Когда я умерла


Просмотров: 24
 850 


hog121
04.06.2010 17:18
КОГДА Я УМЕРЛА

Российский метрополитен. Неизвестное время, неизвестный сезон, неизвестный город. Да, и как можно уследить за течением времени, когда вокруг изо дня в день происходит одно и то же! Одни и те же лица по сторонам, одни и те же маршруты, одни и те же мысли при обращении своего внимания на всю эту жуткую однообразность. Сегодня четверг или пятница? Хотя, трудно сказать, имеет ли сейчас смысл задавать этот вопрос, ведь, как бы там ни было, нашему герою всё равно придётся вставать в семь утра, чтобы умыться, приготовить себе лёгкий завтрак и отправиться на работу. На каждую процедуру отведён определённый промежуток времени, причём установилось оно не человеком, а самой судьбой. Иногда создаётся такое впечатление, будто человечество – всего-навсего пустые шашки, а земля, на которой мы обитаем, является большой шахматной доской. Кто-то делает ход конём, а кто-то другой остаётся пешкой до конца своей жизни, но всеми нами управляет одно высшее существо и для него величайшие множества наших забот являются не более, чем обыкновенной игрой. Мы же считаем главной жизненной целью карьерный рост, даже не подозревая, как глубоко заблуждаемся… Роберту Нассину было не больше тридцати лет, однако, указать его возраст несколько точнее не представлялось абсолютно никакой возможности – казалось, даже сам он уже давно сбился со счёта. На его лице не было никаких признаков, свидетельствующих о старости, но в то же время оно не выглядело детским. Аналогичная ситуация наблюдалась и с ростом. Язык просто не поворачивался назвать его высоким, но относить Нассина к людям низкого роста было не менее забавным. Любимого стиля одежды у него не было, поэтому мы могли наблюдать Роберта в совершенно разных образах. В цвете глаз был отлит оттенок печали и друзья смотрели в эти глаза с недоверчивостью, не узнавая прежнего товарища. При разговоре с нашим героем у них создавалось странное впечатление, будто перед ними стоит уже не тот человек, которого они некогда имели честь знать. Думаю, если бы мы познакомились с Нассином раньше, мы бы тоже заметили, что в нём что-то кардинально поменялось. В учебные годы школьной скамьи и дверей института этот тип отличался особой жизнерадостностью. Его было крайне тяжело разозлить или обидеть, пожалуй, даже слишком тяжело, чтобы это мог сделать кто-нибудь из человеческой расы. Он с лёгкостью переносил все преграды, встречающиеся на жизненном пути, будь то кризис в личной жизни или неудовлетворительные оценки по школьным предметам. Нет, я не могу утверждать, что он относился к жизни с некоторым легкомыслием, просто у него был иной взгляд на неё. Он искренне радовался приходу весны, когда начинали появляться первые ростки и из-под белого покрывала, одевающего землю, стали выглядывать подснежники. Он радовался всем тем мелочам, которых иные люди могли пропустить мимо своих глаз, с головой погружённые в бесконечную суету шумного города. На его лице вызывали нестираемую улыбку ручейки, образовавшиеся на улице из растаявших снегов и дети, пускающие по ним самодельные кораблики. В его душе созревала неописуемая радость. При появлении того едва уловимого запаха, присущего только весне, и он не огорчался по поводу того, что добрую половину свободного времени безжалостно съедала учёба. Взрослеющий Роберт прекрасно знал, что это необходимо для того, чтобы держаться в данном мире на плаву. Когда весна заканчивалась, и во властвование вступал другой сезон, он не огорчался и теперь, ведь у природы нет плохой погоды! Была ли бурная зима или ливневая осень – наш герой во всём умел найти положительные стороны, и это невозможно было не назвать даром. Из-за этой, своего рода странности (по крайней мере так определяли его поведение окружающие), люди старались держаться от Роберта подальше и считали его ненормальным. Что ж, не мудрено, ведь им непонятны жизненные чувства. В нескончаемых ежедневных заботах они уже почти стали роботами, которые научены испытывать определённые ощущения в определённое время, как по сценарию. Мир меняется с течением времени и, признаться, далеко не в лучшую сторону. Трудно представить, что случится через пару десятков лет, если всё будет продолжаться в таком духе. Вернее сказать, трудно поверить в это… Следуя уложившимся вековым природным законам, побеждает всегда большинство, а данный расклад не может означать ничто иное, как то, что жизнерадостность и неиссякаемая бодрость никогда не будет в силах победить вечную пассивность и пессимистичность. Несчастье не обошло и бедного Нассина. Новая работа безжалостно и бесцеремонно пожрала всё то стремление к свету, которое когда-либо жило в его сердце. Его выгнала оттуда тоска и поселилась вместо него, заперев дверь на сотню тысяч титановых замков. Чудовищное однообразие рисовало невидимую клетку, выбраться из которой не представлялось абсолютно никакой возможности. Теперь даже на улице, казалось, не хватало воздуха. Новые заботы высосали из Роберта последние соки жизни, но он всё равно продолжал сопротивляться. Нассин ехал на эскалаторе, и в голове его уже чётко стояла картина будущих годов. “Четырнадцать минут на метро, затем двадцать шесть на электричке. В десять утра начало работы, в половину второго получасовой обед, в шесть вечера домой на той же электричке и том же метро. В семь ужин, домашние дела и сладкий сон… Придёт среда – всё повторится снова, придёт четверг – святые угодники, как же сильно он похож на понедельник и вторник! Воскресенье – вот единственный выходной, но что я буду делать? Недели-близнецы, годы-близнецы… Если я не избавлю себя от этого водоворота, то просто свихнусь!”, - думал Роберт. Пребывая в полной безысходности, Нассин принялся заглядывать в лица людей, вероятно, надеясь, что, наконец, найдёт того, кто его переубедит. Однако, пристально вглядываясь, он только ещё больше ужасался, ибо узнавал в каждом знакомые черты. Герой ежедневно встречал по дороге одних и тех же людей, и от этой мысли не его душе становилось ещё тоскливее. Ничего не менялось в жизни простого городского обывателя. Я бы даже сказал, что он уже закончил жить – в силу вступило сплошное существование. Самое страшное – войти в общую массу, слиться с обществом и стать таким же, как все. Вот внимание Роберта неожиданно заострилось на одной персоне. Она ничем не выделялась среди других лиц, её запросто можно было потерять в толпе или спутать с сотней таких же обыкновенных людей, но остановить свой взгляд мученик предпочёл почему-то именно на ней. Глаза этой не слишком высокого роста девушки так живо двигались и были настолько наполнены краской, что порой создавалось впечатление, будто они твердили: “Я маленькая девочка и всегда полна энергии”, хотя остальные черты лица говорили об обратном. Тёмно-каштановые волосы дамы были в косичку, а это ещё более дополняло её детский образ. Незнакомка была облачена в осеннюю одежду, соответствующую последнему писку моды того времени. Короче говоря, весь её внешний вид намекал на то, что девушке не хотелось покидать беззаботное детство, однако, как бы прискорбно это не звучало, не всё в нашей жизни делается так, как мы хотим. Очень важно не переставать бороться даже тогда, когда становится очевидным, что шансов на победу не осталось… “Вот кто сможет внести в мою жизнь драгоценное разнообразие”, - подумал Роберт и ринулся в сторону прекрасной незнакомки. Здесь необходимо подчеркнуть, что в то время, как Нассин спускался вглубь московского метрополитена, дама поднималась наверх, поэтому герой перепрыгнул через перегородку и оказался на другой лестнице. Думаю, не надо говорить, что это привлекло внимание окружающих и в том числе сотрудников милиции. Но Роберту уже было откровенно наплевать на последствия – жажда вернуться к своему прошлому состоянию души дала о себе знать. Всё вдруг сделалось таким глупым и незначительным, что хотелось просто рассмеяться во весь голос. Попадание не вовремя на работу, плавание в долгах – уже ничего не волновало Нассина. Весь путь Роберт не спускал глаз со своей жертвы, будто опасаясь, что она сейчас вот-вот куда-нибудь исчезнет. Девушка уловила посторонний взгляд и, не ожидая ничего плохого от этого взгляда, лучезарно улыбнулась ему… Они прожили вместе много счастливых лет. Существование Роберта, как он того и ожидал, сделалось более разнообразным, и его снова уже можно было назвать жизнью. Разумеется, дабы достать красок, чтобы разукрасить серое бытие, Нассину приходилось идти на отчаянные поступки, но разве он когда-нибудь отступал? Этот человек всегда умел найти свободное время, чтобы посвятить его своей девушку и, впоследствии верной жене, поэтому в его лексиконе не было слова “не могу”. Таких людей должны были ценить больше властителей и знаменитостей, но, к величайшему сожалению, этого не происходило, ибо толпа, как уже неоднократно упоминалось выше, была неспособна понять его. Тем не менее, теперь Нассин знал, что дома его ждёт замечательный человек, обществом которого он обязательно насладиться при первой же возможности, и от этой мысли ему хотелось дышать полной грудью. Даже зимы, казалось, стали менее морозными, а осень менее дождливой. Само собой, счастье вскоре должно было обратиться для супругов в материальную форму. Должно, но в самый ответственный момент план начал стремительно выходить из-под контроля, и земному человеку уже вряд ли было под силу вернуть всё обратно, ведь люди не всесильны и это должен знать каждый из нас. По своей сути мы – микроскопическая частица мира, ничтожества, и нам так мало нужно для полного счастья, но зачастую даже этого никому не удаётся достичь. На календаре было тринадцатое января. Может нижеописанное являлось всего-навсего никчёмным совпадением, однако, в любом случае не стоит недооценивать магию чисел. К сведению, день был будним, а посему с утра снова пришлось встать пораньше, чтобы не опоздать на рутинную работу, что, собственно говоря, и сделал Роберт. Его жена, Аманда, ещё нежилась в постели, стараясь не думать о зудящих душу вопросах. Несмотря на вечно позитивное и, на первый взгляд, абсолютно беззаботное поведение, её следовало бы относить к типу женщин-карьеристок, ибо к действительно серьёзному делу она относилась с надлежащей ответственностью. В остальное же время её было довольно трудно заметить с серьёзным, либо грустящим лицом. Она являлась для Нассина единственным средством к жизни, потому что напоминала ему его самого несколько лет назад. Карьерная лестница показалась Аманде слишком высокой и такой крутой, что, казалось, и целой жизни может не хватить, пока она достигнет заветной вершины, однако, это совсем не значило, что дама решила отступить и покорно отдаться в руки судьбе, смирившись с невозможностью претворения своей мечты в реальность. Помимо всего этого, ей нужно было как можно скорее устраивать свою личную жизнь, потому как молодые годы, да будет вам известно, не вечны и второго шанса может уже не оказаться. Принять решение обзавестись семьёй, и совместить работу с новоиспечёнными домашними заботами было, наверное, одним из самых сложных задач, поставленных перед мадам Нассин. Поистине морально сильный, не по годам мудрый человек, склонен делать только правильные выборы. Свадьба, а вслед за ней и грядущая беременность не заставили себя долго ждать. Работать, нося внутри плод, она не могла, вернее, ей настоятельно запретили сие врачи. Думаю, отчасти её можно было отнести к разряду людей, испытывающих чрезмерную потребность в труде. Девять месяцев безработицы оказались для Аманды на редкость серьёзным испытанием, и она всерьёз опасалась, что годовые усилия будут напрасны, и она переломает себе все кости, поскользнувшись на этой непобеждённой лестнице. Роберт же скорее наоборот, был больше семейным человеком, нежели карьеристом, а посему новость о беременности его жены показалась ему слишком волшебной, чтобы быть правдой. Тело едва вмещало в себя бьющие потоки неугасаемой радости, когда он представлял, что в их семье скоро появится кто-то третий, кто явно не будет здесь лишним. Несмотря на то, что на пороге нового тысячелетия был совершён огромный скачок в науке и технике, специалисты разных больниц и госпиталей никак не могли сойтись во мнении, кого же увидит свет – мальчика или же девочку. Долгими вечерами напролёт супруга Роберта Нассина сидела за толстенными книгами и выбирала имя для будущего чада. Ей очень хотелось окрестить своего малыша как можно более экзотичным именем, чтобы показать его уникальность и полную неповторимость. Это условие во много раз усложняло задание. Казалось, проще было выдумать нечто своё, чем найти желаемое на страницах бессмертной литературы. Роберт, пожираемый ожиданием чуда, с трепетом отсчитывал каждый день, которые, как часто бывает, когда с нетерпением чего-то ждёшь, растягивались на убивающие своей длиной месяцы. С каждым наступающим утром, глядя на спящую красавицу, его сердце начинало биться всё сильнее. Итак, начало рабочего дня сегодня было таким же, как и вчера, и наверняка, таким же будет завтра. Нашего героя, как всегда, уже ждала целая стопка не просмотренных и неподписанных бумаг. Разумеется, вновь не обошлось без того, чтобы какой-нибудь лентяй не опоздал на пару десятков минут. Дальше, как по плану. На добрую половину помещения начала раздаваться ругательства и слова нотаций отчитывающего подчинённых начальника. Этому человеку было крайне сложно угодить. Он вечно был чем-то недоволен: то ему казалось, что персонал недостаточно хорошо работает, то ещё чего. Даже в практически идеально выполненной работе он умел найти едва выделяющиеся изъяны, чтобы упрекнуть рабочего в его халатности. Причиной, дающей повод к этому, могло стать всё, даже непереносимая духота из-за запертого окна! Что уж там говорить – естественно, за всё время исполнения рабочих обязанностей здесь не осталось ни одного человека, который не попался бы под горячую руку начальника. Роберт нажал на кнопку включения компьютера и по экрану монитора побежали белые буковки на чёрном фоне. Пока шла загрузка, Нассин жалобно устремил свой взгляд в окно, в сторону дома. Как досадно становилось при мысли о том, что в нескольких метрах от тебя, сидя на ветках деревьев, поют птицы, и там же течёт уже совсем другая жизнь, но ты не можешь насладиться всеми прелестями природы в полной мере, будто прикован к этому месту. У него создавалось такое впечатление, будто он, подписывая договор об устройстве на данную должность, согласился на сделку с дьяволом и теперь в наказание за свою глупость и неосмотрительно был облачён в невидимые кандалы… У всех вокруг было хорошее настроение, поскольку завтра ожидался праздник всех влюблённых, только один Нассин не чувствовал приподнятости. Для него этот день ничем не отличался от остальных… До поры, до времени. Спустя около получаса, зазвонил телефон и своим неожиданным звуком заставил нашего героя встрепенуться. Нет, звонки в офисе не были большим сюрпризом, но этот прозвучал как-то по-особенному звонко. Роберт поднял трубку и до его уха донёсся хрипловатый мужской голос:
- Роберт Нассин?
- Да, а кто меня спрашивает? – неуверенно произнёс работник офиса.
- Добрый день. С вами разговаривает управляющий по делам родов. Ваша жена была госпитализирована полтора часа назад, - успел произнести голос, и связь внезапно прервалась.
Ещё с минуту Нассин пытался выловить собеседника из трубки, однако, все его старания не принесли никакого результата. Затем он резко встал, как ошарашенный и, зачем-то сжав кулаки, побежал в сторону выхода. Мысли о невозможности покинуть помещение посреди рабочего дня вновь сделались второстепенными. Почти уверен, читатель догадался, что хотел сделать Роберт. Конечно, он не знал, в каком госпитале находилась его супруга, но тут на помощь приходила логика. Пораскинув мозгами, он сообразил, что недалеко от его дома есть одно подобного рода здание, а если принять во внимание тот факт, что оно помимо всего прочего являлось самым большим в городе, то все сомнения сразу же отпадали. Вслед убегающему Нассину посыпались строгие слова начальника, грозящего уволить страдальца в случае, если тот немедленно не прекратит этот балаган и не вернётся на своё рабочее место, но всё это проходило мимо ушей Роберта. В такой игре каждая минута была на вес золота. Странно, но у бегуна создавалось впечатление, словно кто-то то и дело ставил на его пути незримые преграды. Не помня себя от мгновенно переполнивших тело чувств. Роберт нёсся, толкая всех подряд, точно его ногами управлял кто-то другой. Стоило герою добежать до перекрёстка, как назло всем его стараниям загорелся красный свет. Однако, это не остановило Нассина. Сломя голову, он подвигал на другую сторону дороги, и из-за этого чуть сам не угодил в госпиталь. Водитель, к счастью, вовремя успел притормозить, а поэтому Роберт отделался всего лишь лёгким синяком, но вот ехавшая сзади иномарка не удержалась от того, чтобы куда-нибудь не врезаться. Создалась авария. Были ли жертвы – Нассин не знал. Он продолжал свой путь в сторону больницы, и в его голове начинали крутиться страшные мысли. Что, если в результате аварии всё-таки произошёл летальный исход, и это случилось по его вине? Получается, что он, сам того не подозревая, отнял жизни других, ни в чём неповинных людей. Человек не в праве отнимать жизнь у другого человека. Не все законы можно переписать на своё усмотрение. Мы живём на предоставленной нам земле и должны платить за её неустанное топтание… Мы должны играть по правилам природы и её создателя… Одна за другой, неудачи садились на его и без того измученную спину. Ботинки насквозь промокли под действием уличных ванн, забытых вчерашним проливным дождём. Вокзал был переполнен людьми, но они вовсе не ждали поезда, а наоборот, торопились поскорее разойтись. Роберт понял, что ещё каких-то двадцать секунд назад здесь стояла его электричка. “Опоздал”, - пронеслось в голове героя, но отчаиваться он даже не думал. Он спустился к шоссе и начал голосовать. Почему-то на пути попадались в основном одни грузовики, на большой скорости обливающие беднягу грязью. Наконец, около Нассина остановилось жёлтое такси, и из окна высунулась мужская физиономия. Водитель явно был не русским, на его голове красовалась французская шляпа, а изо рта торчала стиснутая в зубах сигарета. Даже не поприветствовав, шофёр спросил нашего героя, до какого места ему нужно добраться, и когда он объяснил, тот заломил такую колоссальную сумму, что Роберт был не в состоянии позволить себе данное удовольствие. Он тщетно попытался поторговаться с сидящим за рулём такси человеком. Наконец, обиженный чрезмерной алчностью водителя, Нассин плюнул и побрёл торопливым шагом вдоль шоссе. Теперь он окончательно разочаровался в людях, и уже ничто не могло поменять его мнения. Надо сказать, на дорогу ушло не менее часа. Спустя это, столь убийственное для Роберта время, на горизонте показался заветный силуэт здания. Бедняга уже давно хотел остановиться хотя бы на жалкую долю минуты, но, к величайшему сожалению, не мог себе этого позволить. Ворвавшись в двери госпиталя и удивив всех своим поведением, герой спросил первого попавшегося человека, где находится кабинет, занимающийся родами. Важно заметить, что он произнёс вопрос таким тоном, что, казалось, заставлял спрашиваемого человека встать перед выбором: либо ответить, либо принять смерть. Почему всё это происходит в больнице, а не в роддоме, спрашиваете вы? Дело заключается в том, что в таком маленьком и неприметном городке, как этот, для него просто не нашлось места, поэтому, чтобы не строить отдельное здание, власти решили организовать вышеуказанную услугу прямо в госпиталях. Итак, Роберт поднялся на нужный этаж и добрался до нужной двери. Только он хотел её открыть, дабы войти, как неожиданно его остановил тип в белом халате. Не было сомнений, что этот человек здесь работал и именно он отцепил Нассина с насиженного рабочего места. С откровенной серьёзностью врач сообщил страдальцу, что входить во время проведения операции строго запрещено, и что ему лучше присесть на лавочку и подождать здесь. Роберт не счёл нужным спорить со специалистом по родам и сделал всё, как ему сказали. Признаться, ожидание чего-либо требовало куда больше нервов, чем сражение с невидимым врагом, подставляющим подножку. В коридоре было пусто. До сей поры, наслаждаться подобной тишиной нашему герою ещё не приходилось, однако, в такие моменты она только ещё больше раздражала нервы. Волей-неволей создавалось ощущение, будто вот-вот должно произойти что-то непредсказуемое, как затишье перед бурей… И оно произошло. Спустя ещё какое-то время, из комнаты вышел тот самый врач и, не отводя глаз от пола, будто в чём-то провинился, с нескрываемой досадой в голосе произнёс:
- Знаете, мне очень жаль, что так вышло, но мы были не в силах что-то изменить. Мы сделали всё возможное, однако, и этого оказалось мало. Я решил, что не стоит сейчас огорчать вашу жену, да и тем более, она сейчас без сознания. Поверьте, ей будет спокойнее слышать это от вас, нежели от меня. По какой-то неизвестной нам причине, вероятно, из-за нестабильного здоровья миссис Нассин, ребёнок оказался крайне неприспособленным к жизни и умер в первые минуты своего существования. Я понимаю, что вы сейчас чувствуете…
Роберт не стал слушать дальше. Все слова вдруг моментально потеряли смысл. Жёлтое солнце превратилось в его глазах в бледную луну. Всё вокруг лишилось красок. Нассин подошёл к окну и сложил руки за спиной, подобно какому-нибудь олигарху. Затем он тяжело вздохнул, выпустив весь воздух из лёгких на свободу, и ничуть не изменяясь в лице, зажмурил глаза. Брови едва заметно подергивались, и эта маленькая деталь выдавала его душевное состояние. Удивительная выдержка – не вздрогнуть, даже когда твою душу, будто одеяло, разрывают на части сотни бешеных псов. Он чувствовал, как умирает частичка его, но ничего не мог с этим поделать. Ему не суждено было стать отцом. Судьба всего лишь поиграла с ним, как с новой игрушкой, а потом, когда та надоела, жестоко выбросила её в урну. Вот Роберт снова открыл глаза и устремил свой взгляд на погрязших в суете людей. Отсюда они казались такими жалкими, но жалости в душе нашего героя не вызывали. Ему хотелось раздавить их за все грехи, когда-то ими содеянные, и я склонен полагать, что это было бы вполне правильным поступком. Увы, в свете нет такого человека, который бы за свою жизнь ни разу не провинился перед всевышним разумом. Нельзя утверждать, что его гнев обрушился на невинных людей. В какую-то секунду Роберту стало тошно смотреть на уличный пейзаж и он, отвернувшись, побрёл в сторону операционной комнаты. Он осторожно приоткрыл дверцу, дабы не разбудить перенёсшую сложное испытание женщину, а затем осмотрелся по сторонам. В ней не было ничего необычного – чистые белые стены без обоев, старенькая, свисающая с потолка люстра, небольших размеров коврик, расположенный прямо у входной двери. В воздухе витал какой-то неопределённый медицинский запах, который с непривычки вызывал отвращение. В правом углу на кровати, накрытая тонким одеялом, лежала Аманда и на её лице читалась едва поддающаяся описанию усталость. Нассин тихими шагами подошёл к ней, чтобы не спугнуть сладкий сон, и, уселся на корточки, напротив её головы. Он даже не имел представления о том, как сообщить ей, что девять месяцев непрерывных радостей и мучений прошли даром, не увенчались успехом. Бедняга боялся, что от такой вести у бедняжки просто разорвётся сердце. Движением руки Роберт аккуратно убрал волосы, наполовину закрывшие лицо женщины и тут почувствовал на себе чей-то очень приятный взгляд. Нет сомнений – он принадлежал ей. Мученица ещё ничего не знала о том, что произошло. Она думала, что все беды теперь позади, и впереди их ждёт бездонное счастье. Боже, как ужасно обламывать у людей белые крылья надежды. Чувствуешь себя убийцей.
- А где ребёнок? – вдруг спросила она, и тем самым окончательно поставила в ступор нашего героя.
- Он…Э…, - не нашёлся, что сказать Роберт.
В его зрачках засиял огонёк ужаса. Скрыть правды было никак нельзя, однако, донести её до уха женщины было не менее сложным поступком. Сам не свой, Нассин в отчаянии опустил голову и закрыл лицо напряжённой рукой…
Вы никогда не задумывались, куда попадают души людей и животных после неизбежной смерти? Почему-то все считают предположение за истину, мол, нас ждёт либо рай, либо ад, в зависимости от того, насколько была чиста совесть человека. Данная сказка настолько прижилась к их наивному сознанию, что трансформировалось в реальность. Почти уверен, вы будете несколько шокированы, когда узнаете, что же на самом деле кроется за этим тайным занавесом. Человеческое око было неспособно увидеть бесцветной души, вышедшей из тела умершего ребёнка. Некоторые специалисты заметили, что после смерти, масса новорождённого уменьшилась на четыре грамма, однако, не придали этому значения, подумав, что виной вышесказанному послужил вышедший из лёгких воздух. Если вы изволили подумать, что человеческая душа имеет схожесть с человеческим телом, за исключением больших оперённых крыльев, то мне остаётся только ещё раз заявить об ошибочности ваших мнений. Действительно, душа ребёнка походила на ветер. Быть может, она и желала бы остаться здесь, в земном мире, но какая-то неведомая сила то и дело, будто на нити, тянула её ввысь. Сопротивления оказались совершенно бесполезными. Комнатный пейзаж всё отдалялся, душа с лёгкостью пролетала сквозь стены, будто их и вовсе не было. Отовсюду вдруг стали слышны какие-то странные звуки, неуловимые посредством человеческого слуха. Вот под ногами простирался уже целый город, а невинную душу по-прежнему продолжало тянуть вверх. Возникал логичный в таком случае страх, что нитка вдруг оборвется, и она стремительно полетит навстречу пропитанной влагой земле. К сожалению или к счастью, этого пока не происходило. С набиранием высоты атмосфера становилась прохладней и вскоре отметка достигла колоссальных чисел. Живой человек бы просто не в силах был перенести такой мороз. Радовало то, что душа не чувствовала изменений температуры. Скорость с течением времени тоже набирала обороты. Вслед за городом обзору детской души открылся район, а затем вся страна. Ей можно было позавидовать – подобное зрелище не с каждого самолёта увидишь! Синее небо переходило в чёрный цвет. Наконец, стала видна вся Земля. “Куда же меня отправляют?”, - подумалось душе. Ответа не последовало. Последовал резкий хлопок, как часто бывает при преодолении звукового барьера, и скорость полёта увеличилась ещё в несколько десятков раз. Перед глазами уже ежесекундно проплывали планеты, спутники, метеориты и прочие космические тела. Душа не успела оглянуться, как выпорхнула из родной галактики. Дальше всё произошло настолько быстро, что стали сливаться в целые полосы белого света. Наконец, окружающее душу пространство до краёв заполнилось сияющей белизной, и она была вынуждена закрыть глаза, чтобы не ослепнуть. Трудно определить, сколько прошло времени… Может секунды, может годы… Открыв глаза, душа младенца обнаружила себя в чьём-то теле. Это была восемнадцатилетняя на вид девушка с огненно красными волосами. Глаза были довольно тёмными, будто запечатлели космический сумрак, губы тонкие и вечно скованные. Для девушки её стрижка была несколько коротковата, да, признаться, она и не пыталась выглядеть красиво. В одежде просматривались кое-какие устрашающие черты. Примерно застёгнутая белая рубашка и поношенные джинсы с навешанными на них железными цепями говорили о многом. В довесок ко всему она носила немалых размеров ремень в форме бесстрашной анаконды и тяжёлые сапоги с толстой стальной подошвой. На отдельных частях тела выделялись кровавыми линиями шрамы, что являлось намёком на хорошую боеспособность девушки. Она не имела понятия, каким образом оказалась в её теле, но ещё более странной выглядела местность, куда попала девушка. Вокруг ни единого здания, ни единого живого существа. Всё это походило на какой-то кошмарный сон. Она даже начала было верить, что сейчас произойдёт что-то неожиданное и сновидение, по своему обычаю оборвётся, но ничего не происходило, точно мир замер на месте. Разве, что только дул северный ветер и судорожно покачивались деревья. Героиня поднялась с земли и торопливо взялась за плечи. Стало холодно. Первая мысль, постигшая голову девушки – все вымерли от непереносимого мороза. Именно поэтому она решила начать поиски убежища. Ей дико не хотелось стать следующей жертвой коварной погоды. К слову, небо над головой переливалось в цветах северного сияния. Земля была мягкой, но совсем не влажной. Вдруг вверху пробежала молния, будто полоса на старой киноплёнке. Удивительно, но должного звука грома вслед за этим не последовало. Только ветер с каждым новым шагом становился всё мощнее. Набежавшие тучи уже угрожали земле пулемётной очередью дождевых капель. Наконец, на горизонте появилось какое-то здание. Его сложно было приписать к разряду больших сооружений, однако, маленьким его тоже нельзя было назвать. Плоская крыша, побитые стёкла – оно выглядело так, будто там не обитали уже целый век. Тем не менее, для укрытия от собирающегося дождя и насквозь пронзающего ветра этот домик подходил, как нельзя лучше. Ворота оказались плотно прихлопнутыми и открывались с ужасным скрипом. Создавалось впечатление, будто бы дом перенёс ядерную войну. В помещение, по всей видимости, не входили более сотни лет, да и разве было кому? Едва открылась дверь, как из помещения повеяло запахом старины. Почему-то он внушал уважение нашей героине. Действительно, ведь именно по таким сохранившимся останкам воссоздаётся история человечества. Кажется, что в них заложена необыкновенная сила, помогающая пережить безжалостные ураганные бури. Дом был достаточно обширным, однако, он не представлял из себя никакого мистического средневекового замка с великим множеством потаённых ходов, как многие из вас наверняка себе вообразили. Повсюду красовались внушительные слои пыли, впрочем, это было не удивительно… Что же ещё ожидать от заброшенного здания? По сторонам было наставлено много дверей, но почти все они были не заперты. Доверившись внутреннему предчувствию, девушка отправилась направо. Честно говоря, она никак не надеялась увидеть подобное здесь. Всю комнату заставляли длинные стеллажи с прозрачными колбами и прочей химической посудой. Сперва она захотела выйти и убраться от таинственного сооружения подальше, но впоследствии любопытство всё-таки побороло страх. Прохаживаясь по помещению медленными шажками, девушка пристально всматривалась в эти колбы, пытаясь понять, зачем они тут нужны. Странно, но в отличие от всего остального столы не были покрыты пылью. Вот, прогулявшись туда и обратно, героиня решила переждать дождь здесь и, убрав с части стола покоящуюся посуду, уселась на него, поскольку комната не располагала стульями. Обесцвеченный пейзаж за окном и монотонный звук бьющих по подоконникам капель утомили её. Девушка начала моргать всё тяжелее и тяжелее, пока, наконец, совсем не сомкнула своих глаз. Но перед тем, как окончательно забыться и предаться сну, до её уха донёсся странный шум. Он насторожил героиню. Данный звук совершенно не вписывался в общий ритм, он выделялся, будто жаждал оказаться замеченным. Сонливость сняло, как рукой. Уподобившись подземному кроту, она доверяла больше слуху, нежели зрению… Тем более, что слух у неё был гораздо острее остальных чувствительных органов. Шумы доносились из соседней комнаты. Чтобы, наконец, утолить пылающее желание узнать, что же там творится, девушка последовала в нужную сторону. Вторая комната практически ничем не отличалась от первой – те же десятиметровые в длину стеллажи, те же прозрачные колбы. На лице героини первое время рисовалось неподдельное непонимание происходящего, и она даже вышла обратно, дабы убедиться, в самом деле ли это другая комната или нет? Вот перед ней представился виновник неопознанных шумов. Он стоял в противоположном конце комнаты и что-то перебирал в руках. Этот человек ей кого-то очень сильно напоминал… Жаль только, что она не могла припомнить кого именно. Первой бросающейся в глаза чертой незнакомца являлась длинная белоснежного оттенка борода. Разглядеть остальные черты с данного расстояния вовсе не представлялось возможным. Человек мгновенно заметил присутствие кого-то постороннего в помещении. Его взгляд пробежался по всей комнате и остановился на нашей героине. Но нет, в них не читалось никакой угрозы или вражды – они были спокойными и серьёзными. Девушка сразу поняла, что этого человека бояться не стоит. Он так замечательно ориентировался в сиих несметных количествах посуды, что не находилось сомнений в признании его хозяином наполовину заброшенного здания. Между персонами завязался странный разговор:
- А, это ты, Рифа… Как хорошо, что ты решила меня навестить, - заговорил человек преклонного возраста, продолжая заниматься своей работой.
- Вы уверены, что ни с кем меня не перепутали? Сомневаюсь, что мы знакомы, - ответила девушка, никак не ожидая подобной встречи.
- Знакомы, и даже больше, чем ты себе представляешь, - сказал тип с бородой, а затем поманил за собой, добавив, - Пойдём за мной, дорогая. Я дам ответ на любой твой вопрос.
Они прошли ещё буквально сто метров и куда-то спустились по витой лестнице. В новой комнате, уже не такой просторной и освещённой, наблюдалась точно такая же картина – все стены заставлены разной формы и разного материала сосудами. Вообще всё это до боли походило на подсобную лабораторию. От того, что окно не открывали более сотни лет, всё насквозь пропахло химических запахом. Да, казалось, что даже если бы окна и распахнули сейчас же настежь, то он всё равно бы уже не выветрился. Старик сел за компьютер, а гостье предложил присесть на рядом стоящее кресло. Было ли это игрой её воображения или сущей правдой, но только девушке почудилось, что данная мебель сделана из неизвестной человечеству материи, очень похожей на облако. При более внимательном осмотре комнаты она нашла ещё несколько предметов, которые не были изобретены человеческой рукой. Всё вышеописанное создало теорию в голове героини, будто сидящий перед ней человек – изгнанный обществом учёный. Вероятно, его мнений и идей никто не разделял и все считали старца безумцем. Хорошо то, что он не встал на сторону большинства, предав все свои убеждения неминуемой гибели, а благородно отошёл ото всех. Как бы там ни было, старик начал отвечать на ещё не заданные никем из присутствующих вслух вопросы:
- На данный момент я могу похвастаться, что знаю о тебе куда больше, чем ты сама… Однако, не буду мучить твоё сознание. Я больше не могу оставлять тебя в неведении. Держу пари, тебе показалось странным слышать собственное имя. Тебе казалось, что оно принадлежит кому-то другому… Но, согласись, если бы я его не произнёс, ты бы до сих пор не знала, как тебя зовут. Что касается нашего знакомства, до я знал тебя ещё за много лет до твоего рождения… Хотя, какого, собственно, рождения? Ты и понять не успела, что жила когда-то…
- Теперь я понимаю, почему вы живёте здесь один. Все просто-напросто сбежали от вас. Действительно, кому захочется обитать рядом с таким психом, который благодаря перешедшей в стадию неизлечимости мании величия, считает, что знает всё на свете и называет всех мертвецами, - вспылила героиня, тем не менее, не желая уходить.
- Что ж, я и не ожидал от тебя другой реакции, - усмехнулся в бороду собеседник, а потом продолжил объяснения, - Я тебя, конечно, не держу. Ты можешь идти… Но куда? Ты когда-нибудь помнила свой дом? Ты вообще можешь рассказать о себе? Мне было бы очень интересно услышать это из твоих уст… Ну, же!
- Я… Мой дом… Я не знаю, - произнесла девушка, сама себе удивившись.
- А я знаю… Спросишь, откуда? Поверь, мне искренне жаль твоих родителей. Да, и тебя тоже. Хотя, если рассуждать откровенно, ты не многое потеряла. Я бы всё отдал на твоём месте, чтобы не видеть того мира… Просто твоя мать была не очень здорова, а посему ты отправилась сюда буквально сразу же после своего рождения… Надеюсь, тебе понравится в моих краях, - улыбнулся бородатый тип.
- Да уж, судя по уже третий час льющемуся за окном ливню и срывающему деревья ураганному ветру мне должно очень понравиться тут, - не без сарказма сказала героиня, а затем произнесла вслух ударивший в голову вопрос, - Но стоп! Если верить вашим словам, уважаемый сказочник, то я оказалась тут сразу после того, как родилась на свет, так? Браво, в вашей волшебной истории открылась сюжетная дыра! Почему тогда я нахожусь в теле восемнадцатилетней девушки, а не новорождённого малыша? Почему я уже знаю таблицу умножения и законы теории относительности Альберта Эйнштейна? Почему я уже знакома с произведениями Шекспира и Достоевского, ведь такие вещи не знают с первой минуты своего рождения? Я так и думала – путь к ответу на мои вопросы поставил вас в тупик…
- Вовсе нет, - живо возразил собеседник, наконец, переведя свой многозначительный взгляд от компьютера в сторону гостьи, а потом продолжил, - Скажи мне, кем или чем ты желала стать? Птицей или, может быть, неодушевлённым футбольным мячиком? Ты сама решаешь в кого облачиться и можешь принять любой образ, поскольку у райских душ нет формы, как таковой. Это я должен спросить, почему ты так выглядишь.
- То есть, я могу превратиться в кого захочу? Ну, извините, это уже финиш. Моему терпению пришёл конец, - сказала девушка и уже хотела было уйти, как вдруг что-то её остановило, - Кстати, почему именно райских?
- Всё очень просто. Изначально человек рождается чистым, его грехи приобретаются в процессе жизни. Ты же за столь короткий срок никак не смогла сотворить ничего плохого, поэтому очутилась здесь. А хорошо это или плохо – твоё личное мнение. Кстати, перед тем, как дать тебе уйти, я хочу кое-что показать…
Старец очень заинтересовал, так называемую Рифу. Она сделала гордое личико, показывая, что ни за что не отступит от своих убеждений, но, тем не менее, подошла ближе. Бородатый тип покопался в своём устройстве, что-то ввёл посредством клавиатуры, и на дисплее монитора появилось изображение какого-то чертежа. Прежде, чем начать объяснения, мудрец дал время присмотреться гостье к рисунку и, возможно, узнать знакомые черты. Куча разноцветных ломаных линий, замкнутые и незамкнутые фигуры, хаотичные надписи – перед ней находился явно серьёзный проект. Вероятно, на его разработку ушло не мало времени. Со временем, Рифа стала замечать, что вышеуказанный проект больше похож на нечто живое, чем на искусственную машину. Линии после очередного осмотра стали подозрительно походить на скелет, фигуры – на органы. Надо сказать, внимательность не подвела героиню. Когда преклонного возраста человек стал рассказывать о своей новой разработке, используя в своей речи непривычные для её уха термины, девушка не смогла сдержать лёгкого смешка. В самом деле, говорить о живом существе, как о некой машине, было глупо. Сомневаюсь, что после подобной презентации старец поднялся в глазах Рифы. Как бы там ни было, гостья, не смотря на присущую ей наглость, всё-таки проявила уважение и дослушала рассказ до конца.
- … В отличие от предыдущих моих экспериментов, этот обладает повышенной остротой слуха, а также может достаточно хорошо видеть в темноте. Забавно, уши получились похожими на радиолокаторы. Почему-то раньше я не обращал внимания на их форму. Да, ещё одна очень важная деталь. Некоторые из более ранних моих проектов имели несчастье насмерть замерзать от клюющего холода, поэтому здесь я тоже всё предусмотрел. Изобретение оснащено утепляющей тело шерстью практически повсеместно, а посему теоретически должно выстоять самые стойкие морозы. Помимо всего прочего, я не забыл наделить моё творение средствами к самообороне. Очень эффективные в использовании когти компактно вбираются в лапы, поэтому зверь может скрываться с безобидным видом и совершать более чем просто неожиданные нападения. Я долго мучался с внедрением этого проекта в пищевую цепочку, и, наконец, нашёл свободное место среди отряда хищников. Что ж, думаю, тебе будет казаться слишком скучным вникать в подробности данного дела, - оборвал свою лекцию “сказочник”.
- Так, ясно… Вы биолог? – подытожила вышесказанное девушка.
- Уф, и здесь вы ошибаетесь, дорогая Рифа. Я лишь придумываю загадки, а биология занимается их отгадыванием, - весело произнёс мудрец.
- Тогда кто вы? – уже передумав уходить, вопросила гостья.
- На, почитай на досуге. Там есть пара слов обо мне в самом начале, - с этими словами старец вручил собеседнице толстенную книгу, а потом попросил, - Ты не могла бы сделать старику одолжение? Принеси, пожалуйста, синий шарик из самой дальней комнаты в левой стороне. Он будет лежать на предпоследней полке.
Героиня сделала акцент на возраст хозяина лаборатории и решила выполнить его просьбу. В комнате, куда он её послал, Рифа не была раньше. По сравнению со всеми остальными, это помещение очень отличалось, хотя бы тем, что сосуды с жидкостями здесь были отнюдь не в изобилии. Стеллажи наполняли какие-то непонятные вещицы, вроде подвешенных в воздухе шаров, о которых толковал старик. Под каждым из них висела табличка с названием и у всех своя. Шары были разных цветов и оттенков, но синий был только один. Сначала девушка захотела проверить его на прочность, потому что ей вдруг показалось, будто он целиком из почему-то не растекающейся воды, и даже уже подняла руку, чтобы претворить свою задумку в реальность, но тут замерла на месте и, подумав о том, к каким это может привести последствиям, изменила свои намерения на прямо противоположные. Шаровидный объект слегка поворачивался, хотя ветра в доме не было. Смею заметить, что в помещении было достаточно мрачно по той простой причине, что все лампочки были разбиты, а за окном сделалась ночь среди бела дня. К счастью, это компенсировал свет, исходящий как бы изнутри сказочных изобретений. С данной деталью они смотрелись ещё более волшебно. Подумав о том, что без соприкосновений с ним, шарик всё же не получиться доставить до хозяина лаборатории, Рифа подошла чуть ближе и за что-то зацепилась ногой. Что именно это было – уже не имело значения. Гораздо большее значение возымели последствия. Споткнувшись, героиня едва устояла на ногах, взявшись руками за полку и слегка опрокинув её на себя. В результате всего произошедшего, одна из покоившихся колб полетела вниз и с треском разбилась. Содержимое сосуда попало на синий шар, и комната на какое-то время заполнилась густым дымом. Его появлению предшествовал громкий хлопок, который было слышно на весь дом. Рифа стояла, сузив глаза, и пыталась разглядеть, что же она натворила по случаю своей неосторожности. Вскоре, когда дым стал понемногу рассеиваться, её взору показался бурлящий и постепенно изменяющий цвет шар. С каждой секундой он всё больше тускнел, покрывался какой-то прозрачной плёнкой. Через несколько секунд девушка заметила на его поверхностях образовавшуюся твёрдую корку. Её взгляд виновато забегал, а голова забилась мыслью, как бы сделать, чтобы старец не узнал о том, что случилось. Только она решила выбросить шарик в окно и сказать мудрецу, что предмет найти не удалось, как бедняга вбежал в комнату и в ужасе схватился за голову. Кажется, он понял, в чём дело. Старец нервно походил по помещению из стороны в сторону быстрым шагом, наморщив лоб в глубоких раздумьях. Девушка не смела тронуться с места. По его поведению она могла заметить, что её руками был загублен очень важный проект. На непродолжительный промежуток времени установилась неподдающаяся описанию тишина. Она щекотала нервы обоим. Всё вышесказанное до боли походило на новое совершенно нелепое испытание. Первым сдался старик. Он внезапно подбежал к гостье и, не контролируя собственных движений начал трясти её со словами:
- Ты хоть понимаешь, что сейчас сделала? Ты безнадёжно испортила мой проект! Ты зародила человечество! Теперь эти паразиты заживо сожрут её. Долгие годы мучений оказались тщетными. Я надеялся заселить эту планету живностью первой и даже уже создал условия для существования… Сейчас же я буду вынужден оставить их…
- Вы сказали, что я зародила человечество? Но разве оно не появилось более десятка тысяч лет назад и разве оно не живёт по сей день? Да, и где мы находимся, если это была Земля? – не понимала героиня.
- А ты всерьёз думала, что после смерти окажешься на небесах? – издевательским тоном спросил мудрец, а затем продолжил, - Нельзя верить людским предположениям, наивная. Они сами придумывают себе правду и верят в неё до последнего, всё больше закапываясь от истины… Истина только одна – путей же её познания великое множество. Сейчас мы с тобой находимся в космическом пространстве, вдали от любой планеты и звезды… И, к тому же, нигде не было написано, в какое время ты попадёшь после неизбежной смерти. Те, кто узнали это, уже не смогут рассказать вам. Ты в начале времён – в той поре, когда я ещё не нажал на кнопку и не отдал приказ, чтобы часы двинулись с места. Вселенная до этого момента была ещё только в разработке… К слову, мне пришла идея по уничтожению человечества. Только мы должны действовать быстро, иначе через пару космических секунд на Земле ничего не останется. Я отправлю тебя в их мир, и ты очистишь его изнутри. Только учти – пребывая в земной атмосфере, ты становишься неспособной менять свои образы и форму – это возможно только здесь. К сожалению, планета слишком мала, и, я боюсь, не смогу послать тебя в нужное место. В любом случае, когда окажешься там, сразу ищи глобальную атомную электростанцию. Разрушив её, ты разрушишь весь мир и уж тогда я смогу создать утопию на его обломках. Только не страшись – ты уже умерла, а следовательно, покидать этот мир во второй раз тебе будет уже не больно, тем более, ты прекрасно знаешь, что снова окажешься здесь.
