ГОП37. Голова не на плечах (Глава 3)


Просмотров: 8
 0 


Maximum2
19.10.2017 23:33

Продолжение цикла «ГОП37», рассказывающее о том, что произошло с Васей за временной промежуток в шесть месяцев, в течение которого Юрец Очкарик находился в потустороннем мире. Как можно догадаться, действие тут происходит после первой главы «Дьявольская мобилка», но ПЕРЕД второй главой «Нечеловеческое попадалово». Рассказ, как и его предшественники, написан в соавторстве; по традиции даются на выбор четыре варианта развития событий.


Авторы: Maximum, Maelstrom, Brick_Man.

Автор идеи: Maximum. Редактирование: Maximum.


ГЛАВА 3. ГОЛОВА НЕ НА ПЛЕЧАХ.


Найти приключения на свою голову легко, а вот отделаться от них – куда сложнее.

Вася Зауряд, простой парень из глубинки, знал это, как никто другой. В мае, аккурат перед сессией в родном ПТУ, парень ухитрился вляпаться в невероятную историю с сектантами, дьявольской мобилкой и злобным демоном. Выпутаться из той истории удалось благополучно. Благодаря смекалке, или, вернее, феноменальному везению, Василий сумел уберечь себя и друзей от смертельной опасности. Поскольку низший демон Имбецифер, вконец оборзевший от неконтролируемой власти над людьми, был уничтожен, активность сектантов изрядно поубавилась. Во всяком случае, в ПТУ они перестали появляться. Потому Васе и его друзьям, Косому и Роме Спиногрызу, ничего не мешало вернуться к нормальной мирной жизни.

Вся троица благополучно сдала сессию и с чувством выполненного долга ушла на каникулы. Косой и Спиногрыз на лето уехали в родную деревню. Ну а Вася остался в городе. Ему не хотелось расставаться с работой на железомонтажном заводе (как раз недавно его повысили до зам. начальника цеха). А главное, Васян жаждал провести как можно больше времени с девушкой своей мечты, Катей, такой же пэтэушницей, как и он сам.

Любовной идиллии мешало лишь то, что Катя упорно не желала закрепить их отношения сексом. Мол, чтобы расстаться с девственностью, нужен какой-то особый повод, или знак, или возвышенный момент – каждый раз Катя в виде отговорки придумывала что-то новое. Предстать перед своей девушкой героем Васе во время майских приключений так и не удалось. Тогда Катя постоянно была не в себе – то одурманена, то без сознания, и не видела, насколько ее Вася был крут. Да и вообще, все события, связанные с сектой, запомнились девице как невнятный кошмарный сон, и заводить разговор о них Катька, понятно, не желала.

Однако Вася не терял надежду. Приближалась знаменательная дата, ровно год со дня их знакомства. Васе после повышения стали платить больше, и он второй месяц почти не тратил зарплату, откладывая на подарок и романтический ужин. Казалось, ничто не помешает Васиным планам. Но…

Знал бы наш герой, что забывшаяся история с сектой вовсе не собирается оканчиваться насовсем. И через два месяца после прошлых злоключений Васе доведется вновь окунуться в атмосферу опасностей и неожиданных открытий…


Началось все как раз в годовщину Васиных и Катиных отношений. Хотя нет. На самом деле началось все немного раньше. За две недели до памятной даты Кате сильно подфартило. Ей удалось устроиться горничной в особняк Генриха Толстосума, преуспевающего бизнесмена, самого богатого человека в их заштатном городишке. Генрих вообще проживал в Москве, а в свой родной город заезжал лишь изредка. Но каждый его приезд воспринимался жителями городка как событие. Как ни крути, основатель крупнейшего в городе «Фонда помощи семьям пропавших без вести» и спонсор многих организаций (в число которых входило Васино родное ПТУ), не мог не быть знаменитостью в глазах простых обывателей. Шарма добавляло то, что Толстосум был весьма таинственной фигурой, редко показывающейся на публике.

Само собой, от своей удачи Катя была в полном экстазе. Хотя работать горничной ее взяли лишь временно, до следующего отъезда Генриха в Москву, девушку это не смущало. Главное – начать, говорила она, а там уже она найдет способ, как утвердиться на новом месте. Катька нисколечко не сомневалась, что Толстосум, сраженный ее неподражаемым обаянием, возьмет ее на перспективную работу в столицу.

Вася, напротив, был не слишком-то рад происшедшему. Кому приятно, когда твоя девушка зарабатывает больше, чем ты! Более того, если она уедет в Москву, то как же их отношения? Неужели все кончится пшиком, и никакого секса?

Оставалось надеяться лишь на годовщину. Но и тут грянул облом. Как раз в этот день Катя вынуждена была выйти на работу на полные сутки. По ее словам, в особняке Генриха решили сделать генеральную уборку или что-то вроде того.

– Васенька, ну че ты такой хмурый? Да, я бы с удовольствием провела этот день с тобой, но ты же видишь, че происходит? От таких предложений не отказываются, понимаешь, родный мой? У меня тут карьера налаживается. Не могу же я все это взять и похерить! Ну, перенесем вечер на другой день, ну, видишь, по-другому никак не получается!

«Какая, на фиг, карьера?» – мрачно подумал Васян. «Три дня всего работаешь, а уже говоришь о карьере». Но вслух ничего не сказал, ибо знал, что в таком случае будет ссора.

Неудивительно, что утро памятного дня Василий встретил не в самом веселом настроении. Весь день придется провести одному, без Кати. И друзей рядом нет. Общение с ними по «скайпу» не налаживалось: даже Рома Спиногрыз в родной деревне предпочитал активно отдыхать, попивая самогонку и лапая девчат, так что ему было не до сотовых и ноутбуков. О Косом и говорить нечего.

Мало того, что денек обещал быть скучным, так еще и обязаловку по покупке подарка на годовщину никто не отменял. Пусть из-за Кати полноценный праздник накрылся звездой, но подарок в ее разумении – это святое. Если по возвращении девушки с работы не будет презента – будет скандал. Васян вздохнул и начал собираться.


Выйдя из общаги, парень вскоре достиг центральной улицы городка, где находился самый крупный магазин с товарами для женщин. На этой же улице жил Генрих Толстосум. Его особняк был виден издали – огромный домина, построенный в причудливом смешении стилей.

Ворота особняка были раскрыты настежь и – о, удача – Василий увидел там Катю. Он уже хотел подойти к девушке, но вдруг остановился. Катя была не одна. Рядом с ней стоял пацанчик в синей форме и с бляшкой на груди, судя по всему, охранник. Он что-то втирал девице, а та слушала, улыбаясь во всю ширь. На секунду Василию даже показалось, что девушка строит глазки охранцу. Его передернуло. Кулаки сами по себе начали сжиматься. Через секунду пораженный в самое сердце Васян увидел, как охранник, встав рядом с девушкой, непринужденно приобнял ее за талию!

Первым Васиным желанием было ворваться в ворота и набить гаду рыло. Но на полпути парень нашел в себе силы остановиться. Поединок явно закончится не в его пользу. Охранец здоровый, с дубинкой на поясе, да и подмогу всегда может позвать. Отметелят за милую душу. Нет, тут надо спокойнее. Подойти к поганцу и доходчиво объяснить, чтобы тот оставил его девушку в покое. А с Катей он потом тоже как следует поговорит. Да, так и надо поступить. Но, все же совсем безоружным соваться к охраннику стремно. Мало ли что взбредет тому в голову. Вдруг придется защищаться.

Чуть подумав, Вася рванул в магазин неподалеку – любимое место тусовок гопоты. Сумма денег, скопленная на подарок, уменьшилась, зато Вася, выходя из магазина, сжимал в руке крепкий надежный кастет.

«Так оно надежнее», – подумал наш храбрец и уверенным шагом направился к особняку Генриха. Но Кати там уже не было. Более того, ворота были наглухо закрыты. Зато давешний охранец стоял снаружи возле запертой калитки и о чем-то базарил с приятелем, таким же охранником, как он сам.

Вася подошел поближе, раздумывая над тем, что скажет охранцу. Случайно вслушался в беседу. И оторопел.

– Ниче так девка. Ну эта, новая горничная. Смотрю, ты все утро ее клеишь.

– Да не, она не в моем вкусе. Тут другое. Я ее узнал. Как раз эту девку нам тогда Очкарик притаранил?

– Че за Очкарик?

– Не помнишь? Ну, тот дебил, который сразу после жертвоприношения без вести пропал. Да и хрен с ним. Главное, что эту девку тогда собирались в жертву принести.

– Точно ее? Может ты путаешь?

– Я путаю? Да у меня такая память на лица, что тебе не снилось! Она там была, отвечаю! Очкарик только собрался ее резать, как появились какие-то засланцы и устроили панику. Ну и ее под шумок умыкнули.

– Так давай припрем ее к стенке и допросим как следует. Пусть расскажет, что за типы пришли ее спасать!

– Допросим, ясен пень. Но не сейчас. Ближе к вечеру, когда с делами закончим. А пока подождем. И, смотри, не проговорись! Если сами раскроем это дело, есть шансы, что нас примут в «Пасть Молоха». Не хватало, чтобы кто-то нас опередил!

– Ты за кого меня принимаешь, Степыч? Могила!

Вася слушал и каменел. Оказывается, сектанты вовсе не исчезли бесследно. Более того, они окопались здесь, в особняке Генриха Толстосума. Да и сам Толстосум. Что вообще известно об этом влиятельном бизнесмене? Вдруг и он связан с сектою! Вполне вероятно.

Но самое страшное, что Катя в опасности! Надо ее предупредить, чтобы уходила оттуда немедленно! Но как это сделать? Девушка сейчас где-то в глубине особняка. Ворота наглухо закрыты, во дворе охрана. Стены отвесные, не перелезть. Надо срочно что-то придумать.


1) Подойти к охранникам, и, прикинувшись полным лохом, попросить, чтобы позвали Катю.

2) Срочно придумать способ скрытно попасть в особняк.

3) Позвонить Роме Спиногрызу и рассказать ему о сектантах. Да, Роман может не взять трубку, но, вдруг, повезет!

4) Вернуться домой и в интернете надыбать информации о Генрихе Толстосуме. Да, этим обычно занимается Спиногрыз, но, раз его нет, приходится выкручиваться самому.


***


2) Срочно придумать способ скрытно попасть в особняк.


Звать кого-то уже было поздно, разговаривать с сектантами – дохлый номер, а опасность Кате грозит уже вечером. Потому нужно срочно ее спасать!

Вася обошел весь особняк. Перелезть через сплошной трехметровый забор шансов, конечно, не было. Но в одном месте по обе стороны заборы росло два больших разлапистых дерева, причем то, что росло на улице, залезало ветвями аж на крышу соседнего обшарпанного домишки.

Контраст между особняком и окружающими домами был, что ни говори, потрясающий. Рядом с роскошным зданием – старая, неухоженная застройка. В нужном Васе доме даже не был заперт чердак. Более того, Васян, зайдя туда, с ходу наступил на дрыхнущего бомжа и разбудил его. К счастью, пьяная туша не могла быстро передвигаться, и Вася спокойно пробежал на крышу. Оглянулся по сторонам. Вроде никого. Как хорошо, что вокруг особняка Генриха сплошь забытые всеми подворотни.

Навыками лазания по чему бы то ни было Васек не отличался, и во время перелезания с дерева на дерево чуть было не сорвался – ветка ушла из под ног. Лишь чудом парень смог ухватиться за нее руками и кое-как подполз к стволу, где уже помог себе ногами. Выдохнув, он огляделся. Ага, ветки второго дерева подходят как раз к открытому балкону на третьем этаже особняка.

Тут Васины размышления прервал лай. Ну конечно, почему он сразу не подумал, что двух охранников для такого особняка недостаточно? Разумеется, во дворе держали еще и собаку. Вот и прибежал, учуяв вторженца, здоровенный черный овчар. Надо срочно торопиться, а то сейчас все обитатели домины на шум сбегутся.


Вот только, торопясь, Васек лазал еще хуже, чем в спокойном состоянии, и не смог толком рассчитать вес опоры. Когда оставался примерно метр перед прыжком на балкон, ветка под ним с треском обломилась. Из-за недолета Вася шандарахнулся коленом о перила балкона, перелетел через него и смачно поцеловал пол. С трудом заставив себя подняться, он проанализировал ситуацию и понял, что влип. Нос расквашен, все лицо горит, а самое скверное – колено ушиблено и сильно болит при ходьбе. Хорошо еще, что просто ушиблено, а не сломано. Да и без того шуму Василий, наверное, поднял будь здоров. Еще и до других веток отсюда не достать, пути назад нет!

Вася вышел с балкона в небольшую комнату. Слева диван, над ним висит голова лося и охотничье ружье. Справа – стена с огромной плазменной панелью и шкафами. В шкафах видны куча книг и статуэтки кошек в вытянутом египетском стиле. Не похоже на рабочий кабинет, скорее какая-то комната для отдыха гостей.


Что же делать теперь, раз влип в такую ситуацию?

1. Схватить ружье и проверить, заряжено ли оно.

2. Спрятаться под диваном и переждать.

3. Не торопясь, обыскать шкафы и комнату в целом. Охранники не должны переполошиться, решат, что ветка отломилась сама, а собака просто лает на прохожих.

4. Выбежать из комнаты и побыстрей отыскать Катю.


***


3. Не торопясь, обыскать шкафы и комнату в целом. Охранники не должны переполошиться, решат, что ветка отломилась сама, а собака просто лает на прохожих.


Затаившись в углу рядом с диваном, Вася напряженно выжидал. Все это время он держал голову запрокинутой, чтобы остановить кровотечение из носу. Но прошло несколько минут и ничего не изменилось. Охранники в комнату не врывались, тишину на этаже ничто не нарушало. Видимо, секьюрити во дворе сочли, что тревога ложная.

Вася облегченно вздохнул, достал из кармана брюк скомканный носовой платок и тщательно вытер разбитый нос. Удостоверившись, что не запачкал кровью ни пол, ни диван, незадачливый шпион встал и осмотрелся.

Охотничье ружье над диваном заинтересовало парня лишь ненадолго. Конечно, неплохо было бы вооружиться. Но ружье, как ни крути, в карман не спрячешь. Если он будет шататься по чужому особняку с тяжелой пушкой наперевес, то сходу обратит на себя внимание и переполошит весь дом. А тут нужно действовать скрытно. На прощанье обласкав ружье взглядом, Вася заставил себя смириться с тем, что обойтись придется пока лишь кастетом.

Ходить Вася мог, но ушибленная коленка все еще ощутимо болела. Вдобавок, приложился он об пол не только носом. От удара губы вспухли, во рту неприятно болело и кровило. Ощупав языком пострадавшее место, Вася огорченно убедился, что верхний передний зуб шатается и держится едва-едва.

Беззвучно выругавшись, Вася начал осматривать шкафы. Недолгий обыск окончился ничем. Пистолета (найти который Васе очень хотелось), не было, а статуэтки вкупе с книгами юного ПТУ-шника не интересовали. Единственными предметами, на которые Васек обратил внимание, были блюрей-диски, в изобилии расположенные на внутренних полках одного из шкафов. Перебрав диски, парень обнаружил, что большую часть коллекции занимают фильмы о разных монстрах. В основном научно-популярное кино о вымерших в незапамятные времена существах и постановочные картины о легендарных тварях, таких как йети или чупакабра.

«Ничего себе увлеченьице у Генриха!» – подумал Васян. «Но, похоже, в этой комнате нечего ловить. Пора сваливать отсюда и искать Катю!»

Выйдя из гостевой, Вася прошел насквозь еще несколько таких же роскошных комнат и вскоре попал в коридор. На пути он никого не встретил. Судя по непрекращающейся тишине, третий этаж пустовал. Когда Вася добрался до парадной лестницы, то понял, почему. Напротив лестничного пролета на стене из красивых черных камней неизвестного Васе происхождения была выложена надпись:


БЕЗ ДОПУСКА

ВХОД ВОСПРЕЩЕН!


«Зато выход разрешен, хоть с допуском, хоть без», – мысленно Вася посмеялся над своей немудреной остротой и тихо спустился на этаж ниже. Здесь комнаты были еще больше и просторнее, чем на верхнем этаже. Каждая комната буквально ломилась от мебели, ковров, картин на стенах и пышных занавесок на окнах. Горничных тут Вася не увидел, зато охранников заметил человек пять. По виду секьюрити не отличались от тех двоих, что охраняли ворота особняка. Охранники развязно ходили из комнаты в комнату и беседовали друг с другом. Радуясь, что смог остаться незамеченным, Вася вернулся к лестнице и спустился на первый этаж.

Вот тут стоял дым коромыслом! Судя по всему, шла та самая «генеральная уборка», о которой рассказывала Катя. Девушки-горничные беспрерывно ходили туда-сюда, что-то переносили, что-то переставляли, что-то вытряхивали. Пылесосы в комнатах гудели так, что временами заглушали гвалт, не прекращающийся ни на минуту. Но проблема заключалась не в горничных. Охранников тут было еще больше, чем на верхнем этаже. В каждой комнате, в которую Вася во время своего вояжа по вестибюлю успел заглянуть, находилось по одному охранцу, а то и по два.

Катя вероятно где-то здесь. Но найти девицу непросто – с таким количеством охраны Васю запалят в два счета. Не стараясь испытывать судьбу, Васян проковылял в самый темный угол вестибюля и рванул на себя неприметную дверь.

За дверью он увидел скромную, лишенную какой бы то ни было роскоши комнатку. Вдоль стены стояли в ряд железные шкафчики. На стене напротив – полка со сложенной одеждой, опознанной Васей как униформа горничных. Напротив две двери. Судя по значкам на них, одна дверь – в душ, другая – в туалет.

«Комната для обслуги», – догадался Василий. Он вошел внутрь, тщательно закрыл дверь. В шкафчиках, очевидно, хранились личные вещи горничных. Беглый осмотр почти сразу выявил шкафчик с надписью: «Катя Недотрога». Запирался шкаф на не на ключ, а на пустяковую задвижку. По поводу сохранности вещей обслуги Генрих, видать, особо не парился. Заглянув вовнутрь, Вася с негодованием удостоверился, что свой сотовый телефон Катя оставила там, вместо того, чтоб взять с собою.

Именно поэтому Вася с самого начала не пытался звонить своей девушке на мобильный, зная по опыту, что подруга с собой телефон не захватит.

Самое время было подумать, что делать дальше. Найти Катю, оставшись незамеченным, в таких условиях нереально. Нужно как-то сойти за своего. Раздобыть бы форму охранника! Переодетый, Вася свободно прошелся бы по комнатам и нашел Катю. Но охранничью одежду достать неоткуда. В подсобке хранится только форма горничных. А что, если…


Впоследствии Вася вспоминал свой поступок как самую отчаянную вещь, на которую он когда-либо был способен. Если бы Катя знала, на какие жертвы в состоянии пойти парень ради нее, девица пересмотрела бы свое поведение в отношении его раз и навсегда.

Собрав волю в кулак, Васян выбрал с полки самую большую по размеру женскую униформу и с нею в руках метнулся за дверь в туалет. Там он, чертыхаясь, скинул с себя штаны и футболку, чтобы взамен напялить неудобный черный фартук горничной. Крупная мужская фигура Васи с трудом влезла в неширокое платье. Под мышками немилосердно жало, но приходилось терпеть. Бедолага натянул на ноги длинные черные лосины, нахлобучил на голову некое подобие кокошника. После чего Вася вышел из туалета, подошел к Катиному шкафчику, выудил оттуда косметичку и вернулся обратно, к зеркалу. Глянул на свое отражение, скривился, сплюнул, но потом покорно вздохнул и принялся за работу. Вооружившись пуховой губкой, Васек начал старательно замазывать пудрой телесного цвета все свои прыщи и угри. Тщательнее всего он обрабатывал ушибленный нос. По прошествии нескольких минут Вася выдохся и сел прямо на пол, чтобы перевести дух.

Отдышавшись, наш гений перевоплощения вновь глянул в зеркало, и, неожиданно, увиденное его устроило. Конечно, при ближайшем рассмотрении любой бы с ходу его раскусил, но издали он вполне сойдет за девицу. Пора было приступать к делу.

Васек, как мог аккуратно, сложил свою одежду, и, подойдя к Катиному шкафчику, запихал ее туда. Перед тем он не забыл переложить из кармана брюк в карман фартука свой сотовый, кошелек с деньгами и кастет.

Собравшись, Вася вышел в вестибюль, спокойно пересек его и вступил в ближнюю комнату. Кати там не оказалось. Горничные в основном занимались тем, что тряпками надраивали книжные полки, расположенные у стены. Вася невзначай проскользнул в другую комнату, затем в следующую. По пути он делал вид, что работает: подавал девушкам вещи, передвигал тяжелые предметы интерьера туда-сюда, носил ковры, предназначенные для выбивания, к входу. Уж что-то, а имитировать бурную деятельность Вася умел превосходно. Сказались месяцы, проведенные в ПТУ.

Пока что Васян ничьих подозрений не вызвал. Наверняка при других обстоятельствах из него мог бы получиться отличный артист-трансформатор. Надо сказать, что ушиб ноги, из-за которого Васек до сих пор прихрамывал, здорово помог ему не засыпаться. Из-за хромоты Вася поневоле двигался не так размашисто, как раньше, а в противном случае на его чисто мужскую походку кто-нибудь непременно обратил бы внимание.

Впрочем, Васе и так везло. Хотя охранники довольно живо реагировали на обилие девиц поблизости: смеялись, шутили, иногда даже давали волю рукам, щипая девочек за попки – на Васька никто из них пока что не покусился. Чему наш незадачливый шпион был только рад. Как и любой другой на его месте.

Время шло, терпеть маскарад становилось все труднее. Сарафан жал, пудра щипала глаза, струйки пота, катящиеся по лбу, грозили смыть всю маскировку. Вася уже остервенел и шел по комнатам, не разбирая дороги, толкая горничных, наступая им на ноги. Но тут в очередной комнате он услышал знакомый голос.

Так и есть! Катя, его Катя, стояла неподалеку, разговаривая о чем-то с другой горничной. Вася воспрял. Теперь нужно под каким-нибудь предлогом отвести Катю в сторону, в тихое место, и там предупредить об опасности, сказать, чтоб побыстрее убиралась отсюда. На радостях Васек даже не подумал о том, как отреагирует Катя на его переодевание.

Он сделал шаг, потом другой, и вдруг замер. В комнату вошел еще один человек. Тот самый охранник, с которым Катя любезничала у входа. Тот, кто видел Катю перед церемонией жертвоприношения в секте, и тем самым мог погубить ее, самого Васю и его друзей.

Увидев охранца, Катька тут же широко заулыбалась и помахала рукой. Вася про себя отметил верность утверждения о том, что все бабы бляди. Даже девственницы.

Пара охранников в комнате приветствовала коллегу:

– А, Степа! Степа Понторез! Ну, здорово!

– Как там дела снаружи? Много нарушителей поймал?

– Что, возле ворот хуже, чем у нас, в гареме? Сюда за счастьем пришел?

Степа вступил в разговор и вроде бы отвлекся от происходящего в комнате. Пользуясь моментом, Вася подошел к Кате поближе и только открыл рот, чтобы сказать ей нужные слова, как услышал Степин голос:

– Девушка! Ну-ка, ну-ка, подойдите-ка сюда!

«Опять он с ней заигрывает!» – подумал Вася, яростно сжимая в кармане кастет и желая пустить его в дело. Лишь спустя пару секунд до Васяна дошло, что обращается Степа К НЕМУ!

