Тайны Дайны


Просмотров: 6
 289 


kompozitor430@yandex.ru1
17.03.2016 18:39

Около подъезда многоэтажного жилого дома, скрипнув тормозами, остановилась белая японская иномарка. В плавно опустившимся стеклоподъёмником окошке, показалась довольно улыбающаяся физиономия водителя, который трижды кратко просигналил и задрал голову вверх, к балкону четвёртого этажа. Там, сквозь решетчатое ограждение было видно, как на площадку выбежала овчарка восточно-европейской породы, и, завиляв хвостом, громко залаяла оборачиваясь назад. Вслед за собакой, в запахнутом полосатом халатике с обмотанной полотенцем головой, на балконе показалась хорошенькая на вид девушка, приблизительно девятнадцати-двадцати лет от роду.

- Дорогая, – крикнул ей подъехавший, и радостно помахал рукой, - ау!

- Доброе утро, Костик, - громко ответила она и повторила такое же приветствие рукой, - ещё пять минут и я готова!

- Жду милая, я жду – можешь не торопиться.

В эти выходные дни, Костя и Лёля запланировали вместе со своими друзьями съездить на отдых к озеру, на пикничок так сказать, с ночёвкой. Взять с собой две палатки, надувную резиновую лодку и удочки, чтоб порыбачить немного, позагорать на природе – в общем, культурно отдохнуть, с пользой для себя, и сделать приятное своим любимым девушкам. Весь вчерашний день, Константин, рыскал по городским магазинам заготавливая провиант на предстоящие два дня, толкался в очередях за свежим мотылём, опарышем и хорошими прикормками, а сама Лёля тоже путешествовала по торговым точкам городка, придирчиво подбирая себе, симпатичный мини-купальничек к своей изумительной фигурке. По правде говоря, Лёля, от природы своей была на редкость капризной девочкой, считающей (и не без основания, между прочим), что уж самой-то себе она хорошо знает цену, потому и ко всему её окружающему она относилась тоже весьма требовательно и смотрела на всех, как принято говорить - свысока.

Костя знал прекрасно, что пять минут в понятии его любимой девушки, это будет в реальном времени приблизительно минут сорок-пятьдесят, не меньше. Поэтому он решил пока заглянуть в расположенную напротив дома кафешку с милым наименованием «Анютка» - прикупить там сигарет и взять себе какой-нибудь чебурек или что-то в этом плане, чтоб подкрепиться на дорожку. Он достал из барсетки пятисотку, саму барсетку бросил на заднее сиденье Тойоты, тихонько щёлкнул дверцей автомобиля, и, посматривая по сторонам, пошёл через дорогу. У входных дверей в коммерческое заведение Константин услышал, как послушно за его спиной крякнула сигнализация «Аллигатора» и со спокойной душой, парень смело шагнул в пластиковый проём дверей. Переступив порог помещения Костя почувствовал, как над его головой что-то незаметно пронеслось пахнув в волосы свежим ветерком, и свет вокруг, тоже стал слегка тусклее чем обычно. Подумав что это настройки внутреннего освещения комнаты, он не придал этому особенного значения и молча прошёл к бару. У стойки на высоком круглом стульчике сидел седоватый мужчина лет сорокапяти, пил коктейль и сосредоточенно разговаривал с продавщицей. Рядом с ним на полу, лежали какие-то вещи, гитара и зонтик-тросточка. Когда Костя приблизился к беседующим, те сразу же замолчали и сделали более приветливые лица.

- Здравствуйте, - поприветствовал он их.

- Добрый день, - ответила женщина, - что вам угодно?

У этой женщины были большие зелёные глаза и чуть по-кошачьи суженные зрачки, это невольно привлекало к себе внимание.

- Коробку «Птичьего молока», Винстон – пару пачек, и, сосиску в тесте пожалуйста.

- Всё?

- Всё… А, вот ещё что, дайте сочку томатного, баночку.

- Четыреста пятьдесят семь рублей с вас.

- Возьмите, - протянул пятисотку Костя.

Сидевший у барной стойки человек, всё это время внимательно рассматривал покупателя, и когда тот уже повернулся чтобы уйти, обратился к нему с вопросом: - молодой человек, я смотрю вы собираетесь в дальний путь?

Выглядел он вполне приличным и симпатичным мужчиной, но тембр голоса его, заставил Константина в буквальном смысле слова, поёжится от неприятных ноток.

- Ну, в дальний это уж слишком, сказать будет, ответил Костик, - а километров шестьдесят отмахать точно придётся.

- Если не секрет, в какую ж сторону отсюда?

- Зачем вам? Ну, в сторону озера…

- Правда?! – обрадовался тот, - да, я знаете ли, опоздал к рейсовому автобусу, всего на каких-то пять минут. Мне ведь тоже туда надо, на фестиваль авторской песни. Слышали наверное, да? Ждут меня там. Подвезите пожалуйста, а, будьте любезны?

Костя никак не ожидал такого резкого поворота событий, прекрасно понимая какую бурю душевных негодований выплеснет на него его подружка. Но отказаться было просто невозможно, потому что, уж так убедительно просился этот мужчина.

- Вы знаете, уважаемый, - попробовал было отпереться Костик, - я еду с девушкой вообще-то…

- Я не стесню вас никоим образом.

- Да, но с нами ещё и собака…

- Собака, друг человека, - улыбнулся мужчина, - да вы не сомневайтесь, мы с ней поладим. Хорошо? – просил он заглядывая в глаза парню.