Эти слова прозвучали более, чем убедительно. Кроме всего прочего, Рифа чувствовала, что только так сможет искупить свою вину. Она утвердительно кивнула головой на предложение старца, и тут её взгляд проскользнул по книге, которую он ей вручил. Красноречивое название “Библия” говорило само за себя. Непросвещённому в науке читателю будет трудно понять течение процесса внедрения ангельского тела в земной мир, поэтому обойдёмся без подробностей. Старец что-то прописал в компьютере и только нажал на клавишу отправки, как Рифа внезапно начала задыхаться, будто долгое время находилась под водой. Довольно странное ощущение, когда ты не можешь дышать, несмотря на то, что нос свободен и вокруг много свежего воздуха. Она не долго царапала руками стены – буквально через несколько мгновений её сознание отключилось… Ей не приснился сон. Сплошной мрак. Иногда кажется, что во тьме время бежит быстрее, чем при свете. Первое, что сделала рифа после того, как очнулась – ощупала своё тело, опасаясь, что оно снова претерпело изменения. Что ж, склонен полагать, что вы на её месте приписали случившееся к сновидению… Но нет, либо этот сон продолжался, либо он был реальностью. В ходе ощупывания героиня заметила, что её левое ухо проколото в нескольких местах. Главным украшением являлся немалых размеров серебряный крест, который, как впоследствии выяснилось, служил некой рацией для связи с всевышним. Был ли он ей к лицу, ни сколько не волновало девушку. Как мы знаем, сейчас её мысли были заняты совершенно другими проблемами. Героиня приподнялась на локтях и обнаружила, что лежит на траве рядом с тротуаром. В глаза ярко светило солнце, но от этого почему-то было не очень тепло. У Рифы очень сильно болела голова и, порой, от этой назойливой боли даже возникало желание застрелиться. Вероятно, это было вызвано тем самым пространственным и временным перемещением. Люди проходили не очень часто, но встреча с каждым из них только портила впечатление девушки о человечестве. Они, завидев издали лежащую на траве персону, начинали всячески её сторониться, принимая за алкоголичку или кого-нибудь ещё в этом роде. Поначалу боль была настолько острой, что героиня даже не могла двигать глазами, но, к счастью, данная неприятность продолжалась сравнительно недолго. Откуда ни возьмись, на руке Рифы появился незаживающий шрам в виде семёрки. Он не кровоточил и не болел, но выглядел довольно-таки устрашающе. Взгляд скользнул по небу, по рассекающим его перистым облакам. “неужели я в самом деле была там секунду назад?”, - подумалось героине и до левого уха вдруг донёсся утвердительный ответ. Она обернулась в ту сторону, откуда изошёл звук, но к своему удивлению, никого там не обнаружила. Вспомнив предостережение мудреца о том, что времени в обрез, Рифа встала, отряхнулась и пошла в ту сторону, где по её предчувствию должен был находиться требуемый объект. Солнце купалось в белоснежной вате, то скрываясь от взора героини, то снова появляясь. Как только светило исчезало, в атаку вступал свирепый ветер и сеял на улице хаос. Теперь ему было некого бояться. Так как солнце несёт тепло на своих лучах, то не сложно догадаться, что с его уходом становилось прохладнее. Колышущиеся деревья словно указывали девушке верный путь собственными ветками, но какому из них довериться, если все они показывали в разные стороны? Её верно хотели запутать. Впереди простирался тесный дворик. Со всех четырёх сторон его окружали старенькие восьмиэтажные дома. Они все кишели трещинами и были готовы развалиться в любую секунду. Судя по представленному пейзажу, можно было смело делать вывод, что местное правительство забота о чужих жизнях интересовала меньше всего. Рифа не завидовала здешним жильцам. На крыше одного из домов собралась стайка ворон. Сгущая краски дня своей чёрной окраской, они жадно смотрели вниз, будто выискивали жертву, чтобы вцепиться ей в глаза. Между тем, они время от времени переговаривались, оговаривая подробности плана нападения. Некоторые из них усаживались на подоконники, кружили в небе, пугая людей. Но ничего это не страшило Рифу. В глубине дворика находилась довольно скромных размеров детская площадка. Ржавые качели ещё тихонько покачивались, скрипя. По всей видимости, с них кто-то только что спрыгнул. Карусели, лесенки – коварное время уже сделало своё дело. Площадка кишела мусором. Похоже, что местные поселенцы не дружили с урнами. Да, честно говоря, если хорошенько приглядеться, можно заметить, что данной проблемой страдала не только площадка. Пересекая городской двор, героиня заметила троих подростков, которые сидела на чём-то отдалённо напоминающем лавочку, и замедлила шаг. По их виду не трудно было догадаться, что троица страдает от безделья. Самому старшему из них было не больше четырнадцати лет. Все они были одеты в типичную для молодёжи того возраста одежду: спортивные дутые штаны, серые кроссовки с толстой подошвой и аналогичного цвета кофта с неуклюже с неуклюже смотрящимся капюшоном сзади. У двоих ребят была короткая причёска – у третьего же голова была вообще лысой. Голос среднего подростка, пожалуй, казался слишком грубым и хриплым для таких молодых лет. Голос же левого, наоборот был слишком тонок и слаб для его возраста. Видимо, как раз по этой причине он чаще остальных становился объектом насмешек со стороны своих друзей. Впрочем, это было не удивительно. На беду недалеко от этого места пробегал маленький щенок. Вот он-то и стал поводом повеселиться. Предварительно переглянувшись и перекинувшись парочкой коротких, отрывистых фраз, самый старший из подростков достал из кармана самодельную деревянную рогатку и наклонился к земле в поисках какого-нибудь камешка. Глаза двух остальных членов банды загорелись в ожидании чего-то дико интересного. Поскольку асфальт во дворике уже почти везде был разбит, найти вещицу, которой можно было бы зарядить оружие, не составило особого труда. На прицеливание ушло не более двух секунд, ибо охотник, по всей видимости, был опытен в делах такого рода. Выстрел прозвучал неслышно. Зато было чётко слышно его последствия. Натянутая резинка сообщила камню такое ускорение, что тот при столкновении с задней лапой беззащитного животного, выбил ему кость. Бедняга запищал во всё горло от жгучей боли и попытался убежать, но получилось сделать лишь пару косых шагов, после чего щенок, дрожа, упал на землю. Кажется, он не переставал пытаться встать на лапы и скрыться от греха подальше, только ничего, к великому сожалению, не выходило. Безуспешные старания существа вызывали на безжалостных лицах обидчиков только смех. Тем не менее, дворовый тир на этом не закончился. Смекнув, что животное при всём желании не сможет убежать, ребята принялись расстреливать его дальше. От каждого нового выстрела щенок вздрагивал и начинал судорожно крутиться по земле. Могу поспорить, он даже толком не понимал, что происходит. Он не видел лиц его убийц, так как лежал к ним спиной. Спустя ещё пару минут таких жестоких испытаний, животное перестало издавать писк – оно лишь с жалобным выражением мордочки раскрывало рот, изнемогая от всего происходящего. По щенячьему телу от ударов стали появляться кровяные пятна. Что было бы, если бы подростки не учуяли присутствия кого-то постороннего, и по сей день остаётся тайной. Завидев девушку, обидчики слегка усмирились и оставили щенка в покое. Вероятно, они подумали, что наша героиня вполне может оказаться членом правоохранительных органов или кем-нибудь в этом роде, и поэтому решили потихоньку разойтись. Когда во дворе стало совсем пусто, Рифа осторожно приблизилась к избитому животному и, не наклоняясь, осмотрела его. На бедняге не было живого места. Честно говоря, сейчас уже было сложно утверждать, щенок это, котёнок или кто-то ещё. Под лапами образовалась маленькая лужица крови. Малыш перевёл свой взгляд на героиню. В нём было столько всего! Здесь читалась неподдающаяся описанию боль, страх перед ожиданием неизвестного, но самое главное – не понимание того, чем он заслужил такое наказание. Щенок так смотрел в её глаза, будто требовал ответа на незаданный вопрос. Девушке даже на секунду показалось, что эти глаза наполняются горячими слезами, и животное вот-вот заплачет, в точности как самый настоящий человек. Взгляд застыл. Рифа тяжело вздохнула. Теперь его уже было не спасти. Она смиренно посмотрела в сторону, куда ушли малолетние убийцы и, сжав ладони в кулак, отправилась странствовать дальше. Наша героиня не была глупой, а посему осознала всю шокирующую глобальность данной проблемы. Действительно, было бы довольно глупо полагать, что подобный случай единичен – это творится в каждом городе каждой страны и защищать зверушек бесполезно. Люди эволюционировали в наимудрейших существ, а затем снова озверели. Между тем, солнце уже вконец забыло, что здесь его ждут миллионы живых существ, нуждающиеся в ярком свете, и заснуло где-то за облаками. Стало неумолимо холодать. Прохожие, ещё недавно вышедшие на улицу, по возможности старались забраться домой, чтобы одеться потеплее. Деревья закачались ещё сильнее, будто хотели вынуть свои корни, привязывающие их к земле, и побежать к более утеплённому месту. Но у природы, к сожалению, не нашлось на всех ног… На них хотя бы было много листьев. Героиня же была одета слишком легко для такой погоды. Почувствовав, что неприятное ощущение начинает овладевать всем телом, Рифа сочла нужным завязать поиски убежища. В шумном городе таковых оказалось предостаточно. Вскоре девушка вышла на широкую улицу с множеством разнообразных магазинов по сторонам. Витрины нагло дразнили прохожих. На дороге кое-где образовывались пищащие пробки из автомобилей. От постоянно выбрасываемых в воздух выхлопных газов в подобных местах обычно создавался некий едва видимый туман. У непривыкшего к шумной жизни человека от всего вышеописанного слезились глаза, и было сложно разобрать – рефлекс это или проявление жалости к окружающей среде. Видимо, магазин, около которого она остановилась, пользовался немалой популярностью среди толпы – очередь растянулась аж больше, чем на сотню метров! Что именно находилось в том магазине, Рифа так и не поняла. Думается, что он относился к роду гигантских рынков, где можно было найти абсолютно любую вещь. Стоять и ждать непонятно чего было глупо, ведь так можно было простоять до следующего утра. Героиня перешла через дорогу. Напротив находился куда меньших размеров магазинчик. Конечно, там не присутствовало такой колоссальной очереди, ведь всех посетителей переманил конкурент. Что ж, не мудрено, ибо в подобных размеров здании чисто физически не могло уместиться всё то, что можно было прикупить там. Девушка открыла дверь и зашла внутрь. С обеих сторон её взору представлялись стены с навешанными на них побрякушками. Здесь были и красочные значки с не менее вызывающими надписями, всевозможных размеров и материалов цепочки, кольца, вставляющиеся не только в уши, но и во многие другие части тела… Идеальный способ попусту потратить заработанные потом и кровью деньги! Нет, подобные вещицы, конечно, занимали героиню, но ставить данные интересы в первые ряды было просто смешно. Ко всему прочему добавлю, что Рифа не имела в кармане ни копейки, и это, в общем-то, было не очень удивительно. После продолжительной прогулки очень хотелось подарить своим ногам отдых, однако, присесть оказалось негде. Рифа помоталась из угла в угол, делая вид, будто рассматривает товар в надежде что-либо купить, после чего её окликнул продавец. Его внимание пристало к девушке с того самого момента, как она сюда зашла, и с тех пор даже не думало отставать. Быть может, всё потому что наша героиня единственная среди всех остальных клиентов имела тёмно-красный цвет волос? Как бы там ни было, гадать сейчас не имело смысла. Довольно деловым, раздражающим своим тоном голосом, он вежливо попросил девушку покинуть помещение в случае, если та ничего не собирается приобретать. Рифа только попыталась раскрыть рот, чтобы объяснить сложившуюся ситуацию, как в ответ на это продавец, хладнокровно прервав её и повысив голос, повторил свою просьбу. Теперь она звучала, как приказ. Ничего не ответив, героиня покинула магазин, громко хлопнув дверью. В её голове никак не укладывалось, чем бы она ему помешала, если бы осталась дальше. Однако, на выяснение причин такого рода времени было не дано. То ли глаза рифы уже успели привыкнуть к яркому свету, то ли так незаметно прошёл день, было ясно одно – когда девушка вышла на свежий воздух (который и свежим-то язык назвать не поворачивался), улицу практически поглотил ночной мрак. К счастью, всё вокруг освещали фары разъезжающих автомобилей и мотоциклов, а также фонарные столбы, расставленные по тротуарам в шахматном порядке. Неоновые вывески, коих было по нескольку штук на здании, тоже давали о себе знать. Однако, весь вышеописанный свет являлся искусственным, а потому не приносил особого тепла. Рифа прошла ещё несколько домов. Дорога пролегала под мостом. С левой стороны она увидела полулежащего на земле старика. По его внешнему виду можно было смело утверждать, что это падший человек… И, по всей видимости, он стал таким уже давно, так как имел смиренное выражение лица. Нет ничего ужаснее, чем задвинуть в угол все надежды и полностью отдаться в распоряжение судьбе. Мне искренне жаль людей, которые считают, что лучше пожалеть о несовершённом, чем потом тысячу раз жалеть о сотворённом. Прищуренными глазами старец взирал на мир, попивая при этом какую-то гадость из стеклянной бутылки. На хороший алкогольный напиток тоже были нужны деньги… Для него данный наркотик служил средством мгновенного перемещения в иную, отвлечённую вселенную, подальше от сумасшедшей реальности. Пребывая в таком состоянии, он видит реальность под таким углом, какой ему заблагорассудится, и всё бы хорошо, если бы не риск остаться в своих мечтаниях навсегда. К сожалению, далеко не все понимают опасность обозначенной проблемы и неуклонно идут к этому. Сделав несколько полных глотков и, тем самым, опустошив добрую четверть бутылки, старик почесал правую щёку, заросшую густой щетиной. Он был бы рад сейчас встать и пойти домой, вот только дом был пропит уже как два месяца назад. Ради чего? Ради того, чтобы не видеть современной жизни. От суровой правды невозможно уйти. Она достаёт любого и отовсюду, кто бы он ни был и где бы не находился. Рифа с некоторым сожалением посмотрела на этого человека, и ей овладело неописуемое желание помочь ему, однако, претворить сие в жизнь она не сумела – чем бедняжка могла ему помочь? На улице стало совсем мрачно, и двигаться вперёд дальше наша героиня сочла бессмысленной тратой физических и моральных сил. Найдя более-менее терпимое место для ночёвки под мостом, красноволосая путешественница села, согнув ноги в колени, и обхватила их руками, чтобы хоть как-то защититься от наступающего холода. Она уткнулась лицом в колени и закрыла глаза, чтобы не видеть кошмара, приютившегося на земле. Люди проходили мимо, даже не смотря в её сторону. Никто даже не задумался о том, как ей сейчас плохо, как она нуждается в братской помощи, хотя бы в элементарной поддержке… А может и задумался, но, видимо, посчитал своё существо важнее. Если раньше в душе Рифы теплилась прозрачная надежда на то, что люди вовсе не такие ужасные паразиты, как ей их первоначально описали, то теперь, после всего произошедшего, она убедилась, что слова предостережения, изрекаемые мудрецом, не были пустыми. Они не задумывались, что в любую минуту могут оказаться на её месте. Сон наступал медленно. Через полчаса бедняжка промёрзла насквозь, и её стал мучить нездоровый кашель. Она стала слегка покачиваться из стороны в сторону и напевать про себя какую-то неизвестную нам мелодию, дабы приблизить время сна и поскорее забыться. “Дьяволы с дружелюбными лицами. Их беспощадности не было предела. Мало того, что они уничтожают растения и животных – эти глупцы пытаются избавиться и от собственных сородичей! Почему бы им не пострелять из рогатки в меня?”, - думала Рифа и с каждой новой мыслью её глаза всё больше и больше увлажнялись… На землю упала лишь одна слезинка… только одна и ничего больше. Затем отчаяние волшебным образом превратилось в неутомимую злобу. Девушка поклялась сама себе истребить человеческий род, очистив планету от лишнего мусора. С её лица пропала изредка проскакивающая улыбка… Теперь оно не предвещало ничего хорошего. Но это не было смирением. Заснуть при постоянно снующих поездах и автомобилях оказалось не так просто. Очень скоро к этим звукам присоединился и появившийся в небе вертолёт. “Интересно, люди ещё помнят, что такое тишина? Неужели они не соскучились по вольной, жизни за городом?”, - задумалась Рифа и с этой мыслью погрузилась на ночь в абсолютное небытие.
Её разбудила тупая боль в ухе. Она прикоснулась к больному месту и тут же отдёрнула руки. Неприятное ощущение прошлось по всему телу. Девушка посмотрела на пальцы, которыми бралась за мочку уха и увидела на них небольшие следы крови. Кажется, кто-то попытался стянуть украшение с нашей героини, однако, у него ничего не вышло. Эта мысль ещё больше омрачила и без того мрачное душевное состояние Рифы. От любви до ненависти – один шаг. Она протянула к миру руки, чтобы задушить в сладких объятиях, но в ответ он только презрительно плюнул ей в лицо. Чувства оказались неразделёнными. Как и ожидалось, ситуация за прошедшую ночь нисколько не изменилась: всё также гудели машины, шумели прохожие. Девушке даже на миг показалось, что начался не новый день, а просто заново повторился старый. Это звучало более, чем грустно. Вдруг, откуда ни возьмись, до неё донёсся знакомый голос:
- Рифа, ты меня слышишь?
- Кто это говорит? – девушка снова, забывшись, повела голову в сторону, где доносился голос, но никого не заметила.
- Отлично, значит слышишь. Хочу донести до тебя хорошую весть – я нашёл точное местоположение ядерной станции. Также хочу донести до тебя и плохую весть – она находится довольно далековато отсюда. Эти наивные людишки посчитали, что обезопасили себя от несчастных случаев, расположив здание на необитаемой территории. Короче говоря, среди них не нашлось таких смельчаков, которые купили бы жилой дом вблизи от машины смерти. Только они, к их сожалению и нашему счастью, не учли, что при взрыве ядра электростанции будет уничтожена не только вся окружность в радиусе пяти километров – зона поражения разрастётся чуть ли ни на треть Земли, - начал толковать голос.
- Погоди, я чего-то не понимаю. Как мы избавимся от человечества, если уничтожим только теть планеты? – спросила героиня, уже догадавшись к тому времени, с кем имеет дело.
- А ты попробуй развить эту мысль! После взрыва глобальной станции в воздух будет выброшено огромное количество радиации. Ветер в считанные часы разнесёт её по всему свету и заразит оставшихся людей. Если же, предположим, этого по какой-либо причине не произойдёт, после взрыва наступит сильнейшее землетрясение, которое, в свою очередь, может заставить наиболее полноводные водоёмы выйти из берегов, и люди всё равно будут обречены на погибель. После того, как ты выполнишь свою миссию, у них уже не будет ни единого шанса выжить, - пророчески проговорил собеседник, а затем добавил, - Кстати говоря, я постараюсь помочь тебе в поисках электростанции встроенным в указательный палец компасом. Ты скоро научишься, как им пользоваться… Ладно, последнее время у меня всё чаще обрывается связь с этим миром. Возможно, местная атмосфера каким-то образом перебивает сигнал, волны не доходят. Около места всё должно работать исправно. Я свяжусь с тобой, когда ты будешь там… Удачи.
- Про какой компас ты говоришь? Что всё это значит? – задала вопрос девушка, но в ответ раздалось лишь банально шипение.
Не медля, Рифа посмотрела на указательный палец правой руки и заметила, что капельки крови не испарились, а въелись в кожу, образовав некий миниатюрный рисунок. Он представлял собой кривоватый круг, внутри которого поселилась тоненькая линия, идущая от центра фигуры к её краю, то есть радиус. Всё это выглядело как порез, однако, не кровоточило и не болело. Ради интереса, героиня повернулась всем телом в сторону и обнаружила, что радиус кружка сместился на столько же градусов, но в противоположном направлении. После увиденного удивление ещё долго не сходило с её лица. Разумеется, во время её разговора с всевышним по улице мимо проходили люди и теоретически они могли подслушать их коварные задумки, чтобы потом как следует подготовиться к нападению. На практике же ничего этого не произошло, так как Рифа лишь шевелила губами, не произнося ни слова вслух. Как же они тогда общались? Да будет известно уважаемому читателю, что общение между нашими героями происходило на ультразвуковых волнах, которые не в силах уловить человеческое ухо. У ангелов диапазон улавливаемых звуков на порядок шире. Но некогда было стоять на месте! Время требовало действия. Буквально через сто метров, когда девушка вышла на людную площадь, к ней привязался некий человек скрытной наружности. Он был высок, слегка полноват, носил короткую причёску. Его выражение лица всегда было серьёзным и, цепляясь за данную деталь, можно было смело утверждать, что он являлся очень деловой личностью. Волосы были чёрными, такими же чёрными, как и вся его одежда. Уши этого типа были как-то неестественно прижаты. Посередине подбородка красовалась небольшая ямочка, и выглядело это, признаться, не самым лучшим образом. Довершая портрет, скажу, что он был гладко выбрит и солнечный свет отражался в его чёрных туфлях. Итак, он подозвал Рифу и предложил пройтись до более безлюдного места. Обоим было по пути, поэтому героиня согласилась. Честно говоря, её совершенно не радовало завязывание дружбы или чего-нибудь в этом роде с таким паразитическим существом, как человек, однако, что-то подсказывало ей, что для этого случая следует сделать исключение. По дороге они молчали. Сотню человеческих лиц спустя, они повернули в узкий переулочек и решили остановиться тут. Высокий тип торопливо посмотрел по сторонам, чтобы убедиться, что за ними не ведётся слежки, а затем распахнул кожаную куртку. К её внутренней стороне было прилеплено не малое количество холодного оружия. Явное большинство составляли различные ножи и кинжалы. Сперва человек взглянул на собственный ассортимент, затем перевёл взгляд на девушку, надеясь найти в ней хотя бы долю удивления. Но тщетно. Он столкнулся с абсолютным равнодушием. Рифа была готова уже абсолютно ко всему, в том числе и к этому:
- Нуждаетесь? – тихо спросил он.
- Можно посмотреть? – вопросом на вопрос ответила героиня.
Тип кивнул. Пока она рассматривала оружие и задавала необходимые вопросы, он вскользь намекнул, что вводить в курс дела о существовании такого нелегального оружейного магазинчика милицию не стоит. Таинственный продавец читал её мысли – идеальная вещица для срывания неконтролируемой злобы! Осмотр затянулся. Тип так по дипломатически кашлянул, пытаясь тем самым сообщить, что нож пора отдавать обратно. Он огласил цены товара. Рифа его не слушала. Она смотрела на своё отражение на поверхности оружия и не могла поверить, что эти беспощадные глаза действительно принадлежат ей. Боже, нельзя описать то, что она испытала. Просьба вернуть оружие повторилась… На беду продавца. Почему-то это крайне раздражило девушку и она, как следует размахнувшись, вонзила острие в человеческую плоть. Всё произошло мгновенно, но любой, кому довелось такое увидеть, запомнил бы сей момент надолго. Как по команде, с крыш домов слетели вороны, перелетев поближе к месту совершённого преступления. Пожалуй, они являлись единственными свидетелями случившегося. Бьюсь об заклад, что глупый торговец и вообразить себе не мог, как его товар мог очутиться врезанным в его же тело. Данная догадка с лёгкостью находила подтверждение в изумлённом лице раненого. И нельзя было сказать, что сражало его больше – безумная боль или не менее безумное удивление, которое порой вырастает до такой степени, что все боли становятся практически неощутимы телом. Как ребёнок. Неужели он действительно считал, якобы большие суммы денег и куча запрещённого оружия делали его сильнее остальных людей? Увы, только сейчас истина открыла ему глаза – от смерти невозможно защититься. Чем сильнее обороняешься, тем внезапнее она приходит… Одно ловкое движение, и никакой власти, никакого могущества – ничего этого нет. Бесследно исчезло. Порушилось в одно мгновение, уподобившись карточному домику. Лицо же Рифы на протяжении всего вышеописанного процесса оставалось хладнокровным. Губы плотно, с силой сжаты, вдохи и выдохи размерены, чуть слышны. Глаза смотрят врагу в упор. Никакого сожаления в них нет. Не произошло ни одного лишнего движения. Героиня вынула нож из тела жертвы спустя пятнадцать секунд после того, как вонзила его. Затем он, больше походящий на меч, был убран в чехол и повешен на спину новой хозяйки. Девушка не сочла нужным утрудить себя очистить предмет от следов чужой крови. После почти сквозного ранения торговец простоял рекордное количество времени! Шатаясь из стороны в сторону, он будто бы боялся упасть с мыслью, что окажется в ногах у девушки. Однако глупо задумываться о гордости в последние минуты жизни. Пусть даже он умрёт стоя, если такое вообще возможно – это всё равно не сделает его гибель благородной. Кровью уже была испачкана большая часть джинсов и любознательные струйки, путешествующие по телу, выглядывали из-под штанин по направлению к ботинкам. Лицо бедняги бледнело с каждой секундой. В нём уже невозможно было узнать того стремления показать себя благородным, как буквально минуту назад – теперь этот человек представал обычным ничтожеством, безгранично жалким, ровно как и все. Несчастный торговец ещё не раз пытался подняться обратно на ноги, после того как упал, но Рифа, чуть сдвинув брови вниз, упорно мешала ему это сделать. Не проронив ни одного лишнего слова, она ступила правой ногой на живот жертвы (здесь необходимо заметить, что торговец упал на спину), как раз на его место, куда был совершён удар ножом. Разумеется, глаза мученика наполнились от данного действия неописуемой болью, которая напрочь перекрыла дыхательные пути и очень скоро убила жертву. Героиня досмотрела сцену до победного конца, будто перед ней представали кадры кино фильма ужасов, но должного падения раздражительности не ощутила. Немного придя в себя, девушка подумала, что самое время убраться с этого места, ведь уже в следующую секунду здесь не исключено появление нежелательных свидетелей, несмотря на относительную безлюдность переулка. На подошве красовалось не маленьких размеров кровавое пятно, а это являлось очень ощутимой уликой, от которой, кстати говоря, оказалось не так просто избавиться. Не помня себя, героиня зачем-то бросилась бежать в неизвестном направлении, забыв обо всех уликах и зацепках. Народ сразу же это заподозрил, тем более, что на асфальте появлялись тёмно-красного цвета следы, но никакой ответной реакции не последовало. Вот девушку что-то кольнуло в указательный палец. Она раскрыла ладонь, не переставая бежать, и вспомнила про компас. Стрелка показывала в прямо противоположную сторону. Дорога пролегала мимо парка. То был типичный парк для семейного отдыха, каких существует на территории страны несметное количество. Трудно было сказать, что он чем-то отличался от остальных – это было бы наглым враньём по отношению к читателю. По всей округе тянуло запахом хвои, каждая молекула воздуха была насквозь пропитана осенью. Её приход, казалось, застал деревья врасплох, потому как они ещё совсем не успели сменить наряд, раскрасив листву в самые пёстрые цвета. Атмосфера была влажной, несмотря на то, что дождь забыл об этих местах более двух суток тому назад. К вышеописанному пейзажу добавлю, пожалуй, ещё резкий северный ветер. Именно он являлся причиной малой жизненной активности парка. По всей видимости, большинство семей решили провести данное воскресенье дома, либо у кого-нибудь в гостях. Рифа бежала, постепенно замедляясь и снова приводя свой бег к неторопливому шагу. Практически все лавочки для отдыха представали перед ней пустеющими и одинокими. Лишь изредка там можно было застать сгорбившуюся старушку, опёршуюся своими высушенными костлявыми ручками на вдавленную в асфальт клюшку. Она неподвижно сидела и смотрела прозрачными, уставшими видеть настоящий мир глазами куда-то за горизонт, сквозь леса и равнины. И ни единому существу на этой планете не было известно, что же за мысль закралась ей в голову? “О чём вообще думают люди, когда чувствуют, что скоро настанет их звёздных час отправиться в совершенно новый, неизведанный мир?”, - прозвучало в голове девушки, и она остановилась в раздумьях. Вопрос настолько сильно пульсировал в сознании, что Рифа просто не смогла сдержаться и не рассуждать вслух.
- Люди учатся всю свою жизнь, значит, к старости они должны быть достаточно мудры, чтобы осознать и смириться с неизбежностью смерти. Они не могут бояться её, ведь глупо сторониться того, что всё равно тебя настигнет! Если здесь только и есть, чего страшиться, так это новизны. Человек боится всего нового, пока ещё не знаком с ним. Переход в иной мир – то же, что и большой переезд, только здесь человек бросает не квартиру или дом, а собственное тело… Если бы я была на её месте, то прожив жизнь, я бы чудовищно тосковала по былым временам, детству, молодости… Я бы бесконечно жалела о том, чего не успела сделать по расторопности, и о том, что сделала по глупости, а потом молилась о прощении грехов. В моей памяти промелькнули бы все самые яркие мгновения минувших лет – красивый вид из коляски, жёлтые и зелёные погремушки, первый день в школе, наказания родителей за двойку по математике, большой плюшевый мишка на мой восьмой день рождения, игры в прятки с друзьями, первая любовь, а вслед за ней и первая острая боль, переход в старшие классы, лицезрение драки между двумя хулиганами на улице, поступление в институт, первый заработок, получение паспорта, скандал с отцом и уход из дома, катание на санках вместе с остальной детворой, встреча нового года рядом с праздничной ёлкой, выход замуж, рождение ребёнка, смерть матери от какой-то неизлечимой болезни, её похороны… Кажется, всё уже было и впереди остаётся только одно. И я бы точно также сидела на лавочке и жила в прошлом, а время между тем всё приближало бы злосчастную минуту. Ту самую, на которой завершится вся моя биография… Даже чуточку жалко стало.
Люди по-прежнему проходили мимо, не обращая внимания на слова Рифы. Им было всё равно, что о них думают другие. Только наиболее наглые, слыша как девушка разговаривает сама с собой, не стеснялись крутить пальцем у виска, считая её за полоумную. Естественно, наша героиня видела эти жесты, и это ещё более её разочаровывало. На этой самой ноте жалость снова превращалась в презрение. Чувствуя, что состояние переходит в стрессовое, девушка достала из кармана джинсов сигарету и тут же зажгла, дабы успокоиться. Курение никаким образом не влияло на лёгкие ангелов. Да, оно не приносило лишней порции здоровья. Рифа использовала сигареты для снятия напряжение, не более того. Она медленно закрыла глаза, и, вдыхая дым полной грудью, начала считать про себя. До ста. Не досчитала. Её остановил грубый голос, донёсшийся откуда-то из-за спины. Героиня моментально вспорхнула ресницами и обратила голову в ту сторону, где, по её предположениям, должен был находиться обладатель этого голоса. И, надо заметить, нашла его. Им оказался среднего роста человек спортивного телосложения. Несмотря на это, он имел достаточно длинные для лица мужского пола волосы и большие чёрные усы, из-за которых почти не было видно его верхней губы. Глаза были достаточно далеко посажены, и от этого он выглядел несколько злым. Уши благополучно скрывались за волосяными прядями, и сказать, к какому размеру и форме они принадлежат, автор не мог. На плечах человека сидел большой чёрный плащ или, по крайней мере, что-то очень на него похожее. Видимо, незнакомец рассчитывал лицом к лицу встретиться с ливнем, когда выходил на улицу, но вместо этого получил лишь описанную ранее влагу в воздухе. Итак, он окрикнул нашу героиню, заметив, что та пускает колечки серого дыма прямо в направлении сада.
- Девушка, на здешней территории курение запрещено. Не забывайте, что вы находитесь в детском парке, а не в грязном кабаке, - сердито заявил он.
- Мне нужно снять стресс, через две минуты я уйду отсюда, - сквозь зубы проговорила Рифа, не желая слушать никаких возражений.
- Вы, верно, не расслышали моих слов, - подойдя поближе, произнёс тип в плаще, а затем добавил с яростью, - Живо выбросил сигарету!
Кажется, он был из тех, кто любит встречать на своём пути сопротивление. В таком случае, ему обязательно следовало бы пройти иной дорогой, потому что Рифа никогда не встала бы на колени, если бы только сама этого не пожелала. В ответ на столь грубые слова переход на “ты” девушка никак не отреагировала, а вернее, просто смолчала, посильнее затянувшись палочкой с табаком. Невнимательному читателю могло подуматься, что она сделала это с чисто демонстративной целью – разозлить врага. Уверяю вас, это не так. Незнакомец, кстати, был человеком средних лет, уже состоявшимся. И ему показалось страшной дерзостью неповиновение восемнадцатилетней девицы взрослому. Впрочем, разве тут могли помочь какие-либо расчёты и объяснения, если она даже не человек? Раздражённый ещё более глухим молчанием героини, тип в плаще уже готов был подойти к ней вплотную и толкнуть на землю, но тут Рифа достала свой грозный меч и ситуация вскоре переменилась. На лице незнакомца отчётливо стали видны безграничный испуг и непонимание. Героине же к тому времени уже было решительно наплевать – есть ли свидетели в округе или нет. Бедняга добился своего. Он разбудил в ней зверя. Как вы, наверное, уже догадались, незнакомец рефлекторно в страхе попятился в обратную сторону, однако, рассчитывать на спасение в данной ситуации было бессмысленно. Смешно было даже подумать, что он внезапно сможет дать отпор противнице, достав из кармана что-нибудь массивное и острое. Боязнь просто не могла быть поддельной – иначе можно было бы смело присудить ему первое место в мире за актёрское мастерство. На беду несчастного человека в плаще сзади на земле покоился средних размеров камень, о который он впоследствии и споткнулся, упав на спину, но при этом успев подпереться обоими локтями. Девушка, прекрасно понимающая, что жертва уже ни морально, ни физически не в состоянии бежать, растягивая момент, едва перебирая ноги, подходила ближе и перекидывала оружие из одной руки в другую. Иногда в поверхность меча попадали солнечные лучи и от этого создавались блики, порой до того, что слепили глаза. Собственно говоря, здесь Рифа уже начала опасаться, что если растянуть резинку ожидания ещё на пару жалких миллиметров, то она попросту разорвётся, а посему лучше сделать всё побыстрее. Жертва только раскрыла рот, вероятно, чтобы попросить о пощаде и извиниться за совершённые поступки, как ледяное острие варварски вонзилось в его грудь. Да, ответ на данную просьбу знали они оба, но тип, видимо, хотел попытать счастья. Вместо этого из его рта брызнули капельки крови. Сначала она была светло-алой, но с течением времени становилась всё темнее и гуще. Почти в ту же секунду меч покинул тело бедняги и снова вернулся в чехол на спине героини. Тип, в надежде остановить обильное кровотечение, прижал ладонь к ране, но это, разумеется, не помогло. Рифа не спускала глаз с умирающего человека. Внешне она выглядела хладнокровной как никогда. Внутренне – её переполняло презрение к каждой двуногой твари. Ей не составляло особого труда убить человека без видимой на то причины, и она была уверена, что это не отяготит её совести. Особенно хотелось избавиться от тех, кто постоянно улыбался на людях, потому как она знала, какие они за занавесом публичной жизни. Это неизлечимые льстецы и обаятельные подлецы, в делах которых можно с лёгкостью заметить фальшивость, однако, поймать их на этом отнюдь не просто. Скользкие личности… Они проскальзывают среди тесной толпы и непременно выбиваются в первые ряды, но какой ценой! Дальше Рифа даже не захотела думать. Она занесла над уже побелевшим от потери крови человеком, чтобы повторить безжалостный удар, который на этот раз уже моментально прикончит его, но вдруг заколебалась и опустила руку, а вслед за ней и свою голову. Глупец был недостоин того, чтобы девушка пачкала о его внутренности своё оружие. Его смерть не была чем-то достойным её взгляда. Героиня предпочла наградить человека медленной смертью, чтобы во время ожидания её прихода он успел подумать о всех ошибках, которые когда-либо совершил… А он их точно совершал – все люди таковы. В них изначально заложены эти ошибки, и избавиться от них невозможно абсолютно никаким образом. Впрочем, от того, что Рифа не стала добивать врага, ничего не изменилось – буквально через минуту тип вконец побелел и уже не мог двигаться. Даже самое простое движение давалось ему с колоссальной трудностью. Вот он сомкнул веки. Разомкнуть их сил уже не нашлось… Осознав, что делать здесь больше нечего, девушка решила продолжить путь к ядерной станции. Но стоило ей отойти от места происшествия на добрых сто метров, как позади послышался пронзающий детский крик. Он был удивительно тонок и отчасти напоминал звук свистка. Рифа рефлекторно оглянулась и её взору представилась нижеописанная картина. Маленький мальчик, чуть более метра ростом, сломя голову бежал к трупу убиенного. Похоже, что ещё минуту назад он игрался в песочнице, не подозревая о каких-либо убийствах и всём остальном. Кажется, это был его отец, потому что ребёнок в перерывах между жадными глотками воздуха кричал: “папа!”. Бежать до того места было совсем недалеко, поэтому вскоре мальчик оказался около родного тела. Встревоженный, он теребил отца непотопляемой надежде на то, что он сейчас поднимется, как следует отряхнётся и они вместе пойдут домой или в кафе-мороженое. Но ничего этого не происходило. Ещё более напуганный мальчик стал трясти и звать родителя сильнее. От безвыходности на его глазах выступили блестящие слёзы. Они капали, одна за другой, на Землю, образовывая маленькие лужи. Губы задрожали. Ответной реакции по-прежнему не было.
- Папочка, что с тобой произошло? Вставай… Пошли в кафе, ты же обещал. Я буду ванильное, а ты? Ну почему ты не встаёшь, пап? Тебе плохо? Пожалуйста, проснись… Пап? – разрывалось от вопросов дитя.
Увы, ему было не суждено услышать ответ. Ребёнок с трепетом прижал голову к тому месту, где располагалось отцовское сердце, и обнял родителя. Ему стало страшно как никогда. В его возрасте, наверное, ещё толком и не знали про то, что человек не вечен и, рано или поздно, наступает момент, когда он должен навсегда покинуть этот мир. В любом случае, поверить в сие, когда оно случается с кем-то близким, не просто даже для взрослого. Мальчик тихо всхлипывал и гладил себя по голове омертвевшей родительской рукой, дабы отогнать плохие мысли и заставить думать, что всё будет хорошо. Она уже не могла согреть его своим теплом. На секунду Рифа почувствовала себя виноватой. В самом деле, если бы не её неконтролируемая злоба, этот несчастный ребёнок мог бы сейчас в полной мере радоваться жизни. Лишив малыша самого родного человека, сама того не подозревая, она уничтожила и часть его… И эту потерю нельзя возместить. Однако тут в ход вступила мысль противоположного характера. Она гласила, что все люди злы и также жестоки, поэтому от них непременно нужно избавляться, не разделяя на стариков и детей. В их поступках нет ничего такого, что заслуживало бы жалости. Успокоив себя этим, девушка отвернулась и уже снова хотела было уйти, как внезапно что-то её остановило. На плечах героини словно сидело двое невидимых существ, каждое из которых подсказывало свой выход из ситуации. Ноги вдруг окаменели. Она неожиданно для себя поняла, что если сейчас сойдёт с места, то потом всю жизнь будет вспоминать об этом моменте. Нет, из неё не получилось бы настоящего убийцы.
- Пойдём со мной, - холодно сказала она, не поворачивая головы, и её слова при этом прозвучали как приказ, которому невозможно не повиноваться.
Малыш не сразу понял, что обращаются именно к нему. Он осознал это только тогда, когда убедился, что поблизости больше нет никого, к кому могло быть совершено данное обращение. Надо заметить, что мальчик не видел самого убийства, и лицо негодяя ему известно не было. Догадывался ли он, что это вполне могла сделать девушка с мечом за спиной? Как бы там ни было, ему ничего не оставалось делать, кроме как довериться ей. Уходя, он ещё раз грустно посмотрел на любимого отца. В его детской голове пробежала мысль, что он уже не вернётся сюда. Слёзы вскоре прекратили лить. Но вовсе не от того, что ребёнок успокоился, а скорее, потому что им была выплакана уже вся влага, находящаяся в организме. Кажется, тот тип в плаще работал в правоохранительных органах и занимал там достаточно важный пост, потому что через несколько часов об убийстве знали уже почти все. В первых рядах – лейтенант Билл Ревор. Сейчас он сидел в своём кабинете с глубоко задумчивым видом и барабанил пальцами по краю стола. Кабинет представлял собой скромных размеров комнату с высоким белоснежным потолком. Куча распиханных по всем углам полок, тумб и ящиков делали эту комнату ещё теснее. Несмотря на это, она смотрелась очень уютно. За грозным чёрным креслом располагалось окно, которое обыкновенно было закрыто занавесками. Ко всему прочему, они почти не открывалось, и порой даже невольно напрашивался вопрос о том, что оно здесь вообще делает. Охлаждённый воздух во время жары или духоты исправно поставлял привинченный к одной из стен кондиционер. Свет в помещении всегда оставался несколько приглушённым, несмотря на внушительное количество “вечных” лампочек. Скорее всего, то была воля лейтенанта, которому не нравилось чрезмерно яркое освещение. Ещё одна значимая деталь: по утрам здесь всегда стоял лёгкий туман от дыма сигарет, и сильно разило табаком. Не каждый человек, которому чужда страсть к курению, смог бы здесь долго находиться. Данный момент говорил о том, что Ревор часто находился по утрам в стрессовом состоянии. В принципе, не удивительно, ведь проработать столько лет подряд, не потравив своих нервов, практически нереально. Порой приходится сталкиваться с такими ситуациями, в которых тяжело совладать с собой и не свихнуться, но упрямый лейтенант с достоинством переносил каждую из них. Все вещи, находящиеся в помещении просто блистали чистотой… особенно стол, так как за ним наш герой проводил как минимум четверть своей жизни. В верхнем правом углу зачем-то стояла лампа, хотя свет в кабинете не выключался, пока там присутствовал лейтенант. Думается, что это являлось некого рода украшением. Чуть левее располагалась большая стопка бумаг с делами преступников и прочими документами. Задача Ревора состояла в том, чтобы ежедневно с внимательностью пробегаться по ним глазами и ставить в некоторых местах свою подпись или короткими предложениями комментировать текст. И хотя он исправно выполнял поставленную задачу, злосчастная стопка не становилась меньше. Ещё левее находилась подставка для ручек и карандашей, но в отличие от стопки, она постоянно пустовала. Дело в том, что вышеописанные принадлежности всегда были заняты в руках начальника, а иногда находили приют за его ухом. Он клал их туда, когда они мешались или нужно было освободить руки. Работа обычно проходила в полной тишине, за исключением глухих шумов, которые время от времени доносились по ту сторону двери. Билл не любил музыки и считал, что оная только отвлекает от основной работы. Существовало великое множество вещей, которые могли испортить его настроение. Это могла быть любая мелочь: от глупой орфографической ошибки в одном из документов до истечения чернил в чёрной фирменной ручке. Надо сказать, что вернуть ему утерянное настроение было куда сложнее, чем его испортить. Лейтенанту уже близилось пятьдесят лет и возраст, к сожалению, давал о себе знать. На голове появлялась отвратительная седина, кожа начинала не менее некрасиво обвисать. Выражение лица лейтенанта было несколько странным, впрочем, как и он сам. Если этот человек и улыбался, то делал это так, как будто задумал нечто недоброе. Если же он злился, то невольно заставлял персонал содрогаться в самых ужасных предчувствиях. Голос его был груб и не в меру громок, даже в том случае, когда он, как казалось ему, спокойно обращался к рабочему. Возможно, именно по этой причине создавалось ощущение, будто лейтенант пребывает в вечно опущенном настроении. Итак, он как обычно сидел в своём кожаном кресле, приложив пальцы левой руки ко лбу и над чем-то раздумывая. Сегодня в его чертах лица было ещё больше мыслей, чем обычно. Он явно был чем-то обеспокоен. В такие минуты он мог резко встать с насиженного места и наделать несколько кругов по периметру кабинета. Сомкнув за спиной ладони, Ревор, проходя торопливым шагом, увлечённый, ничего не видел перед собой и частенько мог что-нибудь разбить. Столкновение мгновенно возвращало его на землю, однако, не надолго – вскоре язвительные думы приходили вновь. Успокоить такого человека уже не могло ничего, кроме решения проблемы, вертящейся в его голове. Вот, в один из подобных случаев раздался стук в дверь. Первоначально он даже не расслышал его, так как сознание напрочь затмевало скрежетание мыслей-шестерёнок. Стук раздался повторно, и лейтенант позволил стучащемуся войти. Это был один из недавно нанятых на службу. Признаться, он выглядел крайне неуклюжим, несобранным, но пока это было ему простительно. Видимо, новичок что-то хотел спросить, ведь просто так в кабинет директора никто не стучится… Хотел, однако, увидев, в каком положении пребывает Ревор, тут же забыл о цели визита.
