Рассказ "Тайна из детства"


Просмотров: 3
 0 


Личис Сергей2
01.11.2017 10:31

СЕРГЕЙ АСКЕТИН

Тайна из детства

Дата написание: декабрь 2014 года.

Отредактирован и готов для чтения: 31 октября – 1 ноября 2017 года.

В детстве, когда нам было около двенадцати лет, мы сидели на берегу Дона, и бабка моего товарища, старая казачка, рассказывала нам о том, что на другой стороне реки, возле разрушенного монастыря, есть подземный ход через Дон. Тогда, слушая ее, мы думали, что найдем этот ход, попробуем перейти по нему, сделав невероятное открытие. По словам бабки Евдокии (бабки Дуси, так звали ее сродники), было понятно, что она знает, где находиться этот ход, но не хочет нам его показывать. Она боялась, что старый ход может обрушиться на нас и последствия нашего открытия, могут быть очень серьезными. Из ее слов, было понятно, что выход из хода находится, где то в районе озера Подовское, довольно далеко. Основной приметой был маленький, почти незаметный вооруженному глазу водоем. Тут – то и должен был находиться заветный выход.

О, сколько раз тогда мы пытались найти, этот подземный ход! Сколько раз мы, воображая себя археологами, отправлялись в поход за приключениями! Мы с компасом в руках простукивали землю, копались в траве, растаскивали камни, мечтая найти его, но у нас так и не получилось сделать это. Мой товарищ Эдуард, мы его просто звали Эдик, успокаивая себя и всех, говорил, что все ровно, со временем узнает у бабки, где находится это место…

Шли годы, бабки Евдокии не стало. Мы повзрослели, и стали забывать о нашей мечте о несбывшемся открытии. Но, каждый раз, приезжая на реку Дон я вспоминаю об этом подземном ходе и истории, которая напрямую связана с ним. Истории о людях из дореволюционной России…

2

В смутное и не понятное в судьбе России время, когда казачество было еще в своем расцвете, трое казаков верхом на лошадях возвращались с войны. Уморившись, с долгого пути, чтобы совсем не заснуть, они на три голоса затянули одну из песен, которую казаки обычно поют в посты, ибо близился праздник Успения:

- Жииии- ил юу- ны - ый отше - е - э - льник, - пел первый казак.

- Он, в ке - э - льи моля - а - ась, - вторым голосом, подпевал второй.

- Свя - ще - нную кни - и - и игу, - присоединялся третий.

- Чи - та - ал у - у - у - глубя - а -а - ась, - продолжили они петь уже вместе.

- Свя - ще - нну - у - ю кни - и - и - игу,

- Чи - та - ал у - у - у - глубя - ясь.

-В той книге прочел он,

Что тысяча лет,

Как день перед Богом,

Мелькнет и пройдет, - продолжало песню трио.

Минуя святой колодец, что стоит почти на вершине горы, они решили остановиться у ее подножья, в хуторе Саушкин, который находился при Свя́то - Вознесе́нском Кре́менском монасты́ре, на правом берегу реки Дон.

- Здорово ль живешь хозяйка?!- подъезжая к одному из дворов, стоящим почти на окраине хутора, обратился один из казаков.

- Слава Богу!- ответила пожилая женщина.

- А, хозяин - то есть, мать? - продолжил спрашивать казак.

- Да к Крутовым ушел, уж вернуться скоро должен, - ответила старушка.

- Примите служивых на ночь? - опять, спросил казак.

- Ну, а как же вас, да не принять -то?! Заходите милые! Грех это, служивых, с дороги на улице оставить!

-Ведите сюда, на баз лошадей. Пущай, со скотиной вместе ночь перебудуть, да и сенца вместе поедять. Откель, путь держите, служивые? Что слыхать - то нынче? Говорят, власть другая будеть? - показывая дорогу к сараю, бормотала старая казачка.

- Мать! Дай водички попить, Христа ради! - распрягая коня, попросил один из казаков.

- Да что ж, она водичка, вам даст- то? - продолжала старушка. - Вы с дороги, усталипади, да и не ели гляди ничего? Может быть, молочка вам холодненького с погреба достать или ирьянчику (кисломолочный напиток) развести?

- Ирьяну, было бы не плохо мать попить, да пост сейчас! - ответил казак.

- Пост постом, а тем, кто в дороге путником, все же не возбраняется! Тем более с войны едите! Нюрка! Пойди, наведи ирьяну рябятам! Принеси, пусть попьют с дороги! - крикнула пожилая женщина девице, что проходила с платком, неся ведро с водой.

Девушка покорно пошла доставать из погреба ирьян. Служивые продолжили разговор.

- Домой, нынче мать едим! Все, закончилась война! Немцы говорят, сначала, мол, между собой разберитесь! Ведь и царь, вроде как от престола отказалси.

- Господи! Это, что же будеть - то теперь, а..? - с ужасом, ознаменовав несколько раз себя крестом, воскликнула женщина.

- Да, да! Я давно уже слыхал, что он хочет от престола отказаться, - продолжал казак, - вместо себя, сына своего малолетнего хотел посадить. Но вот только, как управляться во всем этом он будеть ? И тут партий-советчиков так называемых, уж больно много стало, вот он и передал им всем правление!

- Господи, спаси и сохрани! - промолвила старушка.

- Нынешняя власть говорит о том, чтобы все были равными! А те, хто не хочеть, мы заставим! А ежели, опять не захотят, то побьем их. Говорят, мол, не будет больше денег, будут все жить без них. А кому мало всякого добра, тот должен у кого много взять. А у кого много этого добра, тот сам должен отдать тому у кого его нету. Вон, в Петербурге, хто согласен с этим постановлением, тот красный бант одевает. Я сам видал!

- Да будя, табе, - перебил его другой казак, - Ты хочешь сказать, что, наконец- то таперь, по Писанию будем жить? Да…Неплохо! Да ,только, вот в Писании все добровольно к этому должны прийти, а тут- насильно! А значит это совсем не по-православному! Значить, ересь это все бесовская! А воевать, кто будеть? Сейчас враги отечества нашего, пока перестали воевать с нами. А, вот чуть отсидятся, отдохнуть и опять к нам полезуть. Что тогда?

- А тогда, - продолжал первый казак - тогда, когда нынешнее правление сделает нас всех равными, тогда мы другим покажем, как хорошо жить! И те, хто посмотрят на нас, тоже захотять, чтобы и у них было так же хорошо, как и у нас. Нихто, не захочеть завоевывать чужую землю. Воюй ты, али не воюй, все ровно тебе чужая земля не нужна будеть. И войны тогда больше не будет, потому что у всех все общее! И счастье, и богатство общее на всех. Вот, представь, Петро!

-Захотел я, к примеру, поехать в карете в Санкт - Петербург, и - поехал! Захотел я, на корабле поплыть через море, посмотреть, как в Ахрике живуть, взял и поплыл! Захотел поесть ананасу в ресторане, где графья кушают, - взял и поел! А главное денег- то никаких не нужно! Потому что, денег больше не будеть! Хочешь, бери бесплатно все, что пожелаешь. Хочешь, ехай, куда тебе вздумается и платить ничего не надо!

- Ну, ты и даешь! - опять перебил его, Петро. - Эт., что ж, я буду работать, а ты будешь на корабле плавать, так выходит че ли? Слыхал, я про эту власть новую! Бесы, в этой власти сидять! Хотят вроде народу угодить, провозглашая православные мудрости из Писания, а сами, под шумок, хотять себя вместо Бога поставить! Мол, того, что это они, яко бы справедливость, сию сделали! А Бога, вообще, хотят отвергнуть! Вроде как Бога нашего, придумали! Нет Бога, а есть они! Вот мы, смотрите боги ваши, и нам вы должны служить! Так что, бесовская эта власть!

-Господи помилуй?! - нанося на себя крестное знамение, испугалась старая казачка, - эт., что ж это, они затеяли? Будь они неладны!

- Да, да! Для того эта власть бесовская так хочет богами стать, что Писание использовало, и то, что написано в Деяниях! Я даже это себе на бумагу переписал, и теперь с собой, написанное ношу! - Он, достал небольшой листок, завернутый в платок из внутреннего кармана, и стал читать: "и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее(Деян.4:32,2:44)”. Во как! Равные! Понял, что они хотять?! А еще говорят, что главный у них какой- то преступник, который с ссылок не вылазил, в Германию сбежа. А оттуда в Швецарию (Швейцарию). А сейчас его к нам, в Россию в пломбированном вагоне, отправили. Таперь, ты понял, что за власть это?!

- Господи, Господи, что ж будет- то?! - с жалостью заголосила пожилая женщина.

- Ну, будя вам, пустыми разговорами заниматься! - перебил их беседу третий казак. - Спать уже пора, а вы все никак не угомонитесь. Лучше меньше трепитесь языком, а то запугали человека! – мотнул он головой в сторону старушки. - Хозяйка, не слухай их, они многое чего на фронте понабрались! Скажи лучше, где нам разрешишь ночевать? Нынче тепло, может мы в стогу сена, у вас тут во дворе ляжем?

- Да ложитесь милые, - ответила она. - Только в лес, ночью не ходите. Говорят, там леший появился, и все хто туда идет, тотчас исчезают безвестно! Так что, будьте осторожнее!

- Ничего мать, - продолжал говорить третий, - мы так по дому соскучились, что нам любое море по колено и горы по плечу! А ты говоришь, леший!

- Я бы вас в хате положила, та некуда и положить вас, - продолжала женщина, - в хате мы с дедом, семеро внучат, две снохи, та дочка. Вон внуков сколько, и все парни. Повезло нам с ними! Мы своих-то сыновей пожанили. А дочка, таперь вот, своего жениха ждеть. Как дождется, свадьбу сыграем. Там, ничего не слыхать-то, когда домой- то всех распустят?

- Скоро мать! Спаси Христос!

- Ну, ложитесь милые! С Богом!

3

Как это обычно бывает у нас на Юге, в теплое время суток летом. Когда наступает ночь, небо зажигается тысячами, а может даже миллионами звезд. Четко видны туманности и млечный путь. А луна, как яркий фонарь, освещает все в округе. Свежий воздух, приятное тепло, запах сена, пение сверчков, погрузило в глубокий сон, усталых от дальней дороги путников. Но вдруг…

- Эй, Петро! Петро! Слышишь ты, Петро? - глубокой ночью, будя своего товарища, испуганным шепотом, заговорил первый казак. - Петро, глянь!

- Ну, чего табе? - пробормотал сквозь сон Петро.

- Смотри Петро! Смотри! - показывая пальцем, продолжал говорить первый.

- Ну, что еще ты там увидал? - не проснувшись еще до конца, кряхтя проговорил второй.

- Смотри! Видишь? Вот там, на бугре в лесу ,недалече от хутора кто-то ходит! Видишь?

- Да, хто там ходит?

- Видишь, костер хто - то жжет?

- Ну и что? Пущай сабе жжет, на здоровье!

- Там, какой - то маленький человек, в капюшоне.

- Монах там, какой - нибудь!

- А костер, зачем ночью?

- Холодно ему. Потому и жжет!

- Слышишь, Петро? А, что он там ночью делает? Что ему в монастыре ночью не спится?

- Да я откуда знаю? Может быть, по какой-нибудь нужде вышел.

- А далеко так от монастыря, зачем?

- Зачем, зачем? Что бы ты спрашивал! - негодуя на своего товарища, ответил Петро, - Пади и спроси у него.

- Петро, а если это не монах, колдун какой-то? А? Может быть старуха, и вправду не со старости умом тронулась. Может и впрямь знает, что там леший?

- Да замолчите вы или нет?! - ругаясь громче всех, раздался голос третьего казака.

- Николай, колдуна увидал! - весело ответил Петро, - Он, похоже, от дороги так утомился, что ему от счастья, что почти до дома доехал, колдуны казаться стали!

Вновь стало тихо вокруг. Прерванная разговором мелодия сверчков под звездным небом, опять возобновилась. Но оказалось ненадолго.

- Эй, смотри, Петро? - уже тревожнее обратился к товарищу Николай. - Смотри! Ты видишь воду, на полверсты ближе к нам, от того места, где костер? Воду видишь? Ее же не было, а она сейчас появилась!

- Ай, какая еще вода? – прикрикнул Петр.

Он хотел встать, но замер, глядя на то, что происходит перед ним.

- Ух, ты, - удивился Петро. - Что же это такое?

- Я тебе говорил, что права была бабка! Не надо нам было, здесь, рядом с лесом спать ложиться!

- А ну-ка, разбуди Григория, - сказал Петро Николаю.

- Эй, Григорий! - расталкивая казака, проговорил Николай.

- Ну ,что там еще? - перевернувшись на другой бок, негодуя спросонья, спросил Григорий.

- Григорий, просыпайся! - уже вдвоем, будили его станичники.

- Что там, опять у вас произошло? – уже тихо ругался Григорий.

- Смотри! Помнишь, бабка историю про лешего рассказывала? Смотри! Видишь воду?

- Воду, воду, - ворча, пробуждаясь ото сна, промолвил полусонный Гриша.

Но, вдруг, он неожиданно замолк.

- Григорий, помнишь, бабка про лешего, что в лесу живет, рассказывала? - сказал Николай

- Помню, - ответил Гриня.

- Давайте отсюда убираться, - продолжал Николай, - Не нравится мне все это!

- Подожди, ты, - сказал Петро, - Нужно проверить, что там?

- Проверить?!! - с удивлением и испугом, переспросил Никола. - Да ты, что? Чем ты собираешься с нечистым воевать?

- Правильно, Петро говорит, - перебил его Гриня, - Не по-казачьи это. Нужно проверить. Может быть там и нечисти нет никакой, а цыгане, скорее всего, опять какую-нибудь причуду придумали. Так что прав Петро! Проверить надо!

Не взяв с собой шашек, в рубахах и в штанах, надев сапоги, все трое на цыпочках направились к огню. Медленно двигаясь по направлению к костру, они слышали каждый шорох. Было слышно, как в ночном Дону, охотясь, плещется хищная рыба. В ночной тишине раздались страшные крики ночной птицы.

Наши трое казаков, медленно, но верно подходили все ближе и ближе к огню. Растянувшись, насколько это было возможно друг от друга, идя по пролеску, они подошли к небольшому холмику, где горел костер. Друзья, кивнув друг другу, стали сближаться, окружая холм со всех сторон, пока, наконец, не взошли на него. И… никого не увидели. Здесь было тихо, только горело пламя и щелкали дрова.

Но, вдруг, неожиданно резко в этой тишине, раздался негромкий, но приятный голос:

- Ну, здравствуйте служивые!

Казаки резко вздрогнули, огляделись, но не никого не заметили.

- А я вот, все думал, подойдут они, али нет?

- Кто, ты? – нарочито громко, спросил Петро. – И, где ты?

- Точно, нечистая!- похолодел Николай.

- Да здесь я! Здесь! - проговорил незнакомец, - Здесь я! Оглянитесь назад и вниз.

Посредине холма казаки увидели глубокую и узкую яму, из которой торчала голова в капюшоне.

- Фу, ты! Шут тебя попутал! - выругался Петро,- Ты кто такой? Что делаешь здесь?

- Подожди милый, - опять заговорила голова из ямы, - Дай хоть, вылезти мне.

Дождавшись, когда голова вместе с туловищем, поднялась уже до пояса, станичники схватили под руки неизвестного, и вытащили его.

- Хух, старость не радость! - опять, заговорил с ними, уже стоявший во весь рост низенький человек.

- Ты кто такой? Что делаешь здесь, в лесу, ночью! – громко спросил, разгоряченный Гриша, - и что это, за яма?

- А ну, нечистый, перекрестись! - с испугом, обратился к неизвестному Николай. – Целуй икону Спаса, - протянул Николай, висевший у него на шеи образок.

- Хух, милые, давайте присядем, - снимая с головы капюшон, предложил незнакомец, - да и дайте хоть отдышаться мне.

Старик сел. Его лицо выглядело спокойным, а светлые глаза смотрели с искренней добротой. Еще не успев отдышаться, он начал говорить.

- Здешний я! Могилу трех братьев знаете?

– Это, которые строили еще лет двести назад монастырь? А апосля, с заработанными деньгами шли, и их убили? Знаем! - сказал Петр.

- Ну, так, я там не далеко от того места и живу. Дом, у меня саманный, камышом крытый.

- А тут, что делаешь? - слегка прищуривая глаз, спросил старика Николай.

- А тут? Тут я за этим местом слежу.

- За этим? Каким этим? – с той же интонацией, проговорил Николай. – что же это здесь за место такое? И почему, ты ночью здесь находишься, когда все спят?

- Так ведь, мне еще от деда, это завещано было. Мол, ты следи за этим местом, и смотри, что бы о нем никто не знал!

- А что же, здесь за такое за место особенное, чтобы следить за ним нужно и про это никто не знал? А? - на этот раз поинтересовался Петр.

- Ход! - тихо промолвил пожилой мужчина.

- Ход? - заговорил с удивлением Григорий, - и куда же он ведет?

- На ту сторону!

- На ту сторону Дона? - продолжал удивляться Григорий.

- Да! На ту сторону Дона!

Переглянувшись, не понимая до конца, что им сказали, казаки ненадолго онемели.

- Ты хочешь сказать, что, если мы спустимся в эту яму, то там дальше мы пойдем через переход и очутимся на другой стороне? – первым промолвил Николай.

- Да! - ответил старик, - но мой дед, запрещал мне переходить под землей на ту сторону реки. Мне запрещал и сам тоже не ходил. Велел, если кто случайно найдет этот ход, чтобы я предупредил.

- А что же это? Почему? Что за тайна такая, что нельзя под Доном ходить? – спросил Григорий.

- Я не знаю. Дед мне ничего не рассказывал про это!

- А, что? Может, проверим братцы, что это за ход такой? - предложил своим товарищам Григорий.

- Да ты что, Гриня, на ту сторону под землей пройти что ли собрался?! - возразил Николай – Неее! Тут нечистою пахнет!

- Да что ты заладил все? Нечистою, да нечистою! Бред все это! Этот ход монахи двести лет назад еще наверно вырыли, и приказали деду стеречь. А он и не говорил о нем никому! Сам не лазил, и другим не давал, - громко, возразил Петро. – Ну, что, Григорий, полезли вместе? А, Николай пусть с дедом беседует.

- Полезли! - уверенно, проговорил Гриша.

- Эй, эй! Постойте! А, дед-то, дед- то где? - встревожился Николай, - деда- то, нету!

Действительно, дед исчез…

- Видно шапка у него есть такая! Надеваешь, и тебя никто не видит, - пошутил Петро, спускаясь по лестнице в яму вместе с Григорием.

- Эй, эй! Я с вами, - быстро подошел Николай, к спускавшемуся в яму Петру.

- Брось там, тройку головешек из костра, - попросил спустившийся в яму Петр.

Подойдя к костру и оглядываясь по сторонам, Николай выбрал самые большие горящие палки, бросил их вниз в яму, и, все еще удивляясь отсутствию деда, стал сам спускаться вниз.

- Сыро, как здесь!- поежился Григорий.

- Да, не на печке зимой лежать, - присоединился Петр, - вошедший в начало подземного хода.

Николай же, все еще негодуя от исчезновения деда, все-таки решил спуститься

- Эй, подождите меня!

- Спускайся, бери головешку из костра, и иди сюда, - крикнул ему Григорий.

Николай, моментально оказался рядом с друзьями. Он схватил дрыну, как факел, и, согнувшись в полроста, быстро подошел к своим друзьям. Вскоре он нашел их возле стены, которая встала перед ними.

- Что стоите, братцы? - спросил Николай.

- Да стена, видишь перед нами, - ответил Григорий.

- Видно, кто-то хотел рыть ход через Дон, да бросил, - сказал Петр. – А нашему деду, его дед, рассказал что ход, через реку здесь есть! Ну, и дела! Бедный наш дед! Все ходит сюда, прибирается, а сам не знает, что никакого хода здесь нету!

- Видите, значит нет никакого хода! - с обрадовался Николай.

- Да, брехуномоказался дед, сам того не зная, - ответил Григорий.

- Ну,что?Назад пошли? - чуть ли, не прыгая от радости, улыбался Николай.

- Значит, назад пойдем, - сказал Григорий.

- Эй, подождите… - обстукивая рукой стену, окликнул, хотевших уходить товарищей Петр, - там за стеной пустота. Гриш, подержи мой факел.

Отдав факел Григорию, он с силою, навалился на стену.

– Эй, Гриша, подсоби! - крикнул он, и стал бить ногой о стену, расшатывая ее. Григорий стал помогать товарищу и, наконец, верх стены рухнул.

Разобрав образовавшееся отверстие в стене, Петр попросил огня, и влез в него до половины туловища. Он что то пробормотал товарищам, но его слов нельзя было разобрать- не разобранная до конца стена глушила их.

- Слышь! Давай обратно лезь, - потребовал нетерпеливо Гриня. - Чего видать-то там?

Петр вылез.

- Не соврал дед! Это ход! Он, и, правда через Дон! Стена и потолок его бревнами отделаны, видать дубом, - взволнованно сообщил он.

-А дальше? Дальше ты посмотрел, что там? - обратился к Петру, растревоженный Николай, - Дальше, там может быть, леший живет?!

- Лешего не видал. А вот проход на ту сторону есть – это точно!

Разобрав до половины стену, казаки, осияв себя крестным знамением, перешли в основную часть этого загадочного сооружения.

Они шли достаточно долго.

- Надо же! Это кто же придумал, на ту сторону проход сделать? - удивляясь, говорил Григорий,- чудеса какие- то!

- Это точно дуб, - прервал его Петр, шедший впереди, потрогав стену.- Ты, посмотри! Почти сухо здесь! Капли, правда, просачиваются, но все равно идти можно. Интересно, где мы сейчас находимся? Это сколько же воды над нами? Наверное, нет таких весов, чтоб измерить ее! Не уже ль, монахи это сделали? Зачем? Для чего?

- Может быть это леший, себе гнездо сделал, а..? Или водяной? – никак не переключая своих мыслей, говорил Николай. - Эх, вот мы дураки! Сейчас, спали бы в стоге сена себе спокойно и не рыпались. Шут меня попутал, разбудить вас!

Товарищи шли медленно и осторожно около часа. Вдруг, Петр ударился о что-то и резко отскочил, держа перед собой горящую деревянную палку. Все быстро остановились и чуть подались назад.

- О, Господи! - проговорил Никола. - Что там Петро?

- Братцы, стена! - сказал Петр. Он подошел к ней вплотную, стал трогать и простукивать ее- Опять пустота!

- Ты хочешь сказать, что мы уже, через Дон перешли? - спросил Григорий.

- А ты думаешь, нет? - ответил Петр. - Времени уж, сколько прошло, по-твоему? – Ну-ка, давайте, поднатужимся братцы, попробуем сломать стену. Давай, и раз, и два, и три! Давай братцы! Давай, еще раз, ну давай посильнее! И-и-и …. !

Начала осыпаться верхняя часть стены.

- Ну, еще, и раз!

Молодые люди что есть мочи навалились на препятствие. Раздался глухой звук, подающих на землю остатков стены, которая, видимо, была сделана из глины.

Наши герои очутились посреди комнаты, похожей на ту, которая была в начале их пути по подземному ходу. Она была тупиковая и никуда не вела. Посветив себе пламенем, они подняли головы и увидели старую, дубовую лестницу, ведущую наверх.

Первым по ней решился пойти Петр. Поднявшись довольно высоко, метрах в пяти от пола, Петро уперся в твердую поверхность.

- Хлопцы! Похоже, выход! - сказал Петр, - Только, чем- то он тяжелым привален сверху! Давайте, братцы палки от костра, я попробую рычаг открыть. Они нам все ровно больше не понадобятся. Только, затушите огонь о землю, чтобы не обжечься мне.

