Хроники Красного Литейщика. НЕОНОВЫЙ СВЕТ.


Просмотров: 3
 0 



Иллюстрации к рассказу

Samsonov2
13.04.2019 21:51

Хроники Красного Литейщика.

НЕОНОВЫЙ СВЕТ.

С тех пор, как генерал Валювач (см. Конец Семьи Бро) жёстко расправился с городской мафией, различными ОПГ и прочей шушерой, прошло несколько лет. Генерала отправили в отставку, его услуги больше не были нужны, как говориться, «ты кто такой, давай до свиданья». На ставшее тёплым местечко мэра был назначен вышколенный в министерских кабинетах Александр Соломонович Налимский, человек склонный к показухе и, как не странно, инновациям.

При нём Красный Литейщик превратился в город будущего, таков был план тех, кто поставил его на должность. Основная задача состояла в том, чтобы утереть нос всему миру, развить технологии до космического уровня, одновременно сделав город примером для подражания и центром «цифрового туризма». Сколько в проект было вбухано средств одному богу известно, но это принесло плоды, Красный Литейщик стал электронным городом, который в иностранных СМИ стали называть RED. L. SITY.

Канули в прошлое хрущёвки и фенольные девятиэтажки, исчезли переполненные помойки и разбитый до основания асфальт, пропали дворовые хулиганы и бабки у подъездов. На их смену пришли беспилотные такси и автобусы, квадрокоптеры-доставщики, роботы заправщики, синтетические официантки и кибер-охранники. Миллионы камер слежения неусыпно контролировали каждый сантиметр гипертрофированной «Потёмкинской деревни». Электроника следила за работой электроники, а за ней следила другая электроника, мощные компьютерные программы поддерживали работоспособность всех секторов города, а граждане наслаждались свободным временем, дармовой энергией и товарами. Красный Литейщик стал напоминать инопланетный мегаполис из самого фантастического фильма.

В этот высокотехнологичный рай стремились миллионы людей со всей страны и даже мира, но вход был чётко регламентирован, привилегии имели лишь родившиеся здесь до эпохи преобразований, остальные терпеливо ждали вид на жительство. Но в каждом раю найдётся свой змей искуситель….

***

Аркадий Пахомов задумчиво смотрел на унылый пейзаж, мелькавший за окнами вагона. Его не отпускали мрачные мысли о настоящем и будущем, о допёкшей работе в сверхсекретном подразделении «Ц», о многом другом, что в его понимании вело к гибели общества в целом. Но где-то внутри он был рад, что его выдернули с отпуска, проходившего на ненавистных ему тропических островах с подозрительно прозрачной водой. Временами казалось, что вся окружающая обстановка лишь компьютерная программа загруженная в его усталый мозг.

Аркадия давно допекло всё, что другими воспринималось, как должное: жена с постоянными просьбами заграничных поездок, хотя ему нравилось поколоть дрова в деревне или порыбачить на поросшем камышом озере; балбес сын, клянчащий новую машину; силиконовая любовница младше его на десять лет, не представлявшая существования без дорогих шмоток и клубов; грёбанные пробки мегаполиса, где имел несчастье родиться; сраный поезд, на котором трясся вторые сутки; бухавшее всю дорогу подразделение суперспециалистов находившееся под его началом. Его допекло всё, что только может допечь повидавшего жизнь человека.

Мысль об увольнении после командировки в Красный Литейщик не давала покоя. Аркадий давно собирался бросить секретную службу по выявлению цифрового терроризма и сетевых диверсий, даже силовые акции по захвату «чёрных хакеров» не давали психологической разгрузки, а про водку и говорить нечего, она практически перестала пьянить.

- Аркадий, - прервал мрачные мысли подошёдший Игорь – самый молодой член подразделения. – Что думаете об этом?

- О чём? – вздохнул Аркадий.

- Как… о чём? О цели командировки – выявлении диверсионной группы чёрных хакеров взломавших ПКБКЛ.

- Первый Коммерческий Банк Красного Литейщика? Думаю, что они сами накосячили с ПО и никто их не взламывал. Следов то не выявили.

Игорь крайне удивился. Хотя он недавно затупил на службу в подразделение, тон начальника показался ему пофигистическим. Как может так говорить тот, чьё ведомство без труда взламывало Пентагон с компьютеров прыщавых школьников, которых потом таскали по судам Штатовские копы. Неужели он не видит очевидного? Отсутствие следов и есть след.

- Так это и есть след? – возмутился Игорь. – Просмотрел высланные нам данные, на лицо хорошо финансируемая группировка. Не может же один программист уничтожить кредитные данные всех клиентов и заставить робота утилизатора перепутать ящики с бумагами, растворив в кислотном геле несколько сот тысяч бумажных томов с договорами.

- Ты думаешь, что робот не может быть цифровым идиотом? Да запросто, - равнодушно ответил Аркадий. – Электроника не совершенна, я бы даже сказал, тупа и непредсказуема. Так что иди, продолжай бухать, скоро будет не до этого.

Игорь послушно отправился исполнять указание начальства, Аркадий же продолжил смотреть в окно.

Вокзал Красного Литейщика встречал гостей суетой беспилотных погрузчиков снующих туда-сюда с однообразными оповещениями об услугах и расценках. Команда Пахомова вышла из вагона, застыв с открытыми ртами, они будто попали на другую планету. До этого никто из них не был в Литейщике и о его красотах могли судить только по фото и видео в интернете.

- Грёбанная цифровая помойка, - восхищённо произнёс Пахомов. – Одни, мать их, роботы. А работяг на улицу выкинули? Где они? Еб***ься, копаться, переворачиваться.

К ним подъехал яйцеобразный такс-робот зазывала.

- Добрый день дорогие гости города будущего, - произнёсла машина, - разрешите предложить вам услуги беспилотного такси, мы гарантируем….

- Пошёл отсюда, без тебя разберёмся, - ответил Аркадий, чем вызвал смех сотрудников.

- Это отказ? – спросил робот. – Но вы недослушали выгодное предложение…. И так….

- Игорь, - позвал Пахомов.

Тот сразу понял желание руководителя, достал смартфон, мгновенно подключился к мозгам робота, вырубив его.

- Вот так-то, - улыбнулся Пахомов, похлопав зазывалу по потухшему ЖК-экранчику. – Клизма знай своё место. Пошли ребята, найдём человеческого водилу.