- Что такое, мистер Ревор? – с опаской спросил новобранец.
- Ты не знаешь? Смотри! – сорвался лейтенант.
С этими словами он взял в руки пульт дистанционного управления и включил телевизор, который, подобно кондиционеру был привинчен к одной из стен. На экране появился человек с микрофоном в руке. Одетый во всё тёмное, он с чувством повествовал об объявившемся маньяке-убийце женского пола. Из его слов можно было понять, что личность злодейки не установлена, однако, есть приблизительный портрет, целиком составленный на описании свидетелей, издалека видевших момент совершения преступления. Были также перечислены особые приметы девушки – красные волосы и большой серебряный крест в ухе. Говорилось, что за прошедший день ею было жестоко убито два человека, одним из которых являлся, как и предполагалось, сотрудник милиции. Напоследок репортёр предупредил зрителей, что преступления на этом, скорее всего, не закончатся и порекомендовал сразу же обращаться в правоохранительные органы при обнаружении похожих лиц. Лейтенант выключил телевизор и вопросительно посмотрел на новичка, будто наблюдал за его реакцией. Разумеется, показанные в репортаже кадры никого не могли оставить равнодушными. На время установилась неловкая тишина… Хотя Ревору она уже казалась родной. Новобранец понял, что просто так уйти сейчас никак нельзя, но и продолжать стоять на месте, как вкопанный, не сказав ни единого слова, тоже было не правильно. Нужно было успокоить начальника.
- Ну, что скажешь? – вдруг прогремело, как гром среди ясного неба.
- А что я могу сказать? Каждый день где-то совершаются точно такие же преступления, неужели мы так должны переживать из-за каждого случая? Не стоит создавать из этого шумиху. Это взрослые игры – поиграют и отставят в угол, - следуя своей собственной логике, рассудил подчинённый.
- Нет. Такая не остановится на достигнутом. Она всегда будет требовать большего, - возразил лейтенант.
- Набьём цену. Нам это только на руку. С каждой новой шумихой цена за её голову будет расти, а кроме нас её всё равно никто не поймает, ибо мы являемся лучшим департаментом в округе, - сказал в свою очередь новичок и на этом их разговор закончился.
Похоже, вышесказанные слова подали Ревору пищу для размышлений. В самом деле, поимку наиболее опасных преступников всегда доверяли им. Теперь главная задача начальника состояла в том, чтобы не переборщить с этим самым ожиданием. Билл выпроводил собеседника за дверь жестом руки, затем посидел немного в задумчивости, играя пальцами по столу, и, наконец, приступил к просматриванию очередной стопки бумаг…
Дорога, которой шли Рифа и малолетнее дитя, была неимоверно длинной. Хотя, быть может, она лишь казалась таковой, потому что за всё это время между ними не завязалось ни единого диалога, а в общении, как известно, минуты проходят в разы быстрее. Мальчик боялся заговорить с незнакомым человеком, тем более, она была намного старше его, однако, помимо боязни в его глазах также читалось великое любопытство, какое присуще всем детям, и, казалось, что оно вот-вот пересилит все остальные чувства. Он видел за её спиной орудие убийства и понимал, что данный знак не предвещает ничего хорошего, но бежать не решался. Куда? К кому? Рифа никогда не оборачивалась назад – она как будто читала мысли малыша. Она знала, что ребёнок никуда не убежит, а будет следовать за ней, даже если девушка захочет пройтись по краю пропасти. А, может, ей было просто совестно глядеть в глаза мальчика, самого близкого человека которого она безжалостно убила? В выражении лица Рифы уже не было злобы – её заменила сосредоточенность. Героиня непременно бы что-нибудь исправила, если бы ей представился шанс прожить эти дни ещё раз. Но что именно? Она могла бы не проявлять жалости к осиротевшему мальчику и уйти, не подбирая его с улицы. Хотя нет, лучше бы девушка просто оставила в покое надоедливого типа в плаще и прикурила где-нибудь в другом месте… Но лучше всего было бы, если бы она не находила ту небесную лабораторию и не умирала бы в первую минуту своей жизни. Рифа росла бы обыкновенным, полноценным ребёнком с любящими родителями… Ей бы дали какое-нибудь забавное имя, вроде Марии или Лизы. “Интересно, а кем были мои родители?”, - вдруг прогремело в голове героини, и она неосознанно стала замедлять шаг. Мальчик тем временем принялся присматриваться к рыхловатой земле, по которой они шли, высматривая муравьёв и прочих маленьких жучков. Он начал представлять себя от лица муравья – всё такое большое! Вот, казалось бы, никчёмная травинка, но для него это было огромное дерево, способное придавить его насмерть. Даже слышимые звуки трескающихся под ногами сухих веток, словно стократно усилились! А вот небольшая выпуклость – для человеческой ноги она ничуть не страшна, потому как об неё даже нельзя споткнуться, а вот для муравья это гора ростом в несколько вертикальных метров и на её преодоление понадобится не мало сил. Малыш слишком увлёкся этим и всё не сбавлял темпа, вследствие чего и врезался в Рифу. Сообщённый толчок мгновенно вывел героиню из пессимистических раздумий и вернул обратно. Она даже на какой-то миг забыла, что находится не одна. Припомнив монолог, слышанный за спиной, девушка спросила:
- Ты, верно, хочешь есть? Пойдём в кафе-мороженое.
- С превеликим удовольствием – сказал мальчик с таким выражением лица, будто говорили его блестящие проснувшейся радостью глаза, а вовсе не рот.
Трудно точно определить, что двинуло Рифу на данный поступок. В любом случае, брать свои слова назад теперь уже не имело смысла. Детский разум чудовищно эмоционален, поэтому они меняют настроение, как хамелеон свой цвет. Всего одно нелепое предложение или ласковый секундный взгляд может вывести дитя из состояния грусти на целый день, ровно как может вогнать в него любое сделанное с повышенным голосом замечание. Мальчик, забывшись где-то в облаках, даже захотел было взять нашу героиню за руку, чтобы в одну ногу зашагать в припрыжку по городским просторам, как бывало с ним ещё не так давно с любящим отцом, но тут опомнился и передумал. Любимый образ рассеялся и на его место встал силуэт совершенно незнакомой девушки. Эта мысль снова заставила опустить брови – ровно до того момента, когда перед ними показались двери заведения. Сегодня был выходной день, и поэтому кафе как-то особенно изобиловало клиентами. Ко всему прочему здесь было тепло и не дуло никаких ветров, так что сюда активно сползались и бродяги с разных концов улицы… Что, надо заметить, абсолютно не нравилось рабочему персоналу заведения. И они любыми способами пытались от них избавиться, дабы те не отпугивали денежных мешочков. Не удивляйтесь, автор не спроста ввёл в предыдущее предложение данный термин. Рабочие действительно расценивали посетителей в первую очередь как средство набить свои карманы. Они даже выискивали глазами самых состоятельных, и чем богаче был человек, тем милее они с ним обходились. Думаю, такая закономерность соблюдалась на только здесь. В общем-то, выделять подобных людей среди общей массы не составляло труда, поскольку высшие слои общества всегда старались выставить все свои достоинства напоказ. К этим самым “достоинствам” относились на самом деле ничего не значащие блестящие бриллиантами костюмы, цепи на шее, куча колец на пальцах, а также несколько соблазнительных девушек, которые у них тоже, кстати говоря, считались за вещи. Итак, несмотря на то, что в помещении было достаточно людно, наши герои всё-таки нашли свободный столик и, не раздумывая, уселись за него. Малыш выбрал место поближе к окну, так как любил разглядывать уличные пейзажи… Особенно, когда находился в полном одиночестве. Он находил в этом нечто забавное. Ты смотришь на людей со стороны, как они встречаются, дарят друг другу цветы, проезжают на велосипедах, а сами они при этом тебя не замечают! Наблюдениям помешал подошедший к столику человек с ручкой и бумажкой в руках. Не было сомнений в том, что это официант. По своей ли расторопности или у них тут так было принято, но он не предложил им никакого меню. Впрочем, это нисколько не смутило девушку.
- Одно мороженое, - сказала она своим обыкновенным, слегка хрипловатым голосом.
- Клубничное, - добавил малыш.
Официант удалился. Видимо, героиня была не расположена разделить трапезу. Она в который раз мысленно погрузилась в свои проблемы с головой, временно ослепнув, и не замечая, что совершается даже у неё под носом. Ребёнок же, напротив, с интересом разглядывал каждый уголок помещения. Особенно детское внимание заострялось на образе Рифы. Он уже её не боялся. Некогда вступивший страх бесследно исчез. Что-то подсказывало маленькому сердечку, что этот человек не сможет причинить ему вреда. Почему-то её ярко-выделяющиеся красные волосы вызывали на устах мальчика улыбку. Он даже сам не мог толком объяснить, что в них такого забавного. Минуты тянулись по-разному. Для него, постоянно бодрствующего и ищущего приятности от жизни, слишком медленно, будто хромая черепаха, а для неё, погружённой в горестные думы, практически незаметно. Делать было нечего, и малыш, сам того не осознавая, взял в крохотные ручонки солонку с перцем. Честно говоря, автор до сих пор не может понять, что она делала в кафе-мороженом. Затем предмет машинально начал вертеться в ладонях, поворачиваясь в ребяческом глазу всеми гранями. Он совершал невообразимые трюки, даже подпрыгивал вверх, зависая в воздухе. Наконец, дитё осознало, что слишком увлеклось и поставило солонку обратно на стол. В эту же секунду вдали показался официант с подносом. Умело обходя остальных клиентов, он смог без труда добраться до их столика. Особо зоркий взгляд мог бы заметить едва исходящий от мороженого пар. Разумеется, это не могло значить, что оно является горячим. Не успев поблагодарить работника, мальчик тут же принялся за съедение сей вкусности. Кажется, теперь он был более словоохотлив. Признаться, Рифа никак не ожидала язвительных вопросов в свой адрес от ребёнка, а посему слегка растерялась.
- А почему ты не взяла себе мороженого? – с нескрываемым удивлением спросил малыш.
- Не знаю… Нет аппетита, - прикрылась банальной отговоркой девушка.
- Ну и зря. Ты многое теряешь. Такое вкусное! Просто таит во рту… Я могу поделиться, если ты вдруг передумаешь, - произнёс мальчик, демонстративно съедая очередную ложку.
- Послушай…, - захотела было обратиться к собеседнику Рифа, но вдруг поняла, что не знает его имени и продолжила фразу логичным в этом случае вопросом, - Кстати, а как тебя зовут? Извини за столь запоздалое знакомство. Почему-то не приходило в голову спросить этого раньше.
- Майк, - с вновь сверкнувшими искоркой радушия глазами произнёс мальчик, а затем, немного подумав, добавил, - А тебя? Надо же мне как-то к тебе обращаться…
- Рифа, - с крайней неохотой произнесла героиня, отведя своё лицо куда-то в сторону, будто её заставляли делать что-то омерзительное.
- Что? – переспросил малыш, не веря собственным ушам.
- Читай по губам! Рифа! – внезапно повернувшись, по слогам и с чуть более грозной интонацией произнесла героиня.
- Вот это да! Сколько живу на свете, ни разу такого имени не слыхал! – изумился ребёнок.
- Тебе и десяти лет, наверное, нет, - рассмеялась девушка, но очень скоро вновь вернулась к своему прежнему состоянию и на полном серьёзе пояснила, - На самом деле, это имя ты можешь и не услышать больше. Оно… Оно не человеческое.
- Хочешь сказать, что ты не человек? – поинтересовался собеседник и тут на его лице снова начала расползаться неугомонная улыбка.
- Где твоя мать? – не обращая внимания на заданный вопрос, поинтересовалась героиня.
- Суд запретил ей встречаться со мной, - начал печальную историю Майк, затем глубоко вздохнул и продолжил, - У главного судьи было предостаточно аргументов, чтобы вынести подобный вердикт. Шансов на оправдание у неё не было, не спорю. Я жалею… Но жалею не маму, а себя, потому что попал в такую семью. После того, как родители окончательно развелись, папа не стал придумывать для меня сказок, а рассказал всё, как есть. Таким образом, он хотел, чтобы я с малых лет начинал привыкать к суровой реалии жизни и не удивлялся потом, что краски вдруг потускнели в одно мгновение. Кроме всего прочего, я был свидетелем большей половины разыгрываемых между моими родителями сцен. Признаться, до сих пор не понимаю, что свело маму и папу вместе. У них ещё до моего рождения было не всё в порядке с браком. Мы жили бедновато, потому что мать сразу же пропивала свою зарплату, а папиных денег на всё не хватало. Стоило мне дать знать, что я голоден или нуждаюсь в какой-либо взрослой помощи, как она срывалась и начинала меня избивать. Я поднимал шум своим плачем и на него иногда сбегались заботливые соседи. Они стучали, звонили, но им никто не открывал. Улицы я практически не видел. Всё, чем мне приходилось довольствоваться – вид из окна на четвёртом этаже, да и то, в летний период его обычно загораживали деревья. На улице играли мальчики моего возраста. Они строили песочные домики, бегали друг за другом, пытаясь поймать… Мама не хотела, чтобы внешний мир видел мои ушибы т ссадины, поскольку это могло вызвать нехорошие сплетни. Иногда меня посещало вдохновение, руки сами брали со стола карандаш, но рисовать мне было не на чем, поэтому самовыражение приходилось с болью подавлять. Когда папа приходил с работы, он редко заставал маму в трезвом состоянии. Эти минуты были для меня бесценны. Этот человек был полной противоположностью своей жене. Он любил детей и с охотой заступался за меня, когда у мамы опять случались приступы неконтролируемой ярости. Думаю, нам нужно было бы обратиться к психиатру по данному вопросу… Хотя в подобных случаях, наверное, делать это было уже поздно. Надо сказать, что отец являлся крайне занятым человеком и, даже находясь дома, он не мог избавиться от постоянно налипающего кома забот. Так что об играх я мог забыть. В последние дни перед разводом мама перестала ночевать дома. Она постоянно куда-то уходила и заявлялась под утро с ещё более безжизненным лицом, чем всегда. Мне было страшно жить, и каждое утро я молился, чтобы поскорее пришёл вечер – время сладостного сна, когда я мог на время спастись от этого кошмара. Господи, как же я был там счастлив! Там в одно мгновение исполнялись все мои заветные мечты. Я бы без раздумий остался там, если бы встал вопрос, где мне дальше жить. Но выбора у меня никогда не было. Я не знал, что такое вольномыслие… Иногда, глядя на то, как завязывается моё существование, я боюсь взглянуть в глаза завтрашнему дню… Мне страшно…
- Я пойду перекурю и вернусь, - ответила Рифа, видя, что мальчик уже не в силах говорить дальше.
Услышанная история удивила её. Вернее, её удивило то, из чьих уст она прозвучала. Это говорил маленький ребёнок! Нет, простой человек не в силах сохранить себя в таких условиях. Это феномен. По крайней мере, ей так казалось. Кажется, встреченный ею малыш являлся одним из тех, кто соображал не в меру своему возрасту. Подобные дети уже в двенадцать лет заканчивают школы с золотой медалью и благополучно поступают в институты, чтобы тоже закончить их раньше времени. Подобные дети не читают толстых философских книг с едва произносимыми названиями, которые углубляются в рассуждения над вопросами смысла жизни – они догадываются до этого, не прожив даже её четверти. Рифу поразило то, с каким равнодушием мальчик завязал рассказ. Однозначно, обыкновенный ребёнок не смог бы со спокойствием на лице вспоминать такие вещи. Так мог повести себя только тот, кто уже смирился с простой истиной – чёрных полос в жизни больше, чем белых. Героиня стряхнула пепел с дымящейся сигареты и повернулась к окну, где находился их столик. Маленький Майк сидел, опустив голову вниз и слёзы, одна за другой, скатывались с его щёк. Лицо чуть заметно покраснело, припухло, как часто случается во время плача. Несмотря на то, что в помещении было довольно много народа, он чувствовал себя одиноким, а это для него являлось воплощением самого страшного кошмара… Он был не с ними, он был одним среди них… Особенно холодно на душе стало, когда Рифа вышла, и хотя мальчик знал, что она вернётся через пару минут, неприятное чувство всё равно не переставало покидать несчастной души. Вдруг девушка заметила на себе чей-то пытливый взгляд. Она повернула голову чуть правее и тут же нашла его обладателя. Это был молодой человек, лет двадцати на вид. Он был одет легко и свободно. На нём была нараспашку надета какого-то неопределённого цвета куртка. Из-под неё, в свою очередь, выглядывала белая футболка с надписью на неизвестном языке. Щёки и подбородок покрывала лёгкая щетина, отчего он выглядел немного диким. Короткая стрижка делала его образ более спортивным. Его зелёные, как море, глаза – их так любили представительницы противоположного пола! На каждую вещь этот человек бросал свой взгляд дерзко, будто какой-либо хищный зверь. И это заводило девушек – они буквально падали у его ног. Но, как известно, власть губит людей, а он уж точно не был ангелом и, поэтому тоже не смог избежать появления мании величия. Вскоре бедняга стал считать, что может заполучить любую красавицу мира, стоит только проявить свои уникальные способности. Невысокий, чуть сутуловатый, он уже достаточно давно наблюдал за героиней, но его пожирающие взгляды она почему-то заметила только сейчас. Надо сказать, что гипнотизирование хищника не оказало на героиню абсолютно никакого воздействия, и она отвернулась так же быстро, как и повернулась. Нет, хитрец пировал не один. Да, честно говоря, столик, за которым он сидел с товарищами, до сих пор был девственно чист. Глядя на это, создавалось впечатление, будто они пришли сюда вовсе не для того, чтобы поесть, а чтобы найти пару новых жертв в образе обворожительных красавиц. Остальные компаньоны выглядели куда менее примечательно – было заметно, что вышеописанный персонаж стоял во главе банды. Он сидел как раз в центре. Не сводя глаз с увиденного объекта, тип в белой футболке начал что-то говорить друзьям. У того, что сидел слева, во внимании забегали брови. На лбу время от времени появлялись складки. Некоторые фразы, сказанные средним участником, не понимались левым, отчего, собственно говоря, и появлялись вышеописанные складки. Как только это происходило, тип, что сидел справа, брал ситуацию под контроль и переводил предложения на более простой язык. Итак, между ними завязывался некий разговор, но Рифа, будучи на улице, не слышала его. Вдруг приятели встали со своих мест, и пошли на выход. В каких-то десять секунд они уже оказались рядом с нашей героиней. Отодвинув в сторону все стеснения, предводитель шайки подошёл к ней сзади и нежно взял за талию. Рифа обернулась и, молча, выпустила дым от сигареты прямо ему в лицо. Хищный тип расценил данный поступок как заигрывание, и приступил ко второй стадии. Двое остальных молодых людей оставались стоять на месте – кажется, они были здесь только для того, чтобы усмирить девушку, если та начнёт сопротивляться. Движения рук человека становились более свободными и наглыми. Он прижал девушку к стене и отрезал путь к отступлению. Колоссальная выдержка! Ни доли волнения на лице героини. Перехватив одну из его рук, она мирно стоит, докуривая табачную палочку. Его губы потянулись к её щеке, дотянулись до уха и тихо прошептали:
- Не двигайся, крошка.
- Зря ты сделал это, дорогой, - ласково произнесла Рифа, но эта ласка таила двойное дно.
Произнеся свою фразу, зеленоглазый парень чуть более широко распахнул свою куртку и взору героини представился засунутый в один из карманов пистолет. Разумеется, её тело не взорвалось испугом. Девушка сделала последнюю затяжку и ткнула насильника окурком в глаз. Глазное яблоко быстро заполнилось кровью, а его обладатель с душераздирающими воплями принялся скакать вокруг кафе. Двое других парней, конечно, подозревали, что такая жертва не будет сдаваться без сопротивления, но они даже не предполагали, что так яростно. Тем не менее, они не растерялись и пошли мстить за пролитую кровь друга. В ответ на их действие девушка достала из чехла меч и предупредительно взмахнула им. Товарищи, оторопев, уже попятились было назад, но Рифе их страха показалось мало. Они трое совершили непоправимую ошибку, стараясь заполучить её в свои руки и теперь должны жестоко поплатиться за содеянное. Наша героиня не делает предупреждений – она карает сразу. Хулиганы решили вбежать обратно в кафе, потому как только ненормальный отважиться убить человека на глазах у сотен свидетелей, но стоило им только развернуться, как тяжёлый меч насквозь пронзил их спины. Оба поняли, что это конец. Рифа отпустила руку, но орудие осталось неуклюже торчать из врага. Она обошла своих жертв, желая увидеть их лица. Надо сказать, после такого сокрушительного удара бедняга не смог долго стоять на ногах. Через несколько секунд его ноги подкосились, и он упал на твёрдый асфальт. Девушка села перед ним на колени, так, чтобы он мог её видеть, и фальшиво улыбнулась. Она хотела что-то произнести с уже серьёзным видом, но вдруг передумала и решила, что дело будет полезнее слов. С этой мыслью Рифа резко встала и со всей силы вдарила ногой по лицу негодяя. На нём не осталось и живого места. На улице смеркалось. Девушка вспомнила, что пришла сюда не одна и отправилась проверить, как там Майк. Мальчик к этому времени уже перестал плакать, однако, улыбка так и не вернулась на его лицо. Вышеописанный случай дал ей толчок к решению какого-то давно наболевшего вопроса, какой она держала у себя в голове. Явившаяся в дверях героиня, пока так и не пришедшая в себя, быстрым шагом добралась до ближайшего столика и без спроса выхватила из рук одного посетителя чашку кофе, чтобы сделать пару судорожных глотков. Человек хотел было поставить хамку на место, и тут, верно, не обошлось бы без новой драки, но сидящая рядом жена во время его остановила. Не обращая внимания на посторонние возмущения, Рифа отыскала Майка и, даже не присев, дабы перевести дыхание, велела ему собираться уходить отсюда. Неприятный случай снова задержал девушку. Вообще, как вы, наверное, уже успели заметить, неприятности не любили обходить её стороной. Перед нашими страдальцами появился тот же официант, что приносил заказ мальчика, но только теперь на его подносе покоилась некая бумажка. Она была не больших размеров. Рассмотревши её поближе, героиня поняла, что это счёт за съеденное мороженое. Хотя сумма, обозначенная там, была вполне приемлема, девушка всё же не могла найти денежных средств, чтобы её предоставить. Да и откуда у неё, живущей только первые свои дни на Земле, могли взяться деньги? Она не имела ни работы, ни паспорта, ни постоянного места жительства. Рифа и не жила вовсе, а просто выполняла свою миссию. Героиня провела глазами по пустым карманам своей одежды и в раздумьях прикусила нижнюю губу. Между всеми тремя персонами установилось угнетающее молчание. Наконец, девушка побеждено вздохнула и, сняв с указательного пальца острый металлический кастет, положила на поднос рядом со счётом. Человек, очевидно, никак не ожидая такого оборота дела, вопросительно посмотрел на клиентку. Она объяснила, что данный предмет был отлит более трёх сотен лет назад и, что хочет заплатить им за заказ вместо денег. Официант упорно отказывался принимать кастет, пуская в ход самые различные аргументы. Никакие убеждения, что настоящая цена этой штуки во много раз превышает стоимость мороженого, не срабатывали. Нежелание обоих сторон идти на компромиссы вскоре привели к тому, что они стали разговаривать на повышенных тонах… Однако не будем описывать подробности этого нудного дела. Скажу лишь, что, в конце концов, официанту пришлось забрать металлическое украшение с собой, а Рифа и Майк удалились на улицу. Мальчику почему-то стало стыдно, и он подумал о времяпрепровождении в вышеописанном заведении. Героиня отвечала на всё лишь простой усмешкой. В её глазах он ни в чём не провинился. Следует подчеркнуть, что с того момента, как они покинули кафе, она стала более серьёзной и менее общительной. На все вопросы ребёнка о том, куда они держат путь, девушка красноречиво отвечала молчанием. Вот стало совсем темно, и Майк, трудно переносящий мрак, взял Рифу за руку, боявшись отстать и потеряться. Палец героини, на котором располагался компас, сильно пульсировал, намекая, что нужно следовать в другу сторону, но она стояла на своём. Несколько сот шагов спустя, перед ними показался какой-то незнакомый двухэтажный дом. Весь он был сооружён из дерева и, надо отдать ему должное, действительно на славу. Три низенькие ступеньки вели к крыльцу. Вокруг уютно разместились экзотические растения в расписных вазах. Всё было ухожено – это говорило много лестных слов о его хозяевах. Героиня подвела мальчика к крыльцу и приказала ждать здесь. Затем она поднесла руку к кнопке звонка и попыталась быстро надавить на неё, но промахнулась. Это выказывало её не отступающее волнение. Наконец, звонок был сделан, и Рифа отошла на несколько шагов назад. Она помедлила, затем, словно пробудившись ото сна, резво спустилась со ступенек и ушла куда-то вдаль. Майк всё ещё видел её на горизонте. Он, как вкопанный, стоял на одном месте и не понимал ровным счётом ничего из того, что там происходит.
- Почему ты уходишь? – кричало дитя.
- Оставайся на месте! – твердила девушка, будто не слыша вопроса.
- Я не могу так, - пугался мальчик и со всех ног бежал к ней.
Спасаться вдвоём от покрова темноты – ещё куда ни шло, но вести с ней борьбу один на один Майк был не в состоянии. Как известно, общая беда сближает людей. Находясь бок о бок, они будто складывают усилия. Увы, в жизненной практике нередко встречаются такие ситуации, когда одному справиться невозможно. И тогда волей-неволей приходится прибегать к помощи близких людей. У мальчика таковых не осталось, и он не мог дать дьяволице с красными волосами уйти. Зачем она оставила его на пороге дома, даже толком не зная, кем являются его жители? Я малыша складывались нехорошие подозрения по этому поводу. Услышав детский топот, героиня тут же обернулась и увидела бегущего навстречу мальчика. Она остановила его и сердито сказала, чтобы он возвращался обратно на крыльцо. Майк ничего не мог понять. Не желая посвящать дитя в подробности своего плана действий, Рифа вновь отвела его к порогу. Затем она присела перед ним на корточки, чтобы сравняться ростом и, заглянув через глаза прямо в душу, сказала, что хочет ему только добра. Нет, она говорила и дальше, и говорила очень много, но мальчик не слушал её. Он только машинально утвердительно кивал головой, а сам думал о том, как она прижилась к нему за такое короткое время и как дорога стала её дружба. Он буквально на миг представил, что случится, если коварная судьба уведёт у него и её… И на глазах появлялись крупные слёзы. Майк пытался пересилить себя и не показывать своей слабости, но поселившаяся тоска, видимо, поселилась в нём надолго и даже не думала уходить. Бедняга уже догадывался, что его хотят всучить посторонней семье, чтобы, возможно, он обрёл там своё счастье… Его хотят насильственно впихнуть в чужую жизнь, подложив под дверь, будто какую-то подарочную упаковку или бандероль от неизвестного родственника, а вовсе не живое существо. Велик ли у него шанс зажить счастливо? Ребёнок стоял на месте, а его сердце бежало, не оглядываясь, в бешеном ритме. Наконец, героиня добилась от малыша последнего утвердительного кивка, встала, во второй раз позвонила в дверь и отправилась навстречу тьме. “Боже, что я ей наобещал?”, - пронеслось в голове мальчика и от этого самому себе заданного вопроса ему сделалось ещё пугливее. Рифе тоже было не просто уйти. Она шла, то замедляя свой шаг, будто ноги тяжелели в десять раз, то наоборот, убыстряя, будто внизу лежали раскалённые угли, то вообще останавливалась. Вот, отошедши на достаточное расстояние, она встала и принялась наблюдать за ходом событий. Быть может, хозяева уехали в гости, а, может, просто слишком крепко спали, что не слышали звонка, но ясно было одно – дверь по-прежнему никто не открывал. Девушка могла отвернуться и уйти, чтобы не продлевать долее щекочущий нервы момент, но она мысленно поклялась себе, что не покинет его, пока не убедится, что с ним всё будет в порядке. Пейзаж изобиловал высокими деревьями и кустарниками, страшно шуршащими при самых слабых порывах ветра. Несмотря на то, что воздух был кристально чист, обоим героям не хватало сил как следует надышаться. Казалось, лёгкие, ни с того, ни с сего, многократно уменьшились в размерах, и уже не вмещали такое количество кислорода. Вдруг что-то сверкнуло в небе, и Майк не вытерпел. Бедняга не мог безучастно наблюдать, как его бросает на произвол судьбы последний полюбившийся человек, последний луч света в этом слепом королевстве. Ноги сами несли его – мышцы временно заменили мозг. Он был уверен, что не остановится, даже если между ним и его подругой расстояние будет исчисляться в десятках километров, но стоило малышу сорваться с места, как героиня, молниеносно среагировав, достала из кармана пистолет и направила на него. Он замер в оцепенении. Между ними внезапно будто выросла невидимая бетонная стена. Трудно описать, какой шок постиг ребёнка, когда он увидел напротив себя грозно наставленное оружие… И это оружие держала рука существа, которому он только что начал доверять, и которому готов был доверить все свои тайны… Здесь, дабы чуточку прояснить ситуацию, надо сказать, что этот пистолет принадлежал тому самому насильнику, который имел несчастье напасть на Рифу около кафе. Девушка сочла нужным взять вещицу с собой, угадав наперёд, что оная может пригодиться. Сейчас она применила его в качестве крайней меры. Её обуяло чувство, которому нет названия.
- Стой на месте, чёрт побери! Почему ты не делаешь, как я сказала? Хочешь получить пулю в лоб? Я могу! Я сделаю это! – сорвавшись, кричала изо всех сил героиня, но злость в этом крике была фальшивой.
Мальчик невольно сделал пару мелких шажков назад, но на место, тем не менее, не возвращался. С обеих сторон разожглись жуткие огни, а он стоял в середине и выбирал из них наиболее тусклый. Очень скоро пистолет в руке девушки задрожал, и она обхватила оружие двумя руками. Она бы, не задумываясь, нажала на курок, если бы впереди стоял любой другой человек, но только не Майк. Этот мальчик доверяет ей, он нуждается в её заботе, пусть даже и растёт не в меру сообразительным. Вершить судьбы иных просто – сложно справиться со своей… Казалось бы, к чему затягивать момент, если итак ясно, что мальчик не должен умирать? Но девушку мучили другие вопросы. Кем вырастет это дитя? Да, сейчас оно безобидно и мило. Тёплые лучи солнца и любящее сердце – больше ему ничего не требуется для обретения счастья. Но от кровожадной правды жизни не скрыться, и, рано или поздно, ему придётся принять давно установившиеся в этом мире правила. Он будет также небрежно относиться к природе, называя её на “ты”. Он также будет расправляться над беззащитными животными, ради забавы, и презренно показывать пальцем на бездомных стариков, считая их отбросами общества. Бедняга не сможет противостоять, ведь победу всегда одерживает большинство. Нет, ему нельзя жить… Май оставался на месте, уже не выбирая. Мальчик снова доверился Рифе. На белом свете больше нет знакомых ему лиц. Так пусть же она решает – жить ему или умереть. Девушка всё прочитала по глазам ребёнка. И не нужно было иметь особой сноровки, чтобы увидеть это. Время от времени, героиня грозно кричала какие-то угрожающие фразы, вроде тех, которые были приведены выше, но малыш всё равно оставался стоять на месте. Надо сказать, она пыталась высказываться как можно более угрожающим тоном, но выходило слишком не натурально. В голосе её чувствовались слёзы. Ей было больно это говорить. И всё же, что бы не произошло, они остались бы там и никогда бы не выступили. Девушка не привыкла утешать себя слезами. Она никогда не плакала… И не заплачет. Её душевные силы были на исходе. Героиня в изнеможении опустила руки, отбросив пистолет вглубь кустарника, и склонилась на колени. Она в отчаянии зажмурила глаза… зажмурила так сильно, будто перед её носом взорвалось солнце. “Не смогла”, - пронеслось у неё в голове. Теперь Рифе хотелось всадить пулю в себя. Единственное, что мешало этому – осознание того, что миссия ещё не выполнена. Одновременно обрадовавшийся и перепугавшийся, Майк, сломя голову, побежал ей навстречу. Он крепко обнял её шею сзади и достаточно торопливо, но внятно, проговорил:
- Пожалуйста, не бросай меня больше! Для меня нет ничего страшнее, чем остаться одному.
- Тебе нельзя идти со мной…, - тихо, едва слышно произнесла девушка.
- Почему? – искренне удивился малыш.
- Я не тот человек, который сможет заменить тебе родителей. Тебе нужно найти другую семью, - произнесла рифа, отведя глаза.
Мальчик видел, что героиня не настроена на откровенный разговор и счёл необходимым отложить его на потом. Тем не менее, вопрос о том, кто именно заменит ему родителей, был уже давно решён в его голове.
Правоохранительные органы, тем временем, не спали. Признаться, последнее время они вообще практически не видели сна, потому как уровень совершения преступлений повысился в несколько раз. Рифа тоже оказывала на это немаловажное влияние. Стопки бумаг росли как на дрожжах, и начальство даже приняло меры для создания дополнительных рабочих мест. Лейтенант Ревор уже третий день не выходил из своего кабинета. Под его глазами появились некрасивые синеватые мешки. Все действия он совершал медленно. Усталость подчёркивалась в каждом его движении – в том, как он брал чашку кофе во время минутного перерыва, в том, как брал ручку, чтобы подписать ещё один документ. Усталость проявлялась не только на лицах работников, но и в самом интерьере кабинета. Лампа светила как-то тускло, отчего некоторые вещи были плохо освещены и от этого казались совершенно непривычными. Мистер Ревор даже вызывал электрика, чтобы он разобрался, отчего так происходит, но тот утверждал, что всё работает исправно. Может, это просто обман зрения, иллюзия, образовавшаяся в результате проведения трёх суток на рабочем месте? Оставалось только догадываться. В ушах раздавались сотни взывающих о помощи голосов, сознание разыгрывало страшные сцены смерти, глаза напрочь отказывались читать подробности дела… До чего же мы дожили? Для убийства человека уже не требуется повода, какой-либо причины – это делается просто, как мытьё рук перед едой! Билл ощущал на себе ответственность за каждую замученную душу. С каждой новой такой вестью его сердце сжималось в тревоге, и он проклинал себя за то, что не смог их спасти. Итак, Ревор вдруг отставил бумаги обратно на край рабочего стола и провёл рукой по поверхности лба. Ладонь мгновенно стала влажной от впитавшегося пота. Затем его что-то кольнуло в палец. Он поднёс его на максимально близкое расстояние к глазу и заметил на нём кровавую мозоль. Ещё одна такая стопка бумаг и он вообще останется без пальца. Посмотрев на так называемое “ранение”, Билл лишь недовольно хмыкнул, но принимать мер по лечению пальца не стал. Далее взор лейтенанта упал на фотографию, лежавшую на дне одной из выдвижных полок. Она едва заметно выглядывала из-под небрежно набросанных туда безделиц, среди которых лежали заржавевшие перочинные ножики и прошлогодние праздничные открытки. Совершенно недоумевая, как она там оказалась, Ревор быстро вытащил фотографию и сдул сантиметровый слой пыли, осевший на её рамке. На ней было изображено два человека. Первой в глаза бросалась взрослая женщина в лёгкой синей кофточке. Трудно было определить на глаз, сколько ей лет. Кожа, мышцы лица, губы, волосы – всё в ней было так свежо и маняще, что невозможно было отвести взгляда. Глядя на её улыбку, невольно хотелось забыть обо всём и улыбаться вместе с ней. Но руки этой женщины выглядели иначе. Было видно, что им уже вовсе не чужд труд совместной жизни и, стало быть, она давно перестала играть в маленькую девочку. Справа от неё стоял маленький ребёнок. Его улыбка и очи также сверкали беспредельной добротой. Нет сомнений – это её сын. Они так неуловимо похожи и в то же время такие разные! Одной рукой он обнял свою мать. Это объятие казалось слишком крепким, но вовсе не от злобы или ещё каких-нибудь отрицательных побуждений, а совсем наоборот – от до боли простой мысли, что ближе человека для него не существует во всём белом свете. Другая ручка приветливо махала камере, а точнее, тому, кто располагался за ней. Цветная майка дополняла атмосферу неимоверной праздностью. По-видимому, стоял летний сезон, так как на заднем плане отчётливо можно было разобрать волнующееся море. Но как бы красочно не выглядела композиция, она выглядела не полной. Здесь не хватало кого-то третьего… Этим третьим был Билл Ревор. Проскользнувшая мысль о несчастном семействе нашла отражение на постаревшем лице лейтенанта, и оно вдруг приобрело такой жалостный вид, какого ещё никогда не приобретало. Его действительно довольно редко можно было застать дома в семейном кругу. Он всегда находился в работе и из-за этого не замечал, как вокруг меняется мир. У него не было на это времени… И вот какие плоды принесла постоянная занятость – Ревор не заметил, как его любящая жена состарилась на пятнадцать лет, а мальчик вырос во взрослого мужчину, готовящегося вот-вот выпрыгнуть из родительского гнезда. Всё произошло на чужих глазах. Он мысленно перебрал все фотографии из альбомов, которые ещё помнит – его нигде нет! Боже, бедняга стал чужим в собственной семье! Осознание ушедшей сквозь пальцы, точно песок, жизни глубоко ранило его. Билл склонился над снимком и заговорил с оным, как будто перед ним стояли живые люди:
- Посмотрите, чем я пожертвовал для вас! И днём и ночью я живу лишь одной мыслью – что вы живы и также улыбаетесь, как вот сейчас… Я не допущу, чтобы какой-нибудь псих решил лишить вас заветного покоя. Они не доберутся до вас! Пока я здесь, вы в безопасности.
Последние слова прозвучали особенно громко. По комнате, казалось, даже отразилось какое-то эхо. Ревор аккуратно отложил фотографию на край стола, дав обещание, что больше не даст ей пылиться в тёмном ящике, а повесит на видное место. Затем он включил телевизор и стал свидетелем очередного криминального репортажа. Человек с микрофоном говорил так взволнованно и так быстро, что лейтенант не понимал многие из его слов, но суть всё же уловил. Количество убиенных от руки девицы с красными волосами продолжало неумолимо расти. На сегодняшний день их насчитывалось трое. Показали несколько откровенных снимков: кафе, у которого всё произошло, перепачканный кровью асфальт, который не смог вымыть даже ночной дождь, труп известного нам типа в белой футболке. Затем перед экраном показали низкорослую старушку с красными, заплаканными глазами. По всей видимости, это была мать жертвы. Ей был задан вопрос, но вместо того, чтобы на него ответить, она начала рассказывать о том, каким милых и обходительных человеком был её сын, и что он никогда бы в своей жизни и мухи не обидел – чего уж там, затевать драку! По её словам он должен был поступить в этом году в медицинский институт, чтобы потом спасать людей от разных болезней. Далее пошли многочисленные обвинения в адрес убийцы. Бабушка назвала её поганкой и разрушительницей чужих семей, а также сказала, что приложит все усилия, чтобы её постигло суровое наказание. Кажется, она хотела сказать что-то ещё, но вырвавшийся на свободу поток горячих слёз не дал ей этого сделать. Ну, и в заключении эстафету снова взял главный репортёр, который по-прежнему советовал остерегаться гулять в тёмное время суток и сообщать милиции о каждом увиденном ими подозрительном лице. Ревор побледнел. Какая муха укусила его, когда он отдал приказание подождать с заведением розыска этого монстра? Он пожертвовал жизнями ради денег, даже не подозревая, что в числе этих жертв вполне могли оказаться близкие ему люди. Куда он смотрел в этот момент? О чём он думал?
- Немедленно начать розыск этой негодяйки по всем уголкам света! Пустите в ход всех своих самый отважных следопытов и доставьте преступницу в наикратчайшие сроки! Если мы продолжим набивать цену, то это может плохо кончиться, - чуть ли не проорал лейтенант в громкоговоритель, соединяющий все отделы здания, а затем, когда завершил сообщение, тихо проговорил себе под нос, - Кем она себя возомнила? Непобедимой леди? Мы ещё поглядим, кто на что способен! От Билла Ревора ещё никто не уходил…
В этот момент он почувствовал, как по всему его телу пробежала искра, заряд бодрости. Он чувствовал в себе силы остановить этот кошмар. Ревор знал, что любая минута медлительности будет стоить кому-то жизни. Он уселся в кресло и с новой силой начал перебирать бумаги…
Вот наступило время, когда становится трудно определить, раннее утро за окном или поздний вечер. Рифа всё шла и шла, не останавливаясь ни на секунду с того самого момента, как мы последний раз её видели, а мальчику приходилось покорно следовать за ней, чтобы не отстать и не затеряться. Складывалось впечатление, что их связывала какая-то невидимая, но достаточно прочная нить. Майк не раз пытался выяснить, куда они идут на этот раз, но в ответ получал только сухое молчание героини. Но то чтобы она не слышала сыплющихся на её голову вопросов – она делала вид, что не слышала их, но получалось у неё это, признаться, не лучшим образом. Губы оставались недвижимыми, однако, все остальные черты лица как-то боязливо подёргивались при этом. “Что сказать ему? Правду? Да, он не похож на обычного ребёнка и, стало быть, по-другому отреагирует на мои слова… Хотя, о чём я думаю? Это глупо! Разумеется, он сочтёт меня за сумасшедшую, если я признаюсь, что иду взрывать глобальную ядерную станцию, которая уничтожит человечество… Ведь он тоже человек… Причём человек, только начинающий жить. А вообще, какого чёрта я так пекусь о нём? Он мне никто. Лишь только дай ему вырасти, как он тут же сбежит, даже не поблагодарив, как все обыкновенные люди. Этот негодяй будет использовать меня для своих целей, будет выпивать из меня все силы, а когда насытится – выбросит на растерзание одиночеству, подобно мёртвой кукле. Нет, его не замучает совесть, ведь это уже стало нормой для современного человека. Они все даже не догадываются, что можно существовать иначе… И всё равно, я не могу его просто так бросить”, - упивалась бегущими мыслями, точно кадрами на плёнки кинофильма, Рифа и её душе хотелось какого-то действия, дабы ослабить их поток. В голове царил хаос – мысль обрывалась на середине, чтобы дать ход другой мысли. Сознание героини рождало сразу несколько личностей, каждая из которых занимала свою собственную точку зрения и пыталась доказать, что именно её слова являются истиной. Не зависимо от наличия повода, между ними завязывались откровенные споры, которые в результате, как правило, ничем не заканчивались, ибо никто никогда не желал идти на компромисс. Вот почему Рифа молчала, когда речь заходила о пути. Поняв, что возбудил в девушке какие-то сложные мысли, мальчик решил сменить тему.
- Ты говорила, что принадлежишь не к человеческой расе… К кому же тогда? – спросил он.
- Я – ангел, - ответила она не без привязавшейся к лицу улыбки, добавив после короткого молчания, - Только крыльев нет.
- Что-то не очень похоже, - рассмеялся Майк, вероятно, принявший её слова за шутку.
- Я не вижу здесь ничего забавного. Глупцы… Вы рисуете в своём воображении чей-то образ, а потом смеётесь, встретившись с ним нос к носу в реальности, что он не походит на плод ваших богатых фантазий. Вы изобрели машины, компьютеры, телефоны; вы сменили серые пещеры на уютные трёхкомнатные квартиры; вы больше не охотитесь на огромных мохнатых хищников, чтобы получить пищу, а достаёте её в ближайших продуктовых магазинах – но как вы смеете называть себя современным человеком, когда верите в существование никем не виданных чудовищ и в то, что пришельцы должны выглядеть не иначе, как зелёные человечки? Кто сказал вам, что у ангелов должно сиять золотое колечко над головой? Кто сказал, что у дьявола есть рога и хвост? Вы были младенцами – ими же и остались, спустя две тысячи лет. Впрочем, не принимай близко к сердцу… Я просто хотела сказать, что порой вещи выглядят совсем не так, как представляет их себе человек, - смягчилась Рифа, подумав, что не стоило говорить этого вслух.
