, когда они прогуливались между растений. - Катцкая империя - слабый союзник, но не хотелось бы терять их расположение, у нас не так много искренних и преданных друзей. - Я постараюсь сделать всё, что в моих силах, комиссар. - Верю, - усмехнулся Зардис, но в следующий миг уже был серьёзен. - Вчера на Землю вернулась группа туристов из Австрии и Чехословакии. Но одной туристки не досчитались. - Может она отстала от группы? - предположил Ордынский. - Нет, её не могут найти и в Варгене. - Трущобы обыскивали? - Бесполезно, их обыскивать можно всю жизнь и ничего не найти. Её похитили не катцкие разбойники, они похищают только ради выкупа, а выкуп никто не требовал. - Есть основания полагать, что её именно похитили? - спросил Ордынский. - Есть, и не малые. Её друзья видели, как за ними следовала незнакомая машина, а портье гостиницы сообщил в полицию, что видел, как она садилась в машину, по описанию похожую на ту, что преследовала туристов. - Её нужно найти? - Найти, - подтвердил комиссар. - Но возвращать на Землю не надо, только удостовериться, что с ней всё в порядке. Сами понимаете, дело деликатное, кому попало не поручишь... Ордынский задумался. - Я так понимаю, что она - наш сотрудник? - Почти. Работает она на нас, но не является ни сотрудником КОМКОНа, ни Святой Инквизиции. - Когда вылет? - Сегодня вечером. Наше дипломатическое представительство на Стерхлинде предупреждено, местные власти согласны оказывать всяческое содействие в вашей миссии. - Ставка столь высока, что все с готовностью включились в игру? Теперь задумался комиссар. Конечно, это очень хорошо иметь в подчинённых не тупых солдафонов, а мыслящих интеллигентных работников, но мыслящие интеллигентные работники могут с лёгкостью догадаться об истинном смысле проделываемой работы. Впрочем, если грамотно разделить работу на участки, это будет намного сложнее. А Ордынскому можно доверять. - В игре не только мы и Стерхлинд, - произнёс комиссар. - Ставка настолько высока, насколько мы ценим всё, что у нас есть. - Ставка больше чем жизнь... - Именно... На орбите Стерхлинда дежурит наш ракетный крейсер "Милисента", в случае необходимости он будет передан вам в оперативное подчинение, его командир - подполктвник Иван Волошин, он сотрудник Хелзерка. - Нужно будет за ней следить? - Да. И при острой необходимости не давать в обиду. - Как определить острую необходимость? - Легко - неизбежное раскрытие агента и выполнение поставленной задачи. - Связь с агентом? - В банде двое работают на нас, плюс у прочих игроков есть свои каналы. - Конкуренция между игроками есть? - Куда без неё?.. Но тут скорее спортивный азарт. ========== Глава 2. Журналисты и космос. ========== Курт ван Эссен родился в фантастически интересное время. Немногим выпало наблюдать первые официальные контакты землян с представителями иных миров. Он отчётливо помнил визиты инопланетян со Стерхлинда в 2123 - 2124 годах, помнил прибытие альггурийцев в 2127 и рикир в 2130... Подросток был поражён эйфорией и безмерной радостью, с которой встречали братьев по разуму земляне, помнил подписания первых договоров о дружбе и сотрудничестве между планетами... Земля вступала в новую эпоху. Ввиду высокого интереса к инопланетянам, подпитанного детскими впечатлениями от участия во встрече с ними, ван Эссен твёрдо решил связать всю свою дальнейшую судьбу с журналистикой. Его выбор остановился на ней, поскольку он полагал, что журналисту будет намного легче собирать и распространять информацию по интересующему его вопросу среди широких масс. Всё шло гладко, и в 2144 году новоиспечённый журналист с поистине космическими амбициями был заброшен в небольшой научно-популярный журнал в Бонне. Ван Эссена такая перспектива не радовала. Журнал издавался мизерным тиражом в 499 экземпляров (больший тираж требовал бы покупки государственной лицензии) и читался разве что профанами от науки и обывателями, желающими приобщиться к таинственному или просто, чтобы уточнить псевдонаучный слух, рассказанный соседом за кружкой пива. Но он не опустил руки, решив во что бы то ни стало раздобыть "бомбу", роясь в присылаемых со Стерхлинда архивах. А тем было великое множество. Во-первых, откуда стерхлиндцы произошли? Имеем ли мы общих предков? Почему они знали о существовании Земли задолго до её открытия? Почему они не пускают наших учёных на спутник своей планеты Шилли, обладающий пригодной для дыхания атмосферой, но не обладающий практически никакой биосферой? Множество статей написал ван Эссен, но вдруг он наткнулся на материал, вызвавший у него если не шок, то энтузиазм. Материалы касались неких погибших цивилизаций, предшествовавших стерхлиндской. Из архивных данных следовало, что стерхлиндские археологи ... Осенью 2149 года Крафт и ван Эссен смогли купить билеты на рейс на Стерхлинд. Конечной целью рейса был зентарский город Ескандей, но журналисты решили, что это не проблема, главное попасть на планету. Тут помешала их земная привычка считать другую планету другой страной, чересчур недооценивая её размеры. Фактически Стерхлинд не уступал размерами Земле и на нём искать нужные архивы было труднее чем иголку в стоге сена. Вечером 21 сентября 2149 года корабль стартовал из Стокгольмского международного аэропорта и после гравитационного манёвра вблизи Луны взял курс прочь от Солнца. Крафт достал увесистую папку и заметил: - Я сегодня время зря не терял. - Не зря терял? - рассеянно спросил ван Эссен. - Не кривляйся. Вот последние данные от нашего друга в Верховном Совете. - Кем он там работает? Уборщиком? Швейцаром? - Он в отделе почты. - Высокопоставленный чиновник. - Зато он имеет доступ к корреспонденции ВСЗ. - Ну и что ему это даст? Он же не вскрывает её! Максимум прочитает кому и от кого. - Этого вполне бывает достаточно. На этой неделе была обширная переписка Общеземного министерства иностранных дел и Седьмого отдела Святой Инквизиции. - А Седьмой отдел - это и есть Комиссия по контролю... - начал догадываться ван Эссен. - Что-то происходит на уровне межпланетных отношений. - Мало ли что может происходить. Может, архивы идут от пришельцев. - Ты что, совсем газет не читаешь, только свои?! На той неделе был скандал на Стерхлинде, взяли в заложники каких-то туристов. - Ты думаешь, столько шума из-за каких-то туристов? - Не знаю. может, там непростые туристы. - Шпионы? - Разведчики, - поправил Крафт. - Наши - это разведчики, шпионы - ихние. - Ясно. Думаешь, они узнали что-то не то? - Кто знает... А мы туда как раз летим... - Может, сойти от греха подальше? - Ты с ума сошёл?! Ты же всю жизнь хотел на Стерхлинд слетать! - Мечтал. Но своя рубаха ближе к телу. - Ерунда. Если что, нас наши вытащат. - КОМКОН? - Им до нас дела нет, да и не захотят они скандал устраивать. - Ладно, как-нибудь сами выберемся. - Сильно лезть не будем, - заключил Крафт. - Да и не так это опасно, как оказывается. Помнишь, как в прошлом году девушка из Италии летала на Альггурию. Нормально вернулась, максимум - ей альггурийцы визу перечеркнули. - Она видела что-то секретное? - Нет, рассказала, что и так было известно. Что у них атмосфера заражена, никакой растительности, а сами они живут в гермитично закупоренных городах. - Ну вот, уже Стерхлинд в пределах видимости. Ван Эссен встепенулся. - Отлично, к вечеру высадимся на чужую планету. Говорят, Петровка - один из красивейших городов Стерхлинда. - А почему он называется Петровка? - Так перевели, на самом деле он называется Ескандей, что означает "камни". Переводили греки. - Твои друзья точно нас встретят? - уточнил Крафт. - По крайней мере они обещали. Но к вечеру корабль приблизился не к планете, а к Шиллис - её крупному спутнику с разряжённой атмосферой. Пока корабль снижался, пассажиры могли разглядеть далеко внизу приближающиеся горы и пустыни, изрезанные расщелинами, над которыми поднимались ядовитые газы. Вкоре показались ангары и поля, заставленные боевыми космическими аппаратами, принадлежащими разным странам. - Так... - многозначительно произнёс Крафт. - Обычно пассажирские корабли стыкуются с орбитальной станцией, а на спутник сажают только в экстренных случаях... - Думаю, сейчас объявят, - рассудил ван Эссен. - Может, кто-то позвонил и сказал, что на корабле заложена бомба? - В таком случае её не найдут, и нас тотчас отпустят, - обрадовался было Крафт, но как бы в опровержение их домыслов раздался голос командира корабля, сообщивший, что на Стерхлинде карантин, и им надо пройти санобработку. - Опять, - проворчал пожилой мужчина, стоящий возле каюты бортпроводников. - Помню, в позапрошлом году мы тут две недели проторчали практически без кислорода. И каждый день ванны с какой-то медицинской дрянью... - А на Ризмере в карантин вообще на орбите оставляют почти без электричества, - раздался голос с другой стороны тамбура. - И таблетки заставляют жрать. Тут со всех сторон посыпались байки о том, кто где и как долго сидел под карантином. Вскоре им разрешили покинуть корабль и перейти в отапливаемый подземный модуль, в котором самые резвые пассажиры мгновенно захватили немногочисленные диваны и пуфики, а остальные сели прямо на пол. Ван Эссен внезапно заметил в толпе человека, который в отличие от других не стал терпеливо ждать милости пограничников, а отозвал офицера в сторону и показал ему какую-то бумагу, после чего незамедлительно был пропущен за толстую металлическую дверь с надписью "Конец зоны карантина". - Ты смотри, - шепнул он другу. - Взятку дал - и вперёд... - Разве ж это взятка? - удивился Крафт. - Скорее какое-то важное предписание. - Так или иначе, он поважнее нас... ========== Глава 3. Артур, сын разбойника. ========== Нелегко найти иголку в стоге сена, а уж тем более - человека на чужой дикой планете. Анне неоднократно перевозили с одной квартиры на другую, многое она повидала, однако всё слилось перед её взором в диковинный, но пугающий калейдоскоп. В конце концов она попала на подпольные невольничий рынок, где буквально через день объявился высокий светловолосый юноша с решительными намереньями, не привыкший к отказам. К Анне он подошёл когда уже собирался покинуть притон с "покупкою" - плотным темноволосым парнем с несколько угрюмым видом. Блондин нечаянно встретился взглядом с Анне, и она поняла, что пора действовать и улыбнулась самой милой улыбкой, на которую только была способна при столь неприятных обстоятельствах. Впрочем, одной улыбки тут было наверняка мало, поэтому у неё был артефакт погибшей медузианской цивилизации - устройство, вызывающее у другого индивидуума сильнейшее чувство, именуемое влюблённостью. Блондин решительно остановился. - Сколько? - бросил он торговцу, не удостоив его и взгляда. - Три тысячи крон, господин, - с готовностью отозвался тот, назвав цену, вдвое превышающую обычную, но блондин не думая отсчитал банкноты и протянул их торговцу, по-прежнему не глядя на него. Анне отметила тень усмешки в чёрных глазах раба. - Иди за мной, - мягко сказал блондин Анне, и они втроём покинули притон. - Ты мне нравишься, - с доброю улыбкою сказал блондин когда они сели в машину. - Не понимаю, как ты могла оказаться в таком месте... Меня зовут Артур. - Анна, - назвалась Анне, сияя, что, впрочем, никак не могло выдать её. - А это вот Билли, - кивнул Артур на плотного парня. - Надеюсь, ты попала в рабство случайно? - Я прилетела на Стерхлинд с экскурсией, - честно сказала Анне. - Я шла по улице, заблудилась, потом меня затащили в машину, сделали укол и я оказалась в плену... - Ты хочешь вернуться домой? - Немного... Но ты мне тоже нравишься, да и я чувствую, что с тобой меня ждут приключения, а я их просто обожаю... Артур закивал. Ага, будут тебе приключения, полные карманы... - Сейчас мы едем в одно место... Там нам сделают поддельные документы, по которым мы покинем планету. Тебе не страшно? - Жутко страшно и жутко интересно! - с жаром воскликнула Анне. - В таком случае держись крепче, крошка, мы скоро взлетаем, - весело засмеялся Артур. Ордынский уже полдня просидел в архивах катцкой СИБ, изучая материалы по преступной деятельности некого Чёрного Васты, кои были приготовлены по просьбе генерала Зардиса. Материалов было много, но в них было немало белых пятен. Сведений о самом Чёрном Васте практически не было, зато были сведения о его единственном сыне Артуре, который активно помогал отцу в его противном людям и Богу деле. Артур фактически занимал должность подручного босса в разветвлённой ОПГ, за которой уже двадцать лет безуспешно охотились спецслужбы всего Братства. Но во время охоты они непрестанно плели интриги друг против друга, что пагубно отражалось на успехах самой охоты. Ордынский надеялся если не единолично, то с помощью полковника Волошина и его воинов проследить за Артуром и схватить Чёрного Васту. Впрочем, это были только планы, в которые позже бесцеремонно встрянут многочисленные непредвиденные обстоятельства. Завершив работу с документами, агент Ордынский вернулся в гостинницу и собрался было предаться заслуженному с его точки зрения сну, как вдруг требовательно зазвонил телефон. Выругавшись про себя на бессонных катцев, он снял трубку. - Ордынский слушает. - Господин полковник, - после небольшой паузы раздался в трубке голос Волошина, он звонил с орбиты. - Только что мне сообщили, что Артур, Анне и ещё один, о котором не сообщалось, покинули планету на рейсовом корабле до Альггурии, но у них билеты до Виссы, это станция на орбите белого карлика на полпути к Медузе. - Спасибо, я вылетаю немедленно. Ещё один звонок - и через полчаса он в челноке, закреплённом на спине могучего транспортного самолёта, взлетающего с военного аэродрома катцких имперских космических сил. Ордынский не мог не восхищаться могуществом государственных машин, приводимых в движение по одному жесту власть имущих, но не мог и не возмущаться неповоротливостью и нецелевым использованием этих машин недальновидными и корыстолюбивыми чиновниками. Впрочем, сейчас он преследовал добычу. На борту "Милисенты" Волошин его озадачил ещё больше. - У ребят мандат на исследования на Медузе. - Они там в Инквизиции совсем с ума сошли? - возмутился Ордынский. - Они б ещё приказали доставить Артура прямиком к тайнику. - Если прикажут, мы доставим, - ответствовал Волошин. - Но я такого приказа не получал. Мы должны их доставить на Медузу, а по окончании их миссии их заберёт другой корабль и доставит на Стерхлинд, где у них назначена встреча. - Ну тогда всё в порядке, - вздохнул Ордынский. - Хотя я бы так не рисковал. - Кто не рискует, тот не пьёт шампанское, - с улыбкою заметил Волошин. - Я не пью, - парировал Ордынский. - Это я образно... Мы не должны прибыть на Виссу раньше положенного времени, поэтому у нас есть несколько дней отдыха. У меня здесь неплохая библиотека, не желаете взглянуть?... ========== Глава 4. Медуза. ========== Медуза была открыта задолго до описываемых здесь событий. Планета была практически полностью покрыта водой, ввиду чего и была названа в честь наиболее многочисленных своих обитателей. На Медузе была и в известной мере разумная жизнь, хоть и весьма отстающая в развитии от земного человечества. Однако ранее Медуза была домом для крайне высокоразвитой цивилизации, постигшей тайны сознания, но не покорившей космическое пространство. Исследования нематериального мира сыграло с древними обитателями Медузы злую шутку - в непостижимой космической катастрофе их цивилицация была стёрта с лица планеты и только легенды местного человечества хранили обрывочные данные о тех временах, впрочем, в них было больше вымысла, чем правды. Братство активно изучало наследие мёртвой культуры, некоторые технологии находили себе применение в их повседневной жизни, некоторые могли с помощью особых приборов на время превращаться в представителей других цивилизаций или некоторых животных. Были устройства, способные вызвать чувства, заставить задуматься о вещах, которые прежде человек считал вздором. Но вскоре возниклю серьёзные опасения, что какие-то из приборов стали причиной гибели своих создателей, и вывоз медузианских технологий с планеты оказался под строжайшим запретом, тем более, что с годами исследований подозрения переросли в твёрдую уверенность. Основным кандидатом на роль убийцы древней цивилизации стал прибор, названный одним из его открывателей Хранителем Душ. Ничем не примечательный прибор мог улавливать душу усопшего или погибщего воина и вселять её в иное тело, которое на молекулярном уровне формировал другой прибор - Воссоздатель. И случилось так, что именно эти приборы поработили разум и чувства Чёрного Васты и заставили его рисковать своим единственным сыном, который впрочем мог и сам за себя постоять, ради ни много ни мало бессмертия. Но в природе всё взаимосвязано и невозможно затронуть столь глубокие слои, не потревожив сил, таящихся за пределами нашего понимания. Едва мрачными мыслями Чёрного Васты овладели таинственные приборы, из ледяных глубин космоса отозвались силы, коим нет имени, которые ринулись на невольный призыв мафиози, дабы как прежде питаться болью гибнущих воинов, упиваться страданиями казнимых и торжествовать на обращённых в развалины мирах. "Милисента" вышла из подпространства, развернулась вперёд двигателями и стала гасить сверхскорость, приближаясь к тёмной громаде Медузы. Волошин сосредоточенно вёл корабль, Ордынский старательно изображал учёного, а Артур так же стартаельно изображал новоиспечённого исследователя, наконец вырвавшегося в первую самостоятельную экспедицию, да и не куда-нубудь, а на исполненную тайн и ловушек Медузу. Впрочем, экспедиция была сухопутной и не сулила того, на что расчитывали подводники. - На всякий случай даю вам аварийный маяк, - напутствовал их перед отбытием Ордынский. - При необходимости активируете его... Вы знаете, как его активировать? - Конечно, нажать на те две кнопки и отпустить красную, - ответил Артур. - Правильно, - улыбнулся Ордынский. - Успешной работы, коллеги. На Медузе нет материков, только в районе экватора ютится кучка островов, словно испугавшись чего-то, они сбились вместе и дрожат от страха. Если бы уровень воды был хотя бы на двести метров ниже, можно было бы увидеть вместо кучки островов континет размером с две Австралии, а острова стали бы высокогорьями. Центральный остров занимала одна большая торгово-феодальная республика, прочие же управлялись горделивыми князьями, грабившими друг друга, но трепетавшими перед мощным флотом богатой торговой республики. Пришельцы давно перестали таиться от местных жителей, но аборигены не интересовались чужаками, посещать их родные планеты не собирались, да и ввиду долговременного карантина не имели такой возможности. Артур и его спутники прибыли катером на один из островов архипелага, после чего их предоставили самим себе на неделю. Но молодые люди не планировали исследований, их цель лежала на соседнем острове, куда они должны были попасть с торговцами. Они посетили трактир, из которого вышли уже не отличимыми от местных жителей. Аварийный передатчик они оставили в подвале исследовательского дома чтобы не вызывать подозрений. При попутном ветре они пересекли пролив, отделяющий их остров от цели, после чего удача от них явно отвернулась. Под вечер небо затянули серые тучи, из которых сначала робко, а потом сильнее посыпались мелкие капли вперемешку с дробинками града. В такую погоду друзья решили никуда не идти и дождаться утра в таверне, благо время позволяло. - Интересная планета, - почти шёпотом сообщила друзьям Анне когда они сели за стол в углу таверны. - Все планеты интересные, - возразил Артур. - Каждая по-своему, но эта не самая интересная. Вот Ризмер с его гигантскими лесами или Впосма с её летающими городами... Которые, впрочем, уже не летающие. А ты, Билли, что думаешь? Билли пожал плечами. - Планета как планета, ничего особенного. - Всё ясно, - засмеялся Артур, довольный, что выглядит неплохо на фоне тугодума Билли. Он раб, что с него взять? Зато Анне вон как смотрит... Вдруг, это действительно любовь? Говорят, она есть и в наше циничное время, говорят, любовь живёт несмотря на ветра злых перемен. - Знаешь, - сказал Артур глядя в глаза Анне и для уверенности взял её руки в свои. - Отец сказал, что после этого дела разрешит мне поселиться где-нибудь на Впосме и... Впрочем, что это я говорю? Анне ласково улыбнулась. - Завтра у нас большой день, тебе надо отдохнуть и набраться сил. - А ты? - Я разбужу тебя на рассвете, хорошо? Артур расплылся в улыбке, а Анне снова заметила блеск в чёрных глазах Билли... ========== Глава 5. Охота началась. ========== Хуан Эльстер по прозвищу Клык работал в Комиссии по контактам с момента её основания, а служил - значительно дольше. Работа для него была домом, ибо свою семью он оставил на Стерхлинде. К прискорбию, оба его сына и жена были неспособны пользоваться медузианским прибором Формоизменителем и вынуждены были прожить более короткую жизнь катцев. Клык был вызван начальством в парк, служивший местом тренировок агентов Святой Инквизиции - могущественнейшей спецслужбы, в состав которой входила Комиссия по Контактам. Парк был слишком гутым для обычного парка, но в нём было слишком много полян и дорожек чтобы его можно было назвать лесом. Двадцать пять лет назад Клык тоже тренировался здесь, но он стеснялся более младших товарищей и являлся на занятия исключительно в облике животного. Но если слишком часто носить маску, она становится частью лица, и Клык с ужасом обнаружил, что постарел быстрее положенного, а окружающие стали замечать у него звериные замашки. Клык прошёл мимо поляны, где медитировали действительные агенты КОМКОНа, и увидел на мостике через ручей Зардиса. - Синьор комиссар, - улыбнулся Клык. - Привет, - отозвался Зардис. - Есть новости от нашей разведчицы? - Есть, они уже добыли Воссоздатель и Хранитель Душ, покинули Медузу и держат курс на Стерхлинд. - Превосходно. Предлагаю радировать на Стерхлинд чтобы их ждали с факелами. - Нет, за ними должны проследить чтобы не спугнуть более крупную рыбу. - Какую? - Чёрного Васту. Хотя, полагаю, он не главный в их плане. - Есть версии? - В том-то и беда, что нет. Мало ли какие силы могут стоять за спиной Чёрного Васты. Чует моё сердце, он действует по чьей-то указке. - Какие будут приказания? Зардис резко обернулся, лицо его было непроницаемо, а голос стал ледяным. - Возьми не более пяти агентов и отправляйся на Стерхлинд на корабле КОМКОНа, вы должны успеть раньше Артура. На месте вы должны установить наблюдение за ним, в случае передачи объектов Чёрному Васте переключить слежку на него. С местными властями мы договоримся... Комиссар замолчал, поэтому Клык спросил: - А что делать в случае, если Артура попытаются задержать? - Его не попытаются задержать. - Ясно. Я могу взять Енота, Хорька, Фею, Эльфа и Фунтика? - Конечно. Действуй. Они как раз на