- Ну что вот с вами делать, я прямо даже и не знаю…

- Он же заплатит вам за дорогу, - встряла в разговор продавщица кафешки, - сколько скажите. Ну?

- Это само собой, разумеется, - закивал головой человек.

- Да перестаньте вы, - сдался Константин, - какие там ещё деньги… Ладно уж, едем.

- Ну, вот и славно, вы несомненно доброй души человек. Знаете, я вам так благодарен за это, так благодарен…

Он засуетился слегка, ловко перекинул через плечо лямки своего рюкзачка, в правую руку взял зонтик, в левую гитару и поторопился за Константином к автомобилю, незаметно подмигнув на прощание продавщице.

В просторном багажнике Тойоты, где лежали свёрнутые палатка и надувная резиновая лодка, оставалось ещё довольно свободного места для музыкального инструмента и рюкзака, сам же попутчик удобно расселся на заднем сидении салона, зажав между ног тросточку-зонтик.

- А вы кто по профессии будете, молодой человек?

- Я? Геолог. А что?

- Да ничего, так спрашиваю просто. С такими мышцами, вы скорее спортсмен.

- Ах, это. Ничего особенного, я два года как с армии пришёл.

- Морпех?

- Десантник.

Так они прождали ещё минут десять-двенадцать в напряжённом ожидании Костиной девушки. И вот из подъезда дома, наконец-то вышла в свет улыбающаяся Лёля, в полупрозрачном итальянском платьице с маленьким чемоданчиком в руке и в сопровождении своего четырёхлапого питомца.

- А у нас сюрприз – поспешил на встречу любимой Константин.

Лёлечка же напротив, сразу посерьёзнела в лице почувствовав неладное.

- Ещё чего? – насторожилась она.

- Дорога всегда короче с приятным попутчиком, - продолжил Костя и распахнул перед ней дверцу авто.

- День добрый, - резанул слух неприятный голос.

- Здравствуйте, - сухо ответила девушка, и от досады прикусила губу.

- Извините, что беспокою вас, я опоздал на автобус, - начал было обречённо попутчик.

- Туман – место! – скомандовала девушка, и овчарка смело прыгнула на сиденье рядом с мужчиной, злобно рыча.

Недобрые глаза этого человека насмешливо смотрели на пса, а губы нагло улыбались. Лёля села в машину спереди, громко хлопнула дверцей, и, чуть ли не сквозь слёзы, обиженным тоном бросила Константину: - трогай.

А тот, вжался в сиденье авто и состроил такую комичную, виноватую гримасу, что стал чем-то похож на спаниеля, у которого от страха повисли уши.

Иномарка вырулила напрямую, и стала легко набирать обороты. В салоне Тойоты молчали все, и только один Туман, не переставал рычать, повернув свою морду в наморднике, к непрошенному гостю. Чуть позже Константин для разрядки обстановки и поднятия настроения попытался затравить лёгкий анекдотец, но его никто не поддержал даже улыбкой. Чувствовалось что, что-то над ними висело тревожное такое, давящее.

Путники уже почти добрались до конечного пункта поездки, но буквально на последнем километре дороги, в лобовое стекло автомашины, со всего маха врезалась птица и разбилась испачкав в кровь и перья окно. У Лёли от неожиданности и испуга перехватило дыханье. Костик резко затормозил.

- А, чёрт! – выругался он.

- И при чём же здесь чёрт? – насмешливо прозвучал за его спиной голос.

- А вы вообще! Помолчали бы лучше, - не оборачиваясь полукрикнул ему в ответ Костик.

Мужчина криво усмехнулся, но промолчал.

- Дурное предзнаменование, - сказала Лёля.

- Ничего страшного дорогая, это просто нелепая случайность. Сейчас я быстренько протру всё, и мы двинемся дальше.

- Ну, давай уже приедем, а? – психанула девушка.

- Сейчас. Сейчас…

К тому времени, когда они всё же добрались до озера, друзья их, Елизавета и Арсений уже были на том месте, где они всегда собирались и даже уже успели разбить свою палатку.

- Чего вы так долго? - целуя подружку в щёчку, спросила Лиза.

- Привет, - ответила Лёля, - а разве с этим, куда-нибудь успеешь, - и бросила презирающий взгляд в сторону своего возлюбленного.

Но молодость, долго обид не помнит, и уже, где-то через полчаса, компания молодых людей оживлённо хлопотала на зелёной полянке создавая себе комфорт и уют. Арсений и Лиза помогли друзьям установить их палатку, после все вместе сходили в лесок на пригорке и натаскали оттуда сухих сучьев для костра. И только тогда Костя, вдруг вспомнил о своём попутчике и удивлённый, спросил подружку: - а где этот, ну, тот что с нами сюда ехал?

- Не знаю… - как будто очнувшись, ответила Лёля.

- Ничего себе…

Костик рванул бегом к своей машине, открыл заднюю дверцу и застыл как вылитый из бронзы. Барсетка с документами, была на месте, на передней панели спереди, лежала тысячерублёвая купюра, со стороны второй дверцы стоял тросточка-зонтик, который наверное в спешке забыл их пассажир, но вот пёс Туман, вытянувшись во весь свой рост и положив морду на передние лапы неестественно как-то для собаки, спал.

- Туман, - тихо позвал его Константин.

Овчарка открыла глаза и вздохнула тяжело, по-человечески устало. Костя, выпустил его на улицу, и, оставив дверцу Тойоты открытой настежь, растерянный слегка, вернулся к своим друзьям.

- Странно, как же это так получилось, что никто из нас, не видел когда он ушёл. Мы же ходили вокруг машины, топтались на месте, открывали и закрывали багажник, доставали вещи, а про него и не вспомнили…

- Да ладно тебе, чего ты так заволновался не пойму?