- А вдруг, там вода над нами?! - проговорил Николай, - дно реки там?! И вся вода, на нас хлынет!

- Ты, что, Никола? Стал бы кто выход на дне делать?! - перебил его страхи Григорий, - а ну, давай лучше подадим Петру, что он просит. На! Держи, Петро, мою палку! Она короче и поострее. Должна подойти.

Петр, взял палку у товарища, а затем, вновь поднявшись, начал вставлять его острием, между бревнами входа.

- Ну что там, Петро? - спросил Григорий

- Сейчас вставлю его! Попробую повиснуть на нем и подергать, - сказал Петр.

После чего, он стал висеть на бревне и дергать его вниз.

- Кажется, вроде бы понемногу поддается вверх крышка! Ага, чуть пошла милая!

Изо всех сил он дергал дрыну.

- Ну, милая, давай! Давай! - подбадривал себя казак.

Наконец, крышка стала поддаваться. Сначала медленно. А, потом, все быстрее и быстрее.

- Ну, еще чуть - чуть, давай! - не переставая подбадривать себя, продолжал Петр. - Давай - давай! Вот еще чуть - чуть! Ну, давай же, вот так!

И, вот, когда ему показалась, что крышка, пошла вверх, Петр оступился и начал падать по ступенькам вниз. Вслед ему посыпались комья земли и еще очень долго сыпались после того, как Петро оставался лежать на земле у ног Григория и Николая…

- Эй, браток? Живой? - обратился к Петру Григорий, и, увидев, что тот шевелится продолжил, - Так и убиться недолго! Вязы (шейные позвонки) все целые?

- Да вроде все, слава Богу! – поднимаясь на ноги, ответил Петр, - Вылезем отсюда, портки с рубахой, побанить (стирать)нужно будет.

- Что там? - спросил Петра, уже Николай, - получилось открыть?

- Кажется, открылось! - кряхтя, ответил Петро.

- Ну, что? Таперечи, я полезу, посмотрю, что там! - сказал Гриша, схватившись рукой за перекладину.

Ступенька за ступенькой он стал подниматься наверх, пока не уткнулся в крышку выхода. С силой упершись, он попытался поднять крышку головой и руками. Земля сыпалась ему под рубаху и почти полностью ее наполнила. Руки вспотели. Пот заливал градом лицо. А он продолжал, не останавливаясь, изо всех сил давить на нее головой, до тех пор, пока она, не стала отворяться, и, наконец, полностью открылась.

4

Григория обдало свежим воздухом. Он посмотрел наверх и увидел над собой яркое звездное небо. Хотя время уже близилось к утру, сверчки продолжали петь свою колыбельную песню. Пахло свежим, скошенным сеном, и где - то в водоеме квакали лягушки.

- Что там? - доносились крики снизу.

- Все! Выход здесь! – крикнул Григорий товарищам.- Эй, давайте сюда выбирайтесь!

Следующим за ним на поверхности появился Петр, а после него, вновь перекрестившись, стал появился Николай.

- Надо же! - с восторгом сказал Петр, - и в правду- это подземный ход через Дон.

- Ты считаешь, что мы уже на другой стороне? - задал, ему вопрос Григорий.

- Эй, братцы! Смотрите! - показывая пальцем на движущиеся огни, шепотом сказал Николай.

- Петро, смотри! Видишь? Огни какие-то движутся сюда, - подхватил за Николаем Григорий. - А ну братцы, давай за бугор, в кусты! Прячься!

Огни, стремительно приближались все ближе и ближе. Казаки с замиранием сердца следили за ними. Но вдруг, в метрах дести до наших героев, они резко свернули на дорогу. Мимо казаков быстро пролетело нечто, похожее на карету, но двигающееся без лошадей.

- Ахтомобиль,- сказал шепотом Петр.

- Вот так чудо такое! Без лошадей? - загляделся Григорий.

- Нас, когда на финское направление везли, мы недалече от Петербурга остановились. И к нам тогда генерал - адъютант Брусилов Алексей Алексеевич на похожем приезжал - пояснил Петр.

- А что, он у нас-то на Дону делает, этот ахтубиль? - опять шепотом задал вопрос Григорий.

- Не знаю. Может быть, к нам тоже какой-то генерал приехал! - ответил Петр.

- Смотрите! Вон еще два огня движутся сюда, - с опаской воскликнул Николай.

- Что им нужно здесь? – продолжал удивляться Гриша, - почему у нас здесь их так много? Может быть, случилось что?!

- Эй, эй! Слышите? На музыку похоже! – встрепенулся Николай.

- И, правда! - подхватил его Гриня, - вроде как на нашем языке поют! Только странная она, музыка ,какая- то!

Две машины подряд проехали мимо казаков. Третья же, подъезжая к холму, за которым прятались наши герои, остановилась. Внутри нее сидело четверо: две женщины в купальниках и два здоровых мужика. Под звуки песни «Он уехал прочь, на ночной электричке» и женский хохот, огромный, мускулистый мужчина в плавках, выбрался из задней двери и последовал к пригорку. Не дойдя всего несколько шагов до них, он свернул к кустам. Снял брюки и стал справлять малую нужду. Еще не понимая, что происходит, казаки лежали, как мертвые, затаив дыхание в своем убежище. Завершив свое дело, здоровый амбал развернулся, и пошел обратно к машине. Сел в нее и она вновь тронулась.

- Нет, ты видал?! Ты видал, что делается?! - Заговорил Гриша, - ты видел это?! Мужик телешом и с голыми бабами, едут вместе! А еще одна какая-то непонятно откуда поет! Похоже прав Никола! Нечистая сила здесь!

- А я, что говорил?! - радуясь пониманию товарищей, продолжил Николай. - Я говорил, братцы, пойдем отсюда. Не нужен нам этот ход! А вы? А вы, что мне говорили: «пойдем, посмотрим, что там!»

- Прав ты, Николай! Убираться отсель, нам нужно! - перебил Николая, Григорий.

- Да вы, что? Мужика нагишом напугались что ли? – возразил Петро. - Подумаешь, мужик голый появился! Ты что, когда в бане паришься, штаны что ли не снимаешь?

- Одно дело в бане, с мужиками, а другое дело- с бабами! - сказал Николай. - Ой, чует мое сердце, братцы, что - то не ладное с нами должно произойти!

- И в правду Петро, - спасовал Григорий, - если хочешь, то иди. А мы с Николой обратно пойдем. Видишь, светает уже!

Несмотря, на свое упрямство, Петр, все же последовал совету друзей и пошел за ними обратно. Но, подойдя к месту выхода из подземного входа, они не нашли ни двери, ни даже намеков на нее.

- Эй, Никола, слышь? А где это место, откуда мы вышли наружу? Мы вроде здесь выходили. - спросил Григорий, - нет, ведь точно здесь оно было!

Казаки начали оглядываться, но на месте бывшего лаза росло толстое дерево.

- Нет! Ну, вот только что, отсюда мы чуть отошли! – удивляясь и совсем растерявшись, стучал ногой о землю Григорий, - ведь, на этом месте точно был спуск в подземный ход! А теперь здесь карогач (до революции в казачьих местах, таким словом называли дерево Вяз) растет. Где же он, ход? Ой, вот мы дураки! Дед, ведь предупреждал нас!

- Точно нечистая! - опять продолжал Никола, ставя ногу возле дерева и прыгая на ней, ожидая, что случится чудо и земля обвалится, - точно, ведь здесь он был!

- Да ладно вам, - вмешался Петро, - осыпался ваш лаз и завалило его! А дерево, чуть съехало в сторону. Видишь, как криво стоит?

-Не нравится мне все это! - сказал Гриша, - мы ведь даже не слышали, как, это все случилось!

- Да! Мы все на мужика глаза свои пялили, как он нужду свою справляет, и не слыхали ничего! Вот в это время, вход пади и обрушился, - сказал Петро, - давайте лучше, как рассветет, пойдем к Дону. Может быть, на этой стороне найдем людей у кого лодка есть. Попросим, чтобы нас переправили на ту сторону!

- Эй! Эй, смотри! - окликнул своих товарищей Николай, - смотри, записка какая - то на дереве! Ну? Что здесь написано?

Он взял записку и прочитал: «ФРО-ЛО-ВО, ПОД ПОЛКОВ - НИК, (ВОЙС - КО - ВОЙ СТАР - ШИ - НА) ШОР - НИК Е - ГОР ВА -СИЛЬ - Е - ВИЧ!» - Интересно, кто это такой Шорник? И что это за Фролово?

- Да, выкинь ты эту ерунду! - с негодованием сказал Петро, - на двор (в туалет), может быть кто ходил, а ты нашел и теперь загадки разгадываешь. Лучше давайте перекурим, да пойдем потихоньку к берегу.

На Дону летом рассветает очень быстро. Трое товарищей, немного посидев, скрутили по папироске. Перекурив, они поплелись по грунтовой дороге к Дону. Проходя по пролеску у реки, они услышали, что кто-то совсем рядом от них разговаривает.

- Эй, братцы, слышите? Разговаривает кто - то! Может быть рыбаки? - полушепотом проговорил Николай.

- Тихо! – прицыкнул Григорий, - баба кажется гутарит (говорит).

- Да что вы, все шепотом, да шепотом? - громко сказал Петр, - баба, какая- то! Да, может быть ,она с мужиками рыбу ловит?! А, вы все шепотом гутарите!

- Да тихо ты, не шуми! – приказал Николай Петру, - когда рыбу ловят, кто будет так орать! Не слышишь? Опять музыка, с песней странной играет.

- А ну, братцы! Пойдем потихоньку, - скомандовал Григорий, - но только шепотом будем гутарить!

Они снова продолжили свой путь и увидели на берегу женщину.

- Батюшки, что б мне на этом месте провалиться, если это не так! - показывая пальцем, на женщину в купальнике, спрятавшись за деревом, сказал Николай, - а ну стой, не ходи туда, прячься! - скомандовал он, осияв себя крестными знамениями. - Сатанинское логово! Баба голая! Смотри, как она растелешилась!

- Тссс! Там видишь, еще одна, возле Дона, - поддержал его Григорий. – Посмотри! В ахтомобиле нет никого, а кто - то поет! - как и Николай, перекрестившись, побледнел Григорий. – Да, громко как она голосит! Что скажешь Петро? Что снится нам, все это что ли, да? - грозным взглядом посмотрел он на друга.

- Господь с тобою, Гриня! Я сам не знаю, что это такое? - ответил Петр, - похоже, прав был Никола!

- Что делать теперь будем? - обратился к товарищам Николай.

- Пойдем обратно. Чуть переждем, а посля, попробуем обойти их с другой стороны, - предложил Григорий, - пущайсолнце взойдет! Глядишь, и вся нечистая сгинет!

Решив идти лесом, вдоль берега, станичники отошли около полутора километров от того места, где увидели страшное для них зрелище. Каждый думал о своем. Вдруг, Петр споткнулся и завалился в небольшой овражек. И сразу начал оправдываться перед своими друзьями:

-Братцы! Вот вам истинный крест! Не думал я, что нечистая здесь! Вот вам истинный крест!

-Будя табе! - оборвал его Григорий, - нам нужно теперь думать, как отсюда выбраться.

- А что, здесь думать, - оборвал его Николай, показывая рукой вперед, - лодку видишь, к дереву привязанную? Сейчас, как солнце встанет над горизонтом, возьмем ее и на ту сторону переправимся.

- Давайте братцы, так и сделаем! - согласился с Николаем Григорий

Трое казаков, поглядывая на берег, где была привязана лодка, лежали в овраге и ждали, когда взойдет солнце. Они лежали недолго…

На другой стороне реки, где спуск от хутора, в котором станичники остановились на ночлег, раздался сильный грохот. Все трое замерли, перевернулись на животы, и прижались к земле. От хутора, по воде, рыча, показалась моторная лодка. Лодка остановилась, подергалась на месте, и быстро понеслась вниз по течению.

- Что это? Нет, вы видели?! - удивляясь, спросил своих товарищей Григорий. – Вы, видели?! Лодка, словно конь, умчалась по воде! Где мы? Ой, прав ты Николай был! Не нужно нам было соваться в этот ход! Ведь и дед говорил, что не знает, что будет после с тем, кто пройдет через этот ход! Ведь мы и обратно вернуться тем же путем не можем! И старуха, говорила, что люди там пропадают.

- Гринь, смотри! - перебил его Николай, указывая на мужчину, который проходил медленно по берегу для того, чтобы найти себе удобное место, чтобы закинуть удочку.

-Тихо! - скомандовал Григорий. - Сейчас он подойдет сюда, поближе, а мы возьмем его, пока он нас не видит.

Человек с засученными до колена штанами, шел медленно. Он подходил все ближе и ближе, не ожидая беды. И тут… Гришка, неожиданно набросился на него. Закрыл свое ладонью рот и, не смотря на его сопротивление и попытку кричать, поволок его вверх к товарищам через кусты.

- Ага, попался, сатанинское отродье! - закричал Николай, когда сопротивляющегося несчастного рыбака приволок к ним Григорий, - Говори! Где мы? Кто вы? Что вы с хутором сделали? Где дед, что костер ночью жег? Куда переход подевался?

Ничего не понимающий мужчина, сидя на земле, перестал сопротивляться и указал на рот, показывая, что готов говорить.

- Слышишь Гринь, говорить кажется, хочет!? – засомневался Петр.

- Смотри! Сейчас мы тебе откроем рот, и ты нам все расскажешь! Только, тихо! - сказал мужчине Григорий, отпуская ладонь.

Но не тут- то было! Как только человеку разжали рот, он тотчас закричал что есть мочи.

- А - а! Вы меня и, здесь, нашли! - начал кричать мужчина. - От вас никуда не уйти! - крича, продолжал он. - Я без адвоката, говорить не буду!

Он бы кричал еще, но Григорий опять закрыл ему рот ладонью, и, обратившись к своим товарищам, спросил:

- Адвокат? Это кто?

- Да это же, сатанинская иерархия! - с возмущением и гневом в голосе ответил Григорию Николай. – А, ну! Говори нам, нечистое отродье! Кто такой адвокат?!

Красный, как рак от страха мужчина, почувствовав вновь могучую руку Гриши, совсем обмяк.

- Я тебе, сейчас опять открою рот, но ты говори тихо, иначе… - сказал ему Григорий, готовясь убирать ото рта руку, - кто такой адвокат? Что вы с хутором сделали? Что это за люди голые? И, почему так быстро проплыла по реке лодка?

- Да вы, что? – поняв, что его уже не убивают, не громко промямлил мужчина, - с луны свалились что ли?

- Из-под земли вылезли! - теперь уже проговорил Петр. - Говори, кому служишь? - хватая его за грудки, продолжил он.

- Эй, эй, Петро, ты не шибко его тереби?! - останавливая Петра, обратился к товарищу Николай, - смотри, что у него здесь? Видишь крестик на шее! Никак, православный?!

- Тише ты, правда, Петро, - заступился за несчастного Григорий. Затем, повернувшись к мужчине, сказал:

- Мы тебя не тронем! Ты нам все поведай, и мы тебя отпустим! Договорились?

- Да ты что, Гриня? Он же пойдет и расскажет своим, что нас видел! – предостерег Петр.

-Не буйствуй , Петро-о-о! - растягивая последнюю букву, протянул Григорий.

- А может быть, мы его свяжем, да в лесу бросим? А, как он развяжется, так мы уже далёко будем, - предложил Николай.

- Тихо, братцы! Есть у меня одна догадка,- сказал опять Григорий, - я, кажется, начинаю понимать… А ну- ка, давай милый, рассказывай, где мы сейчас? Что там за дома в лесу, на этой стороне реки находятся? Который сейчас год, от Рождества Христова?

- Пущай рассказывает! - согласился с Григорием Петро.

- Пущай, пущай! - поддержал своих товарищей Николай.

- Что вам рассказывать? – разволновался захваченный казаками рыбак. - Где, где? Ясно где: пристань Нептун, туристическая база отдыха. Что еще-то?

- А год, который сейчас? - спросил медленно Григорий.

- Год? С утра был год две тысячи шестнадцатый! - утвердительно ответил рыбак. - Да вы что? Белены, объелись что ли? Так бы и сказали, что вас прет с какой-нибудь ерунды! Ну, вы даете! Вот так взяли, и меня еще в тянули в свой прикол! – негодовал мужчина.

- Отпустите его! - скомандовал негромко Григорий.

- Отпустить его? А,вдруг, уйдет? - сказал Николай.

- Отпустите, отпустите его! - продолжал, задумавшись Григорий.

- Гриня, ну смотри! Если он уйдет и кому-нибудь из своих скажет, что мы здесь, не вини потом нас в этом! – отпустил мужчину Петр.

- Идиоты! – истеричным голосом завопил бывший пленник.

-Иди! – грозно приказал мужчине Николай. – И, не серчай (не обижайся) на нас, милый человек!

Рыбак медленно сделал несколько шагов. Потом обернулся и помчался рысью от своих похитителей в сторону базы.

-Ты, что же наделал, Григорий? - обращаясь к своему задумчивому товарищу,разозлился Петр. - Что ты говорииишь!!! И, не серчай на нас милый человек? Ты что творишь,Гриша? - хватая его за рукав и глядя в глаза, продолжал он.

- Гриш, правда? Ну, зачем ты эту полунечесть отпустил?- добавил масла в огонь Николай- что делать теперь, а?

-Про это ты у нашего командира спроси! Который в звании, почти как мы! - с гневом ответил Петр. - Спроси у него. Что это он ,вдруг этого адвоката отпустил? - Ну? Что молчишь?

Григорий, потупив голову, молчал. Молчали все…

И вдруг Григория осенило!

- Записка! Записка! Что было в записке, которая была на дереве, когда мы выбрались из хода? - смотря в глаза Николая, потребовал он.

- Записка? - сам не ожидая такого вопроса, переспросил Григория Николай.

- Да, записка! Где она? – опять, встревоженным голосом продолжал говорить Григорий.

- Записка? Вот! В кармане у меня! Сейчас достану! – Он опустил руку в карман и вытащил бумажку - Вот!... О - о?! - замерев, проговорил удивленный Николай. - Странно! А, где же буквы?

- Дай сюда?! - вырывая бумагу из рук Николая, суетился Петр. - Ну, что скажешь нам, главнокомандующий? - съязвил, показывая теперь пустую записку, спросил у Григория Петр.

- Что было в записке написано? - спросил у Николая Григорий. - Какие там слова были? Ты помнишь?

- Ну – у… «ФРОЛОВО, ПОДПОЛКОВНИК, (ВОЙСКОВОЙ СТАРШИНА), ШОРНИК ЕГОР ВАСИЛЬЕВИЧ!». - Вот, кажется, это было написано! - ответил Николай.

- Ну? Что ты хочешь сказать? - опять обратился Петр к Григорию, - ты хочешь сказать, что нет здесь, никакой нечисти?! А это тогда по - твоему, что? - показывая на пустую записку, потребовал Петр. - Это, по - твоему, что такое? Куда буквы подевались?

- А это! Это, по- моему, что мы в будущем! - уже громко и уверено произнес Григорий ! - Это, по- моему, что мы с вами в две тысячи шестнадцатом году! Понял, ты! Чи, нет?

- А записка тут причем? - спросил Николай.

- А при том! - продолжал Гриша, - Спуск мы не нашли, а на месте него росло дерево, и эта записка была на нем! И слова были там, которые потом исчезли! А это значит, что она написана была для нас! И, нам нужно искать этого Шорника! Поняли теперь в чем дело!?

- Гринь, да ты что? Умом тронулся что ли? - обратился Николай.

- Сам ты умом тронулся! Этот мужик, которого мы поймали, так нам и сказал, что нонче- две тысячи шестнадцатый год!

- Это, что, Гринь? Ты хочешь сказать, что уже наступило то время, когда все равны? – обратился с вопросом Петр.

- Не знаю, равны или не равны. А точно знаю, что он сказал, что нынче - две тысячи шестнадцатый год!

- Это сколько же времени прошло, Гринь? Cтого дня, когда мы спать в стогу легли? - задумался Николай.

- А вот и посчитай, сколько! - ответил Григорий. - Девяносто семь лет прошло, понял! Твои, пади уж к предкам тебя отправили.

- Это, что ж? Меня? К предкам? - взорвался сказал Николай. - Так, как же меня они отнесли, если я еще с войны не вернулся?

- А , откель(откуда)они знают? Вернулся ты или нет? - вмешался в их диалог Петр. – Зато, ты можешь теперь к себе поехать, да на своих правнуков посмотреть! Они теперь уже старше тебя!

- Гриня, что же делать - то теперь будем? - спросил Николай. - Не придешь же к своим, и не скажешь: «Здорово ль живете?! Я ваш прадед! Вот, с войны к вам вернулся». Разве поверят они мне?

- Точно! Не поверят. А ты еще меня с Григорием, с войны приведи! - пошутил Петр.

- Искать Шорника нам нужно! Вот что!- перебил их Григорий.

- Где же его искать-то? - спросил Николай.

- В записки, что было написано? - «ФРОЛОВО», - а это, скорее всего хутор, какой-нибудь, али станица! - ответил Григорий. - Только, я знаю один хутор, с похожим названием. Фролов он, кажется, называется. Там, правда, пять домов всего! В записке, точно было написано Фролово, а не Фролов?

- Точно, было Фролово написано! - ответил Николай.

- И, куда же ты теперь, изволишь нам с тобой направляться? - спросил Петр Григория, - в какую сторону, и на чем? На палочки верхом что ли? Коней-то, нет у нас.

- А, вот, мы пойдем туда, где люди, у которых музыка играет не известно откуда, и они нам все расскажут. Понял?

- Ты туда, собрался идти?

- Да!

- И что ты им скажешь? Здорово ль живете? Я из подземелья выбрался. Из прошлого я. Ищу Шорника!? Так что ли?

- Нет. Мы пойдем туда, и спросим их, где находится Фролово? - ответил Григорий.

- Ну ,да, так они тебе и ответили, - сказал Петр.

- Ты хочешь сказать, у них и казаков нет, по-твоему? - приподнимая голову и щуря глаза, не поверил Григорий. - А давай-ка пойдем, и посмотрим. А?!

- А давай-ка, пойдем и посмотрим! - передразнил Петро.

- Эй, эй! Хорош вам, друг на друга задираться! - остепенил их Николай, - Прям, как петухи, в курятнике место свое делят.

- Ну, рассуди ты нас, Николай! Нужно ли нам идти или нет? - обратился Григорий.

- Конечно, нужно! Выхода-то все равно нет… Эх… - ответил Николай, - разве, у нас выбор есть?

Трое станичников торопливо заспешили по направлению к туристической базе.

5

Турбаза просыпалась. Несколько человек вышли из своих домиков подышать свежим воздухом. Они подошли к Дону, и стали умываться прохладной водой утренней реки. Из своего убежища трое казаков шли медленно и осторожно, как будто выходили на охоту, боясь спугнуть зверя или дичь. А надо ли?

- Эй, давайте нормально пойдем дальше! Как будто ничего особенного не случилось! А то мы крадемся, как волки на добычу,- сказал Николай.

- А ты, что сам - то шепотом говоришь? - спросил Григорий.

- Да, действительно, хватит шепотом разговаривать! - попросил своих товарищей Петро. – Идем нормально! Как будто ничего не произошло! - И ,засунув руки в карманы брюк, напевая под нос песню, двинулся он к утренней турбазе.

- Эй, браток! Куда здесь у вас на двор (в туалет) сходить можно? - обратился Петр к поднимающемуся на крутой берег со стороны реки мужчине с садком в руке, в котором лежала рыба. В другой руке он держал удочку.

- Куда сходить? - не поняв, о чем идет речь переспросил мужчина.

- Ну, на двор. Куда здесь у вас можно сходить?

- На двор? - оглядываясь, проговорил мужчина, - да вы, и так на дворе, вроде.

