Вкус плоти.


Просмотров: 20
 411 



Иллюстрации к рассказу

Samsonov2
03.07.2015 15:16

Вкус плоти.

Костыль выскочил из руки, упав на пыльный асфальт. С трудом удерживая равновесие, Артём цеплялся за вторую ходулю.

- Чёрт, чёрт, чёрт! – зло выругался он.

Проходившая мимо миловидная девушка подняла костыль и с улыбкой подала его Артёму, что разозлило его ещё больше.

- Спасибо, - процедил он сквозь зубы.

С самого рождения Артём был инвалидом, ноги не двигались, позвоночник напоминал английскую «S», половину лица искажала коричневая опухоль, зрение хуже некуда, да и координация движений была отвратительная. Он никак не мог привыкнуть к смешкам за спиной и жалостливому оханью. Неизвестно, что из этого его больше раздражало. Частенько он подумывал о суициде, но спрыгнуть с крыши не мог, так как по железной сварной стремянке туда не подняться. Газом не отравишься – электроплита, утопиться в ванной или вскрыть вены не хватало духа. Раз в день Артём выходил погулять на улицу, если мучительное ковыляние можно было так назвать. Он вполне осознавал, как пройдёт вся его жизнь, это терзало и жгло душу в бессильной злобе. Ночами плакал в подушку, днём тупо смотрел на чахлые городские деревца, отводил взгляд от девушек, дабы случайно не влюбиться и тем терзать себя ещё больше.

Как-то раз к ним в гости заехал далёкий - придалекий родственник, седой дед Ефрем, живший в глухой лесной деревушке. Он был проездом по каким-то бумажным делам. Родители с радостью приняли его. Надо заметить, что Артёма он никогда прежде не видел, а увидев, весь вечер мог разговаривать только «по матери», чем довёл мать и отца Артёма до слёз.

Дед Ефрем ходил из угла в угол громко причитая:

- Как же так, Господь Всемогущий!? И в кого он такой убогий уродился!?

Дальше шла череда легко запоминающихся фольклорных выражений.

- Как же он теперь такой женится!? – продолжал он. – Какой из него на фиг продолжатель рода!?

Расспросив родителей про лечение и поняв, что медицина тут бессильна, крепко задумался. Покумекав так с полчаса, он предложил взять Артёма с собой в деревню на месяц. Пусть, мол, молочка парного попьёт. Свежих овощей и ягод покушает, развеется. Не смотря на то, что дед вёл себя, как пьяный боцман в таверне, Артём с радостью согласился. За всю свою жизнь он никуда не выезжал из города. После жарких уговоров родители сдались, отпустив своё чадо.

***

- Ну, вот тут я и живу, - сказал дед Ефрем, указывая на крепкую бревенчатую избу. – Там сарай, баня, конюшня. В той части двора – сральня, туалет, по-вашему. Сейчас сходим в баньку, попаримся. Ух, я тебя веничком то. И медовушки захватим.

Ефрем парил Артёма так, что тот неоднократно пытался уползти во двор, чтоб не свариться заживо. Наконец он присел отдохнуть.

- Дед, а откуда у тебя такие жуткие шрамы на груди и плече? – спросил Артём, разглядывая ранения.

По выражению лица деда стало видно, что он не любит об этом рассказывать, но всё же заговорил:

- Семь лет назад повадились волки телят да коров таскать, а чуть позже на людей перешли. На общем собрании выбрали десять самых лучших охотников и послали их уничтожить стаю. Среди них был и я. На вторые сутки вышли на стаю, перебили всех, но один всё-таки ушёл. Здоровенный волчара размером с медведя или может с гориллу. Разделились мы тогда, стали загонять его к реке, там-то он на меня и набросился. Успел пальнуть в него из обоих стволов, попал, и он уже в полёте полоснул меня когтями. Зубами же в плечё впился, а после умер. Когда пришёл я в себя, то взял его за руки и в реку сбросил, от греха подальше.

- За руки? – спросил Артём. – Может за лапы?

- Я сказал за руки? – заволновался дед. – Вот я дурень старый. Конечно за лапы.

- А другие охотники, где были?

- Другие, - он склонил голову. – Других он разорвал. Даже пикнуть не успели.