Беседа могла бы развиться и дальше, если бы не приклеенное к столбу объявление, которое так приковало внимание девушки. Она увидела себя на снимке. Слева от фотографии жирным шрифтом было написано её имя и заманчивая цифра с несколькими нулями. Героиня разыскивалась за совершение пяти умышленных убийств. Но, пожалуй, самое изумительное из того, что ей довелось прочесть – это текст под фотографией мальчика, который утверждал, что Майк является её заложником! Рифа оцепенела. Теперь её миссия осложнилась ещё более. На беду наших путешественников, навстречу им шёл милиционер. Похоже, начиная с сегодняшнего дня, в городе увеличили патруль, и представители правоохранительных органов стали прочёсывать местность в два раза чаще. Забавно, но чем больше платили за поимку преступника, тем лучше была память на лица у милиции. Разумеется, человек в униформе опознал девушку и, выхватив оружие, приказал ей стоять на месте. Рифу это ничуть не испугало. Да, было бы намного проще, если бы она одним движением руки рассекла его тело на две идеально ровные половинки, но что-то мешало ей сделать это на глазах у ребёнка. Девушка выбила кончиком ноги оружие из рук типа в погонах и, крепко схватив Майка за руку, понеслась прочь. Началась погоня. Хочется подчеркнуть, что противник оказался натренированным на славу, и уйти от него было не так просто, как могло показаться на первый взгляд. Большая часть гонки приходилась на узенькие улочки с проволочными заборами. Увлечённый этим делом, милиционер начал целиться и стрелять в преступницу прямо на ходу. Причём ему в голову совершенно не приходила мысль, что он вполне может задеть беззащитного мальчика… А, может быть, и приходила, но желание заполучить головокружительное вознаграждение, видимо, оказалось сильнее. Майк чисто физически не мог бежать в одну ногу с героиней, и поэтому волей-неволей ей приходилось замедлять бег. Они выживали лишь тем, что создавали препятствия на пути следопыта в виде опрокинутых мусорных баков и прочих премудростей, расположенных по краям тёмных улочек. Возможно, если бы они лучше знали местность, то им было бы куда проще скрыться из вида милиционера. Сейчас же беглецы не смели дать себе гарантии, что за следующим поворотом их ждало спасение, а вовсе не тупик. Ситуация начинала набирать обороты. Тип в погонах достал рацию и сделал попытку связаться со своими коллегами, как вдруг что-то заставило его передумать. Этим “что-то” опять же прослыло вознаграждение. Если бы к работе подключились другие сотрудники милиции, то ему пришлось бы делить деньги на соответствующее количество частей. Но сейчас, пока он ещё не наделал глупостей, у него ещё был шанс забрать себе полную сумму и не страдать ни от каких угрызений совести. Умение быстро соображать явилось в этой погоне чуть ли не самым востребованным качеством. За очередным поворотом располагался огороженный специальными барьерами сырой бетон. По всей видимости, здесь располагалась постройка какого-то нового здания. Никого из строителей не было на рабочем месте, ведь они тоже люди и им свойственно уставать. Покрытые специальным слоем, предупредительные знаки отлично светились во тьме, и было невозможно не заметить их… Именно поэтому Рифа с Майком быстро повалили вышеописанные барьеры на землю, что и спасло их от головокружительной погони. Несясь на всех парах, следопыт не заметил, как асфальт, ни с того, ни с сего, вдруг ушёл у него из-под ног и сделался на редкость мягким. Он понял, что что-то не так лишь когда его движение начало с каждой новой секундой всё более и более затрудняться. Наши герои выиграли время, а человек в погонах дико пожалел о том, что не использовал возможность позвать подкрепление. И в самом деле, алчность сыграла с ним злую шутку – он остался с носом. Дальнейшее преследование было безнадёжно, потому как милиционер не видел в какую сторону побежали наши друзья. Ни у кого из них не было времени оглянуться назад, поэтому, несмотря на то, что следопыт отстал, они ещё долго бежали, поднимая уличную пыль. Когда их силы иссякли, они решили перейти на умеренный шаг… Вернее, когда иссякли силы малыша, потому что девушка привыкла к многокилометровым кроссам ещё очень давно и могла странствовать в таком темпе от заката до рассвета. Только сейчас им представилась уникальная возможность по достоинству оценить красоты окружающего пейзажа, ведь во время бега человек обыкновенно не обращает на это внимания. Чудесно и только! Более чётко описать данную местность не представлялось совершенно никакой возможности. Высокие деревья, точно в танце, едва тревожились от порывов ветра. Трава, щекочущая пятки, напоминала шёлк и была мягче любого ковра. А слева разлилось озеро, которому не было ни конца, ни края. Хотелось стать ветром, чтобы объять всё это и навек утонуть в блаженстве. Столько счастья Рифа ещё ни разу не видела в глазах Майка. Наконец, он стал свободен от соблюдения чужих запретов, его больше не избивали в порывах пьяной ярости и не наказывали за вольномыслие! Мальчик мог делать всё, что ему вздумается, всё, о чём и мечтать не смел. И наконец-то рядом с ним появился близкий человек, которому без опасений можно было доверить всё самое сокровенное. Героиня присела у дуба, облокотившись на его могучий ствол. Перед ней открылся удивительный вид. Любой художник бы позавидовал такой картине. Где-то вдалеке вода соединялась с небом. “Бог действительно талантлив”, - пронеслось в голове у девушки. Дитё тем временем отлучилось за сбором цветов. Он даже боялся сделать лишний шаг, чтобы не наступить на что-нибудь и не уничтожить природной красы. На одно из растений села бабочка. Её крылья вместили в себя все цвета радуги. Она долго порхала над ним, выискивая самый яркий цветок и, видимо, выбрала этот. Затем красавица медленно стала порхать крыльями, исследуя бутон. Цветок ещё спал, и она хотела разбудить его таким образом. Бабочка словно дразнила малыша. Она беззвучно твердила, чтобы он словил её. Но мальчика интересовал цветок. Едва Майк подвинул пальцем, чтобы его сорвать, бабочка, будто бы с нетерпением ожидая этого момента, взлетела в воздух и исчезла в неизвестном направлении. Сорвав растение, мальчик со всех ног помчался к Рифе. Завидев издалека, героиня сперва подумала, что случилось что-то неладное, но потом, увидев на лице малыша неподдельную улыбку, поняла, что всё в порядке. Он споткнулся около самых её ног, но подарок из рук не выронил. Девушка приняла дар и принялась бережно осматривать. В это мгновение первые лучи восходящего солнца, вырвавшиеся из оков тьмы, упали на чудо природы и он, словно засветился в руках Рифы. Вслед за ними сквозь мрак пробрался ещё один луч, а за ним ещё… В ответ на солнечную ласку растение как-то слегка выпрямилось и повернулось к жёлтому гиганту, чтобы поздороваться с ним. Девушка тоже мысленно поприветствовала его. Очень скоро свет восторжествовал над тьмой, и небесное светило заняло своё обыденное место. И всё же довольно тяжело передать читателю ту полноту ощущений, которые испытала наша путница. Солнечные лучики напоминали некие огненные стрелы, испускаемые метким светилом. Они пронзали ту или иную точку насквозь, и она начинала светиться, испуская тепло и доброту. На озере появились живописные блики. Наступил долгожданный рассвет. Рифа посмотрела вниз. Мальчик, уморившийся нескончаемыми приключениями, уже сладко спал, положив голову ей на колени. Ему не было холодно. Трава была его постелью. Его крышей было небо, а солнце стало для него одеялом. Так вот, как оно выглядит – счастье! Глупые люди всю свою никчёмную жизнь рыщут в его поисках, так и не догадываясь, что оно уже давно поселилось среди нас. Разве разумно ожидать счастья от того, что сделано человеком? Богатство, власть над другими людьми – всё это лишь способы обмануть себя, подумав, что ты счастлив. Мы вкладываем душу, когда делаем что-то для близкого человека, но мы не в силах разделить счастье пополам, не разбив. Его можно только передать в иные руки, но никак не размножить. Но кто захочет жертвовать своим благополучием ради кого-то другого? Забавно, этого места действительно ещё не успела коснуться осень. Здесь по-прежнему правило лето, устанавливая свои порядки. Ни одного жёлтого листика на деревьях! Тут Рифа зачем-то посмотрела на свои ладони и в ужасе вскочила на ноги. Что она делает, ведь на ней лежит большая ответственность по спасению планеты от человеческого рода? Не время для расслаблений! Компас указывал прямо на юг. Девушка всё-таки решила оставить мальчика на попечение местным жителям, но на этот раз с условием, что непременно вернётся, как только закончит дело. Это куда больше устраивало Майка. Он не хотел даже думать о том, что она способна его обмануть. Героиня играла на его доверии. Покидать вышеописанную утопию дико не хотелось, однако, компас требовал решительных действий. Девушка знала, что уже не вернётся сюда… И осознание этого её убивало.
Через несколько десятков минут они стояли перед кирпичным домом. Он был не очень большим снаружи, да и вряд ли бы показался обширным внутри. Всё такое же крыльцо с тремя ступеньками. Склонен полагать, что в этом городе все любят строить в подобном ключе. Рифа издали оглядела соседние дома. Действительно, почти у всех одинаковое крыльцо, за исключением одного наполовину разрушившегося домика, который не имел его вообще. Кнопка звонка покрывалась огромным слоем пыли. Чтобы это могло значить? По всей видимости, гостей этот дом не встречал уже не первый год. Данная деталь не могла не насторожить героиню. Тем не менее, она позвонила в дверь. Звонок оказался настолько громким, что не услышать его было просто невозможно. Послышался посторонний звук, как будто кто-то спрыгнул с кровати, затем едва слышимое шарканье по полу чьих-то ног. Но, несмотря на то, что за дверью, очевидно, происходила какая-то жизнь, нашим героям никто не открывал. Девушка стала понемногу выходить из себя. Она давно уже могла оставить кнопку в покое и пойти к другому дому, однако, не делала этого из принципа. Рифа никогда не оставляла дела, если знала, что ей по силам довести начатое до конца. Героиня знала, что дом не пустует, и поэтому решила не уходить до тех пор, пока ей не откроют. Что делалось по ту сторону двери? Жилец, подобравшись к нужному месту, заглянул в глазок, чтобы посмотреть на лица нежданных гостей. Он долго изучал их и понял, что ему не знакомо ни одной их черты. Загадочный некто отвернулся и собрался было уйти снова к кровати, как вдруг в дверь раздался резкий стук. Он повторялся снова и снова. Это Рифа догадалась, что дальнейшее нажатие кнопки звонка не приведёт ни к каким результатам. Такой расклад испугал жильца, и он, дабы дверь не была снесена с петель, решил всё-таки впустить наших странников. Засов потянулся ржавчиной от длительного бездействия. Итак, перед ребёнком и девушкой предстал дряхлый старик, семидесяти лет на вид. Он был чудовищно слаб. Волос на его голове практически не было, а те, что были, покрылись белоснежной сединой. Глаза впали, всё лицо обвисло и потеряло свою первоначальную форму. Казалось, что он не вставал с кровати уже много дней, что лежал и ждал там прихода смерти. Вены и жилы на руках и ногах были видны настолько отчётливо, будто в его теле вообще не было мяса. Брови были толстыми и вечно хмурыми. С ними он казался мудрецом. Ростом этот человек был выше Майка, но меньше Рифы. Собственно говоря, в нём не было ничего необыкновенного, но девушка при встрече со стариком почему-то удивлённо похлопала глазами. Она ожидала увидеть кого-нибудь другого… С минуту дед с непонимающим взглядом смотрел на гостей.
- Если вы с предложением купить у вас печенье, то я ничего у вас не возьму, - наконец, изрёк старец.
- Нет, мы к вам немного с другим предложением. Думаю, не стоит говорить об этом на пороге. Вы не возражаете, если я пройду? – спросила с живостью героиня.
Старец, слегка перепугавшись, всё же отрицательно покачал головой. Жестом руки он позвал рифу и Майка за собой в комнату. Здесь было тесно и не совсем уютно. Обои в комнате были наполовину содраны. Некоторые вещи были запечатаны в бумагу из-под газет. Потолок был окрашен в тёмный цвет, а посему казался низким. Вместо люстры сверху висела одна жалкая лампочка, да и та, казалось, вот-вот перегорит. Пол отвратительно скрипел под ногами. Создавалось даже опасение, как бы не провалиться вниз. Этот дом не любил громких шумов. Стоило кому-либо закричать во всё горло, как он тут же рухнул бы, подобно карточному макету. Рифа не любила льстить и говорить за глаза, а посему, дабы не обижать старика, решила не комментировать своих впечатлений и просто промолчать. Майк, видимо, последовал её примеру. Откровенно наглея, девушка без разрешения села на диван, стоящий прямо посередине помещения и ещё раз пробежалась глазами по стенам. Старец был немногословен. Отрезав сам себя от внешнего мира, этот несчастный человек, возможно, совсем бы уже позабыл человеческий язык, если бы не разговаривал с предметами в минуты пожирающего душу одиночества. Деградация чувствовалась во всём. Любое движение хозяина дома выглядело дико и смешило наших героев.
- Что у вас за предложение? – не вытерпев, задал вопрос пожилой тип.
- Безумно требуется ваша помощь. Я вижу по вашим глазам, что вы добрый и отзывчивый человек, который не посмеет оставить собратьев на растерзание беде. Мне нужно добраться до одного места, чтобы сделать кое-какое дело, но я не могу сделать этого в компании ребёнка. Хотелось бы, чтобы он провёл время у вас, пока я буду занята… Не переживайте, это займёт от силы пару дней, - говорила девушка, активно жестикулируя.
- Вы что, смеётесь надо мной? Посмотрите на меня – мне семьдесят с лишним лет, я уже не способен позаботиться даже о себе, куда уж говорить о детях! Помимо всего прочего, какая выгода меня ждёт? Вы же знаете, в нашем мире ничего не делается просто так, - возразил дед.
- Майк не требователен. Вам не придётся много заботиться о нём. Тем более, как я уже говорила, это всего лишь на два дня… А о вознаграждении не беспокойтесь, - уверяла Рифа.
Все возражения старца девушка перекусывала, как орехи, поэтому вскоре ему пришлось согласиться на сделку. Разумеется, ни о каком вознаграждении она и не думала – в её целях было сказать, что угодно, лишь бы прийти к согласию обеих сторон. Майку тяжело было расставаться с единственно близким ему человеком, хотя он и знал, что это не навсегда. На сердце становилось неспокойно каждый раз, когда героиня отдалялась от малыша. Добившись взаимопонимания, девушка наскоро попрощалась и выбежала на улицу, следуя указаниям компаса. В дороге её не раз посещало чувство одиночества, которое ранее было ей просто не знакомо. Иногда она оборачивалась назад, чтобы убедиться, что с её спутником всё в порядке, однако, не находила дитя рядом. Да, человек может привыкнуть абсолютно ко всему, но гораздо сложнее отвыкнуть от того, к чему привык. Не забыв о недавней встрече с представителем правоохранительных органов, героиня путешествовала осторожно, стараясь не попадаться людям в погонах на глаза. Нарочно затеряться в толпе, имея такой вызывающий цвет волос было довольно проблемно. Сотни умопомрачительных пейзажей являлись глазам Рифы. Она не могла не остановиться и не полюбоваться ими хотя бы пару секунд, ведь второго шанса может больше не представиться. Вот, словно соревнуясь с нашей героиней, мимо неё пронеслась бабочка… Кажется, это было то самое насекомое, которое спугнул Майк, когда они делали привал. “Боже, это было ещё совсем недавно и уже стало пустым воспоминанием”, - с ужасом подумала про себя девица с красными волосами. В её понимании воспоминанием являлось то, что было, но уже нельзя вернуть. Правда горька, а посему не каждый может её принять. Люди стараются её не замечать, чтобы легче жить. Но, так или иначе, правда откроется в конце жизненного пути, и чем меньше мы будем ожидать её, тем больнее она может нас ранить… Или даже убить. Рифа знала правду с самого начала, потому как жизненный путь её начался и закончился в один день. Она хотела однажды сказать Майку об этом, но никак не решилась, опасаясь за реакцию ребёнка. Что ж, о некоторых вещах человеку опасно знать. Пусть это будет одной из них… Мы никогда не было в безопасности… Мы только думали, что находимся в безопасности…
Героиня проходила по улице и заметила на скамейке около многоэтажного дома сидящую девушку-подростка. Она закрыла лицо синими от сменившегося с южного на северный ветра руками и горько плакала. Слёзы были горячими, но не проходило и минуты, как они, побывав на морозе, превращались в жгучие льдинки и ещё больше обмораживали бедняжку. В суть причины, вызвавшей её плач, Рифа так и не вникла. Скорее всего, здесь было что-то серьёзное, иначе бы зачем так убиваться? Колени девушки были плотно прижаты друг к другу, но ступни располагались врозь. Локти рук были положены на колени, спина согнута. Она вся находилась в напряжении. Её мучила какая-то мысль и, по всей видимости, не самая приятная. Что ж, ни скорби, ни тем более удивления это зрелище не вызвало на лице Рифы, и она уже было пошла странствовать дальше, как вдруг действие начало интенсивно развиваться. К плачущей девице подбежал молодей человек, чуть выше её ростом, и принялся утешать. Он говорил какие-то красивые слова, пытался отнять её ладони от лица, но она тяжело отходила. Между ними завязывался диалог. Сначала он был сухим и коротким, но впоследствии с каждой секундой стал всё более наполняться эмоциями и чувствами. Наконец, она посмотрела своими заплаканными глазами в его глаза и увидела там себя. Подростки улыбнулись друг другу, потом поднялись на ноги и, взявшись за руки, пошли куда-то вдаль. Рифа не слышала, что он ей сказал, поскольку находилась слишком далеко от места событий. Она как-то задумчиво посмотрела им вслед, а затем машинально подошла к той самой скамеечке. “Быть может, современный мир не настолько жесток? Может, в этом пересохшем океане безудержных потех над более слабыми людьми ещё осталась капелька влаги? Я чувствую зарождение нового поколения… У него есть шанс вернуть всё на свои места и спасти человечество! Хотя нет… Это единичный случай”, - вертелось у неё в голове. Тем не менее, ей было приятно осознавать, что чёрствость и бессердечие отуманили ещё не всех. Мир не мёртв – он только на грани гибели. Но его уже поздно спасать. Очнувшись от временного гипноза, героиня с новой силой пустилась навстречу приключениям. Через пару часов что-то вновь заставило её остановиться. К тому времени девушка находилась уже практически перед оградой. Надо признать, забор был сделан на славу! Свыше двух метров в высоту, оснащённый колючей проволокой и с пропущенным по всей своей поверхности высоковольтным напряжением, он рисовал страшную картину в глазах нашей героини. Такая неожиданность заставила девушку на пару секунд растеряться. Итак, что же её остановило? Рифу постепенно начала доставать какая-то колющая боль в спине, и чем дольше она старалась не обращать на неё внимания, тем больше она о себе напоминала. Героиня ощупала левой рукой больное место и обнаружила там маленький бугорок. Ради интереса, она надавила на него и тут же затряслась всем телом от неприязни. Причина была найдена. Девушка отцепила от себя то, что мы раньше смели называть “бугорком” и, сжав большим и указательным пальцами, стала вертеть перед собой. Инородное тело обладало круглой формой, и было усеяно всяческими линиями и точками, отчего походило на микросхему. С одного конца он имел расслаивающиеся иголочки, которые, видимо, и послужили Рифе причиной неудобств. Но рассмотреть таинственное устройство более детально она не смогла – ей помешала, ворвавшаяся из ниоткуда, милицейская легковая машина. К слову, близ вышеописанного ограждения людей почти не ходило. Здесь просто-напросто нечего было делать обыкновенному человеку. Переключив всё внимание на непрошенных гостей, Рифа убрала вещицу в карман и тут же забыла про неё. Она сама встала напротив неё. Мотор готов был вот-вот зареветь. Вот из окна водителя вылезла чья-то незнакомая голова с громкоговорителем. Девушка едва заметно улыбнулась. У неё была возможность подойти и без лишних слов срубить врагу голову, на чём бы и закончилась неприятная встреча, но путнице захотелось поиграть в жертву. Ветер смолк, наблюдая за происходящим.
- Вы не имеете права пересекать данный участок. Немедленно покиньте территорию или в противном случае нами будут приняты соответствующие меры!
- Меня не страшат ваши тупые угрозы, - огрызнулась девушка, а потом, наверное, чтобы как-то задеть неприятелей за живое, добавила, - Мальчики, лучше вам сойти с моей дороги и вернуться обратно к песочнице. Если мне что-то нужно – я добьюсь этого любой ценой.
- Что ж, вы всегда имеете право выбора. Но спешу поставить вас в известность, что у нас есть разрешение на применение в ход огнестрельного оружия в случае, если вы не послушаетесь нашего совета. У вас тридцать секунд на повторное переосмысление наших слов, - донёсся голос из громкоговорителя.
- Послушайте, я не изменю своё мнение ни через тридцать секунд, ни через тридцать лет. Хотите испытать судьбу? Пытайте. Только ничего хорошего она вам не сулит, - с расстановкой произнесла Рифа, сделав особый акцент на первом предложении.
Это разозлило милиционеров. Не сказав больше ни единого слова, они со всей скоростью бросились на девушку. Она ждала этого до банальности логичного шага и с лёгкостью отскочила. Похоже, в машине было двое врагов, так как вскоре из второго окна высунулась голова с пистолетом. Глядя на оружие, Рифе стало жалко современную милицию. Термин “материальная обеспеченность”, кажется, был им чужд. Машина повернулась и понеслась в обратную сторону. Одновременно с этим навстречу героине, рассекая воздух, полетели две свинцовые пули. Когда автомобиль приблизился, девушка достала из-за спины свой любимый меч и, молниеносно подпрыгнув, ударила по капоту. Перед слегка помялся, а водитель на секунду зажмурил глаза от неожиданности. Из кабины донеслись какие-то неприятные крики. В небе пролетел самолёт, нарушив сформировавшуюся атмосферу боя. Он отвлёк нашу героиню на радость её врагам. Потеряв момент, она упустила их из виду. Вокруг стояло несколько небольших, полуразрушенных домов и за одним из них спрятался милицейский автомобиль. Рифа, не выходя из боевой позы, старалась определить их местоположение на слух, но всё было тщетно. Кажется, водитель заглушил мотор машины. Довольно неприятное ощущение – не видеть противника, но знать, что он находится где-то поблизости. Ощущать на себе посторонний взгляд, но не иметь возможности встретиться с ним – что же может быть тревожнее? Героиня старалась как можно чаще оглядываться по сторонам, чтобы не пропустить момент появления автомобиля, чтобы её не застали врасплох. Затишье длилось достаточно долго. Рифа даже успела подумать, что враг покинул сражение и уехал туда, откуда приехал, но стоило только возникнуть этой мысли, как она была опровергнута появлением наполовину разбитого транспорта из-за угла. Длинная кульминация, наконец, уступила место развязке, которая прошла в одну секунду. Рифа сделала шаг навстречу врагу, глядя ему прямо в глаза, и отступилась. Злосчастный камешек, не к месту лежавший на дороге, стоил героине жизни. Она упала спиной на землю. Ещё пару мгновений и по этому месту уже проезжал автомобиль. Машина слегка подпрыгнула, а вместе с ней подпрыгнул и водитель на своём сидении. Оправившись от тряски, неприятели сбросили скорость. Один из них обернулся назад, чтобы убедиться в том, что опасность им больше не угрожает, но к собственному изумлению ничего там не обнаружил. Путь был кристально чист. Ничего не понимая, он рассказал об этой странности напарнику, в результате чего тот тоже обернул голову… И это оказалось последним сделанным им в жизни движением. В следующий момент крыша транспорта была жестоко продырявлена мечом, а вместе с ней и сам водитель. Хитроумная девица успела забраться наверх машины, когда та подъехала на подходящее расстояние и всё это время находилась там. Тряска произошла именно от её приземления на крышу, а не от чего-либо другого. Шансов выжить у раненого противника быть не могло. Предвидев дальнейший ход событий, Рифа в спешке спрыгнула с машины к траве, где приземляться было не так больно. Предчувствие не обмануло её. Так как сидящий за рулём тип уже был не в состоянии вести машину, она не совершала никаких поворотов и вскоре врезалась в электрический заборчик. Разумеется, ограждение не выдержало и порвалось. Автомобиль тоже не мало пострадал от вышеописанного столкновения. Он проехал ещё порядка двести метров и заглох… На этот раз уже окончательно. Вход был успешно проделан и Рифа, не раздумывая, ступила на запрещённую территорию. Спустя пять минут, героиня почувствовала себя в ином мире. В самом деле, здешняя местность разительно отличалась от той, с которой ей пришлось иметь дело ещё до того, как она достигла барьера. Это были словно две противоположные стороны земного шара. Люди старались держать данное место подальше от всего живого. Здесь не росло деревьев и цветов, не вили гнёзд на их ветках птицы и даже солнце, казалось, светило по-другому. Не криков радости, ни отчаянного воя тут было не слыхать, поскольку люди давно забросили это место. В подтверждение моих слов вы можете взять любую карту и изучить в ней каждый миллиметр, но места, где в данный момент находилась наша героиня, та мне будет. Если бы не заветный компас, ей бы пришлось потратить на его поиски не одну тысячу лет. На постоянное проживание там была обречена лишь небольшая кучка людей, которые работают и охраняют глобальную станцию, и, я думаю, они бы отдали всё, чтобы не видеть такой жизни. На каждом из них лежит великая ответственность, ведь они могут поставить под угрозу существование целого человечества. Даже тучи, казалось, старались не совать своего носа на данную территорию, чтобы окропить сухую землю дождиком. Рифа посмотрела по сторонам. С обеих сторон на долгие километры простиралась пустыня. Глядя на эту пустоту, ей вдруг представилось, будто бы она осталась одна на всём белом свете… Но на этот раз девушке вдруг стало грустно от подобной мысли. Если раньше одиночество сравнивалось ею с блаженством и абсолютной независимостью, то теперь оно ассоциировалось у неё с чем-то тёмным и горьким. Ей вдруг стало очень важно, чтобы её поддерживала родственная душа, словно она питалась некой неведомой энергией. Ландшафт был идеально ровен. Ни единой кочки, ни даже пятисантиметровой ямки – ни одного изъяна. “Быть может, здесь уже случались взрывы?”, - вдруг подумалось Рифе, но эта мысль тут же была опровергнута другою. Девушка вспомнила, какие глобальные обороты должно было обрести дело в случае взрыва, и пришла к выводу, что если бы он уже происходил, то человеческой расы уже не было бы в живых. По пути героиню неоднократно посещало желание бросить всё и повернуть обратно, так как она считала себя недостаточно подготовленной морально и физически для штурма неприступного здания. Идти против толпы, имея в руках один только меч – ну глупо ли? Однако каждый раз её возвращала к жизни мысль, что миссия уже начата и она явно не из тех, кто возвращается с пустыми руками. Страха смерти не было – был страх не оправдать надежду хозяина миров. Он отвлекал девушку, заставлял на некоторое время теряться, что совершенно не подходило её образу. Думаю, здесь стоит сказать, что Рифа всегда старалась избегать проявления на своём лице каких-либо чувств. Она хотела, чтобы её принимали за бесчувственное создание, ведь чувства, по её мнению, были ничем иным, как человеческой слабостью. Зная слабую точку того или другого человека, враг всегда может нанести по неё сокрушительный удар… А врагом может оказаться любой, даже самый близкий тебе человек. Доверие – тоже чувство… Читатель, тысячу раз подумай, прежде, чем открывать кому-либо свою душу.
Девушка засунула руки в карманы, чтобы сохранить хотя бы какое-то тепло и нащупала там знакомое устройство. Вспомнив о нём, она живо достала его и поместила перед на ладони перед собой. Теперь у неё было время изучить таинственную вещицу до конца. При более детальном рассмотрении Рифа заметила на поверхности устройства выгравированную надпись, но шрифт был слишком мелким, и без лупы ей не удалось, как следует разобрать, что именно там написано. Вдруг вещица мигнула красным светом. Такая неожиданность заставила героиню рефлекторно отдёрнуть свою голову. Затем она ещё более пристально пригляделась к ней. Мигание повторилось. Кажется, оно соблюдало какую-то периодичность. Девушка ещё немного повертела устройство в руках, а затем хладнокровно отбросила его как можно дальше. Рифу осенило. Только что в её кармане лежал шпионский жучок! Но кто мог сделать это? И главное когда? Героиня вспомнила недавний эпизод, когда они с Майком бежали от упрямого типа в погонах. Перед тем, как он искупался в бетоне и окончательно отстал, она слышала позади себя много свистов пуль. Девушка вспомнила, как во время одного из них почувствовала колющую боль в спине, но выстояла на ногах. Героиня изменилась в лице. Похоже, нежданный гость уже давно стал ожидаемым. Вор попал в собственную ловушку. Однако, здесь были и положительные стороны, ведь она могла узнать об этом намного позже и тогда у неё бы точно не осталось шансов на благополучный исход дела. Несмотря на то, что было ещё не поздно возвратиться назад и, тем самым, обмануть ожидания противников, Рифа твёрдо приняла решение идти вперёд. Не нужно было забывать, что главная задача героини состояла не в том, чтобы перебить весь народ, а в том, чтобы пробраться сквозь его гущу и уничтожить сердце электростанции. Чтобы сделать это, требовалось либо досконально знать каждый уголок в здании, либо просто иметь хорошую интуицию. Первый вариант, разумеется, сразу же отпадал. Рифа достала меч и стала махать им в пустоту, отрабатывая технику удара, при этом продолжая идти. Действительно, подобная миссия требовала хорошей тренировки.
Билла Ревора потревожил неожиданный стук в дверь. Наверное, сегодняшний день и без того уже был полон визитами, потому что от этого стука начальник был уже готов выйти из себя. Отбросив приличие в сторону, он грубо выругался, но всё же велел войти гостю. Сию же секунду на пороге появился знакомый нам человек в грязных ботинках и не менее грязных штанах. Он выглядел крайне измученным и едва мог говорить. Появление сотрудника милиции в таком виде показалось Ревору оскорбительным, и он уже начал было предъявлять претензии, как услышал среди его речи давно заученное наизусть имя и присмирел, внимая каждому произнесённому слову.
- Извините, мистер Ревор, я не смог поймать преступницу. Она была замечена в северо-западном направлении отсюда. С ней был заложник, которого мне так же не удалось освободить из кровожадных рук. Я, к счастью, успел всадить ей в спину следящее устройство, поэтому мы можем вычислить её настоящее местонахождение. Это должно облегчить её поиск…, - говорил он.
- Тогда скорей за дело! Сосредоточьте все силы вокруг неё! – выслушав доклад, заключил Билл.
Тип в погонах провёл его в компьютерный зал. Он представлял собой огромное помещение, общей площадью в несколько десятков квадратных метров, в котором располагались поисковые компьютеры. За каждым из них сидел свой человек, который отвечал за тот или иной участок земли. Оказывается, жучки сидели на каждом десятом человеке города, а те даже и не подозревали об этом. Каждое их действие заносилось в специальную базу данных, о каждом сделанном ими движении немедленно сообщалось в центр. Трудно представить, что будет с человеком, если он вдруг узнает, что всю жизнь является подопытным кроликом и, что вся его личная жизнь давно стала публичной. Спасает только то, что нами пока ещё не научились управлять, как в электронной игре, и мысли, если, конечно, они не будут переданы другому человеку или написаны на бумаге, всегда останутся известны только нам самим. Итак, все компьютеры были присоединены к главному серверу, который собирал с них информацию по ниточке и связывал в полноценную верёвку. Зал, признаться, являлся чем-то вроде секретного помещения, потому что на пути сюда вставало много кодовых дверей. Нет сомнений в том, что они были известны Ревору. Человек подошёл к одному из компьютеров и попросил сидящего за столом типа вывести информацию о триста семнадцатом номере. С удивительной скоростью работник внёс посредством клавиатуры в экран монитора какой-то текст, и сиюминутно открылась карта местности. Мигающей красной точкой была Рифа. То, что они увидели, повергло всех их в шок. Точка находилась в необитаемом месте.
- Что это за балаган? Как она могла оказаться там, ведь это место стёрто со всех карт планеты? Я отказываюсь верить вам! – с вылезающими из орбит глазами твердил Ревор.
- Как бы там ни было, сэр, но наши приборы не могут лгать. Они проверяются на исправность каждое утро, и за последние десять лет у нас не наблюдалось ни одной проблемы на этот счёт, - возразил сидящий за компьютером молодой человек в очках.
- Хорошо, предположим, она каким-то образом узнала о существовании этого места, но как ей тогда удалось миновать электрический барьер? Разве только на каком-нибудь самолёте… Впрочем, это тоже невозможно, ведь её повсюду разыскивают! Боже, ничего не понимаю, - стал по порядку рассуждать лейтенант, не зная, куда деть свои руки.
- Боюсь, если она знает о существовании упомянутой зоны, то в её планы входит большее, чем просто прогуляться. Туда просто так никто не суётся, - произнёс человек, который привёл сюда Ревора.
После этих слов Биллу, скажем прямо, стало не по себе. Он, наконец, вник в задумки Рифы. Вне себя от ужаса, он скомандовал сообщить о визите нежданной гостьи всем, кто присутствовал на станции. “Сумасшедшая”, - подумал он, оценивая в уме, какое количество соперников её ожидает. Но каким бы большим перевес не был в сторону людей, Ревор продолжал, ведь от сумасшедших можно ожидать всего, что угодно. Что означает термин “сумасшедший”? Это оценка человека другими людьми, наравне с “добрый”, “эмоциональный” и “великий”. Последний из них, наверное, наиболее связан с сумасшествием. Разве Архимеда не сочли безумцем, когда он изобрёл теорию относительности? Разве Бруно не сожгли заживо на костре за то только, что он говорил о бесконечности вселенной? С годами безумие вырастает в несказанную мудрость. А всё потому, что, прожив жизнь в этом мире, невозможно остаться нормальным. Простые люди не хотят внесения коррективов в их мир, а, вернее сказать, просто боятся открыть что-то новое, ведь может случиться так, что придётся заново переписывать все учебники истории и молекулярной физики. Вскоре мигание прекратилось. Недоумевающий начальник потребовал объяснений от компьютерного гения и сиюминутно их получил. Вопрошаемый пояснил, что жучки перестают работать, спустя полчаса после того, как их отсоединяют от тела живого существа, и, что скорее всего, Рифа избавилась от него. На радость правоохранительных органов, они успели предупредить рабочий персонал станции о надвигающейся опасности, однако, помогать им в слежке за девушкой больше не могли. Билл удалился в свой кабинет с хмурым видом. Он сел за стол и начал перебирать бумаги, но работа не клеилась – в голову лезли посторонние мысли. Честно сказать, он и представить себе не мог, что дело обретёт такие размеры. Действительно, кто бы мог подумать, что от убийства пары человек героиня перейдёт к убийству миллиардов! Этот сорняк нужно было рвать на корню – теперь же он разросся и готов захватить целый огород. Нет, ему не сиделось. Он вставал, судорожным шагом ходил по комнате, садился и потом снова вставал. У Ревора даже появились намерения самому отправиться на место разборок, но его тут же удерживала мысль, что это могло стать последним принятым решением. Первый раз он вспотел, несмотря на работающий кондиционер. Его взгляд случайно упал на часы и запутался там, точно муха в паутине. Как же быстро бежала секундная стрелка! Каждое движение – секунда… Которую уже нельзя вернуть ни за какие деньги. А ещё столько всего нужно сделать! Он посмотрел на календарь и с огорчением обнаружил, что сегодня четверг, а не среда. Можно ли простить такой беспорядок во времени? Ревор виновато опустил голову, не зная, что ответить, будто этот вопрос задал ему какой-нибудь влиятельный человек. Впервые за долгие годы службы, он, наконец, отодвинул жалюзи и посмотрел в окно. Уличный пейзаж, как он считал, должен был отвлечь его. Но этого не случилось. По улице носились друг за другом два мальчишки. В руках их были игрушечные пистолеты. На весь двор раздавались разные угрожающие крики и коронные фразы, взятые из популярных боевиков. Вот какими стали забавы у современных детей… На рассвете жизни они уже учатся искусству убивать. Игры становятся всё более серьёзными и опасными, и очень скоро трансформируются в суровую реальность. Вот один из ребят сымитировал ртом свист пули и другой мгновенно припал к земле. Он перестал двигаться, наверное, имитируя смерть. Охотник гордым победоносным шагом подошёл к жертве с мыслью всадить ещё одну порцию свинца, но уже с более близкого расстояния, чтобы прикончить наверняка. Убитый лежал к нему спиной. Он бегло осмотрел тело и не нашёл никаких признаков жизни. Мальчик легонько ткнул лежащего в плечо и тут же оружие оказалось в руках жертвы. Хитрец только этого и ждал. Теперь они поменялись ролями, и нападающий стал отступающим. Естественно, первый мальчик оказался недоволен подобным раскладом событий и завязался спор на тему: “кто должен умереть”. Билл, проследив всю эту картину, недовольно покачал головой и быстро закрыл окно. От этого кошмара не спастись. Он везде: в телевидении, в Интернете, в уличной жизни и даже в ваших снах! Наше сознание одурманивают ложными истинами. Убийство человека уже стало нормой… Что уж там говорить о животных. Мы дошли до того, что начали истреблять сами себя и даже ангелы нам не помогут…
Рифа знала, что на это место вскоре могут прийти вражеские войска, а посему нужно было срочно менять свои координаты. Но куда прятаться, если вокруг ни единого деревца? Все стороны света были одинаковы, как близнецы, поэтому сбиться с курса здесь не составляло особого труда. Но девушку спасал компас, который пульсировал уже, кстати говоря, достаточно сильно. Судя по нему, глобальная электростанция находилась не более, чем в километре отсюда. “Скоро эта миссия будет завершена”, - подумала героиня и почему-то вздохнула. На фоне показались размытые фигуры нескольких солдат. Все их руки были напичканы неизвестными нам видами оружия. Кажется, это тоже были секретные разработки. Каждый из них смотрел в разную сторону, прекрасно зная, что мерзавка может напасть откуда угодно. К тому времени они ещё не разглядели присутствие Рифы, и это было им на руку. Впрочем, она не много выиграла. Девушка рванулась к врагу, совершая по пути головокружительные акробатические трюки, которые помогали ей с лёгкостью уходить от встречных пуль. Ни одна из сторон не могла точно сказать, что произойдёт в следующую секунду, поэтому схватка обещала быть захватывающейся и запоминающейся. Подобравшись к неприятелю на максимально близкое расстояние, она вдруг оттолкнулась ногами от земли, вспорхнула, подобно птице, совершив в воздухе тройное сальто. В полёте героиня успела, как следует, занести меч и ударить в грудь стоявшего в середине солдата. Уши заполнил неприятный звук, описать словами который не представлялось возможности. Она упала на землю, не рассчитав прыжка, но быстро вернулась в исходное положение, а затем оглянулась назад, чтобы посмотреть на результат своих действий. К несказанному удивлению, солдат продолжал стоять на месте, как ни в чём не бывало! Как оказалось позднее, дело было в новом бронежилете, изготовленном из какого-то неизвестного, но, очевидно, очень прочного металла. Это в разы усложняло задачу. Рифа терялась, но старалась не подавать виду. Ей всё не лезло в голову, какой же выносливостью обладает тот материал, если она только совсем недавно насаживала настоящий автомобиль на меч, точно на шампур? В любом случае, их головы не были защищены и на данный момент именно они являлись их слабой точкой. Все трое наставили пистолеты на девицу с красными волосами, но стрелять не собирались. Вовсе наоборот, стоявший посередине парень (автор подозревает, что он был главным в этой команде) вызвался отговорить девушку идти дальше и разойтись по-хорошему. Разговор получился коротким и бесполезным. Солдат приподнял брови, будто вдруг увидел в этой маньячке человека и с чувством проговорил:
- Послушай, зачем тебе туда идти, ведь ты уничтожишь не только нас, но и себя в том числе!
- Милый, я уже мертва, - лучезарно улыбаясь, произнесла героиня, но вскоре её улыбка приобрела другой оттенок.
Она посчитала ненужным оставаться здесь долее и побежала к станции. Никто не побежал вслед – все стояли в шоке после услышанной фразы. Непонятный страх выразился на их лице. Вы считаете, что человека можно убить только один раз? Вы думаете так, потому что вы люди… Они тоже подумали так, поэтому и заволновались. Следуя их теории, если всё сказанное героиней чистая правда, то её уже нельзя отправить в иной мир ни силами троих человек, ни силами миллионов. А если в природе нет средств для борьбы с ней, то она непременно выполнит свою миссию и человечество будет обречено. К сожалению нашей героини, представленная теория была неверна. Да, безусловно, в жизни есть моменты, которые происходят только один раз. Но смерть однозначно не входит в данную категорию. Умирать можно бесконечно долго, но больно будет только в первый раз. Девушка благополучно добралась до скрытой постройки. Вход туда охранялся в основном повсюду натыканными видеокамерами. Повсюду светили прожекторы. Дисциплина присутствовала тут просто отменная! Люди здесь всё делали синхронно, начиная от маршировки нога в ногу и заканчивая зеванием в один миг. По ним сразу было видно, что простых смертных сюда не берут. Пожалуй, следует сказать, что вход был выполнен в стиле подвесного моста, как бы странно это не звучало. Вокруг здания располагался ров, наверное, для ещё пущей безопасности. Простояв на месте, но, так и не придумав ничего путного, чтобы обмануть камеры, героиня пошла напролом. Почти сразу же она была замечена, и подвесной мост опустился вниз, чтобы выпустить своих бойцов. Рифа собрала в руки все свои силы и со всего маху ударила по цепям, держащим мост. В первый раз они покрылись многообещающими трещинами – во второй не выдержали и окончательно развалились. Враг попался в свой капкан. Войска встали, выпучив глаза, и не знали, что делать. Странно, но мысль переплыть ров, почему-то никому в голову не приходила. Хотя, не исключено, что она была просто не пригодна для плавания. Счастливым стечением обстоятельств ей удалось найти скрытый вход среди кустарника, после того, как она обошла всё здание. Отодвинув заслонку в виде травянистого куста земли, она увидела очень тесный и длинный тоннель. По всей видимости, он уже очень давно не использовался. Ступеньки обкатались и поросли мхом. Поручней не было и в помине. Ужасно пахло сыростью и чем-то ещё. Вскоре девушка пришла к выводу, что это вовсе не запасной выход, а отсек для выброса радиоактивных отходов. Однако нельзя забывать, что наша героиня была ангелом, вернувшимся с того света, и на неё все эти вещества не оказывали совершенно никакого влияния. Стенки тоннеля покрывались светло-зелёного цвета жидкостью, которая светилась во тьме, освещая Рифе путь, и почему-то никак не хотела скатываться вниз. Героиня взяла одну капельку на ладонь. Она не желала растекаться вопреки всем законам природы. Капля постоянно переходила из одного состояния в другое, становясь то прозрачной, то плотной. На этом девушка решила закончить знакомство со странным веществом и отправилась дальше. У неё прекрасно получилось ввести в заблуждение своего врага. Мысль о том, что наша героиня может проникнуть внутрь помещения через канализационный люк, сразу же отсекалась ими, поскольку без специальной одежды там было невозможно существовать. Оказывается у обычного человека при здешней атмосфере, ни с того, ни с сего начинало разъедать кожу. Кроме всего этого там было очень душно и жарко, что тоже заставляло долго не задерживаться. Да, честно говоря, и снаряжение не давало стопроцентной гарантии, что с вами ничего не случится. Вот Рифа добралась до того места, где тоннель пролегал посреди воды. Здесь он представлял из себя толстую стеклянную трубку и, благодаря этому, девушка могла спокойно наблюдать, что творится снаружи. Создавалось ощущение, что внизу разверзлась бездна, потому что солнечные лучи плохо доходили до сюда и не попадали на дно. Это самое дно также было усеяно множеством зеленоватых точек, отчего героине казалось, что на неё уставились сотни пар глаз мистических существ. Похоже, труба где-то протекала. Теперь ей стало ясно, почему солдаты не решались переплывать ров. Среди них не было отчаянных самоубийц. Вдруг из-под покрова темноты выплыла некая рыбка. Она стрелой впилась в стекло, у которого стояла Рифа, и последняя слегка подпрыгнула от неожиданности. У неё был шанс разглядеть это ужасное создание вблизи. Причём сотворила это чудо не природа. Внешне рыба напоминала тигровую акулу, за исключением более мелких размеров. Серый и чёрный цвета чередовались на её теле, будто рыбка надела полосатую майку. Зубов было так много, что они не умещались во рту, и даже если пасть была закрыта, они всё равно виднелись. Но самое отвратительное, что только могло представиться взору девушки – это были глаза. Такое могло присниться только в кошмарах. Её глаза… Их вообще не было. На их месте располагались лишь выжженные следы, будто бы кто-то всерьёз поиздевался паяльником. Несмотря на всё это, рыбка очень быстро нашла пищу, наверное, ориентируясь в первую очередь на шум. Судя по тому, как активно она пыталась разбить стекло, хищное создание не видело ничего съестного уже много дней. Что-то подсказывало Рифе, что эта тварь была здесь далеко не в одном экземпляре. Девушка рванулась дальше, пока стекло не дало трещину. В трубе всё отчётливее начало доноситься эхо. Героиня пугалась собственных шагов. Наконец, тоннель зашёл в тупик. На лице Рифы изобразилась высшая степень непонимания. “Неужели компас мог ошибиться?”, - подумала она и тут же нашла ответ на свой вопрос. Героиня подняла голову и увидела люк, ведущий наверх. Рядом прилагалась небольшая лестница, чтобы до него достать. Пришлось приложить немало усилий, чтобы сдвинуть ручку с места и сделать три полных оборота по часовой стрелке. Она подозревала, что над ней находится какой-нибудь рабочий отсек, и выпрыгнула с оружием в руках. Интуиция не подвела девушку. Повсюду простирались гусеничные дорожки, на которых катались колбы с различного цвета содержимым. Рабочие руки, облачённые в защитные перчатки, аккуратно брали их и смешивали с другими. Внимание в этой работе было незаменимой вещью. Столь неожиданное появление гостьи ввело их в полнейший ступор. Производство приостановилось. Рифа оглядела людей – кажется, они рассчитывали на то, что им удастся поймать её ещё при входе сюда, поэтому здешние рабочие бронежилетов не надевали. Это оказалось для них роковой ошибкой. Начался кровавый бой между вооружёнными и безоружными. Было пролито не одно озеро крови – многие семьи сегодня лишились своих отцов. Девушка была беспощадна, впрочем, как и всегда. Так как битва оказалась неравной, то завершилась она достаточно скоро. Однако Рифа была не уверена, что крики помощи работников станции так и не вышли за пределы сего помещения. Она открыла дверь и вышла в коридор. Здесь было чисто, светло, но всё равно как-то неспокойно. Указательный палец повёл героиню по истинному пути. Помещение страдало безлюдностью, но, несмотря на это, девушке всё настойчивее мерещилось, что за последующим углом её ожидает засада. В самом деле, такая откровенная пустынность в шумном месте настораживала. Как оказалось потом, станция не нуждалась в охранниках, с утра до ночи патрулирующих тот или иной участок земли – их полностью заменяли камеры слежения. Один неосторожный шаг и по всему коридору загорелись красные лампочки, а вместе с ними громогласная сирена. К счастью, Рифа уже обнаружила нужную дверь и зашла внутрь. Было не заперто. Странно, но кабинет оказался пустым. Он представлял собой небольшую комнатку, усеянную мониторами и кучей других устройств. Один из мониторов был разделён на двадцать маленьких экранов, внутри которых суетились люди в форме. Девушка сразу поняла, что это недобрый знак. Другие мониторы в основном были заполнены всё куда-то спешащими и ни на секунду не останавливающимися цифрами. Тут Рифа обратила взор на стол. Он кишел разной формы и размера кнопками, среди которых ясно выделялась только одна, поскольку она была закована в защитное стекло. Красноречивая надпись: “самоуничтожение”, выгравированная не кнопке, полностью раскрывала её функцию. Героиня потёрла руки в предвкушении победы, но стоило ей только занести меч, дабы ударить по ненавистному стеклу, как в сознание начали врезаться посторонние мысли. Ей вдруг снова вспомнилось, как они с Майком отдыхали на природе, и она даже как будто снова ощутила запах тех луговых цветов. Ей вспомнилось с каким ужасом в душе он рассказывал свою душещипательную историю и как он не мог нарадоваться обыкновенному приходу солнца, а вместе с ним и нового дня. Наконец, она снова вспомнила момент, когда наблюдала за плачущей на скамейке девочкой… Вечерние пейзажи, тёплое сжимание ладоней, кристальная роса на лепестках белых роз, свободный полёт птицы в воздухе – всё так живо носилось перед глазами бедняжки, что она не успевала ничего толком понять… Но на душе от этих явлений становилось спокойно и хорошо. “Что я делаю? В этом мире осталось ещё столько приятного, столько доброго! Как я буду смотреть себе в глаза, если уничтожу всё это блаженство? Мне будет стыдно носить звание ангела… Я не могу”, - подумала Рифа и опустила оружие. Но в то же время ей казалось невообразимым уйти, не выполнив долга, для которого она была сюда послана. Времени оставалось всё меньше. Счёт пошёл на секунды. Сопротивляясь сама себе, героиня несколько раз поднимала и опускала меч, но прийти к окончательному решению не могла. Наверное, её бы так и застали с поднятыми руками, если бы не внезапный голос, раздавшийся у самого уха.