- В самом деле, - поддержала его Елизавета, - вещи то ведь все на месте, чего вы так скисли?

- Ушёл, да и хрен с ним, делов - куча.

У Лёли вообще от лица кровь отхлынула, она стояла бледненькая как полотно.

- Да что случилось, вспылил в возмущении Арсений, - теперь будем думать неизвестно о чём до завтрашнего вечера, да?!

- Всё, всё – забыли, - деланно заулыбался Костик, - проехали мимо. Да Лёля?

- Проехали, - ответила та вздохнув.

Арсений включил музыку, и молодёжь приняв для разбега по 100 грамм фронтовых, вступила наконец в основную фазу приятного отдыха. Девчонки, облачившись в купальники спрятали глазки под солнечные очки, раскинули покрывала и улеглись загорать на солнышке, а ребята с удочками отправились вниз к воде. С шашлыком решили повременить до вечера. Словом сказать, уикенд, вступил в свои права.

- Чего-то ни клюёт, ни хрена...

- А я и не жду. Это завтра, по утру, а сегодня так себе, разве что на вечерней зорьке чего возьмём.

К ним потихоньку подкралась Лёля, и, напугав их, в шутку сказала: - Рыбаки ловили рыбу, а поймали рака, целый день они искали, где у рака...

- Иди, иди загорай, не умничай тут, понимаешь, - смеясь ответил ей Арсений.

- Бросайте свою дурацкую рыбалку, всё одно не клюёт. У нас уже всё готово, идите костёр разводить.

Наверху было видно, как Лиза пританцовывала под музыку с нанизанными на шампуры кусками баранины.

- Ну, пойдём, - поторопился Костик.

- Стой, а удочки то…

- Пусть здесь и останутся, кто их возьмёт, - махнул рукой тот.

Между тем, довольно странные дела творились с их собакой. Она беспокойно бегала вокруг стоянки, то скуля, то рыча, и всё принюхивалась, как будто что-то потеряла.

Время шло. Догорали покрываясь пеплом угли костра, в воздухе приятно пахло жареным мясом, а в пластмассовых стаканчиках, бодро плескалась «Тамбовская казначейша». Шашлык получился как всегда отменным. Ребят разморило от удовольствия и приятного хмеля. Арсений пел Костику жалостливую песенку под гитарный аккомпанемент, а девочки, никого не слушая обсуждали то нарощеные волосы Лизоньки, то шикарный маникюр Лёли, то вспоминали своих одноклассников.

- А утром завтра, пойдём на фестиваль?

- Какой фестиваль? – не поняла Лиза.

- Наш попутчик, говорил, что он сюда на фестиваль авторской песни едет.

- Так он же раз в два года бывает? - переспросил Арсений.

- Я тоже почему-то думала, что он в прошлом году был, - добавила Елизавета.

- Да точно говорю вам, он на него ехал! Я ещё достаточно трезвый чтобы что-то перепутать, - строго сказал Костя.

- Ты знаешь, где они здесь собираются?

- Я знаю, - ответил Арсений, - это с километр отсюда будет.

- А чего нам пешком то идти? Вон, заведём одну из машин и доедем.

- Нет, нет! – запротестовали девчонки, - никаких машин, пешком пройдёмся по свежему воздуху.

- Кто «За»?! – проголосовала Лиза.

Все подняли руки вверх, и Костик сдался на милость победителям, - ну, я как «Все».

- Знать бы вот ещё, во сколько они собираются, хи-хи.

- У них всегда начало в десять утра – так что не ошибёмся, не волнуйся, - съязвила Лёля.

Их разговор прервал громкий лай собаки. Все повскакали с мест и обратили взор на четвероногого товарища. Там на верху, полыхала огнём палатка Костика и Лёли. Ребята бросились бежать туда. Горение продолжалось всего пару минут. Сделать в этой ситуации чего-либо, было невозможно, потому, что она пропыхнула, как тетрадный лист. Пришла в негодность лежавшая в ней одежда, и неизвестно что нашло на Костика, но он почему-то подумал, что там же сгорели и его документы. Аханье и оханье молодых людей, перемежалось поочерёдно матерной бранью ребят и полудетскими всхлипываниями Лёли, сидевшей рядышком, на травке и плачущей по испорченному итальянскому платью. Никто из них не мог понять, по какой причине произошло это возгорание, в головах молодых людей царили хаос и полное недоумение по этому поводу.

Ещё через несколько минут всеобщего смятения, беспокойный пёс Туман, резко сорвался с места и погнался в лес, оглашая заливистым лаем вершины дерев. Молодые люди удивлёно смотрели ему в след, но едва он скрылся в кустах, как они услышали собачий визг. Костик и Арсений побежали к нему на помощь. За кустами, метрах в четырёх-пяти вперёд по лесной тропинке, на левом боку лежал Туман, окровавленный, но ещё живой. Пёс смотрел на подбежавших к нему жалкими глазами, прощаясь с ними навеки и взор его постепенно мутнел. Друзья стояли над ним, в ужасе раскрыв рты и шумно дыша.

- Что?! Что ещё здесь случилось, - спрашивала подоспевшая Лиза.