- Да, вы что? Здесь? Прям- таки, здесь? Где живете и едите за столом? Вы здесь ходите и нужду свою справляете, что ли? -, обалдел Петр.

- А – а. Туалет нужен? - догадался мужчина, - Вот туда! Чуть от берега отойдете будет поворот направо. Там есть био-туалет.

- Хе-хе! Слово-то, какое! Туалет! - улыбаясь, сказал Петр, - Прям, как у господ. Ты сам, какого сословия будешь? Боярин, чи (или)купец?

- Дизайнер я, - ответил мужчина.

- Дизайнер? Это, что еще за сословие такое? – поинтересовался приблизившийся к ведущим беседу Николай. - Наверное, снова что - то при царском дворе выдумали?!

- А это что? Улов, у тебя в руке? - спросил мужчину Николай.

- Да, вот. Решил с утречка попробовать половить, - ответил мужчина, - поймал с десяточек. Жена чуть позже проснется, ухи сварит.

- О – о! Хороших чикомасов (окуней) ты поймал! - похвалил мужчину Николай, - да и калинники (подлещики), тоже неплохие, жирные! А колючего(ёрш), чего обратно не выбросил? Ты пади, где туба (небольшой заливчик реки )рыбачил?

Мужчина попытался было понять, что они сказали, но тут, раздался голос подходящего третьего казака:

- Тихо! - воскликнул Григорий, спускавшийся к ним. - Хватить вам! А то, человек, не правильно пойметь нас. Скажи-ка нам лучше, милый человек, где Хролово находится? А то мы с пути сбились.

- Фролово что ли? Да, километров тридцать отсюда. Вот по этой дороге выезжаете, и левой стороны держитесь. Доедите до Зимовского хутора, а там по асфальту, и прямо до города доберетесь.

- Ну, спаси Христос табя, милый человек! - поблагодарил мужчину Григорий. - А скажи еще нам, господин, не собирается ли хто ехать туда? Может быть, и нас добросил бы? А?

- Даже не знаю, - ответил мужчина. - Сейчас утро. Спят еще все. Вы подождите немного, как люди проснутся. Может быть, кто и поедет туда.

- Ну, ты, милый человек, если услышишь, хто едить, шумни(крикни) нам тогда, пожалуйста? - продолжил Григорий, - а мы, здесь пока на бережку посидим, погутарим(поговорим).

- Хорошо! - ответил мужчина, - крикну тогда.

Развернувшись, друзья подошли к обрыву берега, и сели, свесив ноги.

- Ты, что? Решил на этой штуке ехать?- кивая в сторону автобуса, спросил Григория Петр.

- А ты, что? Тридцать верст собрался пешком идти? - ответил Григорий, - И, что в этом плохого? Заодно и прокатимся, и посмотрим, что это за штука такая! Ты что, часто на ахтомобилях ездишь что ли?

- Эй, Николай, слышишь? Ты на ахтомобиле часто к себе в станицу ездишь? - с язвинкой, обратился Петр к Николаю.

- Нет, - тихо ответил Николай.

- Значит, сегодня поедешь! - продолжил Петр.

- Никола, а ты что предлагаешь? - спросил Николая Григорий.

- А я предлагаю переправиться на ту сторону, и заново пройти через Дон, - ответил Николай.

- Ты что? Думаешь, что мы найдем тот ход через который попали сюда? - удивился Григша, - да не найдем мы его! Не найдем! - раздражался он. - Нету его! Раз здесь его нет, значит и там, мы его не найдем! Нам нужно искать Шорника! Вот, что нам нужно делать! И в записке, это было написано!

- Я говорю о том, что может быть, с ней хто, действительно, хотел на двор сходить. А мы тут все гадаем и ищем, кого сами не знаем!? - обращаясь к Григорию пролепетал вполголоса Николай.

- На бумаге слова просто так не исчезают! - ответил Гриня. - Нам нужно ехать во Хролово и искать там Шорника! Вот, что нам нужно!

- Вот они! Сидят вон там, на берегу в казачьей форме, - раздался голос неподалеку.

Казаки повернулись в сторону, откуда доносился голос и увидели что рыбак, который показал дорогу во Фролово, кивает головой в их сторону, разговаривая с толстым мужиком, который оказался впоследствии водителем автобуса.

- Эй, казаки! Ну, что, едите? - крикнул мужчина товарищам на берегу.

- Да, едим!

- Ну, тогда, залезайте в автобус.

Действительно, совсем близко от них завелся и загремел ПАЗик. Казаки подошли к автобусу. Внимательно осматривая современную технику, они стали забираться по ступенькам, в открытую дверь внутрь. Сев на сиденья друзья уставились в окно. Автобус тронулся.

Шофер крутил баранку авто, прыгал по кочкам на сидении. Немного отъехав, он потянулся правой рукой к панели автобуса, в которую был встроен черный коробочек, и нажал кнопку. Тут же, в салоне автобуса начала играть музыка и запел мужской голос: "Я куп - лю те - бе до - м, у пру - да, в Подмосковье, и те - бя при - вед - у, в это т собствен - ный до м,............"

Николай вздрогнул, посмотрев на Григория. Тот, привстал, держась за поручни обеими руками, начал разглядывать ноги мужчины сидевшего за рулем. Он был твердо уверен, что там кто-то сидит и поет. Петр в это время крепко сжал правую руку в кулак. Его напряженный взгляд не предвещал ничего хорошего для невидимого врага, который неизвестно где спрятался и поет. Григорий пошел в разведку. Он подошел вплотную к водителю, пролез под поручни и стал пристально осматривать черный круг обтянутый черной сеткой, откуда доносилась песня. Внимательно осмотрев его, он, наконец, осмелел. Протянув руку, он потрогал это необычное устройство, но при этом не забыл перекреститься три раза. У Николая и Петра на лице проступило сильнейшее волнение. Каждый чувствовал себя, так как будто ему предстоял первый бой!

- Ты, чего, там увидел? - спросил Григория водитель.

- Поет!? - показывая пальцем на колонку, обратился к водителю Григорий.

- Поет! – недоумевая, ответил шофер, - а чего же она не будет петь то? Ты что, DVD ни разу, не видели что ли? Вы чего накурились чего-то?

Григорий, пролез обратно через поручень, сел на сиденье и, молча, поглядел на своих товарищей.

Те во все глаза смотрели на него, ничего не понимая ,но с надеждой ожидая ответа .

- Откуда сами -то? - обратился к казакам шофер.

- Я из Перекопки, - сказал Петр, - Гришка, тот, что ближе ко мне, - кивнув головой в сторону Григория, - с Логовской, а тот, что подальше, Никола -с Перекопской.

- Понятно! - проговорил Шофер. - А сюда, как попали-то?

- Да, с войны вот……., - начал было говорить Петро, как вдруг почувствовал, что на его ногу сильно давит нога Григория.

- Откуда? - переспросил шофер.

- С того берега, - ответил Григорий, - сватать младшего нашего приехали.

- А на эту сторону, как перебрались? - продолжил шофер.

- На лодке с кумом переправились, - ответил Григорий.

- Ясно!

Автобус уже выехал на асфальтовую дорогу. Прибавил скорости, и быстро направился в сторону города.

- Эх, как быстро движется! - проговорил себе под нос Николай, - упряжка добрых лошадей ,так не поедет.

- А что, Логовская сейчас, разве живая еще? - спросил путников шофер, - ее же вроде бы с землей сравняли, когда снимали фильм «Они сражались за родину»?

- То есть, как это сравняли с землей? -, очумел Григорий и замолчал.

- А во Фролово, что едите? - продолжал шофер.

- Сватьев собирать едим, - сказал Петр.

- Ты вот что, милый человек, - обратился к шоферу Николай, - помоги нам разыскать подполковника Шорника! Больно уж нужен он нам!

- Подполковника? - переспросил шофер, - это вам в военкомат нужно обратиться. Военкомат знаете, где во Фролово находиться?

- Нет.

- Ну, будем подъезжать, я вам покажу, - ответил водитель.

Автобус продолжил движение. Пригревшись в тепле салона, казаки устало задремали от проведенной бессонной ночи и не заметили, как въехали в город.

- Вот, смотрите, - начал говорить водитель, - я сейчас на повороте остановлюсь, вы выйдите. Я поеду дальше, а вам повернуть налево нужно и метров двести пройти. За храмом сразу будет военкомат. Это двухэтажное здание, плиткой обложенное. Вот,вам туда и надо.

- Спаси Христос тебя, милый человек! Дай Бог здоровья!

- Бывайте! - ответил шофер выходившим из дверей автобуса казакам.

6

Трое друзей вышли, изумляясь городу и тому, что они увидели вокруг. Пред ними предстали высокие здания. Прямо перед ними, стоял девятиэтажный дом, чудь поодаль - златоглавый храм. Позади, была железная дорога. Громыхал только что отходивший от платформы поезд. И, везде, повсюду, ездили машины.

- Батюшки! Что это за чудо ?! - начал Григорий.

- Пресвятая Богородица, Царица Небесная! - продолжил Николай.

Трое пришельцев из другого века, стояли, как вкопанные около четверти часа, любуясь и изумляясь всему, что они наблюдали вокруг. Все происходящее вокруг для них было чудом. Только представьте себе, что могли чувствовать люди, перенесшиеся почти на сто лет вперед?!

- Братцы, - первым пришел в себя Петр, - так, это же хутор Лыжинский! Станция Арчада.

- Да, ну! Это ты брось! - не веря Петру, удивляясь, сказал Григорий, - в Лыжинском всего дворов пятьдесят было, а то и меньше! А здесь! Ты, видишь, башня, какая? - кивнул он в сторону девятиэтажного дома. – И эти, - показывая на пятиэтажки,- что, тоже Лыжинский? – повернулся к Петру Григорий. - А, майдан, на котором мы стоим сейчас, он что, тоже, по-твоему, в Лыжинском был?

- Да, Гриня! Да! – догадался Петр, - нас, ведь всех через него, на фронт, на поезде везли с Царицына! Помнишь, чи запамятовал? А станция, пади так и осталась называться Арчада?! (Вначале станция называлась Михайло-Чертково, в честь наказного атамана генерал - лейтенанта Михаила Ивановича Черткова, а в 1875 году получила новое название по близлежащей речке Арчеда, с татар. яз. арча - седло, до революции станцию чаще называли Арчада),- Продолжал Петр. - А Фроловом, наверняка, называется, потому что недалече, хутор был такой Фролов! Помнишь? Те пять домов, о которых ты еще, когда мы возле Дона были, вспоминал. Ты, вот лучше, прежде чем возмущаться сам спроси, что за станция это и может быть она сейчас по-другому как- то называется?!

- Эй, милый человек! - обратился Григорий к проходящему мимо прохожему, - как станция сия называется, скажи нам Христа ради?!

- Арчеда, - ответил прохожий.

- Ну, что? Прав я, чи нет?! - подковырнул Григория Петр.

- Да - а! Бог знает, как оно все поменялось за это время! - ответил Григорий, - как ты только угадал- то? Я представить себе не мог бы, что Лыженский, так изменится!

- Догадался!- съязвил Гриня.

- Эй, хлопцы! Тронемся, может быть!? - предложил Николай.

- Да, Николай, прав ты! Пора бы идти, искать Шорника, - сказал Григорий, - Бог знает, сколько, мы его еще искать будем!

Они двинулись в направлении, куда показал им водитель автобуса. Войдя на территорию военкомата, они встретили мужчину проходившего мимо них.

- Эй, добрый человек! - окликнул его Николай, - с кем нам здесь поговорить, кто бы нам подсказал, как найти одного человека?

- Человека найти нужно? - переспросил мужчина, - это вам в отдел кадров или к начальнику нужно зайти. Вот в это здание зайдете и на второй этаж, а там увидите.

- Ай, спасибо, милый человек! - поблагодарил его Николай.

Они подошли к двухэтажному зданию и вошли в него. Поднявшись на второй этаж, они нашли отдел кадров, где сидели две женщины: одна - пожилая, суровая тетка, а другая совсем еще молоденькая девушка.

- Здравствуй, сестричка! - обратился к девушке Петр, - милая, скажи нам, пожалуйста, где нам сыскать подполковника Шорника Егора Васильевича?

- А, к каким родам войск он относится? - спросила приятным голосом девушка.

- Не знаю милая, - ответил Петр, - кавалерист, наверное?!

- А вы, кто, собственно говоря, такие? - грубо вмешалась в разговор полная, пожилая дама, - для чего он вам нужен?

- По делу, - сказал уже Григорий.

- А документы, есть у вас какие? - продолжала дотошная дама.

- Да, какие ж документы? - ответил Григорий.

- Может быть бумажку ей дать, что мы с фронта движемся! - предложил Григорию на ухо Николай.

- Ты что, с ума сошел что ли? Там год, какой указан?! И печать, пади, сейчас другая! – возмутился Григорий.

- Нет документов у нас.

- Ну, так и я вам не могу дать такую информацию, - сказала пожилая.

- Но нам очень нужно! - вмешался в разговор Петр.

Тут в коридоре открылась соседняя дверь. Из нее вышел человек в военной форме, и направился в сторону, где шел разговор.

- Петр Ильич, - окликнула его дама в возрасте, когда он стал проходить мимо дверей отдела кадров, - здесь спрашивают подполковника Шорника, а у самих даже документов никаких нет.

- Ну? И кто тут спрашивает Шорника? - подходя ближе, проговорил мужчина.

-Здравия желаем, Ваше Высокоблагородие! – вытянувшись, по стойке смирно, хором проговорили казаки.

- Здравствуйте! - ответил военком.

- Ваше Высокоблагородие, не можем сыскать подполковника Шорника Егора Васильевича! – первым вмешался Григорий.

- А на что, он вам нужен?

- По личному вопросу!

- Без документов информации дать не можем, - сказал мужчина и, повернувшись, стал уходить. Но потом остановился и добавил, - на фазенде, наверное, он у себя. Знаете, где это?

- Никак нет, Ваше Высокоблагородие!

- По Коммунистической улице до Международной пойдете. Далее, не доходя два дома по правой стороне, увидите дом. Если не уехал куда-нибудь, то там его и найдете.

-Спаси Христос, Вас Ваше Высокоблагородие! - отдав честь, сказал Григорий. – Разрешите, идти?

- Разрешаю! - громко приказал мужчина.

Григорий развернулся кругом и пошел к выходу. Остальные казаки, тоже отдав честь, последовали за ним.

- Странные они, какие- то! – когда казаки вышли из кабинета, сказала полная.

- А у Шорника, все, какое - то странное! - задумчиво ответил военком, - Даже кот, который у него на фазенде живет, и тот какой-то странный! - и направился к выходу.

7

- Ты запомнил, где это находится? - спросил Николай Григория, - и что это, за названия такие?

- Да, запомнил! В городах, где живет много людей, есть улицы, и у каждой свое название. Надо же, до каких размеров хутор вырос! – продолжал, разговаривая сам с собой Григорий, - почти как Петербург, алиМосква.

- И как ты, собираешься искать эти улицы? - обратился к Григорию Петр.

Не успев получить ответа, он услышал, голос Николая:

- Эй, Гриня! Смотри ,смотри, хорунжий(военный чин) идет, на той стороне дороги!

- Где?

- Вон! Видишь?

Недалеко от них по дороге шел казак в форме.

- А кто, когда мы на реке еще были, говорил, что казаков через сто лет не будет, а? – посмотрел Григорий на Петра. - Эй, браток, - крикнул Григорий проходящему по другой стороне дороги казаку, - слышишь? Подожди ты нас, пожалуйста?

Казак остановился и стал дожидаться идущих к нему быстрым шагом людей.

- Ух, уморились мы, пока сюда добрались, - сказал Григорий, казаку, который был уже совсем рядом. - Скажи нам, браток, как нам человека одного сыскать? Точнее, где искать мы знаем, а вот как добраться …– Ты бы помог бы нам, а?

- Ну, что ж не помочь? Конечно, помогу! - ответил хорунжий.

- Ты скажи нам, - продолжал Григорий, - где вы собираетесь? Уморились мы с дороги, нам бы хоть перекусить малость, да чуть отдохнуть. С самого утра все ходим и ходим.

- А откуда ж сами - то? - спросил их собеседник.

- С Дона, мы! - ответил Николай, - рядом совсем живем.

- Ну, пойдемте, я вас отведу к нам! Чай хоть попьете, отдохнете немного, расскажите, зачем сюда пожаловали, - сказал встретившийся казак.

Все они уже шли домой к новому приятелю, который, как оказалось, находился не так далеко. Вскоре они уже были у небольшого частного дома.

- Ну, заходите, - подходя к деревянному дому, открывая входную дверь, сказал фроловчанин.

За небольшим столом, покрытым несвежей скатертью, сидели двое в казачьей форме, такой же, как у наших героев. Они были немного подвыпивши и что - то прятали под столом. Здесь же, на столе, стояли три грязных стакана, открытая жестяная банка кильки в томатном соусе, лежали перышки от чеснока и немного заветренного желтого сала. Из угла раздавался грозный храп кого-то, кто спал на потрепанных фуфайках (верхняя одежда).

Наши герои ошалели от увиденной ими картины. Из оцепенения их вывел голос нового друга:

- Ну вот! Здесь мы располагаемся и работаем, - сказал фроловчанин, - А это наши орлы, - кивая в сторону пьяных, с усмешкой, проронил он.

- Ты кого, это к нам еще привел? - спросил не поворачиваясь, сидевший спиной к вошедшим пьяный мужчина.

- Ты, хоть поздоровайся, - сказал фроловчанин, - ребята к нам с Перекопки приехали.

- С какой еще Перекопки? - продолжал говорить, не поворачиваясь, новый субъект, - Ее что, еще не перекопали?

- Да хорош, тебе! - громко крикнул на него второй из компании, - пускай люди пройдут, сядут.

- Ребята, не обращайте на него внимание! - сказал фроловчанин, тыча в сторону тому, который только что задирался, - он всегда такой! А ты, смотри, поосторожнее! – пригрозил он к задире, - У меня дед у самого, родом оттуда был, из Перекопской!

- Так я из Перекопской тоже, - сказал Николай, - а, ты, чей будешь?

- Воронков, дед у меня был оттуда! - ответил фроловчанин - хорунжий.

- Знаю таких, - сказал Николай, - когда я на фронт уходил, у них казак народился. Его Ильей назвали.

- Так это, дед мой и есть, - ответил хорунжий - фроловчанин, - а на какой фронт- то, ты уходил? Я не понял.

- Это не он, а прадед его,- вмешался в разговор Григорий.

Николай что-то хотел сказать, и было открыл рот, но потом замолчал.

- Ну, вот, видишь! Значит, земляк мой! Иван, подвинься, - обратился к сидящему спиной - Пускай они сядут, выпьют!

- Обойдутся, - сказал задира.

- Эй, ты! Хорош, Иван! - сказал другой, что сидел рядом, - пускай люди, правда, присядут, - Что? Cамогон твой попьют, боишься?

- По сто грамм выпьют пускай. Все тебе меньше достанется, - сказал фроловчанин, - дежурить, кто за тебя сегодня будет? Пушкин что ли? – шутя, продолжал хорунжий.

- Да нет братец, не пьем мы, пост нынче! Спасибо! - поблагодарил Николай, - Вот чайку попьем, если только предложите.

- А, что за пост- то? – задал свой вопрос, третий из тех, кто сидел за столом и был еще не совсем пьян.- Кстати, меня Александром зовут. Да, вы присаживайтесь.

- Да что вы братцы? Не знаете что ли? - продолжил говорить Николай, - Успенский нынче пост!

Фроловчанин, налил из оцинкованного ведра в немытый чайник воды и поставил его греться на замусоленную электрическую плитку.

- Кто, старший тут, у вас? - задал вопрос Григорий.

- А, зачем тебе старший нужен? - спросил флоровчанин

- Да, вот! Не пойму я, как это в пост, на службе пьяные могут быть? - удивился Григорий, - где порядок? Где дисциплина? Почему не сечете таких?

- Это, ка-во, ты собрался сечь? – невнятно, еле-еле шевеля языком, проговорил Иван.

- Да, не обращайте ребята на него внимание! - сказал фроловчанин, кивая головой в его сторону, - у нас тут, каждый второй такой.

- А почему, никто не смотрит за этим? – требовательно спросил Григорий.

- Нет! Я не понял! Ты ка-во это, сечь собрыалсья-я-я? – наезжал снова Иван.

- Да сиди, ты! - остепенил его фроловчанин, - а то сейчас лежать будешь!

Затем обратившись к гостям, продолжил.

- А, кто тут за нами смотреть будет? Мы тут сами себе хозяева. А атаман, делает вид, что не замечает.

- А кто, он, ваш Атаман? – нетерпеливо вмешался в разговор Петр.

- Эй, да вы что? Не знаете, что ли?- с удивлением проговорил фроловчанин, - Абрамзон, Степан Амирамович. Только зачем он вам нужен? Делает он свои дела, а мы здесь сами по себе. Как будто у вас по-другому?

- Кто, кто? - удивился Николай.

- Степан Амирамович Абрамзон, - повторил фроловчанин, - да вы не обращайте внимание на фамилию. Он из наших - из казаков. Ну, по крайней мере, он нам так говорит. Просто, после революции, его прадед,тоже донской казак и атаман, вместе с семьей бежал на Дальний восток. Там они поселились недалеко от станции Тихенькая. Позже, он стал называться городом Биробиджаном. А, когда, началась перестройка, то его правнук, теперь уже наш атаман, решил вернуться на родину своих предков.

- А что, и революция уже была? - решил узнать Николай.

- Да вы что, с другой планеты что ли? – стал раздражаться фроловчанин.

- А что, денег теперь ,нет? Правда, что все могут бесплатно ездить, кто куда хочет? – продолжал интересоваться Николай.

- Ага! Конечно! Могут! - ответил с ухмылкой фроловчанин, - бесплатно, на палочке верхом, могут все ездить!

- Но, почему ваш атаман не смотрит за казаками? - продолжал спрашивать Григорий.

- Эй, Миш! Ты каво, к нам привел с ревизией, - продолжал бубнить пьяный.

- Ладно, хорош, казаки! - решил оборвать беседу фроловчанин, которого, оказывается, звали Мишей - сейчас чайник вскипит. Попьете чаю, а потом, попробуем ваши дела решить. С чем, вы к нам пожаловали?

- Шорник Егор Васильевич нам нужен! - ответил Петр.

- Шорник? - задумчиво переспросил фроловчанин, - это не подполковник, случайно?

-Да! Войсковой старшина, - ответил Петр.

- Васильевич, что ли? – заговорил полутрезвый Александр, - знаю я его! Он, наверное, на фазенде у себя.

- Отведи нас к нему, милый человек, - попросил Николай.

- Ну, что ж, отведу, - согласился Александр - Да, только будет ли он там, я не знаю.

- Да, ладно! Тебе, здесь нужно быть, - вмешался Миша. - Я их сюда привел, я их и отведу к Егор Васильевичу.

Казаки из прошлого века выпили по кружке чаю и встали.

- Спаси Христос, за чай, - собираясь выйти на улицу, сказал Григорий, - но все-таки, действительно, не порядок тут у вас с дисциплиной, братцы!

Они уже были у двери. Как в это время , в начале коридора, раздались чьи-то шаги, направлявшиеся прямо к ним.

8

- Шухер! – прошептал Миша своим пьяным сослуживцам, - есаул идет!

Александр, одним махом стащил со стола стаканы. И как раз вовремя, потому что в проеме двери появилась фигура высокого, статного есаула.

- Ну что, сидим? - грубо спросил вошедший в штатском мужчина, - пьянствуем?

В ответ он услышал тишину. Все молчали.

