Хроники Красного Литейщика. КРОВЬ ПРИГОЖИХ ДЕВ.


Просмотров: 2
 0 



Иллюстрации к рассказу

Samsonov2
22.04.2019 23:04

Хроники Красного Литейщика.

КРОВЬ ПРИГОЖИХ ДЕВ.

Раннее утро. Чёрный внедорожник несётся по мрачному, серому шоссе, вокруг густой туман, развалины бесцветных деревенских домов. На обочине стоит сгоревший автомобиль покрытый ржавчиной, над которым летают вороны. Чуть дальше крест с венком.

Какое-то животное, возможно собака, бросается через асфальтовое полотно, водитель замечает его, машина резко уходит в сторону от столкновения, её заносит.

В салоне звучит бодрая музыка. За рулём Лидия - хорошо одетая, богатая бизнес-леди известная многим состоятельным гражданам Красного Литейщика, как деловая женщина незаурядного ума. Перстни с бриллиантами, модные серьги, платиновые браслеты - это её обычный наряд.

Рядом сидит Сергей - вылитый мачо с обложки журнала. На нём деловой костюм без галстука, он смотрит в окно на мрачный пейзаж, изредка, завидев рухнувшую избу, цокает языком.

Лидия выруливает, уклоняясь от столкновения. От этого их колбасит в разные стороны. Сергей бьётся лбом о приборную панель.

- Ты чего Лид! - Возмущается он.

- Вроде, что-то дорогу перебежало, - отвечает девушка.

- Что? - Сергей потирает ушибленный лоб.

- Не поняла. Очень быстро промелькнуло. Собака, наверное.

Лидия берёт его за руку, сжимает крепкую ладонь, улыбается.

- Не сильно ушибся? – заботливо произносит она.

Сергей разглядывает лоб в зеркало заднего вида.

- Ерунда, - отвечает он. - Думаешь сразу объявить о свадьбе?

- А чего тянуть? Хотя, обычно дают время привыкнуть к новому члену семьи, обнюхать, посудачить. Вдруг решат, что городская фифа не пара нашему орлу? Не для неё роза цвела.

- Да, брось, - отмахивается Сергей. - Думаешь, они совсем того? По деревьям за мамонтами с дубинами скачут?

В лобовом стекле показались двое румяных ДПСников стоящих у служебного автомобиля. Один из них машет «писькой от зебры», делает знак свернуть на обочину.

Лидия подчиняется указанию бравого служаки.

- А вот и наши маленькие полосатые друзья, - улыбаясь, говорит она.

- Не такие уж они и маленькие, - отвечает Сергей, взглянув на животы стражей порядка.

Внедорожник останавливается, Лидия опускает стекло. К ней подходят довольные, но сосредоточенные ДПСники.

- Доброе утро, - произносит Лидия.

Тот козыряет, невнятно бубня фамилию.

- Права и документы приготовьте, - говорит «жезлюк».

Сергей и Лидия достают документы.

- Что-то случилось? – спрашивает девушка, предъявляя права.

- У нас всегда что-то случается, - хмурит бровь хозяин дороги, изучая документы.

ДПСник концентрирует внимание на паспорте Сергея.

- Что ж это Вы Сергей зазнобу за руль посадили? Тачку не жалко? – вопрошает служитель разделительной линии.

- С каких это пор женщина за рулём является нарушением ПДД? – удивляется Сергей.

Лидия прерывает его, отстранив рукой.

- Это моя машина и я на неё заработала, а не то, что вы подумали. В чём дело рядовой? – Вспыхивает Лидия, обдав ДПСника испепеляющим взглядом.

Тот указывает на пагон.

- Сержант, к вашему сведению, - морщит тот губки попкой.

- Так это пока.

- Вы мне угрожаете? А ведь я при исполнении.

ДПСник нюхает воздух в салоне.

- А Вы мадам случаем не пили? Конечно, пили. Ай-ай-ай, как не хорошо, - деловито возмущается он.

- Да Вы что, в самом деле? – таращит глаза Лидия.

- Командир не перегибай, - вступается Сергей за свою избранницу.

