САМЫЕ, САМЫЕ ТЁМНЫЕ ДНИ.


Просмотров: 17
 3 



Иллюстрации к рассказу

Samsonov2
12.10.2018 20:58

САМЫЕ, САМЫЕ ТЁМНЫЕ ДНИ.

Почему же никто не обращал на это внимание столь продолжительное время? Почему люди вели себя так беспечно? Для чего юморили над этим, отмахивались, фотографировались на фоне надвигающейся катастрофы? Отчего все радовались будто дети в ожидании сладостей? Неужели не было понятно с самого начала, чем всё закончится? Может, так было предначертано?

Конечно же, были те, кто предпринял все возможные меры для предотвращения того ужаса, который не замедлил явиться. Правительства, банкиры, алигархат, власть имущие и им подобный биошлак, знал про всё заранее и основательно подготовился, никого не предупредив, но это их, почему-то, не спасло.

Звезда появилась неожиданно. Точнее для обычного населения Земли неожиданно, а для избранных это была не новость. Они всё знали и молчали, думали, что спасутся пока человеческая масса немного уменьшиться в количестве. Поэтому СМИ старались не поднимать панику, успокаивали, притупляли чувство опасности, как могли. Лгали, что всё под контролем, что звезда пройдёт мимо. Пройти то, пройдёт, но каким образом?

Её заметили астрономы любители, ведь профессионалам было велено держать язык за зубами. Это была бешено вращавшаяся потухшая нейтронная звезда тёмно-коричневого цвета, с огромной массой, окружённая одиннадцатью спутниками-астероидами и непомерным газопылевым облаком, набитым черт знает какой космической дрянью.

Чем ближе она подходила к Солнцу, тем более менялся её цвет. От тёмного до красного и белого. Это обуславливалось тем, что своим притяжением она захватывала вещество со светила, забрасывая его на свою поверхность, выделяя при этом чудовищное количество энергии. Само вещество при этом закручивалось в разнообразные протуберанцы так, что звезда начинает напоминать медузу с колышущимися щупальцами.

Вместо того, чтобы подготовиться к встречи с неизбежным, люди начали селфиться на её фоне. И чем ближе она подходила, тем ярче были фотографии. Это продолжалось до тех пор, пока на небе не засияли два Солнца, одно старое – дающее жизнь, другое – новое, несущее страдания.

Виктор был как раз из тех, кто только и делал, что постил подобные изображения, где попало, в любых количествах. Его жена Лена ничем не уступала мужу, и только пятилетний Саша был далёк от ежеминутного фотографирования, его интересовали игрушки.

Первым ударом был холод. Жутко холодная ночь в середине лета, иней на окоченевших листьях, лёд на лужах, замёрзшие насмерть пьянчуги у подъездов. Холод развеялся к девяти часам утра, будто и не бывало. И даже после этого мало кто поспешил приготовиться к началу самых тёмных дней. Мало кому в голову пришло запастись хотя бы ящиком консервов или лишним батоном хлеба. Человечество будто впало в ступор, ожидая трагическую развязку своего существования.

Несмотря на подобное явление, люди продолжили заниматься ежедневными делами. Как и миллионы жителей города Виктор отвёл ребёнка в сад, проводил жену на работу до метро, которая, по совершенно обычному закону подлости, находилась на другом конце высасывающего все силы города, а сам отправился домой. У него сегодня был незапланированный выходной, на предприятии шла очередная идиотская проверка, целью которой было не установление нормальной работы, а элементарное взяточничество, поэтому весь «лишний» персонал отправили восвояси.

Виктор сидел за ноутбуком в каком-то тупом чате, когда на улице потемнело, как перед грозой. Он выглянул в окно. Огромная чёрно-красная туча, закрывающая всё небо мрачной пеленой, быстро двигалась с севера. В чате выскочило сообщение о том, что туча полностью накрыла один из северных городов, название которого, ему ни о чем не говорило. Чатланин писал о жутком смраде, от которого перехватывает дыхание, сильнейшем ветре, темноте и о выпадении чего-то похожего на снег. Его засыпали вопросами, но тот почему-то перестал отвечать, хотя был онлайн.