- Так! Мне нужно человек пять, кирпич разгрузить! - обратился мужчина к Михаилу. – Давайте! Собирайтесь все. Сейчас машина подъедет, заберет вас. Поедите ко мне домой. Там машина подойдет с кирпичом, дождетесь ее и разгрузите.

- Сергей Галадович! К нам, вот, с Дона приехали, - сказал мужчине Михаил.

- Вот, как раз их и забирай, и вместе кирпич разгружать езжайте, - приказал Сергей Галадович.

- Нет! Так не пойдет! Нам дело важное нужно сделать! - возразил Григорий.

- Какое еще, дело? - нагло спросил вошедший, - Сейчас ты поедешь кирпич грузить, а потом будишь дела свои делать! Понял?

- Ваше Благородие или не знаю, как тебя там! Мы сейчас, не на военном положении, чтобы с нами так разговаривать! - вступился за Гришу Петр. - А уж тем более, вам кирпич не собираемся грузить!

- Ты кто такой? – брезгливо переспросил его есаул.

- Казак, он! - вмешался Григорий, - не подобает, так с казаком разговаривать!

- С Дона, говоришь, они?! - с пренебрежением посмотрел командир на Мишу. - А ну! Быстро, пошли все грузить кирпич! – громко приказал он.

- Сам иди! - твердо ответил ему Николай.

- Ты с кем это, гнида, так разговариваешь? - взяв за шиворот и, хотев, было толкнуть Николая в сторону выхода прокричал вошедший Сергей Гладович.

Но Николай, вырвавшись, сказал:

- А, ну! Уйди, от греха подальше, Ваше Благородие! Я, ведь, не посмотрю, как ты тут на меня кричишь!

- Ах, так? Ну-ну! Сейчас, подожди! - вошедший достал из кармана мобильный телефон и стал набирать номер.

-Алло! Авигдор?! (имя, с евр. означает «отец того, кто установил границы» для еврейского народа) - говоря в трубку, продолжал мужчина, - Шмулович, тебя беспокоит! Здесь у меня в управлении трое наглеют! Пришли наряд!

Трое переместившихся во времени на сто лет вперед казаков, смотрели с удивлением на происходящее. В руке у есаула, было что-то маленькое, черного цвета, напоминающее плоскую дощечку. Она святилась, и из нее слабо доносился чей-то голос. Николай, вновь привычно перекрестился и посмотрел на своих товарищей. Те, стояли вытянув шею вперед, прислушиваясь и поглядывая то на телефон, то друг на друга.

Первым пришел в себя Григорий. Он повернулся к Михаилу, и сказал:

- Может быть, мы пойдем отсюда?

Фроловчанин молчал.

- Куда, это ты собрался идти? – заорал на Григория есаул. - Сейчас пойдешь, подожди!

- Ваше Благородие, что это у вас такое? А? Куда Вы сейчас говорили, а потом в карман положили? - осмелился спросить Петр.

- Сейчас ты мне пошутишь, здесь!

Минуты через две, возле входа раздался скрип тормозов. В темноте появились четыре человеческих силуэта. Они были одеты в полицейскую форму. Сзади каждого висел автомат. Подходя ближе, они поздоровались с Шмуловичем, и тот, кто был постарше в звании, спросил:

- Кто, тут, наглеет?

- Вот эти, трое! - ответил есаул Шмулович.

- Так граждане, пройдемте! - проговорил старший полицейский, хватая за руку Григория.

- Это, куда, мне с тобой идти? - вырвав руку, сказал Григорий, - мне что, идти не куда? У меня и без тебя дел полно!

- Так! Что??? Сопротивление полиции собрался оказывать? - глядя в глаза, с вызовом сказал старший полицейский и попытался заломить за спину руку Григорию. Григорий вырвался, но полицейский, резко выхватиk наручники и ловко одел ему их на руки. Петр с Николаем принялись оттаскивать старшего полицейского, помогая Грине. Но другие люди в форме, уже подбежали. Один из них начал заламывать руку Петру. Петр вывернулся, и полицейский получил смачный удар в лоб. Другого представителя порядка, ринувшийся было на Николая, тот оттолкнул. Полицейский споткнулся, упал, но быстро вскочил, передернул затвор автомата и прицелился в сторону путешественников во времени.

- Отойти, назад! - скомандовал полицейский, - Лечь на пол! Руки, за голову!

Петру с Николаем, пришлось подчиниться приказу. Полицейские, завернув руки за спину казакам, надели задержанным, наручники и повели в машину.

Перед тем как усадить друзей в полицейский УАЗик, обиженный Петром представитель порядка, сильно ударил беззащитного Петра по лицу. Потом, когда тот выплевывал выбитый зуб, его ждал еще один мерзкий удар в живот изподтишка. Петр загнулся от удара…

Всех троих запихнули в машину. Автомобиль тронулся в полицейский участок….

9

Друзья молчали. Дорога длилась недолго. Машина остановилась. Двери открылись. Каждого из наших путешественников-казаков поочередно, заламывая руки к верху, повели в отделение. Там их путь прошел за кабину дежурного, к камерам. По дороге, бедного Петра вновь ждал подарок от другого доброго полицейского. С разбегу, представитель порядка отработал точный удар в солнечное сплетение бедняги. Петра уже не несли ноги. Полицейские тащили его. Николай с Григорием ничем не могли помочь другу. Их руки в наручниках были заломлены за спину. Доведя всех троих до камеры, сняв, наконец-то, ненавистные наручники, полицейские поочередно втолкнули измученных казаков в нее.

Только здесь они решились заговорить.

- Гринь, за что они нас? - спросил Николай, - мы же ,ведь ничего не сделали.

- За то, что кирпич не захотели грузить этому мужику, который есаулом себя кличет, - ответил вместо Григория Петр, - вот тебе и коммунизм!

- Есть, закурить? - спросил кто-то в темной камере.

- Нету, - ответил Григорий. - Ну и законы, здесь у вас! Ни за что людей - казаков в тюрьму сажают! Что ж за власть у вас такая неладная!

- А ,здесь, все ни за что сидят, - сказал уже другой голос.

- А что же вы тогда молчите? -пытаясь сфокусироваться в темноте, спросил Григорий.

Приглядевшись, он увидел, что небольшая камера переполнена людьми и была вся в дыму.

- А ты что, решил с властью повоевать? - спросил опять первый голос.

- Какая же это власть, что так не справедливо с людьми поступает? - вмешался Петр.

- А ты ,буд-то с луны свалился!? – кто-то, встав с кровати, проследовал в сторону казаков. - Что, первый раз, что ли сюда попадаете? Слышишь? Это не на базаре, я тебя случайно с плеткой, видал? Ты ходил бабок там разгонял!

- Нет, не я, - ответил Петр, - не казачье это дело по базару бабок разгонять!

- А что же вы там, то и дело толкаетесь? - продолжал говорить не понятно кто.

- Не знаю, кто там толкается! А, я на базар не воевать хожу! - ответил Петр.

- За что забрали вас? - спросил уже другой, более низкий голос.

- Тебе ж говоря! Ни за что! - ответил Николай, - кирпичи отказались грузить, вот за это и забрали сюда.

- Мой прадед, тоже казак, - продолжил низкий голос, - с первой мировой, в 1918 году, как возвращался с фронта, втроем, с друзьями уже темнело. Решили они заночевать в хуторе Саушкином. И все! Пропал! И, друзья тоже пропали! Так, до сих пор, неизвестно что с ними случилось! Утром хозяйка проснулась, пошла к стогу сена, где они ночевали. Глядит! Все вещи на месте, все на месте, и лошади стоят на базу, а их нет. Так вот и пропали они без вести с тех пор!

- А, куда ж, они пропали? – поинтересовался Григорий.

- Да, кто их знает? – ответил рассказчик. – Одни говорят, что они ночью пошли в Дону охлынуться, да так и потонули в нем. Другие говорят, что от радости, что они домой возвращаются во время смутное, решили они на вольные хлеба податься. Потому от счастья коней побросали и сбежали куда - то. А, третьи говорят, что нечистый рядом в лесу был и они ночью с ним спутались, а после исчезли.

- И что, после той ночи их уже никто не видел? – вмешался в разговор испуганный Николай.

- Нет! – ответил низкий голос. Потом, помолчав ,задал вопрос,- А кому же вы отказались кирпичи грузить?

- Да, какой-то мужик, зашел к казакам в их правление, есаул вроде бы, - ответил Николай. – Но так, как он себя ведет! Не похож он вообще на казака!

- А! Это, ваш, Шмулович! - из темноты воскликнул другой пленник, - нашли, с кем связываться! Что вы, своих старших, не знаете что ли?

- Своих, знаем. Да, только, не отсюда мы, милый человек, - продолжил общение Петр. - Человека одного ищем. К местным казакам попали случайно. А, потом, этот мужик приехал и стал командовать, как будто на войну всех звать. Вот мы ему и высказали, что нельзя так поступать. Он, начал руки распускать. Потом вот эти,- показав на коридор, продолжил он,- приехали и забрали сюда нас.

- Сергей Галадович Шмулович, - вот как вашего есаула зовут, - продолжил говорить низкий голос, - они с начальником полиции на дружеской ноге. Расскажите, как вас забрали?

- Тот, что есаул, руки распускать стал. Я его толкнул, - сказал Николай, - он что-то черное из кармана достал и стал говорить туда. Потом, другие в форме с оружием приехали. Один из них в лоб хорошо получил. Ну, а нас кандалами сковали и сюда привезли.

- Да… Это вам срок светит, - сказал низкий голос, выходя из темноты, - сотрудникам правоохранительных органов оказали сопротивление при исполнении служебных обязанностей.

Обладателем низкого голоса оказался невысокий человек лет сорока. Николай был ближе всего к нему и спросил:

- А ты-то сам? Кто и за что сидишь, здесь? - спросил Николай.

- За то, что штраф не могу выплатить, - ответил мужчина, - был на митинге. Арестовали и сюда посадили, сказали, или плати штраф, или сиди. Писатель я.

- Вот это, да! А, что за митинг? Что пишите Вы, господин хороший? - спросил Григорий.

- Против нынешней власти митинг. А пишу о жизни, о людях, - ответил мужчина.

- Мы на Дону живем у нас своя власть, - вдруг вмешался Петр. - Никто с нами не в праве так поступать, как здесь с нами поступили.

- В иллюзиях Вы живете молодой человек, думая, что у вас власть другая! Пришла бы эта власть к вам, она и с вами там точно так же поступила, - продолжил мужчина.

- А, кто бы ее пустил, к нам?! - возмутился Николай.

- Вы думаете, что эта власть спрашивать вас будет, хотите вы этого или нет? - продолжал говорить мужчина, - эта власть, если ей нужно она просто берет, а если кто против, то она сразу рот тем затыкает.

- Чтобы казак, да, в тюрьме сидел?! – продолжил Николай, - нет! У нас свои законы и свой суд!

- Ну, ты ,брат, даешь! - продолжил мужчина, - вы как будто, до революции родились! Кто такой, казак сейчас? Это до революции он был значим! У вас было и самоуправление, и свои законы, и своя власть! А сейчас, мы все одной власти подчиняемся: будь ты хоть казак, хоть кацап, хоть хохол!

Ты вот форму эту, зачем одел? Что, ты от этого приобрел? И кому, ты сейчас служишь? Этой власти, которая тебя сюда упрятала за то, что ты кирпич какой-то мелкой шишке не захотел грузить?

Сейчас, брат, не так, как было до революции. Тогда была у тебя своя земля. Вы сами решали, кому какую плату и за что вносить. Вы были своей маленькой республикой, в которой решали все сами, и, каждый в этой республике был равен. А сейчас, ты подчинен власти, которая тобой правит. Куда она скажет, туда ты и пойдешь! Так что, форма твоя, тут не причем! Полностью систему нужно менять на Дону! Как, в общем, не только на одном Дону, но, и,вообще, в России!

- Милый человек, скажи нам, пожалуйста, а почему же все молчат? - вмешался Петр. - Почему не вынесут это все на круг, и не решат, так как нужно?

- Вы, видимо, точно до революции родились, - сказал мужчина. – Да потому что, за семьдесят лет советской власти, у людей сложился свой советский стереотип мышления. Казаки привыкли, что их республикой кто-то правит. А правит и имеет власть, именно то правительство, которое сейчас находится у власти.

- Но, ведь, царь? Он тоже нами правил, - вмешался Григорий.

- Царь, после Пугачевского бунта, лишь формально правил казаками, - продолжал мужчина, - Казаки всегда жили автономно, со своим правлением. Они всегда себя считали вольными.

Многие из казаков никогда не хотели служить царю. После того, как Пугачева предали казаки-полковники, которые в обмен на Емельяна решили получить от правительства помилование. Предатели остановились у Большого Узеня и бросились вязать Пугачёва, пока остальные казаки из отряда находились довольно далеко. Потом, после взятия Пугачева, и его казни, казачество потеряло часть своей автономии. Именно после этого казаки разделились на части. Одни ушли в Турцию и на Дунай. Другая часть, отделившаяся от них так называемых «игнат – казаков», ушли в Бессарабию и Болгарию. Часть же осталась на Дону.

А, сейчас, что? Ведь, сейчас, кто вами правит? Те, кто еще тридцать лет назад к казачеству, не имели никакого отношения! А, кто, их выбирает? Да никто! Эти правители сами провозгласили себя атаманами, есаулами и прочими, поставив рядом с собой у власти, тех людей, которые им стали выгодны. У казаков, как и у большинства людей из нашей страны развилась рабская психология. Мы, к сожалению, привыкли не выбирать сами, а брать то, что нам дают! Бери, держи, а если не возьмешь, то тебе еще хуже будет! Боятся люди…

Я сам, по крови казак, и мне очень обидно, когда с нашим народом, делают такие вещи! Но это не вкусу власти! Вот за это я и здесь нахожусь. Слишком много правды хочу!

- Послушайте! А почему, все-таки народ не хочет стать свободными? - продолжил Петр. - Почему не хотят все поменять?

- Как я уже сказал, рабская психология и мнение толпы. Но еще огромное влияние имеет СМИ, - продолжал мужчина, - мало кто хочет разобраться во всем и сказать свое мнение. А если он и начинает говорить, то в лучшем случае, он окажется здесь, как я.

Послышалось щелканье замка двери. Она открылась. В дверном проеме появился неприятный на вид толстый полицейский.

- Эй, ты, - кивая в сторону Петра, нахально крикнул полицейский, - к следователю!

Петр встал и направился к выходу.

- Выходи! Лицом к стене! Руки за спину! - продолжил полицейский и закрыл за Петром дверь. Он зашел за спину казака и сказал:

- Разворачивайся и двигайся на выход!

Проследовав по узкому коридору в кабинет следователя, Петр вошел в него.

За столом, в кабинете, сидел человек средних лет в штатском. Он что-то писал. Слева от него, за другим столом, сидел еще они мужчина, чуть постарше первого, и постукивал легонько по столу дубинкой.

- Ну что? Пьяный? - задал вопрос следователь Петру.

- Последний день поста нынче! - ответил Петр, - нельзя пьянствовать!

- Да? А, бить полицейских в пост, при исполнении ими служебных обязанностей, можно? - грубо продолжил следователь.

Второй полицейский, подойдя к Петру, заглянул ему прямо в глаза, и сказал:

- А здороваться тебя, не учили что ли? – и неожиданно резко ударил дубинкой Петра в живот.

- За что, ты бьешь меня? - спросил казак, оправляясь от удара.

- Нет! Ты видал? – заговорил, обходя вокруг полицейский с дубинкой, - ты зачем сотрудника нашего избил? - И, он нанес Петру еще один удар, еще более сильный. У Петра от удара подступила тошнота к горлу. Отдышавшись немного и все еще держась за живот, казак сказал:

- Что же ты, как со скотиной со мной разговариваешь? Бес ты, в погонах!

- Бес? - удивился полицейский. – Ты, кого это бесом назвал? - зайдя сзади, перекинув дубинку через шею, он напал на несчастного и стал душить его ею. Затем немного ослабил хватку.

- Кто, бес? – он хотел было опять ударить Петра, но тот ловко уклонился, схватил за дубинку и, вырвав ее из рук полицейского, сказал:

- Не угомонишься, ты, никак! Силу свою почувствовал, когда видишь, что я без оружия?!

Полицейский резко вытянул деревянную табуретку из-под стола и замахнулся на Петра, хотев ударить… Не тут- то было! Петр ловко выбил табуретку. А, затем, замахнувшись на горе представителя порядка дубинкой, спокойно сказал:

- Ну, что теперь, бес в погонах, может быть, остепенишься?

Тут уже вмешался следователь, сидевший за столом:

- Эй, гражданин! Вы сейчас прибыли сюда, что бы давать показания! Сопротивление и помеха следствию усугубит Вашу вину! Положите дубинку на стол и немедленно сядьте!

Петру пришлось подчиниться. Следователь начал свой допрос.

- За что, Вы ударили сотрудника полиции? – спросил он казака.

- За то, что не дал нам идти туда, куда нам нужно было идти. За то, что руки распускал, не разобравшись, что и к чему - ответил Петр.

- Ты с кем, так разговариваешь?! – начал было возражать нападавший.

- Тихо! Пускай рассказывает, - остепенил полицейского следователь. - Знаешь, сколько по статье тебе положено сроку? - сказал он, обращаясь уже к Петру. - Два года, минимум! Или штраф в размере двести тысяч рублей! Понял?! – затем ,немного помолчав, добавил- Сам, откуда будешь?

- Из Перекопки, - ответил Петр.

-Из Прекопки! - передразнивая, сказал следователь. – Где будешь деньги брать?

- Не знаю,- ответил Петр.

- Значит, два года будешь мотать! – ответил силовик. – Все! Допрос окончен. Сейчас тогда в камеру! Подумай на счет денег. Завтра я тебя вызову.

- А с его друзьями, что будем делать? - спросил полицейский следователя.

- По пятнадцать суток дадим! - ответил второй.

Следователь, довел Петра до дежурной части и передал его дежурному конвоиру. Через несколько минут он уже был в камере со своими товарищами по несчастью.

- Ну, что там, Петро? - поинтересовался Николай.

- Сказал, штраф нужно платить, или два года тюрьмы, - ответил Петр.

- Видите! - продолжил свой разговор мужчина, попавший сюда за организацию митинга, - а ведь я уверен, что вы не были виновными!

- Совсем не были! Это, правда! – возмутился Григорий, - это все этот толстый! Он первый начал.

- Что, теперь, будем делать Петро? - спросил Николай.

- Не знаю!

- А ты что посоветуешь нам, милый человек? - обратился Григорий к мужчине.

- Деньги искать, - ответил мужчина, - или же, как и я, будете здесь сидеть.

- А, за что, я должен им деньги платить-то? – оглядывая всех в камере, спросил Петр, - неужели за то, что я ударил полицейского? Так он же, сам полез на рожон! Кто ему, казака разрешил трогать? А?

- Казак, казак… Э - э брат, вот тебе и власть твоя! - ответил писатель, - да и кто ты сейчас, казак нынешний?

- Да на что ж, мне такая власть нужна! - разъярился Петр.

- Твоя, правда! Ни тебе, ни мне, никому такая власть не нужна, - ответил мужчина, - только вот, сделать ничего нельзя, сразу тебе рот закроют.

Он замолчал. Но через некоторое время продолжил.

- Послушайте! Есть один вариант. Но не знаю… Это одновременно и просто, и в то же время нет!

- Милый человек, вот мы видим, что ты много знаешь в истории, да и вообще. А мы многое пропустили…

Ты расскажи нам, сначала, что же произошло с нашей страной, начиная с тысяча девятьсот восемнадцатого года? А, потом, расскажешь, что же это за вариант, чтобы обстановку поменять в нашей стране, а то может быть и вообще во всем мире!? - попросил мужчину Григорий, которого крайне заинтересовал этот разговор, - мы же не такие грамотные, как ты!

- Льстите вы мне, - ответил мужчина, - я знаю столько же, сколько знает каждый, кто задумывался и пробовал разобраться в том, что произошло с нашей страной!

- Не льстим! Вот тебе крест, милый человек, - продолжил разговор Николай.

- Ты им лучше про тайное общество расскажи, - раздался сиплый голос незнакомца, также сидевшего с ними в камере.

- Если бы оно было тайным, то про него никто не знал! - ответил, повернувшись в сторону голоса, собеседник казаков. - Об этом обществе говорят везде - в магазинах, в автобусах и даже здесь. Так что, тайным его уже назвать нельзя! Да, и вообще, лично я, всего на пятьдесят процентов соглашусь, что оно вообще есть. Другие пятьдесят процентов вынуждены согласиться с теми, кто уверен, что нет никакого тайного общества. Есть общество власти, которое в 1917 году совершило переворот. Оно, в 1985, сделало предпосылки ко второму перевороту, который совершился в 1991 году. В 1993, власть не могла определиться, куда ей идти и какое общество строить. Власть держит простых людей за лохов и скотов до сего дня! Многих из тех, кто имеет свою точку зрения, власть не любит. Многих из таковых уже нет в живых по загадочным и странным обстоятельствам…

- Писатель - он и в Африке писатель, - промямлил другой сокамерник. – Ну, что, тут неясно? Что, ту, доказывать? Все и так, давно понятно! Ты здесь паришься, а те, кто тебя засунул сюда, жируют на общие бабки (деньги), которые себе присвоили за счет народа!

- Милый человек, ты пишешь книги, - сказал Григорий, - наверное, ты очень хорошо можешь разъяснить нам, что случилось с Россией.

- Вы глупые, что ли? Или прикидываетесь? - опять раздался голос из глубины камеры, - что вы там у себя на Дону делаете? Как- будто вы после семнадцатого года заснули и проснулись только сейчас. Что рассказывать? Об этом уже все знают!

- С восемнадцатого! – тихим голосом поправил Николай того, но никто его не услышал.

- И все же, расскажи? - уже умолял писателя Петр.

- Ну, что я могу сказать?! - ответил писатель, - могу сказать, что новейшая история, особенно у нас в России, так, и не написана! Есть какие-то общие факты, - революция, войны, а проникновения в эти факты, разъяснения из-за чего это все произошло, так и нет. Поэтому, многие, именно новейшую историю толкуют на свой лад. Есть те, кому это выгодно, и они могут запросто подменить правду на ложь! Ведь, из-за незнания фактов истории другими людьми, можно запросто совершить подмену, обманув весь окружающий нас мир, состоящий из миллионов людей! Можно запросто ввести всех в такое заблуждения, от которого люди, либо будут ненавидеть друг друга! Либо, что еще хуже, непросвещенные люди, а таких масса, будут думать, что это именно так и было. Они будут идти, как стадо по общему пути… Так уже было у нас в России после 1917 года!

Жаль... Люди будут выдвигать себе справедливого царя, либо президента, либо кого- то вроде этого! Но, ведь история, как и все в окружающем нас мире, да и вообще во Вселенной, движется по спирали! Ну, что там говорить об истории нашей страны! Она переписана сотни, а то может быть даже и тысячи раз. А в правдивости тех фактов, которые были, мы уверены? В будущем, повторюсь я еще раз, те, кому это выгодно, могут просто, по нашему незнанию истории, истинных ее фактов, сделать так, как это обычно бывает, особенно у нас в стране – все поменять на свой лад. Тогда, мы можем вообще уйти далеко от истины, как и от христианства и православной веры в Бога и служения Ему! Ну, что сказать… Нет правильных и истинных исторических фактов! Единственного кого я могу порекомендовать, что бы лучше узнать новейшею историю, так это Солженицына - "Архипелаг ГУЛАГ"! Вот это – истинная правда!

- Гладко ты рассказываешь, - опять раздался голос, - да, только многое мы и без тебя знаем! - Что тут делить-то, еще осталось между собою? Итак, все уже давно поделено без нас! А, вот, общего у нас уже никогда не будет! Была у нас страна общая, так ведь те, кто в верхушках был зацапали, себе куш, а нам член свой показали! Мол, того, что хотите, то и делайте! Нам до вас дела нет! Подыхайте, себе на здоровье!