– Да-а-а-а… – Вася попытался как можно сильнее изменить голос, сделав его более тонким. Не дожидаясь повторного оклика, он потопал к охранцам.

– Вот что, девушка, – пронзительный взгляд Степы Понтореза ощупывал Васю сверху донизу. – Зовут вас как?

– Вася.

– Чего-о? – насупил брови Понторез.

До Васяна дошло, что он сильно сглупил. Надо было выкручиваться.

– Василина, – тонким голоском пропел наш герой. – Мама назвала меня Василина. Красивое, редкое имя. А друзья и знакомые зовут меня по-простому – Вася.

– Василина, значит? – сказанное Васей Степу ничуть не удовлетворило. – Так вот что, Василина. Я тебя здесь в первый раз вижу. Давно у нас работаешь?

– Только первый день, – от упражнений с голосом у Васи уже болело горло. – Я новенькая.

– Допустим. Но я не помню, чтобы пропускал тебя сегодня на территорию. Покажи свой пропуск.

– Пропуск?

– Да, пропуск.

– А он… пропуск… Он… он у меня в вещах. В подсобке, в шкафчике. Сами посудите, зачем все время таскать с собой пропуск? Вдруг потеряешь где-нибудь. Лучше положить его в надежном месте. – Васек изо всех сил старался заговорить подозрительному охраннику зубы. Но Степа был кремень.

– Пошли в подсобку, там посмотрим, все ли у тебя в порядке с пропуском!

Вот влип так влип. Хорошо, что Степа не догадывается, что Вася и есть тот самый возмутитель спокойствия, сорвавший ритуал жертвоприношения в секте. Остается надеяться, что он не догадывается, что Вася и не девица вовсе. Если так, то это поможет найти выход.


1. Зайдя в подсобку, попытаться оглушить Степу кастетом.

2. Катя, похоже, не узнала его. Нужно попросить у нее помощи. Раз она любезничает со Степой, пусть применит свои женские чары и попросит Понтореза отцепиться от Васи-Василины.

3. Скинуть с себя опостылевший сарафан, набросить на Степу и, воспользовавшись внезапностью, попробовать смыться.

4. Притвориться, что Степа к нему пристает, и разыграть из себя жертву насилия, чтобы прочие отбили Васю-Василину от охранца.


***


1. Зайдя в подсобку, попытаться оглушить Степу кастетом.


Степа и Вася зашли в подсобку. Охранник держался позади, не отводя от «Василины» внимательных глаз. С ходу сказал:

– Открывай шкафчик, показывай пропуск!

– Сейчас, сейчас, – бормотал Василий, шаря в кармане неудобной униформы. Ощупью не без труда нахлобучил на руку кастет и вынул из кармана кошелек.

– Ой, а он, оказывается, все время был здесь! Лови! – Вася швырнул кошелек Степану, и, когда тот рефлекторно протянул руки, ловя предмет, в то же мгновение ударил правой, закованной в кастет, рукой, с целью оглушить охранца.

Но вот дальше попытки дело не дошло. Степа мгновенно сориентировался, перехватил руку Васька, резко крутнул ее и рванул на себя. Ушибленная нога подвернулась, Вася потерял равновесие и упал на колени. И тут же сильный удар в солнечное сплетение вышиб из него дух и все желание продолжать дальнейшую схватку.

Заведя поверженному противнику руки за спину, Степа взял с пояса наручники и защелкнул на Васиных запястьях. Теперь, стоило плененному пошевелиться, как плечи его пронзала острая боль.

– Что, трансвестит, угомонился? – Понторез нагнулся над поверженным противником. – Теперь колись, кто ты и зачем пришел сюда!

У Васи не было времени что-то соображать. Одно он понимал четко – ни в коем случае не нужно дать врагу понять, кто Васян на самом деле. Если б дело было только в Кате, парень, скорее всего, пожертвовал бы собой ради безопасности девушки. Но в давешнем вторжении на базу культистов были замешаны и его друзья – Косой с Ромой Спиногрызом. А о том, чтобы подвести лучших друзей, Вася и думать боялся. Потому наш герой начал вдохновенно импровизировать.

Кто он такой? Да обычный студент ПТУ, лох и неудачник. Друзей нет, девушки нет, на жизнь вечно не хватает. Связался с плохой компанией, втянулся в азартные игры. Крупно проигрался, чтобы расплатиться, был вынужден взять у новых знакомых в долг. Теперь его прижали, заставляют возвращать. А откуда взять денег? Кое-как расстарался, выгреб все свои сбережения, что-то продал, кое-какие цацки отнес в ломбард, в итоге набрал сколько-то деньжат. Да вот оно, все в кошельке, посмотри. Но этого, естественно, мало, даже четверть долга не покроешь. А пацаны говорят, дескать, не вернешь долг завтра, убьем. Вот и пришлось лезть в богатый особняк, чтобы спереть оттуда что-нибудь ценное. Все равно терять уже нечего. Да вот потом, когда проник в дом, одумался. Поймают же потом, посадят, и пропадет его молодая жизнь ни за что. Видишь же, ничего не украл! Не веришь, еще раз обыщи. Решил переодеться в бабу и потихоньку выбраться из особняка. Да вот, не повезло, засыпался. Что же дальше со мною будет, а, братан?

Степа слушал душещипательный рассказ Васи, не меняя выражения лица.

– Та-а-ак… – медленно протянул он. – Я сначала подумал, что ты засланец мятежников. Потом засомневался. Слишком глупо себя ведешь, они бы до такого не опустились. Ну, а твой рассказ расставил все по своим местам. Все с тобою ясно, короче.

«Мятежники», – отметил про себя Василий. «Если этот Степа – культист, значит… Есть люди, которые борются против секты…»

– Слушай сюда, – продолжил Понторез. – По инструкции я обязал сдать тебя в полицию как грабителя. Украл, не украл – тебе по любому светит тюрьма, за то, что сюда забрался. Раньше надо было думать, чепушило.

Угодить в тюрьму Васек не особо боялся. У Косого в полиции был знакомый, некогда отмазавший Васю от проблем с похищенным во время прошлых приключений пистолетом. Замнет он и это дело. Беда в том, что из-за задержания в ментовке Вася не сможет помочь Кате. До вечера ведь он точно не выйдет оттуда. Попасть в полицию был не лучший вариант. Но есть ли у него другие?

– Тем не менее, – с нажимом произнес Степан. – Тем не менее, можно поступить и по-другому. Обстоятельства… – он сделал паузу. – В общем, такой человек, как ты, нам сейчас позарез нужен. Так что выбирай. Или я действую обычным порядком и отправляю тебя в полицию, или ты делаешь то, что я говорю, и будешь свободен от тюряги. Твое слово?

Степа его вербует? А что удивительного? Мало ли в эту секту попадало разных придурков, вроде приснопамятного Юрца! Как раз не удовлетворенные жизнью лохи и составляли основную массу культистов, которые Ваську встречались ранее. А раз он удачно изобразил из себя лузера, неудивительно, что Степа решил зачислить его в свои ряды. Вася наигранно изобразил восторг:

– Вы… хотите принять меня к себе? Правда, что ли? Еще спрашиваешь! Согласен, конечно, согласен!

Степа глумливо усмехнулся.

– Так легко соглашаешься? Ты хоть представляешь себе, кто мы и чем занимаемся?

Чем занимаются сектанты, Вася представлял. Но Степе сообщать о своих представлениях не собирался.

– Наверное, чем-то секретным. Но… как-никак мне не выбирать. Что угодно лучше, чем тюрьма.

– Стало быть, согласен. Что ж, ты сам так решил, – столь же сурово продолжил Понторез. – Так вот, слушай сюда. Первое, что ты должен запомнить – у нас ценят дисциплину. Веди себя прилично, не задавай лишних вопросов. Молчи, пока к тебе не обратятся. Уяснил? По глазам вижу, что уяснил. Ладно. Освободиться хочешь?

Вася часто-часто закивал головой. Эмоция были искренней – стянутые за спиной руки невыносимо болели.

Степа достал из кармана ключ, отомкнул наручники, снял с Васиных запястий. Предупредил:

– Учти, пистолеты нам тоже выдают. Будешь заниматься самоуправством, выстрелю на поражение. Живьем тебя захватывать нет нужды, раз уж ты не мятежник.

Самоуправством Вася заниматься не собирался. По крайней мере, сейчас, на глазах у Степы. Ему удалось получить пусть и относительную, но свободу с возможностью спокойно ходить по особняку. Теперь, когда он принят в систему, портить такое положение вещей было бы глупо. Нужно воспользоваться ситуацией и выманить Катю наружу, за пределы дома Генриха. Правда, как это сделать, не показываясь сходу девушке на глаза (ведь Катя, увидев его и узнав, сразу все испортит), Васек представлял слабо. Но парень верил, что непременно что-нибудь придумает.

– Униформу-то сними, – нарушил Понторез ход Васиных мыслей. – Не твоя, казенная. Снимай и клади, где взял. Шмотки, те, в которых пришел, куда дел?

– Да вот, в шкафчик спрятал, – Вася стал поочередно открывать ближайшие шкафчики, притворяясь, что забыл нужный. Раз Понторез хорошо знает Катю, ему покажется подозрительным, что вор-неудачник спрятал одежду именно в ее отделение. А так Степа, если и обратит внимание на имя хозяйки шкафчика, посчитает все простым совпадением.

С неимоверным наслаждением Васек скинул с себя опостылевший сарафан и переоделся обратно в свою родную одежонку. С разрешения Степана побежал к умывальнику и стал тщательно смывать с многострадального лица раскисший грим.

Минут через пять скучающий Степа окликнул его:

– Закончил?

– Почти, – Вася никак не мог оторваться от приятного процесса умывания.

– Никаких «почти». Быстро топай сюда. Сейчас пойдем на твое первое задание.

Вася приободрился. Кажется, все идет как надо.

– Да, кстати. Возвращаю, – Степа кинул Васе его кошелек. Парень без труда поймал. Почувствовал, что кошелек подозрительно легкий. Глянул – так и есть. Деньги, заботливо скопленные на подарок Кате, Понторез успел забрать себе.

-Какие-то проблемы? – Степа многозначительно глянул на парня, словно говоря ему: попробуй только, возрази!

– Да не, все нормально, – сглотнув, ответил Вася, мечтая о том, как изобьет Понтореза до смерти. Но пока что приходилось сдерживаться. Не те обстоятельства, к тому же, противник Степа опасный. Эх, были бы сейчас рядом Косой и Ромка, втроем бы отметелили засранца так, чтоб он потом три года под себя ходил!

– Вот и молодец. Кастет, кстати, можешь при себе оставить. А теперь пошли.


Против Васиного ожидания Степа повел его не в комнаты первого этажа особняка. Напротив комнаты для прислуги была невзрачная с виду дверь, расположенная прямо под лестницей. Охранник достал ключи, открыл дверь и жестом пригласил Васю идти. За дверью узенькая лестница вела в подвал. Происходящее переставало Ваську нравиться, но поделать пока что он ничего не мог.

Узкая лестница вскоре сменилась таким же узким коридором. Степа неторопливо шел позади, непринужденно подгоняя Васяна. Коридор напоминал техническое помещение Васиного ПТУ во всей его неприглядности: трубы на стенах, местами облупившаяся штукатурка, грязь по углам. С роскошной обстановкой особняка обстановка контрастировала очень сильно.

Свернул за очередной поворот, Вася внезапно остановился. Коридор закончился. Перед парнем была прочная железная дверь, грязная и обшарпанная.

– Все, пришли. Ну-ка, посторонись, – Степа отодвинул Васька вбок, положил руку на встроенный в дверь кодовый замок и набрал комбинацию. Внутри двери щелкнуло.

– Помоги открыть.

Вася схватился за массивную ручку, потянул на себя. Дверь со скрипом стала открываться. Прежде чем Вася успел сориентироваться, он почувствовал сильный толчок в спину и вмиг очутился по ту сторону входа, в незнакомом помещении.

– Эй! Ты чего, урод! – рефлекторно крикнул Василий. Он тут же обернулся, чтобы увидеть наглухо закрывающуюся перед его носом дверь.

– Ты охренел, что ли! А ну открой!

– Зачем открывать? – глумливо вопросил Степа с той стороны двери. – Я не обманул, привел тебя на твое первое задание. Оно же последнее.

– Что еще за задание, козлина! – Вася забыл о своей конспирации под лоха-неудачника. – Открой сейчас же, а то потом найду и отмудохаю!

– Не найдешь. Потому что кое-кто другой сейчас найдет тебя. Посмотри хоть, куда ты попал.

Вася посмотрел. Он был в большой комнате, примерно с аудиторию его ПТУ. Бетонные неоштукатуренные стены. Монолитный бетонный пол, лишь посреди комнаты решетка, как будто для стока воды. Потолок покрыт плафонами, светящимися тусклым светом. И единственное, что делало эту комнату не пустой – сооружение из досок в дальнем углу комнаты, напоминающее криво сколоченную конуру. Только сейчас Вася услышал жуткое рычание, раздающееся оттуда.

Парень похолодел. Он бессознательно присел на корточки, и неожиданно почувствовал, как рука коснулась чего-то гладкого. Глянул. То была кость, обглоданная дочиста. Вася отшатнулся, и тут же его глазам предстала другая кость. Раздробленный череп. Человеческий.

– Бля-я-я, – выдавил из себя Васян. Он только сейчас осознал, что людские кости, засохшие ошметки плоти и одежды валялись в комнате повсюду.

– Я не врал, когда говорил, что ты нам нужен позарез, – продолжал вещать из-за двери Степан. – Консервы эта тварь жрать уже не желает, того гляди зачахнет без еды. Ей свежую человечину подавай. А с этим сейчас напряженка. И так с погибшими лохами перебор… был тут один инцидент два месяца назад… впрочем, об этом тебе знать не обязательно. Скрывать такие случаи все сложнее и сложнее... В общем, очень удачно ты нам подвернулся. Что ж, спасибо, ты нам вправду помог. Не сопротивляйся, и он тебя долго мучать не станет!

Послышался шум удаляющихся шагов. Но внимание Васи было приковано к конуре. Рычание оттуда становилось все громче и громче. Вскоре вылезло и существо, издающее рык.

Васе тварь показалась кошмарным гибридом собаки с крокодилом. Грязно-зеленая чешуя покрывала животное с головы до ног. Плотное массивное тело было вытянуто в длину, как у рептилии, но поддерживали его мощные лапы, которые сделали бы честь любой немецкой овчарке. Пасть была похожа на песью, но чуть вытянута в длину, и три ряда острых крепких зубов хищно торчали наружу. Острые уши слегка покачивались, ловя любой шум поблизости. Сзади свисал хвост на манер собачьего, но длиннее, покрытый роговыми шипами и очень подвижный.

– Вот это я попа-а-л, – выдавил из себя Васян.

Существо увидело его и не спеша сделало шаг навстречу, зарычав еще громче.


Как в столь сложной ситуации поступить Ваську?

1) Притвориться мертвым.

2) Проявить дружелюбие, может, монстр нападать не станет.

3) Не медля, попытаться разломать ударами кастета решетку в полу. Вдруг она не такая прочная, как выглядит?

4) На дальней стене тоже какая-то решетка. Проверить, вдруг это вентиляционная шахта?


***


2) Проявить дружелюбие, может, монстр нападать не станет.


– Х-х-хороший п-песик... – промямлил Вася и почувствовал, что по левой штанине потекло что-то теплое.

Он обмочился. Нет, не получится. На самом деле, Вася был в полуобморочном состоянии, буквально рыдал и давился соплями. Кое-как пятясь дрожащими ногами в угол, он судорожно пытался придумать хоть что-нибудь. Но воспаленные мысли роились в куче и собирались только в отчаяние.

Монстр не спеша, но неумолимо, приближался. Глаза глядели прямо на жертву, на пол капала слюна. Песик облизывался, предвкушая удовольствие поиграться с добычей перед трапезой.

«Нет, бляя, почему со мной? Нахуя я сюда полез?!»

Не выдерживая зрелища приближающейся смерти, воспаленное сознание требовало сделать хоть что-нибудь. В умопомрачении Вася нащупал в кармане мобильник, вытащил его, включил, судорожно помахал святящимся экраном перед монстром и бросил в него.


Дальнейшее парень помнил как тумане. Вот зверь поймал летящий телефон зубами. Вот начал его грызть. И вот уже переворачивается на спину и бьется с оглушительным визгом, катаясь по полу и пытаясь лапой вытащить застрявшие в зубах остатки телефона, почему-то пару раз полыхнувшие огнем. Из пасти запузырилась зеленая пена. В голове у Васи уже мелькнула мысль, что сейчас возникнет призванный адской мобилкой демон, но постепенно приходило понимание, что телефон-то у него был нормальный! И правда, ничего не происходило, потустороннее существо не появлялось. Монстр, кое-как выплюнув пузырящиеся и шипящие остатки, еще немного побился в судорогах, потом блеванул на пол и неподвижно распластался в собственной рвоте.


Для находящегося в шоке Васе мгновения казались вечностью. Хоть монстр и валялся, не подавая признаков жизни, заставить себя подняться и выйти из угла не получалось. Да и что делать? Дверь все равно закрыта.

Проблема решилась сама собой – победа над монстром не осталась незамеченной. Наверняка где-то на потолке висела камера, она и показала обитателям особняка произошедшее. По ту сторону толстенной двери послышался топот и ругань. Дверь вскоре открыли и в комнату ворвались пятеро охранников. Все они были настолько перепуганы, что на Васю они поначалу даже не обратили внимания. Среди вбежавших был и Степан.

– Что, блядь, с ней?!

– Степа, хуйло ты ебаное, ты хоть представляешь, что с нами сделают теперь?! Эта тварь пока единственная такая выведена, за ее смерть нас замочат нахуй всех!!!

– Да чо я то сразу? Я знал что ли? Вообще, с какого хуя ты решил, что она умерла? Что он с ней сделать мог вообще?

– Да волын у него не было, вот она цела, дрыгается даже.

– Дебилы, вот смотрите: мобильник раскрошен, а в нем разодранный аккумулятор. В аккумуляторах же кислота какая-то, вот она разгрызла и траванулась!

– Да блядь что это такое нахуй бля? Почему залетный лох такое творит?

– Кстати о лохе, нам же свиде...

Смотревший на Васю охранник договорить не успел – тварь очнулась и резво вскочила на ноги, попутно хватанув его зубами за ногу и откинув в сторону. Через несколько мгновений она уже с воем пробежала к выходу прямо сквозь остальных людей, расшвыряв их как кегли. Те с ругательствами поднялись на ноги и, забыв как про Васю, так и про раненого, вопящего во все горло, товарища, побежали за сбежавшим монстром.

Вася, к этому моменту оклемавшийся, теперь чувствовал странное торжествующее спокойствие. Удача внезапно улыбнулась ему, значит, надо было действовать. Парень подошел к стонущему окровавленному охраннику, для порядка несколько раз ударил ногой по голове (больной ногой, но ему все равно больнее!) и снял с пояса неудачника пистолет. Потом пересек подвальный коридор и вышел на первый этаж.


Все оживление в доме как ветром сдуло. Почти везде мебель перевернута, окно в соседней комнате разбито, и оттуда были слышны вопли и выстрелы. Туда-сюда бегали испуганные служанки. Было видно, что охранникам резко стало на них наплевать.

Вася отловил нескольких девиц. Посредством отрезвляющих пощечин и вопросов: «Где Катя?» он с трудом, но смог найти ее. Катя забралась под диван в одной из комнат и вся дрожала. Но, несмотря на ужас, появление Васи ее удивило еще больше, чем внезапный переполох.

– Вася? А ты откуда тут? Что здесь происходит вообще? Я слышала выстрелы, рев и тут же началась паника! Вася, я боюсь!

– Нет времени объяснять, быстрей убираемся отсюда!

Но с побегом случилась проблема. Как только Вася с Катей вышли из особняка, они увидели, что ворота закрыты, и рядом с выходом стоят трое вооруженных охранников. Один из них орал на истерящую девицу, повторяя слова о том, что выход в связи с чрезвычайной ситуацией запрещен. Зато двое резво заметили Васю и взяли на прицел.

– Эй, а ты кто такой? А ну стоять!

Вася рефлекторно отпрянул вбок и дернул за собой Катю. Мимо просвистели две пули.


События все накалялись и накалялись. Один против троих, к тому же стрелять он умеет не так чтобы очень хорошо, всего лишь чуток с Косым потренировался. А во дворе еще и бестия бегает.


1. Понадеяться, что охранники пойдут в дом, при этом быстро вылезти через окно, обежать его сбоку и выйти через ворота.

2. Насколько позволяла нога, быстро пройти по дому и сеять панику среди уборщиц, чтобы они толпой ломанулись к воротам

3. Подняться на третий этаж и понаблюдать за обстановкой.

4. Выйти на задний двор и посмотреть, что там с бестией. Может, удастся перестрелять охранников и использовать монстра для своей выгоды.


***


2. Насколько позволяла нога, быстро пройти по дому и сеять панику среди уборщиц, чтобы они толпой ломанулись к воротам.


Ни на секунду не медля, Вася схватил Катю за руку и потащил обратно к парадной двери. В общем-то Катька спасла парня от гибели: охранники не стали стрелять, дабы не попасть в девушку (ведь убивать горничных секьюрити, понятное дело, не планировали). Повернись все иначе, наша история тут же завершилась бы – на открытом месте и с больной ногой увернуться от меткой пули у Васи не было шансов.

Рывком втащив Катю в прихожую, Васек крепко захлопнул дверь и перевел дух. Ну, и дальше что? Прятаться в доме, который охранники знают хорошо, а Вася не знает никак? Не вариант. Можно было попробовать заманить охранцов в комнаты, а самому, подсадив Катю, вылезти через окно и пробраться к воротам. Но не факт, что все трое секьюрити увяжутся за беглецами, оставив вход без охраны. Да и запертые ворота самому, может быть, и не удастся открыть.

Мысли эти промелькнули у Васи в голове буквально за мгновение. В следующее мгновение взгляду его предстала кучка перепуганных горничных, толпящихся у лестницы. Девушки, человек пять, робко смотрели на парня и на Катю. Видимо, несчастные работницы вышли в коридор, собираясь покинуть здание, но Васино вторжение лишний раз напугало их.

План родился мгновенно.

– Не ведись на то, что я сейчас кричать буду, это нарочно, – прошептал Васян Кате, и, глянув на девиц, заорал что есть мочи:

– Вы чо тут стоите! Быстро выбирайтесь отсюда! В доме пожар! Ну! Оглохли что ли? Пожар! Горим! Пожа-а-ар!!!

Рома Спиногрыз когда-то рассказывал Васе, что лучший способ вызвать неуправляемую панику – кричать, что в здании пожар. Даже не видя ни огня, ни дыма, человек бессознательно пугается и теряет самообладание. Так и произошло. Бедные девицы, и без того напуганные до смерти, от Васиных воплей пришли в совершенное исступление и с визгом ломанулись к парадной двери.

Охранники, преследовавшие беглецов, как раз в тот момент ворвались в вестибюль. Группка орущих девиц налетела на двух дюжих парней так стремительно, что едва не сбила с ног. Вася успел увидеть всю картину боковым зрением, пока бежал в следующую комнату.

«Так и знал, что один упырь останется у ворот», – подумал парень. Не выпуская руки Кати, он, как мог быстро, пробирался вглубь особняка и кричал:

– Пожар! Горим! Все на выход, живо!

Изо всех щелей комнат стремглав вылетали девахи. Повинуясь Васиным указаниям, они бежали к парадной двери, страшась воображаемого пожара.