Артёму показалось, что Ефрем что-то не договаривает. А может это чудилось от вдарившей по мозгам медовухи? Его, например, сейчас изрядно вело.

***

Целых две недели дед испытывал на Артёме все возможные народные средства, отвары и снадобья, заговоры и молитвы. Над ним колдовали все бабки из всех ближайших сёл, откалывая такие номера, что «Битва экстрасенсов» в полном составе, нервно курила бы и грызла ногти в сторонке. Приходил даже раскосый мужик в лохмотьях и с бубном. Он долго скакал вокруг него, бормоча заклинания под нос. Артём так весело ещё никогда не смеялся, все же не зря приехал. Результат лечения был равен нулю.

В одну из ночей Ефрем разбудил его, сильно тряся за плечи.

- Вставай. Вставай Артёмка.

- Что случилось? – спросил Артём, потирая заспанные глаза.

- В лес поедем за дровами.

Лицо деда выражало угрюмую сосредоточенность.

- Какие дрова в час ночи?

- Самые обыкновенные деревянные дрова.

- Может лучше утром?

- Нельзя утром. «Попалят» нас.

- Так ты украсть их хочешь?

- Прямо сразу украсть. Взять на время. Лес валить запрещено, а взять на время – можно, если не заметят. Ты за подводой поглядишь и коли что свистнешь.

- Но….

- Никаких но. Собирайся живо, а то в ухо заеду.

Подвода остановилась в чаще леса. Свет луны едва пробивался сквозь сосновую хвою. Дед, зачем-то, распряг коня и даже не привязал его к дереву.

- Сиди тут, я за дровами, - сказал Ефрем.

- Куда ж я пойду? Ведь даже костыли не взяли, - ответил Артём, разглядывая зачем-то прихваченный дедом довоенный будильник.

Ефрем ссутулился и не спеша удалился вглубь тёмного леса. Прошло четверть часа, но, ни звука топора или пилы до Артёма не доносилось. Внезапно конь рванул с места, метеором скрывшись в зарослях. Артёму стало страшно.

- Дед, - позвал он. – Деда…. Ты где?

Неожиданно с той стороны, куда ушёл Ефрем, выскочил крупный лось с похожими на растопыренные пальцы великана рогами. Он был испуган. Перепрыгнув через подводу со сжавшимся в комок Артёмом, лось умчался вслед за конём, ломая рогами молодые деревца. У Артема застучали зубы.

- Деда, - вновь позвал он.

Ночной лес ожил. Мимо него бежали олени, неслись кабаны и зайцы, птицы летели наперегонки. Семейство бурых медведей постаралось убраться подальше отсюда. Звери бежали объятые первобытным ужасом, не обращая внимания на парализованного страхом человека. И вдруг всё стихло. Даже насекомых не было слышно. Из чащи, обнажив клыки, рыча и покачиваясь при ходьбе, вышел огромный седой, словно посыпанный серебряной пылью, волк.

Артёму стало трудно дышать. Он перевалился через край подводы, больно ударившись о корни деревьев. Волк подходил всё ближе и ближе.

- Плохая собака…. Очень плохая, – выдавил из себя Артём.

Волк прижал его лапой к земле, дыхнув в лицо горячим смрадом.

- Дедуля, - ослабевшим голоском звал Артём. – Дед….

Волк смотрел на него безжалостными желто-красными глазами, но вот он моргнул, и они стали напоминать человеческие. Волк обнюхал Артёма, не спеша сомкнул челюсти на его горле, прокусив клыками сначала кожу, а потом мясо. Он медленно, но всё сильнее и сильнее сжимал их. В подводе зазвенел будильник. Артём потерял сознание от страха и боли. Ему привиделось, будто вернулся дед, ведя под уздцы коня, запряг его и положил Артёма в подводу.

***

Он проснулся от запаха каши, дед накрывал на стол.

- Доброго утречка, - сказал Ефрем. – Давай умывайся и живо завтракать. Вечером за тобой отец приедет.

Артём, опираясь на костыли, поковылял во двор к умывальнику.

«Больше медовуху не пью, от неё кошмары снятся. Так и недержание заработать можно», - думал он, умываясь холодной колодезной водой.

***

Город встретил Артёма унылым дождём.

«Снова лекарства, снова обследования и бесконечные причитания соседей. Лучше бы тот волк был настоящим и загрыз меня», - размышлял Артём, усаживаясь в такси.