- Рифа, ты меня слышишь? – спросил кто-то.
- Да, - не то с вопросительной, не то с восклицательной интонацией произнесла девушка.
- Отлично! Я очень надеюсь, что ты ещё не нажала на кнопку самоуничтожения… Послушай, я сделал тут кое-какие расчёты и пришёл к выводу, что наша миссия может быть выполнена и без твоего вмешательства. Люди, эти глупые создания, дойдут в скором времени до того, что уничтожат сами себя. Вопрос состоит лишь во времени… Так что ты можешь возвращаться назад и ни о чём не беспокоиться, - проговорил мудрец.
- То есть как? Нельзя ли сказать попроще, а то я в недостаточно подходящем положении, чтобы вести подобные разговоры, - с тревогой и торопливостью в голосе произнесла собеседница.
- В твоём времени есть человек, который известен под именем Майк Мит. Сейчас ему всего шесть лет и, разумеется, он никак не может повлиять на ход истории, но когда это дитя вырастет в крепкого и здорового мужчину, то подвергнет гибели всё человечество. Таково его предназначение. Всё, что имеет начало, должно иметь и конец, - умозаключил старец.
- Хорошо, я бегу, - сказала Рифа и, несмотря на то, что мудрец хотел ещё что-то сказать, отсоединилась.
Не обнаружив другого выхода, девушка ударила мечом по каким-то приборам, и всё вокруг заискрилось. В следующую секунду свет погас, не выдержав бешеных скачков напряжения. Дело в том, что ангелы сами по себе быстрее привыкают к темноте, нежели люди, и это время Рифа хотела использовать в свою пользу. Как и ожидалось, солдаты не предвидели внезапного отключения электричества, а посему не имели при себе фонариков или того, что могло бы их заменить. Ошарашенные, они встали и переглянулись. Да, они слышали посторонний бег, но стрелять, ориентируясь только лишь на звук, не решались, потому что боялись невзначай задеть своих. Сзади спин мелькала чья-то до боли знакомая нам тень и рубила головы всем, кто имел несчастье сделать хотя бы одно неосторожное движение. Однако неприятели оказались тоже не промах и очень скоро сменили оружие на инфракрасное. Теперь исход дела мог лихо перемениться в сторону людей… Но не изменился, поскольку наша героиня всё равно оказалась проворнее. Она скрылась в том же тоннеле, из которого пришла. Те солдаты, что находились в специальных костюмах, без лишних раздумий погнались за ней, не убирая указательного пальца с курка. Выстрелы происходили постоянно – разыгравшийся азарт брал своё. Иногда даже создавалось впечатление, что нахалы имеют бесконечный запас патрон. Девушка старалась не оглядываться назад и не терять бдительности, потому что каждая секунда могла стоить ей целой жизни. Ноги скользили, и порой становилось трудно удерживаться на плаву, не упав. Вот они подобрались к тому месту, где труба пролегала через ров. Рифа немного поёжилась от мысли, что может снова встретиться с представителями здешнего аквариума. Какой-то придурок очень некстати выстрелил и промахнулся, попав в днище тоннеля. Каким бы прочным не было стекло, оно не смогло выстоять после такого испытания и потянулось жирной трещиной. Второй солдат совершил более удачный выстрел, попав убегающей девице прямо в лодыжку правой ноги. Героиня моментально согнулась, закусив жгучую боль губой, но не упала. Она изо всех сил карабкалась к выходу. Трещина тем временем начала всё активнее и активнее расползаться, пока, наконец, не разъела стекло до конца. Начавшие паниковать, солдаты уже было пустились отступать, однако, оказалось уже слишком поздно. Один за другим они оказались затянутыми в радиоактивный ров.
Девушка ползла по пустоши, волоча за собою раненую ногу. Вот, обессилев, она села на землю, согнув ноги в коленки. Ей было больно душевно и физически… Больно, как никогда… Но в то же время на лице путницы не было и намёка не слезинку. Она приложила руку к лодыжке на несколько секунд, отчего та вся заляпалась кровью. Поблизости не было ни одного дерева, чтобы хоть что-то приложить к ране. Героиня уже начинала чувствовать, как силы покидают её несчастное тело. Вспомнив, что холод способствует замедлению кровотечения, Рифа приложила оружие плоскостью к больному месту и сейчас же стиснула зубы от неприязни. Плотские боли – это ничтожно. “Я сжалилась над их никчёмными жизнями и вот, как они отплатили мне! Ну, почему зло побеждает добро?”, - думала девушка, не меняя лица. Эти внутренние монологи. Эти внутренние монологи тоже были ничем, по сравнению с мыслями о Майке. Если старец говорил про него, то наша героиня будет вынуждена убить его, чтобы изменить будущее и не дать ему уничтожить всё живое на планете. Но как это возможно, если мальчик даже в мыслях за всю жизнь не пожелал никому ничего плохого? В любом случае, перед путешественницей с красными волосами стоял трудный выбор – даже ещё труднее, чем пару часов назад. Ребёнок искренне доверял Рифе и меньше всего ожидает от неё удара в спину. Все, кроме неё, кажутся ему чужими и враждебными. Девушка много раз пыталась отыскать в голове альтернативный способ спасения мира без расправы над маленьким другом, однако, все дороги, в конце концов, возвращали её к одному и тому же действию. Действительно, возможно ли сбить человека с неверного пути, если ты даже не знаешь, как именно он будет идти? Здесь бы очень помог дар предвидения, но у нашей героини он, к великому сожалению, отсутствовал. Что ж, иногда люди сами норовят что-нибудь от себя скрыть, ведь жизнь без загадок и тайн не интересна. Зачем совершать новые открытия, если человеческий мозг всё равно не в силах объять всех знаний? Над чем нам останется думать, если все тайны окажутся вдруг разгаданными? Но признаться, не знание будущего в данном случае не освобождало Рифу от ответственности. Девушка посмотрела под ноги – внизу уже набежала маленькая лужица крови. Сначала она хотела посмотреть, не застряла ли в лодыжке пуля и вытащить её в случае, если она там есть, но потом почему-то передумала. Героиня сделала попытку встать на ноги, однако, получилось встать только на одну. Ковылять нужно было достаточно долго, но выхода не было. Здесь никто не сжалится и не погладит её ласково по головке. Кто, если не она? Пока беспощадная леди не вышла за забор, отделяющий секретную зону от обыкновенного жилого городка, её запросто могли поймать. Причём шансы убежать в таком случае у Рифы становились равными нулю. Героиня просто задыхалась от столь бурного потока мыслей. Почему именно она, а не кто-то другой должен был стать ответственным за эту миссию? Как расценивать такую ситуацию – счастливым или несчастным случаем? Захотелось пить. Девушка лизнула ещё влажную ладонь и почувствовала солёный привкус крови. Нет, этим жажду утолить сложно. Придётся терпеть. Меч не переставал тяжелеть в руках, но Рифа всячески превозмогала усилия, крепко сжимая его в руках, будто в тисках. Метры странным образом начинали удлиняться, потихоньку превращаясь в километры. Вместе с расстоянием расширялось и всё остальное. Боже, как непостоянен мир! Сегодня минуты бегут, подобно муравьям, и ты не успеваешь поймать их в ладонь, потому что счастлив и не думаешь ни о чём другом, кроме своего счастья. Завтра ты вносишь каждую минуту в свой блокнотик, с нетерпением ожидая, когда же она пройдёт и передаст эстафету следующей. Тоже самое можно сказать о мерах длины, величины и всего в этом роде. Когда в жизни наступает чёрная полоса – старайся отвлечь себя на более светлые вещи, и она минует незаметно, уступив место белой. Помни, что нервные клетки не восстанавливаются. Так зачем же тратить их по пустякам? В человеческой жизни так много лишнего! Каждый из нас по-своему определяет для себя степень важности того или иного предмета. Если как следует разобраться в данном хаосе и отбросить самое ненужное, существование на этой планете станет намного проще. Спасать мир ради нескольких человек – героиня сама не отдавала себе отчёта в том, что делает. Впрочем, второе пришествие на базу теперь уже не удастся, ибо после первого поражения солдаты больше не позволят обвести себя вокруг пальца. Они узнали, с кем имеют дело, и отныне будут применять совершенно иную тактику. Как ни странно, рана никак не хотела затягиваться. Вскоре Рифа всерьёз забеспокоилась, что может остаться без единой капли живительного сока в венах. Преодолев ненавистный сетчатый забор, девушка плелась лишь с одной мыслью: добраться до дома, где она оставила Майка. У старика наверняка должны были найтись определённые лекарства, чтобы излечить её. Не знаю, сколько времени прошло, пока она вновь не очутилась на тех трухлявых ступеньках. Оно казалось бесконечным. Героиня надавила на звонок, так как стучать сил уже не осталось. В отличие от прошлого раза, ей на редкость быстро открыли… Однако это был не дед. Совершенно незнакомая персона предстала её взору. Не будем подробно его описывать. Первое и последнее, что бросилось полуживой девице в глаза – милицейская униформа. Всё ясно – перед ней стоял представитель правоохранительных органов и, судя по шуму на заднем плане, он был не один. В самом деле, после произнесённой вслух команды на порог, будто овчарки, сбежались остальные милиционеры. Девушка не сосчитала, сколько их было – ей оказалось не до этого. Сознание начинало подводить. Она не понимала, как они все здесь очутились, но ясно полагала, что это не к добру. Спустя ещё несколько секунд, ситуацию резко прояснил пожилой человек, вышедший на улицу, благодаря трости, которую, честно говоря, и тростью было назвать трудно. По правую и по левую стороны от него шли высокие накаченные охранники. Люди закона наперёд предвидели желание Рифы закопать старого мерзавца в землю и вовремя приняли необходимые меры предосторожности. Он даже как-то своеобразно затрясся всем телом, когда увидел знакомый силуэт.
- Простите, пожалуйста, мою грешную душу. Я не желал вам зла… Просто мне нужны были эти деньги и ничего больше. Вы сами видите, в каком состоянии находится мой дом. Тут не то, что человек жить не может, отсюда крысы бегут! Нет, смерть определённо нужно встречать в новом жилище, - с какою-то поддельной грустью и сожалением проговорил старец.
- Предатель! Сейчас ты встретишь свою смерть на пороге! – отрезвившись, зарычала Рифа и попыталась броситься к нему навстречу, чтобы разорвать на части в порывах неконтролируемой ярости, но путь был преграждён.
Героиня узрела истину. Старец имел очень хорошую память на лица и сразу же узнал в ней разыскиваемую преступницу, однако, виду не подал. Он, притворяясь ничего не знающим дурачком, пропустил её к себе в дом и допросил о том, кто она и что она, дабы убедиться наверняка, что он ни с кем её не перепутал. Сомнения напрочь отпали в одну секунду, когда вслед за неё вошёл маленький мальчик шести лет. Затем, когда Рифа стала уговаривать деда, чтобы тот поухаживал за ребёнком, он подумал, что если будет соглашаться сразу, это покажется как-то слишком ненатурально, и, тем самым он себя выдаст. Едва согласие между обеими сторонами было достигнуто, и девушка отправилась на задание, хитрый старик побежал звонить в милицию, дабы сообщить, что буквально только что видел преступницу у себя в доме. Он знал, что она не сможет оставить своего маленького друга и, рано или поздно, всё равно вернётся. Согласитесь, к этому было не трудно прийти, рассуждая логически. Вот ещё один пример тому, что делает с людьми алчность. Лишь стоило героине протянуть хищные руки в сторону предателя, как откуда ни возьмись появился Майк… В крепких, но не греющих объятьях здоровенного типа. Мальчишка оказался заложником. К его голове был приставлен пистолет. Это дитя волею судеб оказалось втянутым в мрачные взрослые игры. Со стороны так называемых знатоков закона он был лишь средством для того, чтобы помешать сбежать девушке, не более. Бедняжка знала, что милиция не имеет права убивать детей, но где-то в глубине души всё равно оставался неиссякаемый страх за его благополучие. Именно по этой причине она решила завязать спор с правоохранительными органами и отдаться на съедение. На Рифу надели наручники. Меч был вытащен из заветного чехла и осторожно передан в надёжные руки. Всё это сопровождалось короткими фразами, либо приказаниями милиционеров. Героиня, молча, будто под воздействием гипноза, выполняла это. Многие слова пролетали мимо ушей девушки, будто она вдруг вконец оглохла. Ей говорили стоять на месте, но она не могла удержать себя и шаталась ещё пуще. Лицо сделалось белым, как чистый лист бумаги. Тем не менее, перед тем, как её увезли, она успела переглянуться с Майком. Рифа вложила в этот взгляд всю свою уверенность. Ей нужно было, чтобы малыш не волновался и поверил, что, несмотря на все беды, выглянет солнце и всё будет хорошо. Ещё не было такого дня, чтобы солнце не встало. Героиню положили в кузов мини-грузовика. Обнаружив рану, неприятель сразу же принял меры по её лечению, потому как она им была нужна живой. Чего не сделаешь ради начальства? Самое ужасное, что компас не сможет привести её к Майку. Враги куда-то спешили. Это было видно по их чрезмерной неосторожности. Перед тем, как двери кузова закрылись, и автомобиль тронулся с места, Рифа услышала маленький диалог, а точнее, его отрывок.
- А с мальчишкой делать что? Тут оставить? – с недоумением спрашивал один из голосов.
- Разве тебя волнует его судьба? – вопросом на вопрос ответил второй голос.
Вышеописанная фраза не предвещала ничего хорошего. Что станет с ним без родительской ласки? Он зачахнет, уподобившись цветку, который долго не поливали. Не успели наши герои воссоединиться, как недобрые силы снова разбросали их по разным углам. Создавалось даже впечатление, что кому-то это было выгодно. Когда машина уехала, мальчик всё равно продолжал сидеть на едва дышащих ступеньках у крыльца и смотреть вдаль, машинально рисуя на песке рукой какие-то символы. Вот, очнувшись, он вдруг опустил голову и с изумлением для себя отметил, что вычерченная фигура напоминает букву “Р”. Иногда наше подсознание выдаёт нас с головой. Если ты можешь обмануть кого-либо из друзей или врагов, то сознание всегда учует поддельную истину. Человек лезет изучать космос, не изучив самого себя. Майк хотел встать и пойти куда-нибудь, так как сидеть на одном месте становилось холодно, но не мог, так как всё казалось ему здесь чужим. Он знал, что ни в чём не виноват и в тот же момент чувствовал на своей шее тяжёлый камень вины, который неустанно тянул его ко дну. Избавиться от него, увы, было невозможно. Люди говорят, что время лечит. А может ли оно залечить его рану? К сожалению или к счастью, но я склонен полагать, что да. Годы стирают в памяти потери близких. Они притупляют боль. В конце концов, о вас тоже когда-нибудь забудут после смерти. Наконец, сознание героини окончательно потухло, и она перенеслась в сказочный мир фантазий. То, что она обнаружила там, никогда, никогда раньше не являлось в её сны. Подобные видения было сложно забыть даже после внезапного пробуждения. Разумеется, девушка не догадывалась, что попала в сон. Всё вокруг казалось настолько реальным, что неволей возникал вопрос – чему верить: жизни или грёзам? В самом деле, у нас нет никаких доказательств, что это не сновидение, длиной в семьдесят лет! Итак, Рифа обнаружила себя в теле какого-то ребёнка, но при этом, в ней можно было различить знакомые черты. Вероятнее всего, она просто увидела себя в младшем возрасте. Она очутилась на просторной улице. Окружающий пейзаж казался незнакомым, однако, несмотря на это, мечтательница с красными волосами с лёгкостью ориентировалась на местности, будто провела здесь всю жизнь. Она шла, сама не зная куда – ноги сами вели её. Героиня взялась за мочку уха. Креста не было. Она осмотрела свои ладони на расстоянии вытянутой руки и на её лице появилась некая усмешка. Было непривычно видеть их такими миниатюрными и нежными. Рифа не имела понятия, где она находилась пять минут назад и также не знала, где она окажется пять минут спустя. На улицу потихоньку спускался вечер. Стоял осенний сезон, и небо вот уже который день выглядело пасмурным, словно сочувствуя чему-то. Тротуары не особо кишели людьми. Проезжавшие рядом автомобили ослепляли своими яркими фарами. Вскоре ноги привели девушку, заточённую в тело ребёнка, к какому-то домику. Он ничем не выделялся среди остальных, но героиня остановилась именно здесь. Она пошарила детской ручкой по карманам и вытащила серебряный ключик. Ключ висел на брелке с забавной рожицей. Удивительно, однако, он без проблем подошёл к замочной скважине, расположенной прямо на круглой, золотистого цвета ручке. Рифа повернула его два раза влево, и дверь, с едва слышимым скрипом, отворилась. Свет во всех комнатах был приглушённым. Взору девочки представился небольшой коридорчик с широкими стенами и высоким потолком. Не раздумывая, она сняла с себя верхнюю одежду, разулась и прошла дальше. На тумбочке покоилась кем-то оставленная и, по-видимому, недочитанная газета. Героиня машинально взяла её и тут же положила обратно, решив, что чтение при подобном освещении будет крайне неудобно. Где-то наверху раздался шум, который не мог не привлечь её внимания. Моментально среагировав, Рифа поднялась по витой лестнице. В этой части помещения свет отсутствовал вообще, однако, это не стало для неё большой помехой. Она с закрытыми глазами могла перечислить, где находится кухня, а где ванная. Итак, что же увидела наша маленькая мечтательница, когда забралась на второй этаж? Прямо напротив располагалась дверь. Она была слегка приоткрыта и девочка решила туда зайти. Осторожно толкнув её вперёд, она увидела на кровати двух сидящих людей. Странно, но, несмотря на достаточно отчётливо слышные шаги, никто и не думал смотреть в сторону девочки, будто её здесь вовсе не существовало. И хотя героиня была уверена, что никогда не видела их прежде, всё же они казались ей до боли знакомыми. Одна из них, молодая женщина, горько плакала, прижавшись ко второму типу, который был мужчиной, а он, в свою очередь, крепко обнимал её, пытаясь утешить. На его глазах тоже виднелись слёзы, только они появлялись беззвучно, без стонов и рыданий. Волосы женщины были растрёпанными, и Рифе почему-то показалось, что она растрепала их сама. Мужчина тоже выглядел не самым лучшим образом. Что же могло привести их в такое отчаянное состояние? Очевидно, что-то дикое и ужасное, но что именно? Героиня пробралась вглубь комнаты, чтобы высмотреть причину. Посредине помещения на столе лежал маленький гробик. Он не был накрытым. Рифа, поглощённая любопытством, подошла ещё ближе, чтобы как следует присмотреться к покойнику, и увидела крошечное тельце с белой, как снег, кожей. Но самым ужасающим было то, что лицо умершего дитя было копией лица нашей героини! Она раскрыла челюсть, не веря своим глазам. Атмосфера, ни с того, ни с сего, наполнилась запахом опасности. Безумно захотелось убежать обратно на то место, где она очутилась, однако, стоило девочке обернуться, как дверь бесследно исчезла. Всё вконец погасло – светился только гроб с мистическим содержимым… Но и он в скором времени также потух… Рифа мгновенно пришла в себя. Машина встретилась с ямой, и в результате последовал сильный толчок. Сдержанности нашей героини с остатком хватило на то, чтобы она не поднялась в сидячее положение от увиденного кошмара, а лишь резко приоткрыла левый глаз. Человек не может напасть пока он спит, и девушка хотела использовать это алиби в своих коварных целях. Между кузовом автомобиля и его кабиной не было никакой перегородки, поэтому она спокойно могла видеть своих неприятелей. Они сидели и о чём-то активно разговаривали, даже не подозревая, что наша героиня уже избавилась от сна. Рифа не стала придавать особенного значения их разговорам. Она попыталась подвигать затёкшими руками и вспомнила, что находится в наручниках. Рана на ноге, кстати говоря, уже начала затягиваться, а тело приобрело свой прежний цвет. Девушка посмотрела чуть правее – здесь лежал меч. Видимо, эти наивные вершители порядка подумали, что раз она закована в наручники, можно, не опасаясь, положить оружие рядом, тем более, что свободного места в машине было совсем немного. Они не учли потрясающую хитрость пленницы. Рифа не знала, сколько оставалось ехать до пункта назначения… Может быть, пару минут, а может, несколько часов… Так или иначе, спастись необходимо было до того, как они достигнут финишной прямой, потому что сделать это в отделении милиции будет намного сложнее. К счастью, такая возможность подвернулась. Водитель обратил внимание на мигающий красным цветом значок с канистрой, расположенный прямо под спидометром, и решил остановиться около ближайшей заправки. Благо, на данной трассе их было хоть отбавляй. Правда, автомобили здесь заправлялись очень редко, ибо цена на бензин была взвинчена до небес и даже выше. Но делать было нечего, так как до следующей заправочной станции они бы точно не доехали. Водитель вписался в поворот и подъехал к нужной колонке. Затем он вышел, чтобы оплатить услугу, приказав при этом своему напарнику следить за героиней, пока он будет отсутствовать. Тому оставалось только повиноваться, потому как он был ниже по званию. Увидев издали идущего человека, продавец за стеклом не смог удержаться от того, чтобы не растянуть улыбку на всё лицо. Похоже, клиенты и в самом деле были здесь на вес золота! Лишь только водитель вышел, сидящий справа тип включил музыку погромче и, расслабившись, откинулся на спинку кресла. Он кивал головой в такт доносящейся из колонок мелодии. Брови рифы едва заметно опустились вниз, выдав её злобу. Кулаки сжались, и, казалось, несколько увеличились в размере. Сейчас бедняге предстояло жестоко поплатиться за то, что он не внял чужого наставления… И накажет его именно пойманная жертва… Стоявший тем временем у кассы водитель, никак не мог вернуться обратно к своей машине. Между ним и кассиром завязался горячий спор, в котором достаточно непросто было выявить виноватого. Дело заключалось в том, что милиционер мог осуществить оплату только крупными банкнотами, а у продавца бензина не имелось сдачи. Обозлившийся тип начал намекать, что ужасно спешит, и что у него нет времени на подобные словесные войны, но тот ничего не хотел слышать. Видимо, прохвост дожидался, пока водитель скажет, что сдачи не надо, и тем самым он сможет прибавить к своей зарплате ещё пару лишних сотен. Однако этого не случилось. Милиционер, воспользовавшись своей униформой, пригрозил ему, что если он опоздает на важное дело, то в этом будет виноват только кассир. Испугавшись блюстителя закона, продавец мигом нашёл сдачу и даже сделал пятидесятипроцентную скидку за то, что заставил ждать. Весь описанный выше цирк сильно подпортил водительские нервы. Благополучно залив полный бак бензина, он аккуратно опустил пистолет в держатель и торопливо сел в машину. Он громко хлопнул дверью, вставил ключи зажигания и с каким-то нехорошим предчувствием посмотрел вправо… Надо сказать, предчувствие никогда не обманывало его. Даже будучи маленьким ребёнком в школе, в силу своего на редкость острого чутья, он всегда верно угадывал оценки в школе. Иногда он предугадывал фразы некоторых одноклассников, хотя это нельзя считать особым даром, ведь они сами по себе являлись очень предсказуемыми людьми… Оно не обмануло его и на этот раз. Он посмотрел на сидение, где должен был сидеть напарник водителя, но вместо этого там было лишь нечто отдалённо напоминающее человека. Однозначно, тело уже было безжизненно, и спасать его не имело смысла. Голова мертвеца косо свалилась набок, шея выглядела сломанной. Создавалось ощущение, будто лицо его несколько раз пропустили через мясорубку, а потом ещё искупали в серной кислоте. Остальные части тела находились в несколько лучшем состоянии, нежели голова. Из-под рубашки на ботинки стекали тонкие струйки тёмной крови. Они спешно покидали неподвижное тело, чтобы впиться в землю или во что-нибудь, что может послужить ей заменой. Водитель переменил свой взгляд чуть в сторону и обнаружил на сидении трупа целую лужу живительной жидкости. Губка кресла, кажется, уже насытилась и не могла принять в себя больше влаги. Рубашка и без того была красной, поэтому присутствие крови на ней казалось практически незаметным. Управляющий автомобилем тип расстегнул пуговицы там, где след был виден наиболее ярко, и увидел в груди мертвеца продолговатой формы дыру. Зрелище представилось не из приятных. Сквозь неё можно было разглядеть спинку кресла, которое, кстати говоря, тоже было продырявлено. Убийца, видимо, действовал одним ударом, проломив сразу и мебель, и жертву. Так как в машине, после того, как он отлучился, оставалось всего двое, нетрудно догадаться, кто совершил такую ужасную расправу. Только одно не мог понять милиционер: как этой психопатке удалось освободиться от наручников? Боюсь, для нас это также останется загадкой. Что бы там ни говорилось, дело было плохо. Водитель решил срочно бежать… Куда угодно, лишь бы уцелеть. Он боялся смотреть назад, так как знал, что там его ждёт воплощение ночных кошмаров. Нет ничего более экстремального, чем посмотреть своему страху в глаза. В их отражении будет только бездонная тьма. Несчастный человек уже потянул было руку, дабы открыть дверь и пуститься наутёк, как вдруг что-то прошлось по его кости. Оно прошлось не вдоль неё и даже не поперёк, а насквозь! Это был изъятый у преступницы нож. Управляющий автомобилем тип почувствовал жгучую боль в данной области, а ладонь у него словно отнялась… Хотя, к чему допускать такие неточности… Она действительно освободилась от его тела и осталась висеть, держась за ручку двери, хотя рука уже давно была убрана. Из обрубка водопадом хлынула кровь. Водитель в ужасе бросился к бардачку, чтобы отыскать аптечку, но и тут его действия оказались прерваны безжалостной губительницей. Она подставила к его шее своё оружие и приказала не двигаться или в противном случае его постигнет та же участь, как и сидящего рядом напарника. Поняв, что с такими вещами шутить нельзя, наш заложник решил не сопротивляться, ибо этим он мог только ухудшить ситуацию. Губы его жалобно задрожали.
- Что? Думал, что подкараулишь меня у входа в домик и дело сделано? Рано радовался! Когда же вы, наконец, поймёте, глупые, что если я сама не захочу пойти и сдаться вашему начальнику, то никто не сможет заставить меня сделать это. Ладно, на сегодня достаточно лишних слов. Сейчас я собираюсь покинуть вас и вернуться обратно… Ты ведь не возражаешь? – лукаво спросила девушка, а затем, так и не дождавшись ответа, добавила, - Но вся соль в том, что я не знаю дороги назад. Поэтому ты мне поможешь, а я подарю тебе в награду несколько часов жизни. А хотя нет. У меня уже есть координаты.
С этими словами нахалка достала из нагрудного кармана милиционера карту района и перепрятала к себе. Дальше она уже совсем другим взглядом посмотрела на беднягу, и, сказав пару прощальных слов, которые из её уст прозвучали не менее дерзко, чем упомянутые выше, прижала остриё к спинке водительского сидения. Не успело раздаться даже крика. Всё произошло в какую-то считанную секунду. Просыпаясь сегодня утром, человек в погонах и подумать не мог, что старуха с косой навестит его так скоро. Всё самое запоминающееся в жизни получается случайно, будто бы это неважно. Люди случайно встречаются друг с другом, случайно обращают друг на друга внимание, случайно попадают на свет и случайно умирают. Но это лишь мы причисляем испытуемое к делу случая – жизнь же не знает случайностей. Если так произошло, значит это кому-нибудь надо… При подобном ранении трудно было продержаться дольше нескольких секунд, поэтому Рифа, сделав своё дело, вскоре вышла из машины и, как ни в чём не бывало, отправилась навстречу приключениям. Её совершенно не волновало, что на трупах содержится куча отпечатков пальцев и прочих улик. Она не думала, что по пути её могла ожидать засада, и, возможно, даже не одна. В её голове бешено пульсировала только одна мысль. О ком? Вы прекрасно знаете имя этого человека…
Стопка бумаг на столе мистера Ревора достигла рекордной высоты. Она всё росла и росла, а он, с нескрываемой тоской и отчаянием, взирал на эту картину, сидя в кресле и медленно потягивая табак из деревянной трубки, подаренной ему на позапрошлое день рождения. Её он тоже нашёл в выдвижном ящике. Первый раз за все годы работы на него напало настойчивое желание уволиться, а стало быть, переложить всю ответственность на чужие плечи. С того времени, как в городе объявилась Рифа, он сам себя не узнавал: вместо одной чашки кофе утром выпивал две и часто ходил кругами по комнате, не находя себе места. Хотя последнее и было свойственно ему, но не в таком же количестве! Несмотря на всю суету, в кабинете было довольно тихо. Порой, можно было даже подумать, что там никого нет. Вот в дверь постучали. Ничуть не изменившись в лице, Билл разрешил войти. На пороге стоял тот самый новичок, который некогда предлагал набить цену за голову преступницы. Трудно сходу определить, какого характера новость он принёс… Но, что он пришёл с известием – в этом сомнений не было, ибо Ревор строго-настрого приказал беспокоить его только по очень важным вопросам, которые не могут ждать. Этот человек ещё не успел до конца прижиться к коллективу, и побаивался своего начальства, причём сам не зная за что. Хотя, как бы парадоксально это не звучало, иногда он всё равно не мог удержаться от какого-нибудь нахального поступка, рискуя увольнением с работы. Данный случай не входил в их число. Стоящий на пороге новобранец, как следует, вдохнул в лёгкие воздуха и начал своё обращение:
- Сэр, мы буквально только что получили сообщение, что творящая беспорядки девушка с красными волосами была поймана нашими сотрудниками в северо-западном направлении отсюда. В данный момент она находится в обезвреженном состоянии в кузове милицейского мини-грузовика. Если ситуация будет продолжать оставаться стабильной, преступница окажется у вас через несколько часов. Я буду оповещать вас по мере поступления информации.
Новичок лез из кожи вон, чтобы придать своей речи как можно больше официальности. Он считал, что никакой другой тип речи при подобной беседе будет неприемлем. Что ж, здесь бедняга явно перестарался. Ревор ещё долго сидел, не двигаясь, и пытался вникнуть в услышанные слова. Смысл одиноко покоился на дне и путь к нему предстоял длинный. Наконец-таки, Билл встал и торжественно пожал руку новобранцу. Тот был несколько смущён, но почтение принял. Кажется, внутри сердца начальника прорвало дамбу, и гигантский комок радости заполнил всё свободное пространство. В этом потопе бесследно утонула и грусть, и тревога, и печаль. Оно даже как-то выросло в размерах, отчего Билл ощутил слабенькую боль в груди… Но то была сладкая боль, вызывающая на глазах слёзы умиления, а не горечи. Хозяин кабинета подошёл к микрофону и сообщил, что ждёт всё работников, которые внесли какой-либо вклад в поимку нашей героини, у себя, как можно быстрее. Эти слова послышались из всех громкоговорителей здания, после чего люди встали со своих мест и двинулись в указанную сторону. К слову, таковых оказалось не очень много, и они спокойно могли уместиться в этом кабинете. Мистеру Ревору хотелось плясать, веселиться, радоваться жизни. Наконец-то кончились дни, когда ему приходилось проводить сутками за рабочим столом и пачками глотать таблетки, дабы сохранить хотя бы какую-то часть нервных клеток. Неужели над городом рассеялись тучи, дав волю солнцу? Рабочее место превратилось в праздничный стол. Бумаги и некоторые другие вещи временно были спрятаны в выдвижной ящик, откуда-то появилась скатерть и пара бутылок шампанского. Званые гости не сразу поняли, что здесь происходит, однако, когда Ревор рассказал им и поимке Рифы, они сию же секунду согласились разделить его безграничную радость. Кого-то послали сбегать в магазин купить закуски. Волшебным образом на столе появились бокалы. Пока они не были наполнены, в них плескался свет. Никто никогда не видел Билла таким счастливым и гостеприимным. Многих данный случай заставил пересмотреть своё отношение к нему. Для полной коллекции праздничного настроения не хватало разве что конфетти. Билл отказался от него, обусловив своё решение тем, что здесь придётся долго убираться, когда все разойдутся. Желание подать в отставку, не так давно терроризирующее сознание Ревора, исчезло в неизвестном направлении, а на его место встала твёрдая уверенность в себе и в свои силы. Теперь он ясно видел, что нет ничего невозможного. То, чего может добиться в жизни человек, напрямую зависит от силы воли. Через некоторое время день победы над коварной преступницей был официально открыт лёгким столкновением хрустальных бокалов. Послышались шумы выстрела пробок, шипение известной жидкости, неизвестно к кому обращённые слова благодарности. Посередине осени в кабинете родился маленький новый год… Не хватало разве что зелёной колючей ёлки, от макушки до корней усыпанной всяческими игрушками, и воздушных хлопьев снега за окном. Пошли тосты. Первым по праву уступили место мистеру Ревору, который долго не мог на ходу сочинить речь, отчего часто прерывался и останавливался. Хотя не исключено, что его переполняли какие-то сильные чувства, и он должен был взять небольшую паузу, дабы они не вырвались наружу. Пожалуй, его тост оказался самым длинным и запоминающимся среди остальных. Вторым в очереди стал тип, сидевший по правую сторону от Билла. Он был высокого роста и мог даже не вставать, потому как его итак было хорошо видно, но всё равно поднялся, соблюдая приличие. Молодой человек волновался, но не молчал, а наоборот, говорил быстро и не всегда по теме. Его тост оказался наименее запоминающимся среди всех остальных. Речь следующего гостя могла спокойно победить в номинации на самый лаконичный тост в истории человечества, если бы таковая имелась. Это был человек, которого прозвали в народе королём лени. Небольшого роста, упитанного телосложения лентяй никогда ещё не приходил на работу вовремя, хотя протирал штаны здесь уже не первый год. Его веки ни разу не раскрывались больше, чем наполовину и любое действие, рассматриваемое обычным работником как элементарное, для него казалось просто невыполнимым. Иногда ему становилось даже лень идти домой, в результате чего он ночевал прямо в отделе милиции. Главной причиной его безмерной полноты являлось его нежелание готовить себе еду. Вместо этого он ежедневно навещал всяческие забегаловки с быстрой едой, которая, как известно, в определённом количестве негативно влияла на организм. Многие коллеги часто интересовались, как он до сих пор не потерял рабочее место, однако, тот лишь отмалчивался в силу своей катастрофической лени. Честно говоря, и по сей день точно неясно, каким образом он относился к делу о Рифе. Скорее всего, безумец просто захотел бесплатного шампанского и закуски. Вот и сейчас он тяжело приподнялся на своих свиных ножках, и тут его силы воли хватило лишь на то, чтобы произнести одну букву. После этого он сел и с чувством выполненного долга принялся уплетать всё съестное, что только попадалось под руки. Однако празднику было не суждено продолжиться. Как только третий участник конкурса на лучшую речь сел, в дверь снова неожиданно постучали. Уже приблизительно догадываясь, кто там стоит, хозяин кабинета разрешил войти. Это был всё тот же новобранец, но уже с несколько другим выражением лица. Оглядев всех присутствующих, и догадавшись, в честь чего они собрались, оно стало ещё кислее. Тем не менее, он сделал два шага вперёд и проговорил своим обыкновенным голосом:
- Сэр, я обещал снабжать вас новыми сведениями по мере поступления… Так вот. Появились свежие новости. Преступница, которая держала несколько дней весь город в диком ужасе, каким-то образом снова вырвалась на свободу. Ни одни наручники и ни один надзор не смогли удержать её на месте. Некоторые свидетели утверждают, что видели её уходящей с заправки пешком. В машине, из которой она вышла, найдено два трупа… Это наши сотрудники. У обоих серьёзные ранения – один из них лежал с проткнутой насквозь грудью и сломанной шеей, а другой с отсечённой рукой. Скорая помощь отказалась их спасать, поскольку посчитала данную процедуру абсолютно бесполезной… Что самое страшное – мы не имеем понятия, где уголовница находится в данный момент.
- Ребята, праздник окончен, - с мгновенно упавшим настроение произнёс Ревор.
Здесь можно привести кучу пословиц и поговорок. Ясно одно – рано радовались. Жизнь не любит, когда кто-то торопится и рвётся вперёд, обгоняя других. Она жестоко наказывает тех, кто не желает играть по её правилам. Билла чуть не схватил инфаркт от описанной выше вести. Действительно, подобные шутки бесследно проходят только у молодых людей, но не у тех, кто находится в летах. Битва между людьми и ангелами возымела продолжение…
Точнее карты, чем та, что добыла Рифа у убитого водителя, не существовало. На ней изображался каждый куст, каждое деревце, каждая песчинка, не говоря уж о зданиях и названиях улиц. Заблудиться с подобным артефактом мог только слепец, не видящий даже того, что делается у него перед носом. Эти вечные странствия уже вконец надоели несчастной девушке. Её душа не чувствовала потребности в приключениях и рискованных ситуациях, а скорее наоборот, страстно жаждала покоя и постоянства. Все эти походы на ядерную крепость и уничтожение человеческого рода являлись лишь средством, чтобы искупить свою вину, а искупив, познать жизнь в неведении печали и страха. Увы, злодейка-судьба всегда действует методом от обратного – если ты чего-нибудь хочешь, то можешь забыть об этом. С каждым новым шагом нашей героине становится всё труднее, впрочем, как и в любой людской жизни. Рифа боялась, что следующий шаг может стать для неё слишком труден, чтобы, наконец, сделать окончательный выбор. Поэтому его необходимо сделать сейчас… Сейчас или никогда! Ах, как неприятно оказываться между двух огней! Когда он один, разгорается ласковым костром, тебе становится тепло и светло. Мрак больше не утомляет глаза. Оледеневшим пальцам возвращается жизни. Твою шею обвивает тоненькая ниточка, настолько тоненькая, что не видишь её даже с помощью микроскопа. Она делает на затылке узел и тянет тебя в сладкий сон. Но если огня два, а ты находишься в середине, они перестают казаться такими нежными и заботливыми. Они уже не освещают тебе путь, а норовят выжечь глаза; не греют пальцы ладоней, а обугливают на них кожу. И та самая ниточка начинает душить тебя, волоча уже не в сон, а прямиком в могилу, чтобы заснуть навсегда. Два выбора – в каждом из них равное количество плюсов и минусов… Правильным может быть только один. Какой же? Ошибка дорого обойдётся нашей героине. Само собой, по пути домой, учитывая, что на стенах каждого второго дома висела листовка с её портретом, Рифа не могла не встретится с милицией. Тем не менее, стычки с ними не завязывались надолго и всегда завязывались в пользу девицы с красными волосами. Она рубила их на мелкие кусочки, даже не замедляя шага, и ей было решительно наплевать, что за происходящим наблюдают десятки, а может и сотни свидетелей, среди которых есть дети. Девушка прекрасно знала, что после этого никто не посмеет подойти к ней в одиночку. Образ бедовой леди, убегающей от опасностей – не её роль. Она шла ей навстречу. В самом деле, мы сами определяем, сколько будет длиться наш страх. Он не исчезнет, если мы будем прятаться от него по углам, моля пощады. Более того, с годами он только крепнет. Единственный способ избавиться от него – принять бой. Странно, но без убийств нет жизни. Чтобы спасти маленького кролика, мы должны сразиться в смертельной битве с хищником, загнавшим его в угол и отрезав все пути к отступлению. А если мы хотим, чтобы беззащитные детёныши этого хищника, буквально совсем недавно прорезавшие глаза и увидевшие сочные краски природы, встали на ноги и продолжили существование, им необходимо кроличье мясо. Здесь совесть человека чиста. Ничего не поделаешь… Но между нами всё же есть ощутимое различие – звери не убивают просто так. Вот вдалеке показался искомый девушкой дом. Время забыло о нём. Казалось, что пройдут десятилетия, а он даже не накренится и не подумает развалиться. Что ж, это хорошо. Но что там за фигура вдали? Маленький мальчик сидит на ступеньках перед крыльцом, подпёрши ладонями щёки в ожидании чуда. “Чудес не бывает”, - думается ему, и он тут же прогоняет сию мысль, точно назойливую муху. На песке уже вычерчена целая поэма, ведающая обо всех его чувствах. Бедняга – он сидел всё это время на одном месте, пока Рифы не было рядом. Он не пошёл искать другого дома или другой семьи, которая бы приютила его из жалости, а остался верен героине, как одинокий пёс своему хозяину. Даже, если бы с ней что-нибудь случилось, и она погибла или навсегда затерялась, малыш остался бы тут до конца своих дней. До последнего издыхания он бы смотрел в туманную даль и выглядывал знакомый силуэт. И вдруг, когда, наконец, его бесконечные молитвы были услышаны, сердце мальчика замерло в груди, чтобы как следует отдышаться и забиться с новой силой. В эту минуту он почувствовал, как будто из спины у него выросли крылья; такие большие, что верно смогли бы унести его за пределы космоса. Ему не требовалось зрения или слуха, чтобы учуять присутствие Рифы. Он просто знал это… Перепутать её с кем-то другим было невозможно. Майк на всех парах помчался к самому близкому для него человеку… Или даже не человеку. Рифа тоже сразу узнала его… Вернее сказать, сначала она догадывалась, что это он, но когда ребёнок понёсся к ней, прыгая и спотыкаясь, все сомнения мгновенно отпали. Когда они встретились, Рифа не улыбнулась и не сказала доброго слова, хотя душа ликовала. При всём желании она не могла предать своей традиции всегда оставаться внешне чёрствой и бесчувственной. Мальчик привык видеть её такой, и он был рад, что она не изменилась. Мальчик спросил девушку о миссии, которую она так рвалась выполнить. В ответ героиня сперва замялась, но потом всё же ответила, что всё удалось, и нет причин для беспокойства. Друзья решили пойти к тому давно полюбившемуся месту, где когда-то делали привал. Горизонт темнел. Солнце медленно падало с неба, врезаясь в землю. Наступал вечер. Ветер не спешил трепать листву деревьев и заставлять людей прятать свои шеи в шерстяные шарфы. Но с концом дня в голову Рифе залезла погреться печаль. В мире много людей. Все видели этот красочный заход солнца – не все увидят его завтрашний восход. Если бы только знать, по какой закономерности смерть отыскивает себе жертв… Но слишком много знать опасно и это неоднократно доказанный факт.
