Силуэт Счастья


Просмотров: 14
 815 


hog121
04.06.2010 17:03
СИЛУЭТ СЧАСТЬЯ

Эпизод 1: духовная реликвия
Ночь. Жёлтая-жёлтая луна украшала небо своим неповторимо ярким сиянием. Звёзд не было видно: они боязливо укрылись за могучими
тучами, словно их что-то дико напугало. Да и сами эти тучи на фоне сумеречного неба выглядели как-то странно, можно даже сказать
по демонически. Дул сильный холодный ветер. Он безжалостно трепал листву деревьев, он хотел вырвать их с корнем и унести с собой.
И вода в лужах, появившихся на земле после очередного проливного дождя, довольно необычно бурлила, словно кипела. Озорной буран,
сломя голову, нёсся по этому сногсшибательному ландшафту, поднимая песок и пыль, а затем нагло кидая их обратно. Вся атмосфера,
которая окружала Мистические руины просто не могла не тревожить человеческие сердца своим кошмарным стилем. Было сложно
представить, что буквально несколько часов назад эти самые Мистические руины были наполнены светом и донельзя пропитаны
добродушием. Никто не мог даже и подумать, во что мог превратиться этот чудесный уголок Мобиуса.
Среди этих гор и равнин бежал без оглядки наш Хогарт. Но в его быстром беге не ощущалось совершенно никакой тревоги. Скорее
здесь присутствовало другое, отнюдь не лучшее чувство. Глаза гепарда так и искрились красными огоньками ненависти. Да, в его теле
присутствовала страшная сила злобы. Зло одержало контроль над его беспомощным к этой силе мозгом, он не мог контролировать свои
поступки. Им управляла неведомая мощь. Его шерсть вставала дыбом. Но это было не от испуга, напротив, почти не существовало в
мире таких вещей, которые бы могли вызвать реакцию испуга у Хогарта. Вообще, не было ясно, отчего она так вставала: может быть от
бешеной скорости, с которой бежал гепард, а может быть и от чудовищной ненависти, которая переполняла его тело. Она придавала
Хогу коварный, жестокий вид, какой было просто нереально передать словами. Его можно было запросто спутать со злодеем.
Но вот Хогарт постепенно замедлил бег. Вскоре этот бег перешёл в шаг, а шаг в свою очередь превратился в простое “стояние”.
Встав, наш гепард осторожно огляделся по сторонам, наверное пытаясь понять, куда же он всё-таки забрёл. Буран продолжал поднимать
песок с пылью, нагло кидая впоследствии обратно; вода в лужах по-прежнему продолжала булькать, словно кипя – всё было тщетно.
Гепард не знал, где он находится. Казалось, всё ему ни по чём, его страшило что-то другое, что-то намного ужаснее всего этого. На
минуту Хогарт затих, он встал на одном месте, как вкопанный. Едва можно было заметить, как он дышит. Можно было подумать, что он
уже вконец успокоился, если бы не его свирепые глаза, так и искрящиеся злобой. Он сделал несколько глубоких вдохов, но даже это не
помогло ему привести себя в нормальное состояние.
Тут он чуть не сбил дерево, стоящее неподалёку от него, размахом своей грозной лапы с острыми, как бритва когтями, и взвыв на все
Мистические руины, помчался дальше… Всё, что можно было увидеть из его улик, после его присутствия, так это глубокие кривые
шрамы на том самом дереве от знакомых нам когтей…
Хогарт молниеносно пришёл в сидячее положение после этого кошмарного сна. У него тут же участился пульс и дыхание. Он начал
судорожно ощупывать себя. Спустя некоторое время, когда Хог наконец понял, что находится в полной безопасности и весь этот
кошмар, что он видел пять минут назад является лишь плодом его воображения, он немного успокоился. Он долго не мог поверить, что
видел себя таким. Хог не мог даже представить, что могло ввести его в такое состояние. Тут, пожалуй, надо сказать, что Хогарт был
очень дружелюбным существом и его было порой довольно трудно разозлить, но зато разозлив его, можно было уже смело прощаться с
жизнью. Таким был наш гепард. Хог был весь в поту после этой ночки и ему не мешало принять душ, что он впоследствии и сделал.
Время шло, а его мысли о странном сне так и не покидали мозг. Действительно, почему он никак не мог избавиться от этих
воспоминаний, ведь это был всего лишь пустой сон? Почему он продолжал отчётливо помнить каждое мгновенье того сна, в то время,
как другие кошмары забывались им, спустя несколько секунд после скорого пробуждения?
Но не успел Хогарт и подумать как следует над этими вопросами, как он услышал знакомую мелодию звонка своего мобильного
телефона. На телефоне стоял определитель и он показывал всего три буквы: “Ада”. Хог мгновенно подбежал к тому месту, где звенеламелодия и поднял трубку:
- Алло, Ада, привет милая, - расплывшись в улыбке, словно увидев её перед собой, произнёс гепард.
- Слушай, Хог, я конечно не хочу отрывать тебя от важных дел, но мне нужно напомнить тебе о том, что ты вчера говорил мне…, -
Достаточно строгим, но в тоже время спокойным голосом произнесла собеседница.
- Ты о чём это? – погрузившись с головой во вчерашние воспоминания, спросил Хог.
- Ты ведь сам назначил мне встречу у фонтана сегодня в одиннадцать, или ты не помнишь? Это ведь твои слова! Они ведь исходили от
тебя! А, я поняла, ты просто издеваешься надо мной! Очень хорошая шуточка: притащить меня сюда, в центр города, куда я около
четырёх часов пробиралась сквозь пробки и заторы, только для того, чтобы сказать: “привет, милая”? – возмутилась собеседница.
- Эй, подожди, Адочка, я тебе сейчас всё объясню, - как можно спокойнее произнёс Хог.
- Через телефон можно было и дома поговорить…, - возмутилась Ада и положила трубку.
Хочется заметить, что если Хогарта было довольно сложно разозлить, то Аду вовсе наоборот: она была вечно чем-то недовольна. Да и
вообще, сходства во вкусах между Адой и Хогартом почти не было: они слушали разную музыку, по-разному одевались, вели различный
образ жизни, имели различные взгляды на мир, но зато они прекрасно дополняли друг друга и, пожалуй, только это удерживало их
вместе.
Хог посмотрел на часы. Циферблат показывал без десяти одиннадцать. “Проспал”, - пронеслось в голове у Хога. Затем он, без лишних
раздумий, одевшись в свою повседневную одежду, мигом выбежал из дверей своего дома и направился к Стейшн Сквер.
Город просто сиял в лучах солнечного света. Однако всю эту прелестную атмосферу заметно портила городская суматоха.
Невероятные пробки на дорогах изо дня в день постоянно выбрасываемые в воздух выхлопные газы и прочие городские “прелести” не
давали ни на секунду забыться и предаться наслаждению жизни, обрести спокойствие души. Свободные полёты мелких пташек в небе
заменяли оглушительные полёты громадных самолётов; вместо дельфинов, маняще плавающих в кристально чистой воде Изумрудного
моря, подводное пространство смело рассекали подводные лодки. В общем, Стейшн Сквер имело полную противоположность
Мистическим руинам.
Ну, а тем временем наш герой уже довольно продолжительное время стоял на остановке и ждал, как назло запаздывающий поезд.
Вокзальные часы показывали половину двенадцатого. Хогарт начинал волноваться. Но вот, спустя ещё несколько минут, наконец
подошёл поезд и раскрыл свои двери. Он благополучно доставил своих пассажиров в место назначения, а вместе с ними и самого Хога.
Сойдя с поезда, он пошёл искать цветочные магазины. Он горячо любил Аду и был готов практически на всё, ради того чтобы добиться
от неё взаимности. Он никогда и ничего не жалел для неё. Он заботился о неё много больше, чем о самом себе и в этом проявляется
самая лучшая из его сторон. Купив в одной из встретившихся на пути магазинов самый большой букет красных роз, Хогарт скрылся в
толпе, пробираясь к тому самому фонтану, где уже более получаса назад он хотел встретиться с Адой. И пока он пробирался, его голову
начинали терзать воспоминания об их первой встрече с Адой.
Это произошло на выпускном вечере. Было много веселья, как и полагалось для такого рода праздников. Кругом был смех и
побрякивание “чокающихся” бокалов с шампанским. Был большой и длинный праздничный стол с кучей наставленных на него блюд.
Всё это никак не могло не приносить положительных эмоций. Все участники этого торжества были наполнены радостью и
беззаботностью. Там был и Хог вместе со своими друзьями. Тогда у него ещё были друзья. Хотя, если честно, Хогарт был одиночкой.
Он всегда всё делал сами не нуждался в помощи других. Однако Хог тоже был счастливым на этом празднике, ну, или по крайней мере
так выглядел. И в тот самый момент, когда друзья Хогарта попросили его сходить за пивом, наш гепард встретил свою любовь. Он
потом ещё долго думал, что было бы с ним, не повстречавшись бы он с ней. Эта чудесная лисичка была действительно хороша собой.
С ног до головы она была покрыта мягкой красноватого цвета шёрсткой. На ней были синие джинсы, которые очень хорошо подходили
к её безупречному стилю. И, конечно, яркие, голубые глаза, на которые просто нельзя было не обратить своего внимания. Она сидела за
отдельным столиком и пила шампанское. Когда Хогарт проходил мимо, он невзначай обернулся и заметил её. Их взгляды переплелись
в одно целое. Здесь Ада лучезарно улыбнулась ему и наш гепард не смог устоять перед её манящей красотой. Он тут же забыл о пиве, о
своих друзьях и прочих заботах, и, очарованный, подошёл к ней. Они сели за столик и разговорились. Говорили они так, будто уже
знали друг друга. Знали всю жизнь.
Правда, ещё, примерно недели за две до этого вечера они уже встречались, если это вообще можно было назвать встречей. Хог
чудовищно опаздывал на какое-то важное собрание. Он бежал без остановки и столкнулся с той самой лисицей. Столкновение не было
сильным, однако принесло не мало проблем. Видимо, девушка несла с собой кучу каких-то бумаг и прочих материалов, которые и
уронила на пол при столкновении. Естественно, Хогарт решил помочь ей поднять разбросанные по коридору вещички, так как считал
именно себя виновным в произошедшем. Однако, он, как я уже говорил раньше, сильно опаздывал и поэтому был готов высказать всё
своё недовольство в самой жёсткой форме ей, которая ещё больше его задерживала. Но тут, стоило только посмотреть ей в глаза, как
Хогарт был сразу же околдован её внешностью. И недовольная мина мигом сменилась на весьма радужную улыбку.
Хог не мог забыть этого чудесного знакомства. В его памяти очень точно отложилась эта встреча. И хотя, годы всё шли, он всё равно
помнил эту встречу с точно такой же точностью, как и тогда. Для него это было чем-то вроде духовной реликвии, которую он хранил
глубоко в душе. Однако он уже добрался к фонтану, расположенному прямо в центре столичного Мегаполиса. Он знал, что опоздал, что
провинился перед ней и хотел хотя бы как-нибудь загладить свою вину букетом сочно-красных роз, которые он держал в правой руке. К
великому его удивлению, Хогарт не обнаружил Ады у фонтана. Однако, это не показалось ему странным. “Быть может уже ушла. Но я
должен сделать ей предложение именно сейчас. Хватит, нельзя откладывать такие дела на потом”, - думал наш герой. Наконец,
подождав ещё несколько минут, Хогарт начал убеждаться в том, что Ада действительно ушла. Для того чтобы подтвердить свои догадки,
Хог начал расспрашивать прохожих об Аде. Как бы старательно не описывал её Хог, Никто из них ничего не мог сказать по этому
поводу. Это начинало злить Хогарта.
- Эй, ты, - вдруг услышал гепард позади себя голос.
Хог мигом обернулся и, предварительно выпустив свои острые когти, вцепился левой рукой прямо в шею тому, чей это, собственно
говоря, был голос. Затем, приподняв его на расстояние вытянутой руки и прижав к стенке, он как можно спокойнее произнёс:
- А нельзя ли повежливей? Мне кажется, что “Эй, ты” звучит не очень приятно по отношению к незнакомому человеку. Я итак в ярости,
лучше не доводи меня до крайностей… Тебе же хуже будет, - прорычал сквозь зубы гепард.
- Хорошо, хорошо, только отпустите, - взмолился собеседник.
- Чего тебе от меня нужно? – более-менее спокойным басом спросил гепард.
- Вы вроде говорили, что искали лису… Я могу вам помочь.
- Правда? Ты видел её?
- Следуйте за мной…
…Тот странный человек отвёл Хогарта к какому-то зданию. Оно не было большим, но казалось огромным. Оно было покрашено в
светло-оранжевый цвет. Краска была такой яркой, что просто слепила глаза. Стиль этого здания напоминал Хогу об Арабских краях.
Дверь, которая являлась входом в это здание, заменяло некое подобие занавеса. Да и сама форма дома с куполами на верхушке
выглядела довольно оригинально на фоне Стейшн Сквер. Маленькие окошки причудливой, слегка скруглённой формы торчали из стен.
Не долго думая, Хог вошёл внутрь. Такая же неописуемая картина предстала перед ним и внутри этого загадочного здания.
Многочисленные факелы, горящие синим пламенем стояли на полу; некоторые из них были “прикручены” к стене. Они страстно
полыхали, создавая тем самым довольно мистическую атмосферу. “Иди сюда”, - вдруг позвал чей-то голос, слышавшийся где-то далеко
впереди. Хог побежал на шум и наткнулся на какого-то то ли тигра, то ли ягуара.
- Кто вы? – в недоумении спросил гепард.
- Спокойно. Я Архип – посланник твой. Великий маг, но не злобный чародей. Потрясающий ясновидящий, но не печальный пророк.
Расскажи, что тебя так волнует, друг мой, - совершенно спокойно ответил “житель” этого здания.
- Тот парень…, - только было начал Хог, как был перебит другим лицом.
- А-а… Можешь дальше не рассказывать мне о своих бедах. Я чувствую, тебя тревожит что-то. Что-то очень близкое тебе. Хм… ты
что-то потерял. Скорее всего… - тут он секунд на десять закрыл глаза и глубоко вздохнул, - эта вещь тебе очень дорога.
- Да…, - попытался вымолвить словечко Хог, но тщетно.
- Речь идёт о твоей возлюбленной? Её имя Ада? – задал вопрос Хогу Архип.
- Откуда вы знаете? – спросил Хог, поражённый могуществом мага.
- Что за ерундовый вопрос? Я ж ясновидящий! – слегка огорчённо произнёс волшебник, а затем добавил, - сейчас я достану свой
магический шар-пророк и скажу тебе, где она и как вернуть её.
- Хорошо. Я буду ждать столько времени, сколько вы от меня потребуете. Только скажите мне, в порядке ли она? – вымолвил Хог.
В ответ волшебник снял покрывало с какого-то большого стеклянного шара и стал разводить вокруг него руками, словно он грелся у
костра. Внутри него зажёгся зелёный огонёк. Сначала он был сравнительно небольшого размера, но со временем он внезапно стал
увеличиваться, и в конце концов достиг действительно не малых размеров. Маг всё это время не переставал повторять одну и ту же
фразу. Кажется, она была на древнегреческом языке, так как в его голосе заметно чувствовался данный акцент. Эта процедура
продолжалась порядка десяти минут, после чего Архип сказал, что Ада была похищена недобрыми силами и сейчас находится в
большой опасности. Он сказал, что не знает, как её вернуть, так как в магическом шаре не хватает энергии Хаоса, чтобы показать выход
из такого, достаточно серьёзного положения.
- Но где мне достать этот изумруд Хаоса? – задал вопрос Архипу гепард.
- Достать изумруд Хаоса сможешь ты только у вечного алтаря. Но это не так-то просто. Видишь ли, этот изумруд очень хорошо
охраняется. День и ночь, в бури и в грозы, в мороз и в жару, в дождь и в снег изумруд остаётся на своём месте, где и лежал ранее. Ещё
никто не мог пробраться туда и забрать его, - проговорил маг.
Не тратя времени попусту, Хог попросил карту этого места у колдуна. Это означало ничто иное, как то, что он согласен даже на
такие условия. Им двигала чудовищная сила любви и он не мог отступить. Идти до того места оказалось не очень далеко, от силы
восемь километров. Но вся трудность похода состояла совсем не в расстоянии.
Покушение на изумруд Хог затеял на ночь. У него не было чётко скорректированного плана и это немного волновало. Хог не мог
потерпеть поражения. Победа значила для него всё. В противном случае он мог потерять и Аду, и свою собственную жизнь.
Приближался вечер, а вместе с ним и наш Хогарт приближался к вечному алтарю. Он остановился передохнуть, так как шёл без
остановки уже довольно долгое время. Много закатов повидал в своей жизни Хог, но этот был каким-то особенным. Он не был похож
на другие закаты. Солнце ласково ложилось на мягкие, перистые облака. Ярко-голубое небо превратилось в оранжевые воздушные
просторы. Затих ветер, словно в ожидании чего-то божественного. Ах, как сейчас хотел Хог, чтобы Ада была с ним и точно так же
наблюдала за купающимся в облаках солнцем! Как он хотел сейчас просто обнять её и, наконец-таки почувствовать себя счастливым!
Увы, такие мечты воплощаются в реальность только в сказках. В жизни у каждого свой конец…
Эпизод 2: рвение к лучшему
Спустя непродолжительное время закат вконец погас. Грустное солнце окончательно закатилось за тучи и отдало своё преимущество
луне. Наступило время действовать. Хогарт спрятался в кустах и наблюдал за алтарём, как дикая кошка за своей добычей. У его
подножия туда-сюда сновали ехидны, тем самым патрулируя сию местность. На верхушке пирамиды покоилось именно то сокровище,
которое было так нужно нашему Хогарту. На этой ноте он нахмурил брови, пытаясь сосредоточиться на своей тактике. Он долго
раздумывал, прежде чем начать нападение. Обдумывал все плюсы, все минусы, все прелести и все недостатки в этом нападении.
Наконец, так в результате ничего и не придумав, а только лишь понапрасну потеряв своё драгоценное время, Хог всё-таки подобрал
момент и выпрыгнул из своей засады. Внезапное появление врага было настолько неожиданным, что ехидны, будучи хотя и
благородными, отважными созданиями, просто-напросто пустились в рассыпную. Они бежали, не смотря на то, что были достаточно
хорошо вооружены и в любую секунду могли принять бой.
А вообще, страх – вполне нормальная для живого существа реакция. Недаром ведь говорят, что “только дурак ничего не боится”. В
этом высказывании есть по-своему глубокий смысл.
Итак, Хогарту оставалось только подняться наверх и взять изумруд Хаоса. Конечно, желательно было сделать это как можно
быстрее, так как ехидны были не из тех зверей, что так просто сдаются. Наверняка они побежали за подмогой. Между тем, Хог
мгновенно взобрался по ступенькам на самый верх и подобрался к изумруду поближе. Изумруд светился тёмно-зелёным цветом,
освещая тем самым весь алтарь.
- Отсюда невозможно уйти незамеченным, - вдруг остановил Хога голос, доносящийся из-за его спины.
- Я так не считаю, - возразил Хог и положил к себе в карман изумруд.
Когда он обернулся, то увидел перед собой Наклза, великого и ужасного. Хог знал, что непременно что-то пойдёт не так, но чтобы он
попал вот в такую передрягу! Наклз не стал долго думать. Он со всей своей мощью размахнул своими лапами и накинулся на Хога.
Против Наклза было бесполезно сражаться, поэтому гепард твёрдо решил уворачиваться от его атак. Вот Наклз как следует прицелился
к мишени и прыгнул, но наш Хогарт обладал просто молниеносной реакцией (на то он и гепард), и поэтому он с лёгкостью отскочил
от того места, на котором стоял секунду назад. Бедный Наклз не успел затормозить и врезался в одну из колонн, на которых держалось
всё это величественное сооружение. Причём врезался так сильно, что колонна покачнулась и с потолка начали отлетать куски мрамора.
Было видно, вечный алтарь сыплется. Пути назад нет, ничто уже не вернёт его прежнее состояние. Начался шум, который представлял
некоторое подобие тому шуму, какой возникает при сходе снежных лавин с гор. Этот неугомонный шум со временем не утихал, вовсе
наоборот, с каждой секундой он становился всё громче и насыщенней. На раздумье времени не было, но наш Хог не был черепахой,
поэтому смог взять себя в руки и скрыться с изумрудом в гуще джунглей. Только он было развил скорость, как вдруг резко остановился
и обернулся. Пейзаж был не из лучших. По вине Хогарта алтарь превратился в руины. От того, что хранилось веками, что передавалось
из поколения в поколение совсем ничего ни осталось. Серьёзный взгляд Хогарта. До краёв заполнялся тревогой.
Тут он ринулся обратно, к остаткам алтаря. Он очень торопился, он бежал на помощь с неведомой скоростью. Вот, не прошло и двух
минут, как Хог снова стоял у того самого алтаря. Он выискивал глазами Наклза. Наклз лежал без сознания около той колонны, об
которую ударился головой при нападении на гепарда. Хогу удалось вытащить из обломков вечного алтаря хранителя изумруда
буквально за секунду до того, как на то место, где только что лежало его немощное тело обрушилась огромная плитка мрамора. Хог
взял пострадавшего на руки и благополучно доставил в быстром беге в затерянные джунгли. Там, послушав сердце, пощупав пульс,
проследив дыхание и в конце концов убедившись в том, что ехидна остался жив, гепард оставил его под одним из деревьев и скрылся в
сумраке.
По пути он пытался осмыслить свой поступок, совершённый накануне. Он даже не знал, что лучше: оставить в живых Наклза или же
умертвить! Подумайте сами: зачем человеку жить, если у него отняли всё, ради чего он работал и трудился, зачем Наклзу жить, если
изумруд Хаоса, который он терпеливо охранял практически всю свою жизнь, не жалея сил своих, не щадя живота своего, похищен, а
алтарь, где он проводил почти любую минуту своего свободного времени разрушен? Но видит Бог, Хог хотел как лучше. Здесь его
осенила суровая правда жизни: иногда, для того чтобы достигнуть своего счастья, нужно отнять его у кого-нибудь другого. Быть может
именно поэтому не может быть такого в нашем мире, чтобы каждый человек был счастлив?
Однако, вернёмся к делу. Восемь километров для гепарда было сущим пустяком, но вот дождь, который не слабо зарядил почти с
самого начала его пути и сопровождавший его впоследствии весь этот путь, от и до, заметно понижал тонус Хога. Пробежав энное
количество расстояния, Хог наконец понял, что сейчас ему самое время переждать непогоду в джунглях. Так он и сделал. В джунглях
было более-менее уютно, так как дождь, уже давно перешедший в ливень плохо проникал в сии глухие чащобы, из-за листвы. Однако
капли, которые всё же проникали сквозь заросли, были на редкость крупными и холодными. Они, словно пули, жгли своей на редкость
низкой температурой молодое тело гепарда, создавая довольно неприятное ощущение. Они причиняли боль, как моральную, так и
физическую. От такой неблагоприятной погоды хотелось плакать. У Хогарта с ливнем были связаны самые горькие воспоминания.
Примерно в такую же погоду его бросила мать. Он был вынужден сам добывать себе пищу. Это было не так-то просто сделать, так как
Хог к тому времени ещё не был достаточно взрослым. Он имел непостоянное место жительства, был кочевником. Ему было очень
тяжело “вставать на ноги”. Но, как видите, он преодолел все невзгоды и превратился в настоящего, смелого и отважного,
непоколебимого гепарда. Только вера в лучшее, в надежду на светлое будущее, в то, что все невзгоды когда-нибудь всё-таки пройдут и,
что наступит более лучшее время, давали ему жить. Естественно, всем этим “светлым будущим” и являлась Ада, единственная и
неповторимая, безукоризненная лисица. Она была его единственным спасением.
Ну, а между тем к дождю добавилась молния в комплекте с грозой. Вся живность попряталась в свои норки и дупла. Эти мрачные
раскаты грома заставляли сердце Хогарта всё больше и больше трепетать. Нет, он не боялся грома, просто с каждым новым стуком
перед его глазами всё чётче проявлялись те страшные воспоминания, которые он был бы рад выбросить из головы и забыть, но, к
великому сожалению не мог. Он бы всё отдал, чтобы больше не видеть этих картин перед собой, но забыть всё это было просто
невозможно.
Так в джунглях прошла вся ночь. Дождь, долго не прекращавшийся, наконец затих и тучи рассеялись. Сквозь них начали проходить
светлые солнечные лучики. Воздух был свеж, деревья просто сияли чистотой. Хог встретил новый день. Но вот, резко отбросив все
сантименты прочь, гепард принялся за дело. Он ещё раз прощупал карман на наличие изумруда Хаоса и, убедившись, что он находится
в целости и сохранности, продолжил свой путь. Бежать по лужам, оставленными вчерашним дождём было неприятно и неудобно,
поэтому Хогарт не счёл необходимым бежать с максимальной скоростью. И вот, не спеша, спустя некоторое время, гепард уже видел
тот самый необычный дом. Такого ярого удивления на Хога он на этот раз не произвёл. Наш герой смело вошёл в “дверь” и уже во
второй раз окинул взглядом кучу факелов. “Иди сюда”, - позвал его уже знакомый голос, раздавшийся где-то далеко впереди. Хог
уверенно прошагал вперёд и встретился с уже знакомым ему лицом.
- Приветствую тебя, о воин добра и света. Что принесло тебя сюда? – поприветствовал Хога “житель”.