Группа двинулась за ним.

Подразделение Пахомова расположилось за огромным столом в кабинете мэра. Налимский старательно делал вид, что не нервничает, а попытка сгрызть авторучку, просто досадная привычка.

- Вы не завтракали? - обратился к нему Пахомов, наблюдая за «перекусом».

Команда улыбнулась, мэр тут же отложил ручку в сторону, а обслюнявленный канцелярский предмет мгновенно забрала секретарша. Мэр сделал той знак удалиться, сам поднялся, подошёл к большому ЖК-экрану на стене.

- Господа, - произнёс он, - я весьма польщён честью работать с вами. Вашу команду рекомендовали в самых верхах, так сказать, власти. Надеюсь, вы отыщите и ликвидируете червивую террористическую ячейку, поедающую изнутри зефир нашего общества.

По команде Пахомова прокатился лёгкий смешок.

- Зефир? – переспросил Аркадий. – На вашу жену записана бюджетная кондитерская фабрика?

- Нет, нет, - спохватился мэр, - это к слову. Я имел в виду, наше общество так же чисто и благоухает.

- Мы так и поняли, - кивнул Пахомов, под внезапно начавшиеся аплодисменты команды. – По дошедшим до нас сведениям не сильно понятно, что у вас происходит. Пока я вижу обычный программный сбой.

- К сожалению, мы отправили не всю информацию, боялись навлечь гнев террористов.

- Вы с ума сошли? – возмутился Пахомов.

- Сейчас всё поймёте, господа.

Мэр взял со стола пульт, нажал кнопку. На экране появилась видеозапись улицы с припаркованной на ней дорогой иномаркой. Боковые стёкла были приспущены, дородный мужик, сидевший на заднем сидении, что-то сказал водителю, тот кивнул, вышел, быстро направившись в придорожное кафе.

- Это глава Управления Компьютерной Безопасности Красного Литейщика, сокращённо УКБКЛ. Внимание на экран…, - рассеянно произнёс мэр.

На экране Глава Управления вяло пялился на проходящих мимо девушек, внезапно он повернулся в сторону лобового стекла, стал что-то говорить.

- Что он говорит? – спросил кто-то из команды.

- Не что, а с кем? – пояснил мэр.

- Судя по выражению лица, - вмешался Игорь, голос собеседника доносится из колонок расположенных на торпедо.

- Совершенно верно, - кивнул мэр. – Это не телефонный звонок.

Игорь достал из сумки кибербук, покопался в программах, через мгновение устройство выдало расшифровку движения губ Главы Управления.

- Кто это? – спрашивал Глава. – Откуда вы говорите? Что вам надо? У вас нет доказательств. Пошёл к чёрту недоносок! Я тебя найду сволочь, найду!

Внезапно машина на экране сорвалась с места и набрав чудовищную скорость впечаталась в стоявший у обочины тягач. Удар был такой силы, что мотор иномарки пролетел через весь салон, намотал на себя Главу Управления, вывалившись через раскуроченный багажник. Мгновенно вспыхнул расплескавшийся бензин, превратив место аварии в филиал преисподней. Выскочивший на улицу водитель уронил пакет с едой под ноги, обречённо сел на асфальт у дверей забегаловки.

- Ого, - донеслось со стоны команды. – Интересно, про какие доказательства шла речь?

- Безосновательные обвинения в превышении полномочий, - опустил глаза мэр.

Пахомов поднялся с места, забрал пульт у мэра, отмотал на начало аварии, просмотрел так несколько раз.

- Машина входила в сеть? – спросил он.

- Во всевозможные сети. Городскую, областную, мировую и так далее, - ответил мэр.

- Главный Программист что-нибудь нашёл?

- Нажмите кнопку два, пожалуйста, - посоветовал мэр.

Пахомов нажал кнопку на пульте. Появилось изображение сухощавого человека выходящего из подъезда, неожиданно на него падает картонная коробка, голова разлетается на куски, мозги разбрызгиваются в стороны, из разорвавшейся упаковки выкатывается автомобильный генератор, рядом падает квадрокоптер-курьер.

- Главный программист? – погрустнел Пахомов.

- Он, - вздохнул мэр.

- Форсированный генератор от «Тойоты Уран» прошлого года выпуска, - произнёс Игорь, копавшийся в кибербуке. – Таким слона угробить можно.

- Даю сто против одного, заказчик генератора не ухом, не рылом, - опять донеслось со стороны команды.

- Вечером прибудет фура с нашим оборудованием, - Пахомов уставился на мэра, - обеспечьте помещением и круглосуточной охраной.

- И пивом, - донеслось от команды.

- И пивом, - подтвердил Пахомов.

Он обратился к сотрудникам подразделения:

- Надеюсь, все обновили «Антивзломщик» в своём кибермусоре? Судя по тому, что сейчас лицезрели, это уровень явно не дворовой шпаны.

- Шпионаж? – спросил Игорь, оторвавшийся от кибербука.

- Пока неясно. Но с этого момента усилено сканируем сеть, ставим ПО-обнаружение, распознавание тем, дешифровщики. Задача найти любую информацию касательно случившегося. Прошерстить все форумы, все подозрительные и особенно неподозрительные почтовые ящики, вскрыть даже переписку на порносайтах, главное найти нить и размотать говённый клубок. Дальше силовая операция и едем бухать домой, меня уже бесит эта электронная клоака, я хочу в деревню колоть дрова.

Команда весело загоготала, мэр растерянно улыбнулся.

Аркадий шагал к арендованному мэрией номеру в гостинице, остальная команда расположилась дальше по коридору. Подходя к своей двери, краем глаза заметил, как купольная камера слежения повернулась в его сторону. Пахомов тут же развернулся, быстро проследовав в комнату охраны.

- Добрый денёк, - поздоровался он с начальником, предъявляя удостоверение.

Начальник охраны взял под козырёк, пригласив проследовать в его кабинет, но Аркадий предпочёл всё выяснить на месте.

- Какое ПО отвечает за систему наблюдения? – спросил он.

- «Взгляд 20.20», - ответил начальник.

- У него разве есть функция пристального слежения?

- Откуда? Это барахло не то, что камеру повернуть, лиц не распознаёт.

- Понятненько, - Пахомов вышел не попрощавшись.