Один бесполезный день сменял другой, всё шло, как обычно тускло и уныло. Так продолжалось до конца месяца. В одну из ночей Артёму приснилось, будто он бежит на четвереньках под проливным дождём по крышам домов. Он добежал до окраины города, спрыгнув с многоэтажки в лес. Там он носился среди деревьев, пил из ручья, валялся на сырой земле. Поймал зайца и, разорвав его на куски сожрал, наслаждаясь свежим тёплым мясом и кровью.

Утром он проснулся, отправился в ванную умываться. Там взглянул на себя в зеркало и обомлел. Опухоль была вдвое меньше, зрение улучшилось, движения были чёткими и правильными, осанка приблизилась к норме. Но самое главное он стоял на ногах, забыв про костыли. От неожиданности Артём упал на кафель.

Мать с отцом на радостях чуть не грохнулись в обморок. После принялись расхваливать деда Ефрема за то, что он догадался вывести мальчика в деревню. С каждым днём Артём менялся в лучшую сторону. Он забросил в угол костыли и лекарства, обследоваться у врачей категорически не хотел, дабы не стать объектом медицинских экспериментов.

Мышцы увеличивались с каждым днём, он чувствовал, как сила вливается в его тело. Грудная клетка из впалой стала «колесом», лицо очистилось от страшной опухоли. Зрение оказалось таковым, что он мог прочесть газету, лежавшую на другой стороне улицы. Артём стал слышать малейшие шорохи, даже звук листа падающего на гладь водоёма. Перед ним открылся целый мир запахов, но сильнее всего его привлекал запах сырого мяса. Этот запах был для него сродни наркотику, его он мог вдыхать бесконечно.

Как-то раз отец послал его на рынок купить мяса на ужин. Оказавшись в мясном отделе, Артём еле сдерживался. Чтоб не прыгнуть на витрину и не вцепиться зубами в дурманящую плоть. Купив пару килограмм, он отправился домой, но покупку так и не донёс. Он сел на скамейку в тихом дворике, принявшись поедать мясо, держа его дрожащими от возбуждения руками. Когда Артём пытался оторвать зубами очередной кусок, он заметил, что на него испуганно смотрит женщина, державшая за руку ребёнка. Артём перестал рвать сочное лакомство и попытался изобразить, как можно более дружелюбную улыбку на перемазанном мясным соком лице. Мамаша подхватила дитя на руки и с возгласом: « Псих ненормальный!», убежала в подъезд.

Артём вернулся домой без покупки. По дороге придумал душещипательную историю про голодную собачку, которую ему стало жалко до слёз. Ему поверили….

***

Милицейский патруль выехал на сработавшую сигнализацию в продуктовом магазине. Время было позднее, и по пустым ночным улицам он добрался до места происшествия за несколько минут. Дверь в магазин была разворочена, словно в неё въехал грузовик. Передёрнув затворы автоматов, патруль направился внутрь, подсвечивая дорогу фонарями. Пройдя в торговый зал, они упёрлись в шерстяную дышащую стену, стоящую у мясного прилавка.

Огромное животное обернулось, рассматривая людей, зарычало, скаля желтоватые клыки. Патруль, недолго думая, открыл огонь. Зверь бросился к выходу, сбив людей с ног, и скрылся в тёмных подворотнях.

***

Артём шёл по утренней улице на собеседование по трудоустройству на металлобазу. Сегодняшний день он встретил в подъезде перед дверью своей квартиры абсолютно голый. Он не помнил, как вышел на лестничную площадку, возможно у него начал развиваться лунатизм.

Идя по улице, он ловил на себе томные взгляды девушек и женщин, он интересовал их. Кто бы мог подумать, что безнадёжный инвалид теперь привлекает внимание отнюдь не своими недостатками….

На работу его приняли сразу, в связи с постоянной текучкой персонала. В первый рабочий день он привёл в ступор весь коллектив базы, перенеся груз, который пять здоровых мужиков с трудом волокли на рохле. В офисе предприятия работало много лиц противоположного пола и практически сразу он начал находить в своём шкафчике записки с номерами телефона, типа: «Позвони. Ира», «Давай встретимся. Юля», « Увидимся. Катя», «Жажду общения. Изольда Романовна». Отказывать было неудобно….