- Что за глупый вопрос? Ты же сам мне говорил, чтобы я принёс тебе изумруд Хаоса. Ты же сам хотел мне помочь вернуть Аду, или это
было просто отвлекающим манёвром? – с лёгкой, но постепенно нарастающей злобой произнёс гепард.
- Ах да! Хогарт! Ну, и где же твой изумруд? – прежним голосом промолвил волшебник.
- Вот, - проговорил Хогарт, доставая из кармана сокровище и передавая его в руки колдуну, - но это не МОЙ изумруд! Ты даже
представить себе не можешь, на что мне пришлось пойти ради него. Я мог отнять чужие жизни из-за какого-то там изумруда. Пусть
Господь распоряжается чужими судьбами, а я не в праве этого делать. Я выполнил твоё условие, теперь ты выполняй своё.
Волшебник вновь достал свой пророческий шар и начал приговаривать какие-то древнегреческие фразы. В шаре снова засуетился
зелёный огонёк. Тут он взял изумруд в правую руку и так крепко сжал его, что распорол себе ладонь. Из образовавшейся раны брызнула
кровь. Красные капельки попали на шар и тут же испарились. Но вот зелёный огонёк в стеклянном шаре замер и колдун перестал
приговаривать свои заклинания. Он сделал удивлённое лицо и стал внимательно осматривать каждый квадратный миллиметр
драгоценности. Несколько минут спустя, маг положил изумруд на одну из своих полок и, покорно опустив голову, сказал следующее:
- Сожалею… Он не функционирует.
- Что значит не функционирует?
- То и значит. Мне нужно сделать срочную экспертизу. Я должен проверить его на подлинность. Думаю это займёт пару дней.
Хогарт быстро встал со стула и поднял волшебника за шкирку. Затем он грозным голосом произнёс:
- Ты это сейчас пытаешься намекнуть мне, что весь этот путь, который я проделал, ради чего я рисковал своей жизнью, всё это было
зря? Вздумал сменять надо мной? Раз уж на то пошло, я не дам тебе спуску…
- Заработало…, - едва вымолвил своим тоненьким дрожащим голоском колдун.
- Так-то лучше, - с явным успокоением произнёс Хог.
- О-о… Я вижу её… Я чувствую присутствие нечистой силы рядом с ней… Эта сила довольно мощна, - тут Архип вздрогнул и
сглотнул, - она находится у синего ежа по имени Соник.
- Соник говоришь? Как она к нему попала-то? – с ярко выраженным недопониманием произнёс Хогарт.
- Извини, друг, мой шар может только видеть будущее и настоящее. О прошлом ни-ни, - изъяснился предсказатель, добавив после
десятисекундного молчания, - ты должен привести ко мне этого ежа в целости и сохранности, не вздумай причинять ему смертельный
ущерб. Я разберусь с ним лично, когда ты доставишь мне его сюда. Я получу своё, ты получишь своё.
- Идёт, - сказал Хог и пожал Архипу руку в знак заключения устного договора.
Наш герой вышел из этого здания с лёгким недовольством. Он не знал, что колдун даст ему ещё одно поручение. Но, как вы уже
знаете, наш Хогарт был весьма и весьма терпеливым зверьков, и поэтому даже не подал виду, что его терзает злоба. Он думал, что Ада
уже у него в руках, когда нёс изумруд колдуну, что они снова заживут долго и счастливо, но не тут-то было. Жизнь полна
неожиданностей и этот случай служит тому доказательством. Всё было бы слишком просто, если бы каждое человеческое желание вмиг
исполнялось.
Хогарту было очень сложно найти Соника, словно иголку в стогу сена. А ведь для того чтобы кого-то найти, нужно знать интересы
этого человека, его пристрастия, увлечения. Хог не был роботом, который мог бы выследить с помощью своих датчиков любого
человека, зная только его имя. Он не был гениальным сыщиком, который мог бы собрать кучу улик на ровном месте и разгадать, как
ребус месторасположение необходимого ему человека. Он был обычным зверем и в его ситуации можно было надеяться только на
удачу. И действительно, фортуна не отвернулась от него. Хогарту улыбнулась удача: не далеко от гепарда был виден синий вихрь. Этот
вихрь мог создавать только Соник своим реактивным бегом. Но Хог недооценил его; он не знал всех способностей ежа. Он быстро
пронёсся мимо гепарда, растрепав всю его шерсть и повалив пару близстоящих деревьев. Естественно, Хогарт, в надежде поймать
добычу, погнался за Соником. Ландшафт попался куда более ужасный, чем хотелось бы. Они мчались по джунглям. Из-за тут и там
встречающихся деревьев, нельзя было бежать на полной скорости. Да и непросохшая земля после недавнего дождя тоже затормаживала
их гонку. В той гонке присутствовал великий риск споткнуться и сломать себе всё, что только можно (скорость-то всё-таки не детская),
но это ничуть не пугало Хога, а вовсе наоборот, заряжало долей адреналина. Он считал экстрим своей стихией. И всё же, что не говори,
а кочки, и тут и там торчащие корни деревьев очень сильно мешались нашим соперникам. Соник при всём этом ещё как-то умудрялся
вилять и поворачиваться. То ли он показывал этим свою бесприкословную профессиональность, то ли спешил по своим делам, то ли
просто дразнил Хогарта, но было видно одно – ёж заметил, что у него появился достойный оппонент, не уступающий ему почти не по
каким параметрам, повторяющий его практически во всех критериях. Он видел, что Хог сидел у него на “хвосте”. На лице ёжика
появилась ехидная ухмылка. Он слегка наклонил голову и прибавил ходу, что было мочи. К тому времени экстремальная гонка уже
превратилась во внедорожный забег. Хотя песок было гораздо хуже травы, но по крайней мере на данном ландшафте не было ни
единого деревца, в которые можно было врезаться. Тем более на такой местности можно было показать свою истинную мощь, развить
самую, что ни на есть максимальную скорость, что и сделал Соник. Хогарт, хотя и был достаточно быстр в своей среде обитания, но с
Соником сравниться не мог. И если в чаще он ещё хоть как-то мог конкурировать с синим ежом, то в пустыне его “соперничество” дало
трещину. Он чувствовал, как силы покидают его. Хог всё сильнее и сильнее начинал отставать от Соника, но тем не менее не упускал
его из виду.
Вот нашими бесстрашными героями было проделано уже несколько сотен километров, но никто из них даже и не думал сдаваться.
Тут Соник услышал до боли знакомый шум мотора – это летел Тейлс на своём “Торнадо”. Он пошёл на снижение и Соник запрыгнул
на заднее сидение аэроплана. Затем “Торнадо” снова начал набирать высоту, отдаляясь от Хога, и в конце концов превратился в
маленькую точку в небе. Хогарт потерял шанс на то, чтобы поймать ежа. Следовательно, Хог потерял шанс вернуть Аду. Он ещё долго
бежал, следя глазами за этой точкой, пока наконец совсем не устал. После этого он сел посреди дороги и глубоко задумался. Он понял,
что физической силой Соника не проймёшь, что надо подходить к этой проблеме с умом. Так, со сосредоточенным лицом, Хог просидел
вплоть до позднего вечера. Он был так напряжён, что казалось, ничто в мире не могло отвлечь его от этих раздумий.
Наконец, Хогарт, соорудив тактику, встал и начал копать яму. Копал он её очень долго, на протяжение целой ночи. Зато яма была
глубокой, так что потрудился наш “ловец” на славу. На дно он положил сеть, видимо, для того чтобы когда (и если) туда свалится
добыча, забрать её с собой и отнести к волшебнику для определённых целей. Сверху он застелил всё это дело листвой и ветками для
пущей маскировки. Выглядела ловушка вполне приемлемо. Вот только все эти старания оказались напрасными. Всё дело было в том,
что бедный Хог не учёл при разработке своего плана того важного факта, что Соник – это не просто ёж, это реактивный ёж. Естественно,
зверёк промчался по ловушке с такой скоростью, что та просто не успела обрушиться. Соник был как всегда на высоте. Но Хогарт не
переставал отчаиваться: чего он только не предпринимал для того чтобы поймать ежа. Хог сооружал и минные поля, и натягивал сетку
между деревьями, даже Эми похитил, - ничего не могло остановить ёжика. Наконец гепард пришёл к очень интересному выводу: он
подметил, что Соник ежедневно бегает по одному и тому же маршруту одного и того же ландшафта, в одном и том же направлении
одного и того же времени. Видимо, для ежа это было чем-то вроде утренней пробежки. Похоже, что Соник таким образом старался
поддерживать себя в хорошей форме. И эта предсказуемость послужила Хогу хорошим планом для очередного покушения.
Эпизод 3: угрюмый свет.
Однако, успех этого плана уже зависел полностью от точности в математических вычислениях. Любая погрешность могла привести весь
проект к неминуемому краху, к провалу задания. План был не из числа мудрых: Хог хотел подкараулить Соника и подставить ему
подножку. Но для того чтобы воплотить этот план в реальность, ему нужно было наверняка знать, во сколько именно часов, минут и
секунд Соник пересечёт именно этот участок, а это было, откровенно говоря, не лёгкой задачей. Ну, в общем высчитал Хог, всё что
необходимо, для того чтобы поймать Соника. Ошибку в уравнениях Хог мог заметить только в том случае, если бы поймать Соника не
удалось. Это был его последний шанс вернуть Аду и снова зажить долго и счастливо, заботясь только о совместной любви и больше ни
о чём другом.
Вот наступил новый день. Подходило то время, в которое Соник по своему обыкновению начинал осуществлять свою пробежку. Вот
появился синий вихрь, с каждой секундой приближающийся всё ближе и ближе. Претворение в жизнь этого плана требовало
Мгновенной реакции, чего было хоть отбавляй в Хогарте. Он быстро рванул навстречу Сонику и подставил подножку. Тот зацепился и
кубарем покатился по земле. Он катился с такой страшной силой, что Хогарт начал было сомневаться в том, что этот грандиозный план
должен оставить его в живых. Соник катился по песку, оставлял за собой клубы пыли. Наконец, когда всё затихло и туман,
образовавшийся из пыли, рассеялся, Хог подошёл к неподвижно лежавшему на песке телу Соника и осмотрел его. Он был весь в
синяках и ссадинах, повсюду блистали кровавые шрамы, но не смотря на это, он всё ещё дышал. Хог осторожно поднял его, затем
взвалил к себе на плечи и понёс к колдуну…
Хогарту, за всё это время пути никак не могло прийти в голову: как же этот ёжик, который на продолжении многих лет своей жизни
сражался со злобными машинами, самой разнообразной конструкции и раскрывая вмиг все самые коварные планы доктора Роботника,
мог попасться в такую примитивную ловушку? Вот так всегда: сегодня ты правишь миром, а уже завтра вынужден пресмыкаться…
…Хог подходил к магическому дворцу. От перегрузки мыслями у него трещала голова. Ему было важно успокоить в себе зверя,
иначе быть нервному срыву. Дыхание Соника было затруднено. Он с трудом мог пошевелиться. Смотря на такое состояние Соника,
Хогарт мог не бояться за то, что он (Соник) сейчас возьмёт и убежит на свободу, обведя гепарда вокруг пальца. Соник был слишком
слаб для этого. Но с другой стороны, Хог сравнительно мало знал о еже, для того чтобы делать такие выводы. Соник мог просто
профессионально прикидываться раненым, но зачем ему это было надо? Вот поэтому-то Хог и был уверен в своей безоговорочной
победе. Вот он вошёл в здание в третий раз. Услышав знакомую фразу, которую он уже заучил наизусть, гепард помчался на шум.
Прибежав в огромный зал, Хог внимательно осмотрел местность.
- Добро пожаловать, друг мой! – обрадовавшись приходу Хога, сказал чудотворец.
- Я тоже очень рад встрече, - кивнул Хогарт.
- Вижу ты добыл мне ежа! Я поражён. Как тебе это удалось? Ну да неважно.
Хог передал, истекающего кровью Соника Архипу. Тот в предвкушении победы потёр руки и отнёс его в другую комнату. Потом он
вернулся и, стоя спиной к Хогарту, уже изменившимся (и надо сказать не в лучшую сторону) голосом проговорил:
- В тюрьму его! А синего заприте в отдельную кунсткамеру, мне нужно будет поговорить с ним наедине на днях.
Откуда ни возьмись, со всех сторон появились люди. Все они были одинаково одеты и тем самым создавали некую похожесть друг
на друга. Они взяли Хога и Соника под руки и потащили по тёмному коридору. Коридор этот был действительно тёмным. То ли из-за
того, что его не освещало ни одной лампочки, то ли из-за того, что в его стенах не было ни одного окна, а может быть просто так было
надо. Наших героев потащили в разные стороны, так что они не знали, где находятся. Соник не знал, куда заключили Хога, а Хог не
знал, где находится Соник. Тюрьма не отличалась своей необыкновенностью. Ну, разве что она была гораздо меньше по площади. Она
состояла всего из пяти-шести камер. Сами камеры представляли собой небольшие квадратные помещения, довольно пустые по поводу
мебели (была только кушетка). На одной из стен красовалось окошко, перекрытое железной решёткой. Стены не могли похвастаться
своей красотой. Они были все перекрашены, а кое-где даже были выбиты разные надписи. Эти надписи не сулили ничего хорошего. Это
озночало, что люди, сидевшие так же как и Хог в заключении, так же имели тяжёлую жизнь. Только по-настоящему удручённый
печалью человек мог выгравировать печальную надпись. Хог был уверен, что все эти люди были добрыми и боролись лишь за свет, что
они были несправедливо осуждёнными. К сожалению или к счастью, но наш гепард был как раз таки из их числа. Сонику досталась не
лучшая камера. Но он всё равно радовался. Радовался хотя бы тому, что у него есть крыша над головой, был доволен, что существует на
свете, что он любит и живёт. Соник ещё долго лежал без сознания.
Прошло два часа. В камере Хогарта стояла гробовая тишина. Он не думал сопротивляться, бежать. Сейчас его мозг был занят
совершенно другими мыслями. Для того чтобы решить, как действовать дальше, Хогарту нужно было разобраться в том, что с ним
происходит сейчас, одним словом в настоящем. Он был в шоке. Он не ожидал такого разворота событий. Хог начинал понимать, что всё
это было подстроено с самого начала. Он понял, что с того момента, как он проснулся, все его дальнейшие действия были высчитаны
Архипом. Его поражала гениальность колдуна, и в то же время он обвинял себя в излишней невнимательности по отношению к
окружающему миру. Хогарт признавал, что был слеп. Он понял, что маг подстроил всё с самого начала, что именно он похитил Аду, для
того чтобы Хог, обеспокоившись отсутствием её у места встречи, начал просить помощи у прохожих людей. Естественно, волшебник
нанял знакомого человека, или даже может незнакомого, за определённую сумму денег, или может не денег, а ещё чего-нибудь, короче
за вознаграждение, чтобы тот привёл Хога к чародею, и тот уже начал втирать ему разные умные вещи. Колдун на самом деле им и не
был. Далее, с его помощью он попытался ограбить вечный алтарь и, как потом выяснилось, попытка эта оказалась на удивление удачной.
Архип понимал, что ему самому было невозможно справиться с этой загвоздкой, поэтому он поручил всё это Хогарту. Вопрос состоял
только в том, зачем ему так срочно понадобился этот изумруд Хаоса? О, об этом было лучше не задумываться. Ведь мы знаем, что сила
Хаоса – это энергия, усиленная сердцем. Только воистину добрый человек может творить добро, сея по всей земле семена света. Злодей
же может творить только зло, испепеляя всё вокруг. В результате, сила Хаоса полностью зависит от выбора сердца. Какая душа им
завладеет – такой и будет энергия. Но мы-то с вами знаем, по крайней мере теперь, к какой стороне относится колдун! Вот именно
поэтому и нельзя было допустить того, чтобы этот изумруд оказался под властью волшебника. Естественно, Архип очень хорошо знал
это место, так как дал Хогу карту, им же вычерченную от руки. Карта полностью совпадала с местностью, обстановка в реальности была
точно такой же, как и на бумаге. Кроме того, волшебник прекрасно понимал то, что Хог может встретиться с самим хранителем
изумруда, владыкой вечного алтаря. И что самое интересное, он не предупредил гепарда об их возможной встрече с Наклзом, а это
значит, что он не был против. Это означало, что ехидна был его врагом и он хотел устроить ему “приятную неожиданность”. Архип
хотел “убить двух зайцев одним ударом”, и было похоже, что ему всё-таки удалось избавиться от Наклза и одновременно с этим
получить к себе в распоряжение Хаос изумруд, одним словом план удался. Но не совсем. Наш Хог не был извергом, он был борцом за
свет, а не за тьму, и поэтому оставил своего врага-Наклза в живых. Избавиться от Наклза не удалось, но заполучить изумруд – вот что
самое важное! Прохвост Архип всё-таки обманул Хогарта, бывшего просто игрушкой в его руках. Затем Архип послал Хогарта за
Соником, так как опасался за то, что он, узнав о краже изумруда, конечно же прибежит и отберёт драгоценность, ведь выследить кого-то
для Соника не составляло абсолютно никакого труда. Да и кроме того, Соник являлся не только перегородкой на пути к славе для
Архипа, но и серьёзной угрозой. Он ненавидел Соника. Отсюда начали возникать подозрения, что он был как-то связан с Роботником.
Иначе, что он мог иметь против синего ежа? Ну, а после того, как Хогарт принёс Соника чародею, он больше стал не нужен ему и
волшебник решил посадить гепарда в каталажку. Конечно же, он боялся за свою жизнь, за то, что Хог, будучи довольно мстительным
созданием, безусловно бы попытался порешить с обидчиком, и его можно было понять. Это чувство вполне могло возникнуть из-за
несправедливого отношения к нему. Ведь Хог был для предсказателя лишь пешкой на шахматной доске. Без Хога, Архип бы никогда
не добился изумруда. Что вы чувствуете, когда видите, что вами управляют, подобно пешке, когда с вашей помощью пытаются
достигнуть своих целей? Да, кто-то может подумать, что это является вовсе не бездушным мошенничеством, а очень даже благородным
поступком. Вынужден не согласиться с этим мнением: благородным поступок может называться только тогда, когда человек
сознательно помогает другому, не требуя совершенно ничего в замен, а не когда его нагло используют в своих личных целях. Вот
именно это сейчас и чувствовал наш герой. Хотя насчёт того, за что Архип посадил Хога в тюрьму, гепард был не уверен. Он выпустил
из своей лапы коготь и выцарапал им на стене надпись: “Нет справедливости в мире”. Эта надпись стала одиннадцатой из тех, что
когда-либо оставляли на этой стене и она полностью отражала настроение гепарда…
Тем временем, совершенно в другой камере, располагавшейся довольно далеко от той камеры, куда засадили Хога, Соник начинал
двигаться. Он очнулся. Раскрыв глаза, бедняга пришёл в глубочайшее удивление. Он не понимал, где он находится и как сюда попал.
Опомнившись, ёж попытался встать на ноги, что в конце концов получилось, хотя и не без усилий. Он был ещё достаточно слаб, для того
чтобы двигаться, но не смотря на это, ёж всё-таки попытался подняться и подойти к решётке. После пары неудачных попыток, ёжику
улыбнулась удача, и вот, спустя несколько минут, он уже стоял у решётки.
- Как я сюда попал? – спросил ёж у охранника.
- Хе.. Ну народ пошёл! Через вход, как же ещё? – шутливо произнёс охранник.
- Каким образом я имею ввиду? – сформулировал свой вопрос Соник.
- Тебя принёс сюда какой-то гепард. Ты тогда был без сознания. Да и вообще, не задавай мне таких вопросов. Я тебе не всезнайка, а
охранник тюрьмы. Откуда я тебе буду всё про всех знать? – возмутился охранник.
Соник потерял много крови и поэтому находился в полусонном состоянии. Все движения казались плавными, а все звуки
приглушёнными. Соник прислонился к стене и начал усиленно вспоминать, что же всё-таки произошло. Надо заметить, что потеря
крови наихудшим образом отразилась на провалы в памяти, которые так мешали Сонику вспомнить былые времена.
Наступил следующий день. Хог встретил его с крайней неохотой. Ведь теперь он был лишён не только любви всей своей жизни, но и
святой свободы. Лучи солнца как-то боязливо заглядывали в окошко, наверное тоже боясь потерять свободу. И хотя они не были
живыми, их нельзя было потрогать, но с ними Хогарту становилось куда уютнее, чем наедине с самим собой. Вот яркий солнечный свет
упал на выцарапанную измученным жизнью гепардом надпись, словно подтверждая его слова. Буквы заблестели так сильно, что
начинали просто слепить глаза. Хог зажмурил глаза от столь яркого света. Вот он подошёл к решётке и, схватившись за толстые прутья
обеими руками, позвал охранника. Охранник не заставил себя долго ждать, он подошёл к Хогарту и спросил, что ему от него нужно.
Гепард попросил позвать колдуна и охранник, немного помешкавшись перед этим, удалился. Прошло около десяти минут, когда в
помещение вошёл хозяин здания.
- говори правду, - строго начал Хог.
- Какую правду? – с недоумевающим видом и вообще, не понимая, о чём идёт речь спросил маг.
- Да уж ту самую. Расскажи мне о том, зачем ты меня сюда посадил, и зачем украл Аду, - в ярости начал объяснять гепард.
- Хм.. Я вижу, ты раскусил меня, как грецкий орех. Браво, мои поздравления, - с лёгким удивлением произнёс чудотворец.
- Я требую правды! – не мешкая, заревел Хог.
- Хочешь правды. Что ж, нет ничего проще, - сказал чародей, усевшись поудобнее, - я давно хотел заполучить изумруд Хаоса, можно
даже сказать, почти всю свою жизнь. Но мне мешали разные нехорошие обстоятельства, то и дело встречавшиеся у меня на пути.
- Рассказывай, как можно подробнее. Я хочу знать всё о том, почему ты решил наказать меня таким образом, - высказался Хог.
- Так вот… Тринадцать лет назад, когда я был ещё совсем молод и только делал первые шаги в покорении миров, я впервые узнал об
изумрудах Хаоса, способных дарить чудовищную энергию. Ещё за семнадцать лет до этого я посетил тёмный алтарь, нечто вроде
вечного алтаря, только направленный на получение тёмной энергии, в отличие от вечного, чья сила была направлена на получение
светлой энергии. Сейчас, правда, этого алтаря уже не существует. Его испепелили дотла союзники вечного алтаря, а клан тёмного
алтаря был найден и публично повешен за злодеяния. И перед тем, как умереть, древние пророки сказали мне, что чуют во мне
большую мощь…
- Погоди. Ты состоял в этом клане? – перебил Архипа наш гепард.
- Да, я был одним из его приспешников. И эти прорицатели рассказали мне о том, что я был избран, для того чтобы совершить великое
зло и мне был нужен всего один изумруд, для того чтобы прийти к суперформе и привести в ход механизм тотального разрушения. Я
не знал тогда, что это такое, не знаю и до сих пор, но постараюсь выяснить в скором времени. Изумруд, как видишь, у меня уже есть.
- Я понимаю, но как это связано со мной? – вновь перебил Архипа своим вопросом наш герой.
- Потрепи. Всему своё время. Ну, значит прорицатели рассказали мне об огромной силе, покоящейся внутри меня. В начале я им не
верил и считал все эти высказывания лишь глупой выдумкой, но теперь начал понимать, в чём состоит вся истина. И перед тем, как
закончить свой пророк, духи предупредили меня. Они сказали мне, что через тридцать лет, когда заветная цель будет уже так близка к
исполнению, у меня на пути встанет некий “двенадцатый спаситель” и разрушит все мои коварные планы. Вот уж не думал, что им
окажешься ты!
- И ты решил заманить меня к себе с помощью Ады, так? Получается, что она тебе нужна только из-за этого? – догадывался Хог.
- Именно.
- Если ты такой избранный, то почему сам побоялся достать изумруд и расправиться с Соником?
- Видишь ли, чужими жизнями рисковать куда проще, чем своей собственной.
Здесь Хог не сдержался и, резко просунув руки через решётку, попытался достать своими наточенными когтями волшебника. Но
волшебник находился на безопасном расстоянии от гепарда, и поэтому, как бы Хог не старался причинить магу боль, ничего не
получалось. Сам маг с любопытством наблюдал на истерику Хога. Минут через десять он успокоился и совершенно нормальным, может
даже слегка жалостливым голосом проговорил:
- Архип, я знаю, в тебе же есть хотя бы капля добродушия. Отпусти её. Отпусти Аду. Зачем она тебе нужна? Что она тебе сделала? Тебе
нужен я, а не она. Вот и возьми меня, а Аду оставь в покое. Дай ей ещё раз почувствовать свободу, дай ей насладиться жизнью. Пусть
хотя бы она будет счастлива.
- Эти тигры в клетке – все они марионетки…, - напевая эту фразу, покинул помещение чудотворец.
На этом их разговор окончился. Хог ещё долго сидел на кушетке, вспоминая те чудные дни, когда Ада была вместе с ним, когда не
существовало никаких забот, когда слово “грусть” было не знакомо им двоим…
А тем временем, Соник услышал знакомый рёв мотора. Это был Тейлс. Каким-то образом нашёл Соника и торопился к нему на
помощь. Самолёт приземлился около всем уже давно знакомого здания. Спустя пару минут, “пассажиры” ворвались в дом и окружили
Архипа. Волшебник был вынужден поднять руки, так как на него уставились одиннадцать пар недовольных глаз. Спасать Соника
пришли все: Наклз, Биг с Фрогии, Шэдоу, Руж, Эспио, Вектор, Эми, Крим с Чизом, е-123 Омега. Но во главе стоял Тейлс, так как