Они хорошо помнили, в какой стороне находятся волшебные луга, поэтому дорога не заняла много времени. Видимо, здесь кто-то уже побывал, так как на земле валялись разбитые бутылки из-под пива и куча одноразовых пластмассовых стаканчиков. Данные следы говорили ни о чём ином, как о низком культурном уровне тех дикарей, которые их оставили. Да, каждый хочет оставить свой след в жизни, чтобы его запомнили после смерти, но разрушение экологии – далеко не лучший вариант. Вряд ли после этого тебя запомнят хорошим человеком. Рифа аккуратно собрала всё, что могла, в одну кучу. Осколки зелёного стекла при лунном освещении разглядеть было достаточно трудно, поэтому от наших героев требовалась повышенная бдительность. Поблизости не находилось аптек, и если ты вдруг проткнёшь ногу, тебе придётся оказывать первую помощь себе самому, а сделать это в ночное время очень проблемно. Но, как мы уже знаем, глаза ангелов привыкают к темноте быстрее, чем у кого-либо другого, поэтому девушка уберегла мальчика от скрытых препятствий. Майк нашёл потушенный костёр и попытался разогреть его вновь. Похоже, у лишённых любви к природе людей здесь проходил отдых, основанный на шашлыках и алкоголе. Некоторые ветки ещё оставались сухими, а посему костру вполне можно было дать вторую жизнь. Малыш разжёг его не потому, что ему было холодно, а потому что он хотел посвятить уходящий вечер интересным байкам. Рифа и Майк сели друг напротив друга, а между ними разверзлось пламя. Тени скакали по их лицам, играя в догонялки со светом, и от этого они казались какими-то странными, будто незнакомыми нам. Дитя предложило рассказывать страшные истории, но девушка оказалась не расположенной к подобного рода занятиям. Тогда ребёнок решил несколько разнообразить данный обычай и рассказать вместо страшной истории весёлую. Это тоже не поменяло мнения Рифы, но Майк всё равно начал повествование. Волей-неволей героиню затянула его история и она даже несколько раз улыбнулась, что без сомнения было выше всяких похвал, ибо вызвать улыбку на её устах способен далеко не каждый шестилетний мальчик. Майк сам пару раз бросался в хохот от собственной байки, вынужденно прерывая её. Столько позитива они давно не ловили за столь непродолжительное время. Увлечённая идеей, Рифа следом бросилась повествовать весёлые истории, но все они оказались придуманными. Увы, её жизнь была связана только с грустными вещами. В ней не хватало место радости, так как они заполняли всё свободное пространство… Не хватало до сих пор. Теперешнюю Рифу и Рифу прошлую было бесполезно сравнивать – это два совершенно разных существа, поселившиеся в одном теле. Итак, вскоре наступил момент, когда со спины по затылку бьёт сон и человек с каждой секундой становится всё более пассивным. Задорным историям не было ни конца, ни края – ограниченной являлась лишь энергия бодрости наших героев. Когда она иссякла, Майк подобрался к дубу, где в прошлый раз лежала девушка, и облокотился на его могучий ствол, расслабившись и закрыв глаза. Он не ждал, что будет завтра – этот мальчик жил сегодняшним днём. Если раньше такое умение было в порядке вещей, то теперь оно причисляется современными людьми к дару, данному свыше. Рифа, пользуясь случаем, пока её приятель ещё не полностью ушёл в страну грёз, спросила:
- Слушай, а как твоя фамилия?
- Мит… Май Мит, - не открывая глаз, произнёс мальчишка.
Весь позитив сняло с лица девушки как рукой. Она, конечно, догадывалась, что это может быть он, но в тоже время всей крылатой душой надеялась, что предчувствие нагло подставит её. Теперь же, когда она услышала это, все надежды вдруг куда-то испарились. Они лопнули как воздушный шарик. Догадки подтвердились. Боже, какую боль испытала она! Рифа, не раздумывая, легла бы на операционный стол, ампутировала бы себе обе руки и ноги, срезала бы всю кожу со своего лица – только ради того, чтобы не ощущать того, чего она ощущала сейчас. Момент истины настал внезапно. Она не успела к нему подготовиться. Внешне переживания никак не отразились на нашей героине, за исключением разве что того, что она чуть сильнее ссутулилась и опустила голову вниз. Она мельком взглянула на ребёнка – он уже спал. Кто знает, что ему там снилось, но счастье не сходило с его физиономии. Оно застыло, как застывает вода при отрицательной температуре. Девушка бесшумно достала из чехла своё грозное оружие и, встав, подошла к жертве. Как беспомощен он был! Бедняга и не подозревал, что данное сновидение может оказаться его новой реальностью. Что ж, если оно способно вызывать в его душе счастье, то почему бы и не остаться в нём навечно? Меч рифы склонился над телом мальчика. Ещё совсем недавно она неподдельно смеялась вместе с ним, а теперь предаёт его смерти! Подобной подлости нет названия. Героиня знала, что, проткнув его сердце, она, тем самым, проткнёт и своё. Но что ей оставалось, если от этого сердца зависит судьба человечества? Оставив ему жизнь, она отнимет миллиарды других жизней. Убив этого ребёнка, она спасёт в бессчетное количество раз больше детей. Казалось бы, вывод ясен, но Рифу всё равно что-то заставляло колебаться. Этот мальчик доверяет ей, и это уже много раз доказывалось им самим. Смышлёный мальчишка рано познал мир. Он знает, что опасность может представлять любой, и что от этих опасностей его сможет уберечь только Рифа. Но что делать, если она сама представляет опасность? Нашей героине оставалось лишь резко опустить руки вниз, чтобы всё это отошло в прошлое. Мир будет спасён, но на Земле станет просторнее. Одно жалкое движение и мучениям придёт долгожданный конец. А что дальше? Войны не закончатся и люди не изменятся к лучшему. По-прежнему будут вырубаться леса, по-прежнему будут засоряться моря… Люди и не узнают, что только совсем недавно могли достаться на ужин смерти. Они будут продолжать делать свои пакости, как будто так и надо. Стоит ли для этого спасать мир? Спасти, чтобы всё равно уничтожить… Забавно. Рифа отбросила оружие в сторону. Теперь в её голове родилась другая идея. Она решила остаться с Майком в этом мире, и проследить, чтобы он не сделал роковой ошибки. Это было последним видимым ею выходом. Выбор был сделан – из двух зол девушка выбрала третье. Духовная сторона Рифы требовала покоя после таких мучительных испытаний. Она выстрадала в награду крепкий сон, охмеливший героиню сразу после того, как она выбрала путь. Свидетелем всей этой картины явился месяц, но он никому ничего не расскажет, так как не имеет рта. Рифа прилегла рядом с Майком и ещё с минуту смотрела на звёздное небо, о чём-то размышляя, а потом закрыла глаза и забылась сном. Благо ей было, о чём подумать. Лежавший рядом мальчик мог уже не дышать. Девушка до сих пор сомневалась в правильности своего выбора, однако, менять его даже и не думала. Уже был давно не вечер, но и до утра оставалось не мало времени. За ночь несколько раз собирались тучи, вероятно, чтобы поплакать, но дождь так и не полил. Боюсь, в противном случае Майк и Рифа были бы лишены сна на всю оставшуюся ночь. Мимо по водной глади вдали проплыла лодочка. В небе медленно проплыл воздушный шарик. Жизнь не останавливается, когда мы отворачиваемся. Она идёт постоянно, обрываясь лишь в одной точке… Обрывается, а потом снова продолжает идти по кругу. Это вечный механизм, которым нам не под силу управлять…Тем не менее, сон дразнил Рифу. Он то овладевал ею, то уходил прочь. Совесть не хотела отпускать девушку в мир грёз. Решив, в конце концов, что полноценно поспать ей не удастся, героиня встала и пошла прогуляться вокруг. Её сердце отчётливо чувствовало, что такой трудный выбор, как тот, который она совсем недавно сделала, представится ей ещё не раз и не два. Нет таких счастливчиков, которых фортуна сопровождает от рождения до самой смерти, ни на минуту не отвлекаясь ни на кого другого. Рано или поздно, время везения проходит, и тогда человек встаёт вровень остальным. Рифа не сможет выбирать всегда правильно. Верно или не верно, но она не собиралась менять своего настоящего мнения. Героиня коснулась слегка болтающегося в ухе крестика, чтобы связаться с всевышним. Сигнал дошёл до небес в считанные секунды. Качество связи было терпимым. Некоторые слова съедались помехами, и по этой причине собеседники не всегда понимали друг друга. Девушка говорила с запинками, как провинившийся ребёнок на родительском допросе. Иногда эта речь прерывалась эмоциональными вздохами, которые иногда были даже выразительнее слов.
- Господь? – спросила она.
- Да, Рифа. Что стряслось? – несколько удивлённо спросил старческий голос, поскольку героиня до этого ещё ни разу не связывалась с ним самостоятельно.
- Тут такое дело… Я не уверена, что этот мир настолько плох, чтобы очищать его от людей. Да, большинство здесь просто свиньи, которым решительно наплевать на матушку-природу, но среди них есть и хорошие. Нельзя делать таких глобальных обобщений. Если как следует присмотреться, то можно увидеть, что добро ещё обитает на погибающей земле. Оно сеет семена света, - начала рифа, но мудрец её перебил.
- Этим твоим семенам света не дадут произрасти в красивые цветочки. Ты слишком наивна, моя дорогая. Добро побеждает зло только в сказках – в реальности же побеждают те, кого больше. Ты сама сказала, что большинство людей суровы и невоспитанны, а это значит, что триумф на их стороне. Свет не сможет плодиться под их контролем, а посему ситуация не изменится к лучшему. Как бы они не защищали природу, всё равно моря будут высушены, а леса изрублены. Оставь их и возвращайся сюда. Я уже говорил, что человечество – лишь большая ошибка, неудачный эксперимент… Между прочим твой эксперимент, - остро подметил старец, а затем, после небольшой общей паузы добавил, - Мы создадим с тобой новую расу на новой планете, избегая ошибок прошлого. Мы претворим в жизнь утопию, Рифа! Я придумаю какую-нибудь замену в пищевой цепочке хищников, и в мире прекратятся убийства… Ведь известно, что человек изначально убивал, для того чтобы прокормить себя и свою семью. Пусть они питаются воздухом… А ещё я сделаю их бессмертными… Хотя нет. Это может привести в скором времени к тому, что планета переполнится живыми существами и на ней совсем не останется свободного места. В противном случае придётся остановить процесс рождения…
- Хватит! Я не собираюсь бросать землю. Ты столько времени потратил на создание этого чуда, а теперь так просто отказываешься? Я не хочу слышать, что всё бесполезно. Выход существует всегда, нужно лишь поискать. Нельзя бросать начатое дело на середине! Я остаюсь с Майком, и я прослежу, чтобы он не привёл человечество к гибели. Моя жизнь здесь, - заявила девушка.
- Так ты теперь выгораживаешь их? Ангел защищает людей – где это видано? Ты клюнула как рыбка на крючок. Нашла одного невинного человечка и решила подарить ему весь свет? Рифа, одумайся! Судьбу невозможно изменить – можно лишь избрать путь к ней. Человечество обречено… Хотя, зачем я тебя уговариваю? Ты лишь использовала меня, чтобы продолжить жить на Земле после смерти. Я устрою тебе такую жизнь, что ты сама попросишься в рай, вот увидишь! – разгневался старец.
Кажется, он был не очень обрадован вестью героини. Рифа не ожидала, что их беседа приобретёт подобный характер. Теперь приятели стали врагами, а это, разумеется, никак не радовало её. Попасть в чёрный список к такому могущественному существу было самым худшим, что только могло произойти с защитницей людей.
Тем временем на ядерной электростанции электрик заканчивал свою работу по починке освещения. Надо заметить, что он ещё не имел большого опыта в этом деле, поэтому при первом включении рубильника половина коридорных ламп с шумом разбились вдребезги. Испугавшийся работник сразу же выключил питание и принялся выискивать, что именно он неправильно сделал. На дворе стояла ночь, и все его коллеги уже давно разбежались по домам. Они строго придерживались графика и не работали сверхурочно, зная, что им всё равно не заплатят за дополнительные часы работы. Для нашего же типа это занятие являлось чем-то большим, чем банальным заработком шелестящих денег, поэтому он никогда не уходил, не доделав своего дела до конца. Он задумчиво размахивал отвёрткой, точно дирижёр. Фонарик, который он прихватил с собой, чтобы работать в темноте, уже начинал садиться, а значит, времени оставалось не так много. Наконец, электрик радостно воскликнул и поправил какой-то провод, после чего в комнате стало заметно светлее. Решение, которое он искал часами, как обычно бывает, оказалось у него под носом. Теперь можно было с чистой совестью идти спать. Только бедняга вышел за дверь как понял, что не знает, где находится выход. Перед ним простирался полутёмный коридор с десятками разветвлений. Честно говоря, тех лампочек, которые уцелели после перенапряжения, катастрофически не хватало, чтобы разглядеть, что там ждало его вдали. Электрик не был маленьким мальчиком, его уже не пугал мрак. Самое плохое – здесь было безлюдно. Работник даже не мог ни у кого спросить, где находится выход. Однако делать преждевременных выводов ни в коем случае не стоило. Перепутав выходную дверь с дверью, ведущей в подсобное помещение, электрик сначала хотел было возвратиться обратно, но вдруг обратил внимание на открытый канализационный люк. Пару часов назад он проходил здесь и видел его закрытым. Он подошёл чуть ближе. Вокруг спуска на полу располагались маленькие зелёные капельки. Они издавали едва уловимое человеческим глазом свечение, и это выглядело очень красиво… Красиво, но не нормально. Задержавшийся работник не стал прикасаться к этим капелькам и покинул помещение от греха подальше. Замеченная деталь наводила его на неприятные мысли. Теперь он слышал за спиной какое-то дикое рычание. Испугавшийся электрик тотчас оборачивался, но никого не находил. Он успокаивал себя мнением, что ему просто померещилось от слишком длительного рабочего дня. Самовнушение помогало, но ненадолго. Когда мистический звук повторялся, он снова в страхе поворачивал голову, и снова встречался лицом к лицу с пустыми стенами. Вскоре странник обнаружил на своём пути человека. Он стоял посередине коридора спиной к нему. Сначала он обрадовался и побежал было спросить его, где отсюда можно выйти, но вдруг остановился, учуяв что-то неладное. Дело в том, что тень, отбрасываемая незнакомцем, не сходилась с его истинным телом. Она была несколько больше в размерах, и словно имела крылья. Подошва ботинок неизвестного типа была вся в зелёной жидкости, которую электрик обнаружил около канализационного люка. Тип нервно сглотнул и отошёл назад. Неизвестный человек резко обернулся, и посмотрел в глаза нашего героя. Тот понял, что ему не выбраться…
Было ли это проклятием свыше или глупым совпадением, но только эта зараза стремительно распространилась по белому свету, оскверняя его густым мраком. Вскоре стало известно, что солдаты, которые гнались за нашей героиней, выжили после вынужденного погружения в радиоактивный ров. И в то же время они претерпели некоторые изменения с тех пор, как приняли данную ванну. Надо сказать, они были обращены отнюдь не в лучшую сторону. Только лишь Рифа решила возвратиться обратно к дубу, где упивался головокружительными сновидениями Майк, как вдруг ощутила всем телом присутствие кого-то постороннего. Это было неприятное ощущение, когда от кончиков пальцев ног до последней волосинки на голове всё человеческое существо окутывает холодок, от которого невозможно избавиться. В таких случаях носильное переведение мысли в другое русло не имеет абсолютно никакого эффекта, разве что страх подкрадывается ещё больше. Глаза ни с того, ни с сего срываются с места, как злобные немецкие овчарки с подёрнувшейся ржавчиной цепи при виде незащищённого ребёнка, и начинают в бешенстве метаться из угла в угол в поиске причины неописуемой боязни. Волосы, будто наэлектризованные, стараются встать, дабы посмотреть, что творится на горизонте. Губы не становятся синими, однако. Начинают дрожать. В человеке всё переворачивается вверх дном. Он знает, что ему страшно, но не может объяснить почему. Что делает взбешённый бык, когда на него сажают человека? Мощное животное начинает извиваться в беге, желая избавиться от докучливого наездника. Оно прыгает и скачет в надежде снять его оттуда и переломать все кости. Так же и напуганный тип: начинает совершать беспорядочные действия, намериваясь сбыть со своего затылка вцепившийся ужас. Всё сказанное выше относилось к Рифе лишь частично, поскольку она была не совсем человеком. Чутьё у неё проявлялось довольно-таки редко, но зато, проявившись, никогда не обманывало её. Она нащупала на всякий случай за спиной знакомый нам чехол, чтобы убедиться, что оружие на месте. Кроме Майка для этой девушки не существовало друзей, чьи жизни она могла пощадить. Вот вокруг стало, как будто чуть светлей. Героиня посмотрела ввысь – луна, мертвенно висящая над головой, не могла давать столько света… Да, и к тому же он был с зеленоватым оттенком. Рифа перевела свой задумчивый взгляд с небесного покрова на траву и заметила одну маленькую особенность: травинки испускали едва видимое человеческим взглядом излучение. Ей это показалось странным, и она опустилась на колени, чтобы повнимательнее присмотреться к земному ковру. Затем любопытная героиня осторожно тронула одну из травинок и поднесла к лицу на подушечке указательного пальца капельку. Нет, это была не роса. Очень скоро Рифа убедилась, что именно эти капельки создают подобное освещение, но следом за этим в очередь вставал другой вопрос – откуда они взялись, если город уже забыл, когда в последний раз шёл нормальный дождик? Честно говоря, дико не хотелось лишних забот, но сейчас, видимо, от них было невозможно избавиться. Девушка вспомнила, что видела точно такое же вещество, когда путешествовала по сточной радиоактивной трубе. Каким образом капли добрались досюда? Вместо ответа на никому не загаданную загадку, вдали от себя героиня услышала лёгкие шорохи. Они всё отчётливее доносились с каждой секундой, а это означало, что враг приближается. Рифа была железно уверена, что вышеописанные звуки принадлежат живому существу. Шуршание, по её мнению, не было похоже на человеческий шаг или бег, а, следовательно, не могло относиться к человеку. Скорее всего, это был зверь, забывший дорогу домой или по какой-то другой причине оказавшийся здесь. Девушка многократно пыталась уловить, с какого направления доносится шум, но вскоре с изумлением для себя открыла, что сторона постоянно меняется. Существование эха в данной местности было исключено. Неужели зверь так быстро бегал? Спустя секунду, звук прекратился, однако, Рифа почему-то начала тревожиться только ещё сильнее. Теперь она даже приблизительно не могла угадать, на каком расстоянии от неё находился виновник беспокойства. Ладони машинально сжались в кулаки, готовые принять битву в любой момент. С минуту ничего не происходило. “Может, убежал?”, - подумала героиня и недоумевающее пожала плечами. Она уже было развернулась, чтобы идти туда, куда шла, как вдруг обнаружила перед собой большой чёрный силуэт… Вернее, он сначала показался чересчур большим от неожиданности, а потом Рифа заметила, что она почти одинакового с ним роста. Вопреки её догадкам, существо стояло не на чётырёх лапах, а на двух, однако, это ещё не было поводом называть его человеком. Царившая ночь не давала как следует разглядеть его лицо. Зверь расставил ноги на ширине плеч и снизу вверх оглядел незнакомую фигуру. Девушка тоже какое-то время разглядывала его. Надо признать, что почти всё в нём напоминало человека… Всё, за исключением странного знака во лбу, который представлял из себя небольших размеров шарик с тремя палочками, вырастающими из его вершин. Его трудно описать словами. Это нужно было видеть. Человек был худощав, бледен, и, на первый взгляд не представлял собой никакой опасности. Рифа даже мимолётно подумала о том, чтобы оттолкнуть его и пройти своей дорогой дальше, не обращая никакого внимания, но вот мистический иероглиф над глазами незнакомца словно шевельнулся и мигнул зеленоватым светом. В сию же секунду сзади него распахнулись крылья, общий обхват которых составлял два с половиной метра, и он коварно оскалился. Зубы тоже сложно было отнести к человеческому типу. Их было явно больше тридцати двух, и все они были острыми, как клыки. Из бледного и худощавого он превратился в серого и мускулистого монстра, каковых не видал свет. Рифа моментально достала меч, однако, реакция сказочного чудовища оказалась ещё быстрее, и сильным ударом когтистой руки он заставил её прочертить спиной по земле до ближайшего камня. Кожа была содрана и оголившаяся плоть очень болела. Любое движение причиняло неописуемую боль, но, несмотря на это, девушка поднялась на ноги и начала достойно сражаться. Никто не говорил, что в результате мутаций происходит только ухудшение работы организма. Во всяком случае, сейчас мы видим перед собой наглядный пример, как радиационное воздействие может обогатить способности человека. Звероподобный человек научился летать и перемещаться в пространстве с необыкновенной скоростью, а это являлось неоспоримым преимуществом в борьбе с нашей героиней. Что двигало им? Может, хороший аппетит? Не было времени думать над этими вопросами. Рифа прикрывалась от его атак, как только могла, но этим она по большей части только выигрывала время. Меч мог нанести ощутимые повреждения только, если жертва находилась поблизости – неприятель же не позволял себе подходить близко к Рифе. Он пытался сбить её с ног старательными взмахами крыльев. С земли поднималась пыль, которая нагло бросалась в глаза. Девушка закрывала лицо ладонями, но в то же время наблюдала за своим противником сквозь расставленные пальцы. Ей приходилось наклоняться вниз, дабы не быть сбитой с ног ураганным ветром. Видимость повсюду стала уменьшаться. Казалось, будто неведомые туманные силы оторвали этот клочок земли и унесли в своё пыльное царство. Вот злобное существо ещё сильнее взмахнуло крыльями и взлетело в чёрное небо. Рифа очень сомневалась, что он улетел, чего-то испугавшись. Скорее всего, чудовище пустило в ход новую тактику. На фоне ночи было тяжело разглядеть, где именно парит враг. Чтобы не прослыть статичной мишенью, девушка предпочла укрыться под ближайшим деревцем и мелкими перебежками добраться до Майка. “В порядке ли он?”, - подумала героиня, и тут в её сердце заиграло волнение. Она осмотрелась по сторонам, и изо всех сил помчалась на полусогнутых ногах к лежащему булыжнику, который валялся примерно в десяти метрах от неё. Но стоило ей только высунуть голову из-под коричневых веток, как сверху послышался пронзительный рык. Обернувшись на звук, Рифа заметила, что зверь уже летел на снижение. У неё было время сделать кувырок и отпрыгнуть, однако, она использовала эти секунды немного иначе. Девушка достала оружие и всадила чудовищу прямо в грудь. Он онемел от внезапной боли и, упав, надавил на героиню всем телом. Она с трудом отбросила его, и, поднявшись, обнаружила на себе кровь. Это была уже не та привычная для нас красная жидкость – приглядевшись, в ней можно было различить крохотные зеленоватые песчинки, которые явно отсутствовали в крови человека. Кровь принадлежала не ей. Ею истекало чудовище. Рифа видела, что перед ней лежал серьёзный враг, а потому твёрдо решила, что одного удара ему будет мало. Не в силах сдерживать дыхание спокойным, девушка восстала над ним и крепко сжала меч в своих руках. Затем, стиснув зубы, она ударила по нему несколько раз. После первого звероподобное существо ещё пыталось подняться на ноги, вероятно, чтобы взлететь и унестись в сторону дома, но когда меч вошёл в грудь в третий и четвёртый раз, оно оставило надежды, упившись вечным сном. Это был незабываемый поединок. Однако Рифа была уверена, что воспоминания о нём не принесут ей хороших впечатлений. Она невзначай взглянула на луну. Желтоватый шарик напоминал глаз огромного циклопа, который каждую ночь забирается на гору и поглядывает за земной жизнью. Неприятно осознавать, что за твоими действиями кто-то следит. Вдруг жёлтый фонарик пересёк какой-то силуэт. Безусловно, он имел крылья, но это была не птица. Тень мелькала в небе совсем недолго, поэтому наша героиня толком не разобрала, к кому оно может принадлежать. Что-то подсказывало ей, что это был сородич того, кого она только что пришила. Тяжело вздохнув, девушка отправилась к Майку, желая предупредить его, что здесь небезопасно оставаться долее и, что лучше им отсюда убраться. Но стоило ей сделать несколько шагов в указанном направлении, как вдруг сзади снова послышался неприятный рык. Моментально среагировав, героиня приблизилась обратно к трупу. Её изумлению не было предела! Многочисленные раны, нанесённые буквально пять минут назад раскалённым от горячих рук мечом, словно исчезли! На их месте красовались лишь небольшие царапины, да и те, признаться, были уже слабо заметны на вражеском теле. Такая скорость регенерации не была присуща ни одному земному существу. Рифа подумала, что ей просто померещилось, и протёрла кулаками глаза, однако, картина не изменилась. Неожиданно зверь подпрыгнул и вцепился в жертву. Рифа не успела ничего предпринять. Она некоторое время давала шанс себя победить, а потом оттолкнула его ударом сапога, и помчалась прочь. А что, если его вообще нельзя ранить? Какой в этом толк, если через пять минут все его раны затягиваются, и он вновь оживает? Дальнейший бой был бесполезен. Наконец-то девушка добралась до спящего Майка и начала трясти его за плечи. Он не сразу понял, что произошло… По лицу его подруги было видно, что что-то не в порядке. Не хватало времени на лишние разговоры. Основной упор делался на действия. Мальчик догадался об этом и не стал требовать объяснений. Они убежали с поляны, и теперь перед ними простиралась довольно рельефная местность. Глубокие овраги и не менее высокие горы делали её неимоверно живописной, но в то же время трудной для преодоления. Имея крылья два с половиной метра в ширину, спуститься в яму или подняться на какое-нибудь возвышение становилось делом всего нескольких секунд, однако, без них задание превращалось в практически невыполнимое. Ребёнок ничего не видел. Он до сих пор ещё не отошёл от сна, поэтому Рифа была его глазами и ушами. Может быть, он думал, что это всё ещё сновидение? Действительно, зачастую мы не в силах отличить вымысел от подлинника. Нам кажется, что мы существуем в реальном мире, а на самом деле мы просто спим. В данном случае нашей героине очень хотелось поверить в то, что это всего лишь пустой кошмар, но это была самая настоящая правда. Рифа и Майк спустились в овраг. Там росла достаточно высокая трава, чтобы спрятаться от преследующего их по пятам чудовища. Когда девушка стояла в полный рост, травинки достигали её колен, а мальчик вообще не видел своих ног. Вот, почувствовав приближение врага, героиня скомандовала лечь на землю и затаить дыхание, так как любой, даже почти неуловимый человеческим ухом шум мог привлечь к себе нежелательное внимание. Они легли на спину. Рифа видела, как высоко в небе пролетает мистический зверь. Видимо, мутация продолжала действовать, потому что он с каждой новой встречей всё меньше походил на человека. Кожа становилась грубей, когти длинней, зрачки уже. Кажется, чудовище слегка отстало и не уследило, куда именно побежали наши путешественники. Оно несколько мгновений ещё покружило в воздухе, пытаясь высмотреть жертв, а потом улетело неизвестно куда. Вернётся ли оно сюда ещё? Никто не знал. Известно было только, что при его следующем визите ни рифа, ни Майк могут не выжить. Девушка ещё долго не решалась подняться, опасаясь, что всё это может оказаться лишь глупой уловкой. Мальчик следовал её примеру.
- Кто это был? – испуганным шёпотом спросило дитя.
- Это? Это ангелы… Настоящие ангелы, - печально произнесла героиня.
- Как? Разве ангелы не должны быть похожими на тебя? Они свирепы, безумны и уродливы, а ты не такая. В их глазах безудержный гнев и жажда крови. Они чувствуют потребность в убийстве, как наркоман в новой дозе. Разве такие твари могут считаться ангелами? – недоумевал малыш.
- А ты думал, что они будут носить над головой золотые колечки и проповедовать, как правильно жить? Очнись, Майк! Когда же ты, наконец, поймёшь, что не все вещи выглядят такими, какими их представляет себе человек? Ангелы посланы на эту планету только затем, чтобы избавить её от людей, а не спасти их! И это доброе дело, учитывая, что человечество само по себе является ничем иным, как паразитами, вроде кухонных тараканов. Вас вообще не должно было тут быть – вы появились в результате научного эксперимента! Если бы не вы, то на Земле сохранилась бы ещё сотня вымерших видов животных и растений. Мы слишком поздно спохватились… Но шанс оставить ещё хотя бы что-нибудь на этой планете пока существует, - вспылила Рифа, под конец задумавшись.
- Значит, ты тоже хочешь уничтожить всё человечество? Или ты не ангел? – ничего не понимая, вопрошал ребёнок.
- Ангел, - сказала девушка как-то тихо и растерянно, а потом добавила, - …Падший. Упав на то дно, куда приземлилась я, они обычно ломают свои крылья, и поэтому становятся не в состоянии вернуться на небо. Спускаться легче, чем подниматься. Моя миссия, если тебе любопытно знать, заключалась во взрыве глобальной ядерной электростанции, стёртой со всех карт мира. Я прорвалась. Мне оставалось сделать всего одно движение, чтобы погрузить всех вас в вечный мрак, но я не смогла… Что ж, если не ты, то обязательно кто-нибудь другой. Они вылезли исправить мою ошибку. Так как я сдержала обещание и вернулась за тобой, оставив вам долгие годы жизни, которые вы всё равно будете использовать для существования, я больше не имею права носить звание ангела, а потому они не считают меня за свою. Уж к кому и надо бежать за помощью, так это к дьяволу – ему очень выгодно, чтобы вы продолжали издеваться над своей землёй. Забавно… Вы молитесь на коленях перед святыми иконами, которые озаряются тающими свечами… И делаете это только тогда, когда вас касается какая-то беда, но стоит ей благополучно миновать, как вы мгновенно забываете о существовании высших сил. Зачем вас после этого оберегать? – задала вопрос Рифа так, будто он был риторическим.
Ни у одного из героев не было желания продолжать эту язвительную беседу дальше. Только что услышанная речь стала для Майка настоящим открытием, и, надо сказать, отнюдь не приятным. Ещё недавно он читал в книгах, что существуют ангелы-хранители, которые всячески защищают людей. Если верить её страницам, каждый ангел назначался в защиту определённого человека, а потом периодически являлся к своему предводителю, чтобы отчитаться. В наказание за упущение человеческой жизни ангел передавался в распоряжение сатане, и ад становился его новым домом. Он со временем привыкал к местной атмосфере и становился диким. Его кожа твердела, особенно ступни, так как в аду часто приходилось ходить по раскалённым углям. Разумеется, автор книги не мог написать её, уже побывав на том свете, а посему не мог ручаться за достоверность своих предположений. Тем не менее, ему удалось заставить мальчика поверить себе… До сей поры. Между выбором он не стоял. Действительно, глупо выбирать из персоны, которая лишь воображала себе конструкцию потустороннего мира, и той, которая имела счастье лично там побывать. Майк обернулся. Рифа уже поднялась на ноги, решив, что противник окончательно покинул их. Куда им было идти? За любым поворотом мог стоять враг. С другой стороны, если они останутся здесь, их всё равно рано или поздно найдут. Парадокс. Но сдаваться никто не собирался…
Снова начались бессонные ночи в кабинете мистера Ревора. Снова рабочие будни залезли на выходные и затмили собой всю неделю. Страшно хотелось отставить десятикилограммовую стопку бумаг куда-нибудь подальше и хотя бы на минуту сомкнуть уставшие глаза, однако, ещё больше хотелось избавить город от бушующей на улицах преступности, чтобы все жители смогли закрыть уставшие глаза. Во время просмотра Биллом очередной бумаги за окном вдруг раздался душераздирающий вопль. Казалось, даже мёртвый сейчас бы поднял свою безжизненную голову, чтобы посмотреть, что там произошло. Руки рефлекторно дрогнули, и он чуть не разорвал документ. Раздвинув жалюзи, замучившийся труженик поспешил выглянуть в окно. Ночь упорно пыталась скрыть происходящее, окутывая весь двор нескончаемым мраком. Что только ни делал Ревор – всё было тщетно. Глаза отказывались привыкать к столь густой темени. Вот крик донёсся до его уха во второй раз. Он был не менее душещипателен, чем прошлый. Сразу после этого крика Билл заметил на чёрном фоне едва выделяющуюся фигуру человека. Кажется, кричал именно он. Неизвестный тип со всех ног бросился бежать в первом попавшемся направлении. Когда он перебегал дорогу, его сбила машина. Бедняга был так напуган, что даже не заметил бегущего на него железного коня. Водитель тоже слишком поздно спохватился. При такой скорости, с которой он рассекал асфальт, нажимать на педаль тормоза нужно было гораздо раньше. Незнакомец успел только сделать жест вытянутой рукой, повелевая автомобилю остановиться, но он, естественно, не сделал этого. Всё произошло быстро. Тело упало на капот, а затем на лобовое стекло, выдавив его своим грузом. Осколки стекла впились ему в живот, в ноги, в шею… Хотя они и не были одушевлены, но порой создавалось впечатление, будто они пьют человеческую кровь, уподобляясь надоедливым москитам. Водителю, похоже, здорово досталось. Он умер практически сразу. Тот же, что бежал, оказался на удивление сильным. Он полежал какое-то время на одном месте, а потом, превозмогая себя, перевернулся и скатился на асфальт. Далее бедняга опёрся на него руками и, видимо, хотел доползти до ближайшего медпункта, но тут явно переоценил свои возможности. В правой ладони торчал окровавленный кусок стекла, и когда он прижал руку к асфальту, стёклышко прошло насквозь. Теперь он был похож на дырявый воздушный шарик, который до краёв заполнили водой, предварительно вымыв в ней кисточку от красной краски. Такая боль не давала страдальцу даже вскрикнуть. Впрочем, даже если бы он позвал на помощь, всё равно никто бы не откликнулся. Ночью на этой улице сложно было встретить случайного прохожего. Сил истекающего кровью человека хватило лишь на то, чтобы сделать несколько крохотных шажков… Затем он упал и, увы, больше не поднимался. Ревор вспомнил, что отвлёкся от важного дела. Эта отвлечённость могла стать непоправимой ошибкой. В дверь постучали. Это было банально слышать – как нам, так и Биллу. Не дрогнув ни одним мускулом, он попросил зайти стучавшегося. Это был опять тот самый новичок. Ревор уставился на него своим пристальным, испытующим взглядом, ожидая, что он снова доложит что-нибудь о преступнице, однако, новобранец молчал. Он тоже внимательно смотрел на начальника, и в его взгляде было что-то неузнаваемое, не свойственное ему. Тогда Билл подумал, что этот тип тоже был свидетелем произошедших на улице событий, и не может сказать ни слова, потому что до сих пор находится под впечатлением. Хозяин кабинета предложил ему сесть на стул напротив себя. Тот молча подошёл и сел, при этом не переставая всматриваться в глаза Ревора. Он никогда раньше не смотрел в них так смело. Время утекало. У Билла в голове ещё раз проскочила мысль о том, что с каждой новой минутой работа продолжает накапливаться, и он уже грозным тоном попросил новобранца разъяснить причину своего визита. Ответа снова не прозвучало. Только сейчас он заметил на лбу своего гостя какой-то мистический знак. Символ был будто чем-то выжжен. Вдруг новичок встал, и из его спины вылезли огромные серые крылья. Он пару раз взмахнул ими и все бумаги, с которыми так нянчился мистер Ревор, почувствовав свежий запах свободы, выпорхнули в окно. Карандаши и ручки, одна за другой, попадали на пол. Упала и та драгоценная фотография, где была изображена семья Билла… Рамка разбилась. Потолочная лампа качнулась, желая вырвать свои корни. К счастью, они крепко держали её. Билл побледнел. Он, не зная, что предпринять, уже готов был залезть под стол, чтобы там схорониться, но зверь одним мощным ударом руки, теперь уже больше напоминающей лапу, отбросил указанный предмет мебели в угол. Ревор подумал о возможности выпрыгнуть в окно, но вскоре сообразил, что отсюда слишком высоко прыгать, и он может попросту разбиться. Пробежать к двери, минуя чудовище, тоже не представлялось возможным. Оно контролировало каждый его шаг. На этой не очень приятной ноте Билл, наконец, осознал, что смерть безысходна…
Что случилось с этим миром? Боже, он стал так страшен и непредсказуем, что у рождающегося на этот тусклый свет ребёнка первым делом сразу же возникало желание умереть, дабы не видеть того, что он только что узрел. Ещё не так давно радовавшая нас пёстрыми красками природа вдруг обесцветилась. Она растеряла все свои цвета, оставив только серый. Свободно раскинутые ветви деревьев… Раньше казалось, что они норовят тебя обнять, чтобы подарить драгоценное тепло и защитить от моросящего дождика. Теперь же создавалось впечатление, что они хотят обвить твою шею покрепче и задушить. Солнце стало заметно реже посещать земные места. То ли оно боялось видеть, как сильно изменился мир, то ли ещё чего, но от недостатка солнечного света трава начала редеть, а прекрасные цветы склонили свои головы вниз. Листья сыпались с берёз, один за другим, оголяя их и делая ещё более грозными. Реки потекли быстрее, стараясь впасть в море. Видимо, они рассчитывали, что беда не коснётся больших водоёмов. Всё меньше и меньше людей выходило на улицы. Многие предпочитали отсиживаться дома, надеясь, что тем самым они продлят себе жизнь хотя бы на несколько дней. Рано или поздно, их всё равно находили. Правительство переставало поддерживать порядок, в результате чего, культурные и некультурные люди начинали грабить магазины. Они уносили с собой всё, что только позволяли им физические силы – даже то, в чём явно не нуждались. В районе разверзся хаос. Он достиг своего апогея всего за несколько дней. Конец света вошёл без стука. Никто не ожидал его прихода, а потому не успел как следует подготовиться. Сейчас трудно найти человека, в глазах которого бы не читался панический страх. Некоторые люди, глядя на других, запирались в своих домах, хотя не знали, почему так было опасно выходить на улицу. Как правило, их губило любопытство. Кладбища разрастались с неимоверной быстротой. Казалось, что вскоре вся планета превратится в одно гигантское кладбище. Небеспочвенные опасения наших героев подтвердились – чудовище действительно было не одно. Более того, они каким-то образом научились заражать людей своим вирусом, после чего те превращались в таких же монстров. Распространялась ли данная инфекция на Рифу, было не известно, но, как говорится, лучше не испытывать судьбу. Она не могла поверить, что эти твари обладают бессмертием. Ещё ни у кого не получалось жить вечно. Кто виноват в случившемся? Девушка неоднократно хотела обвинить Майка, так как если бы не их встреча, она бы, не задумываясь, нажала на заветную кнопку самоуничтожения. С другой стороны у неё был выбор, и она сама поддалась на провокацию. Главенствующую роль всё же сыграла её слабость. Эта мысль отговаривала героиню предъявлять какие-либо претензии Майку. Словно читая её мысли, мальчик задал вопрос Рифе:
- А что было бы, если бы мы не встретились? Я всегда размышлял над этим вопросом.
- Ничего бы не было… Не было и не стало, - с некой двусмысленностью ответила девушка.
Время улыбок закончилось. Наступило время безудержных слёз. Но поздно раскаиваться – слишком много сделано плохого. Всё, что было раньше, кануло в бездну, из которой уже невозможно выбраться, ровно как невозможно собрать разбившуюся на тысячи крохотных кусочков хрустальную вазу. Между этими двумя мирами не было ни единого сходства. Держу пари, никому и в голову бы не пришло, что перед нами простиралась одна и та же земля. Даже время здесь тянулось иначе! Если раньше дни пролетали незаметно, как одинокая птичка за окном, то теперь каждая минута была на вес золота. Что делает с людьми страх, подумать только! Что лучше: существовать телом и душой на земле, проводя каждое мгновение этого существования в бесконечном страхе, или один раз умереть и навсегда успокоиться? Этот вопрос кажется простым ровно до того момента, когда ты сам встаёшь перед выбором. Рифа села на бордюр рядом с тротуаром, несмотря на то, что сидеть на одном месте было очень холодно, и уставилась смотреть на проходящих мимо людей, которые тащили в свои дома украденную из магазинов бытовую технику. На её лице проскользнула невесёлая ухмылка. Глупцы… Зачем им все эти бытовые прелести, если им отмерено жить не более недели? Алчность туманила рассудок и заставляла их делать неправильные вещи. Хотя, с другой стороны, быть может, они просто смирились с мыслью о неминуемой гибели и решили прожить последние дни на широкую ногу? В любом случае, их надо проводить в окружении близких тебе людей, а не бездушных машин… Впрочем, это дело каждого. Девушка посмотрела на Майка. Он не замечал на себе её растерянного взгляда и продолжал размышлять о чём-то своём. “Этот человек должен жить, во что бы то ни стало!”, - подумала Рифа и тут её брови сползли вниз, придав лицу серьёзность и решительность. Она встала и куда-то пошла. Ноги сами вели ее, и она не знала куда. Мальчик, дабы не оставаться один, пошёл за ней следом. В воздухе почувствовался какой-то странный запах, напоминающий тот, который образуется во время ударяющей в землю грозы. Обычно он не предвещал ничего хорошего. Молнии не было. Вот полил дождь. Крупные капли, словно брошенные с бомбардировщика снаряды, они бомбили всех и вся, кто не успел защититься. Наши герои побежали было под дерево, чтобы спрятаться от этих пуль, однако, тут Майк очень к месту заметил, что оно сбросило листья, а голые ветви не составляют особой преграды для капель. Под ногами постепенно образовывались лужи, которые размягчали землю, превращая в грязь. В них отражались небеса. Они были одного цвета с водой – такие же грязные и противные. Не хотелось смотреть ни вверх, ни вниз. Прямо на своём пути странники обнаружили канализационный люк. Рифа отодвинула крышку и спустилась вниз. Лестница была скользкой и существовала реальная опасность сорваться, поскользнувшись, и что-нибудь сломать. Чтобы этого не произошло, девушка спускалась медленно. В помещении было темно и душно, однако, сухо. Пожалуй, это был единственный плюс среди бездонного количества минусов. Возникала острая потребность в фонарике. Здесь присутствовала такая волшебная тишина, что дыхания наших героев были слышны и за десятки метров отсюда. Люди стали кротами? Теперь они будут терроризировать и подземелье… И никто не осмелится заступиться… Рифа и Майк почти не разговаривали. Этому способствовало несколько причин. Во-первых, они боялись, что по голосу об их присутствии могут узнать крылатые чудовища и внезапно напасть. Во-вторых, им было не до отвлечённых бесед. Под ногами, время от времени, маячили крысы. Бедняги тоже суетились, предчувствуя что-то неладное. Стены кишели разными надписями, сделанными в основном подростками, которым мало места на обширных улицах. Честно говоря, данная местность скорее напоминала своеобразный бункер, чем тесные трубы. Множество проходов и квадратных тоннелей превращали её в подземельный городок. За всю дорогу героиня не нашла ни одной лампочки, которая могла хотя бы слегка осветить помещение. Вдруг она остановилась. До девушки внезапно дошло – они забрались так далеко, что теперь уже не помнят обратного пути, поэтому в случае тревоги не смогут выбраться наружу. Все коридоры были копиями друг друга, будто сиамские близнецы. Секундная потеря бдительности могла стоить целой жизни. Вот за очередным углом они обнаружили ещё кого-то, бессильно облокотившегося на стену. Во мраке было тяжело сходу определить, к какому виду принадлежало это существо, и Рифа на всякий случай угрожающе наставила в его сторону меч. Тело незнакомца двигалось, а, следовательно, он не мог быть мёртв. Майк спрятался за спину девушки, очевидно, не догадываясь, что сзади тоже мог поджидать враг. Увидев оружие, неизвестный тип вскрикнул и попросил не трогать его. Кажется, он был не опасен, однако, Рифа не торопилась опускать свой меч.