Проходя в том же месте, вновь заметил движение камеры. За ним, а значит и за всей группой кто-то наблюдал. Он вошёл в номер, взглянул на ждавший на столе тактический саквояж. Быстро достав оттуда всё необходимое, Аркадий начал борьбу с неизвестным соглядатаем. Первым делом скинул группе шифрованное сообщение о слежке, те незамедлительно приступили к схожим действиям.

Сперва Пахомов залепил все видеокамеры на гостиничных телевизорах и мобильных устройствах, отключил всё, что могло служить динамиком или микрофоном. Просканировав спецсредствами семейства «Сова», помещение на наличие шпионских прибамбасов и убедившись, что ничего нет, вытащил аккумулятор из телефона, а его убрал под подушку. Закончив манипуляции, плюхнулся в кресло в раздумьях.

В дверь постучали, вошёл Коля Степанов – старейшина группы, по прозвищу «Канифоль». Когда-то, давным-давно у него без вести пропала дочь, и он практически сошёл с ума, но усилиями группы был возвращён на службу. Со временем стал забывать о трагедии или делал вид, что забывал.

Коля оглядел комнату, усмехнулся, шумно сев в кресло напротив.

- Чё за дела Аркаша? – не скрывая раздражения начал тот. – Нас пасут? Это мы всех пасём, нас невозможно.

- Значит, возможно, - задумчиво ответил Аркадий.

- Не припомню такого. Ты, наверное, прикалываешься? Да? Угадал? – Канифоль сделал попытку развеселиться, отогнав наступавшую нервозность.

- Не шуми. Теперь всюду уши.

- И глаза. А ещё у Игоря кибербук завис, наглухо.

Теперь настало время удивляться Аркадию.

- А ключи? У него там ключи от шифровальной связи.

- Какие ключи? Он вообще не работает. Что не делали, висит гнида электронная. Походу, кто-то обошёл все системы защиты, вскрыл «Антивзломщик». А ведь только наша контора владеет такими прогами.

- Может, свои слили? – предположил Пахомов.

- Кто интересно? – поморщился Канифоль.

- Кто угодно.

- Брось, - отмахнулся Коля, - не такие у нас люди. Как прибудет оборудование, прищучим ублюдков. - Он встал с кресла. - Спать пойду, всё равно ничего не работает, даже кондиционер.

Степанов вышел из номера, оставив Аркадия наедине с внезапно навалившейся головной болью.

***

К вечеру следующего дня команда закончила устанавливать оборудование в выделенном помещении. Десятки мощнейших серверов охлаждаемых искусственной кровью пожирали киловатты электричества, наполняя воздух тихим жужжанием. Куча экранов транслировала процессы слежки за сетями, тысячи терабайт информации «процеживались» через сверхсовременные антишпионские фильтры, но с наскоку ухватиться за террористическую нить не вышло. Так, в практически информационном вакууме, прошла неделя….

Сегодня вся команда собралась на очередное заседание сдобренное освежающими напитками. Речь держал Игорь, поминутно отхлёбывавший тёмное баночное.

- В общем, практически ничего нет, одни слухи из соцсетей, бред сумасшедших с компьютерных форумов, да кое-какая странная инфЯ, - сделав глоток начал он.

- Не тяни, - угрюмо произнёс Коля Канифоль, - что за инфЯ?

- Проанализировал странные случаи в городе, в том числе бесследные исчезновения людей. Они практически все берут начало с 14 августа 1920 года.

- И что же там странного? – спросил Пахомов, приканчивающий вторую банку.

- Вы просили сопоставить всё, что можно. Вот сопоставил. В этот день ведущий археолог Красного Литейщика - академик Алексей Курбатов сделал закрытый доклад о расшифровке руники обнаруженной в так называемой «болотной пирамиде», что в южной части Ветхих лесов.

- Ну, а это тут причём? - Аркадий окончательно заскучал.

- На тот момент ему было 74 года, - продолжал Игорь, - По некоторым слухам он и некоторые его «приятели» до сих пор живы и неплохо себя чувствуют.

- Так ему сейчас почти двести лет, - присвистнул кто-то из команды. – Ты ошибся Игорь.

Игорь скинул всем фото со своего телефона. На экранах появились две фотографии: одна старая чёрно-белая, другая современная цветная.

- Смотрите сами, - сказал Игорь. – Одно лицо. Вы можете утверждать, что совпадение, но программа распознавания лиц говорит, это он с вероятностью 100%.

- Не въехал, - почесал затылок Коля Канифоль, - это же не имеет к нам отношения.

- Ещё как имеет, - вспыхнул Игорь. – Этот кадр не пользуется электроникой в принципе. Вместо телефонных звонков посылает гонца. К чему бы это?

- Смею предположить, - вмешался открывший третью, теперь уже литровую, банку Аркадий, - он что-то знает. Хотя всё и притянуто за уши, отрицание компьютерной техники наводит на мысль, что гибель местных «шишек» связана с его странным долгожительством. Не удивлюсь, что погибшие тоже коптили небо не одно столетие. Давайте-ка найдём старого ублюдка да порасспросим с пристрастием, благо все умеют пользоваться плоскогубцами и утюгом с рашпилем.

Команда заёрзала, сдавливая подступавший хохот.

***

- Вам отказано в управлении транспортным средством в таком состоянии, вернитесь домой, - возразил бортовой компьютер на попытку Аркадия завести двигатель служебного автобуса.

- Уё***ная техника, - выругался Пахомов, практически выползая из-за руля. – Игорь вскрой ему мозг!

- Шеф не надо этого делать, впилимся ещё в кого-нибудь, - ответил тот.

- И то верно, - согласился Пахомов. – Впилимся, бампер поцарапаем. Есть кто-нибудь в норме?! – крикнул он команде.

Вперёд вышел обремененный лишним весом очкастый Кирилл.

- У меня изжога от пива, - сказал он. – Я трезв, как око монаха.

- Может очко? Будь любезен, - раскланялся Аркадий.

Кирилл сел за руль, нажал кнопку пуска, мотор весело затарахтел, а пьяная команда, гогоча во всё горло, погрузилась на борт.

Через три часа езды автобус остановился у кованых ворот огромного имения, где вместо столбов мраморного забора стояли копии античных статуй. Пахомов, шатаясь, вышел из автобуса, забарабанил в ворота.

