Зимой 1944.


Просмотров: 0
 217 


joker2221
10.08.2016 11:08
Алексея, деда сорока пяти лет, призвали в армию около недели назад, которую он потратил на медосмотр, военную подготовку и обучение управления на его новом танке Су-100. Он, когда-то, уже управлял танком, основы знал. Он был заряжающий. Заряжал быстро, четко, поначалу его мышцы начинали болеть от постоянного «взял», «поднял», «зарядил», но потом, старые и крепкие руки уже привыкли к этому постоянному действию, боль прошла, а снаряды уже не были так тяжелы как тогда, в первый раз, на обучении. Он, хоть и старик, заряжал получше чем некоторые молодые, сильные солдаты. Старый, но не бесполезный. Поначалу, когда он еще не был таким потрясающим заряжающим, его экипаж особого внимания к нему не проявлял. Но потом, после последней тренировки, когда за несколько секунд все мишени были сбиты, благодаря быстрой перезарядке, когда это стал лучший результат из всех экипажей Су-100, вот тогда, командир и все остальные стали хвалить деда. «Алексей! Ты молодец, с тобой в бою не пропадешь!» говорил командир. После этого он сдружился со всеми членами его экипажа. Все они, конечно, были моложе чем он, командиру, например, было тридцать девять, мех-воду – двадцать шесть, наводчику было тридцать.

Алексей, словом, не хотел воевать. Его забрали от его вдовы-дочки, муж ее умер еще в сорок первом, от него у нее была шестилетняя малышка Маша, внучка Алексея. На фронт он не хотел не из-за себя, он волновался, что будет с ними, если он не вернется. Они были самое дорогое, что у него оставалось. Жена умерла давно, родители тоже, больше никого у него не было. Вдова с внучкой очень волновались за Алексея, каждую неделю старались писать ему письма, выясняли в них, как у него дела, все ли нормально, что делает, как справляется с танком, дружит ли с экипажем, когда бой. Словом, волновались за него. Старый Алексей отвечал, что все нормально, жив, здоров, с экипажем дружит, с танком справляется.
Знал он еще и другие экипажи су-100, которые определили к ним во взвод. Экипаж Алексеева, Воронина и, самый знакомый ему, экипаж Миши Морозова. Этот Миша был его друг с детства, лучший друг. Они часто собирались после очередных тренировок около своих сушек и долго разговаривали о них, о том, как будут сражаться с немцами, говорили также и о семьях, ностальгировали о прошедшем. Мише было сорок четыре.


Но вот, в один день, солнечный и яркий, командир экипажа Алексея сделал объявление всему составу танка. Оно ошеломило всех, даже у командира на лице выражалось волнение и тяжесть.
- Так, парни. Я знаю, что это вам не понравится, но так надо. Вместо следующей недели, наш бой перенесен на послезавтра, - командир притих, на мгновенье. Потом, тяжело вздохнув, продолжил, - я знаю, что может, вы еще недостаточно готовы, но фрицы уже подступают к нам вплотную. Эти звери дышат нам в лицо, готовятся растерзать нас на кусочки, перерезать нам горло. И да, я знаю. У каждого из них есть старые родители, дети, жены, - командир тяжело взглянул на Алексея, потупившего взгляд в пол. Он хоть и был главнее его по званию, но старшинство его уважал, был мягок к нему, мягче, чем к остальным, зная про его дочь-вдову и внучку, учитывая тот факт, что это будет его первый бой, - внуки. Но у нас они есть тоже. И они не посмотрят на это, они убьют нас, а потом и их всех. Поэтому либо мы их. Либо они нас. Выбор за вами, парни: сдаться и потерять все, или спасти всех. Я знаю, может мы и не выживем, наши шансы на это очень малы. Но мы хотя бы умрем не просто так, а защищая Родину. Даже если мы умрем, мы не пропустим их к нам! Они не будут убивать наших жен и детей, не будут сидеть в Москве, издеваясь над нашими святынями, над всем, что нам дорого. Ну что, вы со мной?
После внушительной речи капитана, все разом, будто договорившись, ответили «да». Эти слова словно пробудили, ободрили всех членов экипажа, сделали сильней, освежили головы солдат. Но Алексей все еще стоял, потупив голову в пол. Он знал, что когда-то этот момент настанет, он знал, что будет переживать, но не думал, что это будет так быстро.
- Тогда готовьтесь, сегодня тренировки не будет. Советую отоспаться и отдохнуть.

После этого все разошлись, кроме Алексея. Он постоял еще с минуту и потом пошел к Мише. Он встретил его на дороге к казармам – тот тоже шел к нему. Они пересеклись, обнялись.
- Ты уже знаешь, - горько произнес Алексей.
- Да. Все будет хорошо. Мы им еще зададим, - неуверенно выговорил уверенные слова Миша.
Друзья посмотрели друг на друга.
- Ты знаешь номер моего танка. Мы будем рядом. И если умрем…
«То вместе» - произнесли они хором. Разошлись, в ожидании завтрашнего боя.