Другой ДПСник заглядывает через плечо напарника в паспорта Сергея. Вдруг выхватывает его из рук сослуживца, внимательно рассматривает, ещё более внимательно смотрит на Сергея. Сверяет его лицо с лицом на фото. Склизко улыбаясь, отдаёт паспорт хозяину документа, козыряет. Дёргает приятеля за рукав, мол, отойдём.

- Ты чё? – возмущается дотошный «жезлюк».

Они отходят в сторону.

- Какого происходит? – продолжает возмущаться румяный пузан.

- Это из семьи Караваевых. Слыхал? – объясняет встревоженный соратник по полосатой палке.

- Я тя умоляю…. Ты совсем ополоумел от горькой? – смеётся пузан.

- Ну, хочешь не верь, дело твоё. Я предупреждал.

ДПСник испуганно смотрит на пассажиров, потом на документы. Отдает документы приятелю, тот подходит к внедорожнику, возвращает документы Сергею, заискивающе смотрит на него.

- Прошу извинить за беспокойство, - оправдывается он.

Сергей вздыхает, Лидия забирает документы, бьёт по газам, внедорожник с превышением скорости уносится вдаль.

Лидия напряжённо рулит, изредка поглядывает на Сергея.

- Чего это вдруг? – спрашивает она.

- Семья наша на хорошем счету у местных. Почёт и уважуха, - врёт он, отвернувшись к окну.

- Аааа…. Так ты у нас голубых кровей, - издевается девушка.

- Скажешь тоже, - ухмыляется Сергей. - Голубая у водяных да русалок.

Лидия весело смеётся.

- Прадед у меня НКВДшник был, жопил тут всех, - снова врёт Сергей.

Хмурый вечер. У входа на кладбище останавливается автомобиль Лидии. Из него выходят влюблённые, Сергей берёт Лидию за руку, тянет в сторону входа.

- Наверное, не самое подходяще время Серёж, - говорит она.

- Нет, нет. Самое оно. Когда ещё все вместе соберутся.

Лидия нехотя идёт за ним.

Темнеет. У вырытой могилы с сосновым гробом внутри, стоят родственники в количестве 15 человек. Все в траурных нарядах, самый старый из них - Дед Егор, толкает печальную речь:

- Все мы сожалеем о случившемся, но смерть не спрашивает разрешения. Она приходит в свой срок….

К родственникам подходят Сергей с Лидией. Девушка на ходу надевает чёрный платок. Родственники оборачиваются на новоприбывших, те здороваются кивками. Дед Егор замолкает, смотрит на них, потом продолжает говорить:

- Пришло время прощаться. Пусть земля тебе, Стёпа, будет пухом. Надеюсь, попадешь в лес, по которому так любил бродить при жизни.

Дед берёт горсть земли, бросает в могилу, комья глухо стучат о гроб. Родственники медленно плетуться к могиле, бросают вниз землю.

Дед Егор подходит к Сергею и Лидии. Девушка здоровается, Сергей жмёт руку.

- Это Лида, моя девушка, - знакомит Сергей.

- А почему не невеста? – спрашивает Дед Егор.

- Понимаю, что сейчас не время…, - вступает в разговор Лидия.

- Самое оно, - кивает дед. - Всё нормально Лидочка. Сейчас поедем. Не отставайте.

Дед Егор уходит к машинам. К могиле подходят могильщик, быстро зарывают её, ставят сверху деревянный крест, венки. Родственники, с напряжёнными лицами, молча, наблюдают за ними.

Старухи крестятся. Все оборачиваются, мрачно, смотрят на Лиду. Она испуганно прячется на Сергея, ища его защиты. Тот берёт её за руку.

***

Машины траурной процессии тормозят у огромного деревенского дома. Если вокруг всё серо и мрачно, то дом будто нарисован кислотно-яркими красками. Лидия выходит из машины, в крайнем удивлении рассматривает дом. За ней выходит Сергей, берёт её за руку, тянет в дом.

Лидия и Сергей входят в дом, внутри всё ярко и красочно-празднично. Родственники, прибывшие раньше процессии, носятся как ошпаренные, накрывают на большой стол. Вдруг замечают Сергея с Лидией, резко останавливаются, молча, смотрят на них.