Виктор вновь посмотрел на улицу. Нехорошее предчувствие кольнуло сердце. Он открыл окно, ноздри уловили еле заметный запах смрада, от которого запершило в горле. Он закрыл створку, сел за ноутбук, порылся в интернете, ища что-то похожее на происходящее и, к своему ужасу, нашёл. Целая куча сайтов и статей посвящённая медузообразной звезде и идей по выживанию в условиях её приближения. Главным советом предсказателей всех мастей и различных исследователей было немедленное закрытие окон и дверей, препятствие проникновению воздуха с улицы, запрет выходит из дома, консервирование пищи и воды от возможного заражения. Оказывается, нечто похожее уже случалось в очень древние времена.

Информация ошарашила. Виктор и подумать не мог, что такое возможно. Неужели это правда? Судя по происходящему за окном, да. Он вспомнил о сыне и жене. Надо было что-то предпринять, и в этот момент звезда нанесла второй из череды смертельных ударов.

Поднялся такой ветер, что разгружавшаяся у ближайшего супермаркета фура с продуктами завалилась на бок. Людей сдувало словно пушинки, секунду назад он видел гулявшую девушку с коляской, и вот она исчезла в лавине вырванных с корнем деревьев, крутящихся урн, разорванных в клочья рекламных щитов. Хорошо, что его дом стоял боком к ветру и стёкла уцелели, хотя в соседних домах их просто вдавило внутрь квартир, исполосовав жителей.

Виктор попытался дозвониться до садика сына и жене на сотовый. Связи не было, похоже, ветер сорвал основную часть антенн. Однако интернет продолжал работать и сыпать с экрана видео бушующей на улице бури, которая закончилась так же внезапно, как началась. Жена прислала сообщение в Ватсап, что с ней всё хорошо. Просила срочно забрать сына. Виктор отписался, что всё сделает, но она не ответила.

Звезда продолжила атаку. На улице стемнело ещё сильнее, туча накрыла город. Домашние животные дико завыли, да так громко, что их было слышно из соседних домов. Тьма с каждой секундой сгущалась, пока не поглотила всё пространство. Она была настолько густая, что свет от включённой люстры не проникал дальше нескольких сантиметров. С улицы послышались крики людей, грохот сталкивающихся автомобилей которым посчастливилось уцелеть после смертельного урагана, вой сирен.

Виктор никак не мог понять, почему электрический свет отходит от лампы лишь на такое малое расстояние и не освещает ничего вокруг. Должно быть, звезда излучала какие-то волны, которые полностью блокировали любое другое излучение.

Он, на ощупь, отыскал на кухне старый коробок спичек, который не брали в руки, наверное, лет сто. У них стояла электрическая плита, и никто в семье не курил, соответственно поджигать было нечего. В нём было всего несколько деревянных палочек с каплей серы. Он чиркнул одной и кухню озарил тусклый свет. Звезда не перекрывала подобные световые волны.

Из чайной кружки, подсолнечного масла и носового платка соорудил, какой-никакой светильник. За окном полыхнула молния, раздавшийся гром чуть не выбил стёкла. Через мгновение вспышки и грохот посыпались, будто из дырявого мешка. Земля затряслась, дом заходил ходуном, обстановка квартиры превратилась в бардак, Виктор упал на пол, но удержал светильник.

Он подполз к окну, выглянул. В свете молний показался треснувший надвое двор. Длинная, чадящая чёрным дымом, трещина пересекала его от соседнего подъезда до супермаркета, люди бегали, как оглушённые, падали в трещину, врезались в перевёрнутые автомобили и поваленные деревья. Всюду царил гипертрофированный хаос.

Виктор оделся, надо было идти на выручку семье. Он уже был готов выбежать на улицу по частично обвалившейся лестнице, когда снаружи донеслись крики ужаса, перешедшие в хрипы и стоны. Он вновь посмотрел в окно, молния осветила нечто похожее на снег смешанный с пылью, оседавший на полуразрушенный город. Вдыхавшие эти осадки падали ничком, корчась в муках, задыхались, харкали кровью. Так вот почему надо плотно закрыть окна и обезопасить пищу.

Виктор намотал на лицо толстый шарф, завёрнутый в простыню, предварительно смочив их водой. Вспомнил о магазине военных и охотничьих товаров в двух автобусных остановках отсюда, там наверняка есть противогазы и другие нужные вещи. Надо идти, ещё есть возможность спасти жену и сына. Виктор положил в карман спички, накинул капюшон куртки на голову и, собравшись с духом, вышел из квартиры, хотя все прочитанные им предсказания и советы в один голос кричали, что так делать не стоит.