поляне. Генералы сошли с мостика и направились на поляну, мимо которой черверть часа назад прошёл Клык. Агенты были совсем молоды, если не сказать юны. Однако они уже получили необходимые навыки, без которых нет сотрудника КОМКОНа. Они умели превращаться в некоторых животных, могли ориентироваться в любой сложной ситуации, могли драться практически любым оружием, не знали сомнения и готовы были отдать жизни за Землю. Основная их сила была не физической, а духовной, ибо от горы мышц нет толку, если нет внутреннего стержня. Они были элитой - не изнеженными сопляками с кучей бумажек с изображениями воинов и цифр, а фундаментом общества, гранью между законопослушными гражданами и миром зла. Клык прошёл вдоль ряда агентов, и те, кому он клал руку на плечо, поднимались и следовали за ним. Отойдя на некоторое расстояние от поляны, он сказал им: - У вас есть полчаса на сборы. Берите только самое необходимое. Агенты молча преклонили колено и побежали в общежитие выполнять приказ. Клык, глядя им вслед, задумался. Они уже внутренне радуются, хоть и волнуются, но никто из них не сомневается, что вернётся живым. Такова уж природа человека - надеяться на лучшее несмотря ни на что. Тогда ещё Клык не знал, что из этих пяти агентов живым не вернётся ни один. ========== Глава 6. Важный разговор. ========== Крафт и ван Эссен больше недели жили в Петровке, изучая архивные материалы Института Естественной Истории Зентарской Народной Академии Наук. Правда, в архиве работал главным образом ван Эссен, Крафт нередко на несколько часов отлучался в город, а возвращался чаще всего с довольным видом, что наводило на Курта мысль, что друг считает себя туристом, а не исследователем. Впрочем, на редкие замечания ван Эссена Крафт отвечал, что добывать нужные данные можно не только в пыли архивных полок. На это ван Эссен ничего возразить не мог. И вот наконец Крафт решился раскрыть карты. Нет, он ничего не скрывал, просто не хотел показывать часть результата, для него это было сродни тому, если бы хозяйка вместо пирога предложила вам муку, уксус и соль. - Курт, ты слышал о Роберте Кайнелисе? - спросил он ван Эссена когда они вышли из метро и ждали троллейбуса на тихой улочке. - Конечно, - отозвался тот. - Кайнелис наш первый официальный контактёр. - В первую очередь он политолог. Он отошёл от дел пятнадцать лет назад и поселился здесь. - Ему уже навреное под сотню... - Не знаю, - неуверенно произнёс Крафт. - Зато у него есть то, что мы ищем. О, вон троллейбус... - Он сам на тебя вышел? - Да... Но уверен, в случае нашего отказа все лавры достались бы другим. Роберт Кайнелис был легендой. Он был первым Общеземным премьер-министром, правда, всего лишь два года, зато он был в числе основателей ВСЗ - Верховного Совета Земли, сосредоточившего самые светлые мечты многих поколений землян. Однако, как и следовало ожидать, ВСЗ постепенно погряз в коррупции и интригах, а Кайнелис, лишившись друзей из "старой гвардии", не мог терпеть такого отношения к своему детищу, пусть даже совместному, и уехал на постоянное место жительства на Стерхлинд. Почему именно Стерхлинд? Здесь было достаточно тихо, но и достаточно живо, на полусонном Ризмере Кайнелис не нашёл бы работы для не утратившего остраты ума, что для старого учёного было неприемлимо. Зато шумные, но нестрашные стерхлиндские политические разборки порой забавляли Кайнелиса, который видел местных политиков насквозь. Кайнелис жил в небольшом одноэтажном особняке, двухэтажных зентарцы почему-то не признавали, да и пожилому человеку было бы трудно забираться на второй этаж по лестнице. Крафта и ван Эссена он уже ждал, на веранде был накрыт стол на троих с поразительной аккуратностью, хотя никого кроме хозяина не было видно. - Добрый день, - Кайнелис стоял у калитки так, словно точно знал время прибытия журналистов. От калитки к веранде вела дорожка из крупных камней, вкопанных в землю. Они казались массивными, но на самом деле были плоскими, отполированными морем. - Надеемся, мы вас не потревожили, - деликатно заметил Крафт. В присутствии живой легенды он несколько смущался. - Ни коим образом, - отвечал Кайнелис. Вообще, он производил впечатление весёлого пенсионера, не казалось, что он уроженец первой половины прошлого века. - Мне даже приятно, когда приходят гости. Скучно, когда ты один... Да-с... - Кайнелис явно что-то искал на столе. И неудивительно, ведь накрывал его не он. - Вот тут чай, а здесь немного катцкой ракии, это у них что-то вроде нашего вина... - Благодарю, не стоило... - начал было расшарктваться ван Эссен, но Кайнелис махнул рукою, мол, пустяки, и они сели на стулья с трёх сторон стола, четвёрное место пустовало, но четвёртого блюдца не было. - Вас интересуют тайны Братства... - начал Кайнелис, глядя по очереди на обоих собеседников. Те закивали с набитыми ртами, но Кайнелис этого не заметил, то ли по деликатности, то ли из-за волнения. - Самые интересные вещи не на Стерхлинде. Точнее, их здесь немало, но больше всего их на двух планетах - Медузе и Впосме. Обе в прошлом пережили глобальные и неясные катастрофы. Но на одну из них просто так не попасть... Медузу открыли около тысячи лет назад альггурийцы. Именно они начали вывозить с неё все эти чудесные медузианские машины. Преобразователь, способный на время превращать вас в животное или инопланетянина... Квантовые компьютеры, умещающиеся в спичечном коробке. Генераторы искусственной гравитации. Забавно, но никто так и не понял, как они работают! Потом к исследованиям, а точнее разграблению Медузы присоединилось всё Братство. Делили, разумеется, по-братски, а не поровну. Но около ста лет назад было найдено нечто, после чего все словно испугались какой-то опасности... Последними описанными приборами были Воссоздатель и Улавливатель душ. - Душ? - переспросил ван Эссен. - Именно душ. Я сам долго не мог понять, что бы это могло значить. Но недавно я получил письмо от давнего друга, имя которого назвать не могу. Он сообщил мне, что его попросили разузнать получше об Улавливателе душ, и что на карту поставлена судьба всего Братства. Повисла тишина. Если бы дело было ночью или хотя бы шёл дождь, то атмосфера была бы подходящей и тишину смело можно было бы назвать зловещей, но как назло ярко светило солнце и над клумбами с местными низкорослыми цветами невинно порхали бабочки. - Но на Медузу так просто не попасть... - Конечно. Но если вы хотите получить информацию по этому вопросу, я могу свести вас с автором письма. - А зачем вы это делаете? - внезапно спросил ван Эссен. - Что значит "зачем"? - растерянно спросил Кайнелис. - Вы ведь не станете утаивать опасные тайны, как это делают инквизиторы. Да и мне не нравится, что они хозяйничают в Совете и даже в правительстве. Кайнелис налил чаю и начал его осторожно прихлёбывать из кружечки. Внезапно ван Эссен заметил, как пошевелилась занавеска на окне за спиной хозяина. - Вы здесь одни? - почти шёпотом спросил он. - Да, конечно, - отозвался Кайнелис. - Я здесь совершенно один, - он обернулся. - Сквозняк наверное... ========== Глава 7. Первый осколок. ========== К 2149 году Святая Инквизиция достигла практически того могущества, которым она обладала в благословенные Средние века. Конечно, не было им никакого смысла растолковывать наивным, шаблонно мыслящим обывателям, что прежняя Инквизиция не казнила, а если и выносила смертный приговор, то в совсем крайнем случае, зато поддерживала в населении представление о себе как о могущественной и таинственной организации, что была правда, но жестокой Инквизиция без крайней необходимости не была. Зачем лишние враги? А вот страх и уважение очень даже кстати. Леди Ингрет было около сорока, она заняла должность директора Святой Инквизиции три года назад после того, как прежний директор слетел с должности и был сослан в отдалённый горный монастырь. Сама же леди Ингрет испытывала несколько пьянящее чувство свободы, входя в штаб-квартиру и видя боковым зрением опускающиеся на одно колено фигуры, входя в кабинет с тяжёлой дубовой дверью и садясь за стол, на котором в ряд стояли прямые телефоны, по которым можно было связаться с премьер-министром, генеральным штабом, боевой космической станцией и канцелярией Верховного Совета. Это было сродни встать рядом с тяжёлым танком, нет, рядом с крейсером. Но Святая Инквизиция была много сильнее любого крейсера и разила в тысячу раз точнее и скорее, хотя и её громада не была застрахована от разъедающей как ржавчина измены. В директорском кабинете леди Ингрет уже ждали генералы Зардис и Шульцнер и полковники Горовский, МакГорринг и Нессе. В руках Зардиса была увесистая папка, а МакГорринг перебирал чётки. Офицеры поднялись со своих мест и сели лишь после того, как села леди Ингрет. - Мне доложили о находке альггурийских археологов вчера вечером, - произнесла она, скользя взглядом по лицам присутствующих, которые уже давно были в курсе проблемы, и даже знали больше директора, но этикет требовал чтобы совещание открывало начальство. - Должна заметить, что оно меня крайне встревожило, особенно в свете последних событий. Я уже получила санкции премьер-министра на работу по этому делу. Бронемастер Зардис? Зардис коротко кивнул и сказал: - По нашим каналам мы получили предварительный расшифрованный текст, - он раскрыл папку и положил перед собою лист, на коим были начертаны сложные иероглифы, а внизу совсем короткая строка. - Если всё верно, то на обнаруженном стором полу тайной пещеры было написано следующее, - он надел очки и прочитал: - "Се призывает ничто, убивающее". - Ничто убивающее... - задумчиво произнёс Шульцнер. - А что по этому поводу сказали сами альггурийцы? - поинтересовался Горовский. - Ничего конкретного, - ответил Зардис. - Они прислали это нам и попросили обработать. - Это как-то связано с Улавливателем душ? - поднял глаза от чёток МакГорринг. - Возможно, - согласилась леди Ингрет. - Джек, перестань корчить из себя монаха. - Прости, я задумался, - отозвался МакГорринг и положил чётки на стол. - Я прошу санкций на дополнительные исследования на Медузе. - По Шестому Управлению? - с усмешкой спросил Шульцнер. - По Четвёртому, - без тени улыбки возразил МакГорринг. - Разрешаю, - промолвила леди Ингрет. - Но Хелзерк не подключайте. Я запрещаю. - Отчего же, сестра Рысь? - осведомился Горовский. - Я получила строгие указания от брата Купца. - А разве премьер-министр не знает, что наука - прерогатива Хелзерка? - Знает. Но именно поэтому посылает туда нас. Там есть, кому проводить исследования, наша задача лишь проследить за сохранностью знаний. Горовский с улыбкой закивал. Он знал, что означают подобные выражения. Повисла тишина, дающая офицерам понять, что сейчас можно задавать уточняющие вопросы или идти по рабочим местам. Вопросов не было, и пятеро инквизиторов встали и направились было к выходу, но тут раздался голос леди Ингрет: - Брат Барсук. Попрошу ещё остаться на пару слов. МакГорринг пропустил коллег и снова сел по левую руку от директора, показывая всем своим видом внимание начальственным приказам. - Вчера мне звонил Шрам, у них возникли проблемы на Вильдесаро. - А я тут при чём? - возмутился Барсук. - Какое мне дело до Шрама и его махинаций? - Он платит нам, - возразила Рысь. - И к тому же он поставляет нам данные. - Вот пусть сперва поставит данные по серебряным шахтам Туманных гор этой самой Вильдесаро, а потом мы поговорим за деньги. И вообще, как он смеет у нас что-то требовать, - леди Ингрет сделала жест будето отмахивается от полковника. - Мы тут власть, а он рядовой. Жулик. Пусть сидит на своей малине и нос не высовывает. Без нас он до сих пор бы грабил случайных путников на дорогах Впосмы. А сейчас он в дорогом костюме, с часами от... - Перестань, - выдохнула Рысь. - Ты и сам без меня сидел бы в региональном отделении и клопов бы давил. Лучше слушай сюда. Собери отряд... - Шайку, - глаза МакГорринга загорелись как у волка, перед которым пробежал упитанный заяц. - Отряд, - поправила его леди Ингрет. - Только самых надёжных. И не обязательно очно, можешь дать телеграмму на Стерхлинд нашему агенту... Леди Ингрет вырвала страницу из блокнота и нацарапала на ней несколько строк. Иначе бы текст отпечатался на следующих страницах, что было недопустимо и грозило бы утечкой информации. Приняв листок, Барсук заметил: - Вот этого я бы не трогал. - Начальству виднее, - усмехнулась леди Ингрет. Через несколько секунд МакГорринг уже бежал по коридору штаб-квартиры Святой Инквизиции, и его ряся развевалась на бегу... ========== Глава 8. Совет охотников. ========== Клык наконец вырвался в поле. Сделавший карьеру на полях сражений и в далёких краях, он любил и ценил свободу, стены штаб-квартиры Святой Инквизиции давили его. Его сердце тосковало по травянистым степям, по густым лесам, где бесстрашные волки преследуют добычу сквозь тысячи запахов, сотни камней и десятки ручьёв. Он бы и сам с радостью к ним присоединился, но давали знать о себе редко надеваемые Клыком генеральские погоны и заставляли его работать. До пенсии, как он сам себе обещал, а потом... Потом особо не побегаешь, зато можно забыть все проблемы и отправиться жить на тихую Впосму или Ризмер... Нет, лучше на Впосму, в её дикие чёрные леса, где вдали видны огни селенья и едва ощутимый запах дыма доносит тёплый ветер... - Господин бригадир, - внезапный голос вырвал Клыка из блаженных грёз, видимо, у него в это время было нелепое выражение лица, и Клык постарался исправить это, хотя, он прекрасно знал, что это напрасно. - Господин бригадир, - это был Енот, этот малолетний выскочка, мажор и бабник; он непременно сделает карьеру, он сын директора. Клык неприятно поморщился при виде него. - Что случилось, брат Енот? - осведомился он, давая понять, что господ тут нет. - Отец Клык, мы начинаем снижение над Стерхлиндом. - Превосходно, - отозвался Клык, глядя в иллюминатор. - Что там по нашим товарищам? Енот, казалось, не заметил пренебрежительного тона генерала. - Всё в норме. Иллу провёл встречу с объектом. Кстати, объект был не один. - Тем лучше. Второго проверили? - Так точно, отец Клык. Он не упустит следа. - Вот так всегда, - Клык удостоил Енота небрежного взгляда. - Всегда мы говорим, что не упустим следа, а потом... Впрочем, у нас впереди Стерхлинд и как минимум сутки на приготовления. - И вот ещё, отец Клык. Через катцкую СИБ пришли данные, с Медузы на фальшивое имя забронирован номер в гостинице "Эзгар", у них есть все основания считать, что это Артур. - Иллу в курсе? - Он нас встретит на месте. - СИБ? - Дадут четырёх агентов. - Мало... - У них так принято, отец Клык, - несколько виновато ответил Енот. - У нас тоже, но эта практика мне не нравится. Кстати, Волошин здесь? - Так точно, отец Клык, и готов к бою. - Тогда нам нужно набраться сил, брат Енот. За иллюминатором расцвели всполохи огня, челнок затрясло, они входили в плотные слои атмосферы чужой планеты. Почему чужой? Клык отдат ей восемь лет своей жизни и по праву считал Стерхлинд вторым домом. Здесь и был его дом, и ждала жена и юные сыновья. Когда закончилась тряска, Клык поспешил взглянуть вниз, где далеко-далеко в прорехах облаков синели леса и чернела вода, белели снежные венцы гор. Но со временем можно было разглядеть реки, города, отдельные здания... Облака остались вверху, а внизу разверзлась равнина вблизи базы катцких имперских ВВС, где их ждали дурные вести. Полковник катцкой СИБ Иоин Миреш был настроен воинственно, хоть и несколько отвлечённо. Ему бы руководить битвой, посылать конницу вперёд, а лучников назад, а он почему-то сидел в кабинете и координировал деиствия СИБ и МИД. Сейчас же он полагал, что наконец его посылают на битву, где он уж точно покажет свои умения и заслужит благодарность самого императора. Он внимательно изучил все данные на Клыка и прекрасно знал, что тот тоже не прочь погонять врагов по полю, а так же что Клык, будучи военным атташе по альтернативным средствам вооружения на Стерхлинде, пустил тут корни. Альтернативные средства вооружения... Вот, что занимало в ту минуту все мысли катцкого полковника. - Господин Клык, - командиры обменялись воинским приветствием. - Мне поручено ввести вас в курс дела и сообщить об изменениях. - Изменения значительны? - переспросил Клык когда они шли к автобусу. - Боюсь, что да. Братство настояло на совещании всех заинтересованных сторон. - Мы от этого лишь потеряем время. - Мои бойцы вас прикроют, - уверенно возразил полковник Миреш. - Встреча состоится ночью на острове Кирми. - Далеко в море? - улыбнулся Клык, он знал местный юмор. - Совершенно верно, - улыбнулся в ответ полковник, но тут же стал серьёзен. - А что, если мы столкнёмся с значительно превосходящими силами противника? - У нас тут нет противника. Пока нет. Но не думаю, что сотня воинов проблема для полковника Службы Имперской Безопасности одной из сильнейших стран Братства? - Благодарю за доверие. Но мы подключим все имеющиеся ресурсы. Клык с отвращением задёрнул шторы, за которыми уже царил сумрак, несмотря на висящее над далёким и невидимым побережьем солнце. - Туристы даже не подозревают о нашем существовании, господин генерал, - заметил капитан СИБ, его нелепая цветастая рубаха не вязалась с его чёткой военной речью. - Благодарю вас, можете быть свободны. - Слушаюсь. Хорёк вынул из сумки детектор медузианских приборов, один из десяти, подаренных Земле в 2127 году как защита от вторжения серых - агрессивных пришельцев, желавших обманом поработить человечество. - Скажи, брат Хорёк, - обратился Клык к нему. Подчинённые давно привыкли к подобной манере разговора Клыка и считались с ней. Не со всеми начальниками можно поговрить так просто и на равных. - Что ты думаешь о нашей работе? Юноша присел на низкую койку и задумался. - Я её люблю, - ответил он. - Я стою между народами Земли и злом, внутренним и внешним. - Это ясно, - отмахнулся Клык. - Но что ты думаешь о правильности нашего пути? - ВСЗ? - переспросил Хорёк. - Партии и правительства, - прервал его Клык. - Нет, о пути Братства. - У него нет определённого пути... - Ты знаешь, за чем мы охотимся? - За Чёрным Вастой? - Не за кем, а за чем. - За... медузианскими артефактами... Но не лучше ли их взять на Медузе... Или мы должны ими завладеть? При этом парень нажал на одну из клавиш прибора, интуитивно подумав, что это не для посторонних ушей. - У меня два разных приказа, брат Хорёк, - сокрущенно вздохнул Клык. - И я не знаю, какой из них более важен. Совещание началось около местной полуночи. На плаже играла тихая музыка, прогуливались пары - туристы любовались звёздами. Енот дважды отходил в темноту, пропадая на продолжительное время. Эльф слежил за террасой, а Хорёк - за Эльфом. Фея сидела на сканере на пару с девушкой из катцкой СИБ, с которой они быстро нашли общую тему для разговора. Клык потягивал через соломинку сок из местного фрукта, напоминающего наши яблоки, но растущего на кустах, и рассматривал делегации за соседними столиками. Вон тот грузным лысый мужчина был представителем Вильдесаро, у него было полно документов, разлетающихся при любом удобном случае. Высокий узкий господин, наглухо застёгнутый в тёмно-серый френч был с Ризмера, он с каменным лицом смотрел на дорожку на водной глади, упирающуюся в восходящий Шилли. Что он при этом думал, неизвестно, но скорее всего перед его взором был его родной Ризмер, покрытый густыми лесами и топкими болотами, где лунными ночами разносится лаеподобное пение аборигенов, большинство их песен, переведённых на человеческие языки, повествовали о рыцарстве, любви и самопожертвовании во имя благородных идеалов. Альгурийскую делегацию возглавлял полный джентльмен с закрученными усами. Он был больше похож на франта, никак нельзя было представить его в бою. Остальные не удостоили совещание своим присутствием, хотя некоторым стоило бы. Первым нарушил тишину представитель Вильдесаро. - Господа, что-то мы долговато сидим тут... Силим и молчим... Да-с. Могли бы и дома так сидеть и молчать. А то у нас тут дела, знаете ли... Ризмериец медленно повернулся к нему, не меняя выражения лица, у ризмерийцев отсутствует мимика в человеческом представлении. - У вас много важных новостей для нас... - произнёс он. - Вы совршенно правы, благородный Мельсер, - быстро отозвался вильдесарец. - У нас получили сообщение от неизвестной цивилизации. Оно пришло из-за мёртвой области. Они именуют себя Империей Кегар, какое забавное название! - И что же они нам сообщают? - полюбопытствовал Миреш. - Они сообщают, что они знают наши беды и что у них есть предложение для нас, от которого, по их мнению, мы не сможем отказаться. - И что же это за предложение? - осведомился Клык. - Они нам не сообщили. Да и сообщение было слишком коротким. А вот способ передачи сообщения лично меня очень заинтересовал. Спутник связи, отправленный в гиперпрыжок. Это ж надо было додуматься... Впрочем, это не материал для разведчиков. - Для разведчиков любой материал интересен, - возразил Мельсер. - Но пока лично мне не хватает данных чтобы что-то решить. Хотя, кое-что уже сказано. Я прошу всех составить пробный вариант ответного сообщения и отправить его на утверждения совету Братства... Если не ошибаюсь, завтра у нас всех большой день? Офицеры старательно подбирали вежливые слова, внизу на пляже прогуливались туристы, а в тени скрывались вооружённые агенты... Было жарко, близилась гроза. ========== Глава 9. Хрупкое счастье. ========== Медуза промелькнула перед глазавми Анне, и она её почти не заметила. Она изо всех сил старалась сохранять контроль над чувствами Артура. Постепенно она заметила, что он ей становится по-настоящему симпатичен, он вовсе не был похож на избалованного подонка, как его описывали ей сына Чёрного Васты в Святой Инквизиции. Нет, тогда она не смела подвергнуть сомнению благородство целей и средств своих командиров, но всё чаще в предсонные часы её точил червячок сомнения, а вдруг всё не так, как она думает? Точнее, не она думает, а её научили думать... Худшее рабство там, где рабы считают себя свободными. Стерхлинд встретил Анне тёплой погодой, но такая погода на планете штормов сулит сильные грозы. Артур решил высаживаться в Петровке, но переехать в иной город, что с его точки зрения, несомненно, давало шанс уйти от возможного "хвоста". Ехать он решил поездом, несмотря на мягкость с Анне и почти дружеские отношения с Билли, Артур умел принимать решения и добиваться их выполнения. До самого вечера Анне болтала с Артуром, а Билли читал газету. Девушка весело и искренне смеялась, стараясь не забыть, что она на важном задании, а перед ней сын главаря преступной империи. Ещё никогда и ни с кем Анне не чувствовала себя столь свободно. Провала она не опасалась, молодой разбойник был полностью в неё влюблён. Билли же, казалось, ничуть не трогал флирт приятелей. Поезд шустро полз