- Добрый вечер…, - несмело здоровается Лидия.

Из кухни выходит Дядя Толя - крепкий мужик огромного роста с пышными бакенбардами, в руках пыхтит с дымящийся самовар.

- КудЫ ставить тА!? – кричит он.

Откуда-то из глубины дома ему отвечает Баба Катя:

- Назад неси, окаянный! Рано ещё!

Недовольный Дядя Коля уносит самовар обратно на кухню. К Сергею и Лидия подходит Дед Егор.

- Сейчас начнём поминать, - говорит он.

Подбегает двоюродный брат Сергея Дима, обнимается с ним, здоровается с Лидией.

- Здоров косячник, - говорит ему Сергей.

- Смотрю, остепенился, - Дима кивает на Лидию.

Снова слышен голос Бабы Кати:

- Дмитрий, картечь тебя разнеси, где вилки!?

- Несу Баб Кать! – спохватывается он.

Дима убегает, Сергей и Лидия проходят дальше в дом.

- А почему косячник? – интересуется девушка.

- Всё из рук вон делает, за что ни возьмётся. Хороший парень, - объясняет Сергей.

Поминки. Зеркала завешаны, стол накрыт разными блюдами, в том числе поминальными блинами, кутьёй. Мрачные родственники сидят, уставившись в тарелки, рядом с Лидой сидит Баба Катя.

Во главе стола стоит Дед Егор с рюмкой в руке. Он обводит всех тяжёлым взглядом.

- Степанушка болел, - говорит он. - Проклятая наследственность. Но боролся, как лев, как медведь, как волк. Пусть земля тебе, Стёпа, будет пухом.

Родственники одобрительно гудят. К Лиде наклоняется Баба Катя:

- Ой, болел бедный. Всех замучил. Старая кровь, - шепчет она.

- Чем болел? – спрашивает девушка.

Услышав вопрос, все затихают, смотрят на неё. Баба Катя испуганно закрывает рот ладонью, Дед Егор ставит рюмку на стол. Лидия испуганно озирается. За неё почему-то вступается Дима.

- Э… м…. У него…. У него рак был. Тяжёлая форма. На этой почве голова немного того…, - оправдывается он.

Ответ всех устраивает. Родственники продолжают гудеть, накладывают салаты. Дед Егор вновь поднимает рюмку со словами:

- Надеюсь, никаких приемников не будет. Аминь.

Дед залпом выпивает рюмку. Все в разнобой произносят «Аминь», выпивают. Сергей тоже выпивает. Лидия никак не может решиться. Баба Катя толкает рюмку к её рту.

- За святое. Давай, давай, - настаивает бабка.

Лидия выпивает рюмку, кашляет, запивает газировкой из бокала. Все едят, чавкают, накладываю большие порции блюд, Лидия кладёт самую капельку.

- Вижу, фигуру блюдёшь. Спортом занимаешься хоть? – спрашивает Баба Катя у Лидии.

- Есть немного, - улыбается та.

- Баба Катя призёр области по стрельбе, - хвалит бабку Сергей. - До сих пор пуляет, комару правое яйцо, как с куста.

Баба Катя смеётся. Дед Егор смотрит на неё с укором.

- Думаю, Степан не против был бы. Он веселье уважал, - парирует его взгляд она и переводит внимание на Лидию, - Как там, в Литейщике то?

- Нормально вроде, - отвечает девушка. – Правда говорят, что власть теперь принадлежит какому-то компьютерному интеллекту (см. Неоновый свет), да я не верю.

- И правда, - пожимает плечами бабка, - как он управлять то может, он же электрический.

Неожиданно Дима хватает кусок мяса руками, впивается в него зубами, пытается оторвать кусок. У него не выходит, он тянет изо всех сил, тихо урчит. Увидев это, Дед Егор бьёт вилкой по столу.

- Дмитрий! – возмущённо кричит Дед.