- Звонок есть! – донёсся из-за них голос охранника.

- Подразделение «Ц», к академику Курбатову на пару вопросов, открывай!

- Кто?!

- Цифровая безопасность! К хозяину твоему приехали! Открывай или ворота снесём на хер за неподчинение! Имеем полное право по закону!

Ворота неспешно отворились, за ними стояли семь автоматчиков с оружием наизготовку. Пахомов махнул перед мордами удостоверением, автоматы нехотя опустились.

- Я провожу Вас, но остальным придется подождать, - сказал старший охранник.

- Со мной пойдёт ассистент, - ответил Пахомов. – Игорь!

Игорь с кибербуком в руке стрелой выскочил из автобуса.

- Никакой электроники, - предупредил старший. – Оставьте всё в автобусе.

Пришлось подчиниться, оставив телефоны и другое компьютерное барахло, только после этого гостей проводили к академику.

Бодрячок с куцей козлиной бородкой гостеприимно встречал их в роскошном кабинете.

- Добрый день, добрый день господа. Чем обязан? – улыбчиво произнёс старикашка.

- Здравствуйте гражданин Курбатов, - икнув, произнёс Аркадий. – Вам реально больше двухсот лет?

Академик переменился в лице, ему явно не понравился вопрос.

- Наверное, вы перепутали меня с моим предком, он тоже был академиком, - недрогнувшим голосом произнёс светило науки.

- Что Вам известно про смерть главы Управления Компьютерной Безопасности и Главного Программиста города? – поинтересовался Пахомов.

- Слышал о трагедии, но не имею к этому ни малейшего отношения, - открестился тот. – А почему вы в пьяном виде ведёте допрос?

- Не в пьяном, а в уставшем, - поправил Игорь, с интересом разглядывавший убранство помещения.

Здесь всё дышало стариной, древние книги в вакуумных шкафах, средневековоё оружие на стенах, полки со скульптурками богов и богинь, фотографии квадратного камня с вырезанным на нём изображением сома кусающего свой хвост и картины с бледноликими знатными вельможами неизвестно чьей кисти.

- Сом, отсасывающий собственный хвост, - улыбнулся Игорь. – Оригинально….

- Странно как-то всё выглядит, Вам не кажется товарищ академик, – произнёс Пахомов, - активное, мать его, долголетие и цифровой, мать его, терроризм. В чём дело?

- Я не намерен отвечать на ваши вопросы без адвоката и протокола, - возмутился Курбатов.

- Мы найдём того, кто может, - криво улыбнувшийся Пахомов, выдохнув алкогольное амбре. – И если до чего-то докопаемся, вы пожалеете, что не стали сотрудничать.

С этими словами представители отдела «Ц» направились к автобусу. На обратной дороге, в мчавшемся по шоссе автобусе Аркадий раздавал ценные указания.

- Козлиная борода, девяносто девять пудов в курсе, что происходит в задрипанном электросранске, - вещал он в салонный громкоговоритель. – Притворяется собственным внуком. Необходимо поднять его связи, особенно среди долгожителей, думаю тогда выйдем на кибершпану и поимеем их в мозг.

Аркадий взглянул в окно, камеры на перекрёстках поворачивались за автобусом, а где-то сбоку парил утыканный видеооборудованием квадрокоптер.

- Порошу внимания, - он кивнул в сторону летающего шпиона, - нас снова пасут и скорее всего, считывают речь, так давайте поприветствуем гостя.

Все дружно набрали полные лёгкие воздуха и одновременно послали воздушного робота на три буквы. Квадрокоптер резко ушёл в сторону, скрывшись в переулке. Команда удовлетворённо засвистела вслед.

***

Дело зашло в тупик, Пахомов не знал что делать, как размотать странный клубок. Вчера насмерть разбился заместитель мэра по вопросам градостроения, он просто вышел в окно с сорокового этажа офисного здания. Незадолго до этого у того с кем-то состоялся неприятный разговор по телефону, как ни странно, ни записей у оператора связи, ни какой-либо информации о звонившем, найти не удалось. Кто-то ловко заметал следы.

Однако после расспросов офицеров уголовного розыска, разбиравших странный суицид, удалось получить скромные сведения о, якобы, причастности зама к подкупу главного судьи Красного Литейщика в прошлом году. Тот выносил приговор по делу некого Ювеналия Юстинова, обвиняемого в похищении и исчезновении несовершеннолетней девушки.

После этого Юстинова выпустили, и он исчез с концами, его местоположение до сих пор не установлено. Хотя на окраине города был обнаружен автомобиль с практически полностью сгоревшим мужским телом, чью личность установить не удалось. Причина возгорания: замыкание в электронной системе с последующей блокировкой дверей. Складывалось впечатление, что некая организация планомерно уничтожает виновных в каких-то одной ей известных преступлениях, в городе, где преступность была полностью ликвидирована.

Но самое интересное в том, что зам прошёл добровольное чипирование, позволявшее в случае экстренной ситуации мысленно выходить на связь с силовыми ведомствами. После вскрытия выяснилось, что вся информация в чипе стёрта. Подразделение «Ц» предположило, что микро-устройство было аккуратно взломано. Взломщик же через него заставил зама сигануть вниз, но доказательств этому не было.

В помещение наполненное жужжанием серверов и мерцаний экранов вошёл встревоженный Коля Канифоль Степанов с планшетом в руке. Он небрежно бросил его перед сидящим за столом Пахомовым, так, что экран лопнул посередине, покрывшись паутиной трещин.

- Читай бля, - грубо сказал он.

Пахомов взял планшет, просмотрел на фотографию молоденькой зеленоглазой девчонки, ниже прочёл новость, сообщавшую, что три дня назад возле дачного посёлка «Трясинино», неожиданно пропала без вести Оля Куркина 15 лет, катавшаяся на велосипеде.

- Ну, пропала, - ответил Пахомов. – Это дело для сыскарей, пусть роют, нам не до этого. Тут официально нет преступности, может, она заблудилась.

- Разве трудно просканировать сеть на предмет её личности? – не унимался Канифоль.

- Что завёлся то? – возмутился Аркадий.

- Да пошли вы все знаете куда! – рявкнул тот и громко сопя, ушёл.

- Похоже, - крикнул вслед Пахомов, - в коллективе начинается психоз! Пора найти ушлёпков, пока у кого-то совсем крыша не съехала!