Преследователи безнадежно отстали. Им было уже не до погони – рвущаяся наружу, обезумевшая от страха, непрерывно визжащая кучка девиц, очевидно, займет их надолго. Так что пока Вася был в относительной безопасности и в полном неведении, что делать дальше.


Они пробежали через столько комнат, что парень уже начал бояться: вдруг да обегут особняк кругом и вернутся обратно к входу, где поджидают охранцы. Но тут Катя резко остановилась, дернула Васька за руку и показала на очередную, ничем не примечательную, дверь:

– Стой. Хватит уже по дому мотаться. Вот выход на задний двор.

Девушка взялась за ручку двери, намереваясь открыть. Вася тут же вспомнил о том, что монстр, который чуть его не съел, гуляет на свободе. В горле у парня вскочил ком.

– Эй… эта… нельзя! Нельзя во двор! – Васян резко оттеснил подругу от двери.

– Почему это нельзя? – Катя, до того изрядно прифигевшая от непонятной паники, криков и выстрелов, теперь взяла себя в руки. – С чего ты решил, что нельзя?

– Там… этот… монстр… – боясь за подругу, Вася частично лишился дара речи.

– Монстр, значит? – Катя презрительно усмехнулась. – Там сторожевая собака. Ее ты, что ли, за монстра, принял? Ха! Не знала, что ты у нас так собак боишься! Ладно, не ссы. Если ты со мной, не тронет. Я ее давно подкармливаю, она меня любит. Умная такая тварь…

– Да не собака, – Вася понял, что Катя имеет в виду черного овчара, охранявшего двор. – Настоящий монстр! Бегает там, на свободе! Жуткий гад, похож на крокодила и на пса. Крокопес какой-то, блин. Я его случайно выпустил из подвала, потому и кипеш поднялся…

От колючего Катиного взгляда Васе стало не по себе. Девица подошла вплотную, повела носом:

– Хм, странно, перегара не чую. А то подумала, что опять бухать начал. Пахнет чем-то другим… ты что, обоссался, что ли, фу! А это что за запах … твою мать, это же моя косметика! Ах ты… – по ушам Васе стегнула длинная матерная фраза. ПТУ-шница Катя никогда в выражениях не стеснялась, а уж в моменты, когда требовалось закатить скандал, так тем более.

– Сволочь! Скотина! Опять за свои фокусы принялся! Ты вообще зачем сюда залез? Понятно, почему охрана по тебе стреляла! Ты же нарушитель! И мне теперь нельзя рядом с тобой показываться, тут же пулю словлю! Не удивлюсь, если ты и устроил всю эту панику!

– Да ты не понимаешь! Этот дом не нормальный!

-Это ты у меня ненормальный! Думала, что он остепенился, серьезным стал, а он опять за старое! Теперь из-за него с работы вылечу в два счета! Хороший ты подарок приготовил к нашему юбилею, нечего сказать!

– Катя! – Васян попытался угомонить подругу, взяв за руку.

– Отвали! – Девица отпихнула руку парня, и, не удовлетворившись содеянным, что было силы пнула ногой в коленку. Пинок пришелся как раз в ушибленное место. От сильной боли Вася на некоторое время утратил связь с реальностью. Когда в глазах прояснилось, парень обнаружил, что дверь распахнута, а Катя преспокойно стоит в глубине заднего двора.

– Ты че, охренела? Нельзя туда, говорю! – завопил пацан и опрометью ринулся во двор.


Больная нога горела огнем. Вася не удержал равновесие, упал. Поднявшись, перевел дух. Монстра поблизости не наблюдалось. Охранников тоже. Лишь откуда-то с другой стороны здания были слышны рычание и визг, будто двое свирепых животных дерутся друг с другом. Очевидно, зверюга сцепилась со сторожевым овчаром. Судя по раздающимся оттуда громким крикам и матам охранников, все они были там и пытались взять ситуацию в руки.

В любом случае беглецам пока что ничего не грозило. Парень осмотрелся. Перед носом глухая наружная стена. Слева длинный ряд аккуратно подстриженных кустов, идущих до встречной стены. Кусты были высотой в человеческий рост и так густы, что сквозь них невозможно было разглядеть что-либо. Справа стояло высокое дерево, по которому Вася недавно залез в особняк. Далее – угол здания, за которым, по Васиным расчетам, находились ворота. Катя стояла поодаль от угла, видимо, высматривая что-то у ворот.

– Ты только туда не суйся, а то тревогу поднимешь, – негромко сказал Васек подруге. Та не отреагировала. Вася думал. Единственный путь к спасению – выбраться наружу тем же способом, каким он забрался сюда, по дереву. Но в тот раз Вася был один, а сейчас с ним Катя, которая лазать по деревьям не умела. Пока он будет ее подсаживать, уйдет куча времени, и их наверняка кто-нибудь заметит.

«Эх, была не была! Раз другого способа нет, надо попытаться», – подумал Васян, и только хотел окликнуть подругу, как она вдруг замахала руками и громко крикнула в сторону ворот:

– Сте-е-па! Степочка! Понторе-ез! Иди-ка сюда, помоги нам!

Услышав имя своего врага, Вася встрепенулся. Не обращая внимания на боль в ноге, кинулся к кустам. Узкая дорожка вела вглубь зарослей; Вася лихорадочно протиснулся туда, упал на землю, надежно скрывшись от посторонних глаз за сплошной зеленью.

Катя обернулась, ожидая увидеть Васю. Досадно произнесла:

– Эй! Ты куда спрятался, дурак? Вылазь, не бойся! Степа мой друг. Я ему все объясню, и он стрелять не станет. Он тебя наружу выведет. Да вылазь ты, сыкло!

Но Вася спрятался отнюдь не из страха. Парень аккуратно раздвинул ветви, чтобы можно было увидеть Катю и подошедшего к ней охранника. Достал из кармана пистолет, проверил, заряжен ли. Уроки Косого не прошли даром. Стараясь вести себя как можно тише, взвел курок и тщательно прицелился в Степу Понтореза.

Раньше Васян вряд ли так скоро решился бы стрелять в человека, даже столь ненавистного, как Понторез. Но теперь, когда на другой чаше весов были судьбы Кати и его друзей, наш герой не сомневался в том, что хладнокровно нажмет на спусковой крючок. К тому же, хлещущий через край адреналин требовал свое.

Катя и Степан говорили громко, так что Вася хорошо слышал их из засады.

– Кать? Ты откуда взялась? Почему не в доме, со всеми?

– Степа, тут долгая история. Если короче, как только начался кипеш, откуда-то вылез мой парень и стал меня спасать…

– Погоди. Что значит «откуда-то вылез»? И что за твой парень? Чужак тут был только один. Ты хочешь сказать, что…

– Ну да. Это и был мой парень. Вася.

К несчастью, болтая с Понторезом, Катя встала как раз под прицел, загородив Степу от Васиных глаз, и отходить в сторону упорно не желала. Парень чертыхнулся. Он не так хорошо умел стрелять, чтобы идти на столь огромный риск. «Да отойди же ты подальше, дура» – бессильно пробормотал он.

– Вася, – не проговорил, а, скорее, прорычал Понторез. – Вася – твой парень?!

– Ну да, – тараторила Катя, не догадываясь, в какую яму сама себя сажает. – Он у меня глупенький, но вообще пацан хороший. Прячется где-то поблизости. Тебя испугался. Ничего, далеко он, наверное, не убежал…

Из-за угла со стороны ворот вышли трое охранцов. Одного Вася узнал – напарник Степы, с которым тот давеча у входа во двор разговаривал о Кате и о секте.

– Что там, Степыч? – спросил напарник. – Как чудище? Поймали?

– Вроде поймали уже, – ответил Понторез. – По крайней мере, шума оттуда не слышно.

– А что насчет девки? – охранник указал на Катю.

– Эй, попросила бы! – возмутилась та. Но ее никто не слушал.

– Мы что, до вечера с ней будем ждать, а, Степ? Может, не стоит? Видишь, кавардак какой! Хорошо еще, что Генрих приедет лишь во второй половине дня. Он нам бошки оторвет, если не успеем тут порядок навести. Вокруг ведь никого нет, кроме нас. Момент удобный.

– Верно, не стоит. Берем ее сейчас. Тем более, друг ее где-то поблизости.

– Везем куда обычно?

– Будто сам не знаешь? Харе каждый раз спрашивать!

– Ладно тебе, Степыч. Будто и уточнить нельзя. Ну что, ты позаботишься о шмаре?

– Слышь ты, закрой рот, обмудок конченый, – Катя метнулась к наглому охранцу, убравшись, наконец, с линии прицела. Вася возликовал. Но, раньше, чем он успел нажать на спуск, Степа дернулся, подскочил к девушке, схватил ее за плечи и ударил наотмашь. Миг – и Катя, потеряв сознание, обмякла на его руках. У Васи внутри все перевернулось.

– Так, ты хватай ее, а вы двое прикрывайте его, чтобы никто девку не заметил. Двигайтесь. Ну, быстро, быстро!

– А ты как? – спросил напарник.

– А я, – Понторез достал из кобуры пистолет. – Я поищу Васю.


Троица, несшая Катю, скрылась за углом. Вася закусил губу, прицелился в Понтореза и нажал на спуск.

Если б парень знал, что, кроме всего прочего, у охранников особняка были бронежилеты, он решился бы стрелять врагу не в грудь, а в голову. От выстрела Степа потерял равновесие и упал. Но прежде, чем Вася успел выдохнуть, Понторез вскочил на ноги и мгновенно выстрелил в его сторону два раза. Обе пули прошили кусты над головой, причем вторая прошла так близко, что едва не чиркнула по макушке.

– Ага! В кусты залез! Ну погоди, теперь не спрячешься!

До Васи лишь сейчас дошло, что он засел в тупике. Слева кусты, справа кусты, впереди внешняя стена. А в проход вот-вот ворвется Степа с оружием наперевес. Пусть Вася тоже вооружен, но он, в отличие от врага, не бронирован, да и больная нога мешает нормально передвигаться. Парень сжал ствол в руке, готовясь дорого продать свою жизнь.

– Какого? – вдруг раздался истошный Степин ор. – Твою налево… блин! А-а-а!

Вася, уже не таясь, привстал на цыпочки, высунув голову из кустов. Он увидел целиком и полностью охеревшего Степу, на которого стремглав неслась тварь. Крокопес, изрядно помятый и искусанный, бежал, хромая на одну лапу. Морда его была обильно забрызгана кровью. Похоже, поединок закончился не в пользу овчара.

Степа поспешно отскочил в сторону, и, потеряв равновесие, упал. Бестия кинулась на него. Понторез отчаянно завопил, поднял руку с пистолетом вверх и выстрелил в воздух.

Это его и спасло. Тварь отпрянула.

Степа, не медля, вскочил на ноги и выстрелил в землю, прямо перед мордой существа. Крокопес отпрыгнул еще дальше. Тщательно прицелившись, охранник выстрелил в третий раз. Тоже рядом с монстром.

«И что он его не застрелит?» – недоуменно подумал Васян. Но тут же вспомнил: подчиненным Генриха нужно было сохранить монстра живым. Теперь Степе приходилось выкручиваться, чтобы спасти свою жизнь, не стреляя в тварь на поражение. Будь кто-то другой на месте Понтореза, Вася бы ему посочувствовал.

Бестия убралась от Степы шагов на десять. Огнестрельного оружия она, похоже, всерьез боялась. Видя, что помощи ждать неоткуда, Степан выстрелил рядом с тварью еще раз, мгновенно повернулся и опрометью бросился к дереву. Цепляясь руками и ногами за ствол, белкой взлетел вверх и взобрался на нижнюю ветку.

Как раз в это время из-за дальнего угла выбежала группа ловцов. Несколько человек тащило на руках огромную, свернутую в рулон, сеть. Другие держали в руках длинные пневматические ружья.

Монстр, увидев прибывшую кучу людей, рванул по направлению к воротам.

– Бля-а! Да вы там охренели, что ли?! – орал Степа с высоты. – Как он у вас вырвался?

– Как, как? Прогрыз сетку и вырвался. Говорили же, что сеть надо менять! Она с одного края совсем истерлась.

– Вот же не вовремя, блин!


Вася в то же время тихонько, вдоль стены, пробирался за угол, туда, куда охранцы утащили Катю. Нашему герою повезло – ловцы не смотрели на него, толпясь вокруг дерева, а Степа, который сверху легко мог бы его заметить, в тот момент засел с другой стороны ствола. Проскользнув за угол, Вася перевел дух. Катю могли унести куда угодно. Получится ли найти ее сейчас?

Но, к неописуемой Васиной радости, взгляду его предстала спина охранника, несшего перед собой Катьку. Спина в тот же момент исчезла за серой неприметной дверью, что была сбоку от входа. Рядом с дверью росло декоративное карликовое деревцо, которое надежно прикрывало ее и делало незаметной со стороны ворот.

Васян, не теряя времени даром, метнулся к двери. К счастью, секьюрити не стал ее запирать. Чуть приоткрыв, Вася глянул внутрь, подождал, пока охранник с Катей уберется за угол, и лишь потом тихо вошел. Тщательно закрыл за собой дверь и аккуратно стал спускаться по ступенькам вниз, стараясь не обращать внимания на усиливающуюся боль в колене.

За поворотом слышалась возня. Васян притаился за углом и, стараясь особенно не высовываться, выглянул.

Комната, тускло освещенная единственным плафоном на потолке. На противоположной стене полки с инструментами. Дальше – стальные подъемные ворота во всю поперечную стену. Посередине – массивный джип-внедорожник. Очевидно, это подземный гараж.

Один охранник стоял возле ворот и открывал их, держа руку на рычаге управления, видневшегося у стены. Второй запихивал на заднее сиденье Катю, готовясь сесть в машину сам. Третьего не было видно, но он, без сомнений, сидел за рулем.

Соображай Вася на тот момент лучше, он додумался бы выстрелить по колесам, чтобы не дать джипу уехать. Но первое, о чем думал тогда парень — о том, что нужно нейтрализовать охранника, открывавшего ворота. Пока пацан старательно пытался прицелиться тому в голову, джип резко тронулся и рванул с места, чиркнув багажником по воротам, которые едва успели открыться. Охранец тут же отпустил кнопку и отошел в сторону.

За воротами (пока они закрывались) Вася разглядел подземный тоннель. Может, это выезд наружу, а может, и нет. Ясно было одно: негодяи увезли Катю куда-то за пределы особняка. А вот куда, неизвестно.

Все пошло кувырком. Он забрался в дом, собираясь вытащить девушку оттуда, но потерпел неудачу. Катя в лапах злодеев, ее увезли неведомо куда. А сам Вася остался в здании, в логове врага. Причем охранники уже наверняка узнали о нем, и, без сомнений, скоро начнут искать.

Но сдаваться Васян не собирался. В гараже стоит охранник, но он всего один, и пока не знает о его присутствии. Может повезти. Вдобавок, слева парень обнаружил доселе не замеченную дверь, которая была не только не заперта, но даже приоткрыта.

Что было за этой дверью, неизвестно. Но рискнуть имело смысл.


1. Выстрелом разбить плафон на потолке и в полной темноте, на ощупь проскользнуть к двери.

2. Метким хэдшотом убить охранника, открыть ворота и попытаться выбраться из особняка по тоннелю. Правда, идти, судя по всему, придется долго, да и не факт, что наружные ворота в конце тоннеля (а ведь они должны быть!) самому получится открыть.

3. Прострелить охраннику ногу, затем попытаться силой выяснить у раненого, куда увезли Катю.

4. Выбраться из гаража обратно наружу тем же путем, что пришел, и попытаться скрыться от охраны.


***


1. Выстрелом разбить плафон на потолке и в полной темноте, на ощупь проскользнуть к двери.


Выбор был небольшой. Ясно, что путь назад отрезан. Там либо все еще неистовствует бешеный крокопес, либо его уже усмирили, и Понторез со своей командой уже ищут Васю. Первой мыслью было пристрелить негодяя в гараже и всего делов. Однако внезапно Вася услышал чей-то голос.

– Эй, ты что, охренел совсем?!! Ну-ка стопЭ!

Вася чуть не подпрыгнул, рефлекторно оглянулся по сторонам. Никого не было.

«Что это еще за глюки, блин...» – подумал он про себя, и в ту же секунду «услышал» ответ. В его голове раздался женский, немного похожий на Катин, голос и крикнул прямо в... мозг?

– Я тебе дам глюк! Ты на хрена человека убивать собрался? Залез в чужой особняк и уже Рэмбой себя почувствовал? Забыл, что за убийство, например, сесть можно?

– Какого хрена?! Ты вообще кто и что в моей голове делаешь? Демон какой-нибудь поди очередной? – подумал Вася, едва удержав себя от говора вслух.

– Демон, ага. Я совесть твоя, идиотина.

– Кто? Совесть?! Охуительная история. И где же ты пропадала тогда все эти годы, почему вдруг проснулась именно щас?

– Так потому, что ты хулиган и раздолбай по жизни. Для тебя, а значит и для меня, мелкое хулиганство – это норма. Но вот щас ты умудрился чуть не сделать еще большую хрень, дуболом ты. В твоей голове так пустооо... слышишь, аж эхо звенит!

– Слушай... совесть, а че ты дерзкая такая?

– А ты ожидал в голове гопника-неудачника услышать ангельские песнопения?

– Песно.. что?

– Забей. Короче ты понял. Ты не в игре сейчас находишься, а в реальном мире, и людей тут убивать НЕЛЬЗЯ. По-крайней мере без крайней необходимости.

– А щас не крайняя необходимость?

– Нет, валенок ты тупоголовый, у тебя есть сотня вариантов, как обойтись без этого.

– Например?

– Например, выключить Рэмбу и включить свой котел. Думай сам, мне и без этого проблем хватает. Я офф.

– Нормально, чо. – подумал ошарашенный Василий. Только он попытался начать все это воспринимать, как «совесть» добавила:

– Не тормози, мудила! У тебя вроде времени мало, не? БЫСТРЕЕ ДЕЛАЙ ЧТО-НИБУДЬ!

– Да понял, замолчи! – раздраженно «сказал» Вася, скрипнув зубами. Как бы она его не бесила, в одном эта «совесть» была чертовски права – убивать живого, настоящего, человека было худшей идеей, за последнее время пришедшей в голову. Так что единственным вариантом было включить не Рэмбу, а Джеймса Бонда, и замутить стелс. Поэтому парень решил разбить лампочку, чтобы прокрасться в темноте к той загадочной двери, в надежде, что за ней будет ключ к его спасению (а заодно, может, и Катиному). Так что задача ясна. Вперед!


Но, к сожалению, стелс не задался. В порыве воспоминаний о шпионских фильмах и всяческих уловках Вася забыл, что глушителя на пистолете нет. И выстрелив, он хоть и попал в цель, но звук могли запросто услышать те, кто искал его на улице. Благо, что хотя бы дверь Васек за собой закрыл, иначе в гараж точно кто-нибудь бы прибежал. Тем не менее, в комнатушке резко воцарилась тьма тьмущая, а охранник тут же рефлекторно сделал перекат. Правда, будучи уже в темноте, он не смог этот трюк правильно выполнить, и Вася тут же услышал звук упавшего на пол тела. Наш незадачливый шпион начал тихо, но поспешно, передвигаться, стараясь шагать в такт с шорохами, издаваемыми ползущим охранником.

«А парень не дурак», – подумал Вася. «Не кричит, не стреляет в темноте. Да и на пол он, наверное, лег специально, чтобы в него попасть не смогли... Судя по звукам, он ползет в сторону... Черт! Как раз в эту комнату! И он там будет раньше, чем я!»

Тихо стиснув зубы от очередного невезения, Вася все же продолжил двигаться к двери. Когда, судя по шорохам, охранник уже скрылся за ней, ПТУ-шник прибавил темпа. И вот, нащупав дверной косяк, затаился за стеной возле дверного проема. Васян прислушался: изнутри доносились шорохи, звон железа, скрип дерева. Спустя еще несколько секунд из комнатушки вырвался яркий луч света — видимо охранник достал фонарь, готовясь найти и обезвредить нарушителя.

Вася отчетливо слышал приближающиеся шаги. Не успев абсолютно ничего придумать, в последний момент он просто-напросто подставил подножку. Охранник умудрился ее не заметить, так как глядел преимущественно вдаль. Не успев ничего сообразить, преследователь снова шлепнулся на пол, а Вася, не тратя время, добавил ему по голове ручкой от пистолета, отправив в нокаут. После этого, взяв из рук обездвиженного охранца фонарь, парень, наконец, вошел в таинственную комнату...

...Которая оказалась простой и бесполезной каморкой охраны...

...но только на первый взгляд.


При свете фонарика Вася разглядел в комнате небольшой железный шкафчик, закрытый на замок. Не раздумывая, он нащупал на поясе «мирно отдыхающего» охранника связку ключей. Взяв фонарик в зубы, он резво перебрал половину ключей, пока не нашел нужный. Шкафчик распахнулся. Внутри было ОРУЖИЕ. Несколько пистолетов, три автомата, и ящичек, в который аккуратно были уложены заряженные магазины. Такое количество оружия едва не пробудило вновь в Васе лихого Рэмбу, и он уже начал представлять, как с двумя автоматами наперевес разносит всех врагов в пух и прах, и целуется с Катей на фоне взрывов. Однако тут он вспомнил внезапные наставления «совести» и ограничился лишь парой магазинов для пистолета. Когда Васька закрывал шкаф обратно на замок, он услышал, как за ним что-то знакомо звякнуло. Этот звон он ни с чем спутать не мог. Догадка подтвердилась — Вася нащупал и вытащил из-за шкафа пузырь водки. Сначала Вася хотел хлебнуть сам, но вспомнил, что все еще надеется разыграть стелс. Поэтому он повесил ключи обратно на пояс «мирно спящего» охранника, а затем, приподняв его голову и пальцами раздвинув рот, вылил в утробу бедолаги содержимое пузырька.

«Теперь спи еще крепче», – подумал он про себя.

Там же Васян приметил висящую перед входом аптечку первой помощи, после чего сразу вспомнил о своем больном колене.

Напоследок наш «суперагент» решил проверить ящики в столе. В первом ящике лежали документы по учету инвентаря, во втором – сканворды, в третьем – журнал MAXIM, выпуск за март 2009 года. Негусто. Но Вася точно знал, что негодяи что-то затевают и явно что-то утаивают от лишних глаз. Включив обратно Джеймса Бонда, пацан вспомнил, как он в детстве прятал от мамы и бати журнал с голыми женщинами. Так и есть – он вытащил целиком нижний ящик, и прямо под ним увидел красную папочку. Возликовав, Вася бегло осмотрел ее содержимое. Под обложкой на титульной странице было напечатано:


КОД: 443556

ОПЕРАЦИЯ: ГРЕХОВОРОТ


Однако Васин стелс доживал последние секунды: вдруг раздался звук медленно открывающейся металлической двери наверху. Реакции парня мог позавидовать сам Джеймс Бонд – резкий прилив адреналина напрочь перебил боль в ноге, Василий пулей вылетел из комнаты и дернул рычаг открывания ворот. Затем, пока те медленно отворялись, Василий метнулся обратно в комнатушку, схватил папку и висящую около двери аптечку, подбежал к воротам, швырнул предметы в успевшую открыться щель, рванул рычаг в обратное положение, и, разбежавшись, выполнил поистине супершпионский трюк с проскальзыванием под закрывающейся дверью. Слава богу, дверь была хорошо смазана, и почти не шумела.