Виктор поджёг сдобренные растворителем простыни, намотанные на ножку от табуретки, вышел в подъезд. Факел вполне сносно освещал развалившуюся лестницу. Под безумно пляшущие тени он осторожно спустился на первый этаж, вышел из подъезда прикрытого раскуроченной дверью.

Молнии продолжали хаотично бить в дома и асфальт, раскалывая мёртвый штиль небес. Всюду лежали трупы припорошенные то ли снегом, то ли слипшейся пылью, выпавшей из газопылевого облака проклятой звезды. Тела имели непривычно чёрный, желтый и тёмно-зелёный оттенок, будто попали под краскопульт. На некоторых росли непонятные растения, которых он прежде никогда не видел.

Сдерживая рвотные позывы, Виктор направился в сторону магазина, перешагивая через неподвижные тела. Дойдя до расколотой чадящими трещинами проезжей части, он увидел несколько странно развороченных тел. Давясь блевотиной, присел около одного из них, разглядывая вывернутые внутренности. Что-то или кто-то выбрался наружу из несчастного человека и теперь бродит по округе. Об этом говорили оставленные на «снегу» трёхпалые отпечатки.

Виктор двинулся дальше, обходя трещины, в одной из которых заметил копошащееся существо, быстро выпрыгнувшее наверх и скрывшееся во тьме, след от него был другой, больше напоминавший мохнатое копыто. Виктор отпрянул, чуть не уронив в трещину факел. Надо торопиться.

Где-то, через двадцать минут быстрой ходьбы он вошёл в магазин через разбитую витрину. Тела продавцов, охранника и нескольких посетителей кучей лежали возле кассы. Виктор бросился к витринам, скидывая в подвернувшийся рюкзак противогазы, фильтры к ним, охотничьи спички, жидкость для розжига, монокуляр ночного видения, бинокль, носки, всё, что, по его мнению могло пригодиться. Последним предметом был длинный нож с удобной рукояткой, разместившийся на ремне джинсов. Шарф заменил удобным противогазом с двумя расположенными по бокам фильтрами.

Намотав на ножку табуретки снятые с вешалки штаны, облил их жидкостью для розжига, поджёг, вот и новый факел. Вышел из магазина, в глаза бросились многочисленные пожары, дома пылали словно игрушечные. Гулко грохнуло со стороны центра, оттуда в небо ударил фонтан огня, проснувшиеся недра отвечали космическому гостю.

Освещая дорогу факелом, Виктор поспешил к детскому саду, то и дело, спотыкаясь о развороченные трупы, обходя застрявшие в пробке автомобили набитые телами пассажиров.

Садик представлял жалкое зрелище. Часть здания обвалилась, окна выбиты, двери лежат в проёмах и гробовая тишина. Виктор начал звать сына, но противогаз поглощал практически все звуки. Тогда он достал сотовый, включил звонок на полную громкость. Если Саша жив, он обязательно откликнется на знакомый рингтон.

Потянулись страшные минуты ожидания и вдруг, где-то в уцелевшей части здания послышался удар металла о металл. Виктор бросился на звук, стараясь не смотреть на усеянные детскими тельцами полы. Звук доносился из кухни. Там в герметично закрывающемся шкафу с продуктами сидел Саша с мокрой, почерневшей от пыли, наволочкой на рту. Виктор спешно сорвал подручный фильтр, надел на него противогаз и обнял, как не обнимал никогда прежде. Это чудо, настоящее чудо, найти его целым и невредимым в царстве смерти.

- Сам придумал? – спросил Виктор, указывая на наволочку.

- Воспитательница, - Саша указал на пожелтевший труп молодой женщины и заплакал.

Виктор снова обнял его, потом, добравшись до раздевалки, быстро одел.

- Надо попробовать найти маму, - сказал он, когда сын успокоился.

- А человечки нам не помешают? – спросил ребёнок всхлипывая.

- Какие человечки? - удивился Виктор.

Саша подбежал к разбитому окну, выглянул наружу указывая пальцем в сторону детской площадки.

- Вон.