Последней к месту происшествия подошла Лёля, и, увидев издыхающего в луже крови питомца, закатила глазки и упала рядом потеряв сознание. Похлопав её по щекам, подружка кое-как привела девушку в чувство, помогла подняться на ноги и друзья повели её назад, к зоне отдыха. Они решили немедленно свернуться и покинуть это страшное место, но то, что ожидало наших героев впереди, оказалось гораздо ужаснее прежнего. Когда друзья вышли из леса и спустились к озерку, здесь уже ничего не было: ни машин, ни палаток – исчезло даже само пепелище от костра, и создавалось такое впечатление, что будто бы они заблудились.

Вокруг них царила красота дикой природы.

- Куда же мы теперь пойдём? – спросила Лёля.

- Должно быть, нам надо идти по шоссе, вокруг. Лесок сам по себе не большой. Пойдём вон в ту сторону, - указал рукой Костя, - на шум автомобилей.

- Всё равно не годится, ответил Арсений, - посмотри на нас, да и девчонкам идти будет далеко в таком виде…

На ребятах из одежды были только купальные костюмы и сланцы. Нежданно, негаданно откуда-то подул сильный холодный ветер, и высокие травы покорно пригнулись к земле приоткрыв спину сидящего с удочками у воды рыбака. Оглядываясь по сторонам, молодые люди спустились вниз к нему.

- Уважаемый, - обратился к мужчине Арсений, - вы не могли бы нам помочь?

Человек, медленно повернулся к ребятам вполоборота, и противным, хорошо знакомым Константину голосом выговорил: - смотря в чём?

Осанка его, руки и голос убеждали Костика в том, что это есть именно тот самый человек, которого они сегодня утром подвозили до озера, но лицо его было другим, не знакомым, чужим.

Мы сбились с пути, - продолжила разговор Елизавета, - понимаете в чём дело. Скажите пожалуйста, как нам ближе пройти к зоне отдыха?

На тонких губах мужчины играла приятная улыбка, однако разговаривая с ребятами он избегал открытого взгляда и смотрел чуть в сторону от них.

- О, это совсем не трудно, - отвечал он, - идите сейчас низом, о самый край берега. Вот по этой дорожке. Пройдёте с километр и подниметесь на пригорок, там увидите указатель путей. Всё!

- Сколько?! С километр?

- Ну, может быть чуть меньше, - ответил тот, - только никуда с тропинки не сворачивайте, и она доведёт вас прямо до развилки дорог.

Друзья поблагодарили мужчину и отправились в указанном направлении, а Константин всё время пытался встрять в разговор, но почему-то не мог этого сделать. И только когда они отошли от рыбака на приличное расстояние, он вдруг выругался грубо и сказал: - за каким чёртом мы туда прёмся столько времени, ведь до шоссе было всего десять минут хода!

- Ну, назад теперь не пойдём, - осадила его Лёля.

Друзья передвигались по узенькой тропке цепочкой друг за другом и рассуждали о том, как всё получилось, и, что собственно говоря произошло, но вникнуть в логику произошедшего увы, не могли. А дороге, между тем, было не видно конца.

Настала ночь, и над головами путников взошёл яркий полумесяц. Стало не по летнему холодно на озёрном берегу, и от воды, здорово тянуло сыростью, им нечем было даже развести костёр чтоб согреться, всё осталось там, позади. Совсем рядом где-то от них, слышались громкие разговоры и казалось, что всего в нескольких метрах впереди, раздаётся скрип тормозов и автомобильные сигналы, но ничего этого видно не было. Сознание каждого из путешественников давало ему повод задаться вопросом: - а не схожу ли я с ума? Потом друзья увидели отплывающую от берега рыбацкую лодку.

- Эй! Эй! – Подождите нас!!! Подождите пожалуйста! – кричали ребята и размахивая руками подпрыгивали на месте привлекая к себе внимание людей сидящих в плоскодонке, но те равнодушно смотрели на них и продолжали спокойно грести дальше.

Лиза в отчаянии уселась прямо на холодную сырую траву озёрного берега и залилась слезами. Левой ладонью девушка опёрлась о землю и в тот же миг почувствовала, как что-то ползёт рядом касаясь кончиков её пальцев. Она отдёрнула руку и резко отскочила в сторону ясно рассмотрев блестящее в свете месяца тело гибкой чёрной змеи. Елизавета дико завизжала, а за ней, ещё даже не понимая в чём дело и Лёля. Но змея быстро скрылась в траве, не причинив путникам никакого вреда, оставив их стоять застывшими от страха.

Спустя несколько минут, до этих пор молча идущий Арсений пришёл в себя и тоже вдруг сорвался в крик: - вы меня так заикой сделаете, чёрт бы вас побрал! Это же был уж! Самый обыкновенный уж.

- А я боюсь змей, мышей и лягушек – понятно!

- Поняяяяятно!!!

- Хватит болтать, - прервал их перебранку Костя, - надо идти дальше. Мне начинает казаться, что мы пропустили то место где надо подниматься на верх.

- Не должны…

- Не пропустили. Ответвлений от дорожки не было, я внимательно смотрела.

- Я тоже не видела.

- Обманул он нас, рыбак липовый.

- Встречу, морду набью ему. Шутник…

Благо что ночи летние очень коротки. Быстро стало светать и над парящей водою, поднялась туманная дымка. Стало легче и безопасней идти по дорожке. Рассвет уверенно разгорался, но понять от чего именно светлеет вокруг, так же было нельзя. Ушла луна, потухли звёзды, небосвод давал оттенки безоблачно-серого цвета, а солнышко всё не всходило. Наручные часики Лизы показывали, что сейчас уже ровно шесть часов утра. Но вот наконец-то к огромной радости своей путники увидели как круто тропинка по которой они пробирались, стала шириться и потянулась в гору, туда где вдалеке, красовался двухэтажный терем, окружённый со всех сторон высокими деревьями, чуждыми для средней полосы России. Это придало сил уставшим ребятам и они, не задумываясь поторопились к нему, именно поторопились, потому что не знали, что их ожидает там.