сквозь густые стерхлинские леса, день догорел, оставляя золу заката, а пассажиры как будто включились и начали ходить по вагонам и активно обсуждать всевозможные вопросы - от покупки продуктов и ремонта авто до высшей математики и квантовой физики. Артур же напротив, залез на верхнюю полку и почти мгновенно заснул. Анне сон не шёл и она решила выйти в тамбур (на Стерхлинде не курят). Но не прошло и минуты, как рядом с нею возник Билли. Вид у него был сосредоточенный и решительный. - Слушай меня внимательно, - быстро сказал он. - Я знаю, кто ты, ты работаешь на Инквизицию Земли. Меня зовут Риши и я работаю в разведке Объединённой Альггурии. - А я думала... - начала было Анне, но Риши её прервал: - Прости, у меня мало времени. В Сегрисе нас возьмут, уже готовят операцию... - А как же Чёрный Васта? - удивилась Анне. - Что-то изменилось, - вздохнул Риши. - Ума не приложу, что там стряслось, но операцию приказано свернуть во что бы то ни стало. Анне печально опустила голову. - А что будет с Артуром? - Ну... Не знаю. Суд наверное. - Как жаль, что он оказался таким милым. Риши улыбнулся. - Не забывай, что он открутил бы тебе голову без малейшего зазрения совести. - Не верю... - прошептала Анне. - Как хочешь. Но я просто хочу тебя защитить. Пошли, а то он что-нибудь заподозрит. - Он же спит. - А вдруг проснётся? В Сергисе было намного теплее, чем в Петровке, сказывалась близость тёплого моря. На Стерхлинде континенты обогревались тёплыми течениями, поэтому прибрежные районы сильно контрастировали с регионами вглубине материков. Артур решил остановиться не в гостинице, где их могли найти, а в частном пансионе. Хозяину они представились туристами с Земли, а краткость своего визита объяснили желанием как можно больше увидеть за время пребывания на планете. Весь вечер Анне с Артуром просидели на веранде, вдыхая запах моря и горного леса. - Вот бы поселиться здесь навсегда, - мечтательно произнесла Анне. - Есть и более красивые места, - заметил Артур. - Возможно. Но мне не хочется жить в захолустье. - Ты уже строишь планы на будущее? - поинтересовался Артур. - Конечно, - отозвалась Анне. - Вот только не знаю, как объяснить своим, что я хочу жить не на Земле. - Объсним уж как-нибудь... Они немного помолчали. - Лучше поселиться на Впосме, - сказал Артур. - Там и тихо, и имеются культурные мероприятия. Поедем туда, когда всё закончится? Мне отец обещал помочь обосноваться там. - А нас там не найдут? - обеспокоенно спросила Анне. - С чего это? У местных правителей не такие уж тёплые отношения с Инквизицией. Особенно после Огненного Лиса. Зато для нас там будет самое лучшее место. Анне положила голову на плечо Артура. - Будь осторожен, - прошептала она. А на соседней улице притормозила милицейская машина... Клык заранее вылетел в Сергис, но точно предугадать место остановки Артура и компании он не мог. Зато тут очень пригодились его связи в зентарской милиции, а точнее - знакомство с сотником городской милиции Сергиса, сотрудникам которого было поручено выследить Арутра. Иногда Клыка нервировало отсутствие возможности совершать подпространственные прыжки на планете, и сейчас вынужден был потратить целых пять часов на полёт из Варгена в Сергис. Агентам, видимо, было всё равно, куда они летят, они просто готовились к бою. Енот наверняка тащит за собой свою подружку. Вот ребёнок, он думает, что это проявление взрослости. Некому его вразумить, леди Ингрет плевать на воспитание сына, она полностью погружена в подковёрные игры в своей Инквизиции. Он слишком легкомысленно относится к работе, недооценивает опасность. Впрочем, его задача сейчас просто выжить, а потом он женится на своей девчонке и благополучно перейдёт на штабную работу, где его ждёт стремительный карьерный рост и звёздочки на погоны от любящей мамочки. Тьфу, какая гадость. Клык отвернулся от Енота. Куда лучше он относился к Хорьку, уж он-то точно будет отличным полевым агентом. Любовь к приключениям - вот что высоко ценил Клык в агентах, хотя это нередко мешает карьере. Эльф и Фея слишком любили комфорт, а пятого агента он оставил в Варгене для связи с СИБ. - С Иллу связывались? - бросил Клык в пространство между Хорьком и Енотом. - Да, отец Клык, - отозвался Эльф. - Объект получил координаты следующей встречи, а сам Иллу уже в Сергисе. Артур уже почти у нас в руках. Клык поморщился. - Не дели шкуру неубитого медведя. У нас ещё много дел. Анне дезинформирована? - Риши постарался. - Вот и славно. Наши вроде узнали, кто стоит за спиной Чёрного Васты. - Нам это обязательно знать? - поинтересовался Енот. - Вряд ли пока это вам нужно. Мне Зардис прислал телеграмму, вот, прочитай. - "Еду за ключами к загадке, надеюсь встретить нашего общего знакомого". Дело не закончится поимеой Чёрного Васты? - Нет, дело не скоро закончится. Небольшой самолёт, предоставленный катцкой СИБ прорезал морозный ночной воздух, внизу простиралсы океан, а впереди уже вспыхнули во мраке огоньки, обозначающее близость побережья. Где-то там держась за руки сидели влюблённые Артур и Анне, а где-то группа захвата готовилась к штурму. Клык внезапно почувствовал, что не стоило поручать это дело наивной Анне, а выбрать ту же Фею, но было поздно, да и решение о внедрении именно Анне принимал не он и даже не Зардис. Леди Ингрет. Интересно, а чем она при этом руководствовалась? Загадки в темноте... - Господин генерал, - раздался рядом с Клыком голос лейтенанта СИБ - молодого серого кота. - Мы садимся в аэропорту Сергиса. На месте будем через полчаса. Полчаса... Очень много, непозволительно много. На месте уже ждали прибытия Клыка. Он поблагодарил командира группы захвата, но заметил, что если бы Артур попытался уйти из окружения, следовало начать штурм не дожидаясь начальства. - Мы хотели с вами посовещаться, - ответил зентарец - небольшой, но плотный волк примерно по грудь Клыку ростом. - Мы полагали, что нам нужен Чёрный Васта... - Риск слишком велик, - ответил Клык. - Если Чёрный Васта получит Улавливатель душ, может произойти катастрофа. Сейчас наши сотрудники выясняют, какая. Но нам приказано свести риски к минимуму. И эвакуировать Анне. - Можем начинать? - осведомился Хорёк. Владелец пансиона раньше работал в милиции, но сейчас, будучи на пенсии, активно сдавал комнаты приезжим. Сейчас он был обеспокоен звонком из милиции, ему советовали укрыться понадёжнее и не высовываться во время задержания опасного преступника, снимавшего одну из комнат пансиона. Спрятаться он спрятался, да вот и бросать всё на самотёк не хотел. Тем более, что он не считал себя списанным бойцом и хотел хоть краем глаза понаблюдать за операцией. для чего он забрался в шкаф в коридоре с удобным видом на лестницу, ведущую к гостевым комнатам, и стал ждать. В назначенный час входная дверь отворилась, пропуская спецназовцев, которые проворно заняли удобные позиции во дворике. Хозяин в шкафу внезапно вспомнил о чёрном ходе и хотел было приоткрыть дверь и сказать о нём коллегам, но с ужасом обнаружил массивный горшок с фикусом, припирающий дверь шкафа. Вот тебе и коллекция земных растений. Тем временем агенты блокировали узкую галерею, на которую выходили двери гостевых комнат и один из них осторожно приоткрыл нужную, выставив вперёд автомат. Внутри перед ними предстала Анне в образе бледного привидения и нисколько не растерявшийся Риши, с ходу принявший форму альггурийца. Крупный мохнатый зверь, похожий на огромного пса или чёрного медведя, кинулся к окну. Спецназовцы, предупреждённые, что альггуриец свой, последовали за ним. Приказав агентам присоединиться к погоне, Клык ободряюще обнял Анне. - Не бойся, ты в безопасности, - сказал он. - Не уверена, - тихо прошептала девушка. - Чепуха, - отрезал Клык. - Ты переутомилась, тебе необходим отдых. Ты качественно проделала свою работу, за это тебе полагается награда. - Он мог быть моей наградой. - Анне, девочка моя, поверь, это всё наваждение. Любовь никогда никому не приносила счастья. Да и у вас не любовь, а так... Мимолётное увлечение. Рассвет унесёт его прочь как дурной сон. В этот момент внизу появился Хорёк. - Что у вас там? - совсем другим голосом спросил его Клык. - Внизу его поджидала машина, я номер записал. За рулём был кот. - Обожаю эту планету, - вздохнул Клык. В горах сверкнула молния, послышался отдалённый раскат грома... ========== Глава 10. Князь серебряного города. ========== Впосма! Планета без законов, планета тиранов и вольных воинов, купцов и разбойников, простой лжи и непростой правды. Планета самых ужасных катастроф, которые только можно вообразить. Планета, цивилизация которой пала жертвой собственного сластолюбия и глупости. Её правители были слишком глупы и разобщены чтобы договориться между собой и ввести свои народы в светлый дворец Братства Вольных Планет, но тем не менее они постоянно подавали всевозможные прошения в Совет Братства, которые тот просто не мог не рассматривать. В итоге Впосма стала ещё большей клоакой, чем была, в придачу к родной грязи, она набрала ещё и чужой со всего Братства. Зардис любил Впосму. Нет, не за её разврат, ни в коем случае, он был человеком высоких моральных принципов. Он любил её вольность и малолюдность. Именно здесь он чувствовал себя свободным как волк в родном лесу. Точку высадки он выбрал на самой близкой к цели базе, ему и троим агентам предстояло преодолеть почти три сотни километров до крупного по местным меркам города, а затем около ста до одного из городов древних владык Впосмы. Древние наверняка знали какой-то секрет, благодаря которому были созданы их огромные летающие города. Однако, после непонятной катастрофы, в одночасье обрушившейся на планету, обитатели городов бесследно исчезли, а сами города, лишившись управления или падали на поверхность (в том числе и в океаны), или стлкивались друг с другом и тоже падали, или взрывались. Население планеты делилось на горожан и сельчан, сельчане жили на поверхности и выжили, но до сих пор подавляющее большинство них с опаскою обходили ветшающие обломки городов, символов былого технического величия Впосмы. Один из таких городов и был конечной целью путешествия генерала Зардиса, а в городе бывших сельчан, а теперь полноправных хозяев планеты, он планировал устроить нечто вроде базы. Местный князь был в хороших отношениях с землянами, впрочем, как и большинство остальных, они понимали, что с сильными лучше дружить. Зардис не особо уважал впосмийских князей, зато помощь их ценил весьма высоко. К сожалению, на Впосме простота вплотную граничила с хитростью, поэтому все планы были обречены на крушение. Садились ночью по неизвестно кем придуманной традиции. Вокруг крохотного аэродрома с трёх сторон толпился густой лес, с четвёртой была река. До рассвета оставалось четыре часа, комиссар их дал отряду на отдых, а сам до самого выдвижения работал с документами. В отряд он взял Вампира и Барсука, их он знал досконально и был уверен в их лояльности, Пса и Выдру он взял исключительно ради расшифровки информации на языке древних впосмийцев, которую они должны найти в погибшем городе. Пока молодые люди отдыхали перед дальней дорогой, генерал окончательно составил в голове планы на ближайшие недели. Впрочем, он многого не учёл. Впосма! Никому не дано пройти все твои дороги, как никому не дано узнать все твои тайны. Некогда здесь кипела жизнь, но сейчас редкие её обломки активно поглощают леса, разрывают корнями деревья и кусты, точит коррозия. Неужели, и твои обитатели прежде самоуверенно полагали, что оставляют след в истории и что их будут помнить тысячи лет? Но ледяное дыхание мирового пространства практически бесследно смело их вместе с их идеями и мировоззрениями, ещё сотня лет и остатки их городов обратятся в прах, с чего всё начиналось, и чем всё закончится. Дорога заняла шесть дней, что сопоставимо с перелётом от Земли до Впосмы. Во время ночёвок кони отдыхали, а агенты половину ночи спали, а половину рыскали по окрестностям в поисках мелкой добычи. В поле агенты практически не нуждались в продовольствии, их учили самостоятельно выживать в любой обстановке. Зардис, словно предчувствуя грядущие тревоги, основательно высыпался. Начальник не должен быть усталым. На седьмой день путники вышли на тракт, по которому осуществлялось сообщение Серебряного города с городом в предгорье и иными городами за горами. Город звался Серебряным не только из-за металлической брони на воротах и башнях, но и из-за умеренного богатства своих владык. Князья Серебряного города не отличались ни бережливостью, ни расточительностью, поэтому город процветал, хоть и не был золотым. Князь радушно приветствовал Зардиса и его воинов, выделил им одну общую комнату в одной из башен и пригласил вечером на совместную трапезу. Сидя по левую руку от князя, комиссар со сдержанной улюбкой кивал в ответ на откровенно льстивые речи знатных горожан. Зардис про себя отметил отсутствие за столом младшей из княжеских дочерей, но не стал спрашивать, посчитав, что причиной тому стала семейная ссора. Впрочем, князь сразу после трапезы развеял сомнения генерала, пригласив его для беседы тет-а-тет на балком, откуда открывался вид на равнину, уже почти погрузившуюся в ночной мрак. Свежий ветер доносил запахи полевых трав, непривычных для комиссара. - Генерал Зардис, - тяжело промолвил князь, давая собеседнику понять, как тяжело ему было сдерживаться в течении трапезы. - У меня к вам просьба. Даже мольба о помощи. - Какая же? - Зардис изобразил внимательность чиновника, который и готов выслушать просьбу, но и показывает, что у него есть дела кроме неё. - Пропала моя младшая дочь, Вивиам. Говорят, её похитил разбойник Огненный Лис, он шастает в наших краях. - Безусловно, мы займёмся этим вопросом, - сочувственно закивал генерал. - Надеюсь, с вашей дочерью ничего плохого не случится. - Благодарю вас, генерал, - ответил князь. - Я всегда верил, что Земля - лучший друг нашей планеты. "Избавьте меня от друзей, а с врагами я сам разберусь," - подумал Зардис, идя в предоставленную в его распоряжение комнату, где мирно спали агенты. Огненный Лис... Что-то тут теперь не так. Или этот мальчишка совсем распоясался, раз похитил княжну. Княжну. Зачем именно её? Это можно узнать только если спросить его лично. Что ж, спросим со временем. Со временем всех спросят и все ответят. ========== Глава 11. Конференция. ========== Нет, нет, Братство не боялось чуждых ему гостей. При надобности оно могло постоять за себя, да и перелёт через много парсек был почти непосильной задачей для неприятеля, равного по могуществу Братству, а более могущественные миры, если и существовали, не интересовались отсталыми с их точки зрения мирами Братства. Опасность представляли не гости, а то, с чем они вознамерились войти в историю Братства. Уверенность в том, что Улавливатель Душ был способен призвать Тьму, движущуюся во мраке, росла с каждым днём, а лапы Империи Кегар неуклонно тянулись к страшному артефакту. Вечером перед прибытием посольства Империи Кегар военный секретарь Совета Мудрых Ризмера благородный Мельсер навестил генерала бригады отца Клыка, за пару часов до этого получившего телеграмму с Земли с назначением руководителем земной делегации. Мельсер как обычно был чем-то обеспокоен. - Генерал, мне нужно с вами поговорить наедине, - сказал Мельсер после обмена приветствиями. - Полагаю, что балкон - не самое лучшее место для важного разговора, в отличие от парка, - ответил Клык, Мельсер одобрительно закивал. - Я в сомнениях, - молвил Мельсер едва они вышли в парк. Вдали столи двое катцких офицеров, они могли слышать разговор, но не могли его понять, их специально выбрали, условием для назначения в охрану конференции было знание только местных языков. - Среди вас чудовища. - Я знаю. Но ничего не могу с этим поделать. - Но ведь вы сами выбрали агентов себе в сопровождение, - в голосе рикира прозвучал лёгкий упрёк. - Он участвует в одном плане, о подробностях которого я не вправе распространяться. Просто примите к сведенью, что те, кто три года назад прислали вам одного нашего общего знакомого, скоро окажутся в наших руках. - А сможете ли вы их удержать? - Вряд ли. И именно поэтому нам нужна помощь всего Братства. - Одно из главных правил Братства - не вмешиваться во внутринние дела участников... У вас был переворот? Вы представляете свергнутое правительство? - Не совсем переворот... Нет, я не имею никакого отношения к свергнутому правительству Мыша, тем более, что был в оппозиции к нему и его шайке. - В таком случае я бы хотел удостовериться в надёжности генерала Зардиса... В вашей я не сомневаюсь. - Зря, я сам в ней сомневаюсь. Но Зардис надёжен в высшей степени. - Благодарю вас. Вы не против, если я завтра приглашу вас в посольство Ризмера? - Не против, люблю поздние визиты. Попрощавшись, Мельсер направился в гостиницу, а Клык ещё немного постоял, слушая доносящиеся со стороны пляжа звуки. Ещё один активный игрок, подумал он. Интересно, какие цели у рикир? Наверняка какие-нибудь мелкие и наивные, как и они сами. Через три часа на орбите Стерхлинда появился посольский корабль. На его мостике стояли двое. Один из них был послом, представителем Империи Кегар, без войны объединившей четыре планеты. Он был родом со второй планеты, около ста лет назад возглавившей Империю. Нет, Империя не была похожа на Братство Вольных Планет, где каждый решал свои проблемы самостоятельно. По случаю прибытия высокой делегации (её возглавлял представитель императорского дома) был организован торжественный приём, ради которого катцкие власти выгнали всех туристов с острова Кирми и предоставили его в полное распоряжение представителей Кегар, что те не оценили, а представитель императорского дома с кислой миной заметил, что у них никто не стал бы мешать чьему бы то ни было отдыху. Катцкий император смутился и сказал что-то про гостеприимство и отсутствие принуждения по отношению к отдыхающим, которые покинули остров по собственной инициативе. В ответ посол удивился, что те не захотели лично поприветствовать его, что окончательно нарушило протокол встречи, и дипломатам пришлось спешно рассаживать холодно-надменного посла и начинающего закипать императора на противоположные концы трибуны. В начале официальной части Братство символически приветствовало гостей. Признаться, это была единственная действительно торжественная часть всего приёма, в Братстве излишества не были в почёте. Приветствие представляло собой выход знамённых групп. Сначала три офицера-альггурийца вынести знамя Единой Альггурии - алый квадрат с серебряным цветком посередине, золотой шнурок у древка показывал, что Альггурия председательствует в Братстве. Затем трое офицеров катцкой имперской армии вынесли бы знамя Стерхлинда, если бы оно существовало, но они вынесли знамя председательствующей тогда на Стерхлинде Катцкой империи - что поделаешь, Стерхлинд был весьма далёк от ведения согласованной внешней политики. Прошли знамёна Земли, Ризмера, Вильдесаро, Кадофилиса и Лирры - семь планет, все достаточно культурные и цивилизованные чтобы вести беседу с благородными гостями, которые, видимо, были не столь высокого мнения о хозяевах, что было как минимум невежливо. После того как приём переместился в конфернц-зал, посол Империи Кегар обратился с приветственным словом, которое он читал с листа, и поэтому был достаточно вежлив. Впрочем, почти никто не слушал его обращение, во-первых, это была пустая формальность, во-вторых, никому не было дела до рекламы очередной империи всеобщего благоденствия с несомненными многочисленными скелетами в шкафу, а в-третьих, нужная информация дойдёт до руководителей по совершенно иным каналам. ========== Глава 12. Мельсер. ========== Вечером после конференции, закончившейся затемно, Клык, как и обещал, нанёс визит в номер главы делегации Ризмера, коим был благородный Мельсер. Господин военный секретарь сидел за столом, который переставил к окну чтобы время от времени в него поглядывать. Когда Клык вошёл, Мельсер отослал помощника и пригласил Клыка на кресло рядом, стоящее спинкой к двери. - Я пригласил вас, благородный Клык, - промолвил Мельсер, - чтобы поделиться с вами моими опасениями относительно ваших товарищей... Не знаю, помогу ли я вам этим, но полагаю, что напрасной никакая информация быть не может. - Я заинтригован, - отозвался Клык, пристально глядя на собеседника, у рикир это было проявлением вежливости. - Питер Андерсен длительное время жил на Ризмере. Полагаю, именно поэтому вы называете его Енотом? - Вы совершенно правы, благородный Мельсер. - У вас на планете есть звери, похожие на нас... Странно, не так ли? На Альггурии раньше жили звери, похожие на вас. Мельсер помолчал, затем продолжил: - Юный Питер был у нас по заданию ваших спецслужб, а точнее - по заданию своей матери леди Ингрет. Он очень много тренировался, постигая нашу философию, я даже едва не проникся к нему уважением, один из моих сыновей подружился с ним... Я думал, юноши скорее найдут общий язык между собой. Но один момент не мог не насторожить меня. Наверняка Питер делал это по заданию леди Ингрет, сам он не мог до такого додуматься. Как и я в его возрасте... - И что же? - поинтересовался Клык когда Мельсер замолчал, подбирая нужные слова на чужом языке. - Он интересовался нашими инвестиционными проектами. Причём только теми, где подразумевался большой импорт капитала. - Например? - Клык достал блокнот и приготовился записывать, стараясь как можно реже отрывать взгляд от Мельсера. - Самым крупным оказался химический комбинат на Железном острове. Но дальше сбора информации дело не пошло. - Они искали более серьёзное дело? - Или более рискованное, - добавил Мельсер. - К прискорбию, я не силён в экономике, но я сопоставил данные и получилась очень интересная картина. Кто-то целенаправленно создаёт некое подобие межпланетной империи, но не в военном или политическом смысле, а в экономическом. - Но ведь для такой задумки нужны миллиарды крон... - задумчиво произнёс Клык. - Моё внимание привлекла компания "Инкар", она появилась пять лет назад, но уже владеет крупным месторождением вольфрама на Лирре и строит несколько предприятий на Впосме, Медузе и Вильдесаро. - Размещение вредного производства в слаборазвитых мирах где ниже жалования персонала... - У нас так никто не делает, - заметил Мельсер. - У вас куда лучше развиты пути сообщения, поэтому вы можете себе позволить везти детали для машины с других континентов, а затем саму машину - за тысячу миль до покупателя. У нас же промышленность размещается куда компактнее. В масштабах космоса глобализация невозможна, по крайней мере на настоящем этапе развития Братства. - И вы подозреваете леди Ингрет, благородный Мельсер? - поинтересовался Клык. - Я не рискую кого бы то ни было подозревать, я просто сообщаю вам свои наблюдения и соображения. Как с