Дима кладёт мясо в тарелку. Ему передают нож с вилкой, он интеллигентно режет мясо, ест маленькими кусочками. Виновато оглядывается на родственников, хмуро глядящих на него, смотрит на Лидию. Она шепчет на ухо Сергею:

- А что значит, не будет приемников?

- Никто больше не заболеет. Мы древний род, кровь старая. Раньше все болели, теперь редкость, - отвечает Сергей.

- А почему? - Лидия нервно теребит кольцо на пальце.

- Ну…, - мямлит жених.

Его перебивает Дима.

- Никто не знает, - вставляет он.

- Да, ты ешь, ешь Лида, - уводит от темы Сергей.

Слово берёт Дядя Толя. Он поднимает рюмку, разглаживает бакенбарды.

- Вы знаете, какой сегодня день. Поэтому никто не расходится, все ночуют здесь, - говорит он, махнув горькую.

- И я? – удивляется Лидия.

Все оборачиваются на Лидию.

- Раз уж пришла, милости просим, - отвечает Дядя Толя. - Чай не чужая теперь вроде.

Родственники дружно выпивают. Поминки плавно переходят в чаепитие. Все пьют чай с пирогами. Баба Катя наклоняется к Лидии, чтоб довести до неё важную информацию.

- Вам в одной комнате постелют. Не балуйте там, - тихо бормочет старушка.

- Баб Кать…, - смущается Сергей.

- Не знаю, как у вас, серьёзно или так, но баловать в такой день, грех.

В это время мигает и гаснет освещение в доме, что вызывает бурную реакцию у Дяди Толи.

- Чёртова подстанция…, - возмущается он. - Теперь до утра углы сшибать будем.

Родственники зажигают свечи, допивают чай. Дед Егор обращается к Диме:

- Дмитрий. Сегодня спишь в холодной.

- Неужто решил, что…, - пытается возмутиться он.

В разговор грубо встревает Дядя Толя:

- Поговори ещё. Думаешь, тут слепые сидят?

Дима отодвигает недопитый чай, встаёт из-за стола со словами:

- Тады я на боковую. Чуть что сразу Дима. За собой следите….

- Ох, договоришься волчара позорный, - злится Дядя Толя.

- О чем они? – спрашивает Лидия насторожившегося Сергея.

Сергей собирается ответить, но его опережает Баба Катя:

- Пьёт по-черному. Всё, что горит, потребляет.

Сергей недовольно хмурится. Родственники, слыша бабкино объяснение, улыбаются. Дима уходит, остальные закончив чаепитие, расходятся по комнатам со свечами в руках.

Лидия и Сергей расстилают отдельные кровати в выделенной им комнате. На столе горят свечи. Сергей идёт к двери, чтобы запереть на щеколду. В это время в дверь входит Дед Егор со свечой в руке, за ним очередь из родственников, так же со свечами.

- Пришёл пожелать спокойной ночи, - говорит Дед.

- Неужели Дима? – шёпотом спрашивает Сергей.

Дед Егор не отвечает, пожимает плечами, уходит.

- Значит Дима, - расстроенно бубнит под нос Сергей.

Все родственник по очереди желают им спокойной ночи. Старухи обнимают и целуют Лидию в щёки. Баба Катя шлёпает её по заднице. Попрощавшись и пожелав сладких снов, Сергей запирает дверь.

Задумчивые влюблённые ложатся на отдельные кровати. Лежат, смотрят в потолок. Лидия не может уснуть, ворочается, не находит места. Намучившись, встаёт, подходит к Сергею, глядящему на ползущую по потолку муху.

- Можно к тебе? – спрашивает девушка.

- Иди спать, - холодно отвечает Сергей.

- Я же просто….

- Спи.

- Душно здесь, - недовольно ворчит она.

Лидия подходит к окну, отдёргивает штору и распахивает его. За окном висит огромная, полная Луна, освещающая сад мертвенным светом.

- Посмотри, какая красота, - восхищается она.

Сергей вскакивает с кровати, быстро подходит к окну. На мгновение застывает, глядя на ночное светило. Быстро закрывает окно, задёргивает штору.