Четвёрка молодых людей почти вплотную приблизилась к парадному входу в здание никого не встретив на своём пути, и только, когда они уже позвонили в дверь оглянувшись назад, Арсений сказал всем, указывая рукою: - смотрите!

На дорожке по которой они только что прошли, лежали и смотрели на них два огромных белых дога. Сколько друзья не звонили в двери, им никто не открыл, тишина вокруг была жуткая, среди этого многообразия зелени почему-то не слышались, даже птичьи голоса.

Костя и Арсений, хотели было обойти дом вокруг, но при их приближении собаки поднялись с места и злобно зарычали.

- И что теперь делать будем? – опять спросила Лёля.

- Что делать? – грустно усмехнулся Костик. – Кто бы знал, что нужно сейчас сделать.

- Для начала неплохо бы нам всем выспаться как следует, и пожрать, - сказал Арсений.

- Надо, во чтобы-то ни стало, дождаться возвращения хозяев дома, а там уж видно будет, что дальше делать.

- Хи-хи-хи – истерически засмеялась Лёля.

- Не сходи с ума, - строго сказал Костик, - мы с Арсением чего-нибудь да обязательно придумаем. Да, Арсений?

Тот поддерживающее кивнул головой, и сделал бодрый вид: - не будем терять оптимизма девочки, правда? А сейчас спать. Надо набраться сил.

- Спать! Интересно, где?

- Да хоть вот здесь, на пороге, места много и мы все удобно разместимся.

Друзья расселись прямо на ступеньках, обнялись и мгновенно уснули измученные дорогой. Всем четверым, почему-то снился один и тот же сон, будто бы они плывут в большой лодке вдоль берега и волны мягко раскачивают их судёнышко из стороны в сторону. Сколько времени прошло так, трудно сказать, но проснулись они почти одновременно от ярко вспыхнувшего электрического света, лежащими удобно, каждый в отдельном гамаке приблизительно в метре над полом. Всё вокруг было по-прежнему тихо и спокойно. Лёля самая первая открыла глазки, осмотрелась и села свесив ножки собираясь ступить на пол, но, глянув вниз взвизгнула от испуга и резко подобрала их под себя, окончательно разбудив товарищей. Там внизу, по полу бегали две омерзительные жирные крысы и противно пищали.

- Ой, Мама, ой Мамочка! – кричала Лёля трясясь от страха до тех пор, пока Арсений и Костя не выпрыгнули из гамаков и не разогнали грызунов по углам.

- Какая странная комната, - произнесла Лиза.

- Интересно, где это мы теперь?

Помещение было более чем просторным, залитое белым светом. Но вот странная вещь – кроме одной единственной двери закрытой на ключ, других дверей и окон в нём не было. Белой краской покрашенный пол, белые стены и белый потолок, в виде квадратных плит.

- Да ведь мы же в подвале! – догадавшись, выкрикнул Арсений.

- Точно, в подвале, - согласился Костя, - или ещё лучше сказать, в погребе.

- А как мы сюда попали?

- Хе, у кого ты спрашиваешь это интересно?

- Мне ведь завтра на работу, а, что же это, - схватился за голову Арсений.

Едва он успел проговорить эти слова, как над головами приятелей послышался звон цепей, и один из квадратов потолка стал медленно опускаться вниз. Этот лифт остановился в десяти сантиметрах над полом и в открывшуюся дверь к ним вышел никто иной, как их старый знакомый попутчик, симпатичный на вид человек, богато одетый и по прежнему улыбчивый. Только теперь он смотрел им прямо в лицо, и блеск глаз его не внушал оптимизма. Следом за ним из кабины, потягиваясь, вышло четырёхлапое животное, чем-то похожее на полосатую кошку. Из её пасти, даже при сжатых челюстях, вверх по кабаньи, торчали два прямых клыка, очень острые, и гораздо более мощные, нежели чем кабаньи. Дыханье этого необычного животного напоминало тяжёлое сопенье. Лохматая шерсть, крупные когтистые лапы и изящная гибкость в движении, демонстрировали противнику недюжинную силу животного. При появлении этого человека Константин снова почувствовал, как вокруг потускнел свет, и, что-то тяжёлое вновь стало довлеть над ними.

- Рад видеть всех вас здесь целыми и невредимыми, - произнёс пришедший, - сладко ли вам спалось?

- Кто вы такой, чёрт возьми? И где мы находимся, в конце то концов, вы можете нам объяснить? – подскочил почти вплотную к нему Арсений.

- Советую вам не кричать молодой человек. Дайна, не выносит шума – я, к стати, тоже. Вы находитесь в моих владениях, это мой дом, я здесь живу, только чуть выше, и вы сами теперь тоже есть ни что иное, как моя собственность. Проще сказать, мои рабы. Звать вы будете меня, жэнэ Азэр. Жэнэ, это не имя, а титул, ну вроде, как у вас там, князь или маркиз…

- Что?! Вы издеваетесь над нами?!

Арсений в возмущении, с размаху ударил мужчину в грудь, но кулак его прошёл насквозь, и так же беспрепятственно вернулся на исходную позицию, не причинив вреда собеседнику.

- Последний раз предупреждаю вас, ведите себя скромнее и тише, - строгим, но спокойным тоном произнёс Азэр.