именно он учредил это “освободительное движение”. Они без труда нашли камеру, в которой сидел Соник и вызволили его оттуда. А на
вопрос о том, как же Тейлс узнал про его похищение, лис с гордостью ответил, что видел этот момент с птичьего полёта. Прощё говоря,
в тот момент, когда Соник был похищен гепардом, Тейлс как раз летел по своим делам, и совершенно случайно, ввязался в эту историю.
Всё это произошло довольно быстро. Но вот, к Хогу подошёл, уже поправившийся к тому времени Соник. Его вид был очень печальным.
Он так странно посмотрел на гепарда и дрожащим голосом сообщил ему, что они не успели спасти Аду…
Взгляд Хогарта, до этого момента привязанный к персоне синего ежа, вдруг резко упал вниз. Было видно, что он не ожидал таких
известий. Хог попросил оставить его в покое. Он снова закопался в своих мыслях. Его тело начало заметно трястись. Он сел на корточки,
облокотившись на стену и задрал голову прямиком вверх, глядя прямо в потолок.”Её больше нет”, - думал он и лишь от одной этой
мысли на его глазах наворачивались слёзы. Его глаза, ставшие уже совсем стеклянными, наполнялись презрением к жизни. Хогарт
окончательно потерял своё стремление обрести свободу, присутствовавшее в нём пять минут назад. Он покачал головой в знак
несогласия с распоряжением судьбы. “Так не должно быть”, - говорил он про себя. И после этих слов, слёзы, одна за другой, покатились
по его щекам. Ах, как это больно, потерять надежду на светлое будущее! Как больно осознавать, что жизнь прожита зря, и что былого
счастья уже не испытать вновь! Однако, минуту спустя, от грустных глаз не осталось и следа. Теперь они были наполнены злобой и
ненавистью. Они были полны жажды мщения. Под покровительством злобы, Хог разогнул решётку камеры и рванул на свободу. Но
зачем ему была нужна эта свобода без Ады? Зачем?
Ночь. Жёлтая-жёлтая луна украшала небо своим неповторимо ярким сиянием. Звёзд не было видно: они боязливо укрылись за могучими
тучами, словно их что-то дико напугало. Да и сами эти тучи на фоне сумеречного неба выглядели как-то странно, можно даже сказать
по демонически. Дул сильный холодный ветер. Он безжалостно трепал листву деревьев, он хотел вырвать их с корнем и унести с собой.
И вода в лужах, появившихся на земле после очередного проливного дождя, довольно необычно бурлила, словно кипела. Озорной буран,
сломя голову, нёсся по этому сногсшибательному ландшафту, поднимая песок и пыль, а затем нагло кидая их обратно. Вся атмосфера,
которая окружала Мистические руины просто не могла не тревожить человеческие сердца своим кошмарным стилем. Было сложно
представить, что буквально несколько часов назад эти самые Мистические руины были наполнены светом и донельзя пропитаны
добродушием. Никто не мог даже и подумать, во что мог превратиться этот чудесный уголок Мобиуса.
Среди этих гор и равнин бежал без оглядки наш Хогарт. Но в его быстром беге не ощущалось совершенно никакой тревоги. Скорее
здесь присутствовало другое, отнюдь не лучшее чувство. Глаза гепарда так и искрились красными огоньками ненависти. Да, в его теле
присутствовала страшная сила злобы. Зло одержало контроль над его беспомощным к этой силе мозгом, он не мог контролировать свои
поступки. Им управляла неведомая мощь. Его шерсть вставала дыбом. Но это было не от испуга, напротив, почти не существовало в
мире таких вещей, которые бы могли вызвать реакцию испуга у Хогарта. Вообще, не было ясно, отчего она так вставала: может быть от
бешеной скорости, с которой бежал гепард, а может быть и от чудовищной ненависти, которая переполняла его тело. Она придавала
Хогу коварный, жестокий вид, какой было просто нереально передать словами. Его можно было запросто спутать со злодеем.
Но вот Хогарт постепенно замедлил бег. Вскоре этот бег перешёл в шаг, а шаг в свою очередь превратился в простое “стояние”.
Встав, наш гепард осторожно огляделся по сторонам, наверное пытаясь понять, куда же он всё-таки забрёл. Буран продолжал поднимать
песок с пылью, нагло кидая впоследствии обратно; вода в лужах по-прежнему продолжала булькать, словно кипя – всё было тщетно.
Гепард не знал, где он находится. Казалось, всё ему ни по чём, его страшило что-то другое, что-то намного ужаснее всего этого. На
минуту Хогарт затих, он встал на одном месте, как вкопанный. Едва можно было заметить, как он дышит. Можно было подумать, что он
уже вконец успокоился, если бы не его свирепые глаза, так и искрящиеся злобой. Он сделал несколько глубоких вдохов, но даже это не
помогло ему привести себя в нормальное состояние.
Тут он чуть не сбил дерево, стоящее неподалёку от него, размахом своей грозной лапы с острыми, как бритва когтями, и взвыв на все
Мистические руины, помчался дальше… Всё, что можно было увидеть из его улик, после его присутствия, так это глубокие кривые
шрамы на том самом дереве от знакомых нам когтей…
Попытаемся вывести из этой истории один жизненно важный урок. Прежде всего, конечно, нужно оберегать своё счастье от
разнообразных недугов и прислушиваться к своим снам. Что ж, между тем жизнь сделала полный круг. Если бы Хог знал, что этот сон
действительно сбудется, он бы уберёг себя от всего этого. Но если бы он уберёг себя от этой истории, то сон бы не сбылся, и
следовательно, не приснился бы ему вообще! Парадокс, скажете вы? А испытал ли наш гепард своё счастье? Нет, он слепо верил в то,
чего в принципе не существует в природе. Но не один он допустил ошибку. Каждый совершает в своей жизни ошибки и учится на них
впоследствии, но есть такие ошибки, совершив которые можно испортить себе всю оставшеюся жизнь. Хогарт думал, что видел счастье,
но на самом деле он видел только его силуэт…
Эпизод 4: монохромная печаль
Прошло уже два ме6сяца после того тяжёлого рокового дня, когда Хогарт узнал, вернее ещё раз убедился в том, что жизнь очень и очень
часто бывает несправедливой по отношению к живущим. Прошло целых два месяца с тех пор, когда все надежды на лучшее в этом мире
покинули его душу и он полностью разочаровался во всём том, во что свято верил до сей поры. Этот роковой случай поделил всю его
жизнь на две совершенно разных по своему составу части. И если ранее Хогарт был уверен, что правильно делил на прожитую часть, то
есть на ту часть жизни, которая была уже у него за плечами и часть непрожитую, то есть ту часть жизни, которую он только собирается
пережить, но ещё не прожил, но теперь он начал понимать, что жизнь – это не игрушка, с которой можно поиграть и отставить в угол
после того, как надоест играть с ней, и она не любит шуток. Теперь его жизнь разделилась на две другие половины: на ту часть, когда он
был счастлив с Адой, когда он мог видеть её манящий облик и слышать звонкий радостный смех, когда он мог ловить чудесный аромат
её духов и чувствовать сладкий вкус её губной помады, и на ту часть, когда всё это было в прошлом. И честно говоря, эта часть жизни не
сулила ничего хорошего. После случившегося гепард стал вконец замкнутым в отношениях с окружающим миром. Он переживал
большой стресс. Первые несколько недель он даже не выходил на улицу, чтобы прогуляться да и просто подышать свежим воздухом. Он
перестал вступать в любые контакты с окружающим его обществом. Правда последнее время он, так сказать, начал приходить в себя и
постепенно оправляться от всех этих тяжёлых последствий. Тоска по уже несуществующей на белом свете возлюбленной со временем
начинала спадать. И если вид у него казался вполне спокойным, то где-то глубоко внутри себя он всё же был взволнован. Поэтому, даже
если бы Хогарт вышел на улицу и прошёлся по людным местам, эти люди, которые видели бы его, ни за что бы не подумали, что он
чем-то сильно обеспокоен. Но как вы понимаете, главное внутри, а не снаружи. Хог проводил часами у окна. Он сидел и смотрел на
окружающий его мир. Он считал каждый автомобиль, проезжающий мимо его дома; следил за каждым человеком, показывающемся его
цепкому взору; запоминал каждый звук, раздающийся в небе. И делал он это не потому что ему действительно это казалось интересным –
- он хотел забыться, отвлечься от тех, терзающих душу воспоминаний. Каждый день всё повторялось снова и снова. Эти дни жизни
Хогарта не приносили ему практически никакой пользы. Они текли так медленно, один за другим, что вконец надоели Хогу и ему уже не
хотелось так продолжать свою жизнь. Он просто не представлял себе своё дальнейшее существование в этом мире. Но делать
самоубийство было ещё рано – Хогарт ещё не перестал искать покой души. Он пытался всеми силами изменить свой теперешний образ
жизни, иначе от такого однообразия, можно так свихнуться, что ни одна больница тебе уже не поможет. И вот, тот судьбоносный день,
которого так ждал Хогарт, наступил.
Всё началось с обычного времяпрепровождения у окна. Хогарт уже утратил желание жить и последнее, что он хотел сделать –
- попрощаться с миром. Он вышел на улицу. Царила ночь, но от соответствующей ей ночной тишины не оставалось и следа. В шумном
мегаполисе безостановочно ревели автомобильные моторы и ни на секунду не прекращался бессмысленный топот людей. Шумели
фабрики и заводы. Вся эта атмосфера очень действовала на нервы Хогу. Он не понимал, как можно вообще заснуть при таком шуме. Вот
послышался отдалённый гул сирены. Снова пожарная машина едет тушить, вновь загоревшийся дом. А надо сказать, что в то время,
стояла довольно сухая, жаркая погода и из-за этого в городе постоянно загоралось много лесов и деревянных сооружений. И этот самый
гул пронзал барабанные перепонки Хога. Он бил в голову всё сильнее и сильнее по мере приближения самого транспорта. Это просто не
могло не раздражать гепарда. Вслед за этим звуком, раздражительней которого, казалось, нет, послышался ещё более противный. Он был
слышен с воздуха. Его создавал самолёт, летящий по своему предначертанному маршруту. Рейс этого самолёта был уже давно знаком
Хогарту. Более того – он знал его наизусть. Вроде всё стихло. Но не надолго. Расслабиться Хогу не дал резкий и протяжный “свист”
парохода, обозначающий его отплытие. Но куда может отплыть судно ночью? Хогу казалось, будто все эти автомобили, пароходы и
самолёты сговорились, чтобы помешать ему обрести покой души и тела. Этот бесконечный шум заставил Хогарта найти другое, более
спокойное относительно центра города, место для своего свободного времяпрепровождения. Все эти невзгоды совершенно не давали
Хогарту сосредоточиться, поэтому он решил прогуляться по парку. Во всяком случае, он думал, что там должно быть спокойнее, чем в
центре города. Он гулял по этому зелёному местечку и вдыхал свежий воздух, казавшийся как-то по-особому свежим после дождя,
который ещё совсем недавно нахально хлестал своими каплями по окну Хога. Для полноты позитивных ощущений не хватало тёплых
солнечных лучей, которые бы ласкали своим светом тело гепарда. Вместо него на небе светилась лишь холодная луна, напичканная
горами и впадинами, и прочими неровностями, которые были так хорошо видны отсюда. Так же небо было усеяно множеством звёзд.
Какие-то из них были более яркими, какие-то менее, и их разнообразность создавала некую атмосферу, надвигающую на положительный
ход мысли. Но все эти мысли не могли быть положительными без Ады. Тем более в эту чудесную ночь. Сейчас Хогарту, как никогда не
хватало её, но не смотря на всё своё желание вернуть Аду, он всё равно не мог ничего поделать, так как являлся не Богом, не царём мира,
а лишь простой его составной частью, обычной, как и все. Земля была сырой, она впитала много влаги. Из ям получались лужи. Трава
была слегка скользкой. Было не очень приятно ощущать её под ногами. Однако, маленькая неприятность – это ещё не конец света.
На улице было довольно темно, а на часах довольно поздно, но это ни сколько не волновало нашего гепарда, так как ему не зачем
было возвращаться домой, да и спать он тоже не мог. Его переполняла энергия, но не просто энергия, а энергия мщения, не просто
мщения, а мщения за отобранную любовь. И эта жажда не давала ему уснуть. К сведению, Хогарт шёл по парку совершенно один. За всё
время хождения он не встретил ни одной живой души. Это не было таким странным случаем, ведь часы Хогарта давно перевалили за
полночь. Но как только Хог повернул за угол, он наткнулся на двух личностей, выясняющих отношения. Хогарт не счёл нужным влезать
в их разговор, и поэтому аккуратно встал за дерево, тем самым спрятавшись от незнакомцев. Да, он понимал, что подслушивание и уж
тем более подсматривание чужих разговоров не влезает в рамки приличия и не соответствует правилам морали, но тем не менее
любопытство взяло верх над ним и он решил взглянуть на происходящее со стороны зрителя, а не участника. Его интерес рос, как на
дрожжах. Глазам Хогарта привиделось следующее: в углу у кирпичной стены стоял тигр, держа в своих руках какую-то бумагу, а
напротив него в своей летающей посудине сидел какой-то усатый старик, изображая довольно грозное лицо. Его брови были нахмурены
и он всё время показывал указательным пальцем, что-то крича при этом, на ту самую бумагу, которую держал в руках тигр. Одна рука
тигра была полностью железной и один глаз его светился кроваво-красного цвета огоньком. Вот старик внезапно громко рассмеялся,
что-то пробормоча себе под нос и тигр прижал бумагу, которую до этого держал с своих лапах, к груди. Видимо, старый злодей хотел
отнять её у него.
- Ты не получишь этой карты. Я никогда не отдам её в твои грязные руки. Можешь убить меня, но этого добра тебе не видать! – смело
произнёс тигр с железной лапой.
- В твоём смелом голосе, как ни крути, а капелька боязни-то проскакивает. Что ж, скоро я завладею всем миром, после того, как ты
отдашь мне эти карты. И все твои попытки обхитрить меня будут напрасными, - сказал в ответ старик.
- Подойдёшь ближе – и я порву их, - угрожающе произнёс тигр.
- Не порвёшь! Хватит мне голову морочить. Всё это – лишь пустые слова. Ты просто не способен на такое, и поверить в то, что ты
сейчас сказал – значит быть полным идиотом. Увы, я не из их числа, - проговорил старик и перешёл в наступление.
Хогарт понял, что нужно срочно что-то предпринять. Он больше не должен был стоять на месте. Он чувствовал, что тигру нужна его
помощь. Откуда ни возьмись, появилось полчище роботов, с такими грозными лицами, как и у того старика, что сидел в посудине. Они
стояли так, как будто чего-то ждали. Роботы были все на одно лицо, в самом прямом смысле этого слова, что на самом деле не очень
удивило Хогарта. Больше его удивляло количество ботов. Они были чудовищно спокойны. И это их спокойствие очень сильно пугало
гепарда. Это было, как затишье перед цунами. Все роботы, как один, смотрели в одну точку. Их руки были собраны по швам и шеи
приподняты. Они ничем не отличались от живой армии людей. И вот злодей поднял правую руку вверх. Мгновенно, роботы сменили
позицию, а точнее сделали шаг назад и согнули руки в кулаки. Несколько секунд царила идеальная тишина. Даже порывов ветра не было
слышно! Глаза тигра бегло рассматривали эту армию. Его взгляд так куда-то торопился, что даже порой казалось, что он хочет успеть за
эти несколько секунд обойти взглядом всех их. Испуг и волнение очень хорошо подчёркивались в этом взгляде. Вот, спустя
сравнительное небольшое количество Мобианского времени, старик резко опустил руку и роботы ринулись, как по команде, в сторону
того несчастного тигра. Все их движения были совершенно одинаковыми и, что самое интересное, все они двигались в один такт. Хог
сразу понял, что они настроены враждебно. От гробовой тишины, царившей в этом парке ещё несколько секунд назад, не осталось и
следа. Ритмическое побрякивание металла наполняло своим шумом весь парк. И среди этого шума, Хогарт смог расслышать одни лишь
слово: “Эггман”. “Похоже так его зовут”, - подумал Хогарт и выбежал из своего укрытия. Старик, управляющий посудиной, заметил
новое лицо, участвующее в кровопролитной схватке. Он был очень удивлён этим. От неожиданности, он на некоторое время потерял над
собой контроль, а проще говоря, растерялся.
- Ты что здесь делаешь, путник? Тебе своих проблем мало, что ли? – недопонял ситуацию Эггман.
- Может я конечно чего-то не понимаю, но я знаю одно – то, что всегда должно быть наказано и сейчас ты получишь по заслугам, - как
можно внятнее произнёс Хогарт.
- Мой тебе совет, путник – лучше не вмешивайся, - презренно выкинул старик.
- Бог отнял у меня всё добро в жизни, так пусть оно останется, хотя бы у других. Я сам вершу свою судьбу и никто не праве мне этого
запретить. Только истребив зло по всей земле, можно жить в мире и добре, - произнёс Хог, принимаю боевую позу.
В тупике начал раздаваться звон металла. Тигр, с точки зрения Хогарта, стоящий на стороне добра, начал отбиваться от постоянно
прибывающих ботов. Устремив свой взгляд вдаль, можно было подумать, что эти твари никогда не станут прибывать, что их несметное
количество. Их атака напоминала регулярный наплыв морских волн при сильном шторме. И с каждым разом они становились всё
сильнее, хотя быть может это было лишь обманчивым ощущением. Может это просто резвый тигр слабел с каждым разом всё больше и
больше? В любом случае, с армией ботов драться становилось всё сложнее и сложнее. Сложнее в одиночку. После того, как Хогарт
подключился к этой неблагоприятной для него самого затее, битва стала немного проще, более того, она даже стала веселее в какой-то
степени! Звон металла, рушившегося прямо на глазах, становился всё более учащённее. Роботы ложились на поле боя, один за другим.
Хогарт старался пробраться через толпу машин к тому тигру и помочь, и пока, как это ни странно, ему это удавалось. Если бы роботы
были бы наполнены кровью, а не маслом, то я думаю, что вся зелень сего парка уже давно бы окрасилась в красный цвет. Итак, Хогарт
таки пробрался к своему союзнику. Было бы правильно хотя бы протянуть ему руку и представиться, но ни у того, ни у другого не было
на это времени. Да уж что там говорить про представление себя друг другу, когда у наших героев нет времени даже чтобы глотнуть
воздуха!? Надо признать, что тот тигр обладал неплохими боевыми искусствами и разбирался с легионами ботов ничуть не хуже самого
Хогарта. Так же он не уступал ему и по ловкости. Ведь когда он пускал в ход свою железную руку, роботы отлетали на такое расстояние,
что место их приземления едва можно было разглядеть невооружённым глазом. Но вот, внезапно роботы прекратили наступление и стали
строиться вокруг них. “Они явно что-то задумали. Но нужно действовать осторожно. Без паники”, - думал Хогарт, оценивая ситуацию.
Роботы вновь обрели какой-то спокойный вид и это спокойствие, точно так же, как и предыдущее, не внушало ничего хорошего. Хог
смотрел на них и с его лба тёк холодный пот. С замиранием сердца он ждал самого необычайного разворота событий. Его руки, а вслед за
ними и тело, слегка затряслись в предвкушении чего-то страшного. Тигр тоже видел, что что-то не так, но никак не мог понять, что
именно. В то время Эггман, по-прежнему находящийся в своём эггмобиле как-то странно развёл руками, словно готовил своих ботов к
чему-то. Тут Хога осенило и он что-то быстро шепнул на ухо своему союзнику. Тот кивнул головой в знак готовности к операции. Вот,
Эггман что-то прокричал и роботы, со всех сторон окружившие наших героев кинулись рвать их на куски. Но как только они понеслись
ломать кости нашим героям, они внезапно пригнулись и роботы набросились друг на друга. Таким образом Хог и его друг заставили
ботов уничтожить самих себя. И пока шла эта битва, Хогарт со своим напарником на коленях пробирались на свободу. Однако, сверху
не было видно, как они ползут, их образы скрывали роботы, колотящие друг друга. Эггман думал, что роботы избивают его врагов,
повалив на землю и закрыв своим стальным телом, и поэтому злостно хохотал в предвкушении победы. Но трудно себе представить. Но
трудно себе представить, какой шок он испытал, когда увидел их целыми и невредимыми , да ещё и за своей спиной! Злодей понял, что
пора бы капитулировать и приказал своим роботам отступить. Но перед этим один бот сбил с ног тигра. Едва Хог успел предупредить
своего напарника о надвигающейся опасности криком: “Сзади”, как робот повалил его на землю и начал бить. Но тут как тут подоспел
наш несравненный гепард и сломал бота, тем самым, спася тигру жизнь. К парочке подлетел Эггман.
- Сейчас я улетаю не потому что вы меня победили. Совсем нет. Просто… Ну… Просто я… Я вспомнил, что забыл выключить свет в
моей лаборатории… И мне нужно поторопиться, чтобы не нагорел счёт за электричество… Вот. А ты, - он посмотрел на Хога, - лучше
не связывайся со мной, а не то…
- А не то, что? Маме пожалуешься? – шутливо проговорил Хогарт.
- А не то я стану самым страшным твоим ночным кошмаром. Те ещё вспомнишь меня и пожалеешь, что связался со мной, - продолжал
Роботник.
- Лети уже, - поторапливал его Хог.
Злостный старик покинул Хогарта и его нового друга. Гепард ещё долго смотрел вслед, уходящему из поля зрения Эггману с ехидной
ухмылкой на лице. Затем он окинул взглядом ландшафт и увидел уйму металлолома, беспорядочно раскиданного на протяжение всего
парка. Затем он неодобрительно покачал головой, словно ответив самому себе на заданный “вторым я” вопрос. И в конце концов он
вернулся к делу.
- Приветствую тебя, боец за свет, - сказал Хог, протягивая лапу, лежащему на земле тигру.
- Здравствуй. Послушай, зря ты влезал в эту передрягу. Я бы и сам мог прекрасно справиться без всяких напарников. Можно подумать,
Что этот толстый клоун сможет причинить мне вред. Да это же просто смешно! – сказал, отряхивающийся, но не принявший помощи
Хогарта, тигр
- Значит, теперь ты отрицаешь мою помощь? И ты даже не хочешь сказать мне спасибо за то, что я спас твою шкуру? А тебе не кажется
это несколько грубоватым поступком? Ведь я не прошу большего, - вскипятился Хог.
- Спасибо за помощь, - выдавил тигр, - но никто не просил тебя помогать мне. Ты сделал это добровольно. Я – Дальт, не нуждаюсь в
помощниках.
- Значит твоё имя Дальт? Я Хог. И я вижу, ты не очень рад тому, что тебе спасли жизнь. Я пытался заработать счастье своей кровью –
- ничего не вышло. Потеряв последнюю надежду на своё личное счастье, я решил дарить его другим людям – но тщетно. Я не получил
ни единого слова благодарности. И при каждой попытке сделать для мира что-то хорошее, ты получаешь лишь ругань и недовольство в
свой адрес. Ну почему этот мир так несправедлив?
- Ты мне задаёшь этот вопрос?
Сказав что-то вроде: “Да пошёл ты”, Хогарт развернулся в обратную сторону и направился к себе домой. Его мозг был загружен
разными мыслями о справедливости в мире. После того, как у него отняли Аду, он вообще сомневался, что она существует. Хогарт был
разбит. Он не ожидал такой самовлюблённости от Дальта и злился на него. И он проклинал всех людей, такого же характера, как и тот
эгоистичный, с его личной точки зрения, тигр. По его лицу было видно, что всё его настроение опустилось так, что хуже некуда. Нет, он
вовсе не считал себя оскорблённым или униженным, он просто полагал, что он не заслуживает такого обращения с ним. Он считал это
высшим проявлением хамства. Мысли о случившемся никак не хотели оставлять Хога. Они словно впились в мозг, словно их кто-то
навечно туда припаял. Они никак не выбивались из головы гепарда. Тем не менее, на часах было уже четыре часа утра, а бедняга ещё не
ложился спать. Хог многое перенёс за сегодня и сейчас спать ему хотелось, как никогда. Вот, он вошёл в дом и улёгся на кровать, в
скором времени заснув мёртвым сном…
Эпизод 5: бессмертие души
Утро. Будильник показывает 12 дня. Солнце давно встало и уже во всю жарит Стейшн Сквер. Люди ходят в одних шортах и футболках.
Кто-то гуляет в солнцезащитных очках. Одним словом, на улице лето. Хог медленно поворачивается с бока на бок и с усилием открывает
глаза. Затем водит взглядом по комнате, пытаясь выяснить таким образом, а в каком это месте он сейчас находится? Неожиданно
раздаётся звонок в дверь и Хогарт мигом вскакивает с постели. Его реакция, думаю, нам будет понятна, ведь ему никто не звонил, вот
уже как целый год! Он открывает дверь и видит перед собой вчерашнего тигра, с которым побеждал Эггмана и его войска роботов. Хог
мгновенно приходит в себя после такого “гостя”.
Прости меня за вчерашнее. Я не хотел тебя обидеть этими словами, просто я был не в настроении, если можно так выразится. На самом
деле, я бы ни за что не справился без тебя. Ты действительно спас мне жизнь, Хог, и сейчас я пришёл поблагодарить тебя за твою