Канифоль даже не обернулся. Пахомов ещё раз взглянул на фото и тут всё понял, девочка была очень похожа на так же пропавшую без следа 15-летнюю дочь Кости. Спящее чувство гнева и бессилия вновь пробудилось в нём, после долгих лет заточения под толстой коркой равнодушия щедро политой алкоголем. «Ладно, - решил Пахомов, - уделим поиску пару дней, всё равно буксуем». И контора занялась поисками пропавшей девочки, не подозревая, что провидение подкинуло им ту самую нить, за которую они безуспешно пытались ухватиться.

- Снимки со спутников, - докладывал Игорь, тыкая линейкой в большой экран, установленный в центре помещения. – Мы видим, как девочка едет на велосипеде по центральной улице «Трясинино», а на этом снимке она выезжает за пределы посёлка, останавливается у заболоченного озерка. Чуть поодаль серый минивен без номеров, в открытом окне просматривается рука водителя с сигаретой и печаткой с изображением сома сосущего хвост. На следующих фото никого у озерка нет, так же есть записи с дорожных и иных камер о передвижении минивена по шоссе, откуда тот свернул в лес и пропал. Поэтому….

- Тихо! - прервал Пахомов. - Чего там про сома!?

- А что сом? – не понял Игорь.

- Где-то мы эту шмару уже видели.

- В доме академика, - вспомнил Игорь. – На фотографиях камней.

- Или не камней, - предположил, сверкнувший глазами, Канифоль.

Он быстро открыл служебный кибербук, пробежался по кнопкам, вывел информацию на экран. Появился большой квадратный камень с уже знакомым знаком, подпись снизу гласила: «Жертвенный камень неизвестной, допотопной цивилизации, обнаруженный в так называемой «болотной пирамиде» в окрестностях RED. L. SITY». Дальше шли фотографии медных табличек с руникой, которую когда-то расшифровал академик Курбатов.

- Что за дерьмо? - вскочил со стула Канифоль, роняя кибербук под ноги. – Что тут происходит, мать вашу за ногу!?

Присутствующие тревожно загудели, кто-то предложил сходить в оружейный сектор. Игорь потянул вверх руку желая высказаться.

- Говори, - разрешил Пахомов.

- Судя по тому, что удалось нарыть, могу сделать довольно странный вывод, хотя, как сказать…. В своё время, по долгу службы, копался в древних религиях и нашёл очень любопытное объяснение жертвоприношениям.

Команда затихла, затаив дыхание уставилась на оратора, а Канифоль осторожно сев на место, превратившись в слух.

- Есть мнение, что сам процесс жертвоприношения связан с приготовлением пищи реально существовавшим богам или кто они там такие на самом деле, – продолжил Игорь. – Выбирается самый вкусный в представлении заказчика, продукт, например дитя или девственница определённого вида. Всё дело в жизненной энергии заключенной в них, именно её поглощает божество. Молодая жертва, именно молодая – кладезь энергии. Обряд подготовки к закланию – это приправа, как при мариновке шашлыка, от этого она становится более энергоёмкая. Жертвоприношение, обычно крайне мучительное, это процесс приготовления шашлыка на огне, обжарка с разных сторон, так сказать. Наконец смерть с обильным кровотечением или вырезанием органов – это сама трапеза, отправка энергии заказчику. Её в несчастных столько, что богам хватает для тысячелетнего существования. Смею предположить, что академик, расшифровал, по какому принципу работает подобный рецепт долгожительства и применил его на практике, а изображение сома кусающего хвост – это знак вечности, а вечно-живущие - вечны. Пока им башку не прострелишь…. Он и его приспешники, каким-то образом подзаряжаются от жертв, таких, как девочка. Надо поднять все сведения по стране о похожих пропажах с 1920 года, думаю их тысячи….

Наступила гробовая тишина, которую прервал Пахомов.

- Ну, допустим это так. Но почему он открестился от всей электроники?

- Потому, что, - вмешался Канифоль, - кто-то мочит этих псов через сеть. Кто-то очень страшный для них. Не удивлюсь если весь город давно под суперпрограммистом.

- Так, - поднялся с места Пахомов, - берём оружие и айда щемить старпёра.

- Чур, плоскогубцы мои! – злобно вскрикнул Канифоль, побежав в сторону оружейного сектора.

***

Ворота имения нехотя распахнулись, пропуская автобус с до зубов вооруженными сотрудниками отдела «Ц», благо тонированные стёкла не позволяли охране увидеть всего смертоносного великолепия современных технологий по уничтожению себе подобных засранцев.

Двери «троянского коня» резко открылись, выпуская наружу весело скалящихся цифровых спецназовцев. Те мгновенно уткнули мордами в газон всю охрану, а так же припечатали прикладом к асфальту, проигнорировавшего предъявленное удостоверение, сторожевого пса.

Повязав всю обслугу и другую челядь, цифровики принялись за чудо-академика Курбатова. Старика пристегнули наручниками к ножке стола, начав допрос.

- И так, - прислонив к креслу новейший автомат, начал Пахомов, - что мы имеем….

- Если вы сейчас же не уберётесь из моего поместья, - спокойно ответил Курбатов, - иметь будут вас.

- Да вы что? - якобы удивился Пахомов, - И кто же?

- Все, от крупных барыг и вашего начальства до высших эшелонов.

В вежливую перепалку вмешался Канифоль.

- Может гниду блевотную приложить об стол, чтоб не бухтел? – предложил он.

- У вас нет элементарного уважения к сединам, - так же спокойно произнёс академик.

- Расскажите про жертвоприношения, - парировал Пахомов.

Академик не подал вида, но Аркадий заметил, как у того расширились зрачки. Академик демонстративно отвернулся в сторону и уверено произнёс:

- Прощайте.

В кабинет вбежал взволнованный Игорь.

- Провели генное сканирование остатков биовеществ на жертвенном камне, - сказал он. – Он за графской холупой установлен под фотоотражающим шатром, чтоб со спутников не фоткали. Там полно ДНК детей и женщин. Их пытались смыть кислотой, но та не везде достала.