Арсений, будто бы испугавшись, отступил от него на несколько шагов, но после в порыве отчаяния прокричал: - вы не имеете права задерживать нас зде…

Он не успел закончить свою речь, так как Дайна метнувшаяся с места, в мгновенье ока успела повалить его на пол и запустив когти рвануть всеми четырьмя лапами. Парень лежал с распоротым животом, и, умирая корчился от боли, а друзья его недвижимо, словно охваченные столбняком стояли рядом, потеряв дар речи.

- Я вас предупреждал, - грустно сказал Жэнэ Азэр, - мне очень жаль поверьте терять такого сильного раба, но пусть это послужит остальным хорошим уроком в дальнейшем.

Он своей ладонью провёл над погибшим, и тело того, исчезло без следа.

- Сегодня вы отдыхаете последний день, набираетесь сил, с завтрашнего дня – упорный труд и непререкаемая покорность. Сейчас вам доставят одежду и пищу. Всё – я, сказал!

Азэр, вернулся обратно в лифт вместе с сопровождающей его Дайной, и кабина медленно поднялась наверх.

Долго-долго Лёля, Лиза и Костя не могли в себя придти после случившегося, но когда снова опустился лифт и слуга, китайский подросток выкатил на двухъярусной тележке продукты и одежду, Елизавета, стряхнув с себя оцепенение, деловито сказала: - ушедшим от нас – светлая память, а нам надо жить дальше как-то, давайте поедим.

Китаец открыл ребятам угловую дверь, (за нею были - туалет и душ), и поднялся вверх оставив здесь до утра тележку. Белая форма с синими номерками на плече оказалась очень удобной и каждому из них пришлась в пору. Вряд ли кто-нибудь из них в эту ночь смог бы спокойно заснуть, перелистывая в памяти события последних дней, но как только ребята улеглись в свои гамаки, тела их расслабились и сами собой сомкнулись ресницы, окунув молодых людей в безмятежный, здоровый сон.

Ровно через семь часов по Лизиным наручным часикам, в помещении, где они отдыхали, прозвучала сирена и ребята услышали звон цепей опускающих лифт. Они повыпрыгнули из гамаков на пол, и в этот момент, Лёля с кулаками бросилась на своего парня крича сквозь обиду: - хороший попутчик, да?! С таким дорога короче?!

- Что ты, с ума сошла что ли, я здесь при чём? – защищался Костик.

- А кто, кто тогда?!

Но двое вышедших из кабины охранников, бесцеремонно втолкнули туда всех троих пленников и стали подниматься на верх. Самого Жэнэ Азэра в течение всего этого дня друзья не видели. Их вывели по широкому коридору на улицу, и подталкивая в спину рукоятками кнутовищ, прогнали по каменистой дорожке мимо кладбища, к вершине высокой горы, где передали в подчинение женщине одетой в серебристый костюм, с красной повязкой на рукаве. Костик, мгновенно угадал в этой женщине продавщицу из кафе «Анютка». Через кованые металлические врата, она ввела их в длинное цилиндрического вида строение, там рядами стоя у станков друг напротив друга, стояли одинаково одетые люди и чего-то слегка наклонившись, тюкали молоточками по зажатым в тиски предметам.

- Ваша задача на удивление проста, и состоять будет в том, чтобы вы вывозили крошку битого камня, которая скапливается у станков в дальний овраг – я укажу какой именно. Ясно?

Ребята молча закивали под взглядом зелёных глаз женщины с узковатыми зрачками.

- А что они там долбят? – спросила любопытная Лёля.

- Исполняйте вашу работу молча, без лишних вопросов, понятно? Это вас не касается. Помните одно: за непослушание или пререкание, здесь следует наказание – битьё кнутом, отказ от работы – крысиная яма на два дня без еды и воды, попытка побега с места работы– смертная казнь без снисхождений. Вы шли сюда мимо кладбища, там, в основном беглые лежат, - надменно усмехнулась женщина, посмотрев на ребят в упор, - за всем процессом работ тут по очереди, наблюдает или Дайна (с которой вы уже знакомы), или я, так что берегите себя и не делайте глупостей. Хорошо?

- Хорошо, - за всех, ответила запуганная Лёля.

Целый день, с коротким перерывом на обед длинною в двадцать минут, ребята катали гружёные тележки и перекладывали с места на место колотые камни бордового цвета. Особенно трудно приходилось нежной Лёли, от её замечательного маникюра остались кусочки поломанных и исцарапанных ногтей. Всё тело ныло с непривычки к тяжёлому физическому труду, и если Костик ещё уверенно держался на ногах, то девочек просто качало из стороны в сторону. Пару раз за все шестнадцать часов работы им встречалась грациозная Дайна, но пробежала мимо, как бы не заметив их. Уже в полной темноте ребят выводили из цеха наружу, и в этот момент они разглядели на противоположной горе, на расстоянии полутора миль отсюда, освещённый со всех сторон огнями терем, к которому, так неосмотрительно и поспешно подходили пару дней тому назад. И сердца их сжались тоской по родным и близким, ещё даже не знающим о судьбе пропавших родственников. Лифт опускал друзей снова в подвал и за спинами их стояли физически крепкие охранники.