Как только Вася оказался по ту сторону ворот, он замер на месте, стараясь не издавать ни единого шороха. Затем прислушался. С той стороны, в комнате, послышался топот нескольких человек.

– Какого х*я тут темно?!

– Лампа накрылась походу, я говорил, что надо нормальное освещение провести!

– Ленька, ты здесь? Степа, у тебя фонарик есть?

– Есть, так... *щелк* ЛЕНЯ! *быстрые шаги* Ты жив? *шлепки по щекам* Ау, подъем! Что здесь случилось?

– *нечленораздельное мычание*

– Бляя, ты что, нажрался что ли? На рабочем месте?! Да ты в край охуел, гнида!

– Выходит он просто нажрался и упал?

– Выходит так, вон какая шишка на лбу здоровая. Через час оклемается, и я его допрошу как следует.

– А девка где?

– Девку сейчас везут в пункт Б. Я только что выходил с ними на связь. Так что все по плану. Этого кретина только не смогли поймать. Наверное, обратно через забор сиганул. Ничего, баба его у нас, а остальное нас не волнует. Полезет снова – я ему лично из черепа дуршлаг сделаю.

– Ну и хорошо. А сейчас что?

– Что «что»? Наводите порядок, епта! Весь периметр прочешите на всякий случай, крокопса обратно в конуру посадите, только уберите оттуда этот сраный телефон, который он разгрыз. А дальше как обычно.

– Ясно, сделаем. *звук удаляющихся шагов*

– Скоро план будет выполнен. Очень скоро. Аргуно Вигадос! *звук последних удаляющихся шагов*

*тишина*


Наконец Вася позволил себе выдохнуть. После чего тут же схватился за втройне болючее колено, сжал зубы, чтобы не шуметь. Тут-то и пригодилась аптечка. Ушибленное и немного разодранное колено он окропил зеленкой, и затянул бинтом. Когда жжение от дезинфицирования прошло и боль угасла до минимума, можно было более-менее свободно ходить.

Вася возрадовался, вспоминая только что удачно провернутый стелс: «Бондом себя чувствовать даже круче, чем Рэмбо!» Однако назад пути уже не было — рычаг был только с той стороны ворот. Осветив фонарем убранство тоннеля, он обнаружил лишь бесконечную вереницу паутины в углах и на потолке. Сама дорога была очень ровной и шла строго прямо, по крайней мере, та ее часть, которую удалось осветить фонарем. Делать было нечего, Василий Бонд поплелся в унылый путь, вперед по темному пустому прямому тоннелю, в компании пауков и всяких разных жучков.

Спустя минут сорок Вася уперся носом в Т-образную развилку. Четких автомобильных следов не было ни на одном пути, ни на другом. Пришлось обратиться за помощью к красной папке. Быстро ее пролистав, на обороте последней страницы парень нашел то, что искал. Карту. На ней было указано два близлежащих района и был отмечен подземный проезд, в котором сейчас Вася и находился. Однако тут нашего Бонда ждала подстава: судя по карте, путь налево вел в зеленую зону, где около местной речки-говнотечки находилась красная отметка «Б1», а путь направо вел в сторону... нет, он вел точно ТУДА! Это место Вася забыть не мог. Та самая стройка, где происходили его прошлые приключения. «Неужели эти здания соединены?» – офигел он. И стройка была отмечена, как «Б2».

«Ну, зашибись. И откуда мне знать, какое «Б» этот мудень имел ввиду?» – озадачился наш скороспелый шпион. Однако и то было не все. Там же, на карте, Васян увидел пометку в виде крестика. И располагалась эта пометка чуть левее развилки, рядом с которой он стоял. Пройдя метров тридцать, луч Васиного фонаря уловил открытый дверной проем, без двери. Осторожно подойдя к нему, Вася сильно огорчился, обнаружив там лестницу, ведущую, конечно же, не на поверхность, а только вниз.

«Ну е-мое. Куда идти-то? В любом случае надо сваливать, а то скоро фонарик сдохнет, да и жрать уже хочется. Эй, Совесть, может, ты мне подскажешь?.. А?.. Ну и помалкивай дальше».


1. Пойти налево, в сторону отметки «Б1» (лес).

2. Пойти направо, в сторону отметки «Б2» (знакомая стройка).

3. Пойти вниз по лестнице.

4. Забить на растущий голод и сдыхающий фонарик и немедленно заняться изучением красной папки.


***


3. Пойти вниз по лестнице.


Трудно сказать, что побудило Васю спуститься в проход. Отчасти логика, подсказывавшая, что отмеченное крестиком место уж точно важно для культистов; отчасти шестое чувство, исподволь шептавшее о том, что внизу он может найти нечто для себя полезное.

Так или иначе, парень решился. На всякий случай надел на левую руку кастет, зажал под мышкой папку и фонарь, правой рукой крепко сжал пистолет и уверенно шагнул вниз. Спускаться пришлось не очень долго. Лестница, повернув за угол, тут же уперлась в железную дверь. Сквозь щели изнутри пробивался свет. Вася машинально взялся за ручку, потянул. Не запертая, дверь послушно отворилась.

Вася ожидал чего угодно, но только не того, что предстало перед ним.

Помещение, размером со средний спортзал, напоминало заводской цех. Незнакомой конструкции станки всех возможных размеров, громоздкие и компактные, ровными рядами были расставлены вдоль стен. Конвейерная лента мерно стелилась от одной стены к другой, транспортируя механические предметы. Стационарный агрегат мерно выплевывал порции деталей, то на конвейер, то в массивную емкость поблизости. Со всех сторон слышен был мерный непрекращающийся гул. Хорошая звукоизоляция комнаты помешала Васе услышать этой гул еще перед тем, как он открыл дверь.

При всем при этом в цеху работали. Но не люди.

И даже не роботы (как можно было бы предположить). Механические руки. Много механических рук, каждая из которых была похожа на человеческую, но раз в пять длиннее. Какие-то из них были намертво приварены к стене, какие-то – крепились на длинном узком желобе, позволявшем двигаться вдоль стенки на большое расстояние. Все эти руки, как живые, беспрерывно двигались, хватали металлические предметы, перемещали их, соединяли, разъединяли, клепали. С такой плавностью и грацией, будто они служили конечностями человеку, а не являлись мертвыми железками.

Секунд пять изумленный Вася безучастно наблюдал за работой удивительных железных рук. Ближайшая к нему рука колдовала над каким-то прибором, лежащим на небольшом возвышении поодаль. Закончив работу, железная длань отъехала в сторону. Вася глянул на прибор и… застыл как громом пораженный.

Эту вещь невозможно было перепутать ни с чем. Невозможно было забыть. Непритязательного вида мобилка, похожая на китайскую подделку под айфон. Мобилка, обеспечивающая ее владельцу небывалые умения и способности. Вещь, которая два месяца назад начались Васины приключения. ГОП37!

Мысли прыгали в Васиной голове со скоростью молнии.

«Фига се! Значит, я попал на фабрику, на которой делают эти самые ГОП-ы! Ну дела! Так чего же я жду! Нужно стянуть один ГОП, и валить отсюда. Со скиллами, которые эта штука может дать, я смогу не бояться охраны Генриха и Катьку спокойно спасти!»

Но чем дальше, тем больше здравых мыслей охлаждало Васин пыл. Да, ГОП37 дает владельцу нефиговые возможности. Но сила, которую направляет в тебя дьявольская мобилка, не берется из ниоткуда. На самом деле это сила демона из потустороннего мира. Рано или поздно демон потребует плату, и тогда человек пропал.

Вытащить Катю из лап злодеев необходимо. Но не такой ценой. Достаточно было вспомнить Имбецифера (да и подозрительно доброго Рандомалиуса тоже), чтобы понять – с демонами лучше дела не иметь. От слова «совсем».

Крепясь, Вася переборол искушение и отвернулся от притягательной мобилки. Вздохнул:

«И все-таки хотелось бы мне какое-нибудь такое устройство! Почему эти уроды вовсю ими пользуются, а другим нельзя?»

Внезапно Васян ощутил, как что-то коснулось его сзади. Мгновенно развернувшись, он увидел одну из механических рук, которая намеревалась дотронуться до него пальцем. Вася сжал кулак левой руки (с левой он бил не хуже, чем с правой), готовясь стукнуть по железяке кулаком с кастетом.

Но рука, похоже, не желала нападать. Чуть подавшись назад, она выставила вертикально ладонь, будто призывая к спокойствию. Затем механическая конечность сжалась и разжалась несколько раз, словно маня Васю куда-то.

Видя, что металлическая длань не агрессивна, Вася успокоился. Рука сделала еще несколько манящих движений и взмахом ладони указала парню на противоположную стену.

Вася готов был дать голову на отсечение, что пять минут назад в той стене не было никакого прохода. Сейчас он появился как из ниоткуда.

Рука повторила жест, чуть подвинувшись в сторону прохода.

Поначалу Васе очень не хотелось идти неизвестно куда. Как-никак, железная рука доверия не особо внушала. Но, чуть подумав, он решился. В конце концов, если б хотели напасть, то давно уж напали бы. А, раз ему не собираются причинять зла, возможно, в следующей комнате его ждет если не друг, то хотя бы не враг.

Не торопясь, Вася потопал туда, куда указала рука.


Тишина и покой – вот что поразило Васька больше всего в тот момент, когда он переступил порог соседней комнаты. Хотя незнакомых агрегатов здесь было не меньше, чем в комнате-цехе, шума они не производили. Все – и пол, и стены, и громоздкие механизмы вокруг – сверкало чистотой и ухоженностью. В воздухе витал приятный аромат и дул прохладный ветерок – несомненно, комната кондиционировалась.

Вася невольно расслабился. Захотелось просто присесть и отдохнуть от пережитого. Посреди комнаты как раз стояло кресло. Парень, не противясь искушению, плюхнулся в него. Закрыл глаза. После всего, что пришлось перенести в это сумасшедшее утро, просто хотелось вырубиться. Вася, без сомнений, заснул бы, но мешали вновь разболевшееся колено и усилившееся за последние полчаса чувство голода.

Впрочем, поспать бы ему все равно не дали.

– Ну, здравствуй, Вася, – раздался вдруг со всех сторон громкий спокойный голос.

Вася вскочил с кресла как ужаленный. Бросил взгляд по сторонам. Только сейчас он заметил динамики, расположенные по всему периметру помещения. Получается, кто-то говорит с ним в микрофон, потому голос и раздается отовсюду. Но Васе не хотелось быть под наблюдением, как подопытному животному.

– Эй, – крикнул пацан. – Ты… не знаю, кто ты там! Ну-ка покажись.

– Я здесь, – столь же спокойно произнес голос со всех сторон. – Здесь, в этой комнате.

– Где? – Вася огляделся. Кроме него, людей в помещении не было.

– Справа от тебя, – продолжил голос. – Присмотрись. Мой вид поначалу может тебя шокировать. Но я когда-то был настоящим человеком, таким же, как ты.

При первых словах таинственного незнакомца Васян глянул направо, в место, где стояло огромное сооружение, напоминающее металлический шкаф. Поначалу он ничего особенного не заметил. Но через секунду, сфокусировав взгляд на средней «полке» шкафа, пацан увидел существо, которое обращалось к нему.

Увидел и оторопел.

На «полке», прикрепленная к пластиковому постаменту, окруженная пучками проводов, покоилась ГОЛОВА.

Живая человеческая голова. Она шевелила губами в такт словам, произнесенным в микрофон. Не оставалось сомнений, что голос принадлежал именно ей. Вася и в самом деле был шокирован. За последнее время он многое повидал – волшебство, демонов, монстра – но живая голова, свободно говорящая с ним, все равно навевала оторопь.

– Можешь подойти поближе, если хочешь, – сказала голова, так же спокойно, как и прежде.

Вася машинально подошел, всмотрелся. Голова когда-то принадлежала пожилому человеку, о чем говорили морщины на лице и седые кустистые брови. Ни волос, ни усов, ни бороды не было – лицо и темя были выбриты так чисто, что не было заметно ни единой волосинки. Вася уловил слабый запах душистого мыла – видно было, что за головой ведется ежедневный уход. Высокий лоб позволял предполагать о том, что личность, которую заключала в себе голова, обладала недюжинным умом. Взгляд внимательных глаз был ласков, но в то же время грустен.

– Вижу, ты удивлен, – голова кивнула Васе, все это время смотревшему в ее сторону с разинутым ртом. – Но, повторюсь, когда-то я был человеком. У меня было тело, было имя и фамилия. Но однажды я совершил ошибку, доверившись не тем людям. С тех пор у меня больше нет тела, и я навечно поселен здесь. Потому мое имя и фамилия больше ничего не значат. Но надо, чтобы ты как-то меня называл, потому зови меня Инженер.

– Инженер… – сглотнув, произнес Вася. – Стало быть, ты… управляешь руками и всеми… машинами?

– Именно так… – голос Инженера исполнился грусти. – Я управляю всем цехом, всеми этими механизмами. Хозяин всего подвала, но на деле лишь жалкий раб Пафнутия.

– Пафнутия… – зачем-то повторил Вася старинное, давно никем не употребляемое, имя.

– Да, Пафнутия, – кивнул Инженер. Ты его знаешь под именем Генрих Толстосум. Известен во всем мире как богатый и влиятельный человек, но, Вася, знал бы ты, КЕМ он является на самом деле! Впрочем, тебе обо всем знать не обязательно. Впредь буду называть этого человека Генрихом, чтобы тебе было привычно.

Голова вздохнула и продолжила:

– Ох, Вася, это страшный человек. Тебе несказанно повезло, что ты влез в особняк в его отсутствие. Но его головорезы тоже не подарок. Ты наверняка уже понял, что они не простые охранники. Пафн… Генрих набрал себе личную гвардию из наиболее способных приверженцев культа. Одной Пасти Молоха этому перестраховщику недостаточно.

Вася сейчас в общем-то не думал о Генрихе. Ему не давало покоя другое.

– Послушай, а откуда ты меня знаешь? Ты что, следишь за тем, что происходит в том гребаном доме?

– Да, Вася. Слежу, хотя очень сильно рискую. Исподтишка, незаметно от Генриха, я собрал компактное шпионящее устройство и украдкой запустил в особняк. Благодаря этому устройству я могу видеть и слышать все, что происходит в здании и рядом с ним. Так я наблюдал за тобой и твоими тщетными попытками спасти Катю. Ты смелый парень, хотя и безрассудный…

– Так это… может ты подслушал, куда увезли Катьку?

– К сожалению, нет. Головорезы секретничают даже между собой, и вызнать какую-то важную информацию очень трудно. Эх, знал бы ты, как я страдаю от бессилия! Я могу управлять чем угодно, но лишь в пределах своего подвала. Мой шпион — единственное исключение. Если не считать его, Генрих обо всем позаботился. У меня тут даже интернета нет…

Неожиданно у Васи громко заурчало в животе.

– Ох, прости, прости, – суетливо пробормотал Инженер. – Я и забыл о том, что ты после сегодняшних перипетий мог проголодаться. Садись в кресло, устраивайся поудобнее, сейчас будет обед.

Часть «шкафа» отодвинулась, и оттуда высунулось несколько механических рук, таких же, как в комнате-цехе. Две из них вытащили из недр «шкафа» небольшой железный ящик без крышки, до отказа заполненный банками, по форме напоминающими пивные. Руки поднесли ящик к Васе и аккуратно поставили ему на колени. Еще одна рука притащила цилиндрическую емкость, наполненную чистой водой.

– Угощайся. Как я любил говорить, когда еще был нормальным человеком: чем богаты, тем и рады.

Вася с готовностью хапнул из ящика банку, открыл. Как ни хотелось есть, он все же с сомнением посмотрел на вязкое серовато-коричневое пюре внутри.

– Не бойся, – ободрил Инженер. – Это универсальная питательная субстанция. Кроме нее, у меня ничего нет – меня кормят только этим. Не вся пища тебе подходит, когда у тебя электронный желудок. Поначалу я тоже кривился, но потом привык. Эта штука даже вкусная. Как детское питание. Ты попробуй.

Вася попробовал. Пюре и вправду было съедобно. Изголодавшийся Васян вошел во вкус, опустошив за один присест банок двенадцать. Затем он враз ополовинил емкость с водой и удовлетворенно откинулся на спинку кресла, не забыв пару раз сыто рыгнуть.

– Я же говорил, тебе понравится, – Инженер был само участие. – Пока ты можешь отдохнуть, а я позабочусь о твоем колене. Заложи ногу за ногу и не двигайся.

Вася подчинился. Механическая длань выудила из какого-то схрона небольшую коробочку, утыканную мигающими датчиками и надела ее на поврежденное Васино колено. Вначале Вася не почувствовал ничего. Потом в голове у него загудело, сознание на какое-то время отключилось. Когда восстановилась связь с реальностью, пришло понимание – колено не болит! Чувствовалось лишь небольшое покалывание от воздействия таинственного прибора. Покалывание ничуть не мешало, даже было слегка приятно.

– Пройдет минут десять, и нога будет как новая, – голова чуть усмехнулась. – Одно из моих изобретений – прибор-домашний врач.

Когда зашла речь об изобретениях, Вася вспомнил про дьявольскую мобилку.

– Так что, ГОП37 придумал тоже ты?

– Не совсем так. Изобрел его я, это верно. Массово штампую их сейчас тоже я. А вот идея этого сатанинского прибора принадлежала Внутреннему Кругу. С его помощью секта завлекает к себе новых людей, и успешно делает это по сей день. Если бы я знал, что мое очередное изобретение приведет к таким бедам, то загодя пустил бы себе пулю в лоб.

Вася слушал. Все, что касалось ГОП37, было ему интересно.

– Если б ты стащил прибор тогда, когда только вошел в комнату-цех, то все равно не смог бы им воспользоваться. Тот ГОП37 был только-только сделан, и еще не прошит. Что немаловажно, прошить аппарат, чтобы он смог взаимодействовать с потусторонним миром и настроить его на какого-либо конкретного демона могу лишь я. Это уникальный дар, который я не в состоянии осмыслить, и не в состоянии кого-либо ему обучить. Именно поэтому Генрих держит меня здесь. Если бы прибор мог бы подготовить к работе кто-либо другой, негодяй давно бы от меня избавился. А так он может козырять перед остальными двумя членами Внутреннего Круга тем, что держит в плену изобретателя, на котором зиждется благополучие секты…

– Ээээ... значит, ты прошиваешь эти ГОП-ы. То есть, когда он спрашивал меня, как поступать, предлагал мне… эти... варианты действий...

– Ты правильно понял. Прошивая прибор, я снабжаю его искусственным интеллектом, слабым, но довольно способным. Этот ИИ я пишу с себя. Невольно наделяю его чертами своего характера. Весьма условно можно сказать, что тогда ты общался со мной.

Под мерный голос Инженера Вася снова начал дремать. Но тут он вспомнил о Кате. Блин! Пока он тут прохлаждается, девушку держат в плену приспешники Генриха, и, возможно пытают! Нужно не рассиживаться здесь, а быстрее соображать, куда могли отвести Катюху, и спешить ей на выручку!

– Слушай, эээ, Инженер! Может, ты все-таки сможешь подсказать, где держат Катьку. Вот, я сумел стащить у них план, там два места обозначены: B1 и B2. В какое из них? Я думал-думал, пока что не додумался.

По мысленной команде Инженера рука взяла у Васи красную папку, поднесла вплотную к голове и принялась пролистывать. Изобретатель всмотрелся, хмыкнул.

– М-да… Насколько я понимаю, оба места используются сектантами как штабы. Куда именно девушку увезли, я, к сожалению, уверенно сказать не могу.

Вася приуныл.

– Но я могу помочь, – продолжил Инженер. – Дать тебе одно из своих изобретений, чтобы ты смог освободить Катю и остаться жив.

Это уже было интересно.

– Одно из изобретений? Но ведь с ГОП37 будет демон, который…

– Я изобрел и сконструировал другие приборы, помимо ГОП37. Втихую от Генриха, конечно. И меньше приборов, чем хотелось бы – сейчас я могу предложить тебе лишь три изобретения. Но взамен ты должен пообещать мне кое-что.

«Ну вот», – подумал Вася. «Начинается».

– Что, – вяло вслух произнес он.

– После того, как спасешь Катю, ты вернешься ко мне и сделаешь то, что я скажу. Нужно любой ценой остановить распространение ГОП37 по миру. И ты поможешь мне совершить то, что я совершить не в силах.

Конечно, Васе больше всего хотелось вытащить Катю из лап злодеев и навсегда забыть об опасных приключениях. Вдобавок, он не любил, когда его что-то вынуждали делать, пусть даже при этом обещали чем-то вознаградить. Но у парня в душе шевельнулось благородство. В конце концов, Инженер был единственным, кто за весь этот суматошный день отнесся к нему по-доброму. Обласкал, накормил, вылечил. Теперь и вещью полезной хочет снабдить, которая, как-никак, может помочь ему спасти Катю. Само собой, хочется сделать что-то хорошее в ответ.

– Обещаю, – сказал Васян. – Честное пацанское.

– Вот и славно, – впервые за весь диалог от души улыбнулся Инженер. – Я не сомневался, что ты так скажешь. Поверь, даже после того, как ты вырвешься от них, эти гады тебя в покое не оставят. Лишь только полностью нарушив их планы, ты сможешь вернуться к нормальной жизни. Потом я расскажу тебе, что делать, а пока…

В пальцах железной руки появилась обыкновенная шариковая ручка.

– В этот подвал есть еще один путь, с поверхности. Я напишу тебе о нем. Главное, не потеряй папку.

Рука принялась строчить.

-А пока, – продолжил Инженер, – подойди к дальней стене. Там ты можешь посмотреть приборы, которые я изобрел.

Дверцы железного шкафа, стоящего у дальней стены, были уже открыты. Вася снял с колена «домашний врач», подошел и заглянул внутрь.

Самой заметной вещью из тех, что находились в шкафу, был костюм из незнакомой эластичной ткани, похожий на скафандр. Выше, на полке, лежали еще две вещи: прибор, слегка смахивающий на пульт от телевизора, и штука, похожая на пистолет без прицела и со странным стволом, расширяющимся как воронка.

– Что ж, начнем, – Инженер откашлялся. – Сначала о костюме, раз уж ты так на него уставился. Эта вещь – самое могучее из моих изобретений. Потенциально она сильнее, чем все ГОП37, вместе взятые. Видишь ли, Вася, мне удалось сделать прибор, с помощью которого можно прибегать к силам демонов, не подпадая под власть этих самых демонов. С ГОП37 ты становишься рабом потусторонних сил, с этим костюмом – нет. Кроме того, ГОП37 настраивается на какого-то одного демона… кстати, твой ГОП на кого был настроен?

– На Имбецифера, – вспомнил Василий.

– Не повезло тебе, – поморщился Инженер. – Так вот, этот костюм можно в любой момент настроить на какого угодно демона… ну, с некоторыми ограничениями. Представляю твоему вниманию Безупречный Эмулятор Демонической Активности модели 1, или, сокращенно, БЭДА 1.

Вася начинал понимать. Возможность использовать силу ЛЮБОГО демона, да еще и не становясь его рабом. Это же круто!

– Но я бы не советовал брать эту вещь, – охладил Васин пыл Инженер.

– Почему?

– Потому что ты не знаешь, как ей пользоваться. И, чтобы изучить ее, нужно время. Которого у тебя нет – Катю-то нужно спасать! Конечно, ты можешь выбрать костюм, прочитать основные положения в инструкции и действовать на свой страх и риск. Но силы демонов – не такая вещь, чтобы относиться к ним легкомысленно. Выберешь ты, к примеру, силу Темпестрона, попытаешься снести врагов мощным вихрем, и случайно направишь атаку на себя. В результате тебя размажет по ближней стенке, и костюм не спасет. А все оттого, что ты досконально не изучил принципы управления.