ними поступать - решать вам и вашим друзьям из КОМКОНа. - Благодарю вас, я не знал об "Инкаре". - Если вам будет интересно прощупать "Инкар", я могу посоветовать вам канал связи со Службой Безопасности Вильдесаро. В их делегации есть их сотрудник, его имя Эларин. Попробуйте подослать к нему одного из ваших парней. - Вам это неинтересно? - Поскольку это не касается Ризмера, я не имею права рыть это дело, как бы мне не было интересно. - Я не знаю, как выразить вам благодарность, благородный Мельсер, - наклонил голову Клык. - Не стоит, - наклонил голову в ответ Мельсер. - Но я надеюсь на вашу помощь, ежели нам она потребуется. ========== Глава 13. Дружественный плен. ========== Клык проигнорировал приглашение гостеприимной зентарской милиции остановиться на их квартире, предпочтя гостиницу, полную отдыхающих. Он не торопился ни сообщать о случившемся на Землю. ни информировать подчинённых о своих дальнейших планах. Судя по всему, они были согласованы с Зардисом и не требовали частых сеансов связи с центром. На ворой день он, вернувшись из столовой в номер, где молодые люди читали, попутно приглядывая за Анне, и сообщил: - Я сейчас должен уехать на два дня. Хорёк, справедливо посчитавший себя главным в отсутствии Клыка, спросил: - Какие распоряжения? - Возьми одного и сходи на пляж... Завтра. По делу, - добавил Клык, заметив удивление Хорька. - Но вы должны выглядеть как туристы. Вот ваше задание, - с этими словами генерал вручил агенту запечатанный конверт. - Остальным по возможности далеко не отходить, в номере постоянно должны находиться двое. Вопросы есть? Хорёк обвёл взглядом товарищей и ответил: - Никак нет. - В таком случае я поехал. И закрыл дверь. За столь простое обращение Клыка очень любили подчинённые. Хорёк окинул взглядом товарищей, помахивая конвертом с инструкциями. - Анне, - сказал он. - Я ещё не открывал конверт. Но что ты будешь делать, если там приказ шлёпнуть тебя где-нибудь в укромном месте и тем самым спровоцировать твоего ненаглядного Артурчика на глупость, благодаря которой мы сможем взять его отца? Анне растерялась. - Не знаю... - Шутка, - улыбнулся Хорёк. - Там не может такого быть, я уже достаточно хорошо знаю Клыка, шесть лет служу под его началом. Хотя, я бы с удовольствием использовал тебя как приманку для него. - Нас тут пятеро, - заметил Енот. - Если Артур придёт один или с помощником, мы справимся. - А вот если их будет побольше... - начал Хорёк. - Откуда он возьмёт ещё бойцов? - спросил Эльф. - На всём Стерхлинде не найдётся того, кто хотел бы ему помочь. Хорёк неторопливо вскрыл конверт. - Да, тут намного интереснее, чем я предполагал... - протянул он. - Что там? - вытянул шею Енот. - Не важно, - поспешил сложить бумагу Хорёк. - Мы с тобой сразу после полудня пойдём в городской парк. - А сейчас? - Сейчас будем сидеть здесь. - Енот, - неуверенно произнесла Анне. Енот с напускной готовностью отвечать обернулся на её голос. - Енот, - повторила она. - Правда, что твой меч особенный? - Ничуть, - возразил Енот. - Просто он с Ризмера. - Пожалуйста, расскажи мне о Ризмере и своих приключениях там, - попросила девушка. - Увы, - вздохнул юноша. - О приключениях рассказывать мне запрещено, а вот о планете расскажу с радостью. И он долго, до самого полудня упоенно рассказывал о покрытой дремучими лесами планете, кроме Анне его с вниманием слушал Риши, он вспоминал свою родную Альггурию, некогда бывшую таким же прекрасным местом, но однажды превращённую в пустыню из-за непримиримой вражды населявших её якобы разумных существ. Затем, после того как Хорёк, посмотрев на часы, спохватился и поспешно вытащил Енота с собой по заданию Клыка, Анне заскучала. Эльф предложил сбегать за какой-нибудь лёгкой едой из буфета и заодно купить утреннюю газету. Едва он ушёл, сквозняк приоткрыл окно и взметнул занавеску... Ребятам, которые пытались развлечь Анне оставалось жить считанные минуты. Хорёк и Енот пришли в приморский парк когда до времени встречи оставалось не более десяти минут, поэтому Хорёк сразу же направился к условному месту. Агент, с которым им предстояло переговорить, ждал их в одном из неприметных кафе, заменявших отпускникам привычные столовые больших городов. По правилам конспирации вначале Енот дважды прошёл мимо кафе, проверяя, не привёл ли их коллега с Вильдесаро "хвоста". Затем они с Хорьком вошли под навес кафе. В углу сидел высокий и худой юноша с не совсем правильными, но ещё не взрослыми чертами лица. Взъерошенные волосы, в меру крупный аристократичный нос, слегка неуверенная, но жизнерадостная улыбка, немного сощуренные от близорукости тёмно-зелёные глаза - житель сгорающей в медленном пламени космической катастрофы планеты скорее всего принадлежал к городским жителям Вильдесаро. Он вглядывался в каждого, кто входил в кафе, ведь он не знал их в лицо. Когда Хорёк и Енот решительно подошли к его столику, он несколько обрадованно улыбнулся. - Вас интересует дело "Инкара", - не спросил, а скорее уточнил Эларин. - Да, - подтвердил Хорёк поскольку Эларин сделал паузу. - Надеемся, сообща нам удастся распутать этот клубок. - Руководство и акционеры "Инкара" тесно связаны с вашими спецслужбами. Надеюсь, я не окажусь нечаянным пособником ваших внутренних разборок... - Нет-нет, что ты, - с жаром возразил Енот, Хорёк не смог бы так уверенно соврать и промолчал. - Мы давно следим за некоторыми неблагонадёжными работниками Святой Инквизиции и Верховного Совета, поэтому нам было бы полезно узнать об их махинациях на вашей планете. - Коррупция, - заметил Хорёк когда Енот замолчал, - это удав, который всё сжирает. Эларин закивал. - "Инкар" работает на Впосме и Медузе, это достаточно слаборазвитые планеты. Интересно, почему они решили обосноваться у нас? - Не знаю, - честно сказал Енот. - Наверное, их заинтересовали ваши невысокие налоги и относительно недорогая рабочая сила. - А ещё недавно открытые месторождения урана в Туманных горах, - добавил Эларин. - Почему вы сами не стали их разрабатывать и поставлять ТВЭЛы на экспорт? - поинтересовался Хорёк. - У нас нет средств на постройку такого большого промышленного комплекса. Дело в том, что Туманные горы недоступны для посещения минимум три четверти года. В особо холодные зимы, которые последнее время участились, перевал может оставаться непроходимым всё лето. Строительство автомобильной или железной дороги в таких условиях крайне дорого, а эксплуатация становится запредельно дорогой. К тому же у нас в последние десятилетия назревает внутриполитический кризис, связанный с тем, что центр не в состоянии обеспечивать законность на всей территории планеты. А тут и новые рабочие места, и налоговые поступления в бюджет... Но нам нужно чтобы в конкурсе победили честные инвесторы, а не те, кто прибегает к незаконным методам ведения дел. - Вас смущает впосмицское происхождение "Инкара"? - спросил Хорёк. - Очень смущает, - вздохнул Эларин. - Откуда на дикой планете такие деньги? Почему они предпочитают измерять всё в общеземных кронах? - Но ведь насколько нам известно, - заметил Енот, - общеземная крона за последний год выросла на десять процентов относительно вильдесарского доульмена и... - Это не имеет значения, - поморщился Эларин. - Директор "Инкара" имеет тёмное прошлое, поговаривают, что пять лет назад он был бандитом. - Мало ли кто называл его бандитом, - возразил Енот. - Нам ведь нужны факты, а не чьи-то предположения. Мало ли что на заборе напишут. - К сожалению, нам не удалось это проверить, - произнёс Эларин. - Но если ваше начальство не возражает, моё начальство было бы радо если бы кто-то из вас навестил Вильдесаро. Я даже соглашусь быть его гидом, у нас планета полная опасностей и тайн. - Я непременно передам генералу ваше приглашение, - сказал Хорёк, поднимаясь на ноги, Енот и Эларин встали, понимая это как завершение разговора. - А пока нам нужно поспешить обратно в гостиницу. В гостинице их ждал неприятный сюрприз. ========== Глава 14. Упустили. ========== Наспех попрощашись с агентами, Клык принял облик катца и поспешил в аэропорт, а через три часа уже спускался по трапу самолёта на бетонное поле аэропорта Шагребин в Петровке. Ещё через полчаса он уже подходил к дому профессора Кайнелиса, с которым у него была назначена встреча. Однако, учёный не знал точного времени визита генерала и поэтому к калитке вышел не он, а плотный светловолосый парень. - Привет, Иллу, - благодушно приветствовал его Клык. - Профессор у себя? - Да, отец Клык, - наклонил голову Иллу. - Он ждёт вас. - Тогда не будем терять времени. Кайнелис сидел в гостинной, пил чай и что-то читал. При виде гостя он отложил чтение, поднялся с кресла и сказал: - О, Хуанито, рад тебя видеть. Присаживайся. - И я рад тебя видеть, Карл. Иллу, сообрази мне чайку, будь любезен... Иллу наклонил голову и выскользнул в кухню. - Неужели у вас там совсем нет женщин? - шутливо спросил Кайнелис. - Совершенно, - так же шутливо отозвался Клык. - Да и мужчин не так уж много. Кайнелис понимающе закивал. - А ты своих бойцов оставил одних? - Не одних, с ними соотечественник Иллу. - Зря, вы очень рискуете. - Почему же? - Видишь ли, - вздохнул Кайнелис. - Я сегодня по своим каналам узнал, что нектообратился к Игрииту Фиску с деликатным делом. Ну ты ведь знаешь, кто такой Игриит Фиск? - Один из капо "Ночной империи". Артур? - Он самый. Дурак этот Артур, вот что я скажу. Клык принял чай у Иллу, который сел на пол, поджав ноги и стал внимательно слушать. - Артур просто плохо знаком со стерхлиндской мафией, - сказал он. - Иначе бы не пошёл к Фиску. Все знают, что Фиск - беспредельщик. - Громко сказано. Но по местным меркам он действительно беспредельщик. Так что лучше бы твоим ребятам приготовиться к его визиту. - Они отлично тренированы, Карл. Это Инквизиция. - Знаю. Но Фиск тоже не лыком шит. - Да и станет ли вольный кот связываться с Чёрным Вастой? - Ну связались же вольные тануки с этим проходимцем Селецким. - Селецкий просто запудрил им мозги. Да и тануки никогда не отличались особой проницательностью. Тут же матёрые уголовники. - Хуанито, у меня для тебя есть ещё одна новость. Раз уж ты заговорил о матёрых уголовниках, то знай, что по другому каналу ч получил ещё более интересные новости. Сформирована группа дипломатов, военных и физиков с целью проверки возможности существования населённых миров за так называемой мёртвой зоной за Вильдесаро. Информации почти нет, но просочились слухи, что расшифровано несколько радиопосланий оттуда. - Полагаю, это никак не связано с нашим делом. - Если бы. А теперь следи за мыслью: в утреннем номере "Огня и воды" (а это очень уважаемое издание в Петровке) перепечатана статья из "Марсианских хроник", которые принадлежат в том числе и Селецкому. В статье говорится, что марсианские учёные якобы вплотную приблизились к разгадке тайны жизни и смерти. А Чёрному Васте вдруг понадобился Улавливатель душ. Улавливаешь? Клык отпил чаю и задумался. - Полагаешь, эти сигналы как-то связаны с Чёрным Вастой, Улавливателем душ и марсианской афёрой Селецкого? - Это моё предположение. Уж больно рядом это всё. Ты попробуй разузнать о сигналах через своих коллег, а я уж попытаюсь по максимуму вытянуть информацию из обществ чести Стерхлинда. - Кстати, как там марсианская афёра Селецкого? - Как всегда... - Кайнелис замолчал ненадолго. - Знаешь, а ведь я раскусил их. - Кого? - Тех, кто стоит за спиной Чёрного Васты. Тех, кто прислал предложение, от которого мы якобы не сможем отказаться. Тех, кто через Чёрного Васту заказал у Селецкого пиар псевдобессмертия. - Опять вторжение? - спросил Клык, неудачно стараясь не выдать волнения. - Опять, - подтвердил Кайнелис. - Только на сей раз помощи ждать неоткуда. Мы можем расчитывать только на собственные силы. Как бы банально это не звучало. - Леди Ингрет ведёт свою игру, - напомнил Клык. - Енот мне доверяет, но я всё равно чувствую где-то рядом её незримое присутствие. - Директор Святой Инквизиции обязана незримо присутствовать подле своих воинов. - Но не леди Ингрет. Ты знаешь, что она замешана в деле "Арес Дзенки", её люди скупили акции конкурирующей компании и сейчас леди Ингрет занята деньгами, а не подготовкой к войне. - А как же планетарное министерство обороны? Или они успели совсем деградировать с тех пор, как я покинул Землю? - Успели. Иллу, налей ещё чаю, будь любезен... Здесь на орбите висит крейсер "Милисента". Не знаю, чем думают наши вояки, но уж лучше бы они послали его на Вильдесаро. Но на "Милисенте" за Анне следит один человек, которому она обязана очень многим. И этот человек завтра будет здесь. Наша задача не дать ему встретиться с Анне, поскольку у него приказ в случае опасности незамедлительно эвакуировать её на Землю, где леди Ингрет тотчас пустит её в расход. Мне нужно пустить этого человека по ложному следу. Вот, - Клык вынул из портфеля футляр, - передатчик, по которому с "Милисенты" можно отслеживать перемещения Анне. Впрочем, раз Анне рассталась с передатчиком, то последние часы они отслеживали мои перемещения, будучи абсолютно уверенными, что продолжают следить за Анне. Нет, они сейчас не следят за ней, полагая, что она где-то в метро. Футляр экранирован, я открою его в метро. Но мне нужна твоя помощь. У тебя немало связей среди мафии Петровки. Я бы хотел попросить тебя обеспечить ложный след для моих коллег. Зато тогда мы получим время чтобы расспросить Анне и спасти её от смерти. Вы мне поможете? Кайнелис развёл руками. Иллу, появившийся в дверях с чашкой чая в руках, застыл на месте, вслушиваясь в слова генерала. - Бесспорно, - ответил Кайнелис. - Ты мне достаточно доверяешь чтобы не идти за мной к телефону и слушать разговор? - Увы, не настолько. Не обижайся, но твой телефон могут прослушивать. - Верно. Тогда через три часа мы должны быть в пятьдесят девятой столовой... Иллу, отомри, чай остынет. На Стерхлинде мало кто из горожан готовит еду дома, подавляющее большинство посещает многочисленные столовые, в которых общаются, передают новости и даже заключают сделки. Кроме того в столовых гнездится стерхлиндская мафия. Она значительно уступает в могуществе земной или вильдесарской, но на уровне обывателей она достаточно сильна. Поскольку стерхлиндские мафиози не претендуют на влияние на государственном или надгосударственном уровнях, то и государствам нет до них практически никакого дела. В Петровке все были прекрасно осведомлены, какие шайки в каких столовых кучкуются. Обращаться за помощью к мафии было в порядке вещей, просьбы были как правило достаточно мелкие, и мафии не составляло труда на них откликнуться, разумеется, за полагающееся вознаграждение. Именно поэтому Кайнелис удивился факту обращения артура к мафии, учёный полагал, что та непременно откажет ввиду чрезвычайно высоких рисков. Но Чёрный Васто мог как-то убедить членов стерхлиндской мафии помочь его сыну, и тогда опасность возрастала. Кайнелис и Клык в образе катца прибыли в пятьдесят девятую столовую когда там почти никого не было, лишь за один столом сидела кучка зентарцев, да и ещё россыпью по залу несколько случайных посетителей. Согласно местному этикету они сперва купили обед, а уж потом сели за стол в непосредственной близости от мафии. Минут через пять один из шайки обернулся к Кайнелису и негромко произнёс: - Приветствуем вас, профессор. Поскольку он говорил от лица всей шайки, то несомненно он был главным. Кайнелис так же негромко ответил: - У меня к тебе две просьбы, Асгар. - Я вас внимательно слушаю, - ответствовал Асгар. - Во-первых, некто честный должен некоторое время носить с собою это, - Кайнелис положил на стол передатчик Анне. Главарь скользнул по нему взглядом и ответил: - Сделаем. Что-нибудь ещё? - Ты знаешь Игриита Фиска? - спросил Кайнелис. Тотчас вся шайа уставилась на доктора. Главарь крякнул. - Знать-то знаю, поэтому ничего хорошего не предвижу. - Нужно узнать, собирается ли он посетить Сергис в ближайшее время. - Хорошо, - не совсем уверенно ответил главарь и кивнул одному из товарищей, который тотчас поднялся с места и направился в служебное помещение, где стоял телефон. Через десять минут он принёс ответ. - Игриит Фиск в Варгене, никуда не выезжал и в ближайшие дни не собирается. - А его головорезы? - внезапно спросил Клык. Гангстер замялся. - Он всегда ездит на дела вместе со своей луу... Простите, группой... Командой. - Ясно, - вздохнул Кайнелис. - В таком случае мы можем быть спокойны. Большое вам спасибо. - Мы много вам должны, доктор, - смиренно отвечал главарь. - Когда-нибудь мы сможем вернуть вам долг. Снаружи Клык сказал другу: - Когда-нибудь мы научимся жить как они. Тогда я пожалуй останусь здесь до завтра и прослежу за высадкой Ордынского. - Анне разве не хочет обнять дядю? - удивился Кайнелис. - Дядя не хочет, - таинственно улыбнулся в ответ Клык. Дома их встретил взволнованный Иллу. - В Сергисе проблемы, - сообщил он. - Звонил Хорёк, говорит, что пока его не было, налетел Артур с кем-то ещё, постреляли парней и выкрали Анне. ========== Глава 15. Огненный Лис. ========== Как уже говорилось, Впосма была клоакой всего Братства Вольных Планет, сборищем отбросов и подонков. Именно по этой причине она никак не могла стать полноправным членом Братства, а уже более века числилась лишь кандидатом. На Впосме не было ни полиции, ни законов в привычном для остального Братства понимании, поэтому на ней нередко отсиживались преступники. Впрочем, это имело и обратную сторону: настигнутые на Впосме, они не могли расчитывать на справедливость со стороны блюстителей порядка. Хотя они нередко сами активно сотрудничали с одними преступниками чтобы победить других, более опасных. Полковник МакГорринг именно с этой целью прибыл на Впосму почти сразу после генерала Зардиса. Полковник спешил на встречу с агентом, который уже юридически не был работником Святой Инквизиции, но продолжал исправно работать на своего бывшего начальника, которым и был МакГорринг. Полковник высадился на той же базе, что и Зардис, но направился совершенно в другом направлении. Проскакав целый день, он к вечеру добрался до на первый взгляд ничем не примечательного городка, где посетил таверну. Впосмийские таверны, как и стерхлиндские столовые, служили базами для мафии, только на Впосме базы были грязны, а мафиози пользовались несоизмеримо большей властью. МакГорринг подошёл к стойке, он был в плаще с накинутым капюшоном, его здесь вряд ли могли узнать, но подобный вид отпугивал ненужных собеседников, которые по пьяни готовы были излить душу любому, и придавали вес словам самого полковника. А он это любил. - Меня никто не спрашивал? - вполголоса осведомился он у хозяина. МакГорринг появлялся здесь нечасто, но регулярно, поэтому его хозяин хорошо знал. Собственно, ему некуда было деться. - Да, господин полковник, - ответил тот, хоть и не разбирался в земных званиях. - Ваш друг просил вас подождать его, он придёт скоро. - Хорошо, - ответил МакГорринг и отошёл в темноту к столику, за которым обычно ждал агентов. Пока агент не пришёл, МакГорринг задумался. Из-под капюшона он смотрел на посетителей таверны, и постепенно они становились расплывчатыми, словно полковник смотрел на них сквозь воду. МакГорринг очень высоко ценил Огненного Лиса, тот хоть и был себе на уме, зато мог с лёгкостью выполнить любой приказ командира. Однако из-за его излишней развязности и неуживчивости он стал одним из немногих, окончивших курсы Святой Инквизиции, но не пополнивших её ряды. МакГорринг испытывал некое подобие гордости от мысли, что только он смог разглядеть под наигранной грубостью тонкую натуру Огненного Лиса, приручил его и заставил работать на себя. Хлопнула входная дверь. МакГорринг перевёл взгляд на неё и увидел фигуру в темном плаще с накинутым капюшоном. Антураж Святой Инквизиции настолько нравился Огненному Лису, что он продолжал выглядеть как инквизитор и будучи разбойником. Да, лакомый кусочек для продажных журналюг, подумал полковник. Юноша подошёл к стойке, что-то сказал, после чего трактирщик указал ему в сторону МакГорринга и тут же резко опустил руку, видимо, вспомнив, что у землян этот жест является крайне невежливым. Огненный Лис взял у трактирщика кружку пива и направился к полковнику. Сев, он слегка откинул капюшон, и МакГорринг увидел его лицо, грубоватое, практически не тронутое печатью интеллекта. Но МакГорринг знал как заставить юношу работать и активно манипулировал им, впрочем, Огненному Лису от этого была лишь польза. Убрав со лба давно не стриженные слипшиеся от пота волосы, юноша сказал: - Сэр. - Ты сильно рискуешь, - произнёс МакГорринг. - Здесь Зардис и он направляется в Серебряный город. Юноша и ухом не повёл. - Понятно. Спасибо, что предупредили, сэр. - Перестань сэркать, - заметил полковник. - Но мне нужны о тебя кое-какие данные. - Я весь в вашем распоряжении, - отозвался юноша. МакГорринг цокнул языком. - Зардис ищет здесь записи в разбившихся городах. Ты ему не мешай, но я тоже хотел бы раздобыть хоть что-нибудь из этих записей. Авось среди них окажется что-нибудь стоящее. И старайся не попадаться на глаза генералу... Как там наша пташка? Огненный Лис отвратительно усмехнулся. - Скоро запоёт. - Мне нужны сведенья не только о Чёрном Васте, но и о тех, чьи приказы он выполняет. - Я не уверен, что Чёрный Васта выполняет чьи бы то ни было приказы, - покачал головою юноша. - Он серьёзный разбойник и сам себе хозяин. МакГорринг уловил нотку зависти в голосе бывшего инквизитора и сказал: - Словом, делай что хочешь, главное - наша общая цель. Но не переборщи, а то я знаю, какие у тебя методы дознания. Особенно с девушками. Огненный Лис пожал плечами. - Такой уж я уродился. Урод уродился, подумал МакГорринг. - И вот ещё что. Ты Мигрига помнишь? - Конечно помню. А что? Он тоже здесь? - Возможно. А возможно, что он уже узнал, кто стоит за спиной Чёрного Васты. Так что его тоже берегись. А мне пора. У меня ещё дела на Вильдесаро. Огненный Лис отставил пустую кружку и поднялся на ноги. - Прошу вас передать привет моему дяде. - Непременно передам. И они вышли на улицу, где стояла непроглядная темень, и вскочили на лошадей, и неторопливо поскакали в противоположные стороны: полковник по тракту меж чёрных полей, а разбойник по дороге через лес и через минуту слился с его мрачным силуэтом. Налетевший из полей ветер поднял пыль у дверей таверны и швырнул её в спину вышедшему вслед за Огненным Лисом человеку, который вглядывался в чёрные деревья, словно мог разглядеть там всадника. ========== Глава 16. Трудное бегство. ========== Игриит Фиск стоял посреди гостиничного номера с пистолетом наготове и шевелил ушами, прислушиваясь к шорохам в коридоре. Артур поспешно пытался оторвать оцепеневшую Анне от дивана, на котором лежал убитый Риши. Двое "солдат" Фиска хотели проверить шкаф, но Фиск остановил их, опасаясь, что там могла быть