В таком энергичном темпе, две последующие недели пролетели как два дня. По-первости, у пленников страшно болели мышцы рук и ног, но человек, это такое неповторимое создание, которое привыкает почти ко всему на свете, и ребята постепенно втянулись, хотя и не смирились с положением каторжников. Если Лёля по слабости своей, всё время канючила о горькой судьбе выпавшей на её долю по вине Костика, то сам Костя и Елизавета, даже тогда когда грузили в тележки битый камень, обсуждали план побега из этого ада. Они не могли не думать о родителях, для которых их таинственное исчезновение, факт - не прошло незамеченным. На глазах пленников время от времени происходили страшные сцены расправ над другими невольниками и жестокие убийства рабов. Однако изнурительный труд, на благо неизвестно кого и чего, в светлом будущем сулил им только одно, либо погибнуть здесь от изнеможения сил во цвете лет, либо попытаться сбежать, рискнуть жизнью и обрести полную свободу, или наоборот быть пойманным и умереть. Друзья сделали свой выбор, в пользу свободы. По пути на работу и обратно, там где водили их охранники, был отрезок дороги по качающемуся на верёвках мостику над пропастью водопада, длинной пять или шесть метров, который не просматривался ни с одной стороны из-за высоких деревьев росших с обоих краёв. Вот это самое место друзья и решили использовать, для того чтоб освободиться от опеки караульных. Как-то Лизе в рабочем цеху удалось украсть у одного из рабочих молоток и спрятать его за поясом под курткой. Это случилось поздним вечером, когда ребят после рабочего дня вели на ночлег. Тьма кромешная царила вокруг. В небе мерцали далёкие яркие звёздочки, а луны по-прежнему не было.

Первый охранник с фонариком, как всегда шествовал впереди колонны освещая им путь, за ним шёл Константин, потом Елизавета и Лёля, а замыкал отряд второй охранник у которого тоже был фонарь и цепочка со свистком на шее. А так же у каждого из стражей за поясом были приколоты наручники и кнут с плетёным хлыстом из лошадиного волоса. На середине моста, Лёля сделала вид, что споткнулась и упала на деревянный настил. Следующий за девушкой охранник нагнулся над ней, чтобы помочь встать на ноги. И в этот самый миг, Лиза повернувшись круто, изо всех сил, ударила его по затылку острым концом молотка. Всё произошло можно сказать молниеносно, одновременно с этим, Костик сзади напал на первого охранника схватив его шею в замок – (вот здесь и вспомнишь поговорку о том, что «бывших» десантников – не бывает, а закалка полученная в спецназе, это на всю жизнь). Тот уронил на пол фонарь, пытаясь освободиться и вздохнуть свежего воздуха, но мускулистые руки Кости держали его до тех пор, пока тот не перестал подавать признаков жизни. К сожалению, не вся эта операция прошла так, как было запланировано пленниками, и от неожиданностей, застрахованных, увы, не бывает. Падая в ревущую пропасть водопада, второй их сопровождающий, мёртвой хваткой вцепился за рукав Лёли и та, потеряв равновесие полетела вместе с ним вниз, на встречу своей погибели…

Ещё одна глупая, неожиданная потеря на миг обескуражила двоих оставшихся в живых молодых людей, Костю и Лизу. Однако же сознание того, что любое промедление сейчас смерти подобно, заставило их отбросить все чувства в сторону и поторопиться. Тело ещё лежавшего на мостике задушенного охранника, они так же перевалили в пропасть, прихватив себе его нож. Теперь им надо было за несколько часов до рассвета добраться незамеченными до Терема на горе, в который они когда-то ещё всей кампанией стучались, надеясь на помощь, и выйти на ту тропинку по которой пришли сюда. Скорее! Пока там, не хватились пропавших. Скорее! Пока ещё не пустили собак по следам. Костя взял в руки оба уцелевших фонаря и они стали пробираться вперёд. Обходить терем приходилось метрах в десяти по лесополосе и обязательно с наветренной стороны, потому что яркое электрическое освещение прошивало первые метры зелёной растительности буквально насквозь, и ещё потому что, беглецы опасались собак охраняющих усадьбу. Благо, что обувь выданная им в рабочем цеху, имела мягкие эластичные подошвы, чтобы не создавать при ходьбе лишнего шума, а следовательно почти и не слышалось хруста сухих веток под ногами ступающих. Наконец Костик и Елизавета выбрались на заветную тропинку, и в эту минуту раздался тревожный гул сирены, и разносящее его из стороны в сторону горное эхо, где-то там, в той стороне, откуда они только что сбежали. Стало ясно, что пропажа уже обнаружена и началась погоня. Хочешь, не хочешь, а удобную обувь теперь пришлось сбрасывать, потому что материал из которого она была пошита, собаки чувствовали за версту, и ребята, сбросив башмаки дальше побежали босиком. Когда же они спустились вниз к озеру, над головой Константина, снова резко пахнуло ветром, и он увидел атакующую их большую когтистую, серого цвета птицу, крылья которой в размахе своём достигали метра. Глаза её в ночи, светились яркими зелёными огнями. Лиза упала в траву и закрыла голову руками, а Костя, несколько раз увернувшись от пикирующего на него хищника, направил свет обоих фонарей в глаза атакующей птице. Ослеплённая, она с размаху ткнулась клювом в крутой берег водоёма, и тогда Константин прыгнул на спину упавшему хищнику и всадил между крыльев нож, по самую рукоятку. Неожиданно раздался глухой рык смертельно раненой дикой кошки и парень, отпрыгнул в испуге в сторону, а та видоизменяясь превратилась сперва в полосатую Дайну а следом в обычную женщину. Константин перевернул тело женщины на спину и узнал в искорёженном болью лице её, продавщицу из кафе «Анютка». Теперь она лежала перед ними скорчившись, и открытыми безжизненными глазами смотрела в ночь.