заботливость и отвагу, - раскаивался Дальт.
- Да не напрягайся ты так, Дальт. Я уже и забыл давно про твой поступок. Не волнуйся, я не злопамятный. А вообще, пройди лучше, -
пригласил зайти к себе Дальта Хогарт.
От “вчера” ни осталось и следа. Будто вчерашний Дальт с Хогом и Дальт с Хогом сегодняшние – совершенно разные люди. Быть
может это раскаяние сможет послужить началом хорошей дружбы между ними? Кто знает…
Хог провёл Дальта на кухню, где кипел чайник. Из его носика шёл пар и он пыхтел, словно паровоз.
- Чувствуй себя, как дома, - обратился он к тигру.
- Хорошо, - ответил Дальт.
- Ну так что тебя привело сюда? И главное, как ты узнал, где я живу? Я хотел бы получить подробный рассказ об этом, - недоумевал
Хогарт.
- В общем… В общем я выследил тебя. Я шёл за тобой всё это время. Я подумал, что грубо обошёлся с тобой и решил взять все слова
назад, сказанные вчера мною, - объяснялся Дальт, опустив глаза вниз.
- Получается, что ты пришёл сюда только ради того, чтобы просто извиниться передо мной? Что ж, весьма благородно с твоей стороны, -
сказал Хог, наливая горячий чай в чашку и протягивая её собеседнику.
- Ну, вообще-то у меня были ещё на то причины, - неловко произнёс тигр, - я думаю, ты видел, из-за чего, собственно, началась та
заварушка с Роботником?
- Подожди, дай подумать. Это та бумага, да? – попытался угадать Хог.
- А ты, оказывается, догадливый! Так вот, эта бумага – план уничтожения мира. Объясняю доступным языком: Эггман решил сделать
новую пушку неведомой мощи и разрушить с помощью неё всё в пух и прах. Он уже начал работу над сим проектом и даже нацелил
дату стопроцентной готовности пушки. Главной опорой в этом деле ему служили эти бумаги, с изображёнными на них схемами. Если
бы я не украл их из его лаборатории, то всем бы нам рано или поздно пришёл конец. А теперь у нас есть хотя бы лучик надежды. Пока
схемы у меня, он не сможет достроить эту адскую машину и напасть на беззащитных людей, - разъяснял ситуацию Дальт, медленно
попивая чаёк.
- Да, я начинаю понимать, в какую историю ты влип. Всё это, конечно, интересно, но ты так и не ответил на вопрос. Создаётся такое
впечатление, что ты просто уходишь от темы.
- Ничего подобного. Я наоборот, к этому как раз таки и веду. Надо иметь терпение, дружище. В общем, Эггман сейчас меня наверняка
ищет, ведь у меня в руках сейчас находится нужные ему файлы. И я знаю, он обязательно попытается сделать всё возможное, чтобы
отнять их у меня и воплотить свою грандиозную, и в то же время дьявольскую идею в реальность. Вот я и решил временно пожить у
тебя, спрятаться и переждать некоторое время, пока всё не уляжется. Думаю, ему не придёт в голову искать меня здесь, - продолжил
разъяснять ситуацию тигр.
- Да не вопрос. Места вполне хватит, ведь я живу один. Вот только ты не сможешь вечно бегать от опасностей. Рано или поздно, тебе
всё равно будет необходимо встретиться лицом к лицу с этим злодеем, - ответил гепард.
- Большое спасибо тебе за то, что оказал мне такую услугу. Мне сейчас нельзя никому доверять, нельзя ни на кого положиться, а если
где и можно, то в безопасности там я уж точно не буду. И я же тебе сказал, что мне нужно переждать лишь какое-то время. Я не
собираюсь жить у тебя всю оставшеюся жизнь. Мне просто сейчас непременно надо набраться сил и придумать дальнейший план
действий. Глупо идти в бой без тактики, - закончил тигр.
Хог показал комнату Дальту, отведённую для его жилья. Здесь были самые необходимые для жизни а Дальту большего было и не
надо. Его и это вполне устраивало. После того, как тигр распаковал свои вещи, Хог решил устроить своему другу экскурсию по своему
скромному, но уютному жилищу. Он прошёлся с ним буквально по каждой мелочи, по каждой пылинке дома. И каждый раз, когда он
останавливался около какого-нибудь серванта или указывал пальцем на какой-нибудь портрет, вслед, как правило, шло очень длинное
повествование. Каждая мелочь в доме наводила его на определённые воспоминания, о которых он мог говорить и говорить. Дальт со
вниманием слушал каждое предложение, каждую букву, изрекаемую Хогом, и ему это нравилось. Во время каждой истории, перед
тигром возникала картина, соответствующая его рассказу. Он так ярко всё это себе представлял, что ему порой даже казалось, что он сам
участвует в этой истории. Знакомство Дальта с обиталищем Хогарта шло довольно долго, но устать от этого было невозможно. И вот,
подойдя к очередному серванту, Дальта заинтересовал портрет, стоящий на самой верхней полке среди самых дорогих Хогу вещей.
Красноватого цвета лисица была изображена на нём.
- Кто это? – спросил Дальт Хогарта, указывая пальцем на портрет.
- Это? Это… Никто, - сказал Хог, убирая из вида фотографию лисы.
- Да брось. Это твоя возлюбленная, да? А она ничего. Зря ты так реагируешь на этот вопрос.
- Её зовут Ада. Она была единственным существом, которое могло осчастливить меня. Никто не понимал меня так, как она. Была…
Теперь её нет, ровно как и счастья в моей жизни. Я могу многое. Я могу бежать быстрее ветра. Я могу красться тише травы. Я могу
свернуть горы. Только одно я не могу – вернуть её.
- Неудачная любовь? Прости, что вызвал у тебя столь болезненные воспоминания. Я не знал, что всё так печально. И очень сожалею.
Потерять близкого для тебя человека – нет ничего хуже, чем это. Но посмотри на это с другой стороны: жизнь идёт и нельзя
задумываться о том, что уже прошло. Ты понимаешь, нельзя жить в прошлом
- Да зачем мне вообще теперь жить! Как можно жить без определённой цели? Жизнь теряет смысл, если не к чему не стремиться, как
фильм без сюжета. Раньше моей целью в жизни было стремление обрести счастье. Но как я теперь могу его обрести, если её нет!?
- Эй! Остынь. Я думаю, ещё рано делать такие пессимистические выводы. Доверься мне, как другу. Ещё не всё потеряно. Я могу помочь
тебе найти другую. И, вот увидишь, ты обретёшь с ней счастье. Я тебе гарантирую.
- Мне не нужны твои гарантии, Дальт. Ничто и никто не сможет заменить для меня Аду. Слышишь!? И не смей, даже не думай делать то,
что ты мне только что предложил.
На этой неблагоприятной ноте и закончился их разговор. Дальт хотел продолжить тему и свести Хога на более позитивные решения,
но тот не давался. Он уже начал жалеть, что задал тот дурацкий вопрос Хогу и тем самым ухудшил его настроение грустными
воспоминаниями об Аде. И чтоб смягчить обстоятельства, он пригласил его в казино. Вообще Дальт не очень любил шумные тусовки,
ему больше по душе приходилось полное одиночество, ну а уж если и в компании, то в такой компании, которая бы не насчитывала
много народу, а всего несколько человек, да и то, только с условием, если они были хорошо знакомы Дальту. Дальт не очень горел
желанием вступать в контакт с незнакомыми ему лицами. Но он говорил, что ко всему прочему, ему нужно было там кое с кем
встретиться, и только благодаря этому вескому аргументу, Хогарт согласился пойти туда. Надо сказать, что Хог с Дальтом были чем-то
сильно похожи, так как Хог тоже не признавал всяческих шумных мест. Он предпочитал просто пройтись по парку, цветущему фауной и
поразмышлять о серьёзном, о вечном. Он любил одиночество не меньше Дальта.
На дворе стояло вечернее время. Хог с Дальтом направлялись в казино. Спустя десять-пятнадцать минут, они были там. Пройдя мимо
двух охранников, почему-то как-то весьма подозрительно покосившихся на наших посетителей, Дальт с Хогом зашли внутрь. Там,
словно процветала совсем другая жизнь, нежели снаружи. Да, казино было шумным местом. Игровые автоматы только и трезвонили,
каждый свой писк. Повсюду слышался звон железных монет. Яркие огни разнообразного рода неоновых реклам бросались в глаза сразу
же при первом появлении здесь. И, подобно всем этим бесчисленным огонькам, таким же желанием горели глаза тех, кто посещал это
беззаботное заведение. Даже те, кто уже неоднократно был здесь, всё равно удивлялись каждому новому появлению в этом царстве грёз
ничуть не меньше тех, кто только что узнал об этом месте и захотел посетить первый раз в своей жизнь. Здесь, любой уважающий себя
фурри, мог найти себе увлечение на любой вкус. И действительно, ассортимент “развлекательных штучек” в казино был просто на
редкость огромен. И не было удивительным то, что время здесь пролетало с необыкновенной скоростью. Однако, никому даже и в голову
не приходило жалеть, о потраченном тут времени. Но, как уже упоминалось ранее, Хог и Дальт были не из числа тех, кто любит
повеселиться в местах такого рода. После того, как они зашли сюда, они замерли на несколько секунд. Их ноги, руки, да и вообще всё
тело оставалось стоять на том месте, где до этого и стояли – двигалась лишь только их голова в желании осмотреть всю местность. Далее
Хог пустился к бильярдному столу с целью посмотреть на игру её участников, хотя сам не очень разбирался в этом. Поэтому при первом
же предложении принять участие в игре, он отказался. Нет, для него ничего вообще не значило публичное унижение, он не боялся
сказать, что плохо играет. Да и вообще, ему было безразлично, что думают о нём окружающие – есть правда и она одна. Люди могут не
верить этой правде, но от их недоверчивости эта правда никогда не превратится в ложь. Дальт тоже поначалу находился около Хогарта и
так же наблюдал за сей игрой, но потом он вспомнил о срочной встрече и отлучился. Он пошёл в сторону бара, а его приятель остался
досматривать партию. Кий ловко бил по шарам и с лёгкостью загонял их в угол. Видимо, в бильярд играли профессионалы, а это
означало ничто иное, как то, что битва будет интересной. Оба участника были необычайно меткими и не пропускали просто так ни один
шанс забить шар в лунку. Ежеминутно со стороны игрового стола слышались звуки ударения кия по шару. А шаров становилось всё
меньше и меньше. Сложно было сказать, кто идёт впереди. Оба играющих были наравне Один игрок закономерно сменял другого,
давая ему тем самым очередь ходить. Это продолжалось довольно долго. Так долго, что вскоре и вовсе наскучило Хогарту. Последний
шар, как назло, никак не хотел забиваться. Это злило участников игры и они начинали выходить из себя. Тут Хога привлекло внимание
одного из игровых автоматов. За ним стоял ягуар среднего роста и выглядел он очень нервным. Он совал монетку за монеткой в этот
чёртов ящик, после чего тот начинал прокручивать электронные цифры на дисплее. Затем ягуар начинал внимательно пялиться в экран и
ждать того момента, пока это прокручивание закончится и перед ним предстанет определённая комбинация, состоящая из трёх цифр.
Вот, автомат перестал крутить числа и остановился. Ничего не произошло – выпала неудачная комбинация. Слегка рассердившийся
ягуар, кинул вслед ещё монетку и операция повторилась. Когда числа перестали прокручиваться во второй раз, автомат продолжал
бездействовать. “И снова неудача”, - подумал за него Хог. Парень сунул в автомат третью, четвёртую, пятую монету. Безрезультатно. И
вот, в его кармане заблестела последняя деньга. Отчаявшийся ягуар, наплевал на всё и смело отдал её игровому автомату. Теперь терять
ему было нечего. Своими утомлёнными глазами он смотрел на дисплей автомата и ждал, пока он, наконец, выведет результат. Потом,
уже не надеявшийся ни на что хорошее парень, уже было приподнялся и повернулся к выходу, как его оглушил резвый звон монет, вдруг
посыпавшихся из автомата. Удивлённый и не менее обрадованный весьма и весьма приятной неожиданностью ягуар, мигом передумал
и сел обратно. Затем он быстро и усердно начал выгребать выигрыш и засовывать всё это состояние к себе в карман. Но после победы он
даже не думал уходить. Вовсе наоборот, он начал с новой силой пичкать автомат этими жестянками. Однако, больше автомат ничего не
выдавал в качестве выигрыша. Так ягуар простоял ещё долго, пока не кончилось всё, что только у него было. Затем, осознав, что он
потерпел полный провал в борьбе с компьютером, парень с грустным лицом покинул казино. Данный случай навёл Хога на
соответственные мысли. Ему было жалко не проигравшего, а всех людей его вида. Он не понимал, как можно каждый раз приходить
сюда и просаживать, заработанные потом и кровью деньги? Он просто не мог представить, до чего популярна алчность. Ведь после того,
как выиграешь немного денег, тебе непременно захочется завладеть ещё большим богатством! На удивительно, что заведующие такого
рода заведениями получают запредельные доходы, ведь таких людей много. И все они попадаются в эту мышеловку, сами того не
подозревая. Алчность губит мир. Только Хог начал мысленно обсуждать данную тему со своим “внутренним я”, как подоспел Дальт.
Наверное, он уже уладил все свои дела и решил вернуться к Хогарту. Ну, а так как делать здесь, таким людям, как Хог и Дальт было
нечего, долго они в этом месте задерживаться не стали. Перед тем, как уйти, они лишь на прощание взглянули на огромную, сделанную
из чистого золота, статую Соника. Она очень напоминала настоящего, живого Соника и, надо признать, была сделана на славу. Вот
только, чем так прославился Соник в казино? Ответа на этот, казалось бы глупый вопрос они не стали искать, так как у них не только не
было на это времени, но и желания. На улице казалось темно, как в космосе, хотя часы на руке Дальта показывали ни много, ни мало
десять часов вечера. Но и Хог и его новый друг прекрасно понимали, что такое вполне могло мерещиться из непривычки. Как ни как, а
в казино было много света.
Этим же днём, четыре часа назад некий человек в чёрном пиджаке и шляпе направлялся к агентству Хаотиков. И, скажу прямо, его
вид был очень подозрителен, так как на улице в то время преобладал не дождь и даже не дождичек, а совсем наоборот, невыносимая
жара. И человек этот выглядел довольно глупо в такой душной для этого времени года одежде. Его нисколечко не волновал тот факт, что
люди, смотрящие на него и постоянно ужасающиеся его видом, за километр шарахались от этого типа в чёрном и считали его
сумасшедшим. Это было написано на их лице. Но человек этот шёл прямо к дому Хаотиков. Он шёл туда с определённой целью и это
было естественно. Ведь в такое агентство, как это идти без определённой цели, всё равно идти на футбольный матч, не зная правил даже
самих правил игры. Он забрался по ступенькам на крыльцо дома. Затем странный тип позвонил в дверь, предварительно оглядевшись по
сторонам, словно почувствовав, что за ним кто-то следит. Но кому это было надо! Вот ему открыли:
- Агенство лучших детективов Стейшн Сквер слушает вас. Проходите, садитесь поудобнее и рассказывайте, что вас заставило нас
посетить. А мы сделаем всё возможное, чтобы помочь вам, - поприветствовал типа в чёрном Эспио, охранявший вход в агентство и, как
всегда, заметив гостя первым, а потом добавил, - Да, и не волнуйтесь, рассказывайте все подробности, без сокращений. Вся
информация, полученная от вас нами будет полностью конфиденциальной и не один лишний человек об этом не узнает.
- Здравствуйте. Меня привело сюда одно дельце, которое я ни за что не смогу прокрутить без вас, - ответил неизвестный.
- Минуточку. Мне нужно позвать главного следователя, - сказал Эспио, показывая пальцем на крокодила, сидящего за столом.
Этого крокодила звали Вектором и он был самым безответственным из всех следователей на всём белом свете. Он даже не
подразумевал, что перед ним сейчас стоит клиент и взывает о помощи. Он просто, закрыв глаза и по-хамски закинув ноги на стул,
слушает музыку, доносящуюся из своих наушников.
- Вектор!!! – заорал Эспио, срывая наушники с крокодила, - Ты видишь, нас клиент ждёт? А ты чем занимаешься? Нет, честное слово, я
когда-нибудь точно выкину твои наушники к чёртовой матери!
- И зачем нужно было так орать? Я всё прекрасно слышу. А если тут некоторые люди не умеют держать себя в руках, то я, простите,
здесь не виноват. Знаешь, где держат таких, как ты, Эспио? В психушке! – высказал крокодил, оторванный от прослушивания своей
любимой музыки.
- Уж кого надо держать в психушке, так это только тебя, - возмутился хамелеон.
- Кхе.. Я вам не мешаю? – тихо, но внятно произнёс, забытый детективами клиент.
- Ах да! Гости. Ну, так зачем ты к нам пожаловал на этот раз, Роботник? – вспомнил Вектор.
- Откуда вы знаете, кто я? Как вы меня узнали? – недоумевал доктор.
- Всё дело в том, что кроме вас сюда почти никто не приходит. И почему вы всегда навещаете нас под разным видом? – вполне
доходчиво дал прямой ответ Эспио.
- Не важно. Короче, я пришёл сюда, чтобы заключить с вами сделку. Мне нужно выследить одного парня, который украл у меня ценные
бумаги. Сейчас я не знаю, где он находится и поэтому поручаю разобраться с этим делом вам самим. Ну, а что я могу предложить вам
взамен, корме денег? Разве что кучу денег, - сказал, разоблачённый тип в чёрном.
- Что ж, дело стоящее. Думаю, мы сможем вам помочь, - сказал Вектор с загоревшимися глазами, добавив только, - вы всегда можете
положиться на Хаотиков. Мы будем держать вас в гуще событий.
Сделка состоялась. Она стала законной с того момента, как Эггман и Вектор пожали друг другу руки в знак согласия. Затем,
довольный доктор быстро покинул кабинет…
Вернёмся к повествованию настоящего времени. Дальт и Хог шли к себе домой через тот самый парк, где ещё вчера бились с
роботами Эггмана. Вокруг ни души, как такое часто бывает по ночам. У обоих друзей было не печальное настроение, но и не сильно
весёлое настроение. Лишь изредка они перекидывались фразами. Но их диалоги были короткими и лаконичными. Каждый из них думал
о своём. Но вот Хогарт внезапно остановился.
- Хог, почему ты остановился? Идём домой, - сказал частично роботизированный тигр.
- Тише… Прислушайся, - шепнул в ответ Дальту Хогарт.
Дальт навострил свои уши и, действительно, он услышал странный шорох позади себя. Краем глаза он посмотрел на кусты, откуда
только что донёсся еле слышный шум. Затем он кивнул Хогу, а Хог кивнул ему и Дальт тихонечко начал подкрадываться к кустам. Они
поняли друг друга без слов. Шум повторился, но на этот раз он был более громким и тревожным. Теперь Дальт был уверен, что ему это не показалось и там на самом деле что-то есть.
Эпизод 6: судьбоносные моменты.
Вот, проделав ряд беззвучных шагов, тигр почти вплотную подошёл к растению. Оно слегка пошевелилось, но это вполне мог быть всего лишь ветер. Дальт резко раздвинул лапой куст, но ничего такого, что могло бы его потревожить, он не нашёл. На земле лежала лишь небольшая горсть сломанных сухих веток. Однако, Хог всё же не думал, что это было ложной тревогой. Его интуиция почти никогда не обманывала его. И этот момент он не считал исключением. Когда Дальт с Хогом пришли в дом, было уже довольно много времени и тигр сразу же завалился спать. Хог тоже заперся в своей комнате и уже готовился ко сну. Но вот он почувствовал что-то, что не мог описать словами. Занавеска у окна чуть всколыхнулась и по стене скользнула чья-то тень. Всё это было очень странно, ведь Хог был один в этой комнате. Но этот силуэт принадлежал не ему. Он прекрасно видел, как мелькнула тень, но он не видел ничего, что могло
бы её отбрасывать. Затем он почувствовал лёгкое дуновение холодного ветерка, но не со стороны окна, а совсем с противоположного конца комнаты, где ветра и в помине быть не могло. Да и тем более окно было закрыто. Хога осенило и он узнал знакомое поведение.
Это была Ада, точнее её дух. И гепард не сомневался в этом. Он сел на кровать и, склонив голову, проговорил:
- Я знаю, что ты здесь, Ада. Я чувствую твоё присутствие. Не знаю, слышишь ли ты меня или нет, но сейчас я должен высказаться.
Вполне возможно, что это лишь плод моего воображения, что мне всё это попросту мерещится лишь оттого, что я хочу, чтобы ты была
со мной… Как в те добрые времена. С тобой я чувствовал, что весь мир и вся жизнь на земле не напрасна, всё живое способно любить,
но твоя смерть открыла мне глаза, Ада. Я понял, как я ошибался, думая, что счастье может продлиться вечность… Я люблю тебя,
люблю искренне, люблю всей душой и сердцем. И я обещаю тебе, что мы будем счастливы с тобой вновь. Ты вновь будешь лучезарно
мне улыбаться, а я вновь буду, обнимая твою хрупкую талию, шептать тебе нежные слова любви. Эти дни повторятся… Пусть не
сейчас… Не в этом мире… Но мы будем вместе…
На лице Хога появилась большая печаль. Его глаза безнадёжно искали лучик света в тёмной комнате. А губы безмолвно дрожали. И
вот он почувствовал, что его колени чуть-чуть потяжелели, словно кто-то положил на них свою голову. Хог был так счастлив, что мог
чувствовать её, но был так разочарован из-за того, что не мог видеть всей её красоты. И, откинув голову назад, он произнёс, глядя в
потолок:
- Вместе… Навсегда… И ничто, слышишь, ничто, даже смерть не сможет разлучить нас…
Следующее утро. Похоже, что первым проснулся Дальт, так как в то время, когда проснулся Хогарт, он не обнаружил его в своей
комнате. Видимо, тигр куда-то ушёл, даже не сообщив об этом своему другу, чтобы тот был в курсе. Что ж, это был ещё один плохой
поступок в его биографии. Но Хог почему-то не думал, что Дальт был кем-нибудь похищен, так как тигр был слишком хитёр и умён для
того, чтобы вот так вот попасться на уловку. Он совершенно спокойно двинулся на кухню, но в итоге так до неё и не дошёл. Его
остановил звонок в дверь. “Дальт… Почему же наглец не предупредил меня, что ему куда-то нужно идти? Ладно, не буду гадать. Пойду
и выясню прямо сейчас”, - думал гепард, открывая дверь. Но здесь судьба преподнесла ему сюрприз. Вместо мускулистого тигра Дальта,
перед ним стояла невысокого роста тигрица, одетая в красную маечку. Её чёрные волосы красиво заплетались в длинную косу,
доходящую до пояса. На руке ослепительным блеском сияло жёлтое кольцо с переливающемся в солнечном свете бриллиантом. Хог
хотел спросить её, уверена ли она в том, что попала по адресу, но тигрица первой завязала беседу:
- Простите, здесь живёт тигр Дальт? – задала она вопрос, улыбаясь Хогарту.
- Ну да, он живёт здесь… То есть жил здесь… Нет, я хотел сказать… Ну, он живёт здесь некоторое время, но сейчас его нет на месте, -
- Начал было запинаться Хог.
- А вы не знаете, когда он будет? Просто, мне срочно нужно с ним поговорить, - продолжила беседу незнакомка.
- Я не знаю даже… Он мне не сказал, куда пойдёт… И настоль. Мне самому интересно, где же он пропадает? – ответил гепард.
- А можно я подожду его у вас? – застенчиво произнесла тигрица, теребя косу своими лапками.
- Хорошо, заходите. Но предупреждаю, что когда придёт этот Дальт, неизвестно.
Он пропустил тигрицу к себе. Далее, будучи достаточно гостеприимным существом, Хог провёл девушку в гостиную и посадил на
диван, а сам куда-то ушёл. Оставшись в одиночестве, тигрица долго осматривала незнакомое помещение, не вставая с места. Каждый
уголок комнаты был интересен ей. Но вот, Хог вернулся с подносом, на котором покоились две чашки кофе. От жидкости шёл пар,
значит кофе был горячим. Он поставил его на столик и продолжил беседу:
- Так как вас зовут? Надо же мне как-то к вам обращаться, - спросил гепард.
- Кейт, - ответила тигрица, хватая чашку.
- Я Хогарт. Очень приятно, - сказал гепард, протягивая лапу собеседнице.
- Мне тоже. Так вы давно знакомы с Дальтом? – вдруг заговорила Кейт.
- Я-то? На самом деле, недавно. Если говорить грубо, то всего два дня. Но за эти два дня я сумел так хорошо его узнать, будто знал его с
самого детства. Мы познакомились с ним в парке и, надо сказать, это знакомство было не очень приятным. Я спас ему жизнь, но не
считаю его в долгу передо мной. А вообще, это довольно долгая история, хотя сам случай длился сравнительно недолго, - рассказал
Хог, - а вы кто ему будете?
- О, я люблю слушать длинные и интересные истории о захватывающих приключениях со всякими экстремальными ситуациями, и
спасением людей. А так, являюсь старой знакомой Дальта, - объяснила тигрица.
- Ну, Кейт, здесь ты, конечно, сильно преувеличила. Особо ничего такого интересного и захватывающего в ту ночь с нами не
приключилось. Драка как драка, - смутился гепард, заметив, что Кейт подвигается к нему ближе.
- А мне Дальт многое рассказывал о вас, - сказала тигрица уже впритык пододвинувшись к Хогарту.