Слабый пол чувствовал в нём могучую первобытную силу. Чувствовал мощные звериные флюиды, от которых у барышень шла кругом голова. Теперь ни одна дама не могла пройти мимо него, не вздрогнув от внезапно нахлынувшего трепетного волнения.

***

Рефрижератор, со свежим мясом, освещая фарами ночную дорогу, вошёл в резкий поворот и тут же врезался в огромного оскалившегося зверя. Кабину сплющило, убив одного и изувечив другого водителя. Не чувствуя боли в переломанных рёбрах уцелевший мужчина с ужасом наблюдал за страшным лохматым существом, разламывающим фуру и пожирающим целые бычьи туши.

На следующий день поползли тревожные слухи о бешеном волке огромного размера. Каждую ночь животное видели в разных частях города. То он разнёс в хлам магазин, то разорвал буйвола в зоопарке, то раскурочил мясную лавку. Местным бизнесменам пришлось нанять вооружённую охрану для сохранности торговых точек.

***

Два «чоповца», дежурившие в ночную смену, позевывая, смотрели телевизор в торговом зале, когда через витрину заметили, что на них несётся гигантский волк. Зверь разбил стекло, стал рыскать по залу в поисках мяса, которое предусмотрительно заперли в холодильной камере с толстой железной дверью. Волк был очень голоден и зол. «Чоповцы» открыли стрельбу из пистолетов, чем ещё сильнее разозлили его. Он кинулся на людей, оторвав одному голову, а другого, убил ударом лапы. Зверь вкусил человеческой крови и обезумел. Сожрав мужчин, он бросился на улицу, где растерзал припозднившегося прохожего и таксиста сидевшего в машине.

***

Артём встал бодрым, как никогда. В нём было столько сил, что казалось он, мог столкнуть землю с орбиты. В зубах что-то застряло, он взял зубочистку и извлёк кусочек стекла.

- Хм, - удивился он.

Поковырявшись ещё, он достал нитку. Всё бы ничего, но плюс ко всему он нигде не мог найти свою одежду.

Работа базы была парализована. Все сотрудники обсуждали гибель четырёх человек прошлой ночью. Рассказывали об огромном волке. Как выяснилось, среди погибших оказался замдиректора, поздно возвращавшийся из гостей.

***

Машина с «девочками по вызову» неслась по окружной дороге. Внезапно из придорожных кустов, сливающихся в ночи в сплошную чёрную стену, выскочил здоровенный волк. Он переверну тормозившую машину, разорвав в клочья пассажиров.

Наутро город объял страх. Люди боялись выходить вечером на улицу, боялись темноты и резких звуков. Участились инфаркты и нервные срывы среди населения. Граждане, приехавшие на заработки, начали потихонечку покидать город. А после того, как зверь, разрушив бытовку, сожрал строителей, их число увеличилось в разы. Говорили даже, что он, якобы, взбежал по стене дома и съел мужика курившего на балконе, но этому не очень-то верили. В городе ввели усиленные милицейские патрули.

***

Артём возвращался домой от очередной подружки. Быстро темнело, воздух наполнился вечерней сыростью и запахом свежескошенной газонной травы. Вдруг обоняние, а за ним и мозг обожгло, словно он съел целую ложку ядрёной горчицы. Его ноздри уловили аромат свежего сочного мяса. Артём огляделся по сторонам. На другом конце улицы у закрытого кафе, компания мужчин грузила в багажник «шестёрки» баранью тушу.

- Барашек - пальчики оближешь, - рекламировал свой товар, мордатый мужик. – Будешь доволен.

- Поэтому у тебя и беру, родимый, - отвечал ему клиент с колышущимся большим пузом.

Артём даже не понял, как оказался рядом с компанией.

- Тебе чего, наркоша? – спросил пузатый, глядя в начинающие желтеть глаза Артёма. – Мясца захотел?

Компания нагло засмеялась. Артём не мог оторвать взгляда от туши, он вдыхал пьянящий аромат, слегка щурясь.

- Да он по роже хочет, - предположил крепкий мужчина в кепке. – Эй, уродец, получай!

Он коротко замахнулся и…. Удар ещё не дошёл до цели, когда разум Артёма укутала мягкая красная пелена.