привязана граната. - Быстрее, - прошипел Фиск. - Он может вернуться в любой момент. Артуру наконец удалось оторвать девушку от дивана, ему не хотелось применять силу по отношению к той, кто ему дорога. Краем глаза Анне увидела за диваном убитую Фею, которая хоть и успела выхватить пистолет, выстрелила не целясь и поразила лишь оконное стекло. Но Артур уже увлекал её в коридор, направляясь к лифтам, гангстеры прикрывали тыл. - Тише, тише, моя маленькая, - шептал Артур на ухо Анне, у которой из глаз лились слёзы. Фиск не подавал вида, но внезапно для себя проникся сочувствием к девчонке. Артур твёрдо, но негрубо втолкнул Анне в лифт, а когда двери за пятерьмя беглецами закрылись, по иронии судьбы открылись двери второго лифта, из которого с пакетом в руке выходил Эльф. Зная, что всякое слово, произнесённое в лифте, слышно на всех этажах, все хранили молчание, даже Анне перестала всхлипывать. Впрочем, у неё попросту кончились слёзы. Гостиницу покидали через чёрный ход, где их ждала машина, арендованная Фиском по фальшивому паспорту. За руль сел один из "солдат", Фиск рядом с ним, а сзади устроились Артур с Анне и второй "солдат". - Мы в расчёте? - не оборачиваясь спросил Фиск Артура. - Ещё нет, - ответил тот и заметил, как напрягся Фиск. - Говори, что тебе нужно, человек, - Фиск вынул из кармана флягу и отглотнул. - Мне нужно покинуть планету. - Это не так просто, как покинуть гостиницу, - заметил Фиск. - Но это мне нужно больше, чем покинуть гостиницу. Фиск ещё отхлебнул из фляги. - Ты знаешь, что на орбите дежурят земные корабли? - спросил он. - Ты знаешь, что проверяют всё подряд? Не иначе как тебя ищут. - Ты можешь спрятать нас пока всё уляжется? - Полагаешь, оно уляжется? - Оно уляжется ещё раньше, чем ты вернёшься домой, если откажешься. - Я и не думаю отказываться. Я могу спрятать вас в Тишине, но учтите, что это заброшенный концлагерь. - Учтём, - Артур откинулся на спинку сиденья, которое заскрипело. - Смотри провалишься. - Ехать долго? - поинтересовался Артур. - Долго, - отозвался гангстер. - Но мы поедем по просёлочным дорогам, где нас не увидят возможные патрули. Анне временами проваливалась в краткий сумбурный сон, и не замечала, ни куда они едут, ни как долго. Это было, безусловно, недопустимо, ведь так её могли завезти куда угодно, но она была не в себе, да и особая опасность ей пока не грозила. Через некоторое время она заметила, что на улице ночь и едут они не по равнине как прежде, а по извилистой горной дороге. Анне вспомнила, что агенты КОМКОНа - это те же инквизиторы, они знают, на что идут и готовы в любой момент встретить смерть. Зато она теперь с Артуром и будь что будет. Девушка постаралась убедить себя в том, что в случившемся отчасти виноват Фиск и его гангстеры, а отчасти Фея и Риши, которые зачем-то пленили её, Анне. Постепенно она убаюкала свою совесть подобными мыслями, когда машина внезапно свернула к обочине у неприметной с виду скалы и остановилась. Фиск обернулся и произнёс: - Приехали. Дальше пешком. Артур легонько потряс Анне, полагая, что та спит. - Проснись, нужно идти. - Да, да, я уже иду, - поспешила ответить Анне, торопливо вылезая из машины вслед за Артуром. При этом она поймала неодобрительный взгляд Фиска, который с фонариком в лапе ждал их у придорожных кустов. Артур недоверчиво спросил его: - И куда мы пойдём? Прямо в заросли? - Здесь тропинка, - снисходительно ответил капо. - С дороги её совершенно не видно, но я отсюда её отчётливо вижу. Став подле Фиска, Артур присвистнул. - Действительно, вот и тропинка. Неужели. по ней сюда приводили заключённых? - Именно по ней, - подтвердил Фиск. Гангстеры спрятали машину в кустах, и капо машинально подал знак трогаться в путь. Он шёл первым и попутно разговаривал с Артуром. - Это у вас принято устраивать массовые репрессии и казни, у нас они сугубо индивидуальны. Массы должны любить правителей, не так ли? - Совершенно верно, - согласился Артур. - Тогда враги режима всегда будут изгоями и с ними будет легче бороться. - Смекаешь, - усмехнулся Фиск. - Спасибо, - усмехнулся в ответ Артур. Тропинка привела их в сырое ущелье к каменной арке, поросшей мхом. Фиск поднял голову к перекладине, где на камне были едва различимы выбитые в дание времена слова, написанные катцкой вязью. - "Здесь нет выхода", - прочитал вслух Фиск. - Куда это ты нас завёл? - недовольно сказал Артур, косясь на "солдат" сзади. - Это я надпись прочитал, - сдержанно ответил Фиск. - Главное оружие бандита - голова, она не для шляпы и не для каски, а чтобы думать. - Ладно, пошутить нельзя. "Этот путь проложен мёртвыми, и мёртвые охраняют его", - процитировал он. - Это "Тишина", - Фиск улыбнулся, он знал откуда цитата, - здесь никого нет и давно не было. Гангстеры зажгли предусмотрительно прихваченные с собою фонарики и шагнули в тёмных сырой ход, начинавшийся за аркой. Артур и Анне с интересом смотрели по сторонам, мало кому удавалось так просто заглянуть в одну из сокровенных тайн Стерхлинда. Но коридоры были темны и сыры, и лишь фрагментами выдели беглецы огромную перщеру, превращённую в лагерь смерти, а затем заброшенную. Было холодно, Артур отдал Анне свою куртку, хотя ему было не менее зябко. Однажды они вышли в огромный зал, в котором висел густой туман и нельзя было даже приблизительно оценить его размеры. - Что это? - нечаянно спросила Анне. - Это Вторая Галерея, - шёпотом ответил Фиск. - Тише, здесь призраки. - Ты же говорил, что здесь никого нет, - так же шёпотом возмутился Артур. - А теперь призраки всякие... - Здесь живых нет, - подтвердил капо, все трое гангстеров принялись водить лучами фонариков вокруг. - Быстрее к той двери, - скомандовал Фиск и все пятеро быстрым шагом направились в сторону, куда показывал капо. Уже в дверях Анне не удержавшись обернулась и увидела в глубине влажного тумана тусклый неживой свет, но они уже повернули за угол, оставляя Вторую Галерею позади. - Что это было? - тихо спросил Фиска Артур. - Призраки, - уже не шёпотом, но тихо ответил Фиск. - Мёртвые? - Возможно. Но проверять не собираюсь. Они минут десять шли по извилистому коридору без дверей, после чего внезапно начался настоящий лабиринт. Впрочем, Фиск не стал в него углубляться и провёл беглецов кратчайшим путём, и вскоре они внезапно вышли на естественный балкон в ущелье. Вверху сияли звёзды и из-за горы струился молочный свет невидимого отсюда Шилли, в пятидесяти метрах впереди громоздились чёрные скалы, а внизу громко журчала вода, скрытая тенью. На балконе было тайное убежище "Ночной империи" - что-то вроде сакли, скрытой сверху обильной растительностью. - Вот здесь вы в безопасности, - радушно улыбнулся Артуру и в особенности Анне Фиск. - А нам пора, дела. В случае чего мы за вами вернёмся. - Я запомнил путь сюда, - с улыбкой заметил Артур. - Ты сможешь его повторить только в одну сторону, - сказал капо. - Но обратный путь тебе не найти без проводника. Так уж устроена "Тишина". Знаешь, здесь никого не убивали. Они блуждали в коридорах и умирали от голода или холода. Или попадали к призракам. Но я клянусь честью, что вернусь за вами. Я или кто-то из моих "солдат". Счастливо... Здесь есть еда и дрова для очага. Артур и Анне хотели проводить хотя бы взглядами гангстеров, но те мгновенно исчезли во мраке "Тишины" словно только приснились беглецам, а те провели на болконе над горной рекой целую вечность. Минуту они любовались стиснутым горами пейзажем, но вскоре холод и голод загнали их в саклю, которая порадовала их своим уютом и ледником, в котором лежала простая еда, оказавшаяся весьма кстати для Анне, которая не ела с самого утра... Над горами струился мёртвый свет, и призраки смутными тенями таились в углу Второй Галереи, поджидая Фиска и его "солдат"... ========== Глава 17. Не поговорили. ========== - Подожди, не бегай, надо всё обдумать, - пытался успокоить Клыка Кайнелис. - Когда ближайший самолёт в Сергис? - спросил Клык, остановившись посреди комнаты. - Сядь и успокойся, - твёрдо сказал Кайнелис. - Через полчаса здесь будут журналисты, что я им скажу? "Простите, но тот, с которым я вас обещал познакомить, срочно уехал чтобы гнаться за призраками"? - А хотя бы и так, - отмахнулся Клык, но тем не менее остановился. - Мне нужно позвонить. - Куда? - встрепенулся Кайнелис. - В Катцкую Империю. - Звони, только недолго. Отключат. Клык вышел в соседнюю комнату. Через некоторое время Кайнелис услышал его голос: - Служба имперской безопасности?... Полковника Миреша... Нет, это срочно... Добрый вечер, господин Миреш. Ах, простите, у вас ещё день. У нас тут небольшая проблема. Мы выследили Артура, но он скорее всего попытается покинуть планету... Да, нам требуется ваша помощь... Большое спасибо... Доброй охоты. - Ну как? - спросл Кайнелис, кога Клык вернулся в гостинную. - Они вышлют патруль. - А если она в него влюбилась? - Вздор, быть такого не может, - отмахнулся Клык, устало падая на диван. - Ты не против, если я закурю? - Валяй, - вздохнул некурящий Кайнелис. - Пепельница на сталике сзади. Клык закурил, потом махнул рукой и плюхнулся в кресло. - Эх, будь что будет, - сказал он. - Авось ребята его догонят. В любом случае нужно готовить ловушку Чёрному Васте. - Не спеши, - заметил Кайнелис. - А то спугнёшь более крупную рыбу. - А разве она есть? - с сомнением спросил Клык. - Скорее всего есть. Иначе я не могу объяснить целую череду совпадений и такую поддержку Артура среди стерхлиндской мафии. Интересно, как он нашёл подход к Фиску? - Фиск был вне Стерхлинда? - Наверняка, но под чужим именем. - И Чёрный Васта или Артур его как-то подловил... И заставил работать на себя. - Скорее всего Артур убьёт Фиска как только тот перестанет быть ему нужным. Раздался звонок, и Иллу поспешил на улицу. - Они пришли, - сказал Кайнелис. - Вот и славно, - Клык раздавил окурок в пепельнице и потёр ладони. Затем он сел в кресло напротив Кайнелиса и выжидающе уставился на входную дверь. - Сюда пожалуйста, - послышался голос Иллу. - Мерси, - послышался ответ одного из гостей. Крафт был настроен бодро и несколько легкомысленно, ибо не ведал, какие страсти бушуют вне его поля зрения. Мысленно составляя варианты вопросов, которые он задаст собеседнику, он ступил в тускло освещённую комнату, где за столом помимо доктора Кайнелиса сидел тёмно-серый кот солидного возраста. Из слов Кайнелиса, Крафт решил, что с ними будет беседовать человек, но едва он успел об этом подумать, кот, заметив его лёгкую растерянность, заметил: - Садитесь, не стесняйтесь. Я принял облик катца чтобы скрыть свою личность. - Вы здесь инкогнито? - с интересом спросил Крафт. - Разумеется. Иначе я не смог бы поведать вам немыслимую и ужасную историю, разворачивающуюся прямо на моих глазах. Журналисты выхватили блокноты словно разбойники ножи и стали записывать. Клык многозначительно крякнул и продолжил: - Будучи офицером Святой Инквизиции, я имею прямой доступ ко многим материалам дела, за исключением разве что строго секретных. Сперва я бы хотел поведать вам то, что мне известно об операции... И он рассказал большую часть того, что вам уже известно. Журналисты всё подробно записали, а потом крепко призадумались. - Простите, - неуверенно сказал ван Эссен. - Это, безусловно, интересная история, но есть ли доказательства? Клык перевёл дыхание и отпил принесённого Иллу чаю. - Мой рассказ не противоречит никаким общеизвестным фактам. Некоторые факты могу быть проверены вами. Я могу помочь вам с поиском сведений, но и вы помогите мне. Общество, которое я представляю, стремится обезопасить Землю и всё Братство. Мы проверили вас и вполне доверяем вам. Я помогу вам войти в команду ракетного крейсера "Милисента", связь через человека, с которым вас познакомит капитан. С ним о деле говорить запрещено, - Клык демонстративно посмотрел на часы. - Надеюсь, у вас больше вопросов нет? - А как вы нас забросите на "Милисенту"? - выпалил Крафт. - Через капитана. Простите, я должен спешить. Доктор вам поможет, через полтора часа у вас встреча с капитаном "Милисенты". - Что-то пошло не по плану? - догадался ван Эссен. Клык замер глядя на него. - Вы угадали. Но подробностей я вам рассказать не могу. Честь имею. ========== Глава 18. Руины летающего города. ========== Зардис проснулся за полчаса до рассвета. Княжеский замок стоял посреди города и возвышался над ним, и генерал видел всё, что скрывала завеса ночи вчера. Ночью он видел лишь огоньки, но то, что было целью его экспедиции, было безлюдно, и никто не зажигал огней в чёрных окнах разбитого при аварийной посадке города древних. Ныне же он открывался перед Зардисом во всем своём мрачном великолепии: за ближним лесом на фоне гор темнела громада из металла и бетона, полуразваленная, с торчащими искорёженными винтами, но непревзойдённая никем, сотавалось лишь подивиться уровню технических знаний древних впосмийцев, сумевших построить такое и заставить его летать. Впрочем, умом древние впосмийцы не отличались, иначе бы дожили до наших дней. Зардис окинул взглядом комнату, где на полу спали агенты. Сам он спал на лавке, как и положено начальнику. Комиссар не стал тревожить подчинённых, коим предстоял наверняка трудный день, и, проскользнув мимо сонной стражи, прошёлся по городу. Зардис не просто прогуливался, хотя он мог себе это позволить. На едва открывшемся рынке он почти сразу зашёл в одну из лавок, торговавшей сушёными растениями. - Чего угодно благородному господину? - едва переступив порог услышал комиссар шамкающий старушечий голос. - Письмо для товарища, - сухо сказал Зардис. - Что передать товарищу? - с готовностью спросила старуха. - Передайте, что центр спрашивает, когда он пришлёт настойку, которую обещал прислать на прошлой неделе. - Не извольте беспокоиться, благородный господин, товарищ получит ваше сообщение сегодня же. - Буду признателен, - ответил генерал и покинул лавку. Вернувшись в замок тем же путём, что и вышел, он обнаружил, что агенты уже проснулись, привели себя в порядок согласно местным привычкам и терпеливо ждут его. Вампир и Барсук сидели на одной скамье и протирали мечи, а Пёс с Выдрой - на другой и играли в кости. Зардис был против азартных игр, но сейчас не стал делать замечаний. - Братия, собирайтесь, - бодро сказал он. - Выдвигаемся немедленно. - Что-то изменилось, отец Гном? - поинтересовался Барсук. Тут Зардис отметил, что впервые встречает двух агентов с одинаковыми псевдонимами, живущих в одно время. Вторым Барсуком был МакГорринг, причём он проставился как Барсук в таком же возрасте. Это был его учеником, хоть и не совсем верным, поскольку пошёл служить в КОМКОН, не вынеся споров о вере в Четвёртом отделе. Юный Барсук был на хорошем счету и внушал доверие Зардису. - Ничего, просто у нас сегодня много важных дел. Князь лично провожал гостей, пусть и временно. На Впосме население побаивалось разбитых городов, Зардис полагал, что это генетическая память, в старину сельчане, жившие на поверхности, находились в подчинении у обитателей летучих городов. Но деньги нужны всем, и к походу присоединилось трое проводников из числа местных жителей. Город лежал у подножья горного хребта за лесом. При падении несколько десятков лет назад он смял деревья и под его днищем образовалось зловонное болото, а со стороны леса приблизиться к нему не представлялось возможным из-за густых перепутанных зарослей и края упомянутого болота. Группа Зардиса обогнула болото и приблизилась к городу со стороны гор по старому тракту, пролегавшему здесь до падения города. На поверхности Впосмы дороги были построены кое-как, а эта последнее время не использовалась. Впрочем, Зардис углядел примятую траву, сквозь которую темнел камень. Обернувшись, он поманил рукою Барсука, который тотчас оказался подле генерала. - Здесь кто-то поезжал ночью. - Разве местые осмеливаются ездить по таким местам ночью, отец Гном? - удивился Барсук. - Некоторые осмеливаются, - тихо ответил Зардис. - Ты слышал об Огненном Лисе? - Конечно, - воодушевлённо ответил юноша. - Он ещё работает на... - Мы знаем, на кого он работает, - мягко прервал его комиссар. - Скажи нашим, чтобы держали ухо востро. - Слушаюсь, - наклонил голову Барсук. - Ещё приказания будут? - Пока нет. Юноша исчез позади. Кто мог послать Огненного Лиса в город? Шрам, наверняка это он послал племянника на очередное дело. Как бы это дело не стало для него последним. Но Огненный Лис из многих передряг выбирался цел и невредим. Интересно, какой ему от этого прок? Впосмийцы ничего не длеают, если не уверены в скорой выгоде. Чёрный Васта? Возможно, у него очень длинные руки. Неужели, он проник в Святую Инквизицию? Нет, этого просто не может быть, этого не должно быть!... А вдруг так есть? Зардис почувствовал, как теряет точку опоры. Легко драться, если ты уверен в себе, но если нет... Тогда борьба лишена смысла. Сильнее всех тот, кто убеждён в своей правоте, слабее всех тот, кто убеждён в правоте противника... Впрочем, уверенность в собственной правоте порождает наистрашнейшие преступления и чудовищные ошибки, которые хуже преступлений. Над верхушками деревьев показался изодраный временем и исхлёстанный ветрами и дождями край огромного параллелепипеда. На толстом кронштейне крепился электродвигатель, с ротора которого бессильно свисали даже не обломки, а ошмётки винта. Брюхо города глубоко вдавилось в грунт, но поскольку его бока были покрыты дырами мёртвых окон, проникнуть внутрь было не так уж сложно. Отряд остановился на почтительном расстоянии от города, и Зардис обратился к агентам: - Я понимаю, что вы достаточно хорошо изучили предмет нашего исследования, но кое-что я бы хотел вам напомнить. Мы не изучаем город, это не наша задача. Наша цель: любая информация о последних годах жизни города. Нужно узнать, как всё началось. Вперёд. Внутри город оказался просто тёмным грязным сараем, изрядно захламленным. Агенты первое время не понимали, почему местные жители так боятся городов? Впрочем, это ведь тёмные люди, боящиеся всего непонятного. После приблизительно часа пути по безликим коридорам они вышли на галерею вокруг большого зала. Зардис рассматривал карту. - Библиотека у них как правило одна на весь город, - шёпотом сказал он, но в гнетущей тишине мёртвого жилища любой звук резко разносился вокруг. - Или её вообще нет. В этом городе библиотека есть. Так... Вот здесь пищеблок, а тут зал для собраний. Мы как раз в нём. Надо идти на другую сторону, затем через пищеблок мы попадём к библиотеке. Всё просто. - Отец Гном, - прошептал Вампир. - Мы здесь не одни. - Ты уверен? - Этажом ниже кто-то стоит прямо под нами... Зардис подныл ладонь, призывая агентов к тишине. Зная, как далеко разносится в пустом городе малейший звук, он стал прислушиваться. Невидимый противник (друг не стал бы прятаться) тоже затаился. И вдруг после нескольких долгих минут внизу раздался тихий кашель. Зардис кивнул и растопырил пальцы. Агенты, повинуясь приказу, рассыпались по галерее, в руке Барсука блеснул охотничий нож. Комиссар вынул из поясного мешочка сюрикен. Зардис пошёл вокруг зала вслед за Выдрой, который сохраняя тишину медленно вынимал из колчана за спиной стрелу. Комиссар понял, что тот заметил противника, и, проследив за взглядом юноши, увидел внизу смутную тень у балюстрады нижней галереи. Выдра со стрелой в руке обернулся к командиру и взглядом спросил разрешения выстрелить. Зардис предположил, что это Огненный Лис, а его следовало бы брать живым, и показал себе на ногу, приказывая Выдре не убивать, а только ранить человека на нижней галерее. Комиссар уже приготовился было метнуть сюрикен, но скрип тетивы неоднозначно прозвучал в тиши мёртвого города, и тень внизу быстро метнулась к стене и исчезла в чернеющем дверном проёме. Выдра опустил лук и виновато посмотрел на Зардиса, который сочувствующе кивнул. Хотя успел заметить сходство человека на нижней галерее с Огненным Лисом. Когда все агенты собрались у входа в пищеблок, комиссар сообщил: - Здесь Огненный Лис. - Разделимся? - предложил Барсук. - Не стоит, это уменьшит наши силы... Продвигаемся дальше, если потеряетесь, выходите наружу и скачите за подмогой. Вперёд. Пищеблок был низким длинным залом, заваленным сломанными столами и стульями. В прежние времена здесь было много посетителей, впосмийские горожане еду, как и прочие удовольствия, возвели в культ. Это их и сгубило. В конце был переход в библиотеку. Она была большая, как и пищеблок, но горожане в посление столетия туда почти не заглядывали. Но находились немногие, кто аккуратно вёл летопись. Именно летопись последних лет жизни городов и искал генерал Зардис в заброшенной библиотеке мёртвого города впосмийцев. Зная, что где-то рядом скриваются потенциальные враги, агенты гуськом преодолели пищеблок и короткий узкий лаз в библиотеку. Обширное помещение было перегорожено рухнувшими стелажами и рассыпанными книгами. Книги в основном сохранились, здесь был сравнительно влажный прохладный воздух, чувствовался его приток из дальнего, более низкого края зала. У входа Зардис остановился и указал в дальний угол, где в отличие от остального помещения, не было разбросанных томов, зато стоял массивный стол, видимо, привинченный к полу и не сдвинувшийся при падении города. Отряд вдоль стены направился к столу. За столом были небольшие двери в ряд кабинетов, одна из которых была раскрыта, из неё лился тусклый свет и доносилось тяжкое поскрипывание... ========== Глава 19. Тишина. ========== Ближе к вечеру в гостиницу прибыл сотрудник зентарской безопасности и не заходя в номер затребовал записи с камер наблюдения. Узнав об этом, Хорёк поспешил к нему. - Это ваши коллеги? - спросил офицер зентарской Службы Контроля. - Да, мы тогда были по делу в городе, - ответил Хорёк и уточнил: - Мы вышли буквально на полчаса. - За номером следили, - офицер СК показал на экран карандашом. - А на заднем дворе их ждала машина. Номера местные, принадлежат "Ночной империи". Я сейчас сформирую запрос на трассы... Кто эта девушка? Хорёк на секунду замялся. - Подружка Артура. - Ясно. Значит, её считаем опасной. Так, вот и ответ по номерам... Сотрудник СК рассмеялся. - Что такое? - удивился Хорёк. - Они заменили один палёный номер на другой. Наша мафия - детский сад рядом с вашей. А вот тут они свернули в сторону. Они в "Тишине", а это совсем рядом с катцкой границей. Я вызываю конвертоплан. Сейчас вы увидите, на что способна зентарская Служба Контроля. Хорёк деликатно закивал, дескать, впечатлён. Впрочем, он знал, что это чистой воды работа на публику. Он оставил на месте Эльфа, и через час его, Енота и отделение спецназа СК уже нёс сквозь холодный ночной воздух конвертоплан. - Самолёт согрешил с вертолётом, - попытался пошутить Енот. - У вас такой техники нет? - удивился офицер СК. - Скорость самолёта и маневренность вертолёта. - Есть, - заметил Хорёк. - Только их у нас