Возможно, она была очарована им. Иначе как объяснить такое странное поведение? Хотя всё может быть и делать из этого какие-то выводы было рано. Но самого Хога сейчас волновало совсем не это. Он широко раскрыл глаза, услышав последнюю фразу, которую произнесла Кейт и зло что-то пробормотал. Затем он отрицательно покачал головой, назло своим мыслям. Хогарт мигом изменил своё отношение к тигрице, но, не забывая о рамках приличия, постарался, как можно вежливей её проводить, соврав, что сейчас ему срочно нужно остаться одному и подготовиться к какой-то неотложной поездке. Он сделал это так профессионально, что Кейт нисколечко не почувствовала подвоха и поверила каждому его слову. Через полтора часа после этого случая, приключившемся с Хогартом, звонок в дверь раздался снова. Хог поспешно открыл дверь и увидел перед собой Дальта. Встретил он его с довольно строгим, в какой-то степени
разъярённым видом. Он явно был нацелен на серьёзный разговор с Дальтом. Не сказав даже дружеское “привет” Хог без слов закрыл за
ним дверь и начал наступательное движение:
- Так. Мне интересно знать, где же тебя носило всё это время и почему ты не сообщил мне о своём уходе? А ты не думал, что я могу
посчитать, что ты в опасности? Откуда мне знать, не схватили ли тебя роботы Эггмана или ещё что-нибудь? – начал докапываться Хог.
- Ну, видишь ли, тут такое приключилось со мной. В общем, нужно мне было срочно посетить музей восковых фигур. Я получил
сообщение, что мол, приглашают меня туда за каким-то призом… - говорил тигр.
- Боже, Дальт, какую же ты гонишь пургу! Твой план явно был проработан не до конца. Но если ты решил обмануть меня, то скажу тебе
прямо – ты напрасно потратил своё время. Вся твоя затея не удалась. Я раскусил тебя, подобно грецкому ореху, - продолжал
комнате, где оставил Дальта, как услышал тройное постукивание. Оно повторялось и повторялось. И оно доносилось как раз из той
комнаты, где сидел Дальт. Хог удивился: стук был не за дверью, а за окном! Подойдя к тому месту, откуда доносились эти стуки, Хог
узнал, кто их издаёт. И чуть не упал в обморок от неожиданности. Им был доктор Эггман.
- Дальт, выходи, подлый трус, - грозно говорил Эгг.
- А может, давайте жить дружно? – произнёс он в ответ.
Эггман молча выбил стекло и взял за шкирку обоих “жильцов”. Надо пояснить, что он сидел в своём любимом Эггмобиле и только благодаря этому парил над землёй. Зетам он опустил их на землю, и они снова оказались в окружении роботов. У Хога складывалось
такое впечатление, будто Роботник никогда и не куда не ходил без своих фирменных роботов, будто они являются его телохранителями. Но может быть, в какой-то мере так оно и было. Странно, но роботы не нападали на наших героев, а словно только старались держать их в страхе и ничего больше. Тут, Эггман отдал приказание своим роботам обыскать весь дом Хога на наличие нужных ему бумаг. И гепарда это завело в странные рассуждения. Он тихо, почти неслышно, мыслил вслух, можно подумать, разговаривал сам с собой. Почему же Дальт до сих пор не разорвал эти схемы? Он ведь не мог быть настолько глуп, чтобы не додуматься до этого? Или мог? А сели эти карты нужны ему, и он чего-то недоговорил, когда рассказывал об этих картах? Но ведь это карты ядерной пушки, испепеляющей всё на своём пути! Получается, что если Дальту так же нужны все эти бумаги, то он тоже является злодеем и хочет уничтожить мир? Такая версия была возможна, так как Хогарт потерял доверие к Дальту после того судьбоносного разговора. И он не исключал того, что Дальт мог просто прислуживать Эггману, а все эти стычки между ними, которые, кстати, происходили на глазах самого Хогарта были обычной показухой! Но тогда зачем им это? Зачем им ввязывать в эту историю ещё и его? Глупо. Так, одна мысль потянула за собой другую, а та в свою очередь третью и так могло продолжаться ещё долго, если бы не Дальт, который отвлёк Хогарта от размышлений и вернул в реальность. С десяток роботов ворвалось в квартиру Хога и начали переворачивать вверх дном, всё, что в ней находится. А за окном роботы медленно, но верно начинали приближаться к Дальту и Хогу. Они толпились и этим заставляли наших
героев пятиться назад, хотя и пятиться-то, собственно говоря, было уже некуда. Роботов было внушительное количество, и бороться с ними было абсолютно без толку. Сейчас лучше было не злить Эггмана и отдать ему то, что он хочет. За пять минут роботы переворошили буквально всё в доме Хога и оставались считанные квадратные сантиметры непроверенной площади. Роботы связали наших героев по рукам и ногам. И вот тут, вдалеке, между деревьев, Хог увидел, как скользнул какой-то до боли знакомый сиреневый образ. У этого существа был закручен хвост и виднелось несколько чёрных колючек на спине. Возможно, он был причастен к Эггману. Одного Хог не
мог понять – как же старик выследил Дальта? Но сейчас не было времени искать ответы на эти вопросы. Нужно было выбираться. Но вот, в одно мгновение роботы отпустили пленников и, развернувшись, отправились туда, откуда пришли. Эггману не понадобились их жизни, а точнее смерти. Видимо он нашёл то, что искал. И действительно, когда Дальт возвратился в дом и открыл своё потайное местечко, никаких карт там не было. Это было чревато последствиями. Ведь теперь недобрый учёный может наконец-то завершить
постройку своего орудия массового поражения и уничтожить всё вокруг. Дальт отчаянно и безнадёжно склонил голову над пустым тайником. А Хога тем временем осенило, и он вспомнил того сиреневого хамелеона. Он видел его, когда ещё был в тюрьме и был тогда
наслышан рассказами о неком детективном агентстве Хаотиков, где он работает охранником. И тут же его мозг воспроизвёл тот момент, когда они с Дальтом возвращались из казино и услышали весьма странный шорох. Да, теперь ему всё стало ясным. Этот хамелеон мог менять окраску и ему не составило труда перекраситься в цвет тех кустов, что заподозрили Хог с Дальтом. И он действительно наблюдал
за ними, а это значит, что интуиция не подвела Хогарта. Похоже, что его подкупил Эггман, попросив разыскать Дальта и выследить, где находится его укрытие, чтобы тот мог отобрать свои схемы обратно. И он без особых усилий сделал это, так как у него был уже довольно большой опыт в этом деле. Но, с другой стороны, можно было воспользоваться Хаотиками, как оружием отмщения Эггману за все его
злодеяния. Хорошо, что Хог припрятал адресок их агентства, который дал ему Соник, после того как он был спасён.
Итак, Хогарт рассказал Дальту о своём плане, насчёт совершения контратаки с помощью Хаотиков и получил одобрение со стороны тигра. Но действовать нужно было немедленно. В опасности находилась вся планета. Добираться до агентства приходилось долго, но в дороге особых приключений с ними не произошло, так что не стоит заострять на этом внимание. Через некоторое время они уже стучались в дверь того самого агентства. Гостеприимный Эспио, как всегда первым услышал звонок и не заставил долго ждать стучащихся. Открыв дверь и увидев наших героев, Хаотики замерли на какое-то время. Их застали врасплох. Но Вектор не дал себе окончательно растеряться и, сделав спокойный вид, спросил их, зачем они пришли. Дальт прямо ответил, что пришли они, чтобы разузнать, где находится база Эггмана, на что тот ответил, что впервые слышит такое имя. Но это было подлой ложью, ведь Хогарт своими же глазами видел хамелеона на месте преступления. Поэтому он подошёл к Эспио и, подняв за шею, “прибил” к стене. Брови хамелеона нахмурились от такого обращения с ним – он не желал сдаваться. Дальт подошёл к столу Вектора и со всей мощи, стукнув железным кулаком по рабочему столу так, что тот разломился на две половины, закричал: “Где Эггман?” Вектор упал с кресла. Пытки, особенно с таким сильным напором, долго продолжаться не стали и Хаотики, в конце концов во всём сознались. Они дали карту того места, где находится Эггман и наши бесстрашные путники покинули агентство. По дороге Дальт всё злился, но непонятно на кого. Он не любил приступать к таким мерам, а если и приступал, то только в экстренных случаях. И поэтому, скорчив недовольную мину, тигр проклинал всё и вся. Своим недовольным лицом он портил настроение не только себе, но и своему другу. И вот, он сказал особо интересную фразу, типа: “Да гори всё синим пламенем в преисподней”, которая затронула Хога. Он медленно поднял свою голову вверх, как бывает, когда в голову приходит идея, до которой раньше ты не мог догадаться. В
него снова вселилась надежда. Та самая надежда на всё хорошее, которая покинула его два месяца назад. Он понял, как вернуть Аду, вернее понял, что у него есть на это шанс.
- Ну да, кончено! Преисподняя! Я спущусь в царство умерших и достану оттуда её душу! И пусть дьявол только не согласится на сделку!
- проговорил Хог.
- Что ты такое говоришь, Хог? – не понял Дальт.
- Я спущусь в подземелье и достану Аду оттуда, - коротко объяснил гепард.
- Но как же чертежи? Согласись, ведь это тоже важно. Души бессмертны и ты всегда успеешь вернуть Аду себе, а пушка не будет долго
ждать. Буквально через пару дней она будет палить по нам, - возразил Дальт.
- Ты уж извини, но здесь наши пути расходятся. Мне приятно было провести с тобой время. И вряд ли мы увидимся вновь, ведь остаться
в живых и тебе, и мне будет достаточно сложно, - сказал Хог, протягивая лапу Дальту на прощание.
- Прощай, - вымолвил в момент расстроившийся из-за разлуки тигр.
Больше он не сказал ничего. Гепард, набрав скорость, умчался прочь. Теперь он был снова один. Без друга. Никто себе и представить
не мог, что нашему мистеру одиночке будет так тяжело обходиться без друга. Похоже, что только теперь он начал ценить настоящую дружбу и понял, как был слеп до этого. Он спешил вернуть своей жизни смысл. Он бежал без оглядки, чтобы не терять времени, которое для него итак бесценно, на осматривание ландшафта, простирающегося за его спиной. Он не знал, куда он бежит, да и сейчас, честно говоря, для него это не имело большого значения. Ему просто было на это наплевать. Для Хогарта сейчас было важно лишь то, что он наконец-таки нашёл способ вернуть Аду. Он был рад, как никогда в жизни. Хог, словно носом чуял, что те счастливые дни, которые он по крайней мере таковыми считал, приближаются. Да, он чувствовал душой, что вскоре сможет вновь насладиться ими в полной мере. От одной лишь этой мысли сумрачные тучи превращались в перистые облака, а серая ночь казалась ярким солнечным днём. От одного
лишь упоминания её имени с души Хогарта слетал самый тяжелейший камень печали и ему сразу же становилось лучше. Хог мчался к вымышленному свету впереди, но как бы он не пытался добежать до него, та светлая точка продолжала отдаляться от него. Причём она отдалялась от него с такой же скоростью, с какой бежал Хог и даже если он начинал бежать быстрее, неважно насколько, ровно с такой же скоростью точка отдалялась от него и гепард не мог догнать её. Чтобы это значило? Неужели, наш герой не сможет достичь желанного? Неужели короткая вспышка надежды вскоре погаснет, подобно остальным неудачным идеям? Хог бежал долго, бежал до тех пор, пока не упал от изнеможения, но даже после этого он не переставал пытаться встать на ноги и бежать дальше. Ему так нравилось ощущать под собой молодую зелёную траву, щекочущую ступни. Но Хог был не из тех, кто мог предательски менять свои старые духовные ценности на новые, пусть даже этой самой духовной ценностью являлось живое существо. Он никогда и ни перед чем не отступал. И как он сам уже говорил раньше: “Ничто на свете не сможет заменить мне её”. Тут наш бесстрашный гепард вернулся в реальный мир, где сбываются далеко не все мечты, где жизнь заставляет на каждом шагу проливать слёзы, и понял, что совершенно не знает, как попасть в преисподнюю. От такого весьма непонятного оборота событий у гепарда на несколько мгновений застыло в груди сердце и прекратила бежать по венам алая кровь. Его губы перестали шевелиться, а глаза перестали бегать и он замер сам, вместе со своим сердцем. Через эти “несколько мгновений” он встал и обратился к небу. Гепард поднял свою голову ввысь и раскинул лапы, подобно птице, которая, чувствуя свободу, расправляет свои крылья и летит навстречу жизни. Он чего-то ждал. Хог явно молил Бога о наставлении его на верный путь. Он просил помощи, так как не знал, что делать. Впервые в своей жизни, Хог начал сомневаться, что из
всех ситуаций обязательно должен был быть выход. Прошло несколько часов, а Хогарт стоял в той же позе… И ничего не происходило.
Эпизод 7: возвращение к истоку.
Темно…Темно не так, как ночью. Не видно даже тёмного сумрачного неба, не видно вообще ничего, кроме тьмы. Она настолько густа, что было невозможно увидеть собственные ладони на расстоянии вытянутых рук. Но это не пугало, это лишь заинтересовывало своей странной мистикой. Казалось, что на самом деле не мрак не давал разглядеть, окружающую его обстановку, просто вокруг ничего не было. Сплошная пустота. Но тогда как, среди этой пустоты появился наш герой? Хог стоял на месте и никуда не падал – значит, ему было на чём стоять. И он был почему-то уверен,, что даже если и сделает шаг, то всё равно никуда не провалится. Но что ему давало такую уверенность, никто, совершенно никто, включая его самого, не знал. Шагать в неизвестном направлении Хог счёл бессмысленным. Он стоял на своём месте и пытался разглядеть сквозь мрак, хотя бы что-нибудь знакомое… Тщетно. От этого не было совсем никакой пользы, но стоять на месте просто так, в ожидании неизвестно чего, тоже было не очень разумным поступком. Никогда в жизни Хог ранее не видел такой тьмы и не слышал такой тишины. Даже слабого ветерка не было слышно! Тут, гепард начал осознавать весьма нестандартные вещи, происходящие с ним. Он заметил, что его пульс остановился, а лёгкие перестали набирать в себя воздух. Гепард прижал к груди правую лапу. Сердце молчит. И как только он это сделал, послышался страшный хохот, и темнота куда-то быстро понеслась, словно водоворот, засасывая с собой всё вокруг. Хогарту было не за что уцепиться, так как тьму наполняла пустота, и поэтому он тоже попал в поток. Скорость поглощения тьмы увеличивалась с каждой долей секунды. Гепард не понимал, куда его несло. Вот, течение достигло такого высокого показателя, что будь наш герой на Мобиусе, его шерсть сразу бы задымилась. Хог даже начинал было слышать какой-то противный звук. Этот звук напоминал ему скрежетание по стёклам, только в двести раз быстрее. Хогарт точно не знал, слышится ли ему это на самом деле, или всё это – лишь игра его воображения. Вдруг, поток тьмы резко остановился, впрочем, остановился он так же резко, как и потёк. Хог не успел и моргнуть, как почувствовал громкое биение сердца в груди и открыл глаза. Тот мрачный мир загадочно исчез, и воспоминание о нём осталось лишь в подсознании Хогарта. Его тело лежало на кровати и перед ним
стояли двое. Дом явно был не его. Голова гепарда раскалывалась на части. Он осмотрел помещение, но не узнал ни единого уголка.
- Где я нахожусь? Кто вы такие? Как я попал сюда? – слабым голосом проговорил Хогарт.
- Возможно, у него частичная потеря памяти. Хотя, это не мудрено – вон какая шишка! Надо ещё постараться, чтобы так удариться, -
переговаривались те двое между собой
- Кто вы и как я здесь очутился? – настойчиво повторил свой вопрос гепард, после чего все тут же обратили на него внимание.
- Эй, эй! Не так много вопросов сразу. Поясню тебе пока самое основное, так как ты ещё довольно слаб для вникания в подробности
дела. Я – Майлз Прауэр, но ты, как друг, можешь звать меня просто Тейлзом. Я занимаюсь изобретением всяческих механических
штуковин, вроде этой, - лис показал на торнадо и далее начал долго и нудно описывать свойства своего самолёта.
Рассказ был таким длинным, что мог продолжаться бесконечно. Хог слушал Тейлза без особого интереса – его вовсе не привлекали
высокотехнологические байки, да и вообще точные науки. Он сидел и удивлялся над лисом – как тот мог столько времени беспрерывно
болтать об одном и том же!? Гепард даже начал было уже сомневаться, живой ли это лис, или какой-нибудь робот, запрограммированный
на болтовню. Вот, прошло полчаса. Секунды медленно бежали на настенных часах и, один оборот сей длинной стрелки, казалось,
совершался вечность. Вот, Хогарту вконец надоело такое приветствие, и он всё же попытался вставить словечко:
- Ты вроде говорил, что расскажешь только самое основное?
- Ой, прошу прощения. Спасибо, кстати, что напомнил. Так вот, самое основное в моём “Торнадо”…, - продолжил лис.
- Тейлз, позволь мне объяснить пострадавшему, что да как. Я – Соник Хэджхог, и мы с тобою виделись несколько раз. Надеюсь, в
скором времени память к тебе вернётся и ты вспомнишь меня. Думаю, пояснять тебе о том, кто ты, не нужно. А попал ты сюда ещё
вчера. Мы с Тейлзом принесли твоё тело сюда, когда ты был без сознания. Не знаю, что с тобой произошло, но когда мы летели с этим двухвостым лисом по своим делам на его супер-пупер самолёте, - сказал ёж с сарказмом, покосившись на лиса, - то заметили на поле
какое-то тело, лежавшее без движения. От того места шёл чёрный дым. Мы решили спуститься и подобрать тебя. Ты неважно выглядел
и я подумал, что тебе нужна помощь. Затем, Тейлз посадил тебя на самолёт, и мы благополучно доставили тебя до дома, где ты и
лежишь до сих пор. Правда, после того, как мы тебя обнаружили, на тебе не было никаких признаков жизни. Ты был мёртв. Но тут
отважный Прауэр не растерялся и начал возвращать тебя к жизни… Вроде получилось…
- Да, я начинаю вспоминать что-то…, - сказал Хог, потирая здоровенную шишку на лбу.
перед его глазами начали мелькать какие-то события, о которых он не знал раньше. Словно мозг сам от себя прятал эту информацию. Хог вспомнил тот день, когда стоял и смотрел на небо, раскинув лапы в стороны. Погода была довольно ясной, чего нельзя было сказать в тот миг о настроении Хогарта. Он стоял так долго-долго. Но вот облака резко выстроились в какую-то стрелку. Это было так необычно, и гепард очень чётко запомнил направление той стрелки. Она показывала на юг от того места, где стоял гепард. Но не успел Хог и вздохнуть со свободной душой, как злобные раскаты грома, а за ними и молния, пронеслись перед ним среди ясного неба. Не было
видно ни единой тучки. Все облака были мягкими и белоснежными. Между тем, молния ударила буквально в сантиметре от того места, где находился очевидец происходящего, и, естественно, отбросила его на добрые сто метров. Этим ударом и был тот знак, которого так ждал наш Хогарт, но он не понимал: то ли Бог хотел наградить гепарда смертью, чтобы тот смог увидеть свою возлюбленную, и зажить с ней долго и счастливо, то ли хотел придать ему сил для борьбы со всеми бедствиями, встречающимися на его пути, опять же к спасению возлюбленной. Так или иначе, Хог получил сильное ранение в грудь, а трава под ним была насквозь выжженной. И в то же время, было очень хорошо, что несчастный запомнил направление той стрелки в небе, которая указывала какой-то путь. Откинув в сторону все эти нудные размышления, Хог попросил отвезти его на то место, где он получил ранение. Ему нетерпелось разгадать загадку того странного небесного указателя. Лис, заведующий “Торнадо”, с удовольствием согласился испытать (в который раз) свой самолёт, приговаривая, что ещё один полёт будет только на пользу. Он не хотел терять квалификации, да к тому же и показать своё мастерство высшего пилотажа
было неплохим шансом заслужить уважение к себе. Тейлз по-быстрому собрал всех и разместил в салоне самолёта, не смотря на то, что почти все жители этого дома напрочь отказались от очередного приключения. Затем он сам сел за штурвал и начал усиленно давить на разные кнопки. Закрутились пропеллеры и самолёт начал набирать высоту. Хогарт сидел на заднем месте самолёта и наслаждался всеми прелестями полёта. С высока было видно практически всё. Огромные деревья и дома отсюда казались крошечными игрушками. С этой высоты особенно ощущалась вся объёмность, величина мира. Ведь порой бывает так, что ты не задумываешься о том, что ты – всего лишь ничтожная песчинка на дне огромного моря, однако, даже такая песчинка может изменить весь этот мир. Ты ничтожен и могущественен одновременно. Куча улиц проносились над Хогом и компанией, одна за другой. Все эти машины, кажущиеся большими на земле, особенно грузовики, сейчас были лишь муравьями в огромном царстве людей. Возникало ощущение власти над миром, господством над планетой. Однако, это чувство – не из числа добрых. Стремление к управлению над чем-либо порождает зло. Такие вещи расцениваются как алчность и эгоизм в одном флаконе. Соник спал весь полёт. Похоже, что он не одну сотню раз летал на “Торнадо”, и поэтому сам процесс полёта уже не приносил ему никаких впечатлений. Он привык видеть всё с высока. Смотреть на крошечные дома и машины, быстро проплывающие мимо. И, казалось, что движется не самолёт, а всё вокруг. Казалось, что всё вокруг летит, а сам “Торнадо” стоит на месте. Вот, спустя некоторое время, самолёт начал сбавлять скорость и постепенно приближаться к земле. Наши герои снижались. Хог начал замечать знакомые места. Под ногами простиралось ярко-зелёное поле. Но вот, кое-где гепард заметил выжженный след – здесь трава была чёрной. Он приказал Тейлзу лететь сюда. Спустившись с самолёта, Соник и Тейлз глубоко извинились перед Хогартом за то, что им срочно нужно куда-то спешить, и они не смогут сопровождать его в дальнейшем, и удалились. Хог снова остался один на том поле, точно как в тот раз. Благодаря своей отменной памяти, гепард сумел быстро сориентироваться, куда ему идти. Выжженный молнией след тоже являлся своего рода знаком, ведь без него Хог бы не нашёл то место, где он увидел указатель. Солнце палило в тот день необычайно сильно, и идти куда-то под открытым небом было просто самоубийством. Хогарт шёл прямо на юг, никуда не сворачивая, и если даже перед ним показывалась река или озеро, которое можно было обойти, сделав несколько сотен шагов на запад или восток, упрямый странник всё равно пересекал этот водоём вплавь. Без сомнений, Хог хотел как можно быстрее прийти к указанному месту, но если бы он начал бежать со всех ног, то в довольно скором времени выдохся бы и не смог бы
продолжать свой путь дальше. Конечно, рано или поздно он всё равно бы выдохся, но так он сможет пройти большее расстояние, чем при беге. Сейчас, время для него не играло совершенно никакой роли, ему был важен только результат. Какого же было его удивление, когда он увидел, что прямо по курсу находится дом волшебника! Да не просто дом, а входные двери были расположены прямо напротив него. “Архип”, - подумал гепард, поёжившись. Знак в небе привёл его сюда не просто так. И в самом деле, вся головоломка сложилась в единую картину. Теперь она была ясна Хогарту. Ведь этот человек, хоть и злодей, но волшебник, и только он может помочь нашему гепарду отправиться в преисподнюю на поиски Ады. С другой стороны, идти добровольно в руки этому типу было очень рискованно. А где гарантия, что он снова не обманет Хогарта? Вдруг, он опять посадит его в клетку? Но делать было нечего и наш Хог всё-таки прошёл
внутрь дома. Прошло очень много дней с тех пор, как он был здесь в последний раз. По крайней мере, Хогарт не считал два с половиной месяца, таким уж большим промежутком времени. Мало что изменилось за всё это время. Те же красные факелы стояли на том же месте, что и раньше. Стены были покрашены в тот же цвет, что и раньше. Вокруг по-прежнему витал еле видный туман, словно всё помещение было прокурено с головы до ног. Но у этого тумана не было запаха. В зале царила такая же мистическая атмосфера, тревожащая дух, что и раньше. На этот раз Хога никто не звал – он сам ворвался в комнату, где обычно находился чародей. Колдун был там и на этот раз. Он
совершенно спокойно отреагировал на такой, казалось бы, Внезапный приход гепарда. Хотя это лишь мерещилось на первый взгляд. Тело мага нисколько не зашевелилось, зато голос дрожал достаточно сильно. И Хог сразу же это заметил. Да и кто бы мог подумать, что двум ярым врагам придётся встретиться снова, да не просто встретиться, а оказать друг другу самую настоящую помощь!?
- здравствуй, Хогарт. Я сильно удивлён твоим приходом. Помнится мне, что в последний раз мы с тобой разошлись не в очень хороших
отношениях. Так почему же ты решил навестить меня снова? – поприветствовал Хога чародей.
- Да, я тоже это помню. Заметь: наши отношения испортил ты, только ты и никто другой! Ты отнял у меня то, ради чего я жил и теперь я
пришёл вернуть это. Ты убил её только ради того, чтобы испортить жизнь мне, но души бессмертны и тебе никогда не удастся
победить меня окончательно. А сейчас мы по-мирному выясним с тобой, где находится дверь в подземелье и все останутся
живы-здоровы, - сказал Хогарт.
- Ты меня за идиота держишь? Думаешь, я соглашусь на какую-нибудь там сделку без выгоды себе? – разъярился чёрный маг, переменив