Лидия спит, подложив ладони под голову. Ей снится сон, как по древнему, уходящему под облака, лесу бежит огромный волк, у которого под шкурой плавно перетекают массивные мускулы.

Лидия просыпается, смотрит на часы. На них 00:32. Цифры меняются на 00:33. Она оборачивается в сторону Сергея, его нет, одеяло сброшено на пол, а дверь в комнату открыта настежь. Встревоженная Лидия зовет жениха:

- Серёжа. Где ты Серёжа?

Она встаёт с кровати, берёт свечу, осторожно выходит из комнаты.

На раковине, в блистающем молочным кафелем туалете, стоит зажженная свеча. Сергей спускает воду в унитазе, смотрится в зеркало. Демонстрирует мускулы, хватается за живот, приступ проходит, он выпрямляется.

- Дима, Дима, Дима…, - причитает Сергей, отходя от спазма.

Он выходит из туалета, направившись в сторону холодной комнаты, где горюет косячник Дима.

Сергей осторожно подходит к железной двери подвала с решёткой на маленьком окошке. Оттуда доносится грохот мебели. Сергей вновь хватается за живот, потом заглядывает в окошко.

- Ты чего Дим? – спрашивает он в темноту.

В окошке еле виден Дима швыряющий мебель. Услышав Сергея, он подходит к двери.

- Не спится? – спрашивает Дима Сергея.

- Живот прихватило. Походу отвык от деревенских пирогов.

- Заперли, - шипит Дима. - Думают я. Чуть какая фигня, так я. Да, залётчик, но не…. Ну, ты понимаешь.

- Ладно, - успокаивает его Сергей, - не психуй. Привыкнуть должен уже. До утра то осталось….

Неожиданно Сергей хватается за живот, боль становится невыносимой, он сгибается, стонет.

- Смотри мне тут кирпичный завод не отложи, - хихикает Дима.

Сергей падает на пол, корчится от боли, рычит. Его трясёт в ознобе, закатывает глаза, на губах появляется кровавая пена.

- Серый? – испугано говорит Дима.- Серёга…. Сергей!

***

Лидия идёт по коридору, освещая путь свечой. Слышит, как в коридоре разговаривают Дед Егор и Дядя Толя. Она задувает свечу, осторожно выглядывает из-за угла.

Дед Егор заряжает старинный мушкет, забивает шомполом в дуло пыж. Дядя Толя стоит с современным ружьем и зажжённой свечой в руках.

- Вроде тихо, - произносит Дядя Толя. - Может, минуло?

- Хорошо, коли так. Дмитрий спит, как сурок, - отвечает Дед.

- Минуло и минуло. Дай то Бог, - крестится Дядя Толя.

- Пусть все будут готовы, на всякий случай, - поясняет Дед, заканчивая заряжать древнее, видавшее виды оружие.

Дядя Толя кивает. Они расходятся по комнатам, Лидия поворачивает обратно. Вдруг из сада доносится громкий волчий вой. Она вздрагивает, больно врезается в стену плечом.

Двери комнат, как по команде открываются. Оттуда высыпают родственники вооружённые ружьями, арбалетами, Калашниковыми, фонарями и другими приспособлениями. Посреди них выделяется бородатый мужик с двумя маузерами, обмотанный пулемётной лентой крест-накрест.

Лидия испуганно жмётся к стене. К ней подбегает Баба Катя со снайперской винтовкой в руке. Хватает её за саднящее плечо.

- Где Серёга! – орёт она в ухо.

- Не знаю. Проснулась, его нет, - испугано отвечает Лидия.

- Это Сергей! – объявляет бабка во всеуслышание.

Родственники разражаются жуткой площадной бранью, одновременно щёлкая затворами, досылая патроны в патронник.

- В сад не выходить! - командует Дед Егор. - И косячника выпустите, лишний штык не помешает!

Мимо, ругаясь, на чём свет стоит, проносится Дядя Толя.

- Я уж, мать твою, думал, всё! – доносится до ушей Лидии самая безобидная из его фраз.

Баба Катя тащит Лидию за руку к окну гостиной.

- Мы на позиции! – доводит она их месторасположение до остальных.