- Многие так думают,– вступил в разговор новый собеседник из прокуренной камеры, - и я тоже, между прочим, такого же мнения. Опять поставят кого-нибудь вроде Ленина или Сталина - царем, с "правильными" лозунгами. Вновь, скажут нам о братстве и равенстве, а сами будут под себя грести. Думаю, вместо коммунизма, во главу поставят "христианство - православие". Но во главе будет не Бог - Любовь, а какой-нибудь диктатор-царь. Он будет выполнять волю "Ватикана". Этот царь будет, как Папа Римский. Он, что скажет "православным христианам", то эти чудаки на букву "м" и будут делать! Потому что не своей головой будут думать и решать. Все идет к тому!

Вот и сейчас, как не придешь в церковь, так слышишь разговоры: «Вот, мне батюшка сказал, так нужно делать!» или «мне батюшка запретил выходить замуж за него!» Как- будто своей головы нет у них? Что он, батюшка, Бог что ли, чтобы за всех решать, кому что делать?! Да и Бог, насколько я знаю, дал людям свободу, поступать так, как они считают нужным!

- Вот и я говорю! - поддержал писатель, - ведь, сколько, сейчас людей ходящих в церковь, ищут себе духовника, и живут не своей жизнью, а так, как им скажет тот, кого они избрали руководителем своей жизни!

- И что же это? По - вашему мнению, не нужно батюшек слушать что ли? – поинтересовался у писателя Григорий.

- Я не сказал, совсем не слушать, - ответил писатель, - я сказал о том, что за человека, как ему жить и, как поступать, никто не вправе решать, ни батюшка и никто другой! Даже Господь, дал нам право выбора, как поступать и, как жить! Да, можно послушать совет! Но не тупо делать все то, что скажет кто-то! А для того, что бы разбираться, кто есть кто в церкви, кого слушать, а кого и вовсе нет, нужно следовать законам церкви. Узнавать наставника не на 20 минутном покаянии, раз в год. А ходить туда постоянно и регулярно. Ни месяц, ни два, а как минимум месяцев девять, а то и больше – года два! Это называется катехизация (обучение азам православной веры). Вера в Бога идет от Души! А Душа тоже должна воспитываться.

-А, что касается девушек и женщин, - продолжил беседу писатель, - у женщины психологическая потребность быть за мужем, слушать мужа, что он скажет ей и соответственно выполнять то, что он ей скажет.

- Ну, да! Так и должно быть! - чуть ли не по очереди, начали говорить казаки, - а что, по-другому, что ли должно как- то быть? У нас и батюшки в храме говорят, чтобы жены мужей своих слухали! - продолжил Григорий.

-Но, есть другое! - продолжил писатель, - как девушка или женщина, может слушать своего мужа или возлюбленного, и выполнять то, что он скажет, если ее мужчина не прошел именно полную катехизацию, и знает о церкви и вере гораздо меньше чем она?! Мужчины тоже должны следовать законам Божим. Тогда и девушки с женщинами не будут искать себе духовников, если они не монахини! И будет все, как положено: или слушать своего мужа, или,в крайнем случае, решать все вместе. Но во главе такого решения всегда будет Господь!

- Бабе? Наравне, с казаком? Вместе все решать?! - возмутился Петр, - Где, сие написано? Что это за безобразие такое:cо своей бабой советоваться? Что скажу, то и будет делать!

- А помнишь, как ты ее на руках таскал? - вмешался Николай, - гостинцев, сколько ей с фронта везешь? Да, ей с тобой и советоваться не нужно! Ты, как только ее увидишь, так сразу раскисаешь: с тебя хоть веревки вей!

- Вотженишься, посмотрю я, что из тебя будут вить! - разозлился Петр.

- Да тихо вы! - вмешался Григорий и обратился снова писателю, - ну скажи нам, господин писатель. Баба, она ж ведь баба: что мужчина скажет, то и должна делать. Кто ей слова давал?! Да и батюшка может сказать, что мол, женщина сиди и помалкивай, что муж тебе скажет, то и делай! Ведь всегда же так было! Мужчина добывает, а женщина дома прибирает!

- Вы на чем, сюда, с семнадцатого года перенеслись?! – шутя, спросил голос из камеры.

- С восемнадцатого,- тихо ответил Петр.

- Понимаю вас и верю вам, - ответил писатель, - вы, наверное, хотите вернуть то, что было раньше. И жить так, как жили раньше казаки. Но с тех пор, уже прошло почти сто лет. И вернуть, то старое отношение к женщине уже не возможно. Да и не нужно!

- А я бы, с удовольствием по тем старым меркам пожил бы! - вмешался еще кто-то в разговор, - придешь домой, скажешь бабе: «Давай поесть!» - она тебе и несет. А если не послушает, то и подзатыльник можно влепить! Но, самое-то главное то, что она жаловаться, никуда не побежит! И к тебе не приедут на воронке и не заберут в каталажку! Вот, жизнь была бы! Вот это, я понимаю!

- Ты сколько раз, за свою бабу на сутки сюда попадаешь? - спросил его писатель.

- Да, раз семь уже попадал, - ответил новый собеседник. – Менты моей бабе говорят: «Пиши заяву. Мы его на год закроем, а то и на три, если сильно побьет». А она не пишет, говорит, позже напишу.

- Хорошая баба у тебя! – сказал кто-то в камере - Жалеет тебя! А -то, парился бы на зоне.

- Ну, да, - ответил тот, что был на сутках, - я ей, когда вернусь, башку проломлю! Боится она меня, вот и не пишет заяву.

- Ну, да! Боится она тебя! - с язвинкой сказал тот, кто сказал, что баба у него хорошая. - Если бы боялась тебя, то ты на сутках здесь не парился, а срок мотал! Любит она тебя! Понял?! Раньше до революции, ты должен был работать , и в дом нести для всей семьи! А она должна была тебе и твоим детям готовить и шить одежду, обстирывать тебя и всех, да латать за тобой портки твои грязные. Или ты думаешь, что раньше все мужики баб своих били? Может, было такое, но не так как сейчас!

- Что я виноват, что сейчас бабам дали такие же права, что и мужику? - ответил, тот, что на сутках, - что она может делать и говорить все, что и мужик! Я эти права, что ли издавал?

- Как это так может быть? - перебил их разговор Петр, задав вопрос писателю - Это правда, что баба, жена, с такими же правами, как и муж?

- Да. Это так. - ответил писатель, - Не надо возвращаться к старому!

- Это почему это? - поинтересовался тот, который заступался за избитую жену.

- Да потому что. Во-первых, уже не возможно, - ответил писатель, - со старыми стереотипами и подходами к женщинам, мало кто сейчас согласится! Ведь то, что было, - подразумевает не свободу человека, а социальное неравенство полов в обществе. Во-вторых, современная женщина может сама себя содержать, и от мужчины, сейчас, не так требуется печься о содержании своей семьи, как раньше. Есть некоторые, современные женщины, которые превосходят мужчину, по своему заработку и положению в обществе.

- Ага! - перебил разговор писателя тот, который попытался высказать свое мнения, о той женщине, которая не посадила своего сожителя - мужа. – Но, не смотря на это, все бабы к богатым, как мухи на "сладкое" липнут!

- А мне хорошо, что коммунисты, сделали равными нас с женщинами! - раздался голос того, кто сидел за избитую жену - а, то работай, горбаться на нее, а ей все мало и мало будет. Ей нужно - пускай сама идет вкалывать! Мне - вон поесть, одеться и переночевать есть где, и хорошо! А так - я еще и ее содержать должен. Глупость,какая!

-Тебя что-то не понять! - опять продолжил заступник, избитый жены,- тебе, то нравится, что женщина равная с мужчиной в правах, то нет! Не пойму, за что тебя вообще любит твоя жена?! Ты ей, мало того, что денег не даешь, так доброго слова не скажешь!? От тебя же, ведь, кроме как мата в ее адрес, больше ничего и не услышишь! Еще, время от времени умудряется ей по голове настучать! Вот, жизнь, какая сложная штука! Одни -любят, а другие морды- бьют!

- Ничего! Пускай знает свое место! - ответил "семейный" дебошир, - баба, она и в Африке баба!

- А ты, что скажешь на это, господин писатель, - спросил Петр.

- Если, по поводу равенства, то - это хорошо – ответил рассказчик. – Представь себе женщину, которая ни к чему не стремится, хоть и красивую? Ну, побудешь ты с ней месяц, другой, а потом надоест она тебе! Будет за тобой только портки стирать, готовить, да убирать. А так… Она может зарабатывать, учиться и если с тобой что-то будет- сможет за себя постоять.

- Ну, да, Бог с ней, с женщиной, - сказал Григорий, - ты нам лучше расскажи, что же происходит сейчас. Если все вокруг так плохо, то, как мы дошли до такого?

- Сейчас, многое чего ненужного насаждается христианину! Те, кто это делает, поняли, что наш народ, фактически перестал верить власти, и все больше людей обращаются к Богу и церкви! Так вы думаете, что же придумали те, кто насаждает эту ерунду христианам ?

- Что?

- А то, что стали врать о самой сути христианства и православия. Делают они это через культуру, фильмы, выставки! Подменяют факты. Это было и всегда, но сейчас, с удвоенной силой.

Ни для кого не секрет, что первым из власти, кто начал подменять исторические факты, был Петр Первый. Вот факт о иконах и святых:

До Петра Первого, Александр Невский на иконах писался в монашеской одежде! А вот, начиная с его правления, Невский на иконах одет в доспехи! Появились новые святые. Откуда они? Кто их возвел до небес? За что? За то, что они были победителями в сражениях!

А, что произошло после революции? В Советском Союзе считалось, что история СССР началась с 1917 года. Вера в коммунизм и светлое будущее. Но факты многочисленных репрессий тщательно скрывались. Все перемешалось после революции… Родные, семьи… Вот, спроси любого из нас, знает ли он свое генеалогическое дерево? Вряд ли. Максимум человек знает его до четвертого колена!

Мы, практически, ничего не знаем из истории. Например, про Великою отечественную войну, что мы знаем? Почему она началась, когда у нас был заключен с Гитлером договор о ненападении? Многое из истории – нам преподали в школе. Но то, что было, на самом деле, мы достоверно не знаем вообще.

- А что было на самом деле? – спросил писателя Николай.

- Оооо! Я еще раз повторюсь, - новейшая история, так и не написана, - ответил писатель, - всю историю надо пересматривать и… переписывать! Как сказал Карамзин – ее нужно писать честно, ничего не добавляя и не отнимая! Кстати, это единственный человек, которому можно в истории довериться! Что касается достоверности новейшей истории, то, как я уже вам говорил, советую прочитать Солженицына и его произведение «Архепилаг ГУЛАГ»!

- Ну, это все, что касается России и СССР, - раздался голос из камеры, - а вот, кого ты можешь посоветовать почитать о новой и новейшей истории Европы и не только?

- Я, сейчас, читаю Марка Блока, которого мне посоветовал один очень умный, мудрый человек,- ответил рассказчик, и показал книгу. - Его, Марка Блока, в 1944 году арестовало гестапо, бросило в тюрьму, а чуть позже расстреляло за то, что он говорил правду!

Вот такая у нас история, - продолжил писатель, - а теперь представьте себе, что будет в мире, если все ложь в истории. Ведь она, влияет на будущее!

- Но, ты же, добрый человек, знаешь историю, как науку!? – заявил Петро.

- Я ее не так хорошо знаю, - ответил мужчина, - но, считаю важным опираться на правильное служение Богу!

- Мы хотим услышать твое мнение. Пожалуйста, добрый человек, разъясни нам, что ты знаешь? Что произошло с Россией вообще и после 1917 года? - сказал Николай.

- Слушайте! - начал свой рассказ мужчина. - После перехода власти от Рюриковичей, в конце тысяча пятьсот девяностых годов, к династии Романовых, в 1672 году родился последний царь всея Руси и первый Император Всероссийский -Петр Первый. Он очень любил западную науку и западный образ жизни, которые стал внедрять в нашу страну. Так называемый в кавычках "православный" царь, много воевал и внес очень много путем насилия реформ в России. Он стал сокращать миссионерскую деятельность православных иерархов, как среди народов и так называемых "высших светских" кругов. Стал переплавлять колокола в пушки. Положение главы русского духовенства стало ещё тяжелее, когда вместо старой Боярской думы стал действовать Правительствующий Сенат (Синод), который вскоре стал послушным орудием в руке императора - государя. По указу об учреждении Сената все управления, как духовные, так и мирские, должны были повиноваться указам Сената, как царским указам. Суду Синода подлежали все дела, которые прежде подлежали суду патриаршему. Путём создания высшего церковного управления — Синода — Пётр получил возможность верховного распоряжения церковными делами. То есть, по своей сути, он стал, как папа римский. В церкви не стало Патриарха и она стала не свободной, а зависимой от государства и царя.

Тем временем, во всем мире, благодаря прогрессу делались все новые и новые научные открытия. Открытия эти все больше отрицали Бога-Творца, склоняясь к эволюции человечества. Возникли теории происхождения человека, как, в общем, и вообще вселенной. Многие из интеллигенции стали ходить в церковь, отдавая дань моде, при этом ничего не делая в своей жизни, ничего не меняя. Так же стало образовываться много псевдо церковных сект, которые были чужды настоящему христианству в целом. В общем, те, кто имел возможность просвещаться в правильном христианстве - не просвещались, а те, кто не имел такой возможности - их не просвещали.

В Европе под девизом - свобода, равенство, братство, опираясь далеко не на Божьи законы, стали происходить революции. И одна из самых известных - это Великая французская революция в конце 18 век. Она привела к свержению монархии и образованию первой французской республики. На фоне безбожия и общего притеснения бедного народа стали появляться такие философы - социологи, как Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Они, пылая огнем не христианской свободы, равенства и братства, приводили своей ложной философией к тому, что можно построить подобное христианскому обществу. Общество, под названием коммунизм. Они решили, что можно создать такое общество путем революции и принуждения, подменяя тем самым настоящий христианский образ жизни. В их идеологии бог - это сам человек. Многие, пылающие этой идеей люди, отрицая Бога, стали одержимы ею.

В первую мировую войну, противники с обеих сторон стреляли мимо, так как в душе своей оставались христианами: будь они католиками, или православными, или же протестантами. Люди понимали никчемность этой войны. И, уже к 1917 году, на франтах начались братания воюющих друг против друга сторон!

К этому времени в мире, в Европе, и в том числе у нас в России, в интеллигентных кругах стало расти все большее число так называемых социалистов - безбожников, о которых в своем произведение "Бесы" писал Федор Михайлович Достоевский.

- Вот и я о чем говорил вчера вечером: бесы это! - обратившись к своим друзьям, сказал Петр.

- Так вот, -продолжил мужчина, - эти самые социалисты - безбожники, видя картину происходящего в мире, опирались на развитие мировых технологий, которые уже тогда шли семи мильными шагами, предполагали, что человек будет в этом мире именно таким, как это было задумано Творцом. Человек будет познавать и творить. Но к этому уже давно до них приходили и великие философы, такие как Кант, Спенсер и другие. Так же социологи, и первые психологи как Сергей Соловьев, Бердяев, русские космисты, возвещали, что настоящее христианство, с начала его настоящего просвещения, обязательно будет! Будет общество, где человек любому человеку будет брат, где между людьми будет равенство, не смотря на сословие, и где человек может свободно высказываться и действовать.

Но убеждения Маркса и Энгельса были удобны. Они прельщали многих не просвещенных в христианстве людей - безбожников, то есть тех самых социалистов, о которых упомянул великий классик в своем произведении. Достоевский писал, что эти самые люди - социалисты захотели создать в мире не общество где центр – это Бого - Человек Иисус Христос, а свое собственное общество где центром является "пророк" приближенных к ним! Этот человеко -Бог – их ученик, ученик социалистов. Таким стал Ленин…Отсюда и получился в нашей стране мавзолей, в виде египетской пирамиды, в которой древние египтяне хоронили мумии своих фараонов, как "богов".

В 1917 году, с помощью ложной агитации идеи, среди людей, которые до конца не понимали всю эту липовую идеологию социалистов, идеологию обмана, лжи, удалось привести к ней достаточно многих людей. Представьте. Небольшая часть интеллигенции - безбожников - социалистов, которые захотели в этом мире быть богами, главными жрецами своей идеи, все больше и больше вовлекали в свою компанию совершенно разных по своему происхождению и сословию людей . Это были, и благородные люди, которые думали, что с помощью сей марксисткой философии, можно достичь того христианского образа жизни, который является центром любви и добра. Были и другие - те кто, ссылаясь на принципы свободы социалистов, попросту грабил, насиловал, убивал, мародерствовал. Главной же целью этой компании было любыми способами привлечь на свою сторону людей, как я уже говорил любого сословия, которые искренне верили в христианские ценности, чтобы все они думали, что коммунизм - это и есть царствие Божие. Началась революция…

Колоссальная масса людей из разных сословий, стала отстаивать свои интересы с помощью оружия. Впоследствии, их стали называть Красная армия. Грамотно и лживо социалисты-безбожники вовлекли большое количество казаков на стороны Красной армии. Сюда перешли Буденный, Примаков, Подтелков и многие другие. Началась война за принадлежность власти!

- Ты тоже с ними пошел бы! – сказал, закуривая Петр Николаю.

- А ты что, не пошел бы что ли? - ответил Николай.

- Да, хорош, пустоту гутарить(говорить)! Слухайте, лучше человека, - вмешался Григорий. - Что ж дальше было?

-Ну, а, дальше? - поинтересовался Николай.

-А дальше, - продолжил писатель, - случилось так, что после бунта, социалистической революции в России, новое руководство нашей коммунистической страны, решило завоевать весь мир и стать богом, без помощи Европы и Америки. Но Западу тоже хотело быть богом, чтобы все народы, служили ему. Западная буржуазия и капиталисты приоткрыли завесу на нашу Социалистическую Родину. Они показали всему миру, как в нашей стране насильно навязывается идеология, лишь похожая на христианство. Показали, как жестоко расправлялось наше новое правительство со служителями Бога и Церкви! Ведь тогда, вместо Святой Троицы, на Ее место поставили человеко – богов- Энгельса, Маркса и Ленина. Именно в это время наш Мир, вся наша планета, разделилась на два основных лагеря: капиталистический, так называемый черный, и социалистический - красный. Началась идеологическая война с переменным успехом. Война эта, между красным и черным продолжалось порядка семидесяти лет. Затем, правительство нашей страны решило, что нужно переделать мышление наших советских людей на капиталистический лад. Ведь при капитализме, никто не прячет свое богатство, которое приходилось прятать при социализме. Тогда те, кто был поближе к власти, стали иметь доступ к недрам нашей земли, и без уведомления народа, стали распоряжаться ими. Опять начался обман. Выпустили ваучеры. Бумажки, дающие право на распоряжение недрами нашей страны. Недра нашей земли, - это огромнейшее богатство, которого нет в других странах, да и во всем мире! Но, только, народу от этих богатств так ничего и не перепало. Многие молчат об этом, а я не хочу. Хотел правду до народа донести об этом. Вот, за эти свои высказывания я, сейчас, вместе с вами здесь и торчу на нарах!

-Ну а что стало с церковью, после революции? - задал уже вопрос Николай.

- Вы не знаете? Те, кто себя сегодня называет демократами, те люди, которые стоят сейчас у власти, раньше гнали ее, издевались над ней и всячески глумились! Они навязывали свои правила. А вместо Бога они поставили себя.

-Это, как это еще? Вместо Бога поставить себя? – начал злиться Григорий, - да, как Бога-то, они не побоялись? Что это за нехристи?

-А я, что говорил вчера Николаю, когда мы спать укладывались? - здесь уже вступил в разговор Петр, - бесы это! Антихристы!

-После победы Красной Армии, а также Революции с новым правительством во главе с Лениным, начался террор и геноцид всех неугодных новому правительству групп людей, способных мыслить не так, как оно,и привлечь на свою сторону многих людей. Колоссальному унижению и фактическому уничтожению подверглась русская православная церковь! Именно церковь составляла огромную конкуренцию коммунистической власти. Ведь основные догматы коммунизма были как раз из христианской веры – быть равными перед Богом. Но церковь говорила о том, что нужно быть равными через любовь, а в коммунистической идеи этого не было. В 1917 году состоялся всероссийский поместный собор, где важнейшим решением было восстановление патриаршества в Российской церкви, положившее конец синодальному периоду в истории Русской Церкви. На нем, кроме всего, осуждались действия большевиков, которые к тому времени еще пока не чинили препятствий церкви, потому что революция была еще в самом зачатке и власть еще не была ими захвачена. В своих словах епископ Астраханский Митрофан говорил: "Дело восстановления патриаршества нельзя откладывать: Россия горит, всё гибнет. И разве можно теперь долго рассуждать, что нам нужно орудие для собирания, для объединения Руси? Когда идёт война, нужен единый вождь, без которого воинство идёт вразброд". На первой части собора впервые с петровских времен был избран патриарх Руси Тихон.

В то время в Петрограде в январе 1918 года по приказу народного комиссара общественного презрения, красные матросы пытались "реквизировать" помещения Александро-Невской лавры, в ходе чего был убит протоиерей Пётр Скипетров. Это событие вызвало грандиозный крестный ход и "всенародное моление" за гонимую Церковь. О событиях вокруг Лавры доносили Собору. Донесение стало предметом обсуждения в первый же день второй сессии Собора и стало по своей сути "первым столкновением церкви со слугами сатаны". Патриарх Тихон, в свое день рождения, издал Воззвание, анафематствовавшее "безумцев", которые не назывались конкретно и ясно, но характеризовались следующим образом: "Гонения воздвигли на истину Христову явные и тайные враги сей истины и стремятся к тому, чтобы погубить дело Христово и вместо любви христианской всюду сеять семена злобы, ненависти и братоубийственной брани". Воззвание обращалось к верным: "Заклинаем и всех вас, верных чад Православной Церкви Христовой, не вступать с таковыми извергами рода человеческого в какое-либо общение". Послание призывало к защите Церкви!

Так же на этой части собора был поставлен вопрос о катехизации (полном просвещении), о ведении служб не на церковно - славянском, а на русском языке. Ведь, большинство прихожан, к тому времени уже утратили способность воспринимать церковно - славянский язык, да и, как многие сейчас, не знали ни самой службы, ни образа жизни церковного человека. Были и такие, кто впадал в суеверия и откровенные ереси. Эти люди приходили исполнить обряды с большим нетерпением ожидая окончания службы. Такое невежество вело к заблуждению непросвещенных, чем и воспользовались в то время пришедшие к власти. Так как история движется по спирали, то и сейчас очень корыстные, злые люди, о которых в 1917 году патриарх Тихон отзывался, как о "слугах сатаны", так же могут запросто воспользоваться этим невежеством для достижения своих целей.

Но вернемся к собору и вопросу катехизации. Полная катехизация способна воцерковить и заставить жить по- христиански не только людей, которые верят («Вера без дел мертва», - сказано апостолом Павлом в своих посланиях). Но так же привести к вере безбожников и полных атеистов, что, в последствие, приведет к полному христианству всего человечества! Христианство и коммунизм имеют одну составляющую - равенство. Но христианство основано на законах Божьих и любви к ближнему, а в коммунизме о церкви и Боге нет ни единого слова. Отрицая божественное, коммунисты добились того, что к 1941 году почти полностью удалось уничтожить церковь, но не веру в Бога. Зная это в 1941 году, во время начала Великой отечественной войны, пришедший тогда к власти Иосиф Виссарионович Сталин, который в свое время учился и почти закончил духовную семинарию. Сталин на второй день начала войны в нашей стране, вышел на пьедестал мавзолея со словами: «Дорогие братья и сестры!». Власть, как и сам Сталин, знала рычаги на которые нужно давить, чтобы подчинить народ. В данном случае – это рычаг веры. И этот рычаг, как обычно сработал!