лицо, а через несколько минут, вспомнив что-то, сразу подобрел, - Стой! А ты ведь тот самый “Двенадцатый спаситель”! Мне
следовало бы тебя опасаться, так как древние пророки предсказывали мне смерть от руки “Двенадцатого спасителя”, но я знаю, что
человек сам творит свою судьбу, и поэтому я могу обезопасить себя. Я много наслышан от предсказателей про твои уникальные способности. Парень, тебе сказочно повезло. Я соглашаюсь на твою сделку, вот только, услуга за услугу. Я говорю тебе, как попасть в
царство мёртвых, а ты говоришь код своего сейфа, где ты хранишь браслет, обладающий силой телекинеза. Идёт?
- Как ты узнал о сейфе? Я ни одной живой душе не рассказывал о нём, - недоумевал гепард.
- Какая тебе разница? Тебе нужна душа твоей девушки, или информация о том, как я узнал про сейф? Нет времени на лишние разговоры, - довольно серьёзно произнёс чародей.
- Хорошо-хорошо… 43453476… теперь говори, - сказал Хог.
- Хе.. Давно бы так. Теперь ты не сможешь помешать моим коварным замыслам. Я всемогущ и ты будешь уже не способен помешать мне. Знаешь, я сегодня добрый и поэтому сдержу своё слово. Портал в преисподнюю находится на вершине красной горы. Там ты сможешь найти небольшую пещеру, где и открывается портал. Учти, что дверь туда открывается ровно в полночь на десять секунд. Это происходит каждый месяц и с помощью этих врат сюда из иного мира могут перемещаться души умерших. Именно оттуда я питаю всю тёмную энергию. Закрыть врата невозможно, так же как и открыть в любое время. Всё происходит лишь в полнолуние каждого месяца, - рассказал Архип.
Хог прекрасно понимал, что он только что поставил под угрозу не только свою собственную жизнь, но и жизни всего Мобиуса. Однако, он пытался успеть вернуть Аду из царства мёртвых ещё до того, как злой колдун найдёт тот сейф. Код, который сказал Хог был действительно верным, к великому его сожалению. Ведь гепард мог солгать, сообщив колдуну неверный пароль и выиграть время, а нет. Все люди ошибаются и в этом нет ничего сверхъестественного, но когда ошибаешься по-крупному – всё-таки чувствуешь на себе ощутимую вину. Ведь ты мог принять другое решение… Мог, но не принял… А тем временем, Хог отправился в путь. Теперь, когда ему нужно было добраться до вершины красной горы к полуночи, каждая секунда была на счету. Гепард вышел из дворца и сразу же увидел огромную гору, пожалуй, самую высокую из тех, которые он когда-либо видел. Почему-то раньше он даже не обращал внимания на неё,
а быть может до этого момента, её и вовсе тут не было. Как бы там ни было, а до подножия этой горы Хогу нужно было идти и идти. Путник ещё раз пристально посмотрел на макушку горы, пытаясь разглядеть ту самую скалу, о которой говорил чародей и отправился в дорогу. Он был твёрдо уверен в том, что это именно красная гора. Здесь он не мог ошибаться. Но не прошло и пяти минут ходьбы, как жара дала о себе знать. Солнце к тому времени уже было высоко и вступало в самую обильную фазу. От этой жары очень хотелось пить
и наш герой решил зайти в ближайший магазин за прохладительными напитками. Проходя мимо стройки, перед носом Хогарта упала здоровенная плитка, едва не убив его. Естественно, Хог начал долго и громко ругаться на горе-строителей, но вспомнив что времени у него итак в обрез, побыстрее убежал дальше. В помещении магазина было ничуть не прохладнее, чем снаружи. Дело заключалось в том, что все кондиционеры внезапно отказали и не могли охлаждать магазин. Кроме того, в заведении не было ни одного напитка! Продавец говорил, что всё уже продано, хотя в то, что можно продать абсолютно всю воду, Хогу верилось с трудом. Ему больше ничего не
оставалось, как уйти отсюда ни с чем. Однако, упорный гепард не захотел сдаваться и наведался в соседний магазин за водой… каким бы странным явлением это не казалось, но и там не было ничего такого, чем бы можно было утолить жажду. Далее последовал третий, четвёртый магазин – безрезультатно. И вот, только впустую потеряв время, наш хищник решил напиться воды хотя бы из реки. Он торопливо подбежал к берегу, но как назло, вся вода в реке высохла, было видно лишь влажный песок. “Проклятье”, - подумал про себя гепард. И в самом деле, неудачи преследовали его так, словно он был кем-то проклят. Со временем, Хог начинал видеть эту закономерность прямо у себя на глазах. И такой расклад событий начинал сильно волновать. Создавалось впечатление, будто кто-то
хочет, чтобы Хог непременно опоздал и не добрался до вершины красной горы к полуночи. Убедившись в том, что быстрее к подножию будет доехать на трамвае, чем идти пешком, Хогарт подошёл к остановке. Людей, желающих прокатиться на этом виде транспорта, оказалось немного – человек пять. Трамвай прибыл без опоздания и Хог зашёл внутрь. Он сел на самое крайнее сидение самого последнего ряда, у окна. Он любил наблюдать за дорогой, видеть, как проносятся, один за другим, фонарные столбы. Трамвай тронулся. Хогарту было по пути, иначе бы он просто сюда не сел. Ему было необходимо пройти всего около пяти остановок, но не тут-то было. Проехав пару километров, транспорт судорожно затрясся, а потом и вовсе остановился. Водитель сказал, что электропровода оборвались из-за того, что на них обрушился фонарный столб, простоявший до этого добрых 25 лет. Провода просто не выдержали такого веса. Как
следствие, в трамвае началась паника, так как трамвай не мог ехать дальше, а двери не открывались без электричества. Наш гепард не мог терять ни секунды своего времени, он рисковал всем. Окно трамвая было открыто, и Хог пролез наружу через него. Как ни крути, а приходилось идти до подножия красной горы на своих двоих, да и тем более в такую жару.
Эпизод 8: одно за другим.
Дорога проходила через лес… Хогарт осторожно шёл по этому месту, оглядываясь оп сторонам, как бы чего не случилось вновь. Надо заметить, что по дороге к леску, его чуть не сбила машина. К слову – это именно водитель нарушил правило дорожного движения, а не Хог. Только наш герой спокойно вздохнул в надежде на то, что все беды позади, как услышал громкий хлопок. Перед ним рухнуло десятиметровое дерево, но самое противное это то, что оно загорелось. Дерево было достаточно толстым и то, как оно могло так просто упасть на землю, остаётся загадкой и по сей день. Проклятый ветер заразил инфекцией пожара ещё несколько деревьев, находя0щихся поблизости от Хогарта. Все они упали и окружили гепарда. Но наш отважный хищник не растерялся и, хорошенько разогнавшись, перепрыгнул через то дерево, где было меньше огня. Однако, это было ещё не самое страшное… Посмотрев направо и прилично разинув рот, Хог без оглядки помчался вперёд. Правда, по пути от несколько раз споткнулся о корни деревьев и порядочно разодрал себе лицо, но по крайней мере остался в живых. Дело в том, что в двухстах метрах от очага возгорания находилась бензоколонка. Несколько минут спустя, он услышал душераздирающий взрыв за своей спиной, но предпочёл не оглядываться. Никто не знал, что будет дальше. В результате, с небольшим опозданием от собственноручно составленного графика, наш путешественник всё же добрался до подножия красной горы. Теперь оставалось лишь только достигнуть её вершины. Хог не был скалолазом и поэтому у него не было специальных приспособлений для лазания по горам. Впрочем, его вполне устраивали собственные когти. Погода была сухая и лапы не скользили по камням, что заметно ускоряло сам процесс поднятия в горы. Такая работа требовала излишней осмотрительности и аккуратности, ведь даже в безоблачную и благоприятную для похода в горы погоду, неудачно схватившись за камешек, можно было сорваться и кубарем покатиться вниз… С продвижение поднятия в горы ветер начинал усиливаться. Постоянно усиливающиеся порывы ветра, не только создавали холодок, но и мешали забираться наверх. Для Хога эта затея была не легка, но в то же время её нельзя было назвать и самой сложной в жизни нашего гепарда. Когда он добрался до середины и решил сделать привал, солнце уже медленно закатывалось за горизонт. Наручные часы показывали восемь вечера – эта цифра заставила Хогарта передумать по поводу остановки. Больше всего его сейчас пугало то, что он может опоздать, и поэтому из последних сил наш путник не переставал покорять гору ни на секунду. Он спешил
и эта спешка сыграла с ним злую шутку. Один раз Хог чуть ли не сорвался из-за своей неосторожности. Он наступил на непрочный выступ и в результате, под этим выступом послышался весьма неприятный шум сыплющихся камней. За секунду до того, как выступ
обрушился, Хог успел перебраться повыше и, таким образом спасти себя от недоброжелательных последствий. Данный случай послужил ему хорошим уроком в жизни. Спешка была очень нужна, но до добра она явно не доводила. Нашему герою повезло – когда он наконец, залез на вершину, было ещё только без десяти двенадцать. И то, что увидел Хогарт, просто поразило его. Он пару раз протёр глаза в ожидании того, что увиденное окажется лишь глупой галлюцинацией, но все его ожидания даже и не думали оправдываться. Прямо перед входом в пещеру стоял Архип и пристально смотрел на него. Старик снова обманул его… А Хог снова повёлся… На кисти руки чародея блистал какой-то браслет… Хог догадывался, что это был за браслет.
- Я снова обвёл тебя вокруг пальца, Хог. Вижу, ты уже заметил, что твой браслет у меня. Теперь я владею огромной силой и мне не
составит труда покончить с тобой, - сказал колдун.
- Ну, кончено. Ты завёл меня сюда, чтобы убить… Ты боишься меня… Если бы не боялся, то не стал бы убивать. Хотя, теперь я не вижу
следов испуганности ни на твоём лицо, ни в твоём голосе. Я покажу тебе, что зло никогда, и ни при каких обстоятельствах не в силах
противостоять добру, - сказал Хог и ринулся в бой.
По сути, гепарды – быстрые звери. Но даже этот факт не смог помочь Хогарту в битве со злодеем Как только он пустился на волшебника, тот направил на него руку, на которой был надет браслет, и рука засветилась слабым светом. Из его ладони вылетело что-то прозрачное, словно воздух, но на секунду Хогарту показалось, что он видел это “что-то”. В то же мгновение, Хог упал наземь, как будто его кто-то сильно ударил в живот. Некоторое время он держал руку неподвижно, и всё оставалось на своих местах. Создавалось впечатление, будто кто-то сделал стоп-кадр. За те несколько мгновений гепард сообразил, что все проклятья, случившиеся с ним ещё до того, как он забрался сюда исходили именно от волшебника. Так как тот был колдуном, то запросто мог навести на Хогарта проклятье. Но зачем он это сделал, если хотел расправиться с Хогом прямо здесь, на вершине? На этот счёт молодому гепарду приходила только
одна мысль - быть может, он хотел обезопасить себя вдвойне и попытался убить Хога, ещё до того как он доберётся сюда путём порчи. А ждать здесь он собирался лишь на тот случай, если Хог всё-таки выживет и к положенному сроку прибудет на это место… Все эти взрывы и пожары были подстроены заранее. Как стыдно было ощущать нашему герою, что он был обманут во второй раз одним и тем же лицом! Как только в его голову пришла сия мысль, Хог, встав, и не отряхиваясь от крупинок песка, кинулся на Архипа и тут же получил ещё один удар. Стоило магу грозно взмахнуть рукой, как несчастный уже лежал на земле. На этот раз удар был много сильнее и Хог не только упал, корёжась от боли в области живота, его ещё и оттолкнуло на пять метров! Да, чародей был силён, нечего сказать и тактика “бей, круши” здесь не помогала. Необходимо было включать свой ум и действовать логически. Коварный волшебник всё приближался, и всё дальше отталкивал от себя врага. Он хотел сразить Хога наповал, однако наш герой не думал, что его смертный час близок. Между двумя врагами ещё было какое-то расстояние, и это расстояние заполнял жёлтый круг Луны. Она была словно зрителем всего происходящего на красной горе. Не мудрено, что Архип выбрал именно это место для совершения своих злодеяний. Здесь не было ни одной живой души, которая могла бы стать свидетелем убийства. И даже если бы Хогарт позвал на помощь, его всё равно никто бы не услышал. А полночь он выбрал для большей мистики, чтобы Хог действительно поверил его словам. Так и случилось – он поверил. То, чего больше всего боялся наш несравненный гепард, случилось. Он был предан… Пусть не другом и даже не приятелем… Но был предан… С каждым новым ударом чародей ощущал всё большую могущественность. Он чуял прибывающую силу. Скорее всего этот браслет-телекинез, вдобавок ко всему, ещё и высасывал силы из уничтожаемого объекта, так как он становился сильнее ровно настолько же, насколько слабел Хогарт. Вдруг Хог резко поднялся с земли и поднял вверх правую лапу. На этой лапе он носил свои серебряные часы. Они отразили свет Луны, и луч этого света попал прямо в глаза колдуну. Тот был вынужден на несколько секунд зажмуриться, но и этого времени вполне хватило, чтобы Хог успел нанести ему ответный удар. Браслет слетел с руки Архипа и упал на камни. Он не разбился, однако сильно поцарапался. Утратил ли он свою способность к телекинезу или нет, было неизвестно. Маг хотел подобраться к украшению и подобрать его, но разъярённый Хогарт не отступал. Теперь волшебник был бессилен против гепарда. Его план обломился. Со своей скоростью и силой, Хог нанёс ему два железных удара так, что того вынесло с поля боя.
Горизонт был чист, а это означало победу. Чтобы удостовериться в её действительности, гепард подошёл ближе к краю скалу. На самом её конце он увидел того самого волшебника, ухватившегося за выступ. Сейчас он был беспомощен и жалок. От ярости, гремевшей в нём минуту назад, не осталось и следа. Он молили о пощаде, и вся его жизнь в данный момент полностью зависела от Хога. Хотя и тот выступ казался вполне прочным, магу не хватало сил взобраться наверх. Постепенно силы покидали его, и долго продержаться чародей не мог.
- Пощади меня, прошу. Я скажу тебе, как достать твою возлюбленную, только дай лапу, - говорил колдун.
- Ты хочешь чтобы я доверился тебе в третий раз? – сказал Хог с иронический ухмылкой.
Однако, вопреки своим собственным словам, Хог вытащил злодея из беды. У него не было другого выбора, ведь оставив мага наедине
с судьбой, он бы вообще никогда не нашёл дверь в подземелье. Хотя, быть может, здесь сыграло человеколюбие. Хог не мог смотреть на нуждающегося в помощи зверя и отказать ему. Он был не способен на это, тем более, когда знал, что может помочь. И если бы он всё-таки отказал этому человеку, то тот бы погиб по его вине, а этого уже наш Хогарт не смог бы пережить. Его бы замучила совесть… Замучила до смерти… С другой стороны, Хог знал, что протянул руку своему врагу, который лично дважды его подставил… И он осознанно шёл на этот поступок. Так почему же бедняга всё-таки помог чародею, ведь тот мог запросто обдурить его снова? Ответом на этот вопрос нам послужит слово из четырёх букв. И это слово – риск. Да-да, порой нужно рисковать, как мелочью, так и жизнью. Порой судьба-злодейка сама заставляет нас рисковать, не оставляя других, обходный путей. И нам приходится туго… Не надо забывать, что риск порождает экстрим, так как в любой экстремальной ситуации, ты всегда чем-то рискуешь, иначе бы она не называлась экстремальной. В свою очередь, экстремальные ситуации придают хороший заряд адреналина, укрепляющего организм. Выходит, что риск – это неотъемлемая часть жизни, и то, что только что сделал Хог, просто не может осуждаться. Колдун долго отряхивался от песка после того, как Хогарт вытянул его оттуда. Впервые в жизни, наш герой услышал добрые слова в свой адрес от этого злодея! По крайней мере, он больше не помнил таких случаев, где маг бы благодарил его за спасение от смерти. Затем Архип рассказал, что на самом деле, для того чтобы попасть в ад совсем не нужно куда-то идти. Было достаточно лишь нарисовать знак дьявола на определённом участке земли и, встав в нарисованный круг со звёздочкой, произнести особое заклинание. По словам колдуна, после этого перед Хогом должна появиться пещера. Она должна была быть чем-то вроде портала в другой мир. Её совсем не нужно было искать – её нужно было вызвать. А сделать всю эту процедуру можно было в любое время, так что Хог тут же приступил к работе. Он отломил у рядом стоящего дерева ветку и начертил ею на земле дьявольский символ. После этого, аккуратно встав на этот символ обеими ногами, Хог сосредоточился. Архип дал ему какой-то листочек и приказал прочитать написанное. Честно говоря, произнести то, что было написано на бумаге, было не так-то просто. Всё дело в том, что заклинание было написано на латыни, но Хог к великому счастью немного разбирался в этом языке, что смягчало обстоятельства. Получалось у него хоть и коряво, зато действовало. Такой разворот событий никак не мог не радовать. Как только Хогарт произнёс первые несколько предложений, окружающая среда начала сменяться на другую, совсем незнакомую ему, неизведанную. Это происходило постепенно. Всё такое представление выглядело, как будто один мир начал растворяться в другом. Изменялись даже такие мелочи, как воздух. Он стал более теплее и можно даже сказать обжигающим в какой-то степени. Здешний воздух сжигал лёгкие Хогарта, и поэтому нашему гепарду было весьма и весьма трудно дышать. Тоже самое случилось и с землёй под ногами. Она была гораздо жарче, чем та, на которой стоял Хог меньше минуты назад. Можно было подумать, что наш герой стоял на бурлящей лаве, то и дело извергающую огненные пузыри. И действительно, если хорошенько присмотреться, то можно было заметить слабый пар, идущий из под земли. Деревья, мирно живущие на красной горе, в миг превратились в деревянные колы, с насаженными на них черепами. Ну, а темнота ночи приобретала красноватую окраску. Туман же остался безвкусно-серым. Он медленно
начал обвиваться вокруг Хогарта, словно приветствуя его в новом мире. Пожалуй, живым здесь было не место, и царство мёртвых вполне оправдывало своё название. Только сейчас Хог понял, что, посетив загробный мир, может уже не вернуться обратно. Впрочем, ему было плевать на свою жизнь. Он хотел спасти жизнь Ады. Конечно, было несправедливым отдавать свою жизнь за неё, чтобы она могла дожить, оборванную на середине жизнь, до конца, но уж если такая несправедливость преобладает в нашем мире, то чего уж говорить о преисподней? Долго находиться в этом аду Хог не мог, и вследствие этого он сразу направился искать дьявола. В подземелье было мрачно и днём и ночью. Те, кто обитал здесь, не знали такого понятия, как солнце. Они не нуждались в нём. Их обогревала кровавая земля. Здесь никогда не было холода. И в местной энциклопедии не было этого слова, так как никто не знал, что оно обозначает. Хог не мог спокойно ходить по здешней земле – его лапы буквально чернели от её температуры. Поэтому, он каждые десять секунд начинал подпрыгивать и шипеть от боли. Первое время в путешествии, Хога сопровождали дикие пронзающие крики. Кому принадлежали эти крики он не знал, но был уверен, что такие ужасные крики могут быть только от боли… От жуткой боли, намного сильнее самой страшной боли на земле. И он не мог даже себе представить, что же могло причинить им такую боль. Хотя, некоторые говорят, что мёртвые уже не чувствуют боли, что после смерти это чувство оставляет их. Это не так. В крайнем случае, эта цитадель кошмаров является живым исключением из вышеописанных догадок. Видя всё это, Хогарт приходил в ужас. Он знал, что и его душа непременно попадёт сюда, если не сейчас, то когда-нибудь… И после смерти она будет находиться здесь целую вечность… И что бы он не делал, ему не удастся избежать этой участи. Об этом не хотелось думать, но мысли сами лезли в голову. Они язвили сознание и вызывали
панический страх. Не страх перед смертью. Страх перед неизбежностью. Хог подбирался к какому-то водоёму. У самого берега стояла лодка. Однако, она не была пуста. В ней сидел один человек, пугающий своей внешностью. Хотя, на деле он не был настроен
по-вражески. Чудовищно бледная кожа покрывала всё его тело. Да и сама кожа была настолько тонкой и облегала так, словно под ней не было ни мяса, ни вен, а только кости. На старика он не походил, так как кожа на его лице была идеально натянута и ни одной
морщинки не было заметно. Если смотреть издалека, то его можно было счесть за ходячий скелет. Вёл он себя довольно вяло и, что Хог приметил с самого начала, так это то, что лодочник не дышал. Он был мёртв, и его сердце не билось. Оно забыло, когда последний раз перекачивало, плескавшуюся в венах кровь. Однако, гепард перестал изумляться этому чуду, когда вспомнил, что находится в загробном мире, где умершие не меньше изумляются живым… Перестал изумляться, но не пугаться. Лодочник беззвучно поманил к себе пальцем нашего героя, предлагая составить ему компанию. А река была так широка, что не было видно ни конца, ни края. Понимая, что другого выбора у него нет, Хог сел в лодку с тем странным типом. Она лишь слегка покачнулась, создав при этом небольшой всплеск воды. Не сказав ни слова, странный лодочник начал грести вёслами в сторону, противоположную берегу. Только сейчас Хог заметил, что у лодочника зашит рот нитками. Он внезапно отдёрнулся и слегка попятился назад, вытянув перед собой лапы. Тот лишь уныло посмотрел на Хогарта и продолжил грести дальше. Здесь Хог снова убедился, что лодочник не намерен делать ему ничего плохого и начал постепенно успокаиваться. Он не представлял, каково быть одному живым во всём царстве! Теперь было ясно, почему лодочник всё время молчал. Но за что? За что его постигла такая жестокая участь? Хогарт не стал расспрашивать его об этом и не потому, что тот всё
равно бы не смог ответить, а потому что он не хотел наводить его на грустные мысли, печальные воспоминания. Между тем они уже достаточно далеко отошли от берега, так, что его было еле-еле видно невооружённым глазом. Спереди, сзади, а так же со всех остальных сторон плескалась вода. Она была жутко зелёной. От неё шёл неприятный трупный запах. Она лилась в быстром течении, будто постоянно куда-то спешила. Вокруг летали полупрозрачные призраки. Все они когда-то были живыми и обитали на земле… Всех их постигла одна и та же участь. Теперь же от них остались только силуэты. Они летали так же беззвучно, как текла река. Однако, тишина была не полной. Изредка её нарушали капли воды, падающие с каменных сосулек, растущих сверху всего этого места, прямиком вниз. Попадая в реку, они разводили круги, словно рисуя на ней схему солнечной системы. Это повторялось вновь и вновь. Такая закономерность начинала раздражать Хога. Вот они уже проплывали мимо небольшого островка. Он проходил по левую сторону от лодки. Хог устремил туда свой взгляд, пытаясь изучить здешнюю природу. На возвышенности островка было некое существо. По своему голосу оно напоминало волка, но уж точно не по виду. При этом вое существо высоко приподнимало голову, словно ища в небе Луну, и из его пасти торчали гигантские клыки. Обратив внимание на них, животное можно было бы причислить к виду диких свиней, если бы не
странноватой формы череп. Насколько помнил Хог, ни у одного животного такой формы черепа не было, и этот факт ставил его в тупик. Глаза сего чудовища горели страшным пламенем. Они сверкали во тьме так ярко, что просто не могли не пугать живых. На подбородке того существа виднелось много крови. Само существо, как понял Хогарт, было так же бескровно, но питалось исключительно кровью. Оно чувствовало запах живого за десятки миль, и только как Хог осознал это, он почувствовал на себе чей-то дерзкий, внушающий страх, взгляд. Хорошо, что они были не на этом островке, а в лодке, проплывающей через него. Зверь мигом ринулся в сторону Хогарта и остановился лишь у самого края островка, едва не плюхнувшись в воду. Затем он начал злостно и долго лаять и всячески рычать на Хога, тем самым, выражая всё своё недовольство. Хог очень сомневался, что тот зверь был один в этом царстве.
Эпизод 9: Новый мир