немного. - А у нас немало. - А чем примечательна "Тишина"? - спросил Хорёк. - Это древний лабиринт. Раньше катцкие императоры помещали туда противников порядка. Лабиринт устроен так, что из него нельзя найти выход, если не знаешь определённых ориентиров. Сейчас там обитает мафия. Ещё лабиринт пользуется дурной славой среди местных жителей, говорят, что там водятся призраки. - Мало ли что говорят... - Говорят много, но кое-что видят. Кое-что видел я сам. Хорёк задумался. Мало ли что может встретиться на чужой планете? Ещё сто лет назад люди сомневались, одиноки ли они во Вселенной, а сейчас активно сотрудничают с инопланетянами. Хорёк смотрел в чёрный иллюминатор, где одиноко висед огромный белёсый диск Шилли, а внизу проносились леса и холмы, предвещавшие близкие горы. В пассажирском отсеке конвертоплана было свежо, но не холодно, но снаружи доносилось завывание ледяного пронизывающего ветра. Конвертоплан совершил посадку возле иного входа, нежели тот, коим воспользовались Артур и его спутники. Спецназовцы слаженно покинули машину, быстро распределили рюкзаки и гуськом направились в сторону входа в подземный лабиринт. Бойцы шли уверенно, и агентам Святой Инквизиции не было так страшно, как Анне. В свете фонариков клубился пар, однако в пещере было теплее, чем снаружи, в подземельях суточные и сезонные колебания температур не столь значительны, как на поверхности, а источником пара были многочисленные ручьи, протекающие в глубине боковых коридоров. Офицер зентарской Службы Контроля уверенно вёл отряд вглубь лабиринта. Пару раз они переходили по шатким мосткам обширные тоннели, дна и потолка коих свет фонариков не достигал, а стены состояли из огромных тюбингов, в которых были прорезаны отверстия. Внезапно после длинного узкого коридора, по которому можно было идти лишь согнувшись, они вышли в обширный зал, залитый зеленоватым туманом. Командир отряда обернулся к инквизиторам, которые здесь были впервые и не знали местных порядков, и жестом призвал их сохранять тишину, затем указал куда-то вглубь тумана. Пять минут или пять часов - неизвестно - они шли сквозь туман. Хорёк подумал, что удобнее было бы идти вдоль стен, но в зале он не решался задать вопрос командиру. Где-то слева в толще тумана проплыла огромная каменная плита, похожая на большой и грубый каменный стол, за которым виднелось нечто вроде каменного оголовка колодца. Потом впереди возникла стена, но никакой двери не было, и отряд нерешительно остановился. Офицер быглядел обеспокоенным. Он жестами приказал солдатам прочесать окрестности, те начали это делать странным образом, вместо того чтобы двоим-троим отправится в стороны, они вытянулись в шеренгу словно пытались водить хоровод вдоль стены и немного к ней приблизились. На левом фланге цепочки дверь была обнаружена, как и люди, зентарцы в отсутствие ориентиров слишком забирали вправо. За дверью их тоже ждал такой же узкий длинный лаз, в котором бойцы вели себя менее скованно. Хорёк посчитал возможным обратиться к командиру с вопросом о том, где они сейчас были и почему были приняты такие меры предосторожности. - Это была Вторая галерея, - шёпотом ответил офицер. - Там нельзя идти вдоль стен из-за трещин. Не могу сказать, что они из себя представляют, но лучше от них держаться подальше. Вторая галерея - фрагмент древней пещеры, всего галерей десять или тринадцать, не все доступны для осмотра. У нас много чего написано об этих пещерах, хотя правды там не более десяти процентов... Мы уже почти у цели. - Они прячутся в пещере? - спросил Хорёк. - Нет, там есть выход в ущелье, где у них есть логово. Фиск скорее всего привёл их туда. Идём так же тихо, как и до этого. Когда на площадке над обрывом появился отряд зентарской СК и агенты Святой Инквизиции, Шилли стоял в зените и его свет заливал ущелье, и было всетло как днём, только свет был бледным и как будто неживым. Внизу текла узкая горная река, а далеко вверху сквозь расщелину заглядывал огромный белёсый диск Шилли. К самой скале прижался дом, точнее одна стена дома, оба помещения почти полностью были выгрызены в теле горы. Офицер подал знак, повелевающий всем остановиться, затем жестами выбрал двоих бойцов и Хорька и приказал им следовать за ним. - Так я и знал, - спокойно произнёс офицер, когда убедился, что сакля совершенно пуста. - Они кинули Фиска и ушли. - Где их теперь искать? - вздохнул Хорёк. - Уж точно не здесь, - заключил офицер. Где-то внизу пронзительно заверещало какое-то ночное животное. Наспех обыскав площадку и ближайшие коридоры, отряд двинулся в обратный путь. ========== Глава 20. Ложный след. ========== По дорожке Парка Тысячи деревьев Петровки неспешно прогуливались двое катцев. Анне уже знала обоих и, если б увидела, весьма бы удивилась факту их знакомства. Один из них был чисто белым и был слегка помоложе, второй - чёрным с небольшими белыми пятнами и чуть постарше. Первый был экскурсоводом из Варгена, второй - никем иным как Игриитом Фиском, капо катцкой мафии. Фиск был в приподнятом настроении, он то и дело щёлкал товарища по уху, что у катцев было проявлением дружбы. Тот же заметно волновался. Наконец в глубине дорожки появился тот, кого они ждали. Это был человек, хотя он на самом деле им не был. Это был один из величайших аферистов скоего времени. Он был объявлен в розыск на трёх планетах, но только на одной его искали всерьёз. Сам он не стоит ничего - ценность представляли те, с кем у него были дружеские отношения. Связи, им он был обязан своим благополучием, равно как и высокими теневыми доходами - он активно консультировал преступный мир Братства и знал там всех, за кем была хоть какая-то сила. Ещё он владел несколькими газетами, а, как сказал один печально известный человек, дайте мне средства массовой информации, и я превращу любой народ в стадо баранов. Итак, на дорожке возник медийный король, подлец и дорогая политическая проститутка Владимир Селецкий. Его подлинное имя было известно немногим, он тщательно хранил его в секрете, что, впрочем, не сможет спасти его когда он по стечению обстоятельств перейдёт дорогу ещё более сильным и жестоким, чем он сам. Поравнявшись с двумя молодыми катцами, Селецкий резко остановился, помахал прозрачной папкой, которую он держал в руке, и сказал: - Рад, что вы так быстро откликнулись на мою просьбу. - Можно подумать, у нас был выбор, - хмыкнул белый кот. - Полно тебе, Дар, - расплылся в фальшивой улыбке Селецкий. Белый Даркен украдкой бросил взгляд на Фиска. Тот какзлся невозмутимым. - Наш гость хочет покинуть планету, - сказал он. - Но мне хотелось бы получить половину оставшейся суммы и как можно скорее. Селецкий хохотнул. - Ну ты дал маху! - воскликнул он. - Может, тебе всю сумму дать, чтобы ты сразу же испарился с нею? - Я даю тебе слово чести, что не сделаю так, - молвил Фиск. - Одного слова мало, - высокомерно засмеялся Селецкий. - Слова чести достаточно, - отрезал Фиск и рывком встал со скамейки, Даркен сделал то же самое. - Если бы не нужда и ваш грязный шантаж, я бы никогда не имел с вами дела, - процедил он сквозь зубы. - У вас в папке деньги, я вижу. - Ладно, - перестал смеяться Селецкий. - Но учти, что у Чёрного Васты очень длинные руки, и он настигнет тебя где угодно. - К этому времени или я подохну, или Чёрный Васта. Селецкий вынул из папки пачку банкнот и протянул её гангстеру. - Здесь десять тысяч, как договаривались. Фиск взглянул на ассигнации по десять земных крон, на коих был изображён воин с обнажённым мечом, произвольно просмотрел несколько банкнот внутри пачки воизбежание фальшивки - Селецкий мог дать несколько настоящих банкнот и кипу чистой бумаги, он на такое способен. Впрочем, он не имел права бросить тень на репутацию Чёрного Васты. Фиск кивнул и они разошлись в три стороны. Словно ничего не было. Выйдя из парка, Даркен проворно запрыгнул в поджидавшую его машину, рядом с зентарцем-водителем сидел Клык - ещё одна неожиданность как для Анне, так и для Фиска. - Как поговорили? - спросил Клык. - Отлично, отец, - ответил Даркен. - Анне у Фиска? - Да. Они уходят этой ночью. Вы знали об этом? - Да, - вздохнул Клык. - Но они должны уйти. - А если они передадут груз врагу? Черному Васте... - Чёрный Васта не самый страшный враг, - сказал Клык. - Твой брат встретился с Кайнелисом? - Да. Профессор передал ему какой-то конверт. Зачем он? - Вскроешь его когда встретишься с Анне. - Будет исполнено, отец. Я пойду? - Нет, мы довезём тебя до метро. - Я не люблю метро, - тихо сказал Даркен прежде чем выйти из машины. Клык с грустью проводил сына взглядом и приказал шофёру ехать в аэропорт. ========== Глава 21. Второй осколок. ========== Огненный Лис сидел на корточках в рабочем кабинете библиотеки мёртвого впосмийского города и внимательно прислушивался к шорохам в соседнем кабинете. Он как раз рылся в дневниковых записях в этой комнате, когда прибежал его приятель и с тревогой в голосе сообщил, что видел отряд Зардиса, а они видели его. Огненный Лис боялся, что они застанут его здесь, но сейчас он опасался сделать шаг и допустить случайный шорох, способный выдать его местоположение. Зардис сидел за пыльным столом и наблюдал за агентами, которые методично обшаривали стеллажи с тетрадями. К счастью, древние впосмийцы использовали полимерную бумагу, напоминающую полиэтилен, благодаря чему все записи сохранились невзирая на высокую влажность и насекомых. Если здесь есть нужные материалы, рассуждал генерал, то агенты непременно их обнаружат и без его помощи, зато у него есть время подумать о следах на дороге и странной встрече в зале заброшенного города. Кто бы это мог быть? Наверняка люди Чёрного Васты. Остальные куда менее вероятны, зачем им лезть в город как раз перед экспедицией землян? Кто мог знать об экспедиции и подослать Огненного Лиса? Князь и его приближённые? Или кто-то из Святой Инквизиции? А ведь Огненный Лис почти поступил на службу в Святую Инквизицию, даже обучение прошёл и теперь знал все уловки инквизиторов. Опасно, очень опасно... Пока Зардис перебирал в памяти всех, с кем сталкивался на Впосме и кто из землян мог знать о его миссии, Вампир что-то нашёл и жестом подозвал остальных к себе. Пёс вынул из сумки универсальный переводчик и начал сканировать страницы. Барсук медленно, стараясь не произвести шума, обнажил меч, настороженно озираясь. Где-то недалеко раздался протяжный скрежет. - Это винт, - шёпотом сказал Выдра, на секунду отворачиваясь от сканера. Тем не менее Барсук убирать меч не стал. - Готово, - взволнованно выдохнул Пёс. Зардис взял у Пса переводчик и стал вглядываться в надписи на тусклом мониторе. - Десятый год торжества... - прочитал генерал. - Носители власти собрали всех в большом зале... Это где мы были, только на нижнем уровне... В большом зале и объявили... слово не перевелось... вне закона. Или ложью, ошибкой, у них это одно и то же. В тот же вечер я выглянул наружу и видел... множество жителей поверхности, они пришли к городу в надежде получить убежище. Они рассказывали о призраках. Заметно похолодало, сейчас лето, но ночами выпадает снег... нет, туман. Однажды выпал лёд... а вот это точно снег. В следующую ночь была тревога среди носителей оружия. Жители поверхности хотели силой проникнуть в город, город поднялся на большую высоту, стало ещё холоднее, отец города приказал включить обогрев. Потом... потом начали гаснуть звёзды. Когда холод стал нестерпимым, явилась тьма... Тут разрыв в исходном тексте. Далее. Тьма сковала всё вокруг. Я слышу голоса. Они там, внутри тьмы. Город сотрясается от грома. Начали исчезать люди. Оно за дверью, оно пришло за мной. Холод пронизывает до костей. Тьма движется во мраке. Он называет моё имя. Они близко. На этом текст обрывается. Агенты поёжились, словно почувствовали тот самый холод. Зардис отложил переводчик. - Это всё? - тихо спросил он. - Мы осмотрели не все стеллажи, отец Гном, - отозвался Вампир. - Мы засиделись здесь, - произнёс Зардис. - Пора покинуть это мрачное место и сообщить о нашей находке на Землю. У меня появились кое-какие соображения. - Впосма подверглась вторжению инопланетян? - предположил Выдра. - Вполне возможно... Обратный путь, как и следовало ожидать, занял куда меньше времени. Уже не пугали ни коридоры, ни движения воздуха в мёртвом городе, ни заросли, ни каменные завалы. Город был построен надёжно, разрушения коснулись только внешних отсеков. Оказавшись под открытым небом, агенты оживились и заговорили громче. - Похоже, что Огненный Лис вышел в другом месте, - рассудил Барсук. - Он наверняка следил за нами, - заметил Выдра, отвязывая коня. Зардис внимательно наблюдал за агентами, его немного смутил то обстоятельство, что Вампир не показал никаких признаков удивления или настороженности в отличие от остальных, словно появление Огненного Лиса в заброшенном городе для него не было неожиданностью. Поэтому по прибытию в Серебряный город, Зардис шифром затребовал полный список агентов Святой Инквизиции, скоторыми Вампир работал вместе. Затем он отправил срочный приказ на "Милисенту", дежурящую на орбите Стерхлинда. Глава КОМКОНа с радостью отметил, что ситуация начинает проясняться... Леди Ингрет была на совещании у премьер-министра когда пришёл запрос Зардиса. Когда в комнату совещания вошёл адьютант директора Святой Инквизиции, докладывал министр внеземных дел. - Считаю своим долгом обратить внимание высокого собрания на тот факт, что послание цивилизации, именующей себя Империей Кегар, не подразумевает нашего ответа с согласием или несогласием установить контакт с ними. - Мать Рысь, вам срочная радиограмма, - адьютант с поклоном подал леди Ингрет конверт. Он не читал текст послания, а поскольку оно было помечено как срочное, он решил доставить его немедленно. - Они просто поставили нас перед фактом, - продолжал министр. - Опасаюсь, что они располагают значительной агентурной сетью в пределах Братства и на Земле в частности, раз они могут позволить себе столь самоуверенное поведение. Саму мысль о возможности блефа подобного уровня я не могу допустить. Полагаю, что несмотря на катастрофическую нехватку времени я не могу не рекомендовать господину председателю поручить Святой Инквизиции и Комиссии по контактам в кратчайшие сроки собрать как можно больше сведений об Империи Кегар. Леди Ингрет задумчива подняла взгляд от послания, где значилось: "Директору СИ, срочно, лично в руки. Обнаружено, что гибель цивилизации Впосмы связана с непонятными явлениями, скорее всего связанными с изменениями характеристик пространства-времени, которые очевидец назвал тьмой, движущейся во мраке. Кроме нас в городе был Огненный Лис, что не вызвало опасений у агента Вампира, прошу проверить возможность его связей с людьми Чёрного Васты. Гном." Леди Ингрет спрятала бумагу в карман и, поскольку ей дали слово, поднялась со своего места и сказала: - Высокое собрание. Святая Инквизиция несмотря на чрезвычайную загруженность предпримет все усилия для сбора максимального количества достоверной информации об Империи Кегар. Но считаю своим долгом напомнить о необходимости совместных действий с другими спецслужбами Братства, в частности мы бы хотели попросить министерство внеземных дел направить нашу просьбу внешней разведке планеты Ризмер. Благодарю вас, у меня всё. Премьер-министр фон Трауберг был не просто толст, он был чудовищно громаден, ввиду чего даже ходил с трудом, поминутно останавливаясь для отдыха. Фон Трауберг задумался. - Ну что ж, - произнёс он. - Действуйте. Поскольку это вопрос обороноспособности Земли, даю вам полномочия по уровню три. - Будет исполнено, милорд. Покинув штаб-квартиру ВСЗ, леди Ингрет пешком направилась в здание Святой Инквизиции, благо оно было в пяти минутах ходьбы. По пути её догнал полковник Ниссе. - Сестра Рысь, МИД формирует запрос на Ризмер. Нужна ваша виза. - Пусть пришлют текст для согласования в мой кабинет. И вот ещё что. Все запросы от имени Зардиса присылать ко мне. ========== Глава 22. . ========== Комментарий к Глава 22. . Уважаемые читатели, как вы заметили, эта глава к глубочайшему моему сожалению лишена имени. Поэтому мне нужен ваш совет. Пожалуйста, предложите свои варианты. Спасибо. Ордынский методично прочёсывал Петровку. Радиомаяк был где-то рядом, но агент никак не мог его обнаружить, бессильны были и офицеры "Милисенты" во главе с Волошиным, которые добровольно помогали в поисках. Ордынский был в курсе многочисленных рассказов о сложности стерхлиндской жизни, о стерхлиндской мафии, с которой наверняка вступил в преступную связь Артур, но не мог признать своё пусть и небольшое, но поражение. На третий день, когда они возвращались в гостиницу, Волошин как бы невзначай сказал: - Наверняка они водят нас за нос. Эта девчонка могла отдать маяк местному жителю, а сама улетела с планеты, пока мы как дураки ищем их с Артуром здесь. - Она не могла так просто отдать радиомаяк, она о нём не знала. - Ей могли помочь, - предположил Волошин. - Кто был с ней? - Альггуриец, но он мёртв. Вряд ли он знал о маяке. Агенты Клыка могли знать. - Клык здесь по приказу Гнома? - Скорее по приказу Купца. Он член комиссии Земли в Братстве. - Он мог использовать официальный визит и дипломатическую неприкосновенность для тайной встречи с Анне и забрать у неё маяк? - Мог, - задумался Ордынский. - А какой мотив? - Приказ Гнома, - предположил Волошин, а Ордынский фыркнул. - Или приказ Купца... - А Купцу какой резон? - Ему требовалось создать видимость контролируемости ситуации, а самому установить связь с Анне и провернуть своё дело в тайне от Гнома. - Нет доказательств, - вздохнул Ордынский. - Хотя это очень красивая версия. Как ты думаешь, стоит ли её сообщать Гному? - Я бы сообщил. - Отработка ложного следа отнимет время. - Этот след может оказаться не ложным. Да и неясно с местными... Зентарские и катцкие спецслужбы всполошились, бурная деятельность без чётких результатов... - Или они не намерены ими хвастаться, - заметил Ордынский. - Спятить можно, - грустно улыбнулся Волошин. - Как вы там только разбираетесь в такой каше? - Почему-то некоторые уверены, что спецслужбы получают удовольствие от своей власти. Но это не так, чем больше власть, тем больше ответственность... А особые знания... Лучше б их не знать. Они не приносят счастья, зато заставляют ежесекундно дрожать и просыпаться по ночам в холодном поту... - Наверное, это как удовольствие при виде результата важной и тяжёлой работы... - Наверное... Наверное. В этот момент они подошли к гостинице. Ордынский остановился и громко сказал Волошину: - В любом случае нам необходимо сообщить свои соображения на Землю. - Полагаю, что дальнейшее наше сотрудничество зависит от решения командования, - так же громко ответил Волошин, он понял, что Ордынский подозревает, что лишь у гостиницы их могут подслушать и по этим фразам додумать их предыдущий разговор. Ордынский подмигнул ему, после чего они с чувством выполненного долга вошли в здание. На противоположной стороне улицы в неприметном микроавтобусе их подслушивали двое сотрудников зентарской Службы Контроля. Один из них снял наушники и сказал: - Купец - это их президент? - Нет, премьер-министр, - ответил другой. - У них нет президента. - Выходит, у землян три группировки... - Скорее две. Эти двое не в счёт. - Купец и Гном. Если так пойдёт, будет туго. Любые разногласия в нашем лагере на руку врагу. - А если мы подслушиваем их дипломатов, это разве не потенциальные разногласия? - Так это ж совсем другое дело. Кого ещё подслушивать, как не дипломатов? - Кстати о дипломатах. Клык куда-то пропадал из Сергиса. Как раз тогда напали на гостиницу. - Совпадение? - Я в такие совпадения не верю. Там явно кто-то поработал из шайки Фиска. - Фиск был замечен западнее Сергиса вчера. - Фиск работает на врага. Как-то им удалось его заставить работать на себя. - Шантаж? - Наверняка. Никакой честный разбойник не станет иметь дело с Чёрным Вастой. - Артур по идее должен стремиться покинуть планету. Но он медлит. Ждёт пока всё уляжется? - Глупости. Он должен понимать, что это уже не уляжется. На будущей неделе заседание Братства, на котором будет дан официальный приём послам Империи Кегар. Начальство поставило задачу разузнать об этой империи. - Только их нам не хватало... - Посольство будет здесь через восемь дней. Наверняка Артур попытается покинуть Стерхлинд или до мероприятия, или сразу после его окончания. На мой взгляд, скорее второе. - Если Чёрный Васта имеет связи с Империей Кегар, а об этом поговаривают на Земле, то Артуру логичнее всего попытаться передать груз послу. - Чёрный Васта так никогда не поступит. Он слишком хитёр чтобы просто так отдать столь ценный товар. - Да и империя... - Что империя? Мы ничего о них толком не знаем, любое наше предположение строится на догадках. Время покажет. - Может не оказаться времени на ответные действия... - Тогда кто нам мешает провести войсковую операцию в Тишине и найти Артура и уничтожить груз до прибытия посольства? - Не знаю... - А я знаю. Мы не имеем права совершать необратимые действия. - Политика... Будь она неладна. - Политика суть умение управлять обществом, - усмехнулся агент. - На пенсии советую заняться ею. - На пенсии только политикой и заниматься. Поэтому у нас сплошь старики в руководстве. Чтобы посылать на смерть нужно не раз заглянуть ей в глаза. Подойдя к двери своего номера, Волошин услышал, что внутри надрывается телефон, но по закону подлости тот смолк едва подполковник добежал до него и протянул руку к трубке. Что ж, если дело важное, перезвонят. Перезвонили через час. - Добрый вечер, капитан, - говоривший не представился, однако Волошин его отлично знал, узнал по голосу и несколько обрадовался. - Надеюсь, я вас не потревожил? - Ни коим образом... - Вот и отлично. Тут такое дело. По линии КОМКОНа к вам прикомандируют двух специалистов по информационной поддержке. Вы меня поняли? - Да, я вас понял, - Волошин почувствовал одновременно холод и воодушевление. - В таком случае не стану вас больше беспокоить. Спокойной ночи. ========== Глава 23. "Милисента" на охоте. ========== Кайнелис больше не приглашал Крафта и ван Эссена к себе домой. Вместо этого он прислал к ним Иллу с двумя записками (одна из них была в конверте и предназначалась Волошину). Первая записка гласила: "Дорогие друзья! Пршу вас не обижаться на старика, что тот вынужден передавать вам верительную грамоту для капитана Волошина не лично, да и ещё не показывать её вам. Так уж у них заведено. Тем не менее, ваши места на "Милисенте" уже готовы. За вами заедет в девять вечера их человек, он вам кое-что расскажет. Уверен, вы отлично справитесь со своей задачей, ибо это ваша работа. С наилучшими пожеланиями, академик Р. Кайнелис. Да хранит вас Господь." - Заметь, - сказал ван Эссен. - Он не написал, в чём заключается наша задача. - Понятное дело, письмо