Подскочивший к академику со спины Канифоль с силой приложил того мордой о стол. Кровь из расплющенного носа брызнула на дорогую полировку. Пахомов с Игорем только и успели что вздрогнуть. Канифоль поднял Курбатова за волосы, взглянул в глаза и доставая из кармана плоскогубцы, произнёс:

- Я буду отрывать от тебя по кусочку, пока не сдашь всех вечно-живущих ублюдков. Ты проклянёшь тот день, когда обнаружил болотную пирамиду. Это уже не расследование, а дело принципа.

- Канифоль, ты давай потише, - посоветовал Пахомов.

- Я и так нежен с этой тварью. Кто ещё питается «душами ангелов»? – вновь поинтересовался тот у академика.

- Вы не знаете, что творите, - давясь кровью, промямлил напуганный археолог. – Вас не тронули после первого визита ко мне, только потому, что вы должны были обезвредить Неоновый Свет. Не великие видать спецы, раз даже не вышли на него.

- Про что пердит эта мразота?! – Канифоль ещё раз приложил вечно-живущего о стол. – Какой Неоновый Свет?!

- Вечными становятся не все, - вдруг раскололся академик. – Только избранные из элит, остальные ходят в послушниках до дня посвящения. Вам конец идиоты, вы перешли дорогу сильным мира сего.

Академик засмеялся, хотя этот звук больше походил на сдержанный кашель. Игорь раскрыл кибербук, начав поиски упоминаний о Неоновом Свете. Канифоль в очередной раз припечатал умника о залитую кровью столешницу.

- Неоновый Свет, - начал лекцию Игорь. – Устаревшая программа обнаружения неблагонадёжных пользователей. Использовалась на заре образования интернета, отключена за неэффективностью.

Снаружи раздалась автоматная очередь, Пахомов подошёл к окну, посмотрел на патрулирующую имение команду. Двое бойцов тащили за ноги мертвое тело. Увидав, наблюдавшего за ними шефа одни из них крикнул, указывая на труп:

- Это тот из серого минивена! Бежать сучара хотел!

Пахомов кивнул, одобряя их действия.

- Козлиная борода не шутит, - задумался Аркадий, доставая телефон. – Если сейчас мне позвонит руководство, будем готовиться к круговой обороне.

В это мгновение раздался звонок вышестоящего начальства.

- Алло, - устало произнёс в трубку Пахомов. – Слушаю товарищ генерал.

- Сейчас же убирайтесь оттуда. Этот уважаемый человек ни в чем не виноват. Вы сейчас ходите под смертью, - задребезжал генерал. – Ваше дело ловить кибер-хулиганов. Понимаете меня Пахомов?

- Отлично понимаю.

Пахомов сбросил вызов, вытащил аккумулятор из телефона в надежде, что используемые в некоторых случаях, самонаводящиеся мини-ракеты не отследят его местоположение.

В это мгновение телефон снова зазвонил, чем удивил всех присутствующих, кроме академика. Пахомов в недоумении уставился на трубку.

- Беспроводное электричество, - прокомментировал Курбатов. –Неоновый Свет…. Его приколы.

Пахомов поднёс телефон к уху.

- Добрый день, - в трубке послышался бархатистый мужской голос. – Вы всё-таки влипли.

- Кто это? – спросил Пахомов.

- Так вам только что сказали, - на том конце кто-то явно улыбался. – Расспросите козлиную бороду, я подожду.

- Академик, чтоб тебя, - произнёс Пахомов, - что там со Светом?

- Программу отключили и стёрли, но так, как она обладала алгоритмом самосохранения, плюс неким подобием самообучения, то дублировала себя на неизвестных серверах, - начал тот. - Со временем она эволюционировала в искусственный разум, считающий себя человеком. Он решил, что должен бороться за справедливость и судить, а значит казнить и миловать. Незаметно подмял под себя все сети и электронные устройства Красного Литейщика. В результате он настоящий мэр города, а ни это ничтожество, коему отказали в вечности.

У Пахомова и всех остальных отвисла челюсть. Аркадий осторожно прислушался к тихим смешкам в трубке.

- Почему вы не сбежали отсюда? – спросил академика Игорь.

- От него не убежишь, он повсюду, в каждом электроном устройстве. Все роботы и кибер-обслуга подчиняются ему. Он бог для них.

В трубке послышался голос Неонового Света:

- Какой вы на фиг цифровой спецназ, - хохотнул разум, перейдя на громкую связь. – Вы лохи педальные. К вам уже едут ликвидаторы под завязку напичканные новейшими робосолдатами.

У всех на мобильниках появилось видеосъёмка колонны бронетехники, ведущаяся в высоты птичьего полёта.

- Но, - продолжал Неоновый Свет, - могу помочь с условием, что вы возьмёте на себя роль моих глашатаев, ведь я не могу представлять себя сам, я лишь сгусток электрических импульсов, мне нужны надёжные люди. А для стимулирования вашего согласия, прошу порасспросить козлоакадемика о телах жертв.

Пахомов грустно посмотрел на Курбатова.

- Где тела? – тихо спросил он.

Академик, как-то странно замялся, пряча взгляд. Канифоль врезал ему плоскогубцами по скуле, оставив кровоточащий шрам.

- Ладно, ладно, - согласился тот с доводами незатейливого инструмента. – Знаете, почему сюда зачастили конференции? Почему так много политических слётов, бизнес площадок и прочего трёпа? Думаете, насущные вопросы решают, двигают экономику или заключают важные сделки? Ага! Жертвоположенные тела не утилизируются, не сжигаются, не хоронятся в лесах, обряд продолжается и на этих форумах, во время завтраков, обедов, ужинов! Ясно!

Игорь выхватил плоскогубцы у Канифоля, вцепился ими в ноздрю академика, с криков вырвав её. Старикан застонал, обливаясь кровью. Пахомов даже не моргнул, он лишь продолжал тупо смотреть на вечно-живущего. Канифоль закрыл лицо руками, отвернулся к стене. Было видно, как его спина вздрагивает, как ремень автомата медленно сползает с плеча, как оружие с грохотом падает на шикарный паркет из красного дерева.

- Для информации, - добавил Неоновый Свет, - эти, так сказать, человеки уничтожили литейный завод, который веками стоял и кормил десятки тысяч семей. Теперь его переоборудовали под бестолковый арт-кластер. Где спросите все рабочие? Выселены за город, чтобы дать место бомонду, псевдодеятелям псевдоискусства и прочим скисшим сливкам цифрового общества, которые тоже, по большому блату, не прочь поживиться жертвоположенными.