Вот островок был уже позади, а впереди красовался причал. Лодка плыла, хоть и медленно (не смотря на довольно быстрое течение, как это ни странно), но зато плыла, а не стояла на месте. Пять минут спустя, Хог уже высаживался. Перед тем, как сойти с лодки и отблагодарить лодочника, гепард склонил голову над водой и посмотрел на своё отражение. Но вместо своего лица он увидел какую-то страшную морду, с коварной ухмылкой, глядящей на него. Это был явно не Хог. От неожиданности он на пару секунд закрыл глаза, а когда раскрыл их, то увидел в воде уже знакомую физиономию гепарда. Хогарт всё-таки сошёл с лодки, но вспоминая о том случае, верить в то, что ему всё это только привиделось, отказывался. Ступив на землю, Хог сразу же заметил, лежащую под ногами красную ковровую дорожку. Она простиралась на сотни метров вперёд. Наш герой решил следовать по ней… И правильно сделал, потому что в конце этой самой ковровой дорожки располагался высокий-высокий трон… А на троне этом восседал сам дьявол. Сам король ада был не так велик ростом, как думал раньше Хог, однако, могущество никак от роста не зависело.
- Рад приветствовать новое лицо у себя в обители. Зачем ты явился сюда, подданный? – прогрохотал сатана.
- Меня зовут Хогарт и я не твой подданный. Во всяком случае, я пока жив и ни от кого не завишу, - довольно грубо произнёс Хог.
- Тогда что ты здесь делаешь? – разозлился дьявол, никак не ожидая такого ответа.
- Я телепортировался сюда с помощью одного чёрного мага. Ну, вообще-то, я пришёл поговорить о другом. Видишь ли, есть одна душа, которая попала сюда раньше положенного срока, и я хочу забрать её обратно. Её зовут Ада. Она была убита неким злодеем, а не умерла сама. У неё отняли жизнь в то время, когда она могла бы прожить ещё очень много лет. Я считаю несправедливым это и хочу, чтобы ты вернул ей жизнь, - сказал Хог.
- Послушай, как тебя там, ты что, серьёзно думаешь, что её срок ещё не пришёл? А ты знаешь, сколько людей ежеминутно умирают такой вот смертью? Где-то кого-то подстрелили, что-то взорвали – ты же знаешь, что сейчас творится наверху. У меня тут такой поток новичков, что в аду просто не остаётся места! – сказал сатана, доставая какую-то толстую книгу, - Здесь написана дата смерти, причина, имена всех, обитающих тут душ с незапамятных времён. Я завёл её тогда, когда умер первый человек на Мобиусе и сейчас она насчитывает около семи сиксилионов душ. Как ты говоришь её зовут, Ада? Хорошо… Ага, нашёл. Ладно, давай так: я возвращаю тебе её никчёмную жизнь, но взамен ты стираешь с моего тела вот этот знак. Сам я стереть его не могу, так как он защищён от стирания недобрыми руками. Идёт?
- Если по-другому спасти Аду нельзя никак, то я согласен, - твёрдо произнёс Хог.
Он прикоснулся к огненному телу дьявола. Знак, о котором говорил сатана, изображал из себя что-то наподобие креста. Чем он был выведен, Хог так и не понял, однако, для него это было и не важно. Буквально двумя резкими движениями Хог содрал странный символ и получил награду. Повелитель царства мёртвых лишь что-то перечеркнул в своей книге пером и перед Хогом тут же начал появляться до боли знакомый образ. Сначала он был едва заметен, но потом стал более различим, и, наконец, Хог вновь увидел свою любовь. Она ничуть не изменилась с того момента, как они последний раз виделись. Ада всё стояла на месте, видимо, думая, что Хог по-прежнему не может её видеть и, что она до сих пор находится в обличие призрака. Хотя, с другой стороны, быть может, она просто была ошарашена приятной неожиданностью? Как бы там ни было, но, убедившись в обратном, Ада со всех ног побежала к Хогарту и бросилась ему на шею, а затем их безумная радость выплеснулась в длинный и жадный романтический поцелуй.
…По своей сущности Ад – это место слёз и боли. Здесь нет места радости и счастью… И желания тут, вместо того, чтобы исполняться, заставляют навсегда забыть о них. Так случалось со всеми, но не с Хогартом. Он оказался первым исключением из правил за всю историю подземного мира. Его мечта осуществилась. Ада была жива и находилась с ним. Ему не хотелось оставаться в этом месте больше ни на минуту. Хог хотел вернуться к своей прежней жизни. Боже, как он хотел сейчас просто открыть глаза и удостовериться в том, что вся эта заварушка была лишь дурным сном! Но, увы… Хог и Ада спешно покинули дьявола, и направились к выходу. Для этого им снова было необходимо пересечь подземную реку. Лодочник оставался на том же месте, где и проводил Хогарта два часа назад, будто знал, что он точно придёт обратно. Гепард и лиса сели в транспорт и, покачнувшаяся лодка, начала отходить от берега. Только сейчас Хог увидел, что в днище лодки были проделаны огромные дыры. Не смотря на это, лодка плыла, как ни в чём не бывало, и вода не заливала её. Хог поделился своим удивлением с Адой, на что та довольно спокойно ответила, что успела повидать на этом свете и не такое, так как просуществовала здесь два с лишним месяца. В лодке было четыре весла, но лодочник управлял только двумя из них. Два остальных работали сами по себе! Довольно много ещё странностей заметил Хог, но я думаю, их не стоит описывать. Когда наша пара пересекла реку, они увидели нарисованный на песке дьявольский знак. Именно отсюда Хог переместился в сей кошмарный мир. Он встал ногами на символ, держа за руку свою любимую, начал читать заклинание. Всё было точно, как в прошлый раз. Вся окружающая среда постепенно начала превращаться в гористую местность. Штыки с черепами вновь обратились зелёными деревьями. Правда, луны на небе видно не было. Не мудрено, ведь на дворе преобладал день. Однако и солнца было не видать – его закрывали тучи, делая столь приятную картину заметно мрачнее. Вместе с помрачнением неба ухудшалось и настроение обоих героев. Ловко используя момент, пока наша пара вместе, они искренне во всём признались друг другу. Всё наболевшее за эти долгие дни разлуки было высказано и услышано. Проведя, лёгкий романтический привал, Ада и Хог решили спуститься с горы и вернуться домой. Само собой, спускаться с горы было гораздо проще и быстрее, нежели подниматься. Спустя некоторое время, наши герои уже находились у подножия горы. Хог продолжал ворчать на постоянно сгущающиеся тучи. Вскоре, они дошли до такой степени, что было невозможно отличить ночь ото дня. Гепарду не нравилось это, но он не мог ничего изменить. Вдруг послышался треск. Хог навострил ухо. Звук слышался под его ногами. Ещё один. Треск походил на тот, что слышится при хождении по тонкому льду. У него было плохое предчувствие на счёт всего этого. Он крепче сжал руку Ады… И правильно сделал, потому что в этот же момент земля, на которой стояла лиса, провалилась в тартарары и бедняжка чуть не упала следом. Если бы не потрясающий инстинкт, чутьё Хогарта, то она бы вряд ли сейчас находилась рядом с ним. Земля продолжала трескаться дальше. От этой дыры пошли толстые трещины. С каждой секундой они начинали расширяться всё больше и больше. Началось землетрясение… Землетрясение неведомой силы… Хог кинулся бежать в произвольном направлении, ни на минуту не разжимая лапы Ады. В этом беге Хогарт прокричал Аде что-то вроде: “Не оборачивайся”, наверное, предупреждая её о возможной опасности. А сзади за ними по пятам тянулась огромная чёрная бездна. С каждой минутой она нагоняла их, и было глупо бежать вперёд, стараясь превозмочь силы природы, было всё равно, что стоять на одном месте и ждать своей смерти. Хог и Ада были не одни – рядом с ними бежали ещё люди, так же пытавшиеся уйти от этой напасти. Они так же не знали, что делать и полностью доверялись своему сердцу. Ада предложила укрыться в кафе, которое встретилось на их пути. Других мыслей по поводу, где можно найти безопасное мест, у Хога не наблюдалось, так что он согласился с предложением Ады. Они забежали внутрь и сели за ближайший столик с целью просто перевести дух. Перед стойкой заказов, стояла небольшая очередь проголодавшихся. Видимо, они и знать не знали, что тем временем происходило на улице. По крайней мере, вели себя эти люди более, чем спокойно. Через несколько секунд помещение неожиданно пошатнулось.
- Нам нужно держаться вместе. Погибнешь ты – погибну и я, - сказал Хог.
И сразу же после этих слов, как по команде, все окна заведения разбились. Стёкла просто взорвались! Тысячи мелких осколочков вонзались в кожу бывших там в то время посетителей. Началась всеобщая паника. Они бежали, кто куда, со своими израненными лицами и окровавленными руками. Раздавались крики, причём, как взрослые, так и детские. Хог и Ада успели прикрыть свои лица руками, отдав на растерзание свои лапы, вместо глаз. В итоге кровожадные прозрачные пули исцарапали нашим героям все лапы. Вслед за этой бедой, на них наступила ещё одна. Моментально дом разъединился на две части. Пол дал гигантскую трещину, а за ним и стены с потолком. Здание разломилось, и все столы со стульями тут же попадали в бездну. Хог понял, что если они останутся здесь хотя бы ещё на секунду, то просто умрут. Они с Адой выбежали на свежий воздух и пустились туда, где, по словам Хогарта, было меньше всего зданий. Опасения гепарда подтвердились – кафе тут же рухнуло и четь не раздавило их. На его глазах погибла половина населения Стейшн Сквер. Несчастные, ни в чём неповинные люди, умирали на середине своего жизненного пути, а некоторые вообще на начале! Куда бы он ни повернулся – везде он видел смерть. Но он не переставал бежать, оставляя кровавые следы на траве. Вот, Хог вышел в чистое поле. Было тихо. Он вспомнил, как на этом самом месте они с Адой ещё не так давно игрались в траве, догоняя, и кидая друг друга на спину. Вспомнив это, он посмотрел ей в лицо и увидел мечтательную улыбку. Похоже, она то же вспомнила этот момент. Они переглянулись и то, что творилось между ними, можно было объяснить без слов. Мертвая тишина никак не хотела покидать нашу влюблённую пару. Она насторожила Хога. Он замер… Он прислушивался к тиши… гепард нагнулся к земле ухом вплотную и сделал озабоченный вид… Он ловил беззвучие. Но вот, Хог медленно начал выпрямляться, устремив свои обеспокоенные очи в сторону изумрудного моря и слегка приоткрыв рот.
- Я боюсь, - со слезами на глазах произнесла лисичка.
В ответ Хог прижал её к своей груди и осторожно погладил по голове. Он пытался утешить её, но что ему было сказать? Он не мог сказать, что сейчас выглянет солнышко, тучи рассеются и всё будет хорошо, потому что это было бы наглой ложью. А врать любимому человеку – всё равно, что обманывать самого себя. Над морем поднималась многометровая волна. Цунами это было или нет, зовите, как хотите. Главное заключалось не в названии, а в действии. Неважно, как называлась эта волна – важно то, что она сеяла кругом смерть. Хог тихо прошептал на ушко Аде только одно слово: “Бежим”. Гепард снова крепко сжал руку Ады в своей руке и помчался на пристань. Тем временем, волна как-то медленно и вяло начала расползаться по суше, не круша всё таким образом, а просто затопляя. Однако скорость затопления поражала! Бедные людишки, поначалу не придававшие этой волне никакого значения, бежали со всех ног на возвышенности, но исход был один… На пристани началась толкучка. Она началась из-за того, что люди поняли, что если они останутся на земле в ближайшие пять минут, то эта волна заберёт их к себе. В результате много людей свалилось в воду – их столкнула, сама того неподозревающая толпа толкающихся. Хогарт, очень кстати, использовал свою ловкость и хитрость, и протиснулся на корабль. Из-за бешеной спешки, судно отплыло полупустым. Было ли умным шагом, прятаться от воды в воде? Быть может, это было и не очень логично, однако, именно эта мысль первой пришла в голову Хогарту. Человеку некогда обдумывать все возможные ходы, как в шахматах, когда он в растерянности… И Хога нельзя винить за это. Бурный поток воды подхватил судно и понёс по течению, словно бумажный кораблик по ручейку. Гепард с сожалением смотрел на бедных существ, взобравшихся на самые вершины местности и ждущих своей смерти. Больше им было некуда бежать. Они бегло глядели вниз на медленно, но верно поднимающийся уровень воды и вспоминали лучшие моменты своей жизни. Хог с Адой то же могли быть на их местах… И они знали это… И не было фактом, что все беды уже позади, и что дальше всё будет хорошо. А тем временем, на море поднимался ветер и шторм. Он рос и рос, пока не достиг предельных отметок на шкале. После этого корабль начало очень сильно качать. Хог и Ада держались за поручень, возлагая на него роль спасителя. Многих пассажиров, стоящих по краям судна, нагло выбрасывать за борт. Капитан не мог справиться с управлением. Корабль стало носить в разные стороны. Волны начали добираться до палубы и затоплять сам корабль. Они тонули. Многих, выпавших за борт людей, засасывало в турбины корабля. Как бы сильно они не пытались спастись, превзойдя силу течения, получалось это лишь у считанных единиц. Людей разрубало на части и вся вода постепенно окрашивалась в алый цвет. Запах крови мог призвать к себе нежданных гостей, вроде стаи пираний, чего Хогу хотелось меньше всего. Наглый ветер начал вырывать доски из палубы корабля. Куски дерева с гвоздями летели прямо в пассажиров судна. Они за считанные секунды набирали молниеносную скорость и влетали в людей своим остриём. От этой скорости не мог спасти ни один бронежилет. Пригодиться могла лишь ещё более молниеносная ловкость… Но возможно ли было развить её до такой степени? Точного ответа на данный вопрос пока нет и все предположения на этот счёт весьма и весьма сомнительны. Коварные шипы впивались в грудь, насквозь протыкали руки и ноги, попадали в глаза и лоб. Зрелище было гораздо страшнее любого ночного кошмара, тем более, происходило оно наяву. В конце концов, судьба постигает каждого, и если ты должен умереть – ты непременно умрёшь. Вся твоя жизнь заранее расписана по минутным часам, словно какой-то план, который никто не составлял. С самого твоего рождения, он уже был написан. Однако если посмотреть на это с другой стороны, то можно подумать, что человек сам творит свою, судьбу. Он может изменить что-то, но зачастую мы совершенно не имеем представления о том, какой именно выбор следует сделать, чтобы ступить на правильный путь. Жизнь – лотерея, и, порой, необходимо ставить абсолютно всё, что имеешь, на билет. Так что судьбу можно изменить, хотя под силу это не каждому, ведь для этого нужно знать наперёд все свои правильные и неправильные решения. Стоя на перекрёстке, ты не можешь быть уверенным в том, что если ты повернёшь направо, то тебя может сбить машина. Ведь эта же машина может встретиться тебе с любой другой стороны дороги. Избежать своей участи можно только в том случае, если знаешь будущее… Хог не знал своего будущего, и поэтому боялся сделать неправильное решение. В его руках была не только его жизнь, но и жизнь Ады, так как она бы не смогла выжить без него в этом бессердечном жестоком мире. Она с сожалением смотрела на плескающихся в воде людей, взывающих о помощи. Помочь им никто не мог… Вот, что-то сбило с ног девушку и уже через секунду она лежала полу, обезображенным ветром. Ада, словно на несколько мгновений потеряла сознание. Вскоре, обернувшись, она увидела около себя Хогарта. Он успел столкнуть её вниз за долю секунды до того, как на то место, где она только что стояла, упала мачта. Падение было громким в обоих смыслах этого слова. Деталь разломила корабль на две части , и доски, обрушившиеся в результате этого происшествия, посыпались в воду. Теперь снизу стало доноситься ещё больше криков. Наши герои стояли рядом с этим местом и не могли предвидеть такого разворота событий. Не долго они держались за доски судна. Через небольшой промежуток времени, доски, не выдержав веса Хога и Ады, обломились и упали в воду. К счастью, гепард не выпустил лисичку из своих лап и они повисли в воде, опираясь руками только на жалкие деревяшки, которые ещё совсем недавно принадлежали кораблю. Их молодые тела обжигали ледяные потоки воды. Хог удивлялся, как среди всего этого моря ещё плавали льдинки. Итак, температура воды была всё-таки выше нуля, однако, это не снимало опасность смертельно простудиться. Ветер, между прочим, то же был не намного теплее воды. К тому же, он был так быстр, что наши герои не успевали ловить его и вдыхать кислород, необходимый для жизни. Огромные волны ежеминутно накрывали их с головой. Они как будто бы глотали их… И не только их. Несчастью подвергались все люди, которые находились в воде. Ада устремила свой взгляд ввысь… Теперь и они были вместе с остальными. Уже другие люди так же смотрели на них с оставшихся кусочков судна, как и они несколько минут назад. Тем не менее, Хог не переставал сражаться за жизнь с силами природы. Но было ли всё происходящее силой природы? Нашего гепарда волновало то, что на его глазах Ада два раза чуть не погибла. Создавалось впечатление, будто кто-то хотел её забрать… Забрать к себе… К себе в ад… Только в этот миг Хог понял, что натворил. Он заключил самую настоящую сделку с дьяволом. А такие сделки, как правило, ни к чему хорошему не приводят. Видимо, тот самый знак на теле сатаны непозволял ему вырываться из подземелья и сеять вокруг хаос. Он был чем-то вроде тюрьмы, а его изображение играло роль замка. И теперь, когда Хог освободил его, он вышел на свободу и, почувствовав вольный воздух, решил устроиться на земле, подчинив к себе наземный мир таким образом. Разумеется, он отдал душу Ады нашему герою, потому что знал, что, когда он обретёт непоколебимую власть, то запросто сможет отобрать её обратно. Сатана сделал две попытки, но пока не получил душу… Однако, кто знает, что будет дальше… Через час у Ады и Хога уже отнялись ноги. Они не могли ими двигать и не ощущали их, как будто они были отрезаны. Губы Ады сильно тряслись. Они были страшно-синими. Ей было жутко холодно. Хог же более-менее свыкся с температурой воды и почти не замечал этого холода. Ада посмотрела вокруг. Большинство людей уже не двигалось. Они просто плыли по течению. Все из лица были синими. На губах были заметны льдинки. Глаза смотрели в одном направлении, а зрачки напоминали бездушные куски хрусталя. Все они были мертвы. Надо сказать, что корабль к тому времени уже давно пошёл ко дну, а шторм спал, и волны утихли. Более того, изумрудное море было таким ровным, что его можно было бы спутать с асфальтом! Деревяшка, за которую держались Ада и Хог, уже полностью покрылась толстым слоем льда. И, видимо, это же ждало и наших героев. Носик Ады сильно покраснел. Ресницы накрылись инеем. Ещё пара минут и она бы не выдержала. Вот, вдалеке, Хог увидел очертания какого-то твёрдого объекта. Сим был дом Тейлза, а точнее, его крыша, так как остальные части дома были уже глубоко под водой. Узнав здание, Хог оживился и начал грести в ту сторону. Он вспомнил, что при первой встрече с компанией Соника познакомился с чёрным ежом. Тот рассказал ему о своей чудо-способности путешествовать во времени. Хог думал, что если он не может победить дьявола, то всё ещё можно поправить, если он вернётся с Адой в тот день, когда сатана ещё сидел в тюрьме. Они смогут предотвратить все беды и зажить счастливо. Он рассказал об этом Аде, но та лишь с трудом смогла обратить на гепарда свой взгляд. Ждать было нельзя. Одна лишняя минута пребывания в воде могла стоить ей жизни. Когда Хог с Адой приблизились к крыше, они заметили, стоящий на ней самолёт. Какой-то двухвостый лис копался в его передней части. На заднем сидении тоже сидели какие-то лица. Похоже, что у Тейлза была небольшая поломка, и он не мог завести свой “Торнадо”. Вода подбиралась всё выше. Тут, синий ёж, сидящий сзади, заметил движущихся в их сторону людей. Он был ежом с большим сердцем и, поэтому сразу же нырнул в море, чтобы спасти бедолаг. Когда он вытащил их из воды на сушу, ёж изумился. Какая неожиданность – перед ним стоял тот же гепард! Хотя, все места на самолёте были заняты, наш добрый ёжик заставил всех потесниться и таки посадить Аду и Хога в “Торнадо”. Между ними завязался тёплый разговор, хотя сама тема разговора тёплой не была. Выяснив, что случилось с Хогом в подземелье и как он спас Аду, Соник рассказал гепарду, что они как раз сейчас собираются лететь к Шэдоу и спасать его команду. Ну, а дальше, как изъяснился сам Соник, они хотели лететь в поисках суши, чтобы начать там новую жизнь. Вот самолёт зажужжал и его пропеллер начал вертеться. Довольный лисёнок сел в свой “Торнадо” и натянул штурвал на себя. Они вовремя взлетели. Через пару минут, после того, как они взлетели, дом Тейлза полностью погрузился в воду. В дороге Хог попросил лиса включить печь, дабы согреть Аду. К счастью, она уцелела и смогла избежать участи той ледяной деревяшки. Летя и смотря вниз, гепард не прекращал удивляться: все места, которые он знал до этого, находились под водой. На земле не было ни кусочка суши. Этих мест больше не существовало. Изумрудное море превращалось в океан. Лететь в такую погоду было нелегко. Сама погода была нелётной. Освещающие путь фары, приделанные к самолёту, работали нестабильно и при такой видимости, герои могли врезаться в первую же скалу. “Да, сколько людей погибло в этот день. Я должен вернуть им жизни. Я должен постараться уничтожить этот день, заменив его другим”, - думал Хог. Однако случиться могло всё. Шэдоу мог быть уже мёртв. Изумруд мог быть безнадёжно потерян. Не успел наш Хогарт довести эту мысль до конца, как Тейлз крикнул, что “Торнадо” идёт на посадку. Дом Шэдоу был цел, однако, вода постепенно делала своё дело. Лис снова спутал кнопки шасси с ускорением, и команда с грохотом упала наземь. Самолёт летел в последний раз. При посадке у него отломилось левое крыло, и взлететь он уже не мог. Герои были в ловушке. Теперь Хогарт был их последней надеждой. Сражаться против дьявола Соник даже и не думал. Он знал, что зло бессмертно, и если Хог и Ада не попадут в прошлое, то этот день будет последним в его жизни. Шэдоу сам вышел встречать гостей. Не теряя времени, Хог попросил помощи у чёрного ежа. Шэдоу хоть и был роботом, но сердце у него всё же было, поэтому он не отказал гепарду в помощи. Вовсе наоборот, он одобрил эту идею, как единственный шанс на спасение. Шэдоу достал изумруд хаоса и передал в руки Хогу. Тут же с дома сорвалась крыша. Ветер усилился до предела. Теперь его даже можно было назвать ураганом. Хог взял за руку Аду и окинул взглядом всех присутствующих. Соник показал гепарду большой палец в знак одобрения и сделал свою фирменную улыбку. Руж ловко подмигнула ему правым глазом. Шэдоу серьёзно кивнул головой, убеждая Хога, что он стоит на правильном пути. Хогарт посмотрел на Аду. Ада посмотрел анна Хога. Затем гепард тяжело вздохнул и произнёс волшебную фразу. В тот же миг, изумруд ослепительно ярко заискрился зелёным и потяжелел. Казалось, за одно мгновение, он прибавил сто килограммов в весе. Хог использовал все свои силы, чтобы удержать его в руках. Ада так же почувствовала эту тяжесть. Но вдруг послышался резкий протяжный писк, словно на бешено несущемся паровозе кто-то нажал на экстренный тормоз. Всё застыло. Хог убрал руку, в которой только что удержал изумруд, но тот остался висеть в воздухе. Гепард оглядел обстановку. Он не переместился ни на секунду назад. Ада то же заметила кое-какие странности. Волна, набежавшая на изумрудном море, оставалась в одном и том же положении. А Соник всё так же показывал большой палец. Никто не двигался. Ничто не двигалось. Кроме Хога и Ады. Видимо, энергии хаос контроля не хватило, чтобы перенести наших героев в прошлое, и вместо этого они застряли во времени. Мир предстал перед ними неживой картиной… И картина эта была нарисована довольно тусклыми красками. Хог понимал, что теперь уже никогда для них не наступит новый день, пока они сами не предпримут что-нибудь. Ада то же понимала это. Они одни могут двигаться во всей вселенной. И их любви уже точно ничто не помешает. Тут, Хог осторожно взял Аду за талию и повёл к воде. Они шли по ней, как по льду. Шагов их не было слышно. Да и кто их мог слышать? Все часы в мире остановились для них. Отойдя на приличное расстояние от берега, наша пара начала кружиться в медленном танце. Их больше ничего не волновало… Порой, жизнь устраивает нам сюрпризы. Многие из них лучшие обходить стороной. Если научиться разобраться в этом, как следует, можно заполучить счастье в свои руки. В противном случае, мы заполучим лишь его силуэт. Однако и силуэт может привести к счастью. В любом случае, Ада была спасена и Хог был с ней. Были ли они по-настоящему рады такому развороту событий или это только казалось на первый взгляд? Смогут ли они прожить в таком мире? Есть ли шанс вернуть всё на свои места? Увы, вопросов в нашей реальности куда больше, чем ответов. Чтобы найти ответы на некоторые из них, приходится тратить всю свою жизнь. Бывает и так, что целой жизни оказывается мало. И в заключение хочется сказать – никогда не упускайте своего счастья или хотя бы держите в виду его силуэт.