Лиза и Костик, побежали дальше по берегу озера, спотыкаясь второпях, падая, поднимаясь и вновь продолжая бег. Они уже чувствовали, как в спину им дышала погоня, и всё ближе и громче слышался лай собак, тащивших за собой на поводках охранников. Задыхаясь и изнемогая от усталости, они добрались до того места, где в прошлый раз видели отплывающих людей. Здесь Лиза заметила в просвете качающегося камыша стоящую на приколе пустую рыбацкую лодку. Это было их спасенье, это была судьба. Беглецы, не задумываясь о том, чья она и где её хозяева, прыгнули в неё и отчалили от берега гребя изо всех сил: Костя - вёслами, Лиза, помогая как могла – ладошками. Отойдя метров на двадцать от береговой линии, беглецы увидели подбежавших к воде четверых охранников с двумя овчарками. Собаки с ходу бросились за ними вплавь и настигли лодку, но Константину удалось убить одно животное метким ударом весла по голове, а другое повернуло обратно к берегу. Снова над водоёмом забрезжил рассвет, показались первые лучики солнца, и погонщики будто бы растворились в воздухе. Лизонька обессиленная спала на дне судёнышка, а Костя всё ещё продолжал грести, работая вёслами. Он часто останавливался, чтобы дать короткий роздых своим тренированным мышцам и снова греб. Теперь, он вёл лодку почти что о самый берег, не выпуская из виду тропинку по которой они прошли тогда. Рассвело совсем, и надо было бы уже где-то причалить и дальше уже идти пешком, но ему не хотелось будить спящую девушку.

Однако когда лодка нежно ткнулась в мягкий песочный грунт, Лиза сразу же открыла глазки и нежно улыбнулась Костику. Они оба вышли держась за руки к месту своей всегдашней стоянки и прошли на верх в лес, туда где погиб от смертоносных когтей Дайны, (теперь то они знали точно причину гибели пса) их четвероногий друг, Туман. Следов случившейся здесь в недавнем прошлом трагедии уже не было, только чуть в стороне, у ствола молодой берёзки валялись солнечные очки Лёли. Лиза снова заплакала, а Костя обнимал девушку и по отцовски успокаивая, гладил её голову.

- Ну будет, будет тебе – всё равно ведь ничего уже не вернуть. Пойдём обратно, будем с тобой искать другую тропинку и другой выход отсюда.

- Да, идём, - вытерев слёзы ладошками, ответила ему девушка, и они побрели назад.

Выбравшись из-под навеса деревьев на открытую полянку, Константин почувствовал резкий прилив яркого дневного света. И всё окружающее их: растительность, облака на небе, голубизна озёрной воды и окружающие предметы стали вдруг такими близкими и чёткими, будто бы с глаз спала туманная пелена. Справа, в десяти метрах от ребят, стояли: его собственная Тойота и Лизина Шкода, а между двух машин виднелись обуглившиеся остатки сгоревшей палатки. Не веря своим глазам, молодые люди поспешили к ним не чувствуя под собою ног. Осмотрев всё хорошенько и обойдя со всех сторон, они убедились в том, что здесь всё так и осталось лежать в целости и сохранности, как будто бы они отходили в сторону всего минут на пять-шесть и сразу же, вернулись обратно. Даже удочки на рогатинах, нетронутыми лежали с заброшенной леской в воду. На заднем сидении Костиной иномарки, спокойно лежала застёгнутая барсетка, с правами и документами. В уголке у дверцы стоял зонтик-тросточка забытый непрошенным попутчиком. Увидев его, в душе Константина вспыхнуло с новой силой негодование, ему захотелось схватить и вышвырнуть в ярости этот предмет вон, подальше от них. Но едва он протянул к нему руку, тросточка сама растворилась в воздухе.

- Лиза! – спокойным голосом позвал он подружку, и когда та отозвалась и повернулась к нему лицом, Костя с грустью заметив морщинки вокруг глаз девушки, которых раньше не было продолжил, - поедем поскорее отсюда…

- Да, едем... – ответила она.

И собрав в багажники машин всё оставшееся имущество, они обнялись на прощание и разъехались в разные стороны.

автор: У.Ёжиков


 



Последние комментарии

Гала
Вот не сочти за комментарий, просто три копейки в тему. Мой отец, рассказывая о своей...


Вот не сочти за комментарий, просто три копейки в тему. Мой отец, рассказывая о своей матери,...


Dreamer
Хорошо сказано! Ах, как хорошо...

Спасибо! ...


Хорошо сказано! Ах, как хорошо... ...


Вот это самокритика... ...


После прочтения тихой грустью отозвалась душа, будто теплые лучики солнца сквозь пелену облаков согрели. Спасибо! ...


Веришь?
13.04.2018 11:06
-=Fed=-5
elenamaylicina
Кстати о вине. Это ты описал рай ислама. Привет Лен! Этот стишок не о какой-либо...


Кстати о вине. Это ты описал рай ислама.


Счастье!
11.04.2018 14:13
-=Fed=-5
Dreamer
Чего-то вдруг мне это понравилось... Оптимистичная философия, знаешь ли... Когда знаешь, что есть счастье -...


Счастье!
11.04.2018 09:11
Dreamer11
Чего-то вдруг мне это понравилось... Оптимистичная философия, знаешь ли... Когда знаешь, что есть счастье - есть...


************
25.02.2018 12:08
-=Fed=-5
...


Каждый настоящий поэт, настоящий человек не будет другого обзывать графоманом. В мире много людей, кто...


Жизнь моя
12.02.2018 08:58
Dreamer11
Философ, однако... ...


Интересная подборка стихов. Нравится стиль... ...


А так ко всему человек привыкает. Даже к яду.