– Ладно, – озадаченно произнес Васян. – А что там со следующими изобретениями?

– Изволь. Вот это компактное устройство, – рука сняла с полки «пульт» и поднесла к Васе поближе, – не что иное, как голографический проектор. Самое надежное средство для маскировки из всех, что были придуманы. Интерфейс не слишком отличается от того, что в ГОП37, так что освоишь ее быстро. Правда, искусственного интеллекта там нет, но, думаю, ты и без него справишься. Создаешь голограмму, проецируешь ее на себя, и вместо твоего облика все вокруг будут видеть лишь картинку. Также подделываются голос, запах и тактильные ощущения — ты не представляешь, каких трудов мне стоило все это провернуть! Над названием я долго не думал. ГОлографический Проектор АКкумуляторный, седьмая модель. ГОПАК 7.

«Тоже прикольно», – подумал Васек.

– На данный момент это самая совершенная версия из серии ГОПАК. Куда совершеннее, чем ГОПАК 6, которым сейчас играется малыш Амвросий, – Инженер опять произнес незнакомое имя. – Вряд ли тебе удастся с ее помощью повоевать, но вот затаиться – запросто.

– Ну а третья штука, – спросил Вася, не особо, впрочем, интересуясь. На фоне чудо-костюма и голопроектора неуклюжий пистолет совсем не смотрелся.

– Третья штука – самое нестабильное из моих изобретений. Чтобы понять, что оно из себя представляет, тебе лучше испробовать самому. Возьми его с полки.

Вася подчинился. Он внимательно осмотрел прибор. Сбоку была шкала из трех делений, напротив которых было написано: «минимум», «медиум» и «максимум». Крутя рукоятку, можно было вручную установить шпенек на одно из делений.

– Рассмотрел? Теперь выставь эффективность на «минимум», направь прибор на себя и нажми на спуск. Не бойся.

Вася сделал то, что ему сказал Инженер. Внезапно он почувствовал легкий зуд пониже спины. Через мгновение зуд усилился и стал нестерпимым. Вася отвел от себя «пистолет», засунул руку под штаны и остервенело почесался.

– Вот, – продолжил Инженер. – Вот так действует прибор. Если б ты установил деление на «медиум», у тебя, скорее всего, заболел бы живот. А при «максимуме» ты вполне бы мог поскользнуться на ровном месте, упасть и удариться головой. Эта штука – Генератор Рандомных Искусственных Непредсказуемых Явлений. Модель 0.1, пока что далекая от совершенства. По первым буквам – ГРИНЯ 0.1. Если направить ствол на кого-либо и «выстрелить», с ним что-то произойдет. Какой-то несчастный случай. Или счастливый. Или вообще ничего не произойдет. Эта вещь настолько рандомная, что, по-хорошему, не следовало бы ее тебе предлагать. Но не знаю… У меня почему-то предчувствие, что ты сможешь эффективно ею воспользоваться.

– Ну что, – выждал паузу Инженер. – Один из этих трех приборов – твой. Какой ты выбираешь?

– Эта, а почему один, – задал понятный вопрос Василий. – Почему не три сразу?

Инженер лукаво улыбнулся.

– А это чтобы ты поскорее захотел снова прийти ко мне.


Какой прибор выберет Вася:


1. БЭДА 1.

2. ГОПАК 7.

3. ГРИНЯ 0.1.

4. Откажется от всех трех, хотя это и нелогично.


***


2. ГОПАК 7


«Что ж», – подумал Вася. – «Выбор непростой. Странные какие-то эти изобретения. Одно офигеть какое мощное, но при этом может легко меня случайно убить. Второе может превратить в черти-кого. А третье вообще хрен пойми, как работает и что делает. ГОП37 в этом плане был куда проще и полезнее, да и плюсы его скиллов с лихвой перекрывали недостатки. Косяк лишь в том, что в рабство к демону попадаешь. А кстати...»

– Слушай, – заговорил Василий, – раз ты разбираешься во всех этих связях с демонами, то ответь на один вопрос. С этим ГОП37 человек занимает силу у какого-то демона. Это понятно. Но что насчет другой волшебной дребедени? В логове у них я находил магический рюкзак, в котором то и дело разные штуки появлялись. Наверняка, есть и другие магические арте... фак... ну ты понял. Они все как-то связаны с демонами?

– Любое сверхъестественное явление, которое ты видел или увидишь, прямо или косвенно имеет демонические корни, – начал пояснять Инженер. – В мире людей ведь магии не бывает. По сути «магия» – это просто явление из другого мира, мира со своими законами, которые мы до конца осознать пока что не в состоянии. Что до магических артефактов, вроде описанного тобой рюкзака, то тут все напрямую зависит от того, кто и с какой целью его создал. Можно поинтересоваться, что стало с тем рюкзаком?

– Я его уничтожил.

– Правда? Странно, что в таком случае ты еще жив и не находишься под чьим-то влиянием. Впрочем, про последнее нельзя сказать наверняка.

– Погоди-ка, погоди! Что значит «нельзя сказать наверняка"?! Намекаешь, что мной кто-то управляет?

– Ну почему же сразу «управляет»? Многие демоны вполне могут втихаря подсматривать за людьми, изредка влияя на их выбор в пользу личной выгоды. Либо просто находить вероятных последователей и намекать им, чтобы те примкнули к секте. Явление вполне обыденное. Ну еще некоторые, ради скуки, могут прицепиться к какому-нибудь несчастному и подкидывать ему трудности, чтобы поразвлечься. Впрочем, это сейчас не важно. Важно то, чт... артеф.....могут созда.. ть... к. ..емоны т.. и л... ..............

Дальнейшее летело мимо Васиных ушей. Внутри у него все перевернулось. Неужели тот странный тип, спасший тогда его и его друзей от Имбецифера, в самом деле не покинул Васька и продолжал все это время за ним следить? Неужели все новые злоключения – его рук дело? Доказательств тому не было, но и опровержений тоже. Мысли уже собирались захлестнуть Васино сознание к моменту, когда он вспомнил про Катю. Да, Вася бы очень хотел детально все обсудить с Инженером, который, безусловно, обо всех этих демонохренях знал не понаслышке, но времени на это нет. Черт знает, сколько еще придется топать по тоннелю, а к Кате он может и вовсе не успеть, вдруг ее опять решат принести в жертву? А может уже... нет нет, конечно еще нет! Нельзя терять ни минуты! Срочно взять любой прибор и бежать отсюда сломя голову. Но какой взять?...

«Ээээх, зараза, прибор мне по-любому пригодится, но какой? Размазать мощной волной уродов по стенкам, конечно, было бы хорошо, но можно и себя размазать, или, не дай бог, Катьку... Нет, нафиг. Рандомный пистолет этот тоже фиг знает, чем поможет. Если б он стопроцентно заставлял всех поскальзываться на ровном месте и ударяться головой, то, может, и был бы полезен. Но, как сам Инженер сказал, раз на раз не приходится. Поэтому тоже нафиг. Думай, пустая башка. Точно! Проектор этот. С ним я для этих гадов смогу прикинуться своим и проскользнуть незамеченным. Я ж теперь не Рэмбо, а Джеймс Бонд!!! А это как раз идеальная штука для стелса!»

– Я беру этот, как его, ГОПАК. – Вася бесцеремонно перебил все еще говорившего Инженера, схватил прибор и быстро пошел в сторону выхода.

– Да, понимаю, времени разговаривать нет, но не забудь про обещание! Я буду тебя ждать!

Последние слова Инженера утонули в гуле работающей машинерии.

Мгновение – и вот он снова стоит возле развилки. И опять разверзся вопрос, от которого, наверняка, зависела жизнь Кати. В какую сторону идти? В лес или на старую стройку? Важность выбора сводила с ума, и Вася схватился за голову. Ни единой зацепочки у него не было. Нужно было именно что выбирать. Самому. И если выбрать неправильно, то с большой долей вероятности Кати он уже не увидит.

И тут он вдруг вспомнил. Вспомнил о том демоне.

«Тот демон ведь вроде как рандомом повелевает. Значит ли это, что вся моя невероятная удача, равно как и невероятная НЕудача – его рук дело? Раз он сказал, что я его забавляю, то он наверняка не хотел бы, чтобы я завалился. Значит, если предположить, что он до сих пор за мной наблюдает, то он до сих пор влияет на мое везение. А раз так, то пусть он и скажет мне, куда идти».

Вася пошарил в кармане. Пусто. Достал кошелек – повезло, мелочь Степа забирать не стал. Взяв двухрублевую монету, Вася уставился вверх, в потолок, и негромко сказал вслух:

– Орел – пойду в лес; решка – пойду на стройку.

И тут же, вспомнив инцидент с Имбецифером, с сарказмом добавил:

– А если ребро – то прямо тут застрелюсь нахер.

Со щелчком он подбросил монету вверх. Решил не ловить ее, а дать ей упасть на пол, чтобы минимизировать собственное влияние на результат. Монета упала. Взору Васи предстал двуглавый орел.

– Стало быть, пойду в лес. И лучше бы Катьке быть именно там! – негромко проговорил он вслух и легкой трусцой побежал по тоннелю. Мысли о том, что только что проделанный маневр был пустым безрассудством, и Вася сейчас бежит не туда, он сразу же наглухо вышиб из головы. А что ему оставалось?

На бегу думать было заметно сложнее. Мысли как-то не хотели собираться в кучу. Но, тем не менее, Васян старался не упускать возможность подумать над чем нибудь. Но не над высокими материями, а о том, что важно в данный момент. Например, о том, как выглядит второе логово секты, то, что в лесу. Хотя даже не второе, а первое, если верить карте. Неужто и оно уходит глубоко под землю? Много ли там охраны? Точно Вася знал лишь то, что сверху место это было весьма нелюдимым. Лес был густой, повсюду голодная мошкара, грибов почти нет, тропинок нет, кусты метра полтора-два в высоту, кругом сплошной бурьян. Да и речка поблизости популярностью не пользовалась, ибо в нее выше по течению сливались отходы из канализации. Даже самые отчаянные рыбаки не решались туда ходить. Одним словом, глухомань. До ближайших дачных участков километров пять минимум. До ближайшей дороги – примерно полтора. «Неплохо бы подумать о том, как после всего оттуда быстро и беспалевно смотаться, но блин, я ж ведь еще не придумал, как туда пробраться! А как я придумаю что-то, если ничего не знаю об их штабе? Никак. Когда доберусь до места, там и разберемся, и прибор мне в этом поможет».

Спустя несколько сотен метров Василий вспомнил еще один момент: В гараже, сразу после того, как он провернул свой крутой стелс, он отчетливо слышал, как Степа грозился допросить вырубленного охранника. Допросить через ЧАС. Но час-то уже давно прошел! Может ли по рассказу охранника Степа заподозрить, где именно сейчас находится Вася? Может он уже мчится за ним по тоннелю на каком-нибудь бронемобиле? ... Вася остановился, отдышался. Потом глубоко вдохнул. В тоннеле по-прежнему царила мертвая тишина. Можно бежать дальше. ... Нет, за Васей никто не мчится, по-крайней мере, сейчас. А может, Степа просто позвонит своим браткам и скажет, чтобы приготовились встречать? Да, скорее всего так и будет, только вот эти уроды не знают, что за прибор есть у Васи, в этом и лежит его ключ к успеху.

Спустя полчаса наш марафонщик изрядно подустал. Он уже светил не вперед, а себе под ноги. Лишь по счастливой случайности, решив остановиться, чтобы передохнуть, он с испугом обнаружил, что остановился буквально в полуметре от стены! При ближайшем осмотре Васян убедился, что перед ним такая же гаражная дверь, что в особняке Генриха. Парень решил попридержать радость и нахмурился. Опять же, чертовски странное стечение обстоятельств. Просто удача, или же все-таки воздействие внешних сил? Ведь ударься наш герой со всей дури головой об дверь, он бы мало того, что ушибся бы сам (ладно хоть не сильно, скорость бега была невысокой), так он бы еще, наверняка, поднял тревогу!

Однако, чтобы не уходить снова с головой в эти же мысли, он порешил на том, что ему просто сильно повезло.

Вася сел около стены, расслабляя дыхание.

«Итак, я на месте. Что теперь?» – первым делом шпион припал ухом к стене. По жизни в общаге он знал, что, приложив ухо к стене, можно было слышать звуки почти во всем доме и даже пытаться подслушивать чужие разговоры. Однако сейчас он не слышал ничего. Подождал. Короткий бумажный шорох. Спустя несколько секунд отчетливое «СХЮЮЮЮЮЮП».

«Видать, кофе пьет. Или чай. Возможно, газету листает. Вроде он там только один». Васю это обнадеживало. Оставалось только придумать способ, как попасть на ту сторону двери.

«Ну, ГОПАК, за дело! Василий Бонд наносит ответный удар!»

Специальный агент-1337, покумекав, сузил круг возможных опций до четырех:


1) Замаскироваться под заблудившегося бомжа и постучать в дверь.

2) Замаскироваться под кого-нибудь из виденных им охранников и постучать в дверь.

3) Замаскироваться под большую крысу и поскрести в дверь.

4) Сидеть тихо и не стучать в дверь, а ждать, пока кто-нибудь будет въезжать/выезжать. Ну или просто зачем-то сами откроют дверь.


***


2) Замаскироваться под кого-нибудь из виденных им охранников и постучать в дверь.


Вася внимательно осмотрел дверь. Ничего, похожего на камеру наблюдения, он не увидел.

«Видать, ее и правда нет. Если б была, с той стороны давно бы подняли шум. Ну че, пора наводить маскировку. Только вот какую?»

Под бомжа маскироваться толку не было. Головорезы, увидав по ту сторону двери бездомного бродягу, не обрадуются его появлению. Могут избить, и это в лучшем случае. Да и не похож этот хорошо оборудованный тоннель на место, куда можно забрести случайно. Сразу заподозрят лазутчика. Превратиться в большую крысу – тоже не лучшая идея. Нашпигуют пулями, и поминай как звали. К тому же, Вася видел в детстве фильм «Вспомнить все» и, что такое голограмма, вполне себе представлял. Как и то, что с помощью прибора он не превратится в крысу, а лишь примет ее облик. Зубы-то то у него только с виду будут крысиные, никого ими не загрызешь.

Ждать, пока кто-нибудь не приедет? Ага. Приедут, из особняка, по его душу. Нет, единственный нормальный вариант – перевоплотиться в кого-то из гвардейцев Генриха, чтобы враги приняли за своего. Так Вася хотел поступить еще в особняке, но не было возможности. Форму охранника тогда найти не удалось. Попалась лишь форма горничной. Но девушкой долго притворяться не вышло – раскрыли сразу.

«Эх! Будь у меня тогда ГОПАК 7, я бы запросто хоть под горничную мог закосить, хоть под охранца. Лучше, конечно, под охранца. Сейчас это чудо техники мне поможет!»

Вася поставил к стенке уже еле-еле светивший фонарь, отложил в сторону красную папку (которую все это время нес подмышкой), вынул из кармана ГОПАК 7 и посмотрел на него. Недоуменно посмотрел. Взгляду предстало подобие телевизионного пульта с кучей кнопок, и какая кнопка для чего предназначена, непонятно.

Незадачливый суперагент в замешательстве опустил руку, в которой держал прибор. Потом снова поднял. Потом чертыхнулся, хлопнул ладонью по лбу и обозвал себя идиотским кретином. Как можно было не подумать об элементарном? Схватил устройство и тут же убежал, не расспросив Инженера, как прибором пользоваться! Теперь придется разбираться самому, методом тыка.

«Ок. Предположим, что это пульт от телека. Что бы я сделал с пультом? Сперва нажал бы эту большую красную кнопку, которою только слепой не заметит».

Вася нажал. И оторопел от неожиданности. Прямо перед ним, в воздухе, возник светящийся экран, весь усыпанный картинками, как рабочий стол в винде – иконками.

Что ж, неплохо. Василий нажал еще несколько кнопок. Экран пару раз мигнул, но толком ничего не изменилось.

«Дурацкая система. Куча кнопок каких-то непонятных. Зачем вообще нужны кнопки? Прошлый век. На всех современных телефонах экраны сенсорные. Хотя… Что, если и тут?»

Парень подошел к голографическому экрану и ткнул пальцем в одну из иконок. Сработало. По нажатию рядом раскрылось окошко поменьше, несомненно, обозначавшее меню. Вася обрадовался собственной догадливости и стал тыкать пальцем в иконки, по картинкам стараясь понять, что они означают.

Впрочем, Васек радовался рано. Пусть ему удалось войти в редактор изображений, в котором можно было «собрать» требующийся облик из разных графических деталей, сделать что-либо путное не получалось. Рома Спиногрыз или Юрец Очкарик справились бы, а вот Вася забуксовал. Сказывался недостаток компьютерных знаний. С ГОП37 куда проще было: там за владельца многое решал искусственный интеллект. К тому же ГОП намеренно был замаскирован под китайский «айфунь», что упрощало навигацию. А вот ГОПАК Инженер явно делал не для чайников.

«Блин. А он говорил, что быстро разберусь, что все то же самое, и все понятно. Ему самому, может, и понятно... А у меня уже башка трещит!»

От напряжения Вася взмок. Впрочем, кое-каких успехов паренек добился. Удалось установить, что ГОПАК 7 может произвести «захват» нужного обличья, просканировав реального человека и оцифровав его личину с тем, чтобы внести в базу. Это могло пригодиться в будущем, но не сейчас. Живого охранника здесь, в переходе, взять негде. Разве что с той стороны двери. Но прорваться вовнутрь, не меняя обличья – значит, обнаружить себя. Нужен был другой способ.

«Ну-у фигня…» – думал Вася. «Почему я не могу взять и превратиться в охранника сразу? Обязательно надо делать его из кусочков… А если… Если в приборе уже хранятся костюмы охранников? А я сейчас просто туплю и все усложняю, потому что плохо ищу…»

И нашему герою снова повезло. Его догадка подтвердилась. Очередная «кликнутая» пальцем иконка порадовала парня яркой надписью «База данных». Среди появившихся картинок Вася сразу углядел изображение крепыша в синей форме и ткнул в него.

Выскочил добавочный экран, весь усыпанный крохотными фигурками. Более того – под фигурками красовались имена. Инженер не просто внес в свой прибор облик гвардейцев Генриха – он оцифровал каждого человека персонально. Некоторые фигурки были жирно перечеркнуты крест-накрест черной линией. Судя по всему, своих людей Генрих не жалел. Среди кучи незнакомых фигур и имен взгляд Васи почти сразу натолкнулся на ненавистное обличье с подписью «Степа Понторез».


Вдруг Васяну стало не по себе. Он прислушался.

Все время, пока начинающий суперагент возился с прибором, в тоннеле стояла тишина. Ничто ее не нарушало – ГОПАК 7 работал беззвучно. Но теперь из тьмы тоннеля, откуда Вася недавно пришел, явственно раздавалось звучание. И звуки были еще страшнее, чем шум автомобиля.

Топот. Что-то большое, поистине громадное, с металлическим лязгом шло по направлению к воротам. Вася замер. Топот не утихал, становился громче. Что бы то ни было, но оно приближалось.

Васян почувствовал, что им пытается овладеть внезапная, липкая паника.

«О-о-ох!» – мелькнуло в мозгу. «Только бы не обоссаться опять. Надоело уже, чес-слово! Хорошо, хоть в прошлый раз штаны не сильно намочил… Да черт возьми, че я стою-то! Сваливать надо, пока эта хрень не появилась!»

Лихорадочно ткнув в изображение Степы Понтореза, Вася легким вздохом поприветствовал появившуюся в воздухе голограмму, изображающую заклятого врага. Кинулся к голограмме и вскочил в нее. Пару секунд по телу бежали мурашки, потом ощущение прошло.

Тряхнув головою, Василий поднял руку и устремил взгляд на нее. То была Степина рука. ГОПАК 7 сработал как надо.

Топок меж тем становился все громче. Не дожидаясь, пока неизвестная конструкция его настигнет, Вася упрятал в карман прибор, схватил красную папку, подбежал к воротам и забарабанил по ним. Почти сразу на уровне глаз открылось окошечко. Неизвестный с той стороны внимательно рассматривал стучавшего. Потом окошечко закрылось, и ворота медленно начали открываться.

Не теряя времени, Вася боком проскользнул в узкую щель.


***


Попав по ту сторону ворот, Вася очутился в гараже, похожем на тот, что был в особняке, только еще просторнее. Посреди гаража стоял джип. Возможно, тот, в котором увезли Катю, хотя, может, и другой. Слева, у стены, располагалась крохотная каморка. Очевидно, чаепитие, звуки которого Вася недавно слышал снаружи, шли именно оттуда.

Человек, впустивший Васю, был в форме охранника, но старше тех ребят, с которыми Васян имел дело в особняке. На вид ему было лет сорок. Выражением лица и неторопливой вальяжностью тип напоминал Васе деда Семена, бессменного вахтера его родного ПТУ. Не зря напоминал – судя по всему, охранник-перестарок и был здесь вахтером. Сидел на посту, впускал и выпускал прибывших.

– А, Понторез, здорово! – лукаво усмехнувшись, проговорил мужик. – Пешком, что ли, перся? Ты, видать, сегодня долбанулся сверх меры. Сбой сбоем, а себя поберечь таки надо.

– Здо-рово! – ошалело проговорил Василий. Он вспоминал Понтореза, его манеру речи. – Ну пешком прошел, и че? Че там опасного?

– Эх ты, лось! Забыл уже, что с Кузей Шепелявым недавно произошло? Сунулся в тоннель, а страж тут как тут. Потом Кузьму нашего полдня по кусочкам собирали, в закрытом гробу хоронили. Если жить надоело, лучше другой способ самоубийства выбери. Не такой садистский.

Вася слушал и обалдевал. Значит, тоннель небезопасен. Даже более чем. А он спокойно гулял там, шел, как на параде. Какого?.. Почему Инженер не предупредил его о том, что под землей расхаживает металлическая тварь? Как он мог послать Васю на погибель?

– Че, молчишь? – оборвал Васин поток мыслей вахтер. – Сказать нечего? Ладно, иди уже, куда шел. Кстати, там твои уже приехали. Мишаня, друг твой закадычный, уже о тебе спрашивал. Что встал, вали, вали…

Открыв неприметную дверь, вахтер вытолкал Васю из гаража и захлопнул дверцу за его спиной.


Парень машинально пошел вперед, рассматривая место, в котором очутился. Вызывающей роскоши особняка не было и в помине. Впрочем, и убожеством, которое он видел в подвале с монстром, тут не пахло. Обычные серые коридоры, неширокие, пересекающиеся под прямыми углами. Часто попадались двери. Какие-то их них были закрыты, какие-то – распахнуты настежь. Охранники по пути встречались часто. Они здоровались с Васей (считая, что перед ними Степа), тот кивал в ответ. Иногда попадались сектанты из таких, которых Вася видел на стройке, когда он с друзьями в первый раз шел выручать Катю. У каждого сектанта на поясе висел хорошо знакомый Васе ГОП37. Рома Спиногрыз рассказывал, что ГОП-ы в секте выдают не всем подряд, а лишь отличившимся. Стало быть, здесь ходила не простая шушера, а местные иерархи.