Отовсюду доносятся крики: «На позиции! На позиции»! Родственники заряжают оружие. Баба Катя зло передёргивает затвор винтовки.

- Что происходит? – дрожащим голосом спрашивает Лидия. - Где Сергей?

Кто-то из Родственников кричит: «Вижу, вижу! На два часа»! Баба Катя, щурясь, смотрит в окно, указывает рукой в сад. Лидия вглядывается в темноту. Сначала ничего не видит, но вдруг за деревом мелькает размытый, потерявший четкость, силуэт, бегущего на четырёх конечностях лохматого существа.

- Что это?! – испуганно вскрикивает Лидия.

Родственники молчат, некоторые прячут взгляд. Лидия вновь всматривается в темноту. Размытое, нечёткое существо прячется за деревьями, выглядывает из-за них. В темноте не понятно, что это.

- Катюха! – кричит Дед Егор.

- Не с руки мне! – отвечает та, прикладывая глаз к оптике. - Мечется, как рыба об лёд, деревья мешают!

- Надо пока не ушёл! – советует Дядя Толя. - А то всей округе армагедец устроит, по хлеще, чем Семён покойник! Его потом никаким стволом не свалишь!

- В первый раз, младенец! – пытается всех успокоить Дед Егор. - Никуда не денется!

- А пусть зазноба выманит! – говорит Дима, вставляя обойму в Калаш. - Вот и посмотрим, что за любовь у них!

Родственники одобрительно гудят. Баба Катя достаёт из-под полы наган, крутит барабан, проверяет патроны. Передаёт его Лидии, но та не хочет брать, начинает плакать.

- Бери девонька, не бойся. Это простые, без серебра, - произносит бабка.

- Серебра? – задыхаясь от страха, спрашивает Лидия.

Родственники волокут Лидию к входной двери.

- Всё будет нормальненько, - уверяет Дед Егор. - Выйдет к тебе, Катька его уложит. Ежели чего, стреляй в упор, патронов не жалей.

Лидия испуганно смотрит на дверь, её мелко трясёт от страха. Родственники выталкивают обомлевшую девушку в сад, запирают за ней дверь, бегут на позиции.

Лидия стоит недалеко от дверей дома, с ужасом глядя в темноту сада.

- Зови! – советует Дед.

Лидия, спотыкаясь, идёт в сад, слабо держа наган в руке.

- Серёжа…. Серёженька…, - зовёт она.

За деревьями раздаётся хищное рычание.

- Что с тобой? Почему? – продолжает спрашивать девушка.

В ответ снова рычание.

- Это я - Лида. Мы же хотели пожениться.

Существо медленно выходит из-за деревьев, передвигаясь на четвереньках. Лидия пугается, её парализует страх, она роняет пистолет. Сергей, а точнее то, во что он превратился, приближается к ней, рыча и скалясь.

Баба Катя ставит ногу на подоконник, осторожно дыша и преодолевая тяжесть винтовки, целится в Сергея, аккуратно выбирает момент для выстрела.

Нечто медленно идёт к Лидии, нюхает воздух, землю, траву. Лидия дрожит от страха, готова упасть в обморок. Существо останавливается, готовится к прыжку. Резко прыгает, вытянув вперёд когтистые, мохнатые лапы.

Баба Катя стреляет, время замедляет ход. Медленно приближается пуля, попадает в висок, выбив с другой стороны головы кровавый фарш. Сергея отбрасывает в сторону. Он падает на бок, перед ним расплывается лужа крови с кусочками мозга, он пробует лизнуть кровь, но тело не слушается.

Из дома выбегают родственники с верёвками, сетями и фонарями в руках, кто-то тащит багор. От всего этого Лидия теряет сознание, упав на холодную землю. Последней из дома выходит Баба Катя с винтовкой на плече. Сергей закрывает глаза, сделав последний выдох в этом обличии.

Раннее утро. Солнечный свет проникает через открытые настежь окна гостиной. Родственники пьют чай с пирогом, Лидия сидит перед чашкой чая, тупо смотря на поднимающийся вверх пар.