Уверенность на тренировках и веселый боевой дух сменились нервным ожиданием первого боя и волнением. Это настроение присутствовало не только у Алексея, абсолютно все экипажи Су-100 чувствовали то же самое. Многие из солдат, в частности молодых, стали писать письма о перенесении боя и о том, что они чувствуют, своим близким и родным. Многие из солдат повторяли изученное, кто-то отдыхал, а кто-то просто думал о грядущем, думал, боясь и опасаясь. Но вот. Завтрашний день уже настал и Алексей, вставши пораньше, как и его капитан и капитаны других сушек, пошел к Мише. Тот уже был одет, вооружен и готов к приказу командира «по машинам!». Когда он увидел подходящего Алексея встал, поздоровался, пожал руку другу.
- Ну что, готов? – спросил Миша. Он был бодрее, чем вчера, смелость и решительность появилась в нем ниоткуда. Правильно говорят – утро вечера мудреней.
- Скажи, - серьезно произнес Алексей, - тебе есть кого терять?
Миша свел улыбку с лица, а ее место заняло чувство грусти, серьезности. Он достал из кармана фотографию. На ней были видны красивая, свежая женщина, а с ней, сидела на бочке маленькая девочка, лет семи-восьми.
- Моя дочь. Катя. И жена. Вот. Вот кого мне терять.
Через час все уже стояли у танков, одеты и вооружены. Танк Миши стоял спереди сушки Алексея. Командиры дали команду. Все вошли в свои танки, с непривычным волнением и предвкушением. Что-то переменилось тут, изменилось. Танки двинулись и поехали по земляной дороге. По обочинам стояли с двух сторон генералы и медсестры и прощались с танкистами, возможно. В последний раз.

Через три с половиной часа сушки уже выстроились на заснеженном поле. Су стояли в кустах, некоторые солдаты с ППШ стояли у танков, разведчики ушли куда-то в лес. Все ждали боя. Алексей достал крестик, тайно взятый из дома неделю назад, зажал в кулаке и произнес молитву. Пот тек с него ручьем. Его седые волосы и борода понемногу обмокли, в танке было холодно, ревел двигатель. Наводчик смотрел в прицел, выжидая, когда вернутся разведчики. Алексею повезло: танк Миши стоял рядом с его.

После пятнадцати минут тишины из леса стали показываться фигуры разведчиков. Через несколько секунд стало ясно, что они не идут, а бегут, некоторые из них даже спотыкались на снегу, вставали и продолжали бежать. Они не стреляли, в их ППШ и пистолетах магазины были полны, но почему? Они что-то кричали. Потом, они приблизились, их судорожные крики стало слышно.
- Танки! Танки! Немцы в лесу! Готовьтесь!
Все в танке всполошились, командир высунулся из танка и готов был командовать. Вдали стал слышен рев двигателей. Они, словно цунами, приближались и наводили ужас на советских солдат. Рев становился все отчетливей, все громче. Послышался хруст ломающихся деревьев, шелест листвы. Из-за леса стали показываться большие громады с белым камуфляжем. Команду «огонь» пока не давали. Вот, танки уже высунулись из леса, стало видно, какие это танки. Командир тихо ошеломленно проговорил:
- Пантеры… Тигры… - потом опомнился и скомандовал: «подкалиберный!»
Алексей нервно и быстро зарядил снаряд и сказал: «готово!»

Пантеры и Тигры выехали на поле. Прозвучала команда стрелять. Из пушек с грохотом и диким ревом стали вырываться снаряды, один за одним, каждую секунду. Пехота стреляла из противотанковых пушек, снайперы искали командирские окошки, лючки. Немецкие глыбы остановились и через секунду их снаряды полетели в сторону сушек, точные меткие выстрелы, раз за разом уносили жизни бедных солдат, оставляли следы на сушках. Сбивали им гусеницы, дырявили танки и наводили панический ужас на всех. Командир залез в танк и командовал оттуда. Из десяти советских су-100 остались семь. Танк Миши был поврежден метким выстрелом немецкого «Тигра». А, между тем, состав немцев остался тем же: семь пантер и пять Тигров, один из которых понес потери в виде мех-вода, благодаря танку Миши. Через пять минут небо уже затянуло дымом, поле превратилось в котел с людьми и металлом, но немцы стояли на месте, будто чего-то выжидали.
Через час боя все сушки были подбиты, у танка Алексея кончились снаряды от непрекращающейся стрельбы. Танк Миши горел, но сам он успел оттуда выйти вместе с командиром танка. Миша стрелял из ППШ, а командир – из пистолета.
- Гады. Парни, выходим, от этой груды металла больше никакой пользы… Скорей, пока нас не подбили фрицы! – командир открыл лючок и стал выходить из танка. Через минуту, все выжившие уже стояли у подбитой Су-100 Миши, всего их было десять: Миша с командиром, экипаж Алексея из четырех человек и четыре молодых и крепких пехотинца.
- Ну что, братья, - говорил командир Алексея, уже всем, - сейчас я говорю с вами не как командир, а как брат, который умрет вместе с вами. Мы все равны. Парни, я знаю, вам есть, что терять, но, мы умрем, чтобы это защитить, мы не дадим этим животным убить наших близких, осквернить свободный коммунистический народ. Мы умрем за них! За наших детей и за тех, кто будет после них! За тех, кто будет жить после нас! Парни, мы умираем не зря, вы знаете, - по его щеке прокатилась крепкая мужская слеза, снаряды от немецких танков, пролетающие рядом, громыхали не переставая ни на секунду, но все же было видно, что боезапас подводит и немцев, - так давайте умрем вместе, друг за друга! Идем, берите гранаты, противотанковые пушки, мины и взорвите этих фрицев к черту!