Великая Отечественная Война продолжалась. На оккупированных немцами территориях в массовом порядке открывались храмы, возрождались монастыри, начинали действовать пастырские школы. Происходило то, что современники называли «вторым крещением Руси». Сталин знал об этом. Конечно, нацизм ,с которым пришли фашисты на нашу Родину, с его античеловеческой сущностью полностью противоположен христианству, и в случае победы Германии в войне Православную Церковь ничего хорошего не ожидало. Но в пропагандистских целях немцы старались всячески использовать религиозный фактор, зная, что наша страна – страна искренне верующая в Бога. Само нападение на Советский Союз Гитлеровская Германия пыталась представить едва ли не как «Крестовый поход». Фашисты не препятствовали массовому открытию храмов, но мешали их объединению в единую церковную организацию. В этом их политика была похожа на политику большевиков в 20-е годы - всяческое содействие дроблению Церкви. Но, все же, внешний пропагандистский эффект был очень сильный. Храмы на оккупированных территориях открывались тысячами.

Сталин должен был что-то этому противопоставить. Ведь, если храмы открываются при Гитлере, значит, они должны открываться и при нем. Он отлично понимал, что русский народ, народ российской империи, теперь уже СССР – это люди верующие. И, тогда Сталин решил объединить усилия власти, народа и церкви.

Он вызвал в Кремль иерархов Русской Провославной Церкви. Московская Патриархия и лично митрополит Сергий, возглавлявший ее в то время, буквально с первых часов войны самым активным образом выявили свою патриотическую позицию. К 43-му году у Сталина не было уже никаких оснований сомневаться в ее искренности. Этот был важный фактор изменения сталинского курса, направленный на единство церкви. Но нельзя списывать все только на него, как это делалось в советской историографии. На подчеркнуто лояльные позиции советской власти по отношению к Московской Патриархии в лице митрополита Сергия, правительство перешло еще в 1927 году. Но это не мешало советской власти в последующие годы уничтожать церковь со все возрастающим ожесточением.

Жесточайшая битва под Сталинградом, закончилась победой нашего народа, основанной только на искренней вере людей в Бога. Наши руководители понимали, что уже совсем скоро советским войскам предстоит вступить в Европу, где в большей своей части преобладал католицизм. Джугашвили в 1943 году из лагерей вызывает к себе на беседу оставшихся к тому времени от русской православной церкви трех архиереев и одного митрополита. На этой встрече Сталин, пришедшим к нему иерархов спросил: «А почему вас так мало?». На что получил ответ: «Мы учим последователей церкви, а они потом становятся маршалами советского союза». Этот ответ очень понравился товарищу Сталину, и в скором времени церкви была возвращена Троице - Сергиева лавра, которая к тому времени уже стала бандитским поселением. Состоялся призыв к "собору", для того чтобы избрать Патриарха! Отчасти были возрождены духовные школы, семинарии.

Но истинный смысл этих действий Сталина был не в его стремлении к восстановлению православия (многие священники находились лагерях , а также были физически уничтожены сталинскими репрессиями), а в открытии второго фронта, который должен был вступить в Европу. Вхождение в Европу второго фронта, где в основном преобладает католицизм во главе с Ватиканом должен был объединить верующих христиан СССР и Европы для победы над Фашизмом.

На западе общественное мнение довольно скептически относилось к политике своих правительств, направленной на союз и СССР. Одним из главных раздражителей западного общественного мнения было то, что в Советском Союзе нет свободы совести. Сталинскому правительству было важно доказать обратное. И одних лишь пропагандистских книг – таких, например, как книга «Правда о религии в России», вышедшая в Москве в 1942 году – было недостаточно. Речь в этой и других книгах шла о том, что верующие в Советском Союзе пользуются полной религиозной свободой, а гонения на Церковь происходят на оккупированных территориях. Иными словами, правды в этих книгах было немного и их заверения были недостаточно убедительны. Нужны были вещественные доказательства накануне Тегеранской конференции, где Сталин рассчитывал получить гарантии скорого открытия второго фронта. Тогда же, перед конференцией, в Москву должна была прибыть высокопоставленная делегация Англиканской Церкви. Сталин хотел, чтобы со стороны Московской Патриархии ее приняли по высшему разряду. Ему было нужно, чтобы делегация вернулась домой с самыми лучшими впечатлениями. В связи с этим встал вопрос о дате выборов Патриарха. Сталин потребовал, чтобы это решили «большевистскими темпами», т.е. созвали Собор буквально за три дня. И действительно задача была решена. В ночь на 5 сентября состоялась встреча, а уже 8 сентября открылся Собор. На нем было всего 19 архиереев – все, кто мог быть привлечен на Собор в тот момент.

Итогом Собора стало избрание Патриархом митрополита Сергия.

По окончании этого Сталин обратился к церковным главам: «Если у вас больше нет к Правительству вопросов сейчас, может быть, они появятся потом». Для контроля над Церковью, был учрежден специальный орган, под названием - Совет по делам РПЦ при СНК. Во главе этого органа поставили чекиста Карпова, который до этого всячески уничтожал различными методами церковь.

Все важнейшие решения, касавшиеся жизни Православной Церкви, подлежали согласованию с Советом. На местах работали его уполномоченные. С ними архиереи были обязаны согласовывать любые свои действия, в том числе и назначение благочинных, настоятелей храмов. В итоге получалось, что Русская Православная Церковь через этот Совет, оказалась встроена в систему государственных органов.

По мере наступления Красной армии во время Второй мировой войны, разворачивались гонения против духовенства, отметившегося на оккупированных территориях. Практически все, кто активно проявил там себя в церковном служении (например, в известной Псковской миссии), подверглись репрессиям. Особенно гонения усилились после 1948 года. Последние годы жизни Сталина были временем нового антицерковного натиска. Но в отличие от довоенных сталинских гонений, послевоенные, осуществлялись скрытно. Кроме того, они уже не затрагивали собственно Московскую Патриархию. Так патриарх Алексий - I получил ордена Трудового Красного знамени, митрополит Николай (Ярушевич) ездил по всему миру, выступая в защиту советской политики. «Журнал Московской Патриархии» переполнялся здравницами Сталину.

Внешнему наблюдателю картина могла показаться почти идеальной. Но те факты, которыми мы располагаем сейчас, позволяют утверждать: кардинального переворота в политике Сталина по отношению к Церкви не произошло. Сталин как был богоборцем, так и остался им до конца своей жизни.

После загадочной смерти Иосифа Виссарионовича, стали приходить к власти другие политические деятели, которые уже физически не уничтожали церковь, но вели борьбу с ней другими методами. Это были огромные внецерковные пропаганды в школах и институтах. Был введен предмет философия, в которой признавались только два философа Маркс и Энгельс, а всех остальных просто не признавали. Дело доходило даже до того, что их просто не издавали и запрещали. На комсомольских и коммунистических собраниях стыдили людей, которые хоть как- то положительно откликались о вере. Их лишали партийного документа, а это значит, что человек лишался и всяческих льгот.

Веру в Бога поганили любыми путями. Сами храмы облагали страшными налогами, которые было невозможно выплатить. От этого храм закрывали. Именно из-за налогов пошли так называемые "прейскуранты" на церковные требы, такие как крещение, венчание, подача записок о здравии и т.п. (Сейчас ,правда, в некоторых храмах возвращается все на круги своя, где все эти обычные требы выполняются за пожертвование). Поборы начались с времен, когда во главе правления стоял Никита Хрущев, которому довилось встречаться с тогдашнем президентом США Джоном Кеннеди, кстати, убитом в последствии при весьма загадочных обстоятельствах. Оба лидера противоборствующих сторон, были готовы к взаимному сотрудничеству и положительным взаимоотношениям. При встрече двух лидеров, Кеннеди говорил, что верит в возможность мирного сосуществования СССР и США при условии проведения независимой друг от друга политики. Вместе с тем, он не разделял убеждённости Хрущёва в обречённости капиталистической системы и неизбежности торжества коммунизма.

Но после убийства Кеннеди и отставки Хрущева, все опять перешло в разногласие. Каждая из враждующих сторон, конкурировала друг с другом и всегда в чем-то преобладала над другой. Холодная война между капиталистическим и советским миром продолжалась.

Мир шел к прогрессу семимильными шагами. Швейцарский химик Альберт Хофман,случайным образом вывел препарат ЛСД, и по США прокатилась волна увлечения этим препаратом. Употребляя его, многие терялись во времени и чувствовали себя воссоединенными с природой. Появились такие движения как хиппи, употреблявшие данный препарат. Хиппи протестовали против войн ведущих США на территории Вьетнама, и не только. Есть версии, что хиппи призывали к миру, находясь под воздействием ЛСД, который ,кстати, в три раза меньше вреден, чем алкоголь! Я не призываю Вас к переходу от алкоголя к этому наркотику, но вы поймете почему я это говорю. А дело в том, что ЛСД, признали запрещенном препаратом, именно после того, когда появились эти движения, которые призывали к прекращению войн. И заметьте! Ведь не запретили алкоголь!!!!

Тем временем, буквально через 15-20 лет, из-за ограниченности и застойности мыслей, взглядов экономика СССР стала падать. Наши умы, таланты и просто рабочие люди со своей смекалкой, которую не найдешь у других людей во всем мире, жаждали перемен во взглядах политиков. Они мечтали о расширении своих знаний, хотели воссоединиться с западными специалистами, чтобы перенять друг у друга свои знания и опыт.

Естественно, об этом знали в нашем правительстве! В 1985 году в СССР, когда на пост главы государства вступил Михаил Сергеевич Горбачев, то он вроде дал нашим людям то, что они так долго ждали ! ЗАМЕТЬТЕ ! ! ! ВСЕГДА ТАК БЫВАЕТ В НАШЕЙ СТРАНЕ. КОГДА ЛЮДИ НАХОДЯТСЯ НА ГРАНИ КРИЗИСА, В НАШЕЙ СТРАНЕ ВСЕ ВРЕМЯ ЧТО - ТО ПРОИСХОДИТ! А ТОЧНЕЕ НАМ ДАЮТ ТО, ЧЕГО ВСЕ ТАК ДОЛГО ЖДУТ, НО ПОТОМ НЕЗАМЕТНО ПОДМЕНЯЮТ ЭТО!

Наступили перемены. Наконец-то, нам дали все то, что мы так долго ждали! Гласность, свободу слов, свободу вероисповедания, перестройку, как в экономике, так и в быту, а так же в образе жизни. Люди целыми дворами и предприятиями хлынули в церковь! Стали открываться кооперативы и теперь уже спекуляция, которая до этого была запрещена в СССР и строго наказывалась, стала называться коммерцией. Вроде все хорошо. Ан, нет! И вот здесь -то, особое внимание нужно уделить тому, что нам стали навязывать благими намерениями свыше властью!

Под свободой, гласностью, демократией, нам всучили все чуждое и совсем не свойственное русскому человеку! Русский человек был всегда высоконравственным и духовным. Через СМИ, кино клубы, свободную прессу, людей стали вводить в замешательство и приводить к потере истинных ценностей! А ,именно- христианских ценностей! Ведь более высоких ценностей никогда не было и не будет!

Но в это время, церковь и вера тоже начала набирать свои силы. Но,какая???С экраном телевизоров, дабы запутать человека и привести его в замешательство и незнание истинных ценностей, нам стали показывать чужие американские протестантские и другие движения! Руководители этих объединений кричали на стадионах : «Аллилуйя!». К ним присоединялась масса людей, которые, не разобравшись до конца в православии, стали отрекаться от веры своих предков! Православных передач практически не было. И, вот, совершенно случайно, вышла передача с человеком, которого сейчас уже хотят причислить к лику святых, а тогда его пытались выставить как СЕКТАНТА, протоиереем Александром Мень! Он призывал к христианскому образу жизни, к единению церквей, общинной жизни, и к тому, что у человека в церкви, должны отличаться взгляды от мирского человека!

- А как они должны отличаться от мирских взглядов? - спросил голос из камеры, - что церковному человеку баба не нужна, что ли? Или он не хотел бы ездить на крутой машине, или жить в роскошном доме?

- Ну, почему? - ответил писатель, - и баба нужна, то есть жена, и если Бог даст, то и все остальное! Но это ли главное в жизни? Представь себе, ты вот сейчас имеешь все это и даже больше, а что дальше? Куча "друзей"? Которые вовсе не друзья, а любят тебя за деньги, за твой дом, шикарную машину. Если бы не было у тебя всего этого, то не было бы и их! Куча баб? Которые тебя не любят, а любят твои деньги. Ну и развратят они тебя до такой степени, что ты сначала перейдешь совсем на девочек, которым лет 14, а после и мальчиков! Много известных артистов и не только, становятся по началу педофилами, потом активными гомосексуалистами, а потом пассивными! Просто об этом не говорят в прессе, но у людей, сталкивающихся с ними, можно узнать о настоящей жизни известных особ!

Представь себе искушения? Или что, ты не поглядываешь на женщин, особенно красивых и которые помоложе? Алкоголь, наркотики. И к чему это тебя приведет со временем? Ты просто станешь пьяницей или наркоманам! Деньги, деньги, деньги. Постоянная боязнь их потерять сделает тебя человеком, который постоянно заколачивает деньги, ничего больше не видя!

Неужели тебе не хочется иметь настоящих друзей? Иметь любящую жену ,с которой вы будете не только жертвовать самим собой для сохранения Любви и семьи, но и вместе делать одно дело,- то есть служить Богу, а не карьере, деньгам!

- А что же тогда делать? - спросил тот же голос, - не работать совсем, что ли?

-Служить Богу нужно в первую очередь! На первом месте должен быть Бог. Заработок, это как необходимость того, чтобы не умереть от голода и жить так, как даст тебе Господь! Если же ты богат ( что очень и очень редко можно встретить сейчас в истинном христианстве), то ты должен свои богатством служить Богу, помогая другим. Иначе ни к чему хорошему это не приведет! Вспомните первых христиан! Ведь у них все было общее, и никто ничего не называл своим!

- Вот, вот, - поддержал рассказчика Петро, - и я вот такого же мнения! Как первые христиане мы должны жить! По крайней мере, стремиться к этому!

- Да, кто, сейчас так живет ?! – возмутились из камеры, - Можно подумать, сейчас церковь так живет! Как не придешь туда - злые все : туда не ходи, здесь не стой, это так не делай! А батюшка? А батюшка на тачке крутой ездит, и деньги за все дерет. Ну и где там, все общее? Каждый в свой карман тянет!

- Но, не все уж так плохо, как ты говоришь,- парировал писатель - сейчас начинает церковь восстанавливать свое первоначальное состояние. И в Москве, и в Питере, и в Екатеринбурге, даже здесь в Волгограде, есть часть людей в церкви, которые объединяются в братства. Здесь они помогают друг другу и стараются жить по иным, не мирским мировоззрениям – по - христианским. Они не считают важным ставить во главу работу, карьеру и материальный достаток. Главное для них - это служение Богу! Миссия и катехизация, здесь, не 20 минут, а проходит за достаточно за долгий период времени - минимум два года! Затем просвещение, познание, творчество, единство! В братствах девушка или женщина не смотрит на достаток или положение в обществе мужчины, но смотрит на самое главное: на его сердце и душу! Если такие люди находят друг друга, то вместе начинают служить Богу и Церкви. Не до конца прошедший катехизацию , не довоцерковленный человек в церкви ведет себя так же, что и вне нее. Такие люди служат не Богу, а быту, который ох как скучен и ограничен. Как в свое время сказал Владимир Семенович Высоцкий; "В церкви смрад и полумрак, дьяки, дьяки курят ладан. Нет! И в церкви все не так, Все не так, все не так, как надо".

-Слышь, писатель. Эти твои братства. Это секта, что ли какая- то? – поинтересовался заключенный.

- При чем, тут секта? - ответил писатель! - всегда нужно досконально во всем разбираться! А не так, что кто-то вышел и сказал - это секта! Даже, если сам Патриарх выйдет и скажет что-то, то обязательно в этом нужно разобраться! Мы же ведь не католики, которые что им скажет папа, то они и делают. У каждого есть своя голова, душа и сердце! Вот, ты, к примеру, что знаешь о церкви?

- Ну… Я Символ веры знаю, - ответил собеседник, - Отче наш. Библию иногда читаю, на службу хожу. Точнее ходил… Но вот о том, что ты сказал, первый раз слышу!

- Молодец! Хорошо, хоть это знаешь! - ответил писатель, - а что во время службы происходит, ты знаешь? На какие части она делится? По окончании какой части читается Евангелие. Это хотя бы ты знаешь? А это, ведь, большое значение имеет для христианина: во время службы проникнуть в нее! Ты знаешь, что во время службы происходит?

- Ну, я знаю, что выносят книгу… Кажется Библию…но когда читают ее, я честно сказать что -то понимаю, а многое- нет! А когда и в какое время это делают, я не знаю.

- Ну, вот, видишь! О каком полном воцерковлении можно говорить, когда ты даже малого не знаешь –службу! Ее ни один батюшка должен служить с хором, дьяконами и алтарниками, - (последние я уверен знают не больше твоего). Все прихожане в церкви должны учувствовать в служении. А не отстаивать время службы, слушая незнакомый язык, ничего не понимая, дожидаться, когда же будет ее окончание!

- Ты хочешь сказать, что нужно, чтобы служба была на русском языке? - спросил собеседник.

- Было бы конечно не плохо, если бы по полному чину и на русском языке была служба, но только Бог знает, когда собор решит перейти на русский язык. Но хотя бы знать смысл этой службы, что за чем идет, что происходит во время ее и как должны жить православные, - это я считаю, должен знать каждый воцерковленный человек! Именно, поэтому нужна полная катехизация, которую, я, к сожалению, мало где встречаю!

- Милый человек,- раздался голос Николая, - а где же сейчас тот священник, который призывал всех быть и жить как первохристиани? Этот… Как его..

- Ну как же?! - ответил писатель, - ты ,что разве не знаешь что произошло? Не знаешь про Миня?

- Откуда же он знает! - раздался голос Петра, - он мечтает, что коммунизм когда будет, то как барин будет ездить на карете в белом парике и палкой будет по хутору собак, да курей разгонять. Наслушался где- то о коммунистах, вот теперь мечта у него из головы не выходит!

- Да! - закричал Николай, - а ты что мечтаешь всю жизнь быков гонять, да чистить потом за ними? И тестю своему скипидаром спину мазать? А у него тоже ,пади, не от хорошей жизни спина болит! Всю жизнь к верху задом жил: то с лопатой, то с плугом, то еще с чем.

- Да, тихо вам,- перебил их опять Григорий, - расскажи нам господин писатель, что же с этим священником произошло? Куда он делся? А если не пропал никуда, то результат есть какой?

- В том то и дело, - ответил рассказчик, - что если бы он был жив, то возможно сейчас бы все по -другому жили. По- другому все было бы!

- Почил? - спросил Николай.

- Убили! - ответил писатель.

- О, Господи, всемилостивый! - перекрестился Григорий. - А кто ж это, и за что его так?

- А вот за это самое! За веру и убили! - ответил писатель. - Невыгодно было кому- то, чтобы люди начали жить по-христиански!

- Это что же, за нехристи,такие? - возмутился Григорий, - да, неужели, есть еще такие люди, что по земле ходят, восстают против Христа и все еще живы и здравствуют?

- Еще как живы! И еще как здравствуют! - ответил рассказчик.

- А куда же люди другие смотрят- то? - опять спросил Григорий.

- Народу не говорят об этом! - ответил писатель, - народу говорят, что это кто-то убил! Кто-то, но не власть. Сначала одного обвинили, потом оправдали, а потом и вовсе это дело заглохло! А перед этим людям дали информацию, что Минь был якобы сектант, и что его слушать не нужно! Но народ продолжал слушать его и идти к нему. Вот и решили его устранить таким способом! - Неужели, Бога не боятся, эти люди? - спросил Григорий.

- Они сами хотят быть богами, - ответил писатель. Для того и в 1917 году совершили революцию, а после стали рушить храмы и истреблять церковь. Но потом поняли, что вслед за ними другие страны не хотят идти. Тогда они решили дать видимость свободе вероисповедания. При этом, насаждая нам под словом "свобода", культуру и образ жизни противоположные христианству. Делали они это мастерски, пропагандируя и рассказывая в СМИ все то, что уводит далеко от нормальной христианской жизни! Теперь мы и занимаем лидирующие места по наркомании, алкоголизму, суицидам, разврату, количеству абортов и всего того, что чуждо Богу!

- Почему их никто не остановит? – спросил Петр.

- Потому что они делают это далеко не открыто! - ответил собеседник. – Через ТВ и газеты рассказывают, как все хорошо! Пресса пишет всякие соблазнительные истории. ТВ показывает нам, что такой образ жизни - это норма! И самое страшное, что люди смиряются с этим и соглашаются! Отсюда - страшные последствия. Это - наказание Божье!

- Что делать -то нужно, скажи, милый человек? - спросил Николай.

- Ну. Во -первых, людям нужно преподать полную, правильную катехизацию, - ответил писатель, --которая будет длится не 20 минут, не даже 3 месяца, а около 2 лет! После чего, человек сможет сам, без священника разбираться, что правильно в этом мире, а что нет. Человеку ненужно будет искать духовника, потому что Один у нас у всех Духовник. Это Христос! Никакой духовник в твою шкуру не влезет и за тебя твою жизнь не проживет! И вообще, как может человек, если он не в монастыре или не выполняет послушание, давать советы, что другому делать, а что нет? Получается, что этот самый "духовник" является твоей составляющей частью и живет вместе с тобой твоей жизнью! Значит, ты должен подчинятся "духовнику" и выполнять все, что он тебе скажет! Опять же, я не говорю про совет, посоветоваться можно и с обычным священником, которому ты доверяешь! Но слушать "духовника", подчиняться ему, делая все, что он скажет, если ты не в монастыре,-это полное заблуждение. Потому что ты перекладываешь свою ответственность, за свою жизнь и свои поступки на человека, по своей сути, такого же, как ты! Поэтому и должна быть полная катехизация!

Второй очень важный момент касающейся полной катахизации в церкви, это то, что сейчас в православии столько разделений и всяческих чуждых православию взглядов, что с ужасом можно смотреть на людей придерживающихся их! Это и национал - монархисты, национал - социалисты, даже национал - коммунисты. А Господь призывает нас к единству, а не к разделению церкви. Он призывает нас мирно решать все наши проблемы, как и внутри церквей различных конфессий и вероисповеданий, так и за их пределами. «Будьте миролюбивы, странноприимны», - говорится в писании. В вере всегда на первом месте стояла Любовь, даже к врагам! А мы что делаем? Один сюда прет, другой в другую сторону, следующий в третью! Говорим о евреях плохо! Забывая, что и сам Господь был Израильтянином! И апостолы его, и многие мученики! Александр Мень, кстати, был тоже евреем! А сколько еще хороших священников, да и вообще православных людей среди евреев?!

Мы совсем не знаем истинного христианства! Не убий, гласит нам заповедь, а идем убивать! Не прелюбодействуй, а прелюбодействуем, запросто разводясь женами и с мужьями! Любодеяние - есть идолослужение, сказано в Писании. Но мы совсем не воспринимаем это, как предательство Бога и служение идолам. Бог всегда давал понять, что идол ничто и неугоден Ему!

Сколько сейчас людей "церковных" служат золотому тельцу или мамоне?! Ведь даже знакомясь с девушкой, она первым делом смотрит не на сердце и душу человека, а на то - кем и где он работает! А сколько православных себя считает истинными православными? Но при этом в своей жизни ничего не меняют и совсем не служат Богу, а больше служат золотому тельцу! А сколько неправильных понятий? Вот пример. В храм как войдешь, где много стоит людей мало просвещенных о Боге и церкви. И подходит дедушка, который переставляет свечи и говорит: «Ты не так стоишь!» Да это просто ужас!