Виктор посмотрел на один из участков, где совсем недавно играли дети. С десяток маленьких, голых, трёхпалых человекообразных существ, катались с горки, затаскивали на неё почерневший труп ребёнка, садились на него верхом и весело шипя, съезжали вниз. Потом всё повторялось. На лбу у каждого было что-то вроде половины яйца всмятку без скорлупы, это был орган зрения, а точнее уловитель теплового излучения. Ниже его располагался полупрозрачный хоботок для питания жидкой пищей.

- Откуда они пап? – спросил Саша.

- Похоже, сынок, они пришли с пылью. Точнее их споры могли быть в ней, как споры растений, проросших на трупах. Человек вдохнул, заразился, они вылупились….

Они вышли наружу, стараясь не привлекать внимания мерзких пришельцев. Одной рукой держа сына, другой разгоняя факелом тьму, Виктор двинулся в сторону ближайшего метро.

Подземная артерия встретила их горами мертвецов набившихся в дверях, врезавшимися друг в друга горящими поездами, заваленными телами эскалаторами. Поняв, что на другой конец города так не добраться они повернули назад, когда прямо перед ними треснул перрон, а с потолка посыпались комья земли. Трещина зачадила, из неё показалось мохнатая тварь с поросшими шерстью копытами. Она уставилась на людей красными немигающими глазками, противно водя чёрным свиным пятаком, росшим на месте носа.

Тварь вылезла на перрон, не спуская глаз с перепуганных горожан.

- Кто? – рыкнула она, разглядывая людей в противогазах.

- Свои, - не шевеля губами от страха произнёс Виктор, пряча сына за спину.

- Свои, - повторила тварь, махнув остроконечными ушами располагавшихся чуть ниже чёрных рогов.

Она повернулась к эскалатору, пошла подметая пол крысиным хвостом.

- Свои, - вновь повторила она, обернувшись. – Свои….

Тварь быстро взобралась по трупам наверх, исчезнув в кромешной тьме.

Виктор и Саша побежали к противоположному выходу со станции.

- Папа, - спросил Саша на бегу, - что это такое?

- Чёрт его знает сынок, - ответил тот.

Выбравшись наверх, Виктор увидел врезавшуюся в киоск поливальную машину. Вытащил раскуроченный труп водителя, бросив рядом с ним факел, сел на его место, посадив сына рядом. Заведя машину, направил её к офису Лены, давя распростёртые тела, сбивая сновавших по запылённым улицам человечков. Так, как свет фар не распространялся дальше нескольких сантиметров, двигались по тротуару, ориентируясь по ещё работающему навигатору в телефоне, часто врезаясь на перекрёстках в автомобили с мертвецами внутри. Ехали медленно, но верно.

Через час выехали на широкий проспект с пылающими зданиями. Было относительно светло, поехали быстрее. Виктор включил поливальную систему, мощные струи ударили в запылённый асфальт. Вода быстро впитывалась в псевдоснег. Он набухал, превращаясь в серую грязь, которая мгновенно пускала ядовито-жёлтые ростки самых причудливых форм покрытых продолговатыми плодами. На них тут же набрасывались человечки, пробивая когтистыми пальцами дыры, и жадно пили мутную жидкость, всасывая ту хоботками.

Эта картина позабавила Сашу, он улыбнулся. Город снова тряхнуло, Виктор заметил, как в окнах некоторых уцелевших домов показались зажжённые свечи. Значит, не все погибли, кто-то всё ещё барахтается, но сейчас не до них, надо спасать жену, если уже не поздно.

На одном их перекрёстков, мохнатая, копытная тварь схватила человечка, с аппетитом сожрав его.

- Свои? – с испугом спросил сын.

- Какие на фиг свои? - С этими словами Виктор прибавил газу, стараясь быстрее проехать место отвратительной трапезы.

Они практически добрались до офиса, когда по небу прокатилась волна грома, сопровождаемая малиново-кровавыми всполохами. Пошёл дождь. Он смешивался с пылью и снегом, висящим в воздухе, вступал в неизвестную реакцию, превращаясь в подобие грязного жидкого мыла, густую, горячую субстанцию, от которой сворачивались запорошённые листья на уцелевших деревьях.