Выжившие закричали, налились предсмертными силами, силами, чтобы спасти все, силами, не подвластными человеку. И с бешеным криком «Ааааааа!» понеслись на Пантер и Тигров. Это суицидальная смелость была только у русских, только у этих солдат. Они бежали по полю – Алексей, Миша, пехотинцы, два командира, все кидали гранаты в танки, стреляли из орудий, а немцы в ответ – из пулеметов и танковый орудий. Из-за пантер показались немецкие солдаты. Они тоже стали стрелять. На виду у Алексея всех пехотинцев, кто из них стрелял из ППШ, кто кидал гранаты, всех их пронзила немецкая пуля. Они падали, обессилив, тихо умирали за Родину. Но вот, шальной снаряд убил и двух капитанов. Остались только Алексей с Мишей – на больше чем десять Пантер и Тигров. Они подбежали к ним уже вплотную, стали стрелять и с ППШ. Зная, что они не вернутся, им было уже плевать, из чего стрелять. Миша, убив пять немцев, бессильно упал на землю. Алексей заплакал, заорал и с новой силой стал стрелять во фрицев – пятеро повалилось сразу, еще три, через несколько секунд. Но вот, патроны закончились. Алексей встал на колени. Оставшиеся немцы уже подходили к нему. А Алексей взял в руки бездыханного Мишу, его тело было уже все в крови и проговорил: «Прощай друг». Алексей умер.

Через несколько часов после окончания боя к окровавленному телу русского деда подошел немецкий офицер. Он отбросил тело лежавшего вместе с ним друга и стал обыскивать карманы деда. Там он нашел позолоченный медальон. Открыв его, он обнаружил черно-белую фотографию какой-то девочки и молодой, красивой женщины. Порывшись еще, офицер увидел окровавленное письмо. Он понимал по-русски. Там он прочитал:
«Дорогая Маша. Внучка, не бойся у меня все хорошо. Я жив, здоров, и, самое главное, научился управлять танком! Когда я вернусь, обязательно тебе все расскажу. А вы там как? Как ты, как мама? Что у тебя там в школе? Мама говорит, ты отличница! Молодец, так держать. Когда все кончится я приеду к вам и обязательно привезу подарок. Мама говорит, ты хотела куколку-девочку? Расскажи мне о ней, опиши ее, ну а я с тобой прощаюсь. Пока, дорогая Машенька!»
Офицера это письмо тронуло, он не захотел издеваться над телом старика. Он нашел у него крестик. Положил его ему в холодный кулак, закрыл его и поместил руку на живот. Письмо и медальон он положил в другую руку и сделал то же самое.
 



Последние комментарии

гендерное чудовище?)) ...


Какая прелесть! ...


Это-сильно. Некий философский монолог каждого из нас. Не каждому под силу оглянуться назад... ...


Есть такое понятие, как размер... Увы... ...


Алекса
Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Вступление воспринимается как чтение энциклопедии. Но затем, на удивление, узнаешь, что за немаленьким текстом скрывается...


Dreamer
Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но...


!!!!! ...


Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но душу...


Dreamer
Вот эту запретную песню можно как-то с музыкальным сопровождением услышать. Если что, пишите в личку. Здравствуйте...


В-общем, повествование вызывает интерес с точки зрения психологии. Героиня ищет свою нишу в окружающем мире,...


Друг?
10.07.2017 11:50
Dreamer11
Написано больше в публицистической манере с психологическим оттенком. Размышления о дружбе, верности, самопожертвовании ради другого...


Dreamer
Открой секрет - кому посвящение? )
Его нет на этом сайте....


Dreamer
История, видно, длинная ... Кристи надо бы еще похвалить за усердие, беглые мысли, призвать поторопить...