Бонус
СИЛУЭТ СЧАСТЬЯ
------------------------
И словно все слова на свете
Вдруг стали мне не так важны
"Гуманный отблеск в силуэте"
Мне очертания видны.

Весь мир был счастлив вместе с нами
Тут всё казалось безупречным.
Здесь солнце ласково лучами
Обогревало наши плечи.

Угрюмый свет прослыл фиаско
Укор он сделал сам себе.
Судьба по принципам опасным
Готовит всех опять к войне.

Как будто рвением к мечте
Как малахитовой цитатой
Я всё крушил, стремясь к тебе
В погоне за скупой отрадой.
 



Последние комментарии

Эмма
Это похоже на то, как если бы человек в кромешной тьме всю жизнь с...


Dreamer
Про огромное количество энергии, по-моему, явный перегиб... Жизнь долбит, и не зря, наверное.Заслужили... С...



...


Эмма
"Почти все люди от природы склонны к здравому оптимизму. Возможно. именно поэтому человечество и...


"Почти все люди от природы склонны к здравому оптимизму. Возможно. именно поэтому человечество и выжило....


Такая ... ванильная история... Мой жизненный опыт цинично ухмыляется ...


Вот соглашусь здесь с Эммой! Трагедия - это крах, конец если не жизни, то уклада...


Довольно интересно.Похоже на сценарий голливудского фильма с хорошим концом. Но меня привлекает не это, а...


Стих не трагический, а скорее жалостливый. Для трагедии нужна борьба с внешними трудностями и потом...


Ау, фантазеры! Приглашаю реанимировать и развить тему ...


Самый разумный способ реагирования на троллей - это молчание и игнор здесь в сети. Вступать...


Уважаемый! Любите заниматься провокациями, троллингом - это Ваши проблемы. Культурный, грамотный, воспитанный человек не будет...


Холод
12.04.2019 09:44
Dreamer12
Стих о природе? Но почему же так страшно... ...


Фетисова Светлана
Щёлкнул замком входной двери и... "Слабак, трус, предатель" - это то, что он прочёл...


Держусь, не падаю, не плачу. Дав шанс себе в который раз
Увидеть солнца луч прекрасный. Зацепили...


Пример:   луна  чувство  любовь