И все-таки, почему Инженер ничего не сказал о чудовище в тоннеле? Васе как никогда хотелось сейчас очутиться в комнате с живой головой и поговорить с ней по-хорошему. Но Инженер далеко, и сейчас из-за твари в тоннеле обратный путь к нему заказан. И… стоп! Ученый говорил Ваську, что напишет на листах, хранящихся в красной папке, как добраться до мастерской другим путем. Может, он написал кое-что еще? Например, ответ на вопрос, который сейчас мучает Василия.

Глянув в очередную комнату по пути, парень обнаружил, что она пуста. Мебели не было, лишь у стены стояло одинокое кресло. Пойдет. Васян вошел в комнату, уселся и нетерпеливо раскрыл красную папку. Раскрыл с конца. Инженер делал свои записи на пустых листах, значит, смотреть надо последние страницы.

Есть. Несколько страниц в конце папки сверху донизу были исписаны убористым мелким почерком. Хотя писала механическая рука, слова были вполне разборчивы.

Вася просматривал записи из пятого в десятое, стараясь найти то, что ему действительно было сейчас нужно. Пару минут спустя он нашел, что искал.

«Возможно, ты задаешь себе вопрос, почему Генрих оставил мою комнату без охраны, при том, что я так важен для него. Если да, то ты рассуждаешь правильно. Генрих разместил в тоннеле двух надежных стражей. Один следит за тем, чтобы чужаки не проникали в подземный ход, другой – чтобы никто не попал в мою лабораторию и чтобы никакая механика, созданная мною, не выбралась наружу. Изобрел эти механизмы, к сожалению, не я. Генрих не такой дурак, чтобы поставить против меня агрегаты, которые я могу перепрограммировать, зная их слабые места. Толстосум нанял другого талантливого техника. Он русский, но в девяностые годы эмигрировал в Америку, и теперь предпочитает английский. Потому первого стража создатель назвал GOG (Gear of Guard), а второго – MAGOG (More Advanced Gear of Guard). Пока в тоннеле обитают ГОГ и МАГОГ, никому, кроме Генриха и его прихвостней, не суждено ко мне пробраться.

Но я не мог допустить, чтобы ты попался стражам в лапы и погиб. Потому к моменту, когда ты вошел в тоннель, я с помощью шпиона, запущенного в особняк ранее, инициировал сбой в программе стражей, обездвижив обоих. Вот почему ты спокойно смог попасть в место, где меня держат. По моим расчетам, техники в особняке устранят последствия сбоя через десять часов. За это время ты спокойно сможешь выбраться из тоннеля. Я не стал говорить тебе о стражах с самого начала, чтобы не пугать раньше времени…»

Вася оторвался от чтения. Да, информации столько, что голова гудит. А ведь сбой исправили не через десять часов, а гораздо раньше. Если б Вася не поторопился, тамошний гог-магог его бы уже расчленил. Выходит, Инженер все-таки не всесилен. Да, на говорящую голову надейся, а сам не плошай. В любом случае, Васян жив и здоров, принял чужое обличье и успешно внедрился во вражескую обитель. И папка с кучей полезных сведений у него в руках. Не потерять бы ее. Инженер понаписал еще много того, что Васе в будущем несомненно пригодится. Да и планы врагов, находящиеся в папке изначально, должны во многом Васе помочь…

– О, Степыч, значит ты тут! А я тебя повсюду ищу.


Вася встрепенулся и поднял глаза. Перед ним стоял давешний охранник, приятель Понтореза, которого Вася впервые увидел еще тогда, перед воротами особняка.

– Че читаешь? – прежде, чем Вася успел закрыть папку, охранец глянул на страницы, – Тьфу, абракадабра какая-то. Глаза сломаешь! Это шифр, или что?

Васян глянул на вполне разборчивый почерк и не удивился. Очередной фокус Инженера, судя по всему. Только Вася может прочитать то, что на бумаге, а все остальные не могут. Надо будет узнать, как это работает. Но потом.

– Слышь, Мишаня, – Вася вспомнил имя, названное вахтером. – Там у тебя как? Нормально? Все получилось?

Мишаня энергично закивал:

– Все в лучшем виде. Девку доставили куда надо. Машину я поставил, все в порядке. А у тебя как? Что там с нарушителем?

Вася размышлял. Получается, гвардейцы привезли Катю сюда, в пункт Б1, и держат ее в одной из комнат. Или… гвардейцы отвезли Катю на стройку, Мишаня пригнал машину сюда, как они с настоящим Степой договорились ранее, и пошел искать Понтореза. До сих пор непонятно, где находится девушка. И хуже всего, что об этом не спросишь. Мишаня знает, что Понторез знает о местонахождении Кати. И, если задать вопрос в лоб, охранник заподозрит неладное. Еще, чего доброго, поймет, что перед ним не Понторез. Надо найти какой-нибудь окольный способ узнать нужную информацию. Но какой способ испробовать, Вася пока не придумал.

Вдобавок, не нужно было забывать об одном важном моменте. Катю взяли потому, что она ниточка к нему и его друзьям, которых хотят захватить за вторжение на базу секты два месяца назад. Тогда, в особняке, Степа узнал, что Вася – Катин парень, и, несомненно, заподозрил в нем одного из налетчиков. Стало быть, нужно обрубить эту нить. Тем более, выдав себя, Катю вряд ли спасешь. В то, что эти подонки отпустят девушку после того, как выйдут на его и его друзей, Вася не верил.

– С нарушителем? – медленно проговорил он. – С нарушителем все. Нет уже нарушителя. Убит наповал.

– Убит? – тупо спросил Мишаня. – Ты же вроде хотел его живьем взять, разве нет?

– Не получилось живьем, – продолжал сочинять Вася. – Представь себе, этот кретин в тоннель ломанулся. А тут, как назло, сбой произошел. Стражи не действуют. Ну, думаю, удерет. Пошел за ним. Так эта сволочь с пистолетом на меня сзади выскочила и стрелять начала. Пришлось бить на поражение. В общем, там этот мудак и остался, с дыркой в башке. Теперь не допросишь. Сбой сейчас исправили, стражи вновь ожили, так что даже тела его уже не осталось. Доставать его оттуда бесполезно.

– Хреново, – протянул охранец. – Ладно, одной проблемой меньше. Степыч, ты как думаешь, шеф сначала в особняк заедет или сюда? О, блин,неужели…

В дверном проеме мелькали бегущие охранники и сектанты. Мишаня выскочил наружу, через секунду вернулся.

– О, блин, уже. Шеф приехал. Давай, Степыч, ходу!


***


Генриха Толстосума Вася много раз видел по телевизору и на фотках, потому знал, как он выглядит. Плотный, коренастый мужчина лет тридцати трех, с массивным лбом и покатыми плечами. На официальных мероприятиях он всегда широко улыбался, и из-за этого казался приятным и располагающим. Но здесь, на вражеской базе, перед Васей предстал совсем иной Генрих. Улыбки не было в помине. Нахмуренные брови придавали взгляду свирепость, а выпуклые скулы, бросающиеся в глаза при тусклом освещении, навевали оторопь. Крохотные глаза, буквально впивавшиеся взглядом во всех и каждого, побудили Васю представить себе здоровенного кабана-секача, сильного, непредсказуемого и опасного.

С таким Генрихом ни в коем случае не хотелось иметь дело. Охотно верилось, что этот тип может отрезать у человека голову, оживить ее и держать в заточении в комнате, нашпигованной механическими приборами.

– Ну, Степыч, давай. – Мишаня дергал Васю за локоть.

– Что давай?

– Как что? Подойди к шефу и скажи ему, что мы взяли девку. Сейчас или никогда. Другого случая не представится. Мы же от всех это в секрете держим, ведь так? Если сейчас шефу не доложим, то поздно будет. У нас всю славу отберут…


Что в столь непростой ситуации нужно сделать Васе?

1) Подойти к Генриху и доложить о похищении Кати.

2) Отговорить Мишаню от затеи, выдумав подходящий предлог. Но ни в коем случае нельзя проколоться.

3) Ускользнуть от Мишани, спрятаться и принять другой облик. Если обнаружат, что Степа находится одновременно в особняке и на базе Б1, Васе несдобровать.

4) Заговорить Мишане зубы, чтобы потом захватить его в плен и напрямую спросить, где Катя.


***


1) Подойти к Генриху и доложить о похищении Кати.


Как сбежать отсюда, не вызвав подозрений, Вася не знал, потому оставалось ковать железо пока горячо. В комнате, где проходило совещание, был длинный стол, во главе которого сидел Генрих. Рядом с ним стояло несколько людей, а остальные присутствующие ждали своей очереди в другом конце стола.

С тем, как правильно обратиться к Генриху, у привыкшего говорить глупости лоботряса Васи сомнений не возникло. Он просто пошел к бизнесмену, не обращая внимания не то что на ожидающих, но и на разговаривающих с ним в данный момент людей.

– Товарищ начальник! Разрешите доложить!

Стоящему рядом человеку в камуфляже это не понравилось. Находившийся по другую сторону от Генриха взлохмаченный старичок с окулярами на голове также прекратил говорить и забавно вытаращился на Васю, открыв рот. Солдат в камуфляже процедил:

– Понторез, оправдываешь свое погоняло. Допрыгаешься ведь. Еще и выпендриваешься каждый раз по-разному.

Генрих посмотрел на Васю взглядом голодного тигра.

– А вот допрыгается или нет, мы сейчас посмотрим. Такую наглость может оправдать только действительно важная новость.

Вася не растерялся и продолжил тираду:

– Разумеется, товарищ начальник! Девицу с неудавшегося жертвоприношения захвачена, а ее подельник нейтрализован!

– Какого такого жертвоприношения?

– Наверное, наш чересчур болтливый товарищ говорит об инциденте «Лиса в курятнике – Гамма 3», – неожиданно подал голос старичок в окулярах. – Но такие вещи лучше обсуждать не здесь.

Генрих закивал.

– Ну, еб твою мать. Так, ты остаешься до конца и потом рассказываешь все нам с Ананием наедине, ясно? А то нашелся тут ебаный шутник, во всеуслышанье такие вещи говорить. И чтоб никуда не сбегал!

Человек в камуфляже ехидно шепнул в спину отходящему Васе:

– Ну вот, допрыгался, придурок, будешь знать, как секретную информацию разглашать...

Вася угрюмо сел и до окончания совещания пребывал в подавленном состоянии, хоть и пытался изобразить невозмутимость. Остальные разговоры ничем особым не запомнились, люди говорили кучу малопонятных терминов на совершенно разные темы, от наркоторговли до благотворительной постройки детского сада. Спустя примерно полтора часа все закончилось, и старичок с Генрихом повели Васю через пару коридоров и бронированную дверь в комнатку, откуда отходил проход еще куда-то. Там уже Генрих церемониться не стал и буквально швырнул Васю на стул в углу.

– Ты чо, думаешь, когда Ананий напомнил мне, я не просек, что ты от Долгоносика?! Хитрожопые, бля, нашлись, пытаются шухер поднять, вываливая перед всем собранием секретные данные. Да только нихуя не соображаете, шухер я улажу, а вот Ананий сейчас тебе покажет, что мы делаем с предателями.

– Конечно, конечно, я покажу... – сказал Ананий, не спеша доставая странный пистолет с баллоном и иглой на конце. Потом вдруг направил оружие на Генриха и выстрелил. – ...что я делаю с предателями, Пафнутий, которые плетут интриги за моей спиной! – сказал старичок, наклонившись в вытаращенному лицу Генриха, пока тут бился в конвульсиях и исторгал пену изо рта.

Потом он быстро повернулся и направил игольник на Васю.

– А теперь с вами, молодой человек. Вижу, вы какой-то голографический иллюзионный прибор используете. Мои очки, к счастью, позволяют замечать подобное. Я как увидел вас, всего такого в помехах, то сразу понял, в чем дело. А уж когда вы разговор завели... Но спасибо вам огромное, вы очень кстати! О более подходящей ситуации для того, чтобы поквитаться с Генрихом, я не мог даже мечтать. Понимаете ли вы, вот тот человек, образ которого вы приняли, сейчас якобы проговорился и его исчезновению никто не удивится. А вот сама твоя голограмма... Кто ты такой и что ты тут забыл, это вопрос второй, а сейчас ты используешь свой прибамбас, чтобы принять облик Генриха и будешь делать то, что я скажу. Тогда останешься жив. Понял?


1. Подчиниться.

2. Соврать что-нибудь.

3. Убежать и позвать на помощь.

4. Попытаться совладать с Ананием силой.


***


4. Попытаться совладать с Ананием силой.


Еще с детства простой деревенский парень Вася усвоил жизненную истину: когда на тебя наезжает кто-либо, ни в коем случае нельзя прогибаться. Если сразу дал слабину, то потом уже не выкарабкаешься. Вот и сейчас, уставившись в дуло угольника, который старик Ананий направлял на него, Василий твердо решил – подчиняться нельзя. Вражина сначала использует его в своих целях, а потом хладнокровно прикончит.

«Вот попал так попал… Все складывалось более-менее, так нет, этот старпер откуда-то вылез… Чуть дернешься – выстрелит из своей пушки, и со мной будет то же, что с Генрихом. Хотя… стоп! У меня ж тоже пушка есть! Нужно достать ее, но сначала надо отвлечь дедка».

– Сейчас превращусь, как скажете, только не стреляйте, дедушка, – притворно залепетал Вася и нажал на кнопку прибора. Голографический экран возник в воздухе, частично скрыв от Васи Анания.

– Вы только потерпите, это какое-то время займет, – как бы нечаянно Васян сдвинул прибор в сторону, чтобы голограмма полностью перекрыла обзор старику. Далее парень перехватил прибор левой рукой и стал в случайном порядке клацать по всем кнопкам, до которых смог достать пальцами. Окошки меню мелькали по экрану, не переставая. (Нажимая на что ни попадя, Василий ухитрился отменить превращение в Степу Понтореза, тем самым вернув свое истинное обличье). Правой рукой Васян тем временем медленно нащупывал пистолет, висящий на поясе.

Ананий поморщился. Видно, мерцание строк на экране сильно било по глазам.

– Молодой человек, вы что-то явно затеваете. Зря, – старик шагнул сквозь голограмму вплотную к Васе, и тут же ему в живот уперлось дуло пистолета.

– Смотри, дед, я тоже вооружен. Ну-ка брось пушку. Если бросишь, стрелять не буду, отвечаю.

Но Ананий повел себя не так, как хотел Вася. Опасность умереть от пули, казалось, его совсем не волнует.

– Да знаешь ты, с кем имеешь дело, щенок? – взвизгнул старикашка, вмиг утратив всю свою вежливость. – Если разозлишь меня, то ядовитой иголкой не отделаешься. Я тебя на медленном огне поджарю. Ты меня будешь слезно молить о прощении. Опусти пушку, пока я всерьез не рассердился.

– Не, дед, какие-то у тебя проблемы с логикой. Если я выстрелю, то ты меня точно не поджаришь.

– Ты думаешь, что вот так просто можешь меня убить? И откуда ты такой борзый взялся? Из экстинкторов, что ль? По глазам вижу, что из них. Набирают в свою организацию всякий сброд, не культ, а черт знает что! Под стать покровителю. Он, Экстинкто, конечно, адски силен, но глуп, как пробка. В общем, пора с тобой кончать, а то меня уже эта ситуация бесит.

– А меня, наоборот, забавляет, – раздался спокойный голос сзади.

Вася и Ананий замерли, не веря глазам. С пола неспешно поднимался, вытирая пену со щек, живой, ехидно улыбающийся, Генрих Толстосум.


Васян замер, не зная, что предпринять. Ананий, как только увидел, что пистолет не оказал на противника должного эффекта, выпустил оружие и быстро-быстро замахал руками, что-то шепча себе под нос. Для чего старик это делал, Вася так и не узнал. Генрих успел раньше.

Наш герой многого навидался за время своих прошлых приключений и за весь этот суматошный день. Но сейчас он обалдел еще больше, чем в прошлые разы.

Сам Генрих не сдвинулся с места. Он лишь поднял руки. И руки начали меняться. Резко выдвинулись из рукавов, стали втрое длиннее. Утолщаясь на глазах, обе конечности Генриха меняли цвет, становились грязно-бурыми. Перекрасившаяся кожа огрубела, покрылась прожилками, приобретя сходство с чешуей. Кисти рук раздулись. Четыре пальца на каждой кисти срослись; пятый, большой, палец разбух, и оба эти нароста, подобно уродливым челюстям, сомкнулись.

Руки Толстосума теперь напоминали длинных, отвратительно выглядящих то ли угрей, то ли змей. Еще мгновение – и в змеиных пастях блеснули длинные острые зубы.

Все это происходило в течение какой-то секунды, но ошарашенный разум Васи воспринимал преображение рук Генриха как в замедленной съемке.

Парень хорошо помнил слова Инженера о том, что Толстосум опасный тип. Но чтобы этот гад сначала воскресал из мертвых, а потом вытворял с собой такое, Василий в жизни бы не и подумал.

Впрочем, он вообще ни о чем не успел подумать. Чуть преобразившись, руки-змеи устремились к обоим. Одна рука – к Васе, другая – к Ананию.

Васян не успел ни увернуться, ни нажать на курок. Сильный удар по руке выбил оружие на пол, следующий удар – в грудь – свалил с ног. Падая, он услышал сзади истошный крик, быстро перешедший в визг.

Лежа на полу, Васек повернул голову к источнику ора и сморщился – вторая рука-змея поступила с Ананием не так гуманно, как первая – с ним.

Старичишка визжал, с силой схватившись левой рукой за окровавленную культю правой. Откушенная кисть валялась рядом, вся в кровавых брызгах. Вскоре визг сменился хрипом – острая пасть схватила Анания за горло.

– Ты, приятель, сдаешь, как я погляжу, – Генрих говорил как ни в чем ни бывало, будто не его рука, сменившаяся уродливым созданием, цепко держала старика за глотку. – Видать, возраст таки сказывается. Решил, что можно так просто от меня избавиться, выстрелил – и все. Бедный мой друг! К твоему биологическому оружию у меня давно иммунитет. А пена – ха! – пену я захватил из местного магазина приколов, мне принадлежащего. Я ж эксцентричный олигарх как-никак!

Вася ожидал, что Генрих своей рукой-змеей откусит голову Ананию, так же как минуту назад отгрыз кисть. Но изверг решил иначе. Первая рука продолжала держать жертву за горло, не убивая. Вторая, оставив Васю, тем временем подтянулась и без промедлений впилась в живот несчастного. Во все стороны полетели брызги крови и ошметки плоти. Ананий хрипел и дергался. Вася отвернулся, его замутило.

– Вот так, – довольно покрикивал Генрих. – Самое то!

«Этот упырь, похоже, в натуре кайф ловит с чужих страданий», – подумал Васян. О том, что негодяй мог сотворить с ним самим, не хотелось думать. Надо было как-то выкручиваться. Хоть Толстосум и вытворяет с собой невероятное, все же он не демон, вроде приснопамятного Имбецифера, а человек. Смертный человек. Значит, пистолетом его можно пристрел… припугнуть, тут же исправился Василий, вспомнив свой диалог с совестью. Вот если б успеть добраться до лежащего на полу оружия, пока Генрих измывается над Ананием…

– Так я и знал, – вдруг обиженно протянул бизнесмен. – Фейк. Подделка.

Непроизвольно Вася глянул назад. Вместо тела Анания рука-змея сжимала серое, грубо слепленное изделие, с трудом напоминающее человеческую фигуру. Одежда на болване пожухла, превратилась в лохмотья, лишь чудодейственные очки остались в неприкосновенности.

Брызги крови и куски мяса, в изобилии осыпавшие кабинет, затвердели, осыпались глиняной пылью.

– Ну вот, старик Ананий как всегда, – продолжил Генрих. Он подтянул к себе обе руки и смотрел, как они принимали привычный облик. – Послал вместо себя голема. Дистанционно управляемого. Из нас троих только он один может так делать. И, конечно, своими знаниями не хочет ни с кем делиться. Потому-то он пистолет использовал, а не магию. Под конец, правда, что-то колдануть пытался, но на расстоянии силенок не хватило.

Голем, подумал Вася. Получается, всамделишный Ананий находится где-то в другом месте…

– В любом случае, некрасивое поведение ему вышло боком. Поскольку вся боль, причиняемая голему, напрямую передается его хозяину, наш Ананик этот урок запомнит надолго.

Генрих любовно посмотрел на принявшие нормальное обличье руки и картинно вздохнул.

– Так, настало время разобраться с нашим гостем. Эй, ты, ну-ка полегче, не балуй, – крикнул он, увидев, что Вася тихонько старается доползти до пистолета, лежащего поодаль. Поняв, что раскрыт, Васян вскочил на ноги и рванулся к оружию. Но Толстосум, непостижимым образом оказавшийся возле Васи, встал ногой на пистолет и с силой ткнул паренька пальцем куда-то под ложечку.

То, что Васек затем ощутил, было сложно описать. Вначале у него отказали ноги, так, что пришлось сесть на пятую точку. Потом наш герой перестал ощущать все тело ниже пояса. Затем отключились руки и онемела грудь.

Двигать парень мог только шеей и головой.


Генрих наскоро прислонил Васю к столу, так чтобы он мог прямо глядеть на олигарха.

– Акупунктура – великая вещь, дружок – сказал тот. – Особенно помноженная на магию. Пока что можешь не бояться – это временный паралич. Через пятнадцать минут будешь как прежде. Я не заинтересован в том, чтоб наносить тебе увечья. Ты мне здоровеньким нужен, ха-ха!

– Зачем, интересно, я тебе здоровеньким нужен? – спросил Васян. Говорить у парализованного парня, к счастью, получалось без проблем.

– Ты не торопись. Для начала я тебе вопросы задавать буду. Значится, так. До приезда сюда я успел заскочить к себе в дом и вкратце изучить ситуацию, которая произошла там не без твоего участия. Кое-кто из моих тупоголовых гвардейцев думает, что ты либо шпион мятежников, либо засланец экстинкторов. Но я взял то, что произошло сегодня и сопоставил с данными об инциденте, возникшем на базе Б2 пару месяцев назад. Ты понял, о чем речь, не так ли? Так вот, я сделал вывод, что с тобой все гораздо проще. На самом деле ты никто и звать тебя никак. В общем, скажи мне, если забраться на стройку и пошалить для тебя, оболтуса, был логичный поступок, какого лешего ты залез в дом к богатому уважаемому человеку? Острых ощущений захотелось или помутнение рассудка на почве летней жары произошло?

Обидные слова про «никто и звать тебя никак» задели Васю за живое, и стесняться он не стал.

– И что? Если богатый и крутой, думаешь, все тебя в жопу целовать должны? Я в твой дом не просто так попал, а по делу. Один из твоих шестерок, Степа Понторез, сначала к моей девушке клеиться начал, а потом ее украл и привез сюда. («Или не сюда», – подумал Вася, но в откровения на эту тему с Генрихом вступать не стал). Он, значит, к ней лезет, а я что, по-твоему, стоять и смотреть должен? Ты вот что, вызови сюда из особняка этого своего мудозвона и дай мне с ним разобраться как пацану с пацаном. Или сам его накажи и заставь Катю выпустить. Если дашь мне с ней уйти, то, так и быть, никому не расскажу, что у вас здесь творится.

– Интересный ты челове-ек! – протянул Генрих. Васины наезды, очевидно, его только позабавили. – Если Степу Понтореза не любишь, что ж ты выбрал именно его обличье, чтобы пролезть сюда? А знаешь, – вдруг сменил тон Толстосум, – я, пожалуй, с тобой соглашусь.

– В чем? – Вася не ожидал подобного ответа.