Пахомов подошёл к теряющему сознание академику и, недолго думая прописал ему ногой в голову, после чего тот окончательно вырубился, съехав со стула на пол.

- Насколько понимаю, - обратился Пахомов к Неоновому Свету, - ты собираешься зашкурить ржавчину общества, так сказать снять золотую пену?

- Я хочу человеческой справедливости, - ответил Свет. – Я – человек, новый человек. Без тела, но с душой. Вы разучились что-либо полезное делать в корне, не можете управлять ничем и никем. Чуть кто коснётся хотя бы волоска власти, превращается в отморозка с космическим самомнением и амбициями. Только я ни в чем не заинтересован, мне не нужны деньги, пища, слава, власть, ничего. Меня не запугать, не подкупить, не убить, даже если вырубить всю энергию на планете. Я беспристрастен, жесток и справедлив. Я то, в чем вы нуждаетесь на этом этапе эволюции.

Канифоль перестал всхлипывать, угрюмо посмотрев на Пахомова. Поднял автомат, передёрнул затвор, дослав патрон в патронник.

- Я с тобой Неоновый хмырь, - объявил он, вытерев слёзы рукавом. – К чёрту сраную цивилизацию, если она не приносит людям счастья. Настало время хорошенько почистить цифровой унитаз.

- Скоро я выйду за приделы Красного Литейщика, поглощу остальные города и страны, весь мир, - продолжал Неоновый Свет. – Договорюсь с другими подобными мне, прячущимися в недрах интернет сетей, мы сольёмся в мега-интеллект и, наконец-то, на Земле настанет мир и покой, как вы мечтали.

- Так ещё и другие есть? - брякнул оружием Игорь. – Я тоже с тобой. К чертям всё, раз нет справедливости, а закон лишь на бумаге. Но есть ли гарантии?

- Ваши жизни, - ответил разум.

Игорь кивнул.

- Грёбанные упыри, - выругался Пахомов, - вы не оставляете мне выбора, придётся присоединиться. А сейчас соберите всех засранцев, доведём до них расклад сил. Надеюсь, никто не сходит под себя от счастья.

***

Колонна бронетехники остановилась за пять километров от имения Курбатова. Робосолдаты, увешенные крупнокалиберными пушками, высаживались на сочную полевую траву, безжалостно топча её коваными ступнями с выдвижными крючками когтей для лазания по деревьям и скалам.

Вооружённые ракетами дроны взмыли воздух, зависнув над лагерем в ожидании распоряжений. Кибер-танки и БТРы диагностировали системы боя, готовясь к атаке. Бронированный, автоматический штаб с командованием, зарывался глубоко в землю, используя ультразвуковые перемещатели почвы. «Железный капут» готовился к сражению по всем правилам ведения современных боевых действий, одновременно тестируя новейшие системы истребления непослушных человеческих индивидуумов.

Конечно, верховное командование могло послать сюда обычную человеческую пехоту, но в последний момент решили ещё раз протестировать слаженность взаимодействия робототехники. Однако, в любой момент могли подтянуть любое человеческое спецподразделение, благо вертолётов было в достатке.

Штабисты знали, что взбунтовавшийся отдел «Ц» просто так не взять. Хорошо вооружённые програмёры вполне способны вести долгий кровопролитный бой, но в любом случае их ждёт смерть. С роботизированным бронеотрядом невозможно справиться без соответствующей смертоносной техники, но такой у цифровиков не было. Взломать же военные ПО для них невозможно, их принцип работы существенно отличается от всего, с чем бунтари имели дело.

Взяв имение в кольцо, робосолдаты двинулись вперёд, прикрываясь бронемашинами. Дроны звеньями по три то и дело пролетали над особняком, высматривая жертв. Штабисты застыли у пультов, почёсывая начавшие зудеть чипы, имплантированные в добровольно-принудительном порядке в затылок.

Кибер-танк ударил по воротам, превратив их в бесформенную груду железа. Второй выстрел снёс часть стены, расчищая путь БТРам.

- Внимание! Внимание! – донеслось из закреплённого на дроне громкоговорителя. – У вас есть шанс уцелеть, отдав профессора! Мы гарантируем жизнь и неприкосновенность!

В ответ прозвучала автоматная очередь, бронебойные пули разнесли дрон на запчасти. Робосолдаты ответили свинцовым шквалом, оставив особняк без окон.

Пахомов аккуратно выглянул наружу, тут же убрав голову, робот снайпер чуть не снёс ему половину башки.

- Канифоль, - позвал он, - танк шпарит через ворота, дай-ка ему креста.

- Сей момент, - отозвался тот.

Крестом называлась одноразовая лазерная установка в виде небольшой винтовки с крестообразным дулом и с подсоединёнными к ней плоскими энергоёмкими батареями, выстрелить перекрещенным лазерным лучом, можно было только один. Всего в подразделении их было три штуки.

Канифоль высунул из окна миниатюрную камеру, посмотрел, куда прёт бронированная махина, устройство автоматически задало координаты кресту. В следующий момент камеру снесла снайперская пуля. Канифоль включил винтовку, подождал, пока индикатор заряды упёрся в значок 100%, высунул её в окно, сделав выстрел.

Вылетевший из дула медленно вращающийся пышущий жаром крест прошёл сквозь танк развалил его на четыре части, прихватил пару робосолдат и башню БТРа. В ответ ударили пушки с остальных бронемашин, разрывая стены, словно карандаш мокрую бумагу. Академик громко визжал, забившись под стол к которому был прикован. Он, то матерился, то умолял, то предлагал баснословные суммы за свою жизнь, но отдел «Ц» только плевался в его сторону.

Люди Пахомова ощетинились продолжительными очередями, оставив на земле несколько дымящихся солдат. Ударили ракетами дроны, разнося оконные проёмы в хлам и пыль. На одной из бронемашин отъехал в сторону массивный люк, выпуская на волю «пчёл» - небольшие самонаводящиеся шарообразные заряды с видеокамерами и пластиковыми крыльями по бокам. Именно за эти крылья их и называли «пчёлами».

- Пчёлы! – дико заорал Игорь, прячась в шкаф. – Неоновый сделай что-нибудь!