Внезапно вырубился навигатор, интернет сдох, только офлайн карта ещё функционировала на садящемся телефоне. Автомобильные дворники лишь размазывали адский кисель, в окна стало совсем ничего не видно, Виктор остановил машину. К счастью они были совсем рядом с офисной башней, какие-то полчаса пути и на месте. Осталось дождаться окончания дождя, который только усиливался, превращая проспект в кисельную реку, медленно несущую обезображенные трупы людей задохнувшихся в звёздном смраде. Виктор предположил, что из газового облака, ползущего со звездой, с пылью и снегом в атмосферу Земли попал какой-нибудь газ семейства цианидов. Например, цианистый водород вызывающий паралич органов дыхания. Он вполне мог за короткий срок уничтожить большую часть жителей.

Дождь и не думал заканчиваться. Виктор пошарил в рюкзаке, вытащил две плащ-палатки и плотные пластиковые пакеты. Надев плащи на плечи, а пакеты на ноги до колен, они вышли наружу, направившись в сторону офисной башни.

Густая река всеми силами сопротивлялась людям, не пуская их к заветному зданию. Местами Сашу приходилось нести на руках или сажать на шею.

Офисная башня, освещаемая небесными всполохами и горящими зданиями, уже была в пределах видимости, когда город вновь тряхнуло, и прямо перед ними образовалась кисельная воронка, затягивающая склизкие человеческие тела. Булькая и отплёвываясь оттуда стали вылезать странные создания, будто сошедшие с картин Гюстава Доре, одно страшнее другого. Виктор и Саша спрятались за ближайшим автомобилем с до синевы чёрной семьёй внутри.

Последним из воронки вылезло кошмарное создание с перепончатыми крыльями. Оно взмыло вверх, сделало круг и полетело в сторону центра, где плавились дома и превращались в пепел мертвецы. Чудовищная команда последовала за ним.

- Свои? – спросил Саша.

- Всё таки свои должны выглядеть немного по-другому, - ответил Виктор. – Хотя бы пара белых перьев. Нет, это не свои, скорее местные.

В небе грохнуло так, что несколько домов стоявших вдоль проспекта рухнули, поднимая тучи пыли. Небо вспыхнуло, дождь из склизкого, превратился в огненный. Виктор с сыном стрелой бросились на первый этаж ближайшего дома, оказавшийся филиалом банка. Проспект и весь город погрузился в огненную кашу. Кто не задохнулся, горел заживо. Отец с сыном укрылись в хранилище за толстой железной дверью, из-под которой начал пробиваться свет пожара и сизый дымок. Виктор заложил её найденной на полках одеждой. Дверь начала раскаляться и вдруг остыла.

Минуту спустя Виктор осторожно выглянул наружу. Горевшая слизь превратилась в лёд, дикий холод окутал развалины города. Они вышли из подсобки. Насколько позволяла тьма рассекаемая молниями и остатками пожаров, побежали к башне.

Ресепшен встретил их телами сотрудников офисного центра вперемешку с посетителями. Виктор сменил забившиеся пылью фильтры на противогазах, снял с ног пакеты, выбросил плащи.

Холод уже давно пробрался под тонкую одежду, заставляя дрожать всем телом, нужно торопиться, офис жены находится на предпоследнем 21-ом этаже, а лифты давно не работают. Ему подумалось, что если с ней всё нормально, почему она до сих пор не спустилась?

Виктор соорудил новый факел в замен брошенного на проспекте, начав опасное восхождение по тёмной лестнице. Они шли долго, часто переступая скорчившиеся трупы персонала, прячась от вездесущих человечков, избегая мохнатокопытных тварей.

Наконец, уставшие, перепачканные в космической пыли и крови развороченных людей, они добрались до нужного этажа. Лены нигде не было видно. Они обшарили весь офис, пока не наткнулись на заваленную рухнувшим перекрытием кухонную дверь.

- Лена! – крикнул Виктор, стуча в неё кулаком.

- Мама! – поддержал сын.

- Я здесь, - послышался испуганный голос жены.

- Как ты? – вновь спросил муж.

- Вроде нормально. Дышу чрез мокрый свитер. Дверь завалило. И ещё разбила телефон. Почему-то очень холодно.

- Сейчас дверь вышибу, отойди.

Виктор разломал большой директорский стол, вырвав с «мясом» тяжёлую столешницу. Несколько ударов и кухонная дверь раскололась на три части. Он быстро передал жене противогаз и помог выбраться. Они обнялись, потом нацепили всю тёплую одежду, найденную в шкафах сотрудников.