***

На следующий день весь город обсуждал страшную гибель восьми человек. Артём смотрел новости по телевизору и не верил своим глазам, там показывали его. Но ведь после замаха мужика он ничего не помнил.

На экране появилась запись камеры видеонаблюдения установленной на соседнем доме. Запись была низкого качества, всё время дёргалась и рябила. Но и этого хватило, чтоб у Артёма появилось нехорошее предчувствие.

На экране компания грузила тушу барана в багажник. К ним сильно сутулясь, подошёл Артём. Они смеются, обступают его, мужик в кепке коротко замахивается. Артёма не видно за спинами. Вдруг компания бросается наутёк, их преследует невесть откуда взявшийся огромный волк. Через несколько мгновений вся компания мертва. Крупным планом показывают волка, отрывающего от пузатого мужика куски мяса.

Крупинки странных и подозрительных событий стали складываться в голове Артёма в невероятную картину. Она пугала, она заставляла сердце биться в сотню раз быстрее, она ужасала своей необычностью и простотой. Он подошёл к зеркалу и внимательно рассмотрел шею. На ней были видны зажившие и еле заметные следы от волчьих клыков. Именно это обстоятельство заставило его разыскать телефон деда Ефрема.

***

- Здравствуй Артёмка, - послышался в трубке радостный голос. – Как твои дела? Как здоровье?

- Спасибо. Здоровье отличное, - угрюмо ответил он. – Вопрос у меня к тебе, дед.

- Какой? – голос Ефрема изменился в худшую сторону.

- Скажи, деда, а какими пулями ты в волка того стрелял?

На том конце провода раздался тяжёлый вздох.

- Долго же ты соображаешь, Артём, - сказал он, наконец. – Теми самыми, теми самыми.

- Так ты с того момента….

- И ты теперь тоже, внучёк. Давай, ври мне про человеколюбие, про гуманизм. Говори, что это не выход и прочую чушь.

- Что же мне теперь делать, я же людей столько погубил?

- Что делать? Жизни радоваться. А то, что ты людей рвёшь, это целиком от тебя зависит. Сумеешь пересилить зов крови – останешься человеком, нет – волком будешь. Я – сумел. Жажду можно поставить под контроль, но тяжело. А коли не сможешь справиться с ней, то можно пойти на следующее, но это смертельно опасно для тебя, Артёмка….

- Говори, дед….

И дед поведал ему одну из возможностей его нового состояния.

***

Артём всеми силами пытался поставить под контроль то, во что он превращался по ночам, но без малейшего успеха. Жажда плоти была намного сильнее его.

Тем временем город продолжал дрожать от страха. С наступлением темноты, любой очутившийся на улице мог закончить свои дни в желудке лютого зверя. Каждый день сводки происшествий пополняли новые леденящие кровь подробности ночного пира. Список жертв давно перевалил за сотню. Даже введённый комендантский час и внутренние войска не повлияли на ситуацию.

***

Артём отшвырнул в сторону утреннюю газету.

«Нужно, что-то делать. Нужно остановить его, то есть меня, - решил он. – Хватит жертв, хватит крови».

Собрав нужные ингредиенты, Артём приготовил отвар в точности, как рассказал дед. Если пойло его не прикончит сразу, то получится раздвоение тела. После этого, в течение суток, нужно убить оборотня. Если он останется жив, то тогда вытянет всю энергию из Артёма и ему вновь суждено стать прежним калекой. Опять костыли, лекарства, больницы. Но убив зверя, он останется таким, как сейчас и предотвратит множество новых жертв. Волк тоже может расправиться с ним, и тогда он будет охотиться до скончания веков или меткой серебряной пули.

Изготовив и выпив отвар до последней капли, Артём отметил, что это редкостная дрянь от которой сильно урчит в животе и ужасно тошнит. Он долго выбирал место для встречи с оборотнем, но лучшего места, чем родная металлобаза не нашёл. Это идеальное поле боя: стоит она на отшибе промзоны, имеет большую территорию, море железного хлама и главное – безлюдно. Если конечно не считать двух сторожей в бытовке.