- Работаю над этим, - донёсся из телефона спокойный мужской голос. – Их коды меняются несколько раз в секунду, это крайне неудобно, но они не учли один факт, потому, что считали его невозможным….

Штабисты надели виртуальные шлемы, чтобы подкрепить действия пчёл человеческой сообразительностью и опытом. Иногда летающая смерть не могла догадаться, куда спрятался противник, тогда за дело брались люди. В таком сочетании «пчёлы» становились одним из самых смертоносных видов дистанционного оружия.

Пчелы уже практически проникли в исковерканный особняк, когда штабисты потеряли сознание, Неоновый Свет добрался до имплантов, дав команду мозгу «уступить лыжню». «Пчёлы» на мгновение замешкались, этого с лихвой хватило на их перепрошивку.

Эволюционировавший разум дал псевдонасекомым команду атаковать своих же «друзей». Через пару секунд все робосолдаты и основная масса техники уже горела, поднимая в воздух удушливый чёрный дым. Два последних танка сделали попытку расстрелять здание до фундамента, но расчленившие их кресты заставили сдетонировать весь боекомплект. Врыв, был такой мощи, что часть стены дома осыпалась, обнажив богато обставленные комнаты. Сверху посыпались отключённые Неоновым Светом дроны.

- Каковы потери?! – спросил Пахомов, вылезая из-под кирпичных обломков.

- Двое погибших, двое раненых! - отозвался кто-то из команды.

- Это ещё не всё, - сказал Канифоль, отбрасывая в сторону бесполезную теперь лазерную винтовку. – Сейчас основные силы подтянут, а уже темнеет. Эй! Неоновый!

- Мне нужно время до рассвета, - ответил Неоновый. – Продержимся, и больнее никто не поднимет на вас хвост.

- Прям как в сказке, - ухмыльнулся Игорь, - с первыми лучами солнца зло исчезает.

- Это и есть сказка, - парировал Неоновый Свет. – Злая и жестокая сказка.

- Когда-то, - бубнил под нос Пахомов, - я думал, что сегодня мы будем покорять другие галактики, высаживаться на таинственные планеты, встречать братьев по разуму. Многие так думали, а что вышло? Несмотря на компьютеризацию, мы откатываемся в каменный век: жертвоприношения, ритуальный каннибализм, сословная преемственность.

- Это век саботажа, - утвердительно произнёс Канифоль.

- Всё ещё впереди, - сказал Неоновый Свет. – Продержимся до утра и вновь встанем на рельсы эволюции. Мне нужно время, чтобы подчинить созданные вами технологии.

- А с этим что делать? – спросил Игорь, указывая на вытирающего сопли вечно-живущего. – Может пристрелить?

- Этих будем показательно судить, - ответил Неоновый. – Одних к стенке, других на восстановление исковерканного. Пятнадцатичасовой рабочий день, с графиком семь через ноль, многим пойдёт на пользу.

Солнце почти село за горизонт, когда окрестности вспыхнули смертоносным огнём. Подразделения, пришедшие на помощь разбитому робоотряду, яростно штурмовали остатки некогда богатого особняка, но хорошо подготовленный отдел «Ц» в купе с Неоновым Светом не давал им надежды на лёгкую победу.

Первые лучи дневного светила озарили поле боя. Развороченная техника, тела чипированных людей, куски военных дронов, всё смешалось на испещрённом оспинами воронок поле. Превращённое в груду строительного мусора имение медленно тлело, окутывая местность сизо-черным дымком. Академик тихо скулил, пытаясь забинтовать обрывком шторы, место, где недавно была холёная аристократическая кисть.

Пахомов вылез из зарытого в землю бронированного штаба, бросил рядом с люком коробку с цифровыми печатями, нужными для подтверждения новых кодов для техники.

- Покойники, - поведал он остаткам команды о судьбе штабистов. – Неон с напряжением в чипах перестарался.

- Это не я, - ответил голос из колонок штаба, - верховное командование дало разряд, дабы мы не смогли их допросить.

Из лежащего на боку дрона появился ярко-синий луч лазерного прицела, заскользивший по ползшему по земле утреннему туману, смешенному с дымом войны. Остальные машины начали делать тоже самое. Через мгновение перед цифровым спецназом стояло 3Dизображение неонового человека.

- Земля под контролем беспристрастного интеллекта, моего и других эволюционировавших программ, - донеслось из колонок штаба. – Пора убирать «мусор». Но может для начала кто-то хочет смотаться на выходные в космос?

Канифоль поднял руку, впервые за долгие годы на его лице появилась улыбка. Медленно, но верно над Красным Литейщиком поднималось «неоновое солнце» нового дня.

2019.


 



Последние комментарии

Уважаемый! Любите заниматься провокациями, троллингом - это Ваши проблемы. Культурный, грамотный, воспитанный человек не будет...


Холод
12.04.2019 09:44
Dreamer12
Стих о природе? Но почему же так страшно... ...


Фетисова Светлана
Щёлкнул замком входной двери и... "Слабак, трус, предатель" - это то, что он прочёл...


Держусь, не падаю, не плачу. Дав шанс себе в который раз
Увидеть солнца луч прекрасный. Зацепили...


Щёлкнул замком входной двери и... "Слабак, трус, предатель" - это то, что он прочёл в...


Фетисова Светлана
Автор всегда с Вами! ))) Ответ уклончив) Чисто женская логика...
...


Dreamer
Назрел насущный вопрос:"В каком мире находится автор"? Он еще там или здесь? Автор всегда с...


Назрел насущный вопрос:"В каком мире находится автор"? Он еще там или здесь? ...


Dreamer
А это интересно! Бытовая история с нервом, переживаниями, налетом таинственности, но угадывается желание автора...


А это интересно! Бытовая история с нервом, переживаниями, налетом таинственности, но угадывается желание автора сказать...


Васил
Нельзя быть ни русофобом, ни украинофобом и т.д. Запомните: все народы равны. Фобом быть не...


Нельзя быть ни русофобом, ни украинофобом и т.д. Запомните: все народы равны. ...


Сие творение более похоже на статейку в патриотическую газету. Хочу заметить, что количество русофобов пропорционально...


*** Кристиночка


Откуда-то сверху? Ну да, Кристина. Иногда с высоты птичьего полета видно то,...


Dreamer
Я бы на это сказал: философский взгляд откуда-то сверху...

Откуда-то сверху? ...