Это бездуховный, основанный на поклонение внешней форме кошмар - вот, что творится в нашей церкви! И захочет ли человек ходить в такую церковь?

Про тех кто занимается танцами один такой служитель мне высказал: «Дочка Иродиады танцевала, угодила Ироду, и потом попросила голову Иоанна Крестителя! Значит, всякий танец - это грех!» Только попробуй ему в голову или в сердце, что-то донести. Он тебя просто за еретика будет считать!

А про царя!? Сколько у нас сейчас монархистов православных в церкви?! Здесь всякий не признающий власть монархии, есть, по их мнению, тоже еретик! Они же не знают, что были работы еще давно написаны учеными богословами, о том, что не может быть в самой вере, в самом православии монарха! И монарх одинаков пред Богом, и простой человек! Вот поэтому, доверять церковную власть монарху ни в коем случаи нельзя! Если он станет главою, то фактически православие, ничем не будет отличаться от папизма, то есть католицизма! А если попробовать поговорить с монархистами об этом?! В лучшем случаи они тебя будут считать еретиком, а в худшем - дело дойдет до драки! При этом забывают они, что нам заповедал Господь, любить врагов, и тем более друг друга!

О национальной принадлежности, тут уж и речи не может быть! В Писании ясно сказано, - все пред Богом равны: и иудей, и эллин, и язычник! А что творится –то у нас в православии?! Есть даже православные фашисты! Нет, ребята! В церкви нужна полная катехизация!!!

Слава Богу, не все так уж и плохо! - продолжал свой рассказ писатель, - есть все же люди, которые прошли полною катехизацию! И с ними совсем все не так, как с людьми, которые этого не сделали! Действительно, они больше к первохристианскому мнению склонены, а не к агрессии, магизму, невежеству, сребролюбию, служению мамоне или золотому тельцу. Они не основывают свой взгляд на внешней форме! Ведь форма без духа ужасна! Эти люди приобретают Дух Божий! Нам каждому очень важна полная катехизация и возвращение! Возвращение ни к средневековью, и ни к началу Византийской эпохе, при императоре Константине, а именно к первохристианскому образу жизни!

После катехизации, нужно объединиться людям в общины , т.е. части одной церкви. Здесь, люди будут жить по- иному, чем живут люди мирские и будут колоссально отличаться от того, что насаждают нам СМИ! В образованных общинах люди смогут заявить о себе властям! Хотя этого может и не понадобится вовсе. Потому что, внутри этого общества, люди будут оказывать друг другу помощь и поддержку. Жить совсем по- иному, чем живет материальный мир. Это будет общество, где будет царить все светлое и доброе, где будет царить взаимопонимание и мир! Общество, в котором человек человеку - брат! Общество, где каждый, готов постоять друг за друга. Здесь, каждый будет готов положить душу свою за своих ближних, за своих друзей, за общее дело! Общество, где основа всему- Бог, и где все призваны к Богоподобию! Где Любовь - это главное! Любовь, именно с большой буквы! Ведь, что подразумевает Божественный замысел?! Он подразумевает гармонию! И если мы посмотрим на вселенную, на хаотичное движение в ней, то мы увидим, что все происходит в ней гармонично. Сталкиваясь, планеты порождают новые планеты, и все эти далекие миры, галактики, звезды, системы, - вращается во круг Одного Целого! Это Целое не призвано к разрушению, но к сотворению чего-то нового и лучшего! Так и мы на земле, призваны не к разрушению, не к постоянной войне друг с другом, но к Любви, взаимопониманию, помощи! К той самой гармонии, которую нам дал Создатель! И мне очень жаль, что сейчас это не все понимают! Иной раз искажают Священное Писания, говоря, что войны были всю жизнь. А сами не знают, ни Богословия, ни истории тех же самых войн!

К миру призвал нас Господь, говорится в том же Священном Писании! И беда, когда я наблюдаю, как в некоторых православных церкви, есть разные, противники Гармонии и Любви, а значит и самому Богу! Не правильно все это. Значит не было,здесь, правильной катехизации!(с греч. просвещение)

- Да, милый человек, хорошо ты говоришь! - поддержал Григорий, - жалко вот, что я в звездных науках ничего не понимаю. Но, ведь все мы, начиная от Адама и Евы - братья и сестры!

- Ну, допустим. Теоритически ,ты все правильно говоришь, - опять заговорил сокамерник, который заступался за жену, - Но,вот на практике -то, кто будет так жить? Ведь звериные инстинкты так же и работают в людях. Ведь, многие хотят больше и больше материальных благ и удовольствий! Как с этим быть?

- На это, я вот что тебе могу сказать, - ответил рассказчик, - когда я пошел на эту самую катехизацию, то пошел на нее не ради того, чтобы чего- то понять, узнать или уж тем более почувствовать. Я пошел туда просто чтобы пообщаться и, возможно, там, встретить девушку. Я в и мыслях себе не допускал, что я буду говорить и делать после ее прохождения! Я не думал и не допускал, что буду стараться стремиться меняться! Я не предполагал, что почувствую желание поменяться! Я был уверен, что я все уже знаю. Я предполагал, что ,здесь, люди просто ходят надев на себя розовые очки и мечтают! Когда я пришел на первых порах на катехизацию, то был в унынии! Но!!!

Где-то через полтора года моей катехизации, я почувствовал, что со мной что- то происходит! Мое состояние начало становиться не эмоционально радостным, но внутренне – умиротворенным и приятным! Уныние пропало. Его не было неделю, потом две, и больше! Тогда я подумал, как же мне это состояние удержать??? Тогда, катехизатор стал говорить, что нужно в себе менять что-то! Нужно найти неправильный корень и извлечь его. Посеяв при этом Новый корень- корень христианский! Что нужно держать себя, хотя бы в пределах десяти заповедей, при этом стараться быть в христианской любви! Он сказал, что нужно постоянно стараться делать что- то для Бога и Церкви и стараться причащаться! И,только так можно удержать это состояние! А это состояние - оно потрясающе приятное! Его ни с чем нельзя описать и сравнить! Это состояние называется состоянием благодати! Или встречи с Богом! Эта Та Самая Неупиваемая Чаша, которой нельзя насытиться! Ради Благодати, чтобы Ее приобрести больше, многие христиане, шли на мученическую смерть, при этом получая благодать все больше и больше!!!

Вот вам и вывод.

Я хочу сказать, что если каждый из людей, сам без принуждения, захочет пройти эту полную катехизацию, то он получит Такое!!! Все остальное в его жизни будет не столь ценно. А для некоторых это и есть сама их жизнь! Человек, стараясь сохранить это состояние, сам будет стараться избегать всего звериного, чтобы только быть в этом состоянии!

Я уверен, что именно так и только так, мы можем выйти из тупиковой ситуации, к которой пришла не только наша страна, но и весь мир!!!

- А, что делать с католиками, протестантами, мусульманами, и с людьми из других конфессий и вероисповеданий? - опять задал вопрос тот, который заступался за жену дебошира, - ведь некоторые из них и голову готовы отрезать за то, что ты христианин и человек не их веры.

-Знаете! Во -первых, тому, что показывают по телевизору и пишут в средствах информации не всегда нужно верить! – произнес писатель, - ведь все эти взрывы, нападение на христиан или просто на обычных людей, как уже многие догадываются, – это просто провокация! Нужно это для того чтобы войти в Афганистан и Ирак, и там наводить свои порядки, как мы уже все знаем: вcпомните взорванные башни-близнецы в США! Не для кого уже не секрет, чтобы и у нас в стране, чтобы сплотить людей возле лидера и начать «антитеррористические» действия, тоже происходят взрывы! Мы можем догадываться, что на самом деле происходит в Сирии и в других мусульманских странах, где нет ядерного оружия, но есть большой потенциал полезных ископаемых и дешевой рабочей силы. Эта рабочая сила в виде беженцев перебирается в Европу! Недавно показали тех, кто казнили христиан, перед началом этой страшной войны в Сирии. Но ты уверен, что это были мусульмане? Или же это были люди переодетые в мусульман, которым нужно было развязать эту войну? Так что, я бы всем советовал, как можно меньше смотреть официальные наши телеканалы и читать официальную прессу! В наше время можно много почерпнуть информации в Интернете и проанализировать, что на самом деле происходит! Ужас же состоит в том, что некоторые ведь на этой войне, на самом деле думают, что они защищают христианские интересы! Вот, что поражает!

Нужно всем религиям, начиная с христианской, конечно же, собраться за круглом столом, где нет углов, и главы, и решать, Что есть Истина, а также правильная вера и служение! Другое дело, что нам этого не дают сделать! Но это можно сделать маленькими общинами! Встречаться с людьми из других христианских конфессий и других вероисповеданий! Сейчас это начинает действовать! Кто был в Москве, тот знает, что есть газеты, которые издаются православными совместно с протестантами! Так же я знаю, что сейчас некоторые православные, встречаются с мусульманами, вместе обсуждают некоторые вещи и даже молятся! К единству нас призвал Господь! Именно так написано в писании! И, совсем не к войнам, как это нам сейчас пытаются навязать под благородными мотивами! Войны, как и монархи, остались в прошлом!

Всю эту длинную историю про наш народ, про полную катехизацию я рассказал потому, чтобы вы поняли, что наша православная церковь, снова набирает силы. И нам надо быть верующими людьми в ее рядах. Мне доводилось общаться и с москвичами, и с петербуржцами, и людьми из других городов. Все они говорят о том, что у них в городах, церковь, как ей принято, становится общиной, где люди, живут совсем по иному, чем в мирском мире. Сила Церкви идет от Бога, и от единства всех церковных людей. Церковные люди не могут жить так, как предложено жить современным миром. А это не угодно тем, кто стоит у власти и желает наводить свои антихристианские порядки. Воцерковленный человек имеет Дух, чего нет у человека непосвященного. Вот почему, когда сброд из заговорщиков, о которых в свое время писал Федор Михайлович Достоевский, в своем рассказе "Бесы", совершил революцию в нашей стране, то они, в первую очередь, стали уничтожать церковь и церковных людей, для того, чтобы себя сделать правителями мира, а не Христа. Вот и сейчас, людьми не просвещенными можно легко манипулировать, выдавая за христианские, православные ценности свои идеи. Но народ, который знает православии изнутри, который прошел кахетизацию, не будет подчиняться их идеям. Эта группа «человеко-богов», идя на всякие уловки может запросто и лжехриста воздвигнуть! Ведь современные технологии, способны на многое! Все мы будем дивиться чудесам этого «беса»! Все захотят подчиняться ему! Но, нет, не все! Каждый, кто читал Писание, знает, что Христос придет так же, как и Он вошел ан Небо, с Силою Великою и со всем воинством Небесным! И хотелось бы, чтобы в его войске были все мы с вами…

Дело в том, что, люди нашей страны – удивительные люди! Но, самое главное, что большинство из них - православные! А это, немаловажно! Ведь, сколько через СМИ, нам не пробовали навязать современный западный образ жизни с его роскошью и комфортом, наш народ, прошедший через многое в этой земной жизни, начинает понимать, что служить лучше Богу, чем богатству.

Подавление любви к ближнему, вознесение себя над всеми, желание заработать больше и быть круче своего друга любыми путями и способами, перерождается в ненависть и желание его уничтожить. Не желание встать на истинный путь христианства приводит к упадку духовных и физических сил страны в целом. Ведь страна - есть люди! Именно дисгармония приведет к уничтожению всего человечества! Но есть и путь спасения! Истинная вера в Господа спасет! А эта вера берет свое начало только в правильном понимании Божественного замысла и Его служения!

Церковь, снова начала укрепляться, и начинает жить, как и прежде общиной, где царят светлые взгляды, отличные от тех, которые царят в материальном мире!

-Ну, у нас на Дону, ведь почти так, как и должно быть в церкви! - ответил Петр, забыв, что с ним произошло, за последние сутки, - мы так и живем, как нужно жить, настоящему православному!

Писатель задумчиво посмотрел на Петра

-Хотелось бы, что бы это, было бы так! - сказал он.

На этом беседа закончилась. В камере наступило полное молчание. Так продолжалось до самого вечера. Многие стали укладываться спать.

А трое наших казаков медленно затянули казачьи песни. Пели они с большим чувством. А их сокамерники с удовольствие, слушали их:

-Не у - ны - ва - а - ай, не у - ны -ва - а - ай, ду - ша - а - а мо - я,

-Не у - ны - ва - а - ай, не у - ны -ва - а - ай, ду - ша - а - а мо - я,

-А у - по - ва -а - ай, у - по - ва - а -а - ай, на-а Го -о - оспо - да,

-А у - по - ва - а - ай, у - по - ва - а - а - ай, на-а Го - о - оспо - да.

-Зна - ешь Го - о - о -Госпо - ди - и - и, пе - еча -а - аль мо - ю,

-Зна - ешь Го - о - о -Госпо - ди - и - и, пе - еча -а - аль мо - ю,

-Ну ко - го - о - о же, Ты по - шле - о -ошь на-а по -о - омо - щь мне,

-Ну ко - го - о - о же, Ты по - шле - о -ошь на-а по -о - омо - щь мне?

-И - ли, Я - а - а -Янгеля - а - а, хра - ни - и -и -и - теля,

-И - ли, Я - а - а -Янгеля - а - а, хра - ни - и -и -и - теля?

-И - ль И - ва - а - а,да - й Ва -на - а -а, Кря -а -а -асти - и -ителя,

-И - ль И - ва -а -а,да - й Ва -на - а -а, Кря -а -а -асти - и -ителя?

-И - ли Ма - а - а - атерю - у - у,Вла -ды - и - и -и -и - чицу,

-И - ли Ма - а - а - атерю - у - у,Вла -ды - и - и -и -и - чицу?

-И - ли Са - а - ам,Ты сойде - о - ушь,на по - о -о - о -мощь мне,

-И - ли Са - а - ам,Ты сойде - о - ушь,на по - о -о - о -мощь мне?

9

-Эй, Петро, смотри! - взволнованным голосом, посреди ночи обратился к своему другу Николай. - Петро смотри!

-Ну, что там еще? - еще не проснувшись до конца, сказал Петр.

-Посмотри, Петро на дверь! - показывая пальцем, сказал Николай. – Она кажется, приоткрыта!

-Эй, Гринь! - толкая Григория, обратился к нему Петр, - смотри Гриш!

-Чего, еще? – поворачиваясь, проговорил сонный Григорий, и остановил свой взгляд на тонкой линии света, проходившей через щель двери.

-Гринь, это может быть шанс нам дан, чтобы, пока есть такая возможность, убежать отсюда? - сказал Петр.

-Гринь! Правда, шанс!- продолжил Николай, - пока не поздно, нужно действовать!

Трое казаков, оглядываясь на спящих сокамерников, решили рискнуть. Они медленно и бесшумно по - одному стали идти к выходу из камеры. Но,когда стали переступать через ноги сокамерников, Николай задел дневного собеседника, и тот, проснувшись, посмотрел на них.

-Эй, милый человек, идешь с нами? - спросил его Николай, но тот закрыл глаза, сделав вид, что ничего не происходит.

Подойдя к двери первым, Петр высунул из нее голову и посмотрел в длинный коридор. В коридоре никого не было. Осторожно, тихими шагами по длинному коридору трое казаков из прошлого, направились к выходу, который шел через комнату дежурной части. Подойдя к ней они увидели следующую картину. Посреди комнаты сидели двое полицейских, один из которых нажимал на клавиши, и внимательно смотрел на экран компьютера, при этом он нервно дергал ногой. Второй , в это время за сейфом, сложа руки перед собой, спал на стуле.

- Итак…На счет три, выбегаем! Берем резко вправо, через бордюры, и на улицу! А, там - быстро через железную дорогу, - приказал Григорий. - Раз, два, три!

Григорий резко распахнул дверь, и трое казаков вбежали в дежурную часть.

Сидевший за компьютером полицейский повернулся, и схватился было за кобуру, где находился пистолет, но Николай схватил лежавшую на столе дубинку и замахнулся на него:

-Тихи! Тихо сиди!

Полицейский поднял руки вверх. Второго, Петр схватил за грудь и повалил лицом на пол. Тот дернулся, но Петр приказал:

-Лежи тихо и не дергайся!

Григорий, забрал у полицейских пистолеты. Засунул их себе за пояс. Затем, быстро приковал одного за другим представителей порядка за ножки стола, который был приварен к полу сваркой.

-Эй, Гринь! Сейчас мы уйдем, а они орать начнут, и их услышит кто-нибудь, - сказал Николай,- кляп нужен!

Но ловкий Петр уже заметил на стуле какую-то тряпку, разорвал ее на две части и засунул в рот сначала одному, а потом другому, опередив Григория.

-Гринь, ты оставил бы им пистолеты! - сказал Николай, - а то, Бог их знает, если нас поймают, что они еще нам в вину вменят?

Григорий, вынул обоймы из пистолетов и брезгливо бросил их в ноги представителям порядка.

-Ну, все братцы! Бежим! - скомандовал Петр.

10

Была теплая, тихая ночь. Трое станичников выбежали из здания полиции и бросились бежать через железную дорогу, которая находилась за ним. Перебежав дорогу, они оказались в темном, тихом проулке, после чего остановились, чтобы перевезти дух. Где то не далеко, послышались сирены спецмашин.

-Куда дальше бежать, Гринь? - запыхавшись, спросил Николай.

-Не знаю, - ответил Григорий, - ты, что Петр, по этому поводу думаешь?

-До рассвета нам спрятаться где-нибудь нужно, - предупредил Петр, - иначе нас найдут.

-Значит, так! - скомандовал Григорий, - нам нужен Шорник! А где он может находиться, знают те, кто был в том самом притоне, который штабом казачества называют! И потому, нам нужно идти туда, найти казака – фроловчанина. Он знает, как нам добраться до войскового старшины и отведет нас к нему.

-А, если, там засада сейчас? - сказал Николай

-Мы будем осторожны, - ответил Григорий, - главное нам сейчас, незаметно перейти всю линию железной дороги. Будем по одному перебегать от одного состава к другому!

Путь через железную дорогу был недолгим, но пройти его оказалось трудно, но возможно. Наконец, трое казаков оказались рядом со штабом.

-Вроде, тишина, - прошептал Петр.

-Давайте, потихоньку обойдем этот штаб и посмотрим, нет ли засады? - предложил Николай.

Осторожно обойдя здание, казаки никого не обнаружили. Они заглянули в окно. В комнате, они увидели смотревшего на какой-то светящийся ящик, по которому что-то двигалась, уже знакомого им фроловчанина -казака.

-Эх! Как же позвать нам, этого фроловчанина? - сказал тихо Григорий.

Николай, постучал фроловчанину в окно. Тот вздрогнул и поглядел в их сторону. Николай еще раз постучал. Фроловчанин накинул сверху себя жилетку и пошел в сторону входной двери.

Как только вышел он на порог, из темноты, до него донесся голос,

- Эй, браток, выручай!

- Вы где? - спросил казаков фроловчанин.

-Да здесь мы, - и трое, подошли ближе.

- Вас что, выпустили что ли?

-Нет, сами убежали! - ответил Николай.

-Ну, вы даете!

-Слушай, выручай, браток! Проводи нас до Шорника! - полушепотом попросил Петр.

-Да вы что? Cейчас что ли? Время уже, час ночи!

-Браток, нам спрятаться негде! А завтра поздно уже может быть. Нас опять заберут, и точно уже не дадут убежать! – попросил Григорий.

-Да - а! Это точно. За то, как ты сегодня этому толстому полицейскому саданул! - сказал фроловчанин, - они теперь с вас, все потроха, вытрясут!

-Слушай, браток! Проводи нас, побыстре,е к Шорнику, пожалуйста!? А то нам ой ,как худо будет! - встрял Николай.

Надев фуражку, фроловчанин вышел на улицу. Дверь за ним захлопнулась, и казаки двунулись к Шорнику. Идя по темным улицам они продолжили свою беседу.

-У вас, тут ,законы такие всегда были, что ли? - спросил фроловчанина Петр.

-Какие еще, законы?

-Ну, вот такое хамское отношение к людям? Всегда было?

-Начальство есть начальство, - ответил фроловчанин, - а у вас, что? По-другому что ли?

-Так мы же, ничего не сделали! - вмешался Николай.

-А тебя, кто спрашивать будет, сделал ты что плохое или не сделал?! - ответил фроловчанин, - он начальник, и поэтому, ты всегда будешь виноват!

-А почему же, круги (собрания)у вас не решают, что бы таких начальников высечь и выгнать? - спросил Григорий.

-Это до революции, круги были, - сказал фроловчанин, - было самоуправление, самосуд. А сейчас ,что? Тот, наш начальник, кто при советской власти был начальник тот отрицал казачество и церковь! Теперь же, когда взгляды другие нам преподали, и он стал, верующим казаком! А попробуй, ты его сейчас высечь!

-Странно, вы живете как- то! - удивился Григорий.

Но тут они подошли к маленькому частному дому. В окнах горел свет.

-Ну вот, и дошли до него! - ответил фроловчанин, - телевизор, кажется, смотрит. Ну,стучите ему, говорите, с чем к нему пожаловали, а я пошел обратно.

-Спаси Христос! Дай Бог здоровья, тебе братец! - дружно поблагодарили его в один голос казаки и стали стучать в дверь.

11

-БАМ - БАМ - БАМ - БАМ! - раздался громкий стук в дверь

-Кто там? - раздался мужской голос за дверью.

-Свои! - ответил громко Николай.

-Кто, свои? - опять, спросил тот же голос.

-Казаки! - в этот раз ответил Петр.

-Это ж, какие еще казаки, с Терека, с Дона аль с Кубани? - подходя к двери и, открывая ее, пошутил голос.

-С Дона, мы! - ответил Григорий, - Шорника Егор Василича ищем!

-Ну, дайте, я на вас посмотрю, - появился в дверях и стал рассматривать их мужчина, которому на вид было около семидесяти лет. – Откуда с Дона и как зовут вас?

-Я с Перекопки, - Петр звать меня! Он – Григорий с Логовской, а это – Николай с Перекопской.

- Давайте, проходите в хату, - скомандовал пожилой человек - Присаживайтесь! Скажите, а зачем вам вдруг понадобился Шорник?

Казаки, перекрестились. Затем зашли в дом и присели на стулья.

В комнате, помимо пожилого, находился еще один мужчина, лет сорока. Тот, что постарше, представил его друзьям, как Разумка, называя в шутку его ординарцем.

-Нам Шорник Егор Васильевич нужен! - сказал Григорий.

-Шорник? - глядя в телевизор, по которому шли новости, переспросил мужчина. - А зачем, он вам нужен? Может лучше Разумок, мой ординарец, вам подойдет? Может лучше с ним вам поговорить?

Трое казаков, приоткрыв рты, смотрели в ящик, в котором бегали маленькие люди. Иногда в ящике, появлялось полтуловища какого-то человека, вдалеке при этом стояли люди в полный рост.

Наконец, Николай опомнился и спросил:

- Нет! Нам нужен только Шорник.

-Ну, хорошо! Я- Шорник! Что вы, хотите от меня?

-А можно с Вами с глазу на глаз поговорить? - сказал Петр, косясь на ординарца.

-У меня от него секретов нет! - кивая в сторону Разумка, ответил Шорник, - говорите, с чем пожаловали!

-Мы - ы... Ну как Вам, лучше это объяснить… Мы - из того, что было раньше! - сказал Григорий.

-Из прошлого, что ли, вы хотите сказать? - не отрывая взгляд от телевизора, переспросил Егор Васильевич.

-Да! - ответил Петр.