Ближе к ночи Артём пришёл на металлобазу. Сторожа поинтересовались, чего он тут забыл в субботу вечером. Соврав про ссору со своей подружкой, живущей неподалёку и про то, что шёл мимо, он добился сочувствия мужчин, тут же напросившись на чай. Улучив момент, когда сторожа отвлеклись, подсыпал им в кружки сильнейшее снотворное. Через пять минут дело было сделано. Пора готовиться к схватке.

Среди кучи железных брусков Артём отыскал нечто похожее на средневековый ослоп (цельнометаллическая дубина). Теперь нужно было позаботиться о подобие щита. Выбор пал на прочную бронированную дверь, снятую с квартиры давным-давно убитого авторитета. Артём легко подбрасывал дверь одной левой, хотя её с трудом могли поднять два человека. Приварил сварочным аппаратом скобы в нужных местах, обернул их куском тряпки, чтоб не резало руку. После изготовления не хитрого вооружения, приковал себя цепью за руки, ноги и шею к железобетонной свае, возвышавшейся в дальнем конце базы. С волнением стал ждать чудовищного превращения.

Он запомнил только взошедшую луну ….

***

Огромный мохнатый волк рвался с крепко державших его цепей, не понимая, как он в них попал. Он метался из стороны в сторону, звеня металлом и кроша основание бетонной сваи. В его животе урчало, к горлу подкатывала тошнота. Он остановился и изрыгнул из пасти сгусток, покрытый оболочкой похожей на плаценту. Зверь уставился на странное образование, вышедшее из него, урчание прекратилось, тошнота ушла. Сгусток шевельнулся, стал растягиваться в разные стороны. Под тонкой кожицей явно просматривались человеческие руки и ноги. Наконец кожаный мешок прорвался и наружу вывалился голый Артём.

Встав на карачки, покачиваясь и отплёвываясь, он пополз подальше от волка. Он дополз до оружия, поняв, что нагой стал искать, чем прикрыться. Найдя кусок старого брезента, обернул его вокруг пояса.

Оборотень зарычал, рванувшись с цепей. Он понял, что происходит и теперь жаждал впиться клыками в горло Артёма. От его мощных рывков свая наклонилась и стала крошиться ещё больше.

Артём подошёл к мечущемуся зверю вооружённый щитом-дверью и ослопом, но нанести удар не решался. Страх перед кровожадным чудовищем парализовал его движения, ему хотелось убежать и спрятаться. В это время волк рванул так, что разбил в песок основание сваи. Она накренилась, шумно упав в металлический хлам базы, Артём бросился бежать. Зверь быстро сорвал с себя мешавшие оковы и бросился вдогонку.

Оборотень настигал человека. Артём уже чувствовал горячее дыхание за спиной, когда превозмогая страх, развернулся, махнув «щитом» и попав волку по морде. От неожиданности зверь отлетел на гнилой остов автобуса, основательно помяв его. И тут Артём почувствовал, как в нём закипает то же, что сейчас бурлило в волке, бешеную ярость боя.

Оборотень тряхнул ушибленной головой и атаковал. Артём прикрылся «щитом», ответив ослопом волку по хребту. Тот отскочил в сторону, сопроводив действие оглушительным рыком и ударом лапы. Острые когти вспороли толстый металл, словно мягкий пластилин. Ослоп просвистел у него над головой, снеся половину стоявшего рядом старого холодильника.

Бой продолжался с переменным успехом, то верх держал зверь, то человек. Оборотень взмыл вверх, выбив лапой дубину из руки Артёма. Она отлетела в нагромождение рельс, звеня и проваливаясь в самый низ кучи. Мягко приземлившись на лапы, он вновь атаковал. Артём отступал, прикрываясь «щитом», используя в качестве оружия всё, что попадалось под руку: тележку из супермаркета, микроволновку, спинку от кровати. Ему удалось метнуть в оборотня ржавой трёхпудовой гирей, но мимо. Она пробила бытовку насквозь, застряв в двери припаркованного за территорией автомобиля. Тишину ночи разорвала противная какофония автосигнализации. Хорошо, что сторожа в этот момент мирно посапывали на матрасах, а то бы им не поздоровилось.