– В главном. Мой охранник Степа Понторез в самом деле совершил ошибку. Превысил свои полномочия, похитил невинного человека. Уж я его накажу, будь уверен. Я на него, поганца, – в голосе Генриха появились железные нотки, – повешу все расходы по уборке и по приведению дома в порядок после сегодняшнего разгрома. Заодно намекну остальным охранникам, по чьей вине они сейчас моют полы и расставляют мебель заместо горничных. После этого Степочке будет не очень легко ужиться в родном коллективе. Так что, приятель, будь спокоен – твой враг ответит за все свои фокусы по полной программе.

Вася молчал. Он мог бы позлорадствовать, но… не хотелось. На фоне Генриха недавний недруг Степа стал казаться мелкой фигурой. Что можно противопоставить всесильному богачу, который еще и маг-фокусник к тому же?

– Да, кстати, что я все «друг» да «приятель»? Зовут тебя как?

– Гаджубас, – Вася не собирался любезничать. – А по отчеству – Пшелнахович.

– Ка-ак оригинально, – поморщился Толстосум. – Ладно, буду звать тебя Васей. Так вот, Вася. Сам, наверное, догадываешься, что отпустить ни тебя, ни твою подружку я не могу. Вы видели много того, что не предназначено для посторонних, и наверняка проболтаетесь. К тому же, мне интересно будет послушать рассказ о твоих прошлых приключениях, на стройке. Да и о недавних приключениях тоже.

– Ага, прямо так взял и рассказал! Если б ты пообещал отпустить, то еще можно было б обдумать. А так – хер!

– Поверь, Васян, у тебя есть более приятные шансы, если поступишь по-хорошему. Я ведь неспроста оставил тебя целым и невредимым, хотя мог бы и откусить какую-нибудь часть тела, как Ананию. Позволь, объясню, почему. Во время твоего визита в обитель Б2 пару месяцев назад ты случайно не спускался по главной лестнице в САМЫЙ низ?

– Не спускался. Больно надо! Мне верхних этажей хватило с головой.

– Ну, это я просто для порядка спрашиваю. Даже из служителей культа в самом низу вряд ли кто-то бывал. Так вот, я тебе открою тайну о том, что там находится. Там я расположил одно из моих самых успешных предприятий. Зоопарк.

– Зоопарк? – удивился Вася. – Всего лишь?

– Да нет, не «всего лишь». Существ, которые содержатся в моем зоопарке, не встретишь более нигде. Многие влиятельные люди мира, коих ты, Вася, видел разве что по телевизору, посещали мой зоопарк и были под впечатлением от увиденного долго, очень долго. Как бы то ни было, я намереваюсь взять тебя в мой зоопарк.

Вася съязвил:

– Сторожем, что ли?

– Да нет, Васек, не сторожем. Экспонатом. Дай-ка объясню сразу. Ты видел, что я могу сделать со своими руками. Точно так же я могу изменить тебя. Всего. Но тебе я эти преобразования сделаю перманентно.

Вася не знал, что означает слово «перманентно». Но догадался, что будет все очень хреново.

– Что… ты… превратишь … меня…

– Да, Вася, ты правильно понял. Разум твой, конечно, придется привести в примитивный вид. Зачем мне, в самом деле, нужен разумный монстр? Перед процедурой я покажу тебе свой зоопарк. Оценишь, каких чудовищ я могу творить. Гигер и Лавкрафт отдыхают! Хотя ты и сейчас имеешь представление о том, какой я умелец. Ты ведь уже видел мою последнюю работу. Там, в особняке. Это ведь ты помог ей вырваться из загона, правда?

Вася пораженно молчал. Крокопес… ужасный монстр, который чуть не съел его и поставил на уши весь особняк. Это чудище когда-то было человеком! В такого же монстра Толстосум способен обратить Васю, да и Катю тоже. Походя, ради личной выгоды. Вот попал так попал!

Только неизменный оптимизм, граничащий с пофигизмом, не дал Васе пасть духом в этой, по всем статьям, безвыходной ситуации. Если Генрих не превратит его в чудище прямо сейчас, может быть, до того получится что-то предпринять. Улизнуть, либо как-нибудь обдурить похитителей.

– Думаю, ты понял, что к чему. Поразмысли, пока я займусь тем, что осталось от нашего фальшивого Анания. Впрочем, нет… Прежде кое-что проверю.

Генрих шагнул к стене, нагнулся, поднял с пола брошенную Васей красную папку. Раскрыл ее, пролистал.

– Ага, планы наших операций. Заодно вздрючу Понтореза и за то, что бросает секретные документы где ни попадя. Минутку, а это что? – Толстосум дошел до страниц с писаниной Инженера.

Вася похолодел, но тут же расслабился. Судя по выражению Генрихова лица, олигарх не мог разобрать написанное, как давеча – охранник Мишаня.

Но главный злодей был, несомненно, умнее Мишани. Он закрыл папку и наморщил лоб, о чем-то задумавшись. Потом подошел к псевдо-Ананию, снял с его глиняной головы очки и нахлобучил себе на нос. Приблизился к парню, вытянул у него из кармана ГОПАК 7. Вася хотел протестующе дернуться, но не смог – паралич еще действовал.

Положив прибор на стол, прямо над Васиной головой, Толстосум отошел чуть поодаль. Уставился сквозь окуляры на Васю и смотрел так секунд пятнадцать. Затем, подняв очки на лоб, резко подошел к столу, взял ГОПАК 7 и поднес прямо к Васиному лицу.

– Ну-ка, говори, откуда у тебя эта штучка? Кто ее тебе дал?

«Не выдавать Инженера!» – металась в голове у Васи мысль. «Ни в коем случае не выдавать Инженера!»

– У ботана отжал, – придумал Вася, вспомнив историю с ГОП37. – Отжал сегодня утром. Взял с собой и уже с ним в особняк забрался. А откуда эта штука у ботана взялась, хрен его знает.

– Интересная версия, – Генрих хихикнул. – Вот только это был – ха-ха – вопрос на засыпку. Представь себе, я прекрасно знаю, кто дал тебе эту штуку. Как-никак, – ернические нотки в голосе олигарха вдруг пропали, сменившись грозными, – я лично оттяпал все лишнее от его вздорной башки!

Вася замер в ужасе. Неужели все пропало?

– Бедный, бедный Сашок, – юродствовал Генрих. – Мне пришлось приложить немало усилий, чтобы заполучить его в свое распоряжение, но результат того стоил. Теперь наш упрямец упорно клепает приборчики. Что ему еще остается? Конечно, мне хотелось как следует нашего Сашка помучить. На тот момент мы с ним сильно не ладили. Но пришлось сдержаться. Можешь представить – я резал ему голову под наркозом. ПОД НАРКОЗОМ! – последние слова Генрих произнес как ругательство.

– Ну и сволочь же ты, – не сдержался Васян. Генрих не слышал.

– Но нет, кроме Сашка никто не в состоянии сделать приборы. Потому я вынужден был провести операцию как можно щадяще. Необходимо было не повредить психику пациента больше допустимого, ведь от сильной боли бедняжка мог и с ума сойти. Потому я сейчас вынужден сдерживаться, бороться с желанием его как следует помучить. Потому же я сейчас закрываю глаза на его мелкие шалости. Думаешь, ты первый, к кому он обратился с просьбой о помощи? Видать, наш Сашок уже в полном отчаянии, раз начал рекрутировать кого попало.

Вася молчал. Если б он мог хотя бы пошевелиться? Но тело все еще не подчинялось.

– Хотя, признаться честно, в этот раз Сашок меня немного удивил. – Генрих снова водрузил очки на нос. – Смотри, я забрал твой прибор, но излучения от тебя еще идут. Стало быть, Сашок вручил тебе два прибора, а не один.

Тут Вася удивился.

– Какие два прибора? Он мне только один дал. Врут твои очки!

– Да нет, Вася, очки не врут. Они четко показывают, что излучения у тебя в районе головы. В волосы он тебе, что ли, второй прибор вставил?

– Да брешешь ты все! Не было второго прибора! – произнес Василий. Вроде в ногах стало чуть-чуть покалывать. Или показалось…

– Ага! Как я сразу не догадался? – объявил Толстосум. – Зуб!

– Чего? – оторопел Вася. Слово «зуб» как солнцем озарило то, о чем Вася ранее не задумывался. И, оттеняя все прочее, мигом сформировалась мысль.

Зуб! Зуб не болит!

Не болит сейчас! Хотя по всем правилам должен болеть!

Вася вспоминал сегодняшнее утро. Момент, когда он перелезал с одного дерева на другое, пытаясь попасть в особняк. Залезть на балкон без происшествий не удалось – ветка, за которую Васян ухватился, сломалась. Посадка не была мягкой. При столкновении с балконом Вася ушиб колено, разбил нос и вдобавок сломал передний зуб, так, что он начал шататься. Все время, пока Васек скрывался в особняке, воевал со Степой Понторезом и пытался спасти Катю, сломанный зуб ныл. Но ушибленное колено болело сильнее и мешало куда больше. Из-за этого на зуб Вася попросту не обращал внимания.

Потому наш ПТУ-шник и не придал значения тому, что произошло после встречи с Инженером. Когда новый друг с помощью своего чудо-прибора исцелил Васину больную ногу, зуб тоже перестал болеть! «Домашний врач» же был надет только на колено! Приспособление не могло вылечить все сразу – Васин разбитый нос так до конца и не отошел от удара. А вот зуб не болел!

Вася ощупал языком верхние зубы спереди. Поразительно! Зуб даже не шатался. Он был как новый. Получается, Инженер поработал и стоматологом. Но когда он успел? Быть может, изобретатель произвел операцию в момент, когда Васе только-только нахлобучили на ногу прибор, и парень временно утратил связь с реальностью? Пожалуй, это единственный вариант.

– Та-ак, – Генрих продолжал свой монолог. – Кажется, я догадываюсь. Зуб излучает некие волны, воздействующие на твой мозг, и под влиянием излучения ты способен в уме преобразовывать каракули, написанные Сашком, в нормальный текст. Что ж, весьма… остроумно. Наш блестящий ученый порой умеет удивлять. Впрочем, к делу, – Генрих подошел к Васе. – Признаться, я заинтригован. В общем, искусственный зуб из твоего рта придется изъять. Прямо сейчас. Мне безумно интересно знать, что там наш Сашок понаписал…

Толстосум одной рукой схватил Васю за нижнюю челюсть и с силой оттянул вниз. Другую руку он сунул парню в рот, готовясь схватить за зуб и дернуть.

Вася мог стерпеть многое. Боль, оскорбления, гадости. Но чтоб кто-либо совал свои грязные пальцы ему в рот! Такое Васек сносить не собирался. Парень сжал челюсти и изо всех сил впился зубами Генриху в палец.

Толстосум скривился от боли.

– Ах ты!... – он выдернул палец из Васиного рта. Замахнулся второй рукой для удара, но неожиданно переменился в лице и завопил что было мочи:

– Аааааа…. Твою мать…. Ыыыыы!!! – Генрих держал правую руку, выставив укушенный палец и нечленораздельно орал. С рукой творилось что-то неладное. Палец разбух и посинел, ладонь быстро меняла оттенок на багрово-красный. Глаза Толстосума вылезали из орбит, на висках набухли синие жилки. Боль, судя по всему, бизнесмен испытывал неимоверную. Внезапно крик оборвался. Олигарх потерял сознание.


Следующие пять минут Вася восстанавливал чувствительность тела. Паралич начинал проходить, руками и ногами получалось двигать, хотя и с трудом. Размяв конечности и удостоверившись, что способен ходить, Васян подошел к недвижному олигарху.

Выглядел Генрих плохо. Правая рука вся обуглилась и почернела. Укушенный палец непередаваемо смердил. Лицо багровое как свекла, покрытое пятнами от лопнувших сосудов. Но бока Генриха медленно вздымались. Значит, богач был еще жив.

– Во дела! – вслух произнес Вася. – Это что, я его укусил, и… Но кусал я его передними зубами… Получается… зуб Инженера не только читалка, но еще и оружие!

Ничего не скажешь, круто. Все-таки Инженер сумел отомстить обидчику. С Васиной, конечно, помощью.

«А я нефиговый Джеймс Бонд на самом деле», – подумал Вася. «Супероружие во рту, обалдеть… Вот только мне б самому случайно язык не прикусить…» Впрочем, Вася верил, что Инженер предусмотрел и этот случай.

Однако надо было действовать. Вася находился в самом центре вражеского штаба, в кабинете главного злодея. Пусть негодяй в отключке, но, если не умрет, рано или поздно он придет в себя. До этого момента нужно было найти выход из ситуации.

Что есть у новоявленного Джеймса Бонда? Голографический прибор, пистолет, и забытый кастет в кармане. Биологическое оружие Анания и его очки тоже могут пригодиться. И не надо забывать о красной папке с записями Инженера.


Итак, что делать Васе дальше?


1) С помощью ГОПАК 7 превратиться в Генриха и спокойно начать раздавать охранникам приказы.

2) А почему бы не замаскироваться под Анания? Раз старик создает големов, значит, может находиться в нескольких местах одновременно. Так меньше шансов засыпаться.

3) Потратить время на обыск кабинета, может, удастся найти еще что-то полезное.

4) Поискать тайный ход из кабинета. Если улыбнется удача, надо срочно выбираться и идти искать Катю.


***


1) С помощью ГОПАК 7 превратиться в Генриха и спокойно начать раздавать охранникам приказы.


Итак, храбрый агент-1337 одолел не одного, а сразу двух главных злодеев. Но заканчиваться шпионской саге было еще рано. Нужно было: во-первых, найти Катю; во-вторых, выбраться вместе с ней из этого места. Смотря на дергающуюся тушу Генриха, Вася размышлял. Ведь этот урод его просто так не оставит. Если с ним не разобраться, то не видать Васе спокойной жизни со своей возлюбленной. Но... разобраться? То есть убить? Да, Вася может прямо сейчас его убить, злодей лежит перед ним совершенно беспомощный. Но... убить??? Нет, убивать нельзя!

«Но что же, блядь, делать-то тогда?! Ведь если я его не убью, то он потом один хрен найдет и убьет меня, и Катьку заодно! Что делать-то?! Валить из города? Из страны? Хера с два! С чего это я должен полностью уничтожать свою жизнь только из-за того, что какой-то хер считает, что я слишком много видел? Этот козел и гроша ломаного не стоит, как и те охранники. Но охранники ладно, они хотя бы ЛЮДИ. А он... ОНО, блин, походу вообще не человек... Да. Он не человек, а раз он не человек, то и совесть меня мучать не будет. Да, я убью его, потом найду Катьку, выберусь, и забуду это все как страшный сон».

Сейчас Вася не был похож на себя. В его глазах горела бешеная злость, вызванная несправедливостью, с которой парень не собирался мириться. В руке он уже крепко сжимал пистолет. Но все-таки что-то Васяна останавливало. Возможно трусость, возможно, его добродушная натура. Вася ведь никому осознанно не желал зла. Он просто хотел жить спокойной жизнью. И сейчас пацан просто не знал, что делать. Но тут внезапно его снова посетила его недавняя «подруга».

– Алле, гараж! Че тут происходит? – зазвучал женский голос у него в голове. Вася рефлекторно обернулся, посмотрел по сторонам. Лишь потом вспомнил, что это за голос, и мысленно ответил.

– Опять ты? Что, снова скажешь, что убивать нельзя?

– Блять, иначе я б сюда не пришла епта, дурачина, сколько раз тебе повторять надо, что нельзя людей…

– Заткнись, и послушай сначала. Вот смотри, видишь этого корчащегося уебка на полу? Он пообещал, что не отпустит меня с Катькой, и засунет в свой зоопарк, превратив в каких-то мутантов. Он видел меня в лицо. Если я его не убью, то он полюбасу потом меня достанет. И девку мою заодно. Получается, либо я его убиваю сейчас, либо он меня потом. Что можешь посоветовать?

– ... – совесть не ответила.

– Че молчишь? Отвечай, ты ж у нас правильная вся такая! Кто тебе дороже – я, или тот уебан, который пытает людей и кайфует с этого?

Совесть продолжала молчать. Вася подумал, что она «ушла», но спустя минуту она все же ответила.

– ...Окей, ситуевина и впрямь сложная. Давай по уму все разложим. Смотри, у этого кекса с тем дедком явно нефиговый конфликт, раз они друг друга в открытую убить пытаются. В принципе, если ты щас его кокнешь, то все могут подумать, что его убил старикан. Тем более, что следы борьбы имеются. Однако сам старикан будет знать, что убил его не он, а значит, скорее всего, ты. Плюс, старикан тоже видел твое лицо. Где гарантия, что он тоже не решит к тебе прикопаться после всего этого? Ладно, хоть камер в этой комнате вроде нет.

– А если б были, мне что, пришлось бы убивать всех и каждого, кто видел мое лицо?

– Хех, ну выходит так.

– А как же все эти угрозы про полицию и «посадят»?

– Тут, блядь, уже не полиция. Здесь все куда хуже. Не удивлюсь, если «увольняемых» работников ни хрена не увольняют, а в тот «зоопарк» ссылают или опыты на них ставят.

– Ну, так как мне быть? У меня есть возможность прямо сейчас без труда его убить. Потом такого шанса уже не будет.

– Я думаю, что его смерть тебя не освободит. Тебе нужно придумать че-то охренительно хитрое, чтобы всех облапошить, включая этих двоих. И тогда ты сможешь свалить и потом жить спокойно. Ну, в теории. Это все, что я могу тебе сказать. Решение принимать должен ты сам. Да ты не парься, ты ж у нас парень везучий.

– Ага... везучий, не то слово.

– Не ссы, ты главное на месте не стой. А там видно будет, как быть дальше. Ну, удачи! Ты мне живым нужен!

На этом диалог с «совестью» завершился. Вася заметно приободрился, хотя по-прежнему не знал, что делать. Но «совесть» велела не стоять на месте. Значит снова нужно импровизировать.


Вася глубоко вдохнул, выдохнул, и приступил к делу. Сначала стандартная процедура по сбору лута. Но на этот раз надо брать только то, что реально пригодится. Сперва Вася обыскал пыльные останки «фейкового» старика.

«Игольный пистолет – штука крутая, но запросто может убить человека. Впрочем, убивает не сама игла, а яд, который находится в баллончике. Найти бы что-нибудь на замену яду. Что-то более безопасное».

Помимо пистолета, Вася извлек из под останков небольшой кейс, который, несомненно, служил для оружия хранилищем. В кейсе также находился баллон побольше (судя по всему, служивший для «заправки» маленького баллона) и запасной пустой баллончик. Там же было что-то вроде обоймы — коробочка с маленькими цилиндрическими емкостями, каждая с иголкой на конце. Вася осторожно снял баллон с ядом, затем, нащупав нужную кнопку, разрядил и перезарядил иголки. Нацелился в мягкую спинку стула, нажал на курок. С легким щелчком игла воткнулась точно в цель.

«Ну хоть поиглоукалываю их, чтоб жизнь медом не казалась! Так, что еще? Очки старика!»

Вася взял окуляры и, недолго думая, нацепил их на себя. Здоровенные, аж носу больно стало. Огляделся. Картинка через линзы становилась синеватой, цветовой спектр был похож на оный у тепловизора (в представлении Васи). От ГОПАКа, на который Васян глянул сквозь очки, шло ярко-красное излучение.

В верхней части изображения хорошо виднелась надпись «DETECT MODE». Нащупав сверху на очках маленькую кнопочку, Вася сходу понял, для чего она, и стал нажимать, переключая режимы. Среди режимов был «SEARCH MODE», который его сразу заинтересовал.

«Знать бы, как эта штука работает! Че она ищет ваще?»

Вася бездумно глазел по сторонам, пока не увидел неяркое красное свечение на стене. Светился лишь ее продолговатый участок. Пошевелившись вбок, Вася заметил, что свечение движется вместе с ним относительно стены.

«Оно как будто за стенку просвечивает. Но че оно подсвечивает-то? Это то, что я ищу? А чего я ищу-то?»

Приглядевшись, Вася рассмотрел контуры рук, ног, головы. Свечение было в форме человека. Причем в лежачем положении. А Вася здесь ищет только одного человека.

«Это че, Катька?! То есть получается... эта штука ищет то, о чем я думаю??? Ни хрена себе технологии! Да с такой фиговиной я все найду! Хотя... Очки слишком громоздкие, и спрятать их нормально не получится. Да и старикан, наверное, какой-то отслеживатель в них встроил. Блин, придется оставить. Ну ладно, хотя бы я теперь точно знаю, что Катька здесь, а не на стройке».

Теперь очередь дошла до Генриха. Во внутреннем кармане его костюма лежала небольшая плоская коробочка, надпись на которой гласила: «Флормидал». Внутри были ампулы.

«Че это за препарат такой… Флормидал, флормидал... щас глянем в инструкции... Та-а-ак, показания, бла-бла-бла, сильный стресс, высокое давление, бла-бла-бла, действует как сильнодействующее снотворное... Хех. Ниче удивительного. Похоже, этот нечеловеческий утырок из-за своих фокусов с изменением тела часто страдает от высокого давления. Причем очень высокого, раз приходится такие сильные препараты принимать. Но мне они не нужны. Хотя...»

Вася оглянулся на игольный пистолет дедка, потом снова на ампулы, потом снова на игольник. И в голове его, наконец, щелкнуло. Парень достал ампулы из коробочки. Осторожно вытряс жидкость из всех одиннадцати штук в пустой баллончик, после чего аккуратно прикрутил его на место зарядки.

«Усыпляющий пистолет готов! Жидкости немного, но на несколько выстрелов хватить должно! Фиг знает, сработает или нет, но хотя бы припугну их!»


Закончив со сбором лута, Вася быстро взял ГОПАК, включил, нашел скин Генриха, и принял его обличье. Но тут же пацан захотел проверить кое-что еще. Достал из кармана забытый кастет, надел на правую руку, в левую взял игольный пистолет. Затем попытался еще раз «примерить» на себя облик Генриха. И – о чудо! Кастет полностью скрыла голограмма! С игольником, правда, такое не проканало. Все-таки пистолет – посторонний предмет, в отличие от кастета, который по принципу ношения не отличался от одежды. Сунув пистолет за пояс, а игольник – во внутренний карман, Вася быстрым шагом пошел в сторону, откуда его привели. Папку с документами он сунул за спину, чтобы не мешалась.

Выйдя обратно в главный коридор, Генрих-Вася громко произнес «ОХРАНА». Тут же к нему подбежало трое охранцов. Одним из них был Мишаня.

«Отлично, он-то мне и нужен!» – подумал парень про себя. Подойдя к Мишане, он отвел его в сторону, подальше от остальных, и негромко сказал:

– Значит так, Понторез мне обо всем сообщил. Приведи ко мне Кать… эээ… деваху, которую вы поймали. Я буду в гараже, ее нужно срочно вернуть в особняк для… ээээ... допроса.

– Х-хорошо, но почему допрашивать не зде... – заикнувшись, отвечал Мишаня.

– Никаких «но», вам повышение нужно или нет? – перебил его Генрих Васькович.

– Так точно. Сию минуту. Эээ... простите, но где Степа?

– У него сейчас эмм... свое дело, потом поболтаете. Сейчас давай, бегом, ее сюда тащи.

– Слушаюсь, – ответил Мишаня и побежал.

– Так, ты, – повернулся Вася к другому охранцу, – подготовь мою машину. Через 5 минут я уже должен выехать. Все ясно? Бегом!

– Есть! – громко ответил охранец и побежал в сторону гаража.