- Кто вы и что здесь делаете? – холодно спросила она, не сводя с него глаз.
- Бога ради, не трогайте меня! Я всего лишь учёный. Меня зовут доктор Семитс. Что я могу здесь делать? Скрываюсь от чудовищ, как, наверное, и вы, - растерянно начал говорить человек.
Девушка слушала его с неподдельным вниманием. Конечно, было не исключено, что он таким образом просто пытается заговорить зубы, но в эту версию героине почему-то не хотелось верить. Произносить ложь с такой эмоциональностью в голосе было невозможно. Вскоре Рифа подошла к нему ближе и только тогда смогла разглядеть лицо собеседника. Действительно, всем своим видом он напоминал молодого профессора. В тонких квадратных очках, с чёрными, как космос, вечно растрёпанными волосами, а также с постоянным выражением мысли в глазах… Этому лицу было от силы лет двадцать пять. На нём был надет белый рабочий халат. Он был жестоко изорван и испачкан кровью в некоторых местах. Свою речь профессор часто сопровождал жестами, но они были так наигранны и бездушны, что иногда создавалось впечатление, будто его кто-то заставляет их делать. На самом же деле бедняга чувствовал в теле титаническую усталость, которая делала каждое его движение невыносимо тяжёлым. Бывало, он останавливался и аккуратно протирал очки краем халата, хотя они не запотевали. В помещении было довольно прохладно, но доктора всё равно бросало в жар. Рифа расценивала всё это, как результат глубокой растерянности. Вконец убедившись, что сидящий перед ней человек абсолютно безопасен, она убрала меч обратно в чехол. Ей казалось, что данная встреча произошла не случайно. В мире вообще нет места для случайностей.
- Как вы оказались здесь? – задала вопрос девушка таким тоном, что уйти от ответа было невозможно.
- Я занимался своими делами в лаборатории. К тому времени по всему свету уже разнеслась весть об этих кошмарных монстрах. Поняв, что если я, прославленный учёный, ничего не предприму, этого не сделает никто, в моей голове возникла идея создать противоядие от этой гуляющей инфекции. Каждая минута уносила сотни жизней по всей планете, поэтому, дабы успеть спасти их, я работал днями и ночами. Вся чистая бумага, которая только обитала в помещении, заполнилась моими формулами, ни одна из которых, к сожалению, не оказалась правильной. После очередного фиаско я вконец отчаялся и присел послушать радио, чтобы расслабить своё сознание… Как это част бывает, отгадка оказалась очень проста. Волновое излучение! – торжествующе сказал профессор и вытащил из кармана какую-то антенну, чтобы наглядно показать, чего он добился, а потом добавил, - Но мне не удалось опробовать своё устройство на деле. В это время меня неожиданно посетили непрошенные гости в образе четырёх мутированных людей, и я был вынужден покинуть своё рабочее место. Они не дали мне уйти без боя. Я спрятал изобретение в карман и хранил его как зеницу ока. Думаю, если бы не оно, на мне сейчас не было бы этих отвратительных кровавых пятен. В общем, перед тем, как я скрылся, один из них успел задеть меня и, признаться, достаточно сильно. Они отстали от меня только потому, что увидели неподалёку три другие жертвы, а один, как водится, меньше трёх. Я был уверен, что если сейчас упаду, то сил, чтобы подняться, у меня уже не будет… А тут ещё пошёл дождь. Появлялся риск захлебнуться в луже. Сознание начинало подводить и я сделал первое, что мне пришло в голову – залезть в канализацию… С тех пор я здесь.
- Здесь может быть не безопасно. Пойдёмте скорее отсюда, - сказала девушка, потягивая его за рукав.
- Нет, - возразил доктор, прервав свою речь громким, больным кашлем, а потом добавил, - Как бы я ни хотел, мне нельзя идти с вами. Вы видите, в каком я состоянии? Моё тело заражено. Лучше возьмите это устройство… Я рассчитывал, что сам смогу спасти человечество, но теперь, видимо, не успею… Послушайте, люди должны жить. Обещайте мне, что вы сделаете это.
- Глупости! Мы обязательно вылечим вас, - пыталась внушить капельку надежды в душу профессора Рифа.
- Не надо успокаивать меня. Я знаю, что говорю. Помните, что это устройство не доработано. Оно не способно возродить в крылатом звере человека. Оно может только убить врага. А сейчас идите и как можно быстрее, потому что…, - проговорил профессор и нарочно убрал со лба волосы.
Приглядевшись, героиня различила на его лбу мелкую отметину. Пока она ещё как будто спала, но поведение типа в халате предупреждало, что до пробуждения остаётся совсем немного. Самое ужасное не то, что ты скоро умрёшь, а что ты об этом знаешь. Жизнь с данной мыслью становилась не в радость. Внутри сразу же заводился будильник, или, лучше сказать часовая бомба. Увидев это, Рифа перестала теребить доктора за рукав и отошла назад. Бессилие выводило её. Перед тем, как уйти, девушка соизволила спросить, как работает эта антенна, потому что никаких кнопок на ней не было, но, повернувшись, встретилась уже с совершенно другим взглядом. Тот взгляд таил в себе неописуемую злобу, которая заставила героиню бежать со всех ног. Дорога, надо сказать, нашлась на удивление быстро. Дождик на улице уже прошёл, оставив на земле мокрые следы. Никто ещё не решался выйти. Луна всё также строго смотрела на землю сверху вниз. Ветер всё также поднимал пыль и игрался ею. Ничто не желало возвращаться к лучшему. Рифа очень паниковала по поводу того, что ей не удалось узнать, как работает антенна. Глядя на неё, у девушки возникали ассоциации с волшебной палочкой… В самом деле, волшебство возможно было только с помощью этой штуки. Разъёма для вставки батареек на антенне не было, а значит, она работала не от электричества. Возможность питания от сети тоже исключалась, как таковая. Рифа попробовала поднести устройство к фонарному столбу. Сперва она увидела на кончике антенны пробежавшую искорку, но потом поняла, что ей показалось. Изобретение никак не реагировало на солнечную энергию. Вдруг в голове девушки пробежали слова профессора о том, что прибор недоработан, и она тяжело вздохнула, осознавая сложность ситуации. Дело в том, что бедняга мог ещё не успеть к тому времени реализовать процесс питания устройства, а посему все попытки нашей героини включить его являются тщетными. И всё-таки, что-то подсказывало Рифе, что ещё не всё потеряно. Измученные странники подошли к автомобильному шоссе. Подобного вы не увидите ни в одном фильме-катастрофе. Все машины встали посреди дороги. Видимо, водители в ужасной спешке бросали их. Наикрупнейшая неразбериха творилась на перекрёстке. И хотя светофор служил вполне исправно, все стояли на своих местах. Некоторые автомобили стояли поперёк, некоторые были и вовсе перевёрнуты… Кто-то въезжал на тротуары, врезался в столбы, в стены зданий, в заборы… Никакие человеческие силы уже не могли очистить трассу от этой аварии. Разумеется, перед нашими героями представал лишь один из таких перекрёстков, коих на планете оказалось немало. Многие столбы от столкновений с несущимися на больших скоростях машинами не выдерживали удара и с грохотом падали на асфальт, круша абсолютно всё на своём пути. Из-под них торчали останки других машин с безнадёжно повреждёнными крышами, а также тела людей, задавленных и не могущих выбраться на свободу. Их лица изображали адские агонии… Хотя, в основном на них вообще не существовало лиц, потому как они все были обглоданы. По улице бродил сонный туман. Он старался скрыть весь этот ужас, словно предчувствовал, что тут могут находиться дети. Однако его предчувствие только дополняло картине мистики. Трупный запах распространился далеко за пределы шоссе. Он влезал в окна домов и беспокоил жителей. Рифа и Майк шли, и под их ногами слышался характерный хруст. Раскиданные повсюду стёкла автомобилей и человеческие кости давали о себе знать. Кажется, настал тот долгожданный момент, когда зрячие будут завидовать чёрной завистью слепым, а слышащие глухим. Ангелы среди нас – небо стало землёй, а земля стала небом. Мы так ждали их прихода и вот они тут… Только теперь, увидев их истинный образ, мы захотели прямо противоположного. Вот в небе снова промелькнул чей-то грозный силуэт. Он кружил над ними буквально несколько секунд, а затем осторожно присел на край восемнадцатиэтажного жилого дома. Он смотрел вниз и размышлял, кого из двух жертв возьмёт первой. К счастью, Рифа сравнительно быстро заподозрила что-то неладное, и скрылась в городских переулках. Тем не менее, выследить их с такой точки наблюдения не составляло особого труда. Монстр подождал, пока они не забегут в тупик, а потом с ястребиной скоростью ринулся к ним, чтобы отрезать все пути к спасению. Майк был напуган, как никогда. Говорят, что нет в свете вещей, к которым нельзя привыкнуть. Однако нельзя также забывать, что из всех правил существуют исключения. Рифа тоже слегка боялась, но не за себя, а за мальчика. Она прекрасно знала, что будет после смерти. Известно, что человек боится неизвестного. Когда тайна становится явью, страх пропадает сам собой. А ведь так скучно жить, когда всё знаешь! Итак, чудовище перекрыло выход. Похоже, оно приняло наших героев за обыкновенных людей, неспособных дать отпор силам тьмы. Рифа направила на него антенну, чтобы проверить её действие, но та никак не хотела реагировать. Зверь, будто заранее зная, что жертвы всё равно никуда не убегут, стал с черепашьей медлительностью подходить к ним. На кирпичной стене, которая образовывала тупик, не переставала расти крылатая тень. Девушка начала трясти палочкой, но и это не помогло. Более того, данные движения возымели даже противоположные последствия. Чудовище только сильнее раздражилось, очевидно, подумав, что героиня дразнит его. Одним взмахом руки оно отбило её к стене так, что там осталась небольшая вмятина. Рифа на секунду зависла, словно прибитая гвоздями, а потом с изображением боли на всём теле скатилась вниз. Шея покорно опустилась вниз, но, несмотря на это, в глубине души она даже и не думала сдаваться. Отпечаток удара залился кровью. Майк подбежал к девушке и слёзным голосом стал расспрашивать о её самочувствии. Ответа не было. Монстр продолжал приближаться. Он видел, что первая цель более не представляет опасности, а посему тут же переключился на другую. Само собой, сопротивления такого маленького мальчика против громадного чудовища были бессмысленными, как если бы белая мышка начала бороться против проворного кота. Если зверь подходил на один шаг ближе, малыш отдалялся на столько же шагов назад, пока присутствовала такая возможность. Когда он почувствовал спиной вышеописанное препятствие, деваться ему было некуда. Зная, что ребёнок ничего ему не сделает, звероподобное существо решило вдоволь поиздеваться над ним прежде, чем придать смерти. Вот мальчик принялся долго что-то говорить… Вероятно, он просил помиловать его, но никто толком не знал, понимала ли эта нечисть человеческий язык. Он видел, как чудовище сжало ладони в кулаки, я это являлось не очень хорошим признаком. Наконец, когда оно вплотную подошло ко второй жертве, его окликнул бодрый голос Рифы. Зверь сию же секунду обернулся на шум. Девушка приподняла голову и исподлобья смотрела на него. Казалось, теперь они поменялись ролями. Убийца стал жертвой, а жертва стала убийцей. В этих глазах тоже появилось что-то звериное. То была злоба, какой ещё не видывала планета. Рифа прыгнула на чудовище, достав на лету оружие и вцепившись в него. Не ожидав подобного разворота событий, чудовище завыло и судорожно затрясло крыльями, как пугаются люди, когда к ним на спину падает какой-нибудь ядовитый паук. Разгорелся бой. Она орудовала мечом, как профессиональный повар режет ножом овощи. Не упуская ни единой возможности, девушка готова была сделать из него решето. Зверь пробовал взлететь и, надо сказать, иногда у него получалось пролететь несколько метров над землёй, пока героиня не повредила ему одно из крыльев. Вот Рифа зачем-то посмотрела на мальчика… Наверное, чтобы убедиться, что с ним всё в порядке… Замешательство длилось не более секунды, однако, и этого вполне хватило, чтобы враг нанёс роковой удар. Он выбил из её рук меч, сделав тем самым безоружной. Следующий удар пришёлся ей в грудь. Снова неописуемое жжение и победа перевешивает в сторону нечисти. К счастью, оружие уцелело. Но подобрать его не было времени. Для зверя это был последний шанс разделаться с девицей с красными волосами, поэтому он очень не хотел его упускать. Он подобрался к героине и только встал в соответствующую позу, чтобы совершить последнее движение, которое должно отправить её на тот свет, как вдруг ни с того, ни с сего пошатнулся, а потом и вовсе пал на землю. Уж больно много ран на нём было, чтобы он продолжал оставаться на ногах. Опасность миновала. Однако Рифа знала, что это лишь временная смерть, а сейчас нужно бежать изо всех сил. Кровотечение было небольшим, однако, раны девушки очень болели. Она не могла бежать быстро. Последствия от этих ранений, как мы уже убедились на примере доктора Семитса, могли оказаться намного более серьёзными, чем некрасивые шрамы на теле. Девушка учитывала это, но в какой-то момент безудержная ярость заставила её забыть об этом. Жалела ли она, что так произошло, трудно сказать. По крайней мере, если бы она этого не сделала, Майк вряд ли бы сейчас находился рядом с ней. Жизнь героини уже давно прожита, так почему же не помочь тем, кто ещё может ею насладиться? Вот только наслаждаться такой жизнью, какая она есть на данный момент, не очень хотелось. Да, она спасла его от отродья тьмы, но сможет ли спасти во второй раз, когда встреча повториться? “Глупое устройство… Зачем я только на тебя надеялась?”, - подумала Рифа и уже хотела бросить изобретение на землю, чтобы впоследствии раздавить, как вдруг что-то её остановило. Она поняла, что если сделает это, то разрушит все свои надежды на счастливое будущее. Человек без веры сходит с ума. Вот в каких случаях ложь иногда спасает жизнь. Что теперь? Сможет ли мальчик существовать один в этом безумном мире? Конечно, он пройдёт какую-то часть своего жизненного пути, но потом непременно свалится, как велосипед без крутящего педали водителя. Подставив под угрозу себя, Рифа также подставила и Майка. Малыш тоже знал, чем может кончиться данная история, но был бессилен, дабы что-то изменить. Он шёл и не спускал глаз с героини, в вечном ожидании, что она остановится и скажет, что ему нечего бояться и всё под контролем. Но она молчала. Вот девушка встала и, ради интереса посмотрела на указательный палец, но уже не обнаружила там компаса, который указывал путь к ядерной электростанции. Что это могло значить? Что всё теперь тщетно и мир погибнет в независимости от вмешательства ангела? Наконец, не поворачиваясь в его сторону, рифа как бы, разговаривая сама с собой, вскользь произнесла:
- Я же говорила, что я не тот человек, который может заменить тебе родителей.
- Шутишь? Если бы не ты, я бы давно уже был одним из них, - возразил мальчик.
- Хватит этих глупостей. Я убила твоего отца, единственно близкого тебе человека, я хотела уничтожить всех людей на Земле, я была самой опасной преступницей, когда за порядком в городе ещё следили правоохранительные органы. За что ты меня любишь? Я бы на твоём месте, если бы передо мной стояло существо вроде меня, не раздумывая, плюнула бы ему в лицо. Лучше тебе держаться от меня подальше, - сквозь зубы проговорила девушка.
- Я сам решаю, что для меня лучше, - с небывалой твёрдостью сказал малыш и на этом их разговор окончился.
Конечно, такая острота в их разговоре разгорелась на почве волнения. Рифе оставалось от силы пару часов, после чего из близкого человека она превратится в злейшего врага. Что, если уничтожить себя до того момента, как произойдет мутация? Быть может, это и есть способ избежать уготованной участи? В любом случае Майк останется один. Неужели всё так безнадёжно? Девушка как-то многозначительно посмотрела на меч, а затем убрала его обратно в чехол. Тучи будто опустились ниже, желая придавить жителей Земли. Туман постепенно стал превращаться из серого в чёрный. Камни, мирно покоившиеся среди травы, вдруг стали напоминать надгробия. И если на ветви дерева усаживалась какая-либо птица, она пела уже не радостные весенние мелодии, а нечто мрачное и пессимистичное. Хотелось отрезать себе уши, только бы не слышать подобных звуков. Интересно, в образе того монстра, с каким героиня буквально только что имела честь встретиться, мы могли различить знакомые черты мистера Билла Ревора… Что ж, история потихоньку подходит к самому кульминационному моменту. Так как героиня, находясь в теле человека, не могла достать такой точки наблюдения, которая могла бы объять весь земной шар, в её сердце ещё теплилась какая-то надежда на то, что мир ещё не полностью подвластен этой нечисти. Ангелы с внешностью демонов могли не знать о существовании некоторых островков, хорошо запрятанных в недрах океана и, разумеется, пригодных для жизни. Девушка сочла наиболее правильным немедленно отправиться к порту. Нет, она не разочаруется, если обнаружит там крохотную одноместную лодочку, ведь за поиском нетронутых земель должен был отправиться один Майк. Возникал забавный и в то же время до боли в сердце печальный парадокс… Чтобы спасти жизнь малышу, ей нужно было бросить его на произвол судьбы и сделать всё возможное, чтобы не видеться больше. Разве ради этого она отказалась взрывать станцию? Неужели счастье – это такой же народный миф, как пришельцы или снежный человек? Мы постоянно путаем их с чем-то совершенно обыкновенным, приписывая увиденному фантастические черты, и молим других людей, чтобы они поверили в правдивость наших слов. Мы заставляем наш разум принимать вымышленное за реальное, думая, что вот-вот настигнем единственную и неповторимую истину. На самом деле истина продолжает отдаляться от нас ровно на столько же шагов, насколько мы к ней приближаемся. Желать людям добра – не значит находиться рядом. У них было время для последнего разговора. Но о чём надо говорить, когда прощаешься навсегда? Это должно быть что-то более серьёзное, чем беседы о повседневном быте, что-то до глубины души трогающее своей эмоциональностью… Возможно, какие-то откровенные признания. Героиня не сделала бы такого и под страхом смертной казни, чего же ожидать от неё сейчас? Раны, которыми Рифу одарило чудовище, были открытыми, но она не пыталась искать средства, чтобы их перевязать. Девушка коснулась высшей стадии отчаяния. Скалолаз с неимоверным трудом забирается на гору. Днями и ночами он грезит о её покорении, упорно проделывая путь к осуществлению своей мечты. С его лба, как из плохо закрученного крана, постоянно скатываются капельки пота, и чем выше забирается искатель приключений, тем быстрее они замерзают, превращаясь в льдинки, обжигающие кожу поразительно низкой температурой. Пусть отнимаются пальцы и урчит в животе – человека с железной силой воли невозможно сломить! А что он делает, когда, наконец, достигает поставленной задачи и победоносно втыкает флаг родной страны в самый кончик горы? Он спускается с возвышенности, ровно как и обычный человек, достигая апогея собственных сил и задержав его на незначительный промежуток времени, рано или поздно, начинает неуклонно слабеть духом… И эта падающая линия не остановится, пока не пересечёт нулевую отметину. Сейчас Рифа чувствовала, что её поезд пришёл. Пусть не к тому вокзалу, куда направлялся изначально, но, тем не менее пришёл… И больше не желает двигаться с места. Вот девушка остановилась, зачем-то засунув руку в карман. К тому времени они уже добрались до травянистого холмика. Её внезапная остановка вызвала на лице мальчика не понимание. Буквально только что она изо всех сил спешила в сторону моря, а тут вдруг взяла и встала, как вкопанная! Когда героиня высунула ладонь из кармана, она уже была пустой. Пока ладонь была сжата, разглядеть таинственный предмет было невозможно… Рифа разжала её. Взору малыша представился потускневший цветок. Да, он уже не приветствовал восходящее солнце, и от него не веяло той свежестью, которая казалась особенно диковинной на осеннем фоне. Он завял… Его головка безжизненно поникла. Однако сам факт, что героиня хранила его все эти дни, не мог не вызвать улыбки на устах ребёнка. Честно говоря, для него это оказалось огромным сюрпризом. С осторожностью, какая присуща только ангелам, чтобы не помять и не покрошить ни один листочек, она вручила дар Майку. Мальчик принял его, но непонимание всё равно не сходило с его глаз.
- На, возьми… Я больше не хочу держать его у себя. Нет. Это не из-за того, о чём ты сейчас подумал… Просто я не хочу, чтобы что-то напоминало мне о тебе, после того как мы расстанемся, потому что каждое воспоминание будет причинять мне куда большую боль, чем эти крылатые твари. Можешь выбросить цветок, если, конечно, он посмеет сделать с тобой то же самое… - высказалась Рифа.
Малышу не составляло особого труда догадаться, что это был прощальный монолог. Что ему было ответить на эти слова? Бедняга лишь смиренно кивал. Язык, точно парализованный, наотрез отказался поворачиваться. В горле, откуда ни возьмись, образовался комок, проглотить который не хватало сил. Но и вырваться наружу он тоже ему не дал. Майк оглядел поле, которое простиралось впереди, и не обнаружил там ни одного цветочка. Наверное, он держал в руках последний. Кстати, наши герои стояли на возвышенности, с которой было видно практически всё. И дело даже не в том, что холмик высоко поднимался над уровнем моря – просто он был единственной более-менее приметной выпуклостью на этом равнинном ландшафте. Спуститься с него было также просто, как и подняться, потому что спуск был постепенным, а не вертикальным, как часто бывает у обрывов. Деревья взору наших путешественников почти не попадались, а те, что всё-таки встречались, скорее, походили размером на кустарники, чем на здоровое дерево. Вот Рифа почувствовала какой-то неподдающийся объяснению внутренний дискомфорт. Он длился не долго, однако, оставил в памяти девушки неизгладимые впечатления. Ей не доводилось чувствовать подобного раньше, и она всё отдала бы, чтобы данное чувство не посещало её повторно. Не могло быть сомнений – то, что героиня только что испытала, есть признак мутации. В испуге она коснулась пальцами лба, но, к счастью, круглой отметины не нашла. Вдруг со всех сторон повылезали чудовища. Они заполонили всё свободное пространство. Куда бы не отвернулись герои, везде их суровые взгляды встречали звероподобных существ. И без того тёмная земля покрылась тенями парящих в небе монстров. Каждый норовил первым уцепить добычу, и между ними по данному поводу даже завязывалась своеобразная борьба. Те чудища, которые оставались на тверди, хаотично бегали в разные стороны, чувствуя, что жертва где-то рядом, но не зная, где именно. Им не было конца. Каждую секунду на поле боя появлялись всё новые бойцы. Хотя, какой это бой, когда ты один сражаешься против миллионов? Такое сражение могло называться только цирковым представлением, созданным на потеху зрителям. Девушка грозно посмотрела на своего приятеля, приказывая ему бежать, но тот и не пытался сдвинуться с места. Он видел в её ненависти те самые поддельные черты как тогда, когда она хотела подкинуть его другой семье. Малыш знал, что Рифа искренне желает ему только добра, но он также знал, что принятые во взволнованной спешке решения отнюдь не всегда являются правильными. Майк предпочитал умереть от неё, чем от лапы какого-нибудь чудовища. Героиня повторяла свой приказ и угрожала оружием, но сии действия по-прежнему не приводили к положительному результату. Вскоре, убедившись, что мальчик и после смерти не изменит принятой позиции, девушка переключилась обратно на вражеское поле. В самом деле, ситуация не очень располагала для длительных и нудных уговоров. Вот с неба спустилась одна из диких тварей. Она не спешила атаковать Рифу, тем более что победа была уже на их стороне, взять хотя бы во внимание числовое превосходство врага. В мозгу противника проступила мысль поиздеваться над жертвой. Девушка тоже чего-то ждала. Что было у неё на уме, автор не имеет понятия. Неожиданно монстр издал некий рокот, издали напоминающий клич ястреба, и на землю разом опустилось ещё несколько чудовищ. Они не окружали Рифу, а вставали в ряд напротив неё. Факт того, что они переговариваются и, поэтому могут действовать скооперировано, почему-то вызвал у героини лёгкий шок. Не долго думая, один из них расправил крылья и принялся широко махать, вероятно, пытаясь сдуть неприятельницу. Остальные чудовища последовали его примеру, тем самым, усилив порывы ветра. Хаос на заднем плане, тем не менее, продолжал разгораться. Героиня уже видела, как вдали к ней приближаются сотни крылатых существ. Зацепиться оказалось не за что, а посему шансов устоять против ураганных ветров практически не оставалось. Рифа подалась вперёд, чтобы сбалансировать равновесие. От земли уже начали отрываться небольшие клоки вместе с травой, и они нередко сталкивались с ней. Вот героиня запустила руку за спину, и в это же мгновение от неё отвязался чехол с мечом внутри. Он с громадной скоростью унёсся назад и надежд на то, что оружие вернётся, уподобившись бумерангу, не оставалось ровным счётом никаких. Девушка оглянулась вслед своему чехлу и сейчас же повернулась обратно. Как известно, в подобных случаях даже доля секунды потерянной бдительности могла кардинально поменять исход дела. Избавившись от груза, Рифа почувствовала во всём теле непривычную лёгкость. И теперь это оказалось очень некстати. Впрочем, девица не сильно разочаровалась потере оружия. В её голове созревал другой план. Она достала ту самую антенну, которой наградил её доктор Семитс, и, сжимая руку изо всех сил, вытянула её перед собой. Один из бегущих навстречу чудищ, видимо, самый быстрый уже достиг холма и, не сбавляя скорости, пронёсся мимо, нарочно чиркнув противнице по бедру своей когтистой лапой. Из образовавшейся раны моментально полилась кровь. Демонический ветер десятикратно умножал полученную боль, но Рифа даже не дрогнула. Она знала, что стоит ей сойти с места, сделать одно не тактичное движение, как её тут же унесёт в сторону чехла. Девушка продолжала стоять в той же позе, из последних сил надеясь на изобретение профессора. Ничего не происходило. Вся кожа героини покрывалась бесконечными ожогами. Оказывается, ветра тоже могут быть опасными. Любой другой на её месте уже давно бы умер от вышеописанных издевательств. Рифе было страшно закрыть глаза. Она боялась, что если позволит себе хотя бы моргнуть, то больше не сможет их открыть. Смерть дышала ей в спину, но девушка продолжала бороться. Вот ещё один зверь достиг своей мишени. Он точно также пронёсся, как бы играя, и порезал Рифу когтистой лапой. Кажется, негодяй сумел попасть по тому же месту, где до сих пор кровоточила первая рана. Глубина раны доставала до кости. Нет, такого не вытерпел бы сам дьявол! Героиня незаметно вздрогнула и покосилась набок, где был совершён удар. Слабость от потери крови уже начинала овладевать над её телом. “Слишком поздно”, - пронеслось в её голове. Вслед за этими двумя тварями к холму приближались ещё сотни таких. Они были готовы разорвать её в клочья. Перед тем, как отдаться им, Рифа побаловала себя лучшими воспоминаниями из прожитой после смерти жизни. Отдельными кадрами они промелькнули перед её глазами. Пусть этих моментов было не много, по сравнению с эпизодами грусти, но каждый из них преподносил такой заряд воодушевления, что с лёгкостью заменил бы потребность в пище и свежем воздухе. Вены вдруг заполнились новым притоком крови. Захотелось петь, веселиться, делиться своей радостью с другими. Хотелось слушать журчание ручья и подолгу глядеть в воду, точно в зеркало… Возникало несколько сумасшедшее желание расправить в обе стороны на всю ширину руки и, изображая из себя птицу, побежать навстречу горизонту… Авось, взлетишь. Но теперь об этом оставалось лишь мечтать. Рифа смотрела вперёд и больше не замечала мутного неба с кровожадными чудовищами. Она видела то, что рисовало её воображение: светлый солнечный день с доносящимися отовсюду детскими криками восторга; бархатный зелёный ковёр из травы и добрые дубы-великаны, ласково поглаживающие ветер своими могучими ветвями. Иногда спокойствие пейзажа нарушалось мохнатыми белочками, шустро перепрыгивающими с одного дерева на другое. Похоже, они запасались на зиму лесными орехами. Глупенькие, они не знают, что в этих краях никогда не бывает зимы, и люди здесь не умеют делать печальные лица. Всё живёт в согласии с природой и ни у кого не возникает потребности устраивать войны… Сердце девушки будто потяжелело, слегка спустившись вниз. Оно чем-то наполнилось. И это “что-то” было великое и светлое чувство, способное поставить на ноги даже самого падшего человека… И имя этому чувству – любовь. Проникнувшись любовью ко всему живому и сосредоточившись на данной мысли, Рифа, сама того не подозревая, заставила антенну излучать волны. Кто бы мог подумать, что устройство активируется посредством сильных человеческих чувств? Излучение, издаваемое изобретением, было почти прозрачным, поэтому мы могли замечать только его последствия. Волна начала медленно растекаться по земному шару, испепеляя всё зло, которое встречалось на её пути. Героиня видела, как стоящие напротив неё чудовища начали крошиться, один за другим, подобно какому-нибудь печенью. Но никаких стонов и взвизгиваний не было слышно. Наверное, крылатые звери не успевали ничего понять от неожиданности. Кажется, они даже не чувствовали боли, когда умирали. Волшебная палочка, испускающая волны, начала здорово накаляться и сдерживать её в ладони становилось всё сложнее. Это как зажжённая спичка, которую ты не можешь бросить по той или иной причине. Огонь подбирается к пальцам, а ты, как бы далеко он не забрался, не должен давать волю рефлексам. Сколько ещё терпеть? Как оказалось, недолго. Когда на равнине, уподобляясь хлопушке, лопнуло последнее чудище, устройство прекратило излучать волны. Вслед за этим хлопком послышался ещё один. Но кто мог исчезнуть, если перед нами находился последний противник? Данный звук относился к Рифе. То ли палочка почувствовала, что девушка заражена и её никак нельзя оставлять на белом свете, то ли она, наконец, сломилась под напором врага, но ясным оставалось одно – тело героини вдруг как-то сжалось, а затем рассыпалось на миллиарды мелких кусочков. Ветер, ещё не успевший стихнуть после монстров, развеял эти песчинки по земле. Что осталось от Рифы? Только несчастные воспоминания. Когда опасность миновала, тучи рассеялись, и из-за них выглянуло солнце, которое так долго отказывалось снабжать проклятые земли своим светом. Много людей было уничтожено, но, как выяснилось впоследствии, некоторые выжили, и на их спины теперь ложилась тяжёлая ответственность перед возобновлением рода. Мир переродился, будто по нему прошёлся великий сорокадневный потоп. Человечество возымело второй шанс. Но вернёмся к делу. Едва шумы стихли, на холмик прибежал мальчик. Похоже, маленький Майк всё же послушал Рифу и покинул её, однако, отнюдь не навсегда. Он предвидел, что сейчас с неба слетит одна из крылатых тварей и поднимет ураганный ветер, а посему счёл наиболее разумным спуститься к подножию холма. Там ещё можно было уцелеть. Теперь же он, закусив нижнюю губу, с масляными глазами смотрел на безжизненные песчинки, которые ещё минуту назад являлись ангелом воплоти. Он ждал, что вот-вот должно произойти чудо и частички снова соберутся воедино, но всё оставалось на своих местах. Ему никак не верилось, что такие благородные и мощные личности, какой и являлась Рифа, могли погибать так скоро… Пришлось поверить. Не выдержав, Майк припал к земле и со слезами проговорил:
- Зачем ты оставила меня одного? Ты ушла, забыв обо мне… А я буду помнить тебя вечно… Всегда… И во веки веков…. Спасибо за всё, что ты для меня сделала… Надеюсь, мои слова будут услышаны.
Он сказал бы больше, если только бы существовали словесные выражения, которые могли бы выразить то, что он сейчас переживает. Нет, ему было легче разговаривать на языке мыслей и эмоций. Дитя склонилось и стало руками копать землю. Благо, она оказалась мягкой. Ямка располагалась на то месте, где стояла Рифа, держа в руках устройство профессора. Если бы Майк был виртуозным скульптором, он слепил бы её по старой памяти и воздвиг здесь памятник, но так как указанным даром он награждён не был, ему приходилось ограничиваться лишь узенькой ямкой. Порой, при раскопке попадались разные осколки, режущие руки, но мальчик, увлечённый целью, не замечал порезов. Он не жалел времени. Когда работа была завершена, малыш мог засунуть в яму ногу по колено, но вместо этого, он положил туда увядший цветок, который когда-то подарил Рифе. Сейчас это всё, что от неё осталось, если касаться только материальных вещей. Последний раз Майк посмотрел на неописуемой красоты растение. Вдруг на лепесток упала крохотная слезинка, тем самым, освежив его и будто вернув к жизни. Но такая свежесть была временной. Бедняга зажмурил глаза и бросил цветок в яму. Он не хотел видеть, как растение упадёт. Затем мальчишка аккуратно зарыл яму и, ещё постояв немного, осмотрел всё вокруг. “Всё-таки она сделала, что хотела. Ценой своей жизни она подарила нам то, о чём мы даже и не мечтали”, - думал малыш с печальным видом. Ему хотелось, чтобы Рифа стояла рядом и тоже видела это блаженство, ведь никто искреннее не желал мира во всём мире, чем эта девушка с душою ангела. Тут наш герой почему-то ни с того, ни с сего засиял лицом и взглянул на небо. Всё-таки она видит это… Жалко осознавать, что ты не можешь увидеть ангела, свисающего с облаков, в то время как он может наблюдать за тобой сутками напролёт. В самом деле, девушка находилась в том месте, откуда начинала своё путешествие на планету людей, то есть в райской лаборатории. Теперь она снова могла изменять своё тело, но пользоваться данной возможностью у неё не было желания, потому как образ восемнадцатилетней девицы с красными волосами уже давно прижился к ней. Креста в её ухе больше не было – он потерялся где-то по дороге от Земли в рай. Со своим синим шариком, она походила на гадалку, которая за звонкую монету предсказывает судьбу. В одном помещении с ней находился старик с длинной белой бородой. За прошедшие дни он ни капельки не изменился, чему, впрочем, находилось вполне разумное объяснение, ведь время, прошедшее на планете людей совершенно не соответствует прошедшему времени в раю, и если там прошла сотня тысяч лет, то тут не прошло ещё и минуты. Он сидел на кресле перед монитором и, как обычно, что-то набирал на своей клавиатуре. Наверное, это был очередной совершенный организм, который смог бы обойти грабли, кинутые человеком. Рифа не вникала в подробности программного кода. В зале царило молчание, но это не означало, что нашим героям было нечего сказать друг другу. Напряжённую тишину нарушал лишь звук, доносящийся от ударов пальцев по клавиатуре. Надо признать, он слегка развеивал неблагоприятную атмосферу. Девушка, не прикасаясь рукой, ибо в противном случае произошло бы непоправимое, нежными движениями погладила шар. Она, зная, что он живой представляла его в образе некого домашнего животного. Интересно, что и внутри нас обитает такой же просторный мир, как в вышеописанном шаре, а, может, даже больше. Мы смотрим на звёздное небо и думаем, как ничтожны для вселенной, но не каждый из нас знает, что сам, в свою очередь, является вселенной по отношению к тем крохотным атомам, которые живут внутри нас. Они, также как и мы плачут, смеются, радуются и огорчаются… Решают повседневные проблемы и делают важные открытия, заставляющие полностью переменить сложившееся многие века назад мировоззрение, воюют за какие-то глупые идеи… И точно также периодически смотрят на небо, удивляясь бескрайности космоса. Этот космос, покоящийся внутри тебя и меня именуется душой. Он даже ещё бескрайнее, чем мы смели подумать. Тут мудрец, прервав плавное течение мыслей Рифы, повернулся к ней и, видимо, никак не желая успокоиться, произнёс:
- И всё-таки я не могу тебя понять. Зачем ты перешла на сторону этих паразитов? Они же могли загубить всю природу, все мои непосильные труды! Я не был бы самим собой, если бы не умел прощать, но мне непонятна суть твоего поступка. Человечество – это гангрена. Если один палец на руке всё ещё движется, в то время как остальные пальцы уже отмерли, мы, так или иначе, отрежем руку, чтобы не пошло заражение крови. Этот мальчик и все добрые люди, кого ты встречала, не в силах противостоять несметным полчищам злодеев – они, в конце концов, заразились бы этой злобой.
- Но можно же было их как-нибудь вразумить? – настаивала Рифа на своём.
- Как? Тебе должно быть стыдно за то, что в твоей умной голове время от времени рождаются столь глупые вопросы. Эти люди не желают никого слушать, кроме себя. Мнение окружающих их не интересует. Да, тебя бы сразу закидали тухлыми помидорами, как только ты бы открыла рот, чтобы произнести речь, которая могла бы наставить их на истинный путь! Оставь мысли о них, моя дорогая, тем более что человечество всё равно скоро вымрет. Я, кажется, говорил, что к судьбе можно изменить лишь топу, сама же она всегда остаётся неизменной, - проговорил старец и, тяжело вздохнув, хотел было уже отвернуться обратно и возобновить прерванную работу, как девушка его вновь остановила очередным вопросом.
- Почему это вымрет? Я же очистила Землю от этих чудовищ. Разве теперь у человечества не появился шанс начать всё заново? – спросила она.
- Твоя наивность меня убивает! Ровно как вода не может стать огнём, а земля небом, люди никогда не научатся действовать вопреки своим интересам. Отучить человека ломать природу, когда в его сознании сформировалась зависимость от её истребления, это всё равно, что твердить о возможности пингвинов летать, только потому, что они птицы. Проще говоря, если в них заложено стремление к уничтожению, пусть даже неосознанному, то искоренять его – пустая трата драгоценного времени и сил. Хочешь, я покажу тебе, как погибло человечество? – спросил мудрец, хотя итак был уверен, что ответ будет положительным.
- Конечно, хочу, - с нескрываемым интересом ответила героиня.