Оборотень обежал вокруг Артёма, произведя затяжной прыжок. Выпустил вперёд длинные мощные когти, обнажил клыки. Артём взял щит-дверь двумя руками и с размаху приложил зверя в полёте. Волк упал, не в силах подняться. Тогда Артём стал наносить удар за ударом: по голове, по спине, по груди, по лапам. Волк лежал не шевелясь, истекая кровью, не подавая признаков жизни. Человек ликовал, он победил оборотня поселившегося в нём, одолел зверя. Занеся «щит» над собой, он готовил последний смертельный удар. В это мгновение, казавшийся мертвым волк произвёл один единственный взмах лапой. Коготь распорол живот Артёма вдоль пояса. Он застыл от неожиданной боли, чувствуя, как вываливаются из широкой раны внутренности. Руки разжались сами собой, упавшая дверь накрыла окровавленного хищника. Артём схватил руками выползавшие змеями кишки, пытаясь запихнуть их обратно. Если бы не кровь ликантропа бродившая в нём, он уже был мёртв.

Одной рукой стягивая расползавшееся брюхо, другой помогая себе пробираться через наваленный железный лом, он старался добежать до офисного здания, с чернеющими глазницами окон.

Выбив деревянную дверь, Артём ввалился внутрь. Качаясь от невыносимой боли, он стал обыскивать кабинеты. Где-то здесь была аптечка. Он нашёл её на последнем этаже пятиэтажного здания, но в ней кроме зелёнки и анальгина ничего не было.

« Смерть близка», - пронеслось в объятом пламенем боли мозгу Артёма. Снаружи послышался железный скрежет и пробирающий до костей вой оборотня. Артем, сделав шаг, поскользнулся на лужице собственной крови и растянулся на полу. Падая, стянул со стула, забытую кем-то жилетку. Не много полежав, он принялся складывать её в подобие подушки, потом достал из ящика стола коричневый скотч и плотно-плотно примотал её к ране. Теперь Артём напоминал ходячий боксёрский мешок. Двигаться было неудобно но, по крайней мере, кишки были на месте, а кровь почти остановилась. На первом этаже упал и разбился любимый всеми сотрудниками аквариум, оборотень шёл сюда.

В соседнем помещении находился выставочный зал продукции. Артём хорошо помнил про толстую цепь с двумя крюками от крана по обоим концам, лежавшую в нём на деревянной подставке. Он направился туда.

***

Оборотень, прихрамывая на переднюю лапу, двигался по офисам, расталкивая мебель. Столкнул большой аквариум, напился разлившейся по полу воды. Кровь сочилась у него по всей шкуре, одно ухо было оторвано, правый глаз вытек. В дополнение к этому волк лишился нескольких зубов. Он шёл на запах, так похожий на его собственный. Он знал, что этот человек часть его самого и его нужно уничтожить, убить, загрызть, разорвать, чтоб выжить самому. Когда он доберётся до него, то первым делом отгрызёт голову, после сожрёт сердце, выест брюшину и лёгкие. В конце трапезы займётся конечностями, а раскусив череп – мозгом. Волк облизнулся, уже чувствуя на языке вкус человеческой плоти.

Он любил человечину, она манила его словно опиум или даже сильнее. Каждый раз её хотелось всё больше и моложе. А что если перейти на человеческих детёнышей? Начать с расположенного неподалёку интерната? Волк снова облизнул окровавленные дёсна. Как он раньше до этого не додумался? Но сначала он прикончит своего двойника спрятавшегося в здании.

- Я иду вырвать твоё сердце и сожрать его!!! – крикнул оборотень человеку.

Артём вздрогнул от неожиданно-близкого рыка переходящего в протяжный вой, цепь в руке тихо звякнула.

Оборотень, словно хозяин, вошёл в выставочный зал, где стоял тяжелораненый человек. Он деловито оглядел помещение, всем своим видом как бы говоря: « Я пришёл добить немощное животное посмевшее помешать мой охоте. Я не тороплю расправу, я хочу, чтоб оно дрожало от моего приближения. Я хочу видеть его на коленях, молящего о пощаде. Так и быть, я не буду долго его мучить, убью быстро и безболезненно. Хотя на счёт последнего я погорячился».