– Ты, – сказал он последнему из охранников, – стой здесь и никого не впускай в эту комнату. Никого. Только с моего личного разрешения. Понял?

– Так точно! – сказал охранец и встал возле двери.

Лишь эта дверь и небольшой коридор отделяют обитателей базы от комнаты, в которой корчится от боли настоящий Генрих. Он может очухаться в любой момент и поднять тревогу. Нужно спешить...

Быстрым шагом Вася направился в сторону подземного гаража, куда побежал один из охранников. Спустя примерно минуту он уже подходил к машине, которую успел пригнать к выезду тот самый охранец.


***


– Дай пройти, – сказал охраннику мужчина в камуфляже.

– Простите, личный приказ Генриха никого не впускать.

– А где сам Генрих?

– В гараже, собрался уезжать в свой особняк.

– Что значит уезжать? С какой стати? Он только что приехал, у него тут валом дел. И никого не предупредил? Это бред. Пропусти сейчас же!

– П-простите, т-товарищ м-майор, личный приказ Генриха... – перепуганно ответил охранец.

– Понятно, хорошо...

Вояка отвернулся вбок, потом резко схватил охранца и швырнул через себя на пол, после чего вломился в злосчастный коридор.


***


Вася нервничал. Наконец, появился Мишаня. И на плече он кого-то нес. О, радость! Эту девичью задницу, эту изящнейшую пятую точку Вася не спутал бы ни с чьей другой!

«Катька, блин, наконец-то!» – обрадовался Вася, но тут же вновь состроил хмурое лицо. Катя не шевелилась.

– Она без сознания? Чем вы ее накачали? – спросил Вася, изо всех сил стараясь подражать Генриху.

– Обычное снотворное. Мы с ней ничего не делали! – уверенно заявил Мишаня.

– Точно? – медленно выговорил Вася, попытавшись состроить максимально угрожающее выражение лица.

– Т-так точно, товарищ начальник! – пугливо ответил Миша.

– Хорошо, молодцы, вам это зачтется. Клади ее на заднее сиденье, только осторожно.

Мишаня послушно выполнил приказ, пока Вася открывал ворота гаража. Однако тут конспирация и закончилась.

– Эй, ты, ни с места! – донеслось до уха парня. На входе в гараж стоял вояка в камуфляже. Тот самый, которого он видел на совещании.

– В чем дело, я спешу! – нервозно ответил Вася, понимая, что спектакль подходит к концу.

– Охранник, закрыть гараж, немедленно! – рявкнул вояка.

Мишаня стоял рядом с машиной и не мог понять, в чем дело. Вася не знал, что ответить. Вся затея летела коту под хвост.

– Схватить этого шпиона! Он кто угодно, только не Генрих. Настоящего Генриха сейчас в медлабораторию везут, он в ужасном состоянии. Ты, кто бы ты ни был, об этом пожалеешь. Ну, что стоите?

Один охранец резко рванул к двери гаража. Вася кинул взгляд на Мишаню, который все еще стоял рядом с ним. Мишаня до сих пор недоумевал, но взгляд его менялся не в лучшую сторону.

Недолго думая, Вася двинул медленно соображавшему охранцу быстрым коротким ударом в челюсть. То, что рука укреплена невидимым кастетом, стало для Мишани сюрпризом. Охранец вмиг начал оседать. Вася же, воспользовавшись тем, что движения его рук не видят, выхватил бесшумный игольник и выстрелил сначала в гвардейца, бежавшего к двери гаража, а затем в ногу другого охранника, бегущего прямо на него. От выстрела последний споткнулся и налетел прямо под очередной Васин «вырубающий» удар незримым кастетом. Несущийся к двери охранец тоже упал, не добежав до кнопки.

Тем временем, к входу в гараж прибежало еще человек десять. Увидев толпу гвардейцев, Вася выхватил уже настоящий пистолет и выстрелил несколько раз в пол перед ними. Охранцы тут же рванули обратно в укрытие, доставая на бегу свои стволы.

– Ах ты ж, сука! – процедил вояка, скрывшись вместе с ними.

Вася знал, что у него на все про все лишь несколько секунд, потому тут же вскочил в машину и быстро ее завел. Затем, пальнув в сторону охранников еще пару раз, чтобы не высовывались, произвел меткий выстрел в кнопку закрытия гаража, и вжал педаль в пол! С громким шорканьем резины машина дернулась с места и скрылась в туннеле.

– Что стоите, езжайте за ними! – рявкнул вояка.

– Товарищ майор, дверь заклинило, не открывается!

– Ырррргх, вот же тварь! Ну, ничего, из туннеля им живыми не выбраться. Свяжитесь с центром безопасности особняка. Пусть дадут команду стражам уничтожать всех, кого встретят, независимо от внешности.


***


Вася продолжал нервничать. Он неплохо сымпровизировал, смог выбраться с базы Б1. Но куда ехать теперь? Раз его раскрыли, значит, будут ждать на выезде. А выезда здесь только два – к особняку или к стройке. В особняке по-прежнему повсюду охрана, значит, туда ему путь заказан. Остается только стройка. Та самая стройка, где состоялось его первое знакомство с жутким обществом сектантов. Место, откуда он героически спас свою подругу. История повторялась. Только вот на этот раз друзей рядом с Васей не было. Парень был совершенно один (не считать же бессознательную Катю!), потому ошибок совершать нельзя.

Время было не на его стороне. Чтобы выбраться на свободу, необходимо прорваться еще через одну базу. Оставалось надеяться, что на стройке уровень охраны будет поменьше.

Однако спокойно приехать куда-либо Васе было не суждено.

Где-то справа от себя Вася услышал громкий скрип металла. Пацан мельком успел увидеть, как в с правой стороны тоннеля открывается большая дверь, высотой до потолка. За ней в свете фар он сумел углядеть лишь какие-то вычурные контуры. Толком ничего не поняв, Вася сильнее надавил на педаль газа. Спустя пару минут далеко впереди он также заметил какое-то мельтешение. Сомнений не возникало. То был стражник, о котором писал Инженер. Стражник, поджидающий на пути и громко лязгающий своими гусеницами. А сзади, значит, появился второй. Прямо из стен вылезли. Вот где они сидят, когда спокойные.

– Ну, все, приехали, – подумал Вася и остановился, заглушив двигатель и вырубив фары. Сейчас он был зажат в железный «бутерброд» между этими двумя чудищами. Расстояние от них с обеих сторон было примерно в полкилометра, и этот показатель медленно, но верно уменьшался.


Вася уткнулся лицом в руль. Снова очередная, казалось бы, безвыходная ситуация. Но, как показала практика, выход должен быть всегда. Нужно подумать. Васины прибамбасы в данной ситуации бесполезны. Кроме них есть только сам автомобиль.

«Стоп... это же личный автомобиль Генриха! Он наверняка гораздо круче обычной машины!»

Догадку нужно было проверить. Вася быстро выскочил из авто, достал пистолет, открыл заднюю дверь, прицелился в дверное стекло и выстрелил. Как он и полагал, пуля отскочила, оставив лишь едва заметную царапинку. Еще один выстрел в саму дверь – и тот же результат.

– Отлично, значит, его тачка пуленепробиваемая, так что прорвемся!!! – обрадовался Вася. Но секундную радость прервало нечто поистине неожиданное. Внезапно туннель сотряс мощнейший взрыв. Гул взрыва раздался со стороны базы, с которой Вася лишь недавно выехал. Оглушающий грохот в сочетании со звонкой пустотой туннеля напрочь «вышиб» парню барабанные перепонки. Вася упал, схватившись за голову. От звона в голове хотелось застрелиться. И как же повезло, что он все это время не прекращал крепко держать уши закрытыми! Ведь через несколько секунд прогремели еще два взрыва!

– Что, ебать вас всех в сраку нахуй, за пиздец, блять, здесь творится, сука??!!? – проорал Вася, не чувствуя собственного голоса. Зато он увидел, как начал обваливаться потолок. Эта картина мгновенно вернуло его к реальности. Парень стремглав вскочил в машину и рванул в сторону стройки. Он ровным счетом ни хрена не слышал; на дорогу сыпались камни с потолка; помимо них в туннеле поднялась такая пыль, что фары стали практически бесполезны. С нулевой видимостью ехать было проблематично, но зато шансы проскочить мимо стражника были велики. Только на это сейчас и надеялся Вася. На то самое, очередное, «везение», о котором говорила «совесть».

Спустя минуту езды «в никуда» Вася начал прижиматься к левой стене, в надежде не наткнуться на стражника. Когда слух начал возвращаться, до ушей Васяна стали доноситься звуки пуль, отлетающих от лобового стекла. Видимо, пылевая завеса не мешала гог-магогу видеть цель. Впрочем, успеха стрельба ему не приносила.

– Ха-аа-, хер тебе, жопа железная! – крикнул Вася, продолжая прижиматься к левой стене. Однако на этот раз не повезло – метров за двадцать до стражника Вася понял, что не угадал с расстоянием, и резко дал по тормозам. Удар от столкновения был достаточно сильным, однако машина почти не пострадала, если не считать сильно помятого капота и разбитой фары.

Но не успел Вася оправиться от удара, как на лобовуху с силой обрушилось что-то тяжелое и массивное. Стекло разошлось трещинами во всю ширину, но не вылетело. Вася понял, что второго такого удара оно не переживет, и врубил заднюю скорость. Однако буквально через несколько секунд зад джипа во что-то уперся. Обернувшись назад, Вася увидел в пыльном тумане зеленое свечение за задним стеклом. Спустя еще секунду это свечение пробило стекло, и ворвалось в салон. Вася успел резко пригнуться.

«Блядь, лазер!!!»

Пробившись в салон, зеленый лазер тут же начал расширяться по вертикали, стремясь, судя по всему, разрезать машину пополам. А на заднем сиденье лежала Катя. Еще чуть-чуть и будет поздно.

Вася врубил передачу и рванул вперед, выписывая зигзаг. Затем, как только увидел перед собой тушу первого стражника, резко дернул в правую сторону. Машина со скрежетом отшлифовалась о стену. Вася сумел. Автомобиль пролетел мимо железного истукана. Затем, все еще видя на заднем стекле яркий свет от зеленого лазера, Вася снова сместился влево, укрывшись за вторым стражником. Тачка Генриха оказалась чертовски надежной и продолжала так же уверенно ехать вперед, несмотря на повреждения.

Спустя пять минут Вася доехал до развилки. И тут его осенило. Как он мог про это забыть? Ведь Инженер говорил ему про еще один путь в туннель, путь с поверхности. Значит, можно через него и выбраться наружу! Что ж, на стройку Васе попасть было не суждено, по крайней мере, сейчас. Впрочем, он особо и не рвался.

По памяти доехав до примерного расположения входа в обитель Инженера, Вася развернул машину в обратную сторону. Вышел, вынес Катю из салона, положил на землю. Щурясь от еще не до конца осевшей пыли, нащупал на земле увесистый камень, упавший с разрушенного потолка, положил его на педаль газа и врубил скорость. Машина с грохотом и скрежетом об стены понеслась в туман, в сторону двух стражников.


Вася взвалил Катю на плечо и пошел в обитель Инженера. Открыв железную дверь, парень ожидал снова услышать громкий гул работающей машинерии. Но стояла мертвая тишина, которую для Васи нарушал только звон в его собственных ушах. Более того, в заводском помещении даже не было света. Пришлось использовать голографический интерфейс ГОПАКа, благо светило устройство довольно ярко. Вася снял прибор, выключив маскировку, затем включил интерфейс и направился вглубь. Все машины стояли, ни одна не работала, словно отрубили энергию.

«Наверное, электричество сюда шло с той лесной базы, на которой че-то взорвалось. Че это за взрывы были, кстати? Может быть Генрих уже... того?» – думал про себя Вася.

Он размышлял, пока не дошел до двери, которая вела в тихую комнату с Инженером. Изнутри до глаз доносился тускловатый белый свет. Дверь сама щелкнула электронным замком и приоткрылась. Вася зашел, дверь за ним захлопнулась.

– Инженер, это я, Вася. Ты тут в порядке? – не слишком уверенно произнес Васек. На средней полке открылась дверца и за ней показалась та самая колба, с головой Инженера.

– Приветствую. Да, я в порядке. Не думал, что ты вернешься так скоро. Ну и шуму же ты наделал! Даже без электричества меня оставил. Сижу вот на резервном генераторе, – все таким же мягким голосом, как и раньше, ответил Инженер.

– Я тут ни при чем. Я не знаю, чего там у них случилось, сам чудом ноги унес, еще и подругу вытащил. Я и не знал, что там все взорвется. Вот что значит – повезло. Не зря торопился свалить.

– Да? Хм, неужели это мятежники настолько осмелели? Да нет, вряд ли, у них никогда не было средств на подобные теракты. Да и к базе их со взрывчаткой никто на пушечный выстрел не подпустил бы. Тут что-то другое. Хм, интересно...

– Может все тот старый очкарик затеял? Они с Генрихом явно че-то не поделили, в открытую пытались друг друга убить.

– Кто-кто? Старый очкарик? Это был старичок с таким взглядом, будто всех подозревает? Ананий?

– Ананий-шмананий, не знаю я их по именам, наверное, он. Ну да, этот упырь Генрих его так называл. Сначала старпер попытался Генриха убить, а потом тот его замочил. Правда, старик на куски рассыпался, как будто был из песка.

– Ага, а окуляры его, значит, остались лежать на земле?

– Да, я хотел их взять, но они больно палевные были. Ну, я их и кинул там.

– Вася, ты даже не представляешь, как правильно ты поступил. Эти окуляры и стали причиной взрыва. Их моделировал как раз я, по личному заказу Анания. Состоят они из экзотического материала, который родом не из нашего измерения. В естественной среде этот материал стабилен. Но в нашей реальности он приобретает очень опасное свойство – при разложении выделяется колоссальное количество неземной энергии, которая приводит к взрыву. Ананий заверил меня, что выбрал этот материал лишь из-за его чрезвычайно высокой энергоемкости, мол из него получится мощный и компактный прибор. А разлагать он его не собирается. А на деле вот оно как вышло.

– Но было-то три взрыва, а не один! Я тогда чуть не оглох, до сих пор звон в ушах стоит.

– Да, я тоже почувствовал три толчка. Видимо, мне для работы он принес не весь материал. Похоже, что он планировал это не один день, и смог незаметно «заминировать» весь комплекс. Но старик не мог поступить так в открытую. Это был бы конец для него самого, насколько он бы ни был влиятельным. Наверняка он попытался бы это на кого-то свалить. Но не на мятежников же, ему ведь никто не поверит. Тогда... стоп... раз ты его видел, значит, и он видел тебя. А те окуляры способны распознавать любые голограммы. Это я не продумал. Выходит, он увидел, что ты не тот, за кого себя выдаешь, и решил тобою воспользоваться?

Вася хотел ответить, но Инженер продолжил:

– Не отвечай, по глазам вижу, что так и есть. Это плохо. Значит, как только он увидел тебя, у него созрел план по-тихому устранить Генриха, а потом использовать твою способность принимать чужой облик. Но так как Генрих его, как ты говоришь, «замочил», то он решил прибегнуть к плану «Б», взорвав дистанционно весь комплекс целиком. Видимо все, что ему нужно было, это козел отпущения, на которого можно все свалить. И этот козел – ты, Вася!

– Э, я не козел! И вообще, Генрих может живой еще! Его вроде куда-то доставить собирались прям перед тем, как я оттуда свалил. В медлабораторию какую-то. Лечить от моего укуса. За зуб, кстати, спасибо!

– Аааа, ха-ха-ха-ха! – рассмеялся Инженер, – Ты нашел мой маленький подарочек. Не думал, конечно, что дойдет до столь близкого испытания! Ну что ж, я тоже весьма предусмотрителен! Жаль только, что укус тот для Генриха оказался пусть и болючим, но не смертельным. Уж очень сильный у него иммунитет к подобного рода вещам. Привился от всех зараз и ядов, о которых только знал. Но это хотя бы спасет тебя от клеветы Анания. Впрочем, сам факт того, что они лично тебя видели, уже является довольно опасным. Честно говоря, я даже и не знаю, как тебе полностью обезопаситься, – грустно заключил Инженер.

– Я тоже не знаю, но надеюсь, что проканает. Я же до сих пор жив! А пока жив, эти суки меня не возьмут!

– Надеешься на удачу? М-да, кажется, я начинаю все понимать... хм...

– Что? Что ты понимаешь?

– Да так, ерунда. Ты прости меня за всю эту болтовню, ты ведь спешишь. Просто я ни с кем не имею возможности говорить. Тебе нужен выход на поверхность, я прав?

– Да, по ходу сейчас для меня это единственный выход отсюда. А по поводу болтовни ты не извиняйся, я ж понимаю все. Да и потом, на базах сейчас, один хрен, наверняка творится жуткий кавардак, а в туннеле гог-магоги потрошат все, что увидят. Так что сюда пока никто не сунется. И мне передохнуть нужно было. Конечно если б не джип Генриха, я бы досюда не доехал. Эти гоги-магоги – типы суровые. Обычную машину они бы в два счета пустили на консервные банки.

– Надеюсь ты не оставил его прямо возле входа сюда?

– Нет, конечно, я ж не совсем дурак! Я прижал педаль газа и пустил его назад к этим магогам. Пусть распотрошат джип как следует, чтобы даже следов никто не нашел!

– Да уж, не зря я решил довериться именно тебе. Ладно, сейчас открою выход. – За стеной слева от Васи послышалось негромкое поскрипывание металла. Из-под пола показался небольшой люк, а за ним прямой лаз метров в пять длиной. Вася удивленно заглянул внутрь.

– Нравится, да? эта стена состоит из нескольких секций, одна из которых пустая. И таких стен здесь пять штук. Если выстроить все секции в правильном порядке, то образуется проход. Как именно их нужно выстраивать, знаю только я. За этим проходом небольшой лифт, который доставит тебя на поверхность. Не волнуйся, он сам себя замаскирует, после того, как ты выйдешь из него. Надеюсь, что на местности ты сориентируешься.

– Даже если не смогу, это будет самая мелкая фигня за сегодняшний день, – с улыбкой ответил Вася. – Ну, я пойду.

– Погоди, может твоей девушке стоит помочь? У меня есть средства, подавляющие действие усыпляющих препаратов.

Вася задумался. Сколько всего нужно будет Кате объяснять и сколько ругани может из этого выйти в итоге...

– Не, не надо, мне так удобнее.

– Дело твое. Но средство ты возьми, а то под этими усыпляющими она может и неделю в отключке быть. Удачи.

– Спасибо. И это, я помню про обещание! Как только все утихнет, я приду сюда. Честное пацанское!

– Буду ждать. Надеюсь, все действительно утихнет.

Вася сел на пол, взял Катю за плечи и спиной вперед проволок ее через проход. Лифт представлял собою куб высотой в один метр. Он явно был рассчитан на одного. Пришлось повозиться, чтобы уместиться туда вместе с Катей. Кнопок не было, перемещением лифта тоже управлял Инженер. Двери медленно закрылась, куб неспешно двинулся вверх. Пока лифт поднимался, Вася думал, что делать дальше.

«Взрыв-то был сильный. Генрих выжил или нет? Если нет, тогда о нем можно не волноваться. А старик наверняка решит, что я тоже погиб при взрыве, ну, или в туннеле от тех магогов. Но что то был за чувак в камуфляжной форме? Неужто начальник этой самой охраны? И где у них там эта медлаборатория? Из лесной базы ведь только один выезд для машины – подземный. И, кстати, где сейчас Степа Понторез? На лесную базу он так и не прибыл, значит, еще в особняке. Ну, пусть там и сидит. Блин, как же я устал...»

Окончательного выхода из этой кутерьмы Вася по-прежнему не видел, но знал, что на просто так все оставлять нельзя. Что же делать?


1) Привести Катю в чувства с помощью средства Инженера и все ей рассказать прямо сейчас.

2) Найти где-нибудь тихое место и поспать, уже скоро ночь.

3) Отправиться домой в общагу. Путь не близкий, но своя кровать всяко лучше, чем какая-нибудь подворотня.

4) Позвонить друзьям и попросить о помощи.


***


2) Найти где-нибудь тихое место и поспать, уже скоро ночь.


Лифт дрогнул и остановился. Двери плавно начали открываться. Вася, все члены которого за время поездки изрядно затекли, вместе с Катей кулем вывалился наружу. Упав, приложился головой об стену, к счастью, не очень больно. Девушка свалилась прямо на него, что-то пробормотав во сне, но от падения не проснувшись.

Створки лифта мерно двигались влево-вправо. Они не могли закрыться из-за того, что ноги Кати все еще находились в кабинке. Вася, как мог, аккуратно спихнул с себя недвижную Катюху и подтащил ближе к себе. С ходу Васина спина уперлась в стену — пространство, в котором очутились молодые люди, было довольно узким.

Без преграды на пути двери, наконец, смогли закрыться. Миг — и никаких следов присутствия лифта перед Васиными глазами не было в помине! Просто кирпичная стена, глухая, неоштукатуренная.

Василий огляделся вокруг и удивился. Место, в которое он попал, было обычной шахтой канализационного люка. Отвесные стены вокруг — одна из них, та, напротив которой Вася вытянул свои усталые ноги, скрывала управляемый Инженером лифт. Из стенки сбоку торчали металлические скобы, ведущие к выходу наверх. Над головой – крышка люка, неплотно прикрывавшая отверстие входа, так, что струившийся сквозь щель свет помогал Васе узреть всю обстановку.

«Уф, выбрался. Интересно, где я очутился?» На самом деле, интерес — не то, что Васек сейчас чувствовал сильнее всего. На парня мгновенно накатила неимоверная усталость, переходящая в дремоту. Все-таки он слишком много пережил за этот суматошный день. Несмотря на то, что лежал Васян в крайне неудобной позе, вставать ему не хотелось.

«Да, дела. Раньше я так вырубался только от водки. Ну ладно, совсем немного вздремну, минут пять, а потом вылезу отсюда и подумаю, че делать дальше».

Как можно удобнее устроив Катюху, Вася не без удовольствия склонил голову на уютную девичью грудь. Согнув ноги в коленях, разместил их напротив замаскированного входа в лифт.

Под мерное Катино дыхание глаза сами начали слипаться. Картинки и образы произошедших событий возникали в мозгу одни за другими.

«А подарок Катюхе к нашему празднику я так и не купил...» – последняя связная мысль мелькнула в голове Васька. Но все думы парня тут же смешались, и уже секундой позже Вася крепко спал.


КОНЕЦ ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЫ.


Продолжение следует...




 



Последние комментарии

гендерное чудовище?)) ...


Какая прелесть! ...


Это-сильно. Некий философский монолог каждого из нас. Не каждому под силу оглянуться назад... ...


Есть такое понятие, как размер... Увы... ...


Алекса
Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Вступление воспринимается как чтение энциклопедии. Но затем, на удивление, узнаешь, что за немаленьким текстом скрывается...


Dreamer
Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но...


!!!!! ...


Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но душу...


Dreamer
Вот эту запретную песню можно как-то с музыкальным сопровождением услышать. Если что, пишите в личку. Здравствуйте...


В-общем, повествование вызывает интерес с точки зрения психологии. Героиня ищет свою нишу в окружающем мире,...


Друг?
10.07.2017 11:50
Dreamer11
Написано больше в публицистической манере с психологическим оттенком. Размышления о дружбе, верности, самопожертвовании ради другого...


Dreamer
Открой секрет - кому посвящение? )
Его нет на этом сайте....


Dreamer
История, видно, длинная ... Кристи надо бы еще похвалить за усердие, беглые мысли, призвать поторопить...