В гостиную входит Сергей с основательно забинтованной головой. Все прекращают трапезу, глядят на него, Лидия продолжает смотреть в чашку. Сергей снимает бинты,¸ демонстрируя зажившую голову, лишь на виске заметен небольшой синяк.

- Лид…, - виновато обращается он к невесте.

- Почему не сказал? – не отрывая взгляда от чашки, произносит она.

- Действительно? – влезает в беседу Дима.

Родственники осуждающе смотрят на него, тот сразу замолкает.

- Ты бы не поверила, - отвечает Сергей, потирая висок. - Да и никто не знал, будет ли в этом поколении. Думали, дед Степан последний.

- Сотни лет брали пригожих дев, - в защиту Сергея вступает Дед Егор, - разбавляли старую, волчью кровь. Видать, не совсем ещё….

- Так я для этого нужна? – всхлипывает Лидия.

- Нет, Лида, - пугается её реакции Сергей. - Всё почестному. Тут насильно, мил не будешь.

Лидия встаёт из-за стола, уходит в комнату. Возвращается, готовая к поездке.

- Спасибо всем, - прощается она. - Ещё раз соболезную.

Она идёт к выходу, напоследок громко хлопнув дверью. Дима, пивший чай, вздрагивает от удара, откусив край чашки. Сергей собирается бежать за Лидией, но его останавливает Баба Катя.

- Пусть идёт, - сурово говорит она. - Если любит, примет таким, как есть. Без любви у нас нельзя.

Сергей садится за стол, ему наливают чай. Сергей тупо смотрит на пар, поднимающийся из чашки. Снаружи слышен звук отъезжающей машины, Сергей порывается встать.

- Сидеть! – рявкает Баба Катя.

Сергей подчиняется, плюхнувшись обратно на стул и обхватив голову руками.

- Послушай, послушай, - одобряет её рык Дед Егор, разворачивающий «Батончик».

Все, молча, ждут. Снаружи слышен звук мотора вернувшегося автомобиля. Открывается дверь, вбегает заплаканная Лидия, Сергей поднимается ей на встречу. Лидия бросается в его объятья, они жарко обнимаются. Лидия целует Сергея, оставляя помаду на его лице.

Родственники радостно вскакивают с мест, переворачивая чашки, банки с вареньем и пироги. Все бросаются обнимать молодожёнов.

2019.

#s3gt_translate_tooltip_mini { display: none !important; }

 



Последние комментарии

Уважаемый! Любите заниматься провокациями, троллингом - это Ваши проблемы. Культурный, грамотный, воспитанный человек не будет...


Холод
12.04.2019 09:44
Dreamer12
Стих о природе? Но почему же так страшно... ...


Фетисова Светлана
Щёлкнул замком входной двери и... "Слабак, трус, предатель" - это то, что он прочёл...


Держусь, не падаю, не плачу. Дав шанс себе в который раз
Увидеть солнца луч прекрасный. Зацепили...


Щёлкнул замком входной двери и... "Слабак, трус, предатель" - это то, что он прочёл в...


Фетисова Светлана
Автор всегда с Вами! ))) Ответ уклончив) Чисто женская логика...
...


Dreamer
Назрел насущный вопрос:"В каком мире находится автор"? Он еще там или здесь? Автор всегда с...


Назрел насущный вопрос:"В каком мире находится автор"? Он еще там или здесь? ...


Dreamer
А это интересно! Бытовая история с нервом, переживаниями, налетом таинственности, но угадывается желание автора...


А это интересно! Бытовая история с нервом, переживаниями, налетом таинственности, но угадывается желание автора сказать...


Васил
Нельзя быть ни русофобом, ни украинофобом и т.д. Запомните: все народы равны. Фобом быть не...


Нельзя быть ни русофобом, ни украинофобом и т.д. Запомните: все народы равны. ...


Сие творение более похоже на статейку в патриотическую газету. Хочу заметить, что количество русофобов пропорционально...


*** Кристиночка


Откуда-то сверху? Ну да, Кристина. Иногда с высоты птичьего полета видно то,...


Dreamer
Я бы на это сказал: философский взгляд откуда-то сверху...

Откуда-то сверху? ...