ведь без конверта, его может прочитать любой посторонний. - А мне это уже нравится, - заметил ван Эссен когда Иллу ушёл. - Вперёд, за приключениями на одно место? - усмехнулся Крафт. - Ты говоришь так, будто это что-то плохое. - Пойми, мы им нужны для информационной войны, а значит, нам будут давать только ту информацию, которая полезна для них. - Ну и что? Зато мы явно помогаем правому делу. - Откуда у тебя такая уверенность? Кстати, нам пора бы собраться и выписаться из гостиницы, если ты помнишь, вечером мы переезжаем. - Помню, помню. Я уверен, что мы помогаем хорошим парням, потому что с ними Кайнелис, а он не стал бы сотрудничать с врагами Земли. - Хм, даже не знаю, что воразить. Откуда мы можем знать, кто друг для Земли, а кто нет? К тому же нельзя взять и чётко разделить всех на "наши" и "не наши". - Те, кто так делает, не задумывается об уместности такого деления, - весомо возразил ван Эссен. - Поэтому такие суждения не могут появляться в наших будущих статьях, если мы согласны работать на Кайнелиса. Когда немногочисленные вещи были собраны, журналисты ещё некоторое время неспешно обсуждали предстаящее задание, а когда до начала сумерок оставалось не более получаса, в дверь постучали. - Добрый вечер, - на пороге был худой мужчина лет тридцати. - Моя фамилия Ордынский. Внизу ждёт машина. Мне поручено ввести вас в курс дела. Ван Эссен схватил чемодан и ринулся мимо Ордынского, едва не сбив его с ног. Крафт попытался пропустить Ордынского вперёд, но тот жестом регулировщика настоял на том, чтобы его место было в конце колонны. - Простите, Ордынский, - громко сказал ван Эссен от дверей лифта. - А вы не могли бы объяснить нам причину такой спешки? - Спешки? - удивился Ордынский. - Мы никуда не спешим, просто поступила информация, согласно которой мы обязаны покинуть планету и следовать в определённом направлении. - И нам это знать не обязательно? - Почему же? Мы не думаем от вас этого скрывать. Мы направляемся на Впосму. - Ого... - закивал ван Эссен, но в этот момент приехал лифт и интересный разговор пришлось на время прервать. Продолжить удалось лишь в машине. - Доктор вам уже рассказал об Улавливателе душ? - Да. Но я не понимаю, как о нём узнали в Империи Кегар? Они же только недавно вышли с нами на связь. - Недавно ли? Вот скажите, в каком году Земля установила контакт со Стерхлиндом? - Это любой школьник знает, - хмыкнул Крафт. - В две тысячи сто двадцать третьем. - Ошибаетесь. Это официально, а неофициально на тридцать лет раньше. - О как, - только и сказал ван Эссен. - А за что тогда вы едите хлеб с маслом? - поинтересовался Крафт. - Понимаю, за всеми не уследишь, но если Селецкий уже много лет у вас под наблюдением... - За Селецким наблюдает не компьютер, а люди, которых можно подкупить и заставить закрыть глаза, ктому же пока не существует единой полиции, межпланетного Интерпола, который бы распространял информацию о преступниках, а Селецких не бывает на планетах, где он в розыске, у него там есть свои помощники... Да и наблюдение не означает, что за ним постоянно топтуны ходят. К тому же он не встречался с кегарами. - Чёрный Васта? - Скорее всего он. Но проблема в том, что наш директор... Точнее директор Инквизиции имеет свои интересы на Вильдесаро, которые пересекаются с интересами Чёрного Васты. Мы думаем использовать этот конфликт для ослабления позиций Инквизиции. Нет, мы не против Инквизиции, но не хотим чтобы она определяла политику Земли. - Курс на либерализацию? - Приблизительно, - уклончиво ответил Ордынский. - Военные не должны управлять государством, но отбирать у них оружие и некоторые политические полномочия нельзя. - Неужели нельзя всем жить тихо и мирно? - после паузы вздохнул ван Эссен. Ордынский усмехнулся. - Поверьте, борьба никому не нужна. Ни нам, ни инквизиторам. Мы все с радостью бы нашли себе иные занятие, нежели сбор компромата друг на друга и интриги. Борьба нужна небольшой кучке руководителей. - А разве вы не можете побрататься? - Нет. Это невозможно - мы не воюем, официально мы должны помогать друг другу. Да и в любом конфликте есть две стороны - атакующая и обороняющаяся, вся инициатива, в том числе прекращения конфликта в любом виде, в руках тех, кто атакует. Одностороннее перемирие для обороняющихся равносильно капитуляции. - Это понятно, а что с точки зрения простого народа? - Абсолютно ничего, - улыбнулся Ордынский. - Никакого "закручивания гаек"? - Правительство на другой планете живёт... А народ знает то, что ему следует знать с точки зрения правительства. Но не подумайте, что правительство априори злонамеренно... Ну вот, уже Шагребин... Только учтите, Волошин хоть и наш друг, не особо любит обсуждать приказы начальства. "Милисента" важно плыла в пространстве, внизу простиралась чёрная поверхность Стерхлинда, усыпанная мирриадами огней. Волошин, прибывший ещё утром, готовил корабль к старту. Им удалось узнать планы противника прежде, чем они начали реализовываться, поэтому им был разрешён непродолжительный отдых при сохранении готовности немедленного старта. Время отдыха подходило к концу, и после возвращения спускаемого аппарата им предстоял путь на Впосму. Помимо Ордынского прибыли двое, один из которых с благодушным видом вручил Волошину конверт. Вскривая его, Волошин поинтересовался: - Я могу узнать ваши звания? Гости опешили, видимо, не ожидая подобного вопроса. Впрочем, ответ нашёлся в письме. "Подполковнику И. Волошину. Для дальнейшего проведения операции к вам направляются специалисты по ведению информационной войны Крафт и ван Эссен, внештатные сотрудники комиссии по контактам. Приказываю всячески содействовать их работе, если этого требуют интересы операции. Заместитель председателя КОМКОНа бригадный генерал Х. Эльстер. PS. Письмо уничтожить." - Всё ясно, - Волошин скомкал письмо и сжёг в пепельнице, что удивило Крафта и ван Эссена. - Вопросов больше не имею. - Пойдёмте, - тихо сказал Ордынский. - Я покажу вам вашу каюту. - Честно говоря, я впервые вижу военный корабль, а уж тем более нахожусь внутри него, - восхищённо сказал ван Эссен. - Во-первых, то, что вы только что сказали - масло масляное, корабли бывают только военные. А во-вторых, "Милисента" уже дважды фигурировала в репортажах на крупных телеканалах. - Да я не об этом, в телевизоре много что можно увидеть, но не прочувствовать, - ответил ван Эссен. - Она построена на Альггурии? - Да, - подтвердил Ордынский. - Каждые два из трёх космических судов Братства построены на альггурийских верфях, они верстают за счёт судостроения до половины своего бюджета. "Милисента" была куплена Россией в сорок втором году в рамках общеземной программы "Мифриловый купол". Программа была расчитана на десять лет, но в сорок седьмом она была свёрнута из-за нехватки финансирования. - Почему? - удивился ван Эссен. - Разве Земля настолько бедна чтобы... - Вопрос правомерен, - одобрительно сказал Ордынский. - Но несколько преждевременен. Сперва мне нужно рассказать вам о тех, кто участвует в игре, а уж потом о манере их игры. Вот ваша каюта. - Спать в этих шкафах? - спросил Крафт, указывая на горизонтальные полки, закрытые сдвигающимися дверцами.. - Совершенно верно. Мы вынуждены экономить место. Присядем? - Да-да, не будем терять времени, - Крафт уселся на откидное сиденье, ван Эссен и Ордынский заняли свои. Крафт отметил про себя практичность военных. - С чего начать? - задумчиво произнёс Ордынский. - Пожалуй, об Улавливателе душ вам уже все уши прожжужали, не буду о нём говорить. Насколько можно судить, мы подверглись атаке извне. - Информационной? - Пока только информационной, но это не означает, что опасности нет. Напротив, будь война в классическом её понимании, всё было бы предельно ясно: впереди коварный враг, рычаги на себя и так далее. Информационную атаку отразить теоретически невозможно, поскольку нападающая сторона как правило пользуется ложной информацией, которая в отличие от истинной обладает значительно большей гибкостью. Отбиваешь одну ложь, а противник придумывает три новых. - Гидра, - заметил ван Эссен. - Гидра, - подтвердил Ордынский. - Некоторые считают, что ради спасения Земли имеет смысл самим прибегнуть ко лжи. Но чтобы агенты не разуверились в правоте своего дела, было принято негласное решение изменить условия поиска... как бы так сказать... курсантов на курсы Инквизиции. Я сейчас подбираю нужные слова не чтобы скрыть секретную информацию, а потому что нет единого определения... Словом, агентов стали делить на "внутренних" и "внешних". - Они знают об этом? - Нет, - быстро ответил Ордынский. - Об этом знают очень немногие. Всё, что я сейчас говорю вам, не должно быть опубликовано, это служебная информация для лучшего понимания вами хода дел. - А если мы попробуем это опубликовать? - недовольно спросил Крафт. - Вы не сможете это опубликовать, - улыбнулся Ордынский. - Не хочу начинать наше сотрудничество с угроз, но лучше вам об этом не думать. Договорились? - Угу, - кивнул Крафт. - Ну вот и славно. А потом некоторые, бывшие "внешними" агентами, узнали о такой несправедливости и решили с ней бороться. К слову, немало сотрудников Инквизиции - бывшие сотрудники Хелзерка, привыкшие к тамошнему относительному либерализму. - Но ведь Хелзерк не военная структура... - Военная. Точнее - в составе Хелзерка есть военный отдел. И тут мы переходим непосредственно к вашей статье... ========== Глава 24. Шрам. ========== Полковник МакГорринг прибыл в столицу Вильдесаро поздним вечером, но, поскольку местные жители ведут исключительно ночной образ жизни, можно сказать, что он прибыл утром. Пройдя таможенный контроль по поддельному паспорту, он прошёл на стоянку такси и выбрал самую дальнюю машину, за рулём которой спал мужчина с испаньолкой. Едва полковник постучал по стеклу, тот проснулся и открыл дверцу. - Ну что, готов посидеть при капитализме? - шутливо спросил МакГорринг. - А что, у вас уже запахло керосином? - удивился водитель. - Нет, Шрам, - возразил МакГорринг. - Это у тебя запахло керосином. Не забывай, что ты числишься директором фирмы, нас тут нет и никогда не было. - Зато у меня ваши деньги, - заметил Шрам. - Это деньги трудового народа Земли. Мы их должны будем вернуть. - Как внезапно ты вспомнил, кого обокрал, - усмехнулся Шрам, заводя мотор. - Какие у нас проблемы? - Проблемы у тебя, Шрам. - Хорошо, какие у меня проблемы? - Мог бы вежливее быть. Я тебе помогаю, приношу информацию о твоих же проблемах... - Если бы не кое-кто, у меня сейчас таких проблем не было бы вовсе. - Ага, и добыча была бы намного скромнее. - Это всё Рысь, она и её жажда власти. Власть она получила, теперь золотой трон захотела. - Тоталитарная система в отличие от авторитарной ни в каком золотом троне не нуждается. А золотой унитаз - слишком пошло. - Так что же случилось? Или мне из тебя слова клещами вытаскивать? В этот момент они подъехали к КПП, поэтому интересный разговор пришлось прервать. Шрам заметно нервничал, а старый Барсук буквально наслаждался той властью, что даёт обладание информацией. Отъехав от КПП, Шрам повторил: - Так что же произошло? - Твой племянник вышел на Чёрного Васту. - Моя школа! - с удовлетворением заметил Шрам. - Вообще-то моя, - улыбнулся МакГорринг. - Я его тренировал. - А я растил. Человек воспитывается до трёх лет. - А я-то думал, откуда у него такой хреновый характер... - Ладно, поймал на слове, молодец... Это всё? - Не всё. На него самого вышел Гном. - А вот с этого мог начать. Гном на Впосме? - Да, но у него маленький отряд, всего лишь четверо, причём один из них работает на Купца, а второй на меня. - Я буду готовить отход для Огненного Лиса. - Это при том, что его рожа висит во всех космопортах Впосмы? - Надо будет подождать когда там будут дежурить негуманоиды. - Логично. Только это происходит раз в сто лет. - Или по кашей просьбе. Наверняка вы можете расщедриться и выделить пару миллионов... - Из твоей доли, - быстро сказал старый Барсук. - Из моей, сами-то вы ни цента не отдадите старому другу... - Хватит с тебя того, что мы взяли тебя в дело. Продолжительное время они молча ехали по тёмному шоссе, иногда фары машины вырывали из мрака кусты по бокам дороги. Никаких ограждений, а уж тем более дорожных знаков не было и в помине. - Слушай, Барсук... - неуверенно начал Шрам. - Что? - сонно спросил МакГорринг, он задремал после длительного перелёта. - Я вот думаю... А чего мне не сиделось на Впосме? - А я почём знаю. Может, тебе захотелось иметь свой золотой унитаз? - В любом случае золотой унитаз не стоит таких нервов. - А что стоит? - Даже не знаю... - Счастье наверное... - Для счастья мне хватило бы тысяч десять... Или пятьдесят, и то будет много. В банк положил бы. Под проценты. Внукам бы хватило. - У тебя нет внуков, - напомнил МакГорринг. - Ну внучатым племянникам. Авось Огненный Лис сделает их... А миллион зачем? Солить что ли? - За миллион можно открыть свой бизнес. - Можно... А что потом? - Что значит потом? - Ну заработаешь ты десять, двадцать миллионов, а что потом? - Удовольствие получать. - А если я могу получать удовольствие и без двадцати миллионов? - Не понимаю я тебя. То ты грабишь, то вдруг корчишь из себя бессребренника. Ты уж определись. - Грабить можно по-разному. Я богатых грабил. - Ага, и раздавал бедным. Как Робин Гуд. - Не знаю, кто этот Робин Гуд, но я бедным не раздавал. Им сколько не давай, они всё равно останутся бедными. - Смотря сколько давать, - заметил МакГорринг. - А не скромновато ли ты тут живёшь? - спросил он, поскольку они уже свернули в город и начали петлять по его тёмным улицам. - А мне так нравится. Никто не завидует. На Вильдесаро строили полностью "слепые" дома, без единого окна. Это было продиктовано острой необходимостью и суровыми условиями жизни в результате космического катаклизма двухсотлетней давности. До этого Вильдесаро была похожа на Впосму или Землю, но однажды планета едва не столкнулась с крупным астероидом, который стал её спутником. Новый спутник породил приливную волну в планетарной коре и мантии Вильдесаро, которая, достигнув ядра, спровоцировала уменьшение скорости вращения планеты и ослабевание магнитного поля. К 2149 году сутки на Вильдесаро равнялись восьмидесяти трём часам, а магнитное поле на дневном полушарии под действием солнечного ветра почти вдавливалось в поверхность, раскалявшуюся до восьмидесяти градусов, что делало невозможным проживание в экваториальной области. Ночью же температура падала до минус десяти, к счастью, небыстро, поэтому растительный мир планеты сумел приспособиться к таким необычным условиям и сохранить жизнь на планете. В жилом комплексе было не так пустынно, на улицах попадались нередкие прохожие и редкие машины. Город только проснулся, его жители уже не спали, но ещё завтракали и готовились к предстоящей рабочей ночи. - Высади меня у метро, - после продолжительной тишины подал голос МакГорринг. - Ты ко мне не заскочишь? - удивился Шрам. - Нет, мне нужно в Лабораториум. - Опять медузианские приборы будешь ковырять? - Опять. Но мне это нравится, прикосновение к давно исчезнувшей цивилизации. - Ну-ну... Интересно, почему на Земле нет своего Лабораториума? - Почему нет, есть. Он у нас зовётся Хелзерк, но они не сотрудничают с Инквизицией. - С сорок шестого? - С тридцать пятого. У них тогда директор сменился, а новый решил не иметь ничего общего с Инквизицией, своих порядков напридумывал... Тогда много хороших спецов ушло из Хелзерка в Инквизицию. В том числе и я. - Скромняга ты наш, - усмехнулся Шрам. - Вот и метро. Желаю успеха, надеюсь, вы свистните мне, если надо будет уносить ноги. - Постараемся, - уклончиво ответил Барсук, вылезая из машины Шрама. ========== Глава 25. Разбойник и княжна. ========== Огненный Лис вернулся в своё логово в подавленном настроении, в отличие от тех, за кем ему было поручено наблюдать. Ему не удалось выполнить задание старого Барсука лично, зато он узнал много важного. В логове он решил отдохнуть, а отправку важной информации для шефа доверить своему другу, с которым юный разбойник выслеживал Зардиса. Зашифровав записку известным только ему и МакГоррингу кодом, Огненный Лис со спокойным сердцем отправил подельника в ночь, а сам, согнувшись чтобы не стукнуться головой о низкий свод, пошёл в глубь пещеры, скрывавшейся за кустами - логово Огненного Лиса было надёжно спрятано. Пройдя два поворота, юноша оказался в просторной пещере, в которой можно было выпрямиться во весь рост. В дальнем углу лежала куча тряпья, служившая Огненному Лису постелью, справа лежало несколько ящиков, совмещавших функции кладовой и стола. Едва юноша понял, что княжны нет в поле зрения, к горлу юного разбойника приставили нож. - Вивиам? - произнёс Огненный Лис. Не убирая ножа, девушка шагнула вперёд и оказалась перед лицом юного разбойника. - Тебя долго не было, я испугалась, - с претензией сказала она. - У меня были неотложные дела, я тебе говорил. - Зачем ты меня похитил? - Мне приказали, разве ты забыла? - Когда мы поженимся? Внезапный вопрос Вивиам не вызвал у Огненного Лиса ни удивления, ни смущения, лишь раздражение. Он не хотел мириться с соседством этой умалишённой, но старый Барсук приказал ему любой ценой выпытать у неё всё, что она знает о Чёрном Васте. В Инквизиции знали, что Вивиам недавно вернулась от Чёрного Васты, но куда и как она путешествовала, не было известно. Поэтому леди Ингрет решила, что Чёрный Васта обитает или недалеко от Серебряного города, или в нём самом. Следить за городом она не могла: нельзя было развесить камеры в тайне от князя и нельзя было начать какую бы то ни было проверку без визы Купца, который, будучи человеком логики, непременно поднял бы на смех нелепые предположения директора Инквизиции. Вивиам была единственной ниточкой, ведущей к Чёрному Васте, но девушка уже месяц успешно водила недалёкого Огненного Лиса за нос, а в его лице и всю Инквизицию. Юноша уже понимал, что его просто дурачат, эта мысль неизменно вызывала в нём неуверенность, которую он привык приглушать унижая обыдчицу, коей, впрочем, это даже нравилось. - Когда поженимся? - раздражённо переспросил Огненный Лис. - огненному Лису не нужна жена, ему нужна... Прервавшись на полуслове, юный разбойник схватил княжну, отбросил в сторону нож и буквально швырнул её в сторону кучи тряпья в дальнем углу пещеры... Приятель Огенного Лиса явился в корчму глубокой ночью. В помещении было почти пусто, лишь за одним столом сидела кучка выпивох, а за другим двое подростков чуть моложе Огненного Лиса, очень похожих друг на друга; на первый взгляд их можно было принять за двух парней, хотя на самом деле это было не совсем так, это были парень и девушка. Именно к ним подсел разбойник. - Передайте в центр, что мы нашли великую книгу, - шёпотом сообщил он близнецам. Один из них покачал головой, словно распознав обман, и спросил: - И разумеется, вы её не принесли? - Об этом мы не договаривались, да и там был Гном с четырьмя воинами. - Центру не интересен Гном, если Центр захочет, он сам поговорит с ним. Центру интересна сама книга. Гном её нашёл? - Нет, Гном рылся в соседнем кабинете. Мы бы хотели чтобы Гном в ближайшие дни не являлся в мёртвый город чтобы мы могли забрать книгу, - голос разбойника стал просящим, но близнецы сохраняли каменные выражения лиц. - Хорошо, - ответил парень. - Мы передадим Центру вашу просьбу. Центр предлагал передать Вивиам в его веденье чтобы её допросили более интенсивно. - Боюсь, огненный Лис на такое не согласится... - с сомнением произнёс разбойник. - Центру безразлично мнение Огненного Лиса, - бесстрастно отозвался парень. - Срок передачи княжны через три дня, до этого срока Огненный Лис может пытаться самостоятельно выбить из неё показания, но через три дня она должна быть доставлена на базу и отбыть на Землю. - Огненный Лис надеется со временем покинуть Впосму, опасаясь мести со стороны князя... - Это не интересует Центр, это проблемы самого Огненного Лиса. Он может попробовать просить Центр разрешить ему отбыть на Землю вместе с Вивиам. - М-да... - протянул разбойник. - Пожалуй, я пойду, а то вдруг кто увидит... - Постой, - остановила его девушка. - Ты что -то забыл. - Точно, забыл! - разбойник вынул из-за пазухи свернутый трубочкой лист бумаги. - Это послание в Центр. - Мы передадим послание в Центр, - эхом повторил парень. - Во имя Господа. - Именем Его, - быстро ответил разбойник и поспешил к выходу. На улице висел тусклый фонарь, от которого ночной мрак казался ещё гуще. Разбойник отвязал коня, вскочил в седло и неспешно направился в ночь. Где-то в полях перекликались ночные животные, тихие шаги заглушал цокот копыт. Рваные облака быстро неслись по усыпанному звёздами небу. Дорога шла между двух полей, затем она резко свернула вправо, углубляясь в лес, деревья казались живыми и словно тянули ветви в сторону всадника. Шаги позади ускорились, кто-то явно не хотел потерять из поля зрения разбойника. Но и следить он не планировал, через километр он устал бежать вслед за всадником и решил обогнать его. Приятель Огненного Лиса обдумывал, как он скажет главарю, что тому приказано отдать княжну инквизиторам, а самому скрываться ввиду смертельной опасности. Буйный нрав Огненного Лиса был ему знаком, Огненный Лис вряд ли согласился прекращать пришедшуюся по нраву разбойничью жизнь. Говорят, на Земле не осталось разбойников, всюду инквизиторы и стражники или их соглядатаи. Как они там живут при такой несвободе? Внезапно конь остановился как вкопанный, словно испугался хищника. Разбойник потрепал его по холке, ободряя, но конь не хотел идти дальше. Разбойник вытащил нож и стал озираться вокруг. Впереди на дорогу вышла крупная тень, сверкнули холодным огнём глаза. Волк, понял разбойник и удивился, почему волк охотится один, да ещё на проезжей дороге? Но додумать он не успел, в следующую секунду перед ним стоял плотный юноша небольшого роста с невесть откуда взявшимся луком в руках. Стремительным движением юный оборотень выхватил из-за спины стрелу, на которую разбойник не успел отреагировать. Через несколько секунд юный оборотень склонился над убитым разбойником, конь испуганно заржал и бросился в ночной мрак, подальше от страшного существа, убившего его седока. Оборотень с трудом вынул стрелу из мёртвого врага, старательно обмотал наконечник тряпочкой и спрятал в колчан. Подобное поведение выдало в оборотне землянина, а точнее - агента Святой Инквизиции, только они забирали с собой стрелы, не из жадности, а для отчётности. Затем агент оттащил тело в кусты и тщательно замаскировал. С удовлетворением от хорошо сделанной работы, юный оборотень осмотрел дорогу, как мог затоптал следы, после чего снова принял облик волка, вскинул морду и издал протяжный вой. Где-то вдали отозвались его вольные братья-волки, и юный оборотень устремился прочь от дороги...
 