Шорник молчал, а Разумок так и подпрыгнул на стуле. Он хотел было заговорить, но Шорник приказал ему:

-Тихо ты!

-Надо же, из прошлого сюда перенеслись? – ехидно смотря, продолжал Шорник. - А от меня, чего хотите -то?

-Мы - ы..., начал говорить Николай, мы, когда ход исчез, мы - ы...

-Что, мы? - спросил Шорник.

-Мы нашли записку, на дереве, где были Ваше звание - Войсковой старшина, фамилия, имя и отчество! - вмешался в разговор Петр.

-И, где же она? - продолжил Шорник.

-Она исчезла! - сказал Петр.

-Надо же! Это прям чудеса, какие то! – изумился Егор Васильевич.

-Егор Васильевич, это же те самые! О них баба Дуся говорила, Царство ей Небесное! – не в силах больше молчать, закричал Разумок.

-Тихо ты! - скомандовал пожилой мужчина. - А с какого вы года, к нам сюда пожаловали?

-С тысячу девятьсот семнадцатого! - ответил Григорий. - Решили через ход, что под Доном пройти, а попали в другое время. Мы обратно хотели идти, а ход исчез!

-Ну что Валентинович, - обратился войсковой старшина, к своему ординарцу, - вроде бы не врут! Ты, эту же историю от бабки Дуси слыхал?

-Да, Василич! - ответил ординарец. - Она, мне еще рассказала, что когда придут эти люди, что бы я их проводил к Образакову. Он укажет то место, откуда они обратно смогут вернуться, в свое время! Но сделать это нужно в трехдневный срок, до восхода солнца! Никак не позже!

-Ну, что ж, - продолжил Шорник, - значит вы по адресу прибыли!

-Ваше Высокоблагородие! - в один голос, обратились к войсковому старшине казаки. - Велите отправить нас обратно! - сказал Петр.

-Эй, Виктор! Что тебе там бабка Дуся еще говорила?

-Говорила, что когда я буду жить у Егора Шорника, придут трое казаков, они будут напуганы. Сказала: « Ты, не смотри на их дикость, а отведи их, к старому деду Образакову, а он им скажет, что им нужно делать, и куда идти!»

-Ну, а про меня, что бабка Дуся тебе сказала? - спросил Виктора Егор Васильевич.

-А про тебя, сказала, что ты знаешь все, что им передать нужно от дяди Васи Бородатого. Что, мол, того, какой-то сверток, то есть письмо он тебе, когда еще жив был, передал! Дай Бог, Царствие Небесное!

-Да, помню, - ответил войсковой старшина, - Я его так и не открыл. Ну, что казаки! Сейчас вручу вам, что вам предназначалось, а дальше - идите в путь, с моим ординарцем!

Егор Васильевич зашел в другую комнату, полез за диван. Достал оттуда пыльный деревянный ящик и приоткрыл его.

-Вот, оно! Здесь ваше письмо! Да, вот, что еще! Дядя Вася просил, чтобы вы не открывали письмо, пока не вернетесь к себе, в прошлый век! Поняли?!

-Так точно, Ваше Высокопревосходительство!

-Ну, все! Ступайте себе с Богом, побыстрее, - продолжил Шорник, - скоро светать начнет. Виктор проводит вас.

-С Богом, Ваше Высокоблагородие, - ответили вместе казаки и стали выходить за Виктором.

А Николай задержался, решив все-таки узнать у Шорника, что это за ящик, в котором появляются и говорят люди?

-Ваше Высокоблагородие! - обратился он, - что, сие за диво? - махнул он головой в сторону ящика.

-Телевизор это, - ответил подполковник, - его история долгая. Так что, не буду я ее вам рассказывать, а то вы не успеете, к себе обратно в прошлое.

Тут, вдруг, новости по телевизору прервал, какой - то экстренный выпуск.

В телевизоре, показалась голова женщины:

-Внимание! Экстренный выпуск! - сказала голова - Сегодня, в городе Фролово, приблизительно в час ночи по московскому времени, было совершено нападение на сотрудников полиции. Двое из них были сначала зверски избиты, а потом застрелены тремя выстрелами в голову в упор! Нападавшие забрали оружие сотрудников и скрылись! По достоверным сведениям в город проникла группа людей, в составе трех человек, которые принадлежат к террористической организации. Все трое одеты в казачью форму и говорят с украинским акцентом, перемешанным с акцентом казаков, живших во времена революции! Нам предоставили фото - роботы этих людей. В случае, если вы узнаете их место нахождения, просим сообщить нам, по указанным ниже телефонам, или обратиться в ближайшее отделение полиции. Хотим также довести до вашего сведения, что эта же банда еще утром, напала на казачью управу города Фролова. Зверски избила всем известного есаула и почетного гражданина города Фролово Сергея Галадовича Шмуловича. Напоминаем вам, что банда в составе трех человек вооружена и опасна, поэтому просьба не принимать самостоятельных мер, а сообщить в полицию! -Вот, брешет (врет)! - проговорил в полголоса Николай. - Ваше Высокоблагородие! Все, что она сказала, полная брехня! Вот, Вам Истинный крест! - осиял он себя крестным знамением. -Знаю! - ответил войсковой старшина. – Вам пора! Быстрее, пока время еще есть! Давайте, с Богом! -С Богом! - проговорили они одновременно и быстро вышли за ординарцем.

12

-Образаков, - старый татарин, - сказал Виктор, казакам, когда они пошли - Он - человек болтливый, но про то, что о вас баба Дуся говорила, мне лично никогда ничего не сказывал.

-А ,баба Дуся- это кто? - спросил Николай.

-Бабка моя, - ответил Виктор, - она тоже в Перекопской до воины жила. Фамилия Воронкова была, а после, во Фролово с семьей перебралась.

-Знаю Воронковых, - сказал Николай, - как в станицу въезжаешь - с левой стороны над Доном их дом.

-Наверное, - ответил Виктор, - я - то сам, после войны родился, уже здесь во Фролово. Моя бабка много чего знала! - продолжал Разумок - На Дону, с дедом Ильей, мужем ее, сторожем на турбазе работала. Говорила нам, и про то, что знает ход подземный через Дон, но никому так и не показала его.

-Ход через Дон? - переспросил Григорий, толкнув рукой Николая.

Они шли быстрым шагом. Где-то рядом, слышались сирены полицейских машин.

-Да, говорила. Но она его никому не показала. Так и ушла с этой тайной в мир иной, - ответил Виктор.

-А что, она еще про этот ход говорила? - спросил уже Петр.

-Говорила, что он может скоро рухнуть, - сказал Виктор, - потому и не показывала его. А, может быть просто не хотела, чтобы мы знали про него, поэтому так и говорила.

-И что, неужели, так никому и не рассказала, где он находится? - спросил Николай.

-Нет, - ответил Виктор, - так с собой этот секрет и унесла в могилу! Егор Васильевич Шорник, что - то знает, но от него слова не добьешься. Вот, и в этот раз, ничего не сказал, а вас к Образакову отправил. Его не поймешь!

Они подошли к высокому забору. Это был дом Обзаакова. Открыв калитку и войдя во двор, Виктор принялся тарабанить в дверь.

- Бум - бум - бум - бум.

С минуту стояла тишина. Друзья решили было, что в доме никого нет. Как, вдруг, зажегся свет и раздался голос. - Кого это, еще шут в такой час принес?!

-Открывай, - откликнулся Виктор, - сейчас сам увидишь и удивишься!

-Ты, что ли, Разумок? Опять по ночам шляешься? - спросил, отпирающий дверь голос.

-Посмотри, кого я к тебе привел! - ответил Виктор.

-Кого ты в такой поздний час приволок? – дверь, наконец, открылась, и показался пожилой, седой мужчина у которого один глаз слегка косил.

-Вот, смотри, - продолжил Виктор, - помнишь, тебе бабка Дуся по секрету рассказывала про казаков с другого времени? Помнишь?

- Ты, не трепи языком, - перебил его Образаков, - метешь, как помелом им. Откуда мне знать, те ли это казаки или кто пошутить решил?! Вы кто такие будите, добрые люди? – обратился уже мужчина к казакам - С чем пожаловали? Чего ждать от вас - хорошего, али плохого?

-Домой, нам нужно вернуться,отец! - сказал Григорий

-А кто же вам, не велит вернуться, - ответил старый татарин, - возвращайтесь, кто вам не велит?!

-Так, как же мы вернемся, если мы не знаем, как это сделать? - спросил Петр.

-А куда же, тогда вы идете, если сами не знаете, где ваш дом? - продолжил татарин.

-Так, отец, к тебе мы пришли. Нас к тебе направил войсковой старшина, Шорник! - ответил Николай.

-А -а, Егор Васильевич! - с радостью, продолжил старик, - что вы сразу мне не сказали? А я думал, что Витя пришел пьяный опять и компанию какую-то с собой привел! Ну, проходите на кухню, садитесь! А я пока, пойду, оденусь.

Казаки, пройдя на кухню, присели на старенькие табуретки. Буквально минуты через три, появился старик.

-Ну, что орлы? - начал Образаков, - знаю, знаю, все знаю: вернуться нужно вам в свое время, а потому ко мне и пришли! Шорник вам передал пакет?

-Да, да, да, - закричали наперебой казаки, - Еще сказал, что пока не вернемся к себе, в свое время, нам открывать его нельзя!

-Это правильно, - проговорил Образаков, - а попали вы сюда, зачем, поняли?

-Да, откуда ж, нам понять? - сказал Петр, - решили через Дон, под рекой перейти, а сами вот во что вляпались!

- Смысл вашего путешествия в том,- сказал старик, - чтобы, вернувшись домой, рассказать всем, что при строительстве коммунизма, не отрекались люди от веры Православной! Сами видите, чего стало! Да и письмо не забудьте - прочитайте по приезду. Там важное послание написано!

Скоро светать начнет! Нам нужно торопиться! Вот, нужно проити через луг, добраться до заводи, что рядом с Кулугурами, (Так называется область в городе Фролово, где в основном селились и жили старообрядцы.Кулугуры - это старообрядцы, "старые" православные, сохранившие символ веры и другие особенности религиозного культа, существовавшие в дореформенный период. Эта реформа прошла в 1650-х — 1660-х годах по инициативе патриарха Никонома и царя Алексея Михайловича. Как известно, на старообрядцев были устроены гонения, так как они не хотели нововведений, а сохраняли свои старинные традиции православной веры. Одна из них - осенять себя двумя перстами, а не тремя.

Слово "кулугуры" произошло от греческого "калгар". Так младшие церковные служители в Византии уважительно называли старших. Но на Руси это слово почему-то приобрело отрицательный оттенок. Кулугуром называли словно в насмешку.

Кулугуры, как и все старообрядцы, отличались высокой набожностью, моралью, трудолюбием. Жили скромно, трудились от зари до зари.

Их общины существовали практически по всей северной России вплоть до Волги. Есть немного кулугуров и сейчас, но их осталось очень мало.), а там, я вам все покажу!

13

До рассвета, оставалось около получаса. Образаков жил на краю города, возле луга, куда можно было добраться минут за пятнадцать. Когда наши герои, впятером, подходили к нужному месту, раздался звонок на мобильный телефон Разумку:

- Да, Егор Васильевич!- ответил он.

- Ну, что? Ты отвел их к Терновке? (хутор, что близ города Фролова, в другой стороне от Кулугуров)

-Да, Егор Васильевич, отвел! - ответил Витя.

-Ну и молодец! - раздался ответ в трубке.

Наконец, путники оказались у небольшого оврага с заводью, где рос большой вековой дуб. Берега оврага были покрыты густым камышом.

-Ну, вот орлы, мы и пришли, - сказал татарин. - Видите, тот небольшой водоем? Так вот, вам каждому нужно будет нырнуть на дно, найти там, под водорослями с илом крышку. Когда найдете, ее нужно будет приподнять, всем троим заплыть в нее и закрыть.

-А, что, дальше? - спросил Григорий Образакова.

-Я не знаю, что дальше, - ответил татарин. Знаю только, что всем вам нужно быстрее сделать это, скоро светать будет!

Трое казаков торопливо спустились к заводи, поплыли и стали нырять. Так продолжалось достаточно долго. Наконец, Николай громко позвал всех.

-Нашел! Нашел крышку! Не могу один поднять ее!

Остальные друзья подплыли к Николаю. Нырнули вместе, и появились на поверхности воды меньше чем через минуту.

-Открыли? - раздался голос с берега.

-Да! - ответил кто - то из казаков.

-Ныряйте! - крикнул татарин, - светает!

-Ну, с Богом, братцы! - ответил Григорий и нырнул.

-С, Богом! - так же ответил Николай, и исчез под водой.

-А ты? А ты, чего не ныряешь,- крикнул Петру татарин?

-Пакет, что дал мне Егор Васильевич! Не помню где он? - сказал Петр.

-Ныряй, чудак человек! - крикнул опять Образаков.

-С, Богом! - сказал Петр и нырнул.

Доплыв до открытой крышки, казаки втроем спустились в люк, и закрыли его за собой.

Вода на поверхности заводи стихла.

-Ну, вот и все! - сказал татарин и перекрестился.

-Ты что это? Веру свою, что ли поменял? - спросил Виктор Образакова.

-Тебе чего надо? - ответил татарин, - один Бог у всех!

А в это время по лугу, на большой скорости, мчался с выключенными фарами УАЗик. Подъехав ближе, из него выскочили трое полицейских и стали бегать около заводи.

-Разумок, а ты разве не в Терновке?- спросил старший по званию полицейский.

-Нет! - ответил Виктор,- здесь я.

-Эх! Если бы ты у Шорника Егор Васильевича не жил, я сейчас тебя бы в отделение отвез. Там бы мы с тобой поговорили бы!

-А, что? - продолжил Разумок, - говори здесь!

-Куда трое, что с тобой были, в казачьих формах, делись? - продолжил допрос полицейский.

-А я, почем знаю?! - ответил Виктор, - видишь, нет их рядом.

-Эй! Вы все там просмотрели? - спросил своих подчиненных старший по званию полицейский, - не в какие кусты они не могли спрятаться?

-Да, нет! Все чисто, здесь! - последовал ответ.

-Где они? – грозно настаивал на своем полицейский у Разумка, затем обернувшись к Образакову, сказал, - может быть, ты знаешь, где они?

-На дне! - ответил татарин.

-Ага! Пошути, мне здесь еще! – злился дальше полицейский.

Вода над заводью стояла тихая и спокойная. И над этой водой медленно и спокойно поднималось красное солнце. Наступил рассвет…

14

Под крышкой, где был водный лаз, вода вращалась, как в страшном водовороте. Трудно было понять в этом омуте что-либо! Бурный поток кидал казаков, то вверх, то вниз, из стороны в сторону. Воздуха не хватало… Но… Вот… Петр почувствовал, как водная муть стала рассеваться и проясняться. Наверху проявлялось что-то похожее на голубое небо. Небо стало становиться все яснее и яснее... Петр начал махать руками и…. увидел, что раскидывает сено в разные стороны. Он вскочил и тут же сел. Вокруг него было разбросанное сено, а сам он сидел в стогу зарытый до половины туловища. Открыв рот от недостатка воздуха, еще до конца ничего не понимая, он резко выдохнул и сказал:

-Сон, что ли? Не может быть!

Рядом, так же, как и он, размахивая руками и раскидывая сено, задышал Николай. Правея от своих друзей, лежал Григорий и протирал глаза.

-Ты, чего руками машешь? - спросил Николая Петр.

-Ой, Пе - е - ть, знаешь, что мне приснилось? - ответил Николай.

-Тонул, что ли? - спросил Петр.

-Ооой, если бы только тонул бы! - ответил Николай.

-Люк закрыли? - вдруг, раздался голос Григория.

-Гринь, и тебе тоже это приснилось? - переспросил Петр Григория.

Григорий молчал.

-Интересно, может одно и то же всем троим сразу присниться? - задал, вопрос Петр, казакам. - С Шорником, все общались?

-С войсковым старшиной что ли? - ответил Николай.

-Егор Васильевичем? - вмешался Григорий.

-Что это? - спросил своих товарищей Петр, - сон?

-Год? Интересно, какой сейчас год? - поинтересовался Петр, - мы в будущем или нет?

И, тут, они увидели, идущую им навстречу хозяйку.

-Смотри, хозяйка идет! - показывая пальцем, в сторону идущей на баз старушки, сказал Николай.

-Эй, хозяйка, - закричал Петр, - мать! Скажи нам, какой нынче год?

-Что, проснулись служивые? - заговорила старушка, - как спалось - то?

-Ой, лучше не спрашивай, мать! - ответил Петр, - если расскажем, не поверишь. Ты лучше скажи: год у нас какой сейчас?

-Так, одна тысяча девятьсот семнадцатый, как Христос народивси! - ответила старушка, - совсем вы уморились с дороги! Спали пади так, что и про год забыли! Погодите служивые. Сейчас с хозяйством управлюсь, курям осталось дать, а тогда идите у хату, блинов с коймачком(томленные сливки) поешьте.

Казаки еще немного полежали. Петр поинтересовался:

- Гринь, а ты, что скажешь, может, сниться всем троим одно и то же?

-А Бог, его знает. - ответил Григорий. - Надо бы, у старухи узнать, о том мужичке, который на бугре живет. Когда пойдем в хату, то обязательно спросим!

Тут раздался голос пожилой женщины.

-Эй, служивые, идите в хату! Идите, милые, к столу!

Когда казаки пришли в дом, они сели за стол, где уже стоял самовар, блины и коймак.

-Мать, скажи нам, пожалуйста, - начал Григорий, - а кто там, на верху горы живет? Где могилы трем братьям, что строили монастырь?

-А мужичок один, - ответила старушка, - он раньше на хуторе, у нас жил, а когда семья померла, туда перебрался, говорит мол, любит один быть.

-И что, он там делает? - продолжил Григорий

-Та, Бог его знает?! - ответила старушка, - хозяйство, у него там небольшое. На охоту иногда ходит, и кашолки (снасть, для ловли раков и мелкой рыбы) иногда, в тубе (залив из реки Дон) ставит.

-А ход, что через Дон, тут у вас. Что это за ход такой? - продолжил Григорий.

-Да, был тут, одно время ход. Еще монахи его, кажется, рыли, - ответила пожилая казачка, - да уж лет сто, как завалился он.

-И что, к нему уже никто не ходит? - продолжил Гриня.

-А что, к нему ходить -то, раз завален он? - ответила казачка.

-А посмотреть можно его? - продолжил Григорий.

-А чего ж нельзя? - ответила пожилая женщина, - тут не далеко, у леспойдете. Там поляна будеть. Увидите на поляне кусты, вот в этих кустах и увидите яму. Это и есть ход.

-Ну, спаси Христос дому сему! - встав, поблагодарил хозяйку Григорий, - ехать, нам мать пора.

-Спаси Христос! – поблагодарили и другие казаки.

-Ну, храни вас Бог, служивые! - ответила казачка.

Все трое, встав из-за стола, направились на баз, седлать лошадей.

-Гринь, а может быть, заедем в лес? - предложил Григорий Петру, - да посмотрим, что там с этим ходом?

-Заедим! - ответил Григорий.

-Слушай Петро, а письмо? Ты письмо посмотри, что тебе Шорник давал?! - обратился к Петру, Николай.

-Я когда тонул, то вспомнил, я его у Образакова в коридоре на полку положил, и забыл, - ответил Петр.

-Ну, это надо же, такому присниться, а – а?- качая головой, сказал Николай.

-Приснится или не приснится…А все как, прям наяву было! - ответил Петр.

-Это точно! - добавил Григорий.

После того, как казаки запрягли лошадей, они подъехали к месту, где должен был быть ход через Дон. Яма была заросшей непролазными, колючими кустами, так что к входу нельзя было никак добраться.

-Гринь, и вправду, все заросшее, даже нельзя подойти, - сказал Николай.

-Значит, и вправду сон! - ответил Григорий.

-А давайте, еще к тому деду заедем, что возле могилы трех братьев живет? - опять предложил Петр.

Галопом они понеслись в гору, к хате деда.

Подъехав, они увидели вчерашнего старика. Он сидел молча, и плел из вербы кашолки. (специальные снасти для ловли рыбы и раков)

-Здорово ль живешь, отец! – крикнул громким голосом Григорий.

-Слава Богу! - ответил старик.

-Что ж, ты вчера, так сразу и ушел, даже не попрощавшись? - продолжил Григорий.

-А где я вас вчера мог видеть? - спросил, старый казак.

-Ну а ход, как же, что через Дон? Ты его, не оберегаешь что ли больше? - продолжил говорить с дедом Петр.

-Его уж сто лет, как никто не оберегает, - ответил дед.

-Ну, храни тебя Господь! - сказал Григорий, и трое казаков медленно тронулись в путь.

-Ну, надо же такому присниться! – все еще удивлялся Петр.

-А что? Интересный сон был! - продолжил Николай, - мне понравился.

-Да, правда! Не плохо мы в будущем побывали! - подхватил их Григорий.

Повеселев, все трое запели строевую, казачью песню:

-Во саду де - ре - во цве - тет, - запел Николай,

-А каз - ак во пох - од идет, - продолжил Петр,

-Ра - а - з, два - а, горе не бед - а, а казак во по - ход ид - ет, - подхватив слова, продолжали они, петь, все вместе.

-Ра - а - з, два - а, горе не бед - а, а казак во по - ход ид - ет.

-А казак во поход идет,

-А за ним девка слезы льет,

-Раз, два, горе не беда, а за ним девка слезы льет,

-Раз, два, горе не беда, а за ним девка слезы льет.

-Да ты не плачь девка, да не рыдай,

-Да кари очи да не стирай,

-Раз, два, горе не беда, да кари очи да не стирай,

-Раз, два, горе не беда, да кари очи да не стирай . . .

-Эй, братцы! Смотрите? - вдруг окликнул, остановившись, своих товарищей Николай.

Казаки, оглянулись на Николая, и, вдруг, увидели, как тот из кармана достал мобильный телефон, с изумлением смотря на него.

-Тпрррррррр! - остановил лошадь Петр, да так, что та поднялась на дыбы. - Откуда ,он у тебя?

-Разумок, вчера, после того, как с Шорником по нему поговорил, когда мы уже к заводи подходили, попросил подержать. Я его к себе в карман положил, а как к заводи подошли, так я про него совсем забыл, - ответил Николай…


 



Последние комментарии

Гала
Вот не сочти за комментарий, просто три копейки в тему. Мой отец, рассказывая о своей...


Вот не сочти за комментарий, просто три копейки в тему. Мой отец, рассказывая о своей матери,...


Dreamer
Хорошо сказано! Ах, как хорошо...

Спасибо! ...


Хорошо сказано! Ах, как хорошо... ...


Вот это самокритика... ...


После прочтения тихой грустью отозвалась душа, будто теплые лучики солнца сквозь пелену облаков согрели. Спасибо! ...


Веришь?
13.04.2018 11:06
-=Fed=-5
elenamaylicina
Кстати о вине. Это ты описал рай ислама. Привет Лен! Этот стишок не о какой-либо...


Кстати о вине. Это ты описал рай ислама.


Счастье!
11.04.2018 14:13
-=Fed=-5
Dreamer
Чего-то вдруг мне это понравилось... Оптимистичная философия, знаешь ли... Когда знаешь, что есть счастье -...


Счастье!
11.04.2018 09:11
Dreamer11
Чего-то вдруг мне это понравилось... Оптимистичная философия, знаешь ли... Когда знаешь, что есть счастье - есть...


************
25.02.2018 12:08
-=Fed=-5
...


Каждый настоящий поэт, настоящий человек не будет другого обзывать графоманом. В мире много людей, кто...


Жизнь моя
12.02.2018 08:58
Dreamer11
Философ, однако... ...


Интересная подборка стихов. Нравится стиль... ...


А так ко всему человек привыкает. Даже к яду.