Зверь прыгнул. Стараясь вцепиться в горло. Артём взмахнул цепью, одновременно уходя с линии атаки, тяжёлые крюки разнесли на осколки стеклянную витрину с разнообразным крепежом. Тогда он ударил наотмашь кулаком, угодив волку по морде. Оборотня развернуло, и он сбил Артёма с ног массивным телом. Человека, словно тряпичную куклу отбросило через весь зал. Снося витрины, он долетел до стены, исполосовав всё тело об разбитые стёкла. Волк не спеша отправился добивать распростёртую на окровавленных осколках жертву. Но человек неожиданно поднялся, встал на одно колено и, размахнувшись вокруг головы цепью, подсёк зверя.

Оборотень упал на переломанные передние лапы. Превозмогая чудовищную боль, он попытался вновь атаковать, но следующий удар сломал ему задние конечности. Третий удар размозжил обе челюсти. Артём бил по голове до тех пор, пока не превратил её в кровавое месиво. Потом вонзил оба крюка под рёбра поверженного зверя и мощным движением рук, вырвал грудную клетку. Оборотень – людоед был мёртв. Но чтобы окончательно в этом убедиться, Артём выдернул ещё трепетавшее сердце, разорвал его зубами пополам и, поддавшись искушению, съел. Его качнуло, перед глазами всё поплыло, появились блестящие «конфетти», сказывалась большая кровопотеря. Он закрыл глаза и свалился на растерзанный труп ночного чудовища.

Чуть живого Артёма нашла приехавшая на вызов сработавшей сигнализации офиса, группа быстрого реагирования. Не смотря на присутствие среди группы бывалых людей, многим от увиденной картины стало плохо.

***

Артём стоял у окна городской больницы и разглядывал снующие по шоссе автомобили, прохожих на тротуаре, деревья, птиц. Город постепенно избавлялся от страха перед гигантским волком-убийцей. Заживающие швы невыносимо чесались и зудели, что доставляло массу неудобств.

«Знатный из деда Ефрема лекарь, - думал он, - как из меня балерина. Разве моё здоровье стоило всего этого? Надо будет съездить в деревню, намять ему бока».

Нежные девичьи руки легли ему на плечи, заставив отвлечься от мрачных мыслей. Это была медсестра Элла, с которой он встречался всего несколько недель. Она поцеловала его в мочку уха.

- Когда поправишься, жду к себе, - шепнула она. – Посидим, поболтаем. Ты у нас теперь почётный гражданин города и практически национальный герой. Шутка ли такую тварь голыми руками прикончить. Я так за тебя испугалась, так испугалась, что ни спать, ни есть не могла. Когда будешь в форме, я тебе такого мяска, по собственному рецепту нажарю, пальчики оближешь. Сочного, вкусного с корочкой, как ты любишь.

- Мясо? – спросил Артур, посмотрев на неё через плечо. – Нет уж, хватит…. Накромсай-ка ты лучше салатика капустного, да морковки с лучком побольше положи. Ну, его это мясо….

2012.



 



Последние комментарии

Гала
Вот не сочти за комментарий, просто три копейки в тему. Мой отец, рассказывая о своей...


Вот не сочти за комментарий, просто три копейки в тему. Мой отец, рассказывая о своей матери,...


Dreamer
Хорошо сказано! Ах, как хорошо...

Спасибо! ...


Хорошо сказано! Ах, как хорошо... ...


Вот это самокритика... ...


После прочтения тихой грустью отозвалась душа, будто теплые лучики солнца сквозь пелену облаков согрели. Спасибо! ...


Веришь?
13.04.2018 11:06
-=Fed=-5
elenamaylicina
Кстати о вине. Это ты описал рай ислама. Привет Лен! Этот стишок не о какой-либо...


Кстати о вине. Это ты описал рай ислама.


Счастье!
11.04.2018 14:13
-=Fed=-5
Dreamer
Чего-то вдруг мне это понравилось... Оптимистичная философия, знаешь ли... Когда знаешь, что есть счастье -...


Счастье!
11.04.2018 09:11
Dreamer11
Чего-то вдруг мне это понравилось... Оптимистичная философия, знаешь ли... Когда знаешь, что есть счастье - есть...


************
25.02.2018 12:08
-=Fed=-5
...


Каждый настоящий поэт, настоящий человек не будет другого обзывать графоманом. В мире много людей, кто...


Жизнь моя
12.02.2018 08:58
Dreamer11
Философ, однако... ...


Интересная подборка стихов. Нравится стиль... ...


А так ко всему человек привыкает. Даже к яду.