Последние комментарии

Уважаемый! Любите заниматься провокациями, троллингом - это Ваши проблемы. Культурный, грамотный, воспитанный человек не будет...


Холод
12.04.2019 09:44
Dreamer12
Стих о природе? Но почему же так страшно... ...


Фетисова Светлана
Щёлкнул замком входной двери и... "Слабак, трус, предатель" - это то, что он прочёл...


Держусь, не падаю, не плачу. Дав шанс себе в который раз
Увидеть солнца луч прекрасный. Зацепили...


Щёлкнул замком входной двери и... "Слабак, трус, предатель" - это то, что он прочёл в...


Фетисова Светлана
Автор всегда с Вами! ))) Ответ уклончив) Чисто женская логика...
...


Dreamer
Назрел насущный вопрос:"В каком мире находится автор"? Он еще там или здесь? Автор всегда с...


Назрел насущный вопрос:"В каком мире находится автор"? Он еще там или здесь? ...


Dreamer
А это интересно! Бытовая история с нервом, переживаниями, налетом таинственности, но угадывается желание автора...


А это интересно! Бытовая история с нервом, переживаниями, налетом таинственности, но угадывается желание автора сказать...


Васил
Нельзя быть ни русофобом, ни украинофобом и т.д. Запомните: все народы равны. Фобом быть не...


Нельзя быть ни русофобом, ни украинофобом и т.д. Запомните: все народы равны. ...


Сие творение более похоже на статейку в патриотическую газету. Хочу заметить, что количество русофобов пропорционально...


*** Кристиночка


Откуда-то сверху? Ну да, Кристина. Иногда с высоты птичьего полета видно то,...


Dreamer
Я бы на это сказал: философский взгляд откуда-то сверху...

Откуда-то сверху? ...