Когда направлялись к лестнице, снаружи донёсся далёкий громогласный хруст, после которого хлам и тела, лежавшие на полу, поднялись в воздух на несколько сантиметров, а они почувствовали себя пушинками. Тьма за окнами ненадолго рассеялась, явив ужасающую по своим меркам картину, от которой у семейства перехватило дух.

Далеко, далеко за горизонтом вверх поднимался гигантский столб Земной тверди, состоящий из городов, сёл, дорог, лесов, морей, океанов, животных и людей. Всё это уходило за пределы атмосферы засасываемое гравитацией звезды в её ненасытное чрево. Столб медленно перемещался по поверхности планеты, увлекая вглубь медузоподобного космического странника миллиарды тонн породы. Всё это сопровождалось хрустом и оглушительным грохотом с целыми лесами змеевидных молний.

Виктор смотрел на светопреставление через бинокль, потом передал его жене, а та сыну.

- Может фотку? – улыбаясь, спросил он.

Лена и Саша кивнули. Семья встала на фоне ползущего столба смерти, сделав умопомрачительное селфи на миллиард лайков.

Закончив важное дело, они спустились вниз, нашли отдельно стоящий магазинчик продуктов, закрывшись в его подвале на несколько дней.

***

Продукты подходили к концу, а тьма всё не рассеивалась, единственное окно было чёрным, как смоль. В тот день, когда они выпили последнюю бутылку минералки, окно вдруг осветилось блеклым солнечным светом.

Выйдя наружу, семья увидела фантасмагорическое зрелище. Под воздействием солнечного света пыль и снег быстро оседали, мгновенно тая и впитываясь во всё, чего касались. Тут же на этом месте прорастали неземные растения, как крохотных, так и гигантских размеров. Мёртвые тела превращались в заросшие мхом и травой кочки, дома становились лесистыми скалами, проспекты и улицы горными ущельями.

Через неделю, когда солнце светило ярко, как раньше, планета превратилась в непроходимые влажные джунгли населённые выжившими людьми и необычными животными, выпавшими в виде спор на поверхность. Мохнатокопытные и перепончатокрылые твари ушли обратно под землю, а кто не успел, сгорели от солнечных лучей.

Виктор, Лена и Саша сидели на заросшем мелкой травой бетонном блоке, лежавшим среди наспех собранного поселения с двумя десятками уцелевших горожан. Сквозь гигантские заросли они с интересом наблюдали за зелёной Луной, обглоданной звездой с одного края.

- Звезда вернётся? – спросил Саша.

- Когда-нибудь, через миллионы лет, - ответил Виктор.

- Странный, какой-то конец света, - сказала жена.

- Для кого конец, а для кого начало, - вздохнул муж, продолжая наблюдать за покрытым лесами спутником.

С этого дня и на многие тысячелетия вперёд, людям пришлось возрождать цивилизацию, которая закончила своё существование в течение нескольких самых, самых тёмных дней.

2018.


 



Последние комментарии

Так значит Декабрь был прощен? А как же Осень? Осень мне представляется не девушкой, а зрелой...


Соглашусь с Галой. Весьма социальное произведение. Обычно кто-то один выживает... Да и смысл междустрочный понятен. Вступление...


По смыслу текста нет вопросов, говорить можно бесконечно и сокрушаться - тоже... Вопросы по размеру: если...


Примерно так моя семья ремонт в квартире пережила))) На самом деле, я не поклонник апокалипсистического жанра,...


Алла Авдеева автор на Проза.ру ...


Алла Авдеева автор на Стихи.ру ...


Алла Авдеева автор на Стихи.ру ...


Алла Авдеева автор на Стихи.ру ...


Автор на Стихи.ру ...


Неизвестный
Алла Авдеева

...


Алла Авдеева ...


Dreamer
После прочтения тихой грустью отозвалась душа, будто теплые лучики солнца сквозь пелену облаков...


Dreamer
После прочтения тихой грустью отозвалась душа, будто теплые лучики солнца сквозь пелену облаков...


Вторая половина последней части получилась несколько смазанной. Будто автор спешил расправиться с этой историей и...


Привет, niki! Давненько не заглядывала) Начал читать твой опус. Как всегда -жизнь нараспашку, искрометный юмор,...