Далее слова были ни к чему. Гораздо проще увидеть всё своими глазами. Старец неизвестным способом синхронизировал синий шарик, висящий в воздухе, с компьютером. Затем он несколько раз щёлкнул мышью, после чего шар как-то незаметно видоизменился. Он не стал больше в размерах и не повернулся другой стороной, но с ним однозначно что-то произошло. Теперь, заглянув в него, мы могли видеть будущее… Вернее, будущим это было для нас с вами, читателя и писателя, поскольку для наших непоколебимых героев времени вообще не существовало, как такового. Итак, давайте опишем увиденное девушкой… Двадцать пять лет прошло с тех пор, как Рифа последний раз навещала Землю. Нечисть так и не появлялась. Оправившись от миллионных потерь и, наконец, придя в себя, люди не увидели в случившемся урока жизни. Те, кому удалось пережить эти кошмарные дни, старались больше не вспоминать о них. Страшная быль превратилась в не менее страшную сказку, которую некоторые любили рассказывать своим друзьям на ночь в обществе костра. Многие футуристы сейчас, наверное, не хило разочаруются, но за прошедшую четверть века мир претерпел не сильные изменения. Никаких летающих автомобилей на автострадах не появилось. Город кишел всё теми же забегаловками, правда, теперь их стало гораздо больше. Московское метро всё также находилось под землёй, хотя там уже успели провести ещё пару линий. Жители России продолжали говорить на русском, а немцы на немецком. Трудно определить день, с которого начался конец всему, поэтому возьмём в его качестве первый попавшийся. Среди остальных зданий на индустриальном фоне хорошо выделялся медицинский центр. Пожалуй, оно было самым высоким, отчего постоянно и заставляло случайных прохожих обращать на себя внимание. Пробиваясь сквозь пробки, которых на местных дорогах стало ещё больше, в сторону этого здания с визжащей сиреной нёсся автомобиль скорой помощи. Похоже, что случилось что-то серьёзное. Автомобили, заслышав сирену, тут же расступались, понимая, что дело может касаться жизни и смерти. Вот, добравшись до заветного дома, скорая припарковалась и из дверей вышли двое мужчин в белых халатах. В каждом их движении просматривалась спешка. Они подошли к задним дверям машины и распахнули их. Оттуда вышло ещё несколько человек, которые, по всей видимости, сторожили больного, а за ними выкатили и самого виновника спешки. Он лежал на носилках, к которым были прикручены колёсики, чтобы легче передвигать пострадавшего. Его лицо выглядело безжизненным, но пока ещё не бледным. По пути вокруг него всё суетилась какая-то женщина, явно хорошо знающая его, и постоянно спрашивала, как он себя чувствует, но бедняга не только не мог сказать – для него даже приоткрыть глаза было невыполнимой миссией! Входные двери в госпиталь открывались автоматически. Как и полагалось такого рода зданиям, коридорное помещение было идеально чистым. Свет падал так, что не возникало желания взять дополнительный фонарик, однако, и жмурить глаза от его избытка тоже не приходилось. Ожидающие своей очереди люди с удивлением смотрели вслед проезжающим носилкам, хотя в этом зрелище не было ничего удивительного. В медицинский центр приходило очень много пациентов и не существовало такого дня, чтобы по коридору не разъезжали носилки с очередным больным. Вот носилки въехали в какой-то кабинет, и через минуту бедняга уже лежал на операционном столе. Он был в очень плохом состоянии, хотя внешне его тело не содержало каких-либо ссадин или царапин. Вообще, сложно определить, что с ним произошло. Вряд ли это был результат столкновения с грузовиком или чем-то в таком ключе, скорее, здесь сказался возраст пациента. Дело в том, что человек находился в летах, да и к тому же образ жизни, который он так активно пропагандировал, совсем нельзя было назвать здоровым. Как следствие обоих причин, с ним мог случиться инфаркт. Не теряя времени попусту, доктора облачились в специальную униформу, которая помимо белоснежного халата состояла ещё из тонкого респиратора и облегающих резиновых перчаток, и включили все необходимые приборы. Они подключили концы проводов к телу больного, после чего на экране одного из устройств появилась зелёная линия. Вместе с ней появился пронзительный писк, какой иногда можно расслышать, если долго пребывать тишине. Данный знак подтверждал, что устройство работает исправно. Когда кончики проводков на липучках, они же контакты, коснулись больного типа, он не почувствовал боли или неприязни. Чувствовал ли он вообще что-нибудь? Линия, высвечиваемая на дисплее монитора, лишь изредка ломалась, а это являлось не самым хорошим признаком. Врачи с тревогой на глазах говорили что-то о двадцати семи ударах в минуту, а затем брали в руки электрошок и прикладывали его к груди пациента. Когда сквозь тело проходил электрический разряд, оно рефлекторно извивалось, но через пару мгновений снова возвращалось к первоначальному положению. Как результат, на диаграмме становилось в разы больше ломаных линий, однако, опять же не надолго. И вышеописанная долговечность очень тревожила докторов. Видя, что толку мало, они постепенно начала повышать коэффициент напряжения. Под конец он достигал уже порядка пятисот вольт. Больше врачи брать не осмеливались, поскольку внутренности больного рисковали быть сожжёнными от перенапряжения. Женщина, которая по нашим рассуждениям являлась близким человеком несчастному пациенту, наблюдала эту картину, не выходя из состояния шока. Она переживала всю его боль, как свою собственную, и ей было ничуть не легче, кто сейчас лежал на столе. Занятые спасением человека, работники не сразу заметили присутствие посторонних глаз, а когда это случилось, вежливо выпроводили женщину за дверь. В сторону стола направили несколько маленьких прожекторов, поскольку работа требовала хорошего освещения. Один из врачей достал шприц, наполнил его неким содержимым и, поставив перед собой вертикально, острием вверх, прыснул, дабы выпустить весь воздух. Закачивание в вены воздуха могло привести к нежелательным последствиям. Наконец, линия, бегущая по кардиограмме, стала становиться всё прямей и прямей. Доктора закачали максимально допустимую дозу лекарства, но ни сейчас, ни потом, оно не принесло ожидаемых плодов. Смерть никак не хотела выпускать беднягу из своих лап. Человек в белом халате взял пациента за запястье руки и насчитал пятнадцать ударов за минуту, хотя цифра итак была написана в данных рядом с диаграммой. Может, он надеялся, что прибор врёт? Как бы там ни было, вскоре сердце больного вконец перестало биться, и он умер. Что вы чувствуете, когда знаете, что на вас лежит гигантская ответственность перед каким-нибудь делом, и вам вдруг не удаётся его как следует провернуть, хотя вы делаете для этого всё возможное и невозможное? Даже, если попадаются ситуации, в которых ты абсолютно бессилен, ты чувствуешь себя виноватым за своё бессилие. Спасатели грустно переглянулись и покачали головами. Что ж, человек не всесилен. Вот один из докторов достал бумажку и уже хотел написать дату смерти, как коллега его остановил. Он шепнул ему на ухо свои обнадёживающие мысли, хотя скрывать их, собственно, было не от кого, и тот, важно выслушав его, дал согласие. Коллектив решил приступить к несколько необычной для нас операции. Через пару мгновений на столе появились все необходимые инструменты, среди которых особенно ярко выделялся скальпель. Кажется, основная часть работы приходилась на него. Остриё коварно сверкало на солнце, чьи лучи достаточно ловко проходили сквозь навешанные жалюзи. Но как бы пугающе он не выглядел, скальпель был неотъемлемым атрибутом в процессе оперирования. Перед тем, как взяться за рукоятку врач ещё раз тщательно вымыл руки, несмотря на то, что они и до этого были чистыми. Чистоплотность никогда не бывает лишней. Он долго носил инструмент над телом умершего, по-видимому, стараясь наиболее точно избрать место, откуда надо начинать резать. Наконец, его рука остановилась и стала медленно опускаться вниз. Едва нож вошёл в грудь, как из образовавшейся раны прыснула кровь. Врач пошёл вниз, продлевая кровавую линию в горизонтальном направлении. Вообще, нужно было иметь сильные нервы, чтобы не отвернуться в такие минуты. И в первую очередь это требование относится к тому, кто проводит операцию, потому что ему отворачиваться никак нельзя. Когда полоска достигла определённой длины, тело вскрыли. Внутренний мир, в физическом, а не духовном смысле этого слова, открылся взору человека. Впрочем, это отнюдь не первый случай в его жизни, поэтому доктор нисколько не изумился увиденному. Его познания в анатомии были выше всяких похвал, поэтому он без труда отыскал интересующий его орган. Им являлось сердце. Сейчас оно было бездыханно и возвращать его к жизни, подай на электрошок хоть миллион вольт, не имело смысла. Единственный способ, который мог помочь – пересадка. На это и рассчитывали спасатели, когда вскрывали тело. Тем же скальпелем врач аккуратно обрубил все вены и прочие трубочки, соединяющие важнейший человеческий орган с телом. Когда он взял в руки сердце, оно казалось ещё тёплым, но в тот же момент было явно видно, как оно холодеет с каждой секундой. Вырезанный орган бережно положили на стол. Затем другой врач где-то достал предмет, по форме очень напоминающий вышеописанное сердце. Наряду со сходствами невозможно было не обратить внимания и на некоторые ощутимые различия. Во-первых, принесённый орган имел более безжизненный цвет и от этого походил скорее на кусок железа, чем на нечто такое, что сотворила природа. Во-вторых, он был холоден, как лёд, а это заставляло усомниться в его работоспособности. Но доктора знали, что делали. Как вы уже, наверное, догадались, они хотели поставить на место старого, отжившего своё сердца, именно его. Человеку решили заменить батарейки… Забавно. В целом операция длилась около часа, но сколько пережили наши страдальцы в этот час! Момент истины наступил, когда протез был подсоединён к телу. Убедившись, что ничего не перепутал, доктор, который орудовал скальпелем, принялся зашивать рану. К счастью, спустя двадцать пять лет у правительства всё-таки нашлись деньги, чтобы обеспечить медицинские учреждения, поэтому в каждой операционной стоял лазер. Он быстро справлялся со своей работой, но шрамы всё равно оставались. О, чудо! Спустя пять минут, как рана была зашита, кардиограмма вновь показала ломающиеся линии. Сначала один удар, потом два… Больше… Вот сердцебиение пришло в норму и некогда мёртвый человек пошевелил пальцем. Трудно описать, как обрадовались врачи этому событию. Действительно, далеко не каждому под силу вернуть больного с того света. Ещё чуть-чуть и он открыл глаза. Правда, после того как открыть, он сначала их снова закрыть, наверное, от непривычной яркости красок, ведь на обратной стороне жизни темно. Впрочем, нам неизвестно, где он побывал – может в раю, может в аду, а может вообще в чистилище. Пациент явно не понимал, где находится. Свои объяснения доктора пока сочли правильным утаить от него, потому как беднягу могла хватить от услышанного вторая волна инфаркта. Да, и нужно было поскорее убрать вырезанное сердце…
На следующий день в самом обширном зале здания был устроен праздник победы над смертью. Если быть точным, то это скорее было нечто среднее между праздником и деловой конференцией. Белые халаты сменились торжественными чёрными пиджаками. Грустные лица повеселели. В атмосфере витало радостное настроение, и чтобы нарушить его, нужно было уж очень сильно постараться. Как полагается на таких мероприятиях, повсюду тянулись длинные столы, украшенные разными экзотическими блюдами. И в то же время, чтобы прибавить празднику деловитости, у одной стенки располагался отдельный стол гораздо меньших размеров, без наставленных на него блюд и напитков. Стульев рядом с ним тоже не было. Склонен полагать, что он играл роль трибуны. Помимо обыкновенных работников сюда съезжалось много необыкновенно влиятельных людей. По их лицам было видно, что приехали они сюда не ради застолья, но ради обсуждения более серьёзных вещей. Народ собирался долго. Некоторые умудрялись подтягиваться даже тогда, когда уже благополучно отшумела четверть представления. Начало было объявлено взошедшим на трибуну главой госпиталя. Это был невысокий мужчина средних лет с вечно уставшими глазами и современной короткой стрижкой. Нос его был слегка вздёрнут, однако, это было ему очень к лицу. Щёки украшала небольшая щетина. Поскольку он должен был подавать пример своим рабочим, не трудно догадаться, что он тоже предстал перед нами в парадной форме. Все встретили его стоя. Начальник нажал на какую-то встроенную в стол кнопку и сзади него вылез огромный монитор. Видя, что ещё не все готовы его выслушать, он пару раз по дипломатически кашлянул, приставив ко рту кулак, затем пробежался взглядом по находящимся в руках бумагам, мысленно оценивая габариты материала, который ему сейчас придётся переложить в головы здесь сидящих личностей, и начал речь. Пожалуй, стоит упомянуть, что при этом он часто и иногда определённо не к месту жестикулировал руками и пускал в ход мимику.
- Рад приветствовать вас здесь, дорогие друзья. Для тех, кто не знает, если сред вас такие есть, меня зовут Майк Мит. Для таких, кто не в курсе, что ещё более маловероятно, почему мы собрались здесь, поясню: вчера нашими доблестными докторами была проведена наисложнейшая операция по пересадке сердца. Да, до этого мы активно пересаживали желающим лёгкие, печень и прочие человеческие органы, но до такого органа как сердце добрались только сейчас. До недавнего времени идея создания данного протеза находилась лишь в теории – теперь она прошла испытание практикой. Вы можете спросить любого человека, где изготовляют самые качественные и надёжные протезы, и, держу пари, он укажет в нашу сторону. Хотите знать, почему мы стоим впереди всех? Потому что все самые важные открытия в медицине мы делаем первыми.
- Расскажите о новом изобретении, мистер Мит, - поднялся кто-то из сидящих.
- Что я и хотел только что сделать, - с нотками строгости в голосе произнёс Майк, очевидно, намекая свои тоном на то, чтобы впредь его никто не перебивал, а потом добавил, - Итак, новинка не имеет названия. Будем называть её протезом для простоты… Как вы видите не экране нашего монитора, устройство сделано по подобию настоящего сердца. Оно обладает той же формой и практически тем же весом, потому как соткано из лёгкого и одновременно очень прочного металла. Более точно о составе говорить не буду, иначе не исключено, что кто-нибудь из сидящих переймёт наш рецепт. Пусть это останется секретом фирмы. Если внешние параметры протеза, за исключением материала идентичны с оригиналом, то внутренние ощутимо отличаются… В лучшую сторону, конечно. Встроенный внутрь стабилизатор, пожалуй, и надо назвать нашей наиглавнейшей заслугой… Благодаря данному механизму вы будете иметь одинаковую частоту биения в любое время года. Эта штуковина с лёгкостью подстраивается под уровень давления, что позволит пожилому поколению проще переносить жару и сухость. Кстати говоря, эта информация пригодится не только людям с больным сердцем, а вообще всем желающим, ибо изобретение, как вы уже поняли из моих слов, несёт в себе ряд преимуществ и по сравнению с совершенно здоровым органом. Продолжая тему о постоянстве пульса, я могу дать вам железную гарантию, что, произведя операцию, вы лишитесь всех панических страхов, если у вас такие, конечно, есть. Отныне больше не будет боязни темноты или высоты. Это намного эффективнее, чем бесконечные походы к психологу. Исчезнут волнения перед экзаменами у студентов. Если человек уверен в себе, ему становится доступным такое, чего он и сам от себя не ожидал… Правда, любить вы тоже не сможете, но, согласитесь, на фоне такого сумасшедшего количества плюсов, этот недочёт выглядит просто смехотворно! Да, и при желании вы всегда можете обратиться к врачам, чтобы они перенастроили частоту биения сердца на ваше усмотрение. Вопросы будут?
- Уважаемый мистер Мит, мне интересно знать, учли ли вы то, что сердце ребёнка, подростка и, наконец, взрослого человека имеют разные размеры? Я сомневаюсь, что сердце мужчины будет исправно работать в груди, скажем, маленького мальчика, - задал вопрос человек в очках.
- Мы уже учли это досадное недоразумение и в скором времени собираемся пустить на конвейер другие виды протезов, каждый из которых будет предназначен для своей возрастной категории. Думаю, они не будут различаться в цене, в зависимости от вида… Ну, или, по крайней мере, не сильно, - сказал Майк.
- А будут различия между мужскими и женскими сердцами? – задал кто-то несколько глупый вопрос.
- Не уверен… Скорее нет, - ответил сбитый с толку начальник.
Вот, когда торжество добралось до сладкой середины, Майк решил подкрепить брошенные слова доказательством. Он принял это решение, когда имел неосторожность встретиться с недоверчивыми взглядами некоторых персон во время чтения, так называемой лекции. По его зову, под гром аплодисментов на трибуну взошёл пожилой человек среднего роста. Мы с лёгкостью узнали в нём вчерашнего больного, который, как оказалось, первый подвергся столь сложной операции на сердце. Походка его была более, чем активна. Пожалуй, не каждый мужчина, находящийся в расцвете сил, мог повторить его активные движения. Мистер Мит представил пациента. Когда люди, сидящие в зале, узнали, что именно на нём был произведён этот эксперимент, своим успешным завершением наделавший столько шума, у них сразу же возникло к нему море вопросов. Каждый хотел, чтобы на него обратили внимание раньше остальных, и из-за этого помещение заполнилось невыносимым шумом. Кто знает, сколько бы это ещё могло продолжаться, если бы Майк не взял ситуацию под контроль. Он сказал, чтобы все говорили по очереди. Некогда больной, но теперь уже выздоровевший тип с улыбкой отвечал, что чувствует себя хорошо, и даже как бы помолодел на десяток лет. Глядя на выражение лица, с каким он говорил о вышеописанных вещах, народ полностью исключал возможность лживости его слов. Что ж, лучшего доказательства и не придумаешь! От себя тип никакой речи добавлять не стал, считая её неуместной, и потому, как только шум стих и вопросы закончились, он, раскланявшись, под бури оваций сошёл с трибуны и уступил место главе госпиталя. Сию же секунду среди толпы поднялся один профессор. Он слишком долго собирался с мыслями. Кстати, мистер Мит не смог рассмотреть его как следует, потому как находился от него на слишком дальнем расстоянии. Своим длительным и нудным молчанием, перед тем как начать речь, он привлёк внимание почти всех сидящих в зале людей.
- Любопытно было бы спросить о длительности работы вашего протеза. Как известно, настоящее человеческое сердце активно круглосуточно, семь дней в неделю. Причём в ночное время, когда человек спит, оно работает медленнее, чем в дневное, когда он бодрствует. Получается, что, сделав операцию по пересадке, бедняга лишает себя сна? Если же допустить, что сон всё равно останется неизменным, то нам придется, как минимум дважды вставать из постели по направлению к холодильнику и столько же раз по направлению к туалету. Ведь, если кровообращение не затормаживается и не снижается обмен веществ, то потребности остаются в силе. Но всё-таки меня больше интересует вопрос о долговечности революционного протеза.
- Что касается сна, то время, отведённое на него человеческим организмом, просто сократится. Для высыпания по нашим предварительным подсчётам понадобится всего лишь около четырёх часов. И всё без всякого вреда для организма! А если говорить о вечности, то я скажу одно: нет в свете того, что не имело бы конец. Даже египетские пирамиды, простоявшие у берегов Нила тысячи лет, сейчас находятся не в лучшем состоянии. Даже бумага с бессмертными словами мудрости с течением времени окрашивается в жёлтый цвет, а строки её становятся нечитабельными. Даже реки, видевшие когда-то наших дедов, прадедов и ещё десятки более ветхих поколений, в завершении своём пересыхают. Я веду к тому, что ни природе, ни человеку ещё не удавалось смастерить то, чего не касалось бы время. Не надо устремлять свои взгляды на небо. Солнце тоже, рано или поздно, взорвётся. Так вот, изобретённое нами устройство, не изменяя вышесказанным традициям, также смертно. Тем не менее, оно влияет на скорость отмирания клеток, вдвое увеличивая среднюю продолжительность жизни. Да, и если между протезами сердца мужчины и женщины не будет различий, то и жить они будут примерно одинаковое количество лет. Но мы обещаем, что будем и дальше совершенствовать свои достижения в медицине, ведь нет ничего невозможного! В сущности, первый шаг к бессмертию уже сделан, - сказал Майк, довольный, что смог доступно объяснить ответ на поставленный вопрос.
- Допустим, вы продлили человеку жизнь до двухсот лет. Но каким тогда он будет выглядеть к концу своего жизненного пути, если уже к семидесяти годам не имеет ни единого зуба во рту? Даже противно воображать… Знаете, я бы не захотел так жить, - снова донёсся голос из толпы.
- Я уже говорил, что клетки будут отмирать в два раза медленней, а, соответственно, и процесс старения снизится в скорости на пятьдесят процентов. Поэтому, если вы хотите растянуть свою молодость, то лучше сделать операцию, будучи молодым. Операция не возвращает уже отмершие клетки, а укрепляет те, что остались. Кстати, весь этот процесс происходит под влиянием специального излучения, создаваемого протезом. Но об этом я тоже предпочту не рассказывать, чтобы не выдавать фирменных тайн, - сказала начальник, ожидая, что кто-то сейчас поднимет руку, но так как зал окончательно замолк, то он добавил, - Хорошо. Если вопросов больше нет, то я замолкаю. О таких мелочах как продолжительность и стоимость операции вы сможете узнать у специально обученных докторов. Желаю приятно провести оставшуюся часть праздника.
- Браво! – выкрикнул кто-то, и отовсюду послышались провожающие мистера Майка Мита аплодисменты.
Лишь только он вышел за двери, как улыбка моментально слетела с его лица. Радость оказалась поддельной, но слова были настоящими. Если для остальных это был праздник, то для Майка ещё один трудовой день. Он вышел на улицу и завёл машину. Ею был чёрный джип неизвестной марки. Машина блестела так, словно каждую ночь её оставляли не в гараже, а на мойке. Даже сероватые пылинки боялись садиться на неё. Нет, мистер Мит не был злым человеком, но он обладал достаточно высоким авторитетом в определённых кругах. Когда он выехал в сторону дома, часы показывали восемь вечера. Он любил слушать в дороге музыку и включал магнитофон почти всегда, кроме редких случаев, когда находился в глубокой усталости. Хотите, верьте, хотите, нет, но ни одна расслабляющая мелодия не могла воздействовать на него должным образом, ровно как и ни один зажигательный ритм не мог поднять ему упавшего настроения. И всё-таки он иногда любил уйти таким образом от звуков внешнего мира. Сегодня музыка была выключена. Стоило бедняге выехать на большую дорогу, как он тут же попал в пробку. Обозлённый Майк высунул голову, чтобы оценить размеры пробки, а, соответственно, и время, которое здесь простоит, но ей не было ни конца, ни края. Недовольно толкнув руль, словно он был в чём-то виноват, наш герой был вынужден остановиться и ждать. Как назло, к общей картине добавились неприятные сигналы автомобилей. Другие водители были разъярены не меньше Майка. Самым диким казалось, что они даже не знают, что послужило образованию сей пробки. Как впоследствии выяснилось, всё дело было в нетрезвом водителе, который переехал дорогу не на тот свет и с треском врезался в мини-грузовик “газель”. Ко всему прочему, возникали подозрения, что виновник аварии был дальтоником. Когда Майк добрался-таки до дома, часы уже показывали одиннадцать, хотя дороги было на сорок минут. Жилище этого человека представляло собой двухэтажное здание с покатой крышей и обширным подвалом. Около подвала находился гараж. Не слишком большой, но уютный дворик огораживался белым заборчиком из дерева. Доски были не длинными – примерно по пояс человеку среднего роста. Тропинка, ведущая к крыльцу, сопровождалась миниатюрными фонарными столбами, которые казались особенно незаменимыми ночью. Домашних животных у него не было. Майк поставил машину, вытер ноги о коврик, лежащий перед дверью, и вошёл в дом. Теперь нашим глазам открывается маленькая тайна – у этого человека есть своя семья. Хотя, если учесть, что ему недавно исполнился тридцать один год, здесь нет ничего удивительного. Семейство состояло из верной жены, а также двух маленьких детей. Пятилетний мальчик был старше своей сестрёнки на два года, а в детском возрасте это очень большой отрыв! Несмотря на это, они всегда ладили друг с другом и перепалки между ними возникали не чаще, чем падающие звёзды на небе. Им очень нравилось проводить время вместе, а матери наблюдать за данной картиной. Мальчишка не пошёл в отца. Единственная черта, которую он перенял у него – глаза. Они были всегда серьёзны и на чём-то сосредоточены, даже если все остальные части лица смеялись. Слегка пухлые щёчки придавали ему особенно плюшевый вид. Мальчик был более пассивен, чем его сестра, наверное, потому что много думал, перед тем как сделать тот или иной поступок. Он взвешивал все преимущества и недостатки, и только потом, в зависимости от того, в чью сторону склонилась чаша весов, решал, стоит ли действовать или нет. Родители называли его маленьким стратегом. Кстати, девочка в этом плане составляла ему полную противоположность. Её шаловливые ручонки соображали быстрее, чем головной мозг. При возможности мать старалась никогда не оставлять её без присмотра, потому что проказница могла натворить бед из-за своей шаловливости. Находя неизвестный предмет, она сначала щупала его, нюхала, облизывала, и уж только пройдя целиком весь обряд знакомства, делала вывод, стоило ли его нюхать и облизывать или нет. И если мама в целях безопасности запрещала малышке ходить в то или иное место, она обязательно ходила туда, дыба узнать, что именно послужило запретом. Говоря о внешности девочки, следовало подчеркнуть, что она имела светлые волосы и, как в таких случаях полагается, голубые глаза. Стоило заглянуть в них, как нашему взору сразу открылось бы её безграничное любопытство, проявляемое абсолютно ко всему в этом мире. Как только малышка научилась говорить, она буквально завалила мать разными вопросами. И если у той находилось свободное время, а она старалась изо всех сил выжимать его для горячо любимой дочки, мама с удовольствием делала пояснения, иногда приплетая сказочные нотки к тем вещам, которые не могла объяснить доступным языком. Фантазии у них было не занимать! Итак, дабы внести ещё одну важную деталь в портрет девочки, скажу, что её тонкие, но сильно бросающиеся в глаза бровки никогда не стояли на месте. Этим, наверное, они и бросались. Брови то складывались домиком, то изображал морские волны… Мать семейства тоже была хороша собой. Худенькая, почти одного роста с мужем, они никогда не собирала волосы в пучок, давая им свободу. Впрочем, они были не особо длинными и не мешали. Кстати, волосы её имели чёрный, угольный цвет. И потому как муж тоже не был блондином, у них одно время разверзались серьёзные споры на счёт светлого происхождения ребёнка. Вообще, женщине соответствовал спокойный характер, и выходила из себя она очень редко. Оба родителя не имели вредных привычек и являлись прекрасными образцами для подражания детям. Подобно маленькому мальчику и девочке, семейная пара тоже старалась во всём ладить, правда, получалось это у них не всегда. Впрочем, ссоры не затягивались надолго. Более детальное описание троицы можно опустить, так как они всё равно не будут играть в нашем произведении значимой роли. Итак, как только Майк переступил через порог, к его ногам прилипли ребята. Они были так рады вновь увидеть отца, будто день разлуки растянулся в год. Что ж, время в детском восприятии имеет совершенно другой ход. Признаться, мистер Мит никак не ожидал подобной встречи в одиннадцать часов вечера. Он так устал, что даже не сумел натянуть ответную улыбку, чтобы члены семьи знали, что и ему тоже приятно увидеться с ними вновь. Отец погладил своей большой рукой девочку по головке, но таким образом, как будто его кто-то заставлял, а потом, посмотрев на жену, сказал, чтобы она уложила их спать. Та, разумеется, не стала возражать, тем более что часы действительно показывали солидные цифры. Пока они этим занимались, Майк успел пройти на кухню и разогреть ужин в микроволновой печи. Он знал, что девочка не отстанет, пока не выпросит у матери какую-нибудь историю на ночь. Дочурка вообще трудно засыпала в силу непомерной любопытности. Ей всегда казалось, что она сделала недостаточно открытий за прошедший день и нужно успеть сделать ещё что-нибудь до наступления следующего. Поужинав и внезапно обнаружив, что у него не осталось свободного времени, мистер Мит отправился в спальню, которая располагалась на втором этаже. Он сел на кровать. Она уже была разобрана. Что-то препятствовало его спокойствию. Какая-то заноза в его голове… У него отличная семья, успехи на работе… К нему с уважением относятся все жители города… О чём волноваться? “Всё идёт слишком хорошо”, - думал наш герой, и именно эта мысль вызывала первобытный страх. Он был не уверен за фундамент в своей карьерной башне. Вскоре в комнату вошла жена. Увидев, что муж ещё не спит, она решила воспользоваться моментом и добиться ласки. Она залезла на кровать и обвила сзади руками его шею, но Майк не отвечал взаимностью. После ещё нескольких безуспешных попыток она поняла, что всё бесполезно и с грустным лицом улеглась спать. Майк тоже последовал её примеру. Он не мог избавиться от коварного предчувствия…
Следующие несколько дней шли как по маслу, вопреки всяким ожиданиям. Новое изобретение пользовалось всё большим успехом. Доход мистера Мита несказанно увеличивался, однако, он итак был обеспечен и не чувствовал нужды в ещё более головокружительных заработках. Но вот однажды, когда он мирно сидел за рабочим столом и читал какие-то документы, зазвонил телефон. Подняв трубку, Майк услышал женский голос. Безусловно, это мог быть кто-то из секретарей или прочего персонала… В начале наш герой так и подумал. Однако позже он, прислушавшись, заметил на фоне шум, какой обычно бывает в местных клубах. Нет, люди, с которыми он встречается по работе, в силу своей серьёзности, никогда не позволят себе проводить время в подобных местах. Майк растерялся.
- Да? – важным голосом спросил он.
- Майк Мит? – пытаясь выяснить, кто расположен по ту сторону телефонного провода, спросил женский голос.
- Чем могу быть полезен? – задал второй вопрос начальник госпиталя.
- Нам срочно нужно встретиться. От вас очень многое зависит. В парке в девять вас устроит? Только, пожалуйста, без сюрпризов, - донёсся женский голос.
- Что за глупые игры? Что вы от меня хотите? – никак не понимал мистер Мит.
- Я расскажу всё при личной встрече. Звонки могут прослушиваться, - сказала девушка и повесила трубку.
Майк ещё долго не клал трубку, слушая непрерывные гудки. Он перечислял в памяти всех своих знакомых, но, к сожалению, никак не находил того, кому мог принадлежать данный голос. Остаток дня начальник госпиталя провёл в каком-то туманном состоянии. У него всё валилось из рук. Даже те действия, которые он относил к элементарным теперь начинали его напрягать. Естественно, это было сразу же замечено подчинёнными. Они неоднократно пытались выяснить, что произошло, но Майк делал вид, будто ничего не знает. Устраивать допрос собственному командиру показалось им слишком дерзким поступком, поэтому они довольствовались тем, что услышали. Мистер Мит стал часто заказывать у секретарши кофе, дабы успокоиться. Хотя точно неизвестно, что именно его успокаивало: сам напиток или лицезрение фигуры девушки. По дороге домой он, как обычно, попал в пробку, что ещё больше расшатывало его и без того напряжённые нервы. Надо сказать, что на этот раз Майк первым спровоцировал людей на симфонию из автомобильных гудков. Помимо всего прочего, непрерывные мысли о звонке делали его ещё и забывчивым. Уже подъезжая к дому, он вспомнил, что забыл в рабочем кабинете мобильный телефон и кредитную карточку. Сейчас возвращаться обратно уже не имело смысла, иначе наш герой потерял бы добрую половину времени, отведённую для сна. Впрочем, он итак его потерял, потому что даже лёжа в постели, продолжал думать о завтрашнем дне. Что будет завтра? Может, таинственная незнакомка захочет его убить… А, может быть, она и вовсе не явится к назначенному месту в назначенный срок и, воспользовавшись его доверчивостью, проберётся в дом нашего героя, чтобы захватить семейство в заложники. Почему-то по данному поводу лезли только плохие мысли. Вариант, что это его старая подруга, которую он никак не может возродить в памяти, решила просто устроить сюрприз, казался мистеру Миту весьма сомнительным. Как бы там ни было, а ночь оказалась бессонной. Наступил день, который должен был решить наболевший вопрос раз и навсегда. Тринадцатое ноября. Уже само число, примеченное Майком на календаре, намекало на неприятности… Хотя утро, следует подчеркнуть, выдалось удачным. Поток мыслей, одурманивший голову начальника, не сходил до самой последней минуты. Наизусть зная про заторы на наших дорогах, мистер Мит решил выехать пораньше. Стыдно было заставлять девушку ждать. Очень некстати на половине пути его застал мелкий дождик. Сначала на лобовое стекло капнуло несколько капель, после чего дождь стих… А спустя пару минут, пошёл с новой силой. Теперь это уже был взбесившийся ливень, чьи атаки едва успевали отражать автомобильные дворники. Поездка превратилась в игру на выживание. Пожалуй, стоит напомнить, что на дворе стояла глубокая осень, и темнело достаточно рано, поэтому к девяти часам, когда Майк уже был на месте, он не мог разглядеть даже собственных ладоней. Хорошее время, хорошее место… В парке сейчас не может быть посторонних людей. Кроме пьяной молодёжи, конечно… Но что им тут делать, когда в двухстах метрах отсюда есть уютный ночной клуб? Как только машина остановилась, Майк почувствовал чьё-то присутствие, хотя ещё никого не видел. Поначалу ему даже боязливо было выходить из машины, потому что только сейчас он осознал, что абсолютно безоружен. Наконец, плюнув в лицо неизвестности, герой заглушил двигатель и хлопнул дверью, ступая на землю. Когда глаза мистера Мита окончательно привыкли к темноте, он неожиданно открыл для себя, что местность на редкость живописна. По обе стороны от него находилось по лавочке. Рядом с ними стояли красивые растения, названия которых он не знал. Впрочем, его и не требовалось знать, чтобы в полной мере насладиться пейзажем. Прямо напротив него находилось небольшое озеро, где в солнечную погоду любили плавать утки. Сейчас же, разумеется, там никто не плавал. Перед взором Майка рисовалась несколько абстрактная картина. Дело в том, что струи, льющиеся из продырявленных туч в водоём, напоминали некие прозрачные прутья. Кроме того, создавалось впечатление, будто это именно озеро плавно перетекало в небо, а не наоборот. Итак, неподалёку от этого места наш герой обнаружил силуэт человека. Майк был уверен, что это она. Он не смог определить, узнала она его или нет, потому что лицо незнакомки было спрятано в капюшоне. Кажется, она предвидела, что будет дождь. Сначала мистер Майк хотел подойти к ней и пожать руку, но потом сообразил, что с девушками так не приветствуются… Обнять тоже не решался – всё-таки незнакомый человек. В конце концов, она сама начала разговор:
- Я знала, что вы придёте. Любопытство очень часто бывает сильнее страха.
- Ближе к делу, - сказал наш герой с такой интонацией, как будто нисколько не был заинтересован встречей, хотя мы-то знаем, что он не переставал о ней думать с тех пор, как положил трубку.
- Чувствуется, что начальник? - сказала девушка, улыбнувшись, как понял Майк по её голосу, и затем добавила, - Хорошо. Я вижу, что у вас нет желания затягивать эту встречу. В кейсе, который находится у меня в руках, лежит миллиард рублей. Он может стать вашим, если вы сделаете одну маленькую просьбу – передадите все права на производство своего нового изобретения мне. Разумеется, указанная мною цифра является лишь начальной ценой нашего торга. Я даю вам пять минут на раздумье. Время пошло.
- Ха, неужели, вы думаете, что я отдам свой проект в руки первому встречному? Подобные мысли посещают только головы наивных малолеток. Протез сердца сейчас имеет огромный успех, и я могу заработать намного больше, если продолжу это дело. К тому же меня не интересуют деньги, поскольку я нахожусь в полном достатке и могу позволить себе почти всё.
- Ну, пока вы заработаете их, вам уже будет далеко за пятьдесят. Сейчас же у вас есть уникальный шанс получить эти деньги единовременно, сказав лишь одно слово. Я не хочу купить весь ваш госпиталь, а покупаю лишь одно никчёмное изобретение, - не унималась девушка.
- Тридцать один год – вполне нормальный возраст для ведения крупного бизнеса. Да, и зачем вам оно, если вы считаете его таким никчёмным? Ничто не заставит меня дать согласие. Можете предлагать хоть триллион, хоть остров в Тихом океане. Я не продамся. Вы привыкли, что в жизни всё можно купить. Кто-то продаёт любовь, кто-то другой платит за то, чтобы ложь превратилась в правду. Но я не такой. Я докажу, что в мире ещё есть люди, неподвластные этим бумажкам, - храбро произнёс Майк, видимо, собираясь уходить.
- Очень жаль… Видите ли, второго шанса может не представиться, и если вы сейчас вы сейчас сделаете ошибку, то не сможете исправить её в будущем. В любом случае, я не сужу вас. Делайте так, как подсказывает ваше сердце… Если, конечно, оно ещё не заменено куском железа.
- Сделки не состоится, - холодно сказал Майк и, не прощаясь, пошёл к машине.
Собеседница не стала его догонять. Она не направила ему в спину пистолет. Если он принял решение – его уже ничто не переубедит. Этот человек не привык менять своего мнения. Мистер Мит не боялся, что его изобретением попытаются завладеть другим, более коварным способом. Она делала бы куда больше напора, если он был бы ей действительно нужен. Да, и отказ нашего героя от оказания услуги вызвал на её лице, скорее сожаление, чем слепую ярость. Мы, разумеется, этого не видели, так как весь образ незнакомки скрывал густой мрак, однако, так звучали последние слова её голоса. Раздражение чувствовал Майк и только он. Признаться, бедняга надеялся, на более разумную цель встречи. С другой стороны, ему льстило, что его продукцию оценивают в несколько миллиардов рублей, а то и выше. Девять следующих дней опять оказались ничем не примечательны. Ежедневный маршрут больше не украшался мистическими парками и прочими местами, где можно встретиться со странными личностями. Он пролегал строго от работы до дома. И вдруг вечером десятого дня произошло то, что обычно называют горем. Жена мистера Мита начала как-то подозрительно придерживать левую часть груди. Она иногда останавливалась на полпути и вцеплялась напряжённой рукой напряжённой рукой в грудь. На её лице отчётливо выражалась боль. Это длилось недолго, но часто. Майк сразу же заподозрил неладное. Он неоднократно спрашивал, что она чувствует, хотя итак прекрасно знал по её зажмуривающимся глазам, но та отвечала, что всё в порядке и нет причин для беспокойства… Дела оказались сложнее, чем предполагала миссис Мит. Вскоре обнаружилось, что у неё крайне больное сердце и если не принять решительных мер, она может скончаться уже через пару месяцев. Ясно, что данная новость несказанно расстроила Майка. Знать о нависшей опасности детям сочли ненужным. Это могло подорвать их здоровую психику. На счастье, наш герой был руководителем городского госпиталя, поэтому все расходы на операцию моментально гасились. Сделать её он решил на следующее же утро, ибо такие вещи нельзя откладывать на потом. Супруга проснулась в хорошем настроении, несмотря на то, что была осведомлена о грядущем. Это было признаком успеха. Вообще, очень важно как следует настроить себя перед выходом. Если человек дал себе установку, что должен победить; внушил сознанию невозможность проигрыша, то есть большая гарантия на благоприятный исход. Уверенный, он становится сильнее. В нём образуется сила, о которой он даже и понятия не имел. Ещё здесь важную роль играет ощущение того, что ты нужен людям. Это чувство как раз и овладело миссис Мит. Она понимала, что если судьба раскидает их по разные стороны света, то дети не смогут обойтись без её заботы. Да, у них останется не менее любящий отец, но он всегда занят своей работой и у него не будет свободного времени, чтобы ухаживать за ними. В случае увольнения с работы и передачи госпиталя в чужие руки, у него появится куча времени, но исчезнут материальные средства… Хоть он и считает себя обеспеченным, ничто не вечно. Именно поэтому жене Майка просто непозволительно умирать, когда в мире ещё столько невыполненных дел. Однако отойдём от рассуждений и вернёмся к повествованию. Майк лично присутствовал на операции. Честно сказать, гораздо удивительнее было бы, если бы его не пустили в операционную комнату свои же рабочие. Ассистировать наш герой отказался, ибо не знал всех тонкостей. Хирурги не на шутку переволновались, узнав, что на столе лежит супруга их директора. Из-за волнения они чуть не забыли сделать пациентке наркоз. Трудно представить, какая была бы боль без него. Вот взгляду читателя вновь представились необходимые инструменты. Скальпель снова лежал посередине, возглавляя, так называемую банду. Собственно, жена начальника, хоть и почтительная личность, но тоже человек, а, значит, её тело ничем кардинально не отличается от тела другого пациента. Поэтому не стоит повторно описывать подробности. Сердце миссис Мит вело себя довольно странно: то билось активнее норматива для её возраста, то вдруг резко затормаживало. В периоды этого торможения скорость спускалась аж до сорока ударов в минуту. Врачи никогда ранее не сталкивались с такой болезнью, но почему-то все, как один, утверждали, что она смертельна. Хотя все протезы были одинаковы, для пациентки Майк старался отобрать самый лучший. После операции полагалось отдыхать ещё четыре часа. Так как сердце было холодное, ему требовалось время, дабы привыкнуть к тёплой крови. Всё это время мистер Мит провёл рядом с любимым человеком. В это время установилась гробовая тишина, и он думал… Он размышлял о том, как хрупка человеческая жизнь и о многих других вещах, про которые задумываешься только тогда, когда над твоей головой нависает невидимый топор. Наконец, бедняжка открыла глаза. Теперь в них появилось то, чего наш герой никак от неё не ожидал – равнодушие. Сколько он себя помнил, ему ни разу не приходилось заставать на лице супруги равнодушия. Мистер Мит даже на секунду подумал, будто это вовсе не она, а какой-нибудь липовый клон. Он спросил, как её самочувствие, но услышал в ответ равнодушный голос. Майк даже не стал разбирать, что она сказала. “Боже, её подменили! Но когда они могли, если я всё время проводил здесь и при этом почти ни разу не моргнул?”, - думал руководитель госпиталя и сам удивлялся своим мыслям. На закате дня семейная пара вернулась домой. Однако, чем дальше заходила история, тем становилось страшнее. Писатель и рад бы остановиться здесь, но ощущение некой незавершённости упорно толкает его вперёд. Предстоящие девять дней были не похожи на предыдущие. В каждый из них случалось что-нибудь необычное. Дети всё также радостно подбегали к своему отцу, а вот мать перестала встречать своего мужа объятьями… А если он и напрашивался, то объятия казались столь холодными, что хотелось как можно быстрее от них избавиться. С этих пор Майк больше не замечал, как мать гладит чад по головке или качает на руках. Им стало не хватать ласки. Трое докторов с работы тоже добровольно решили опробовать на себе чудеса протеза… И их поведение в дальнейшем тоже круто изменилось. Известно, что одних научных знаний для проведения операции мало. Вдобавок к ним важно зарядиться целью, проникнуться любовью к человеческому существу, понять, как важна для него жизнь на этом свете. Каждый такой человек переживает боль другого на себе. Это всё равно, что хитрый математический пример. Ты можешь знать наизусть все правила, но если не проявить смекалку, то ничего не выйдет. Впервые за долгие годы операции в данном госпитале стали заканчиваться плачевно. Надо сказать, что до этого персонал, который там работал, славился золотыми руками и ни один больной не уходил отсюда не вылеченным. Теперь же мистеру Миту пришлось уволить провинившихся. Он говорил, что с их технологиями нет такого пациента, которого невозможно спасти. Мир пошёл под откос. Всё это походило на страшный сон, и Майк даже не раз пытался заснуть, дабы перенестись в реальный мир, но после каждого пробуждения всё оставалось на своих местах. Наш герой имел забавную теорию: если в царство грёз можно попасть с помощью подушки и одеяла, то и вернуться оттуда возможно таким же образом. Эта теория рушилась на наших глазах. Сейчас мистер Мит пытался вспомнить момент, с которого пошёл вышеописанный откос. В голове зажужжали шестерёнки мыслей. Пытаясь разыскать причину, они опускались всё глубже и глубже. И вот, наконец, вообразимая лопата наткнулась на что-то твёрдое. Это был тот самый сундук с сокровищами. Майк вспомнил, что жена стала подозрительно вести себя сразу после того, как ей пересадили сердце. “Значит, дело в протезе”, - подумал мистер Мит и ринулся к сейфу с бумагами. Железный ящик не имел скважины для ключа, поскольку такой способ защиты уже устарел. Плохо запрятанный ключ мог оказаться в неподходящих руках, и тогда истинному владельцу уже не приходилось рассчитывать на конфиденциальность информации, находящейся внутри. В современной жизни активно использовались сейфы с кодовыми или голосовыми замками. У главы госпиталя был кодовый сейф. Подойдя к нему, он покрутил ручку, и дверца распахнулась. Среди большой стопки папок Майк выбрал одну с надписью: “проект искусственного сердца”. Он стал внимательно перебирать листочки с текстом и графиками. Наш герой даже надел очки, дабы не пропустить ни единого важного слова, хотя до этого ему всегда удавалось обходиться без них. Первая запись была датирована мартом прошлого года. Тогда это было не более, чем шуткой… Сейчас эта шутка принесла миллионы… Из записей мы могли узнать, что первые месяцы работы оказались самым сложным периодом жизни проекта. В первую очередь подобный вывод образовывался из того, что прочие коллеги не разделяли идеи Майка, считая её слишком фантастической, невозможной для реализации. Впрочем, ничего удивительного. Пещерные люди тоже посчитали бы смехотворной идею создания электрического света. Первоначальные графики, кстати, сильно отличались от конечного варианта, а это в очередной раз доказывало, что изобретение совершенствовалось прямо на ходу его создания. Так, на самых первых эскизах все детали выглядели больше, и поэтому само сердце приобретало более внушительные размеры. Разумеется, впоследствии профессора начали бояться, что оно будет теснить другие органы, доставляя человеку серьёзный дискомфорт, а также вполне может опуститься ниже, чем положено, вследствие своей великой тяжести. После коротких раздумий ими было решено сделать схемы протеза несколько компактнее. Также в папке лежали заметки на будущее по усовершенствованию глобального проекта. Среди них особенно сильно бросались в глаза установка фильтра, способного очищать кровь, даже если произойдёт её заражение, что положит конец некоторым опасным заболеваниям, и создание подобных протезов для животных. Почему-то первым делом планировалось поставить опыт на собаках. Что ж, ничего нового, прочитав тексты, мистер Мит для себя не открыл, тем более, если учесть, что большинство из них были написаны его почерком. И только сейчас в голове Майка всплыла фраза, которую он говорил на конференции. Она гласила, что единственным недостатком протеза является невозможность любить. Действительно, никто за прошедшие двадцать пять лет толком так и не разобрался в этом химическом явлении. А если ты не можешь объяснить, как оно работает, разве можно заставить его подчиняться себе? Признаться, мистер Мит никогда бы не подумал, что единый недостаток способен перекрыть все преимущества. Теперь картина сделалась ему ясна: супруга перестала любить. Боже, он сделал из неё живого мертвеца! Она радуется, плачет, злится, но не любит. Без сего маленького звена человек кажется неполноценным, чёрствым. Почему-то мы замечаем неприятности, только когда они касаются нас. Трудно сказать, что лучше: внезапно прозреть и увидеть тот неиссякаемый ужас, который не будет давать тебе покоя или до последнего издыхания проходить с закрытыми от правды глазами? Майк посмотрел на число проданных протезов. Их перевалило за триста тысяч… Триста тысяч людей лишились самого ценного в жизни. Ради чего им существовать на белом свете двести лет? Ради установки рекорда по долголетию? У мистера Мита закружилась голова. Во всём виноват он. Его руками была пущена по миру неистребимая болезнь. И что самое страшное, люди до сих пор считают её благом. Это похоже на конфету с ядом. Какой ребёнок удержится от её поедания, если она окажется завёрнутой в красивую обёртку? То, что сделал Майк, гораздо опаснее атомного взрыва. Разъярённый собственной неосмотрительностью, начальник госпиталя приказал остановить производство. Бедняга пока ещё не осознал, что у него, как у владельца наикрупнейшей фирмы, по всем уголкам мира разбросано множество фабрик, и всех их уже невозможно остановить. Есть такие реакции, которые протекают только в одну сторону. Они называются необратимыми. Их невозможно вернуть в исходное состояние. Так и в жизни, существуют ситуации, когда поздно что-то возвращать и остаётся лишь жалеть, что тогда, когда была возможность, ты не сделал всё по-другому. Мистер Мит посмотрел на календарь и вспомнил, что сегодня крупная партия его протезов должна быть доставлена на самолёте в Австралию. Он договорился об этом с местным предпринимателем ещё неделю назад. Судя по наручным часам, самолёт должен отправиться уже через сорок минут! Наш герой попытался срочно связаться по телефону с нужными людьми и отменить рейс, но линия, как назло, оказалась недоступной. Да, и к тому же контракт был уже заключён. Мистер Мит выбежал к машине, сел в салон и надавил на газ, что было сил. До ближайшего аэропорта было приблизительно полтора часа дороги. На дворе стоял разгар дня. Зная, что на главных дорогах сейчас огромные заторы, мистер Мит решил ехать обходными путями. Ему очень повезло, что он находился в джипе с полным приводом, потому что упомянутые выше обходные пути кишели ямами, кочками и прочими неровностями. Водитель старался во что бы то ни стало не сбавлять скорости. Майк искренне верил, что у него есть шанс обезопасить от кошмарной эпидемии хотя бы Австралию. Теперь ему открылось, на что способен один человек в мире. По дороге он успевал обдумывать другие способы решения этой проблемы. Пересадка настоящих сердец обратно отметалась, ибо механический протез уже невозможно было отодрать безболезненно. Из теории следовало, что человек не может перенести две такие операции. До вылета партии оставалось двадцать минут, а Майк едва преодолел половину пути. Сейчас он не боялся умереть в аварии, потому как знал, что рискует ради спасения тысячей тысяч жителей планеты. Для них можно пожертвовать одного себя. Вдруг его машина стала сбавлять скорость, хотя педаль газа упиралась в пол с прежней силой. Мистер Мит посмотрел на мигающий значок рядом со спидометром. Бак был пуст. Разумеется, автомобиль не мог двигаться без топлива. Поняв, что поблизости не найти бензоколонок, Майк вылез из машины и бегом помчался по дороге. Он не думал, что джип без особых проблем угонят при первой же возможности – его мысли занимало другое. Один раз у него проскочила мысль проголосовать около дороги, но он тут же счёл её нерациональной, вспомнив о чёрствости людей. Было сухо, но не жарко. Погода в самый раз для забега на дальние дистанции. На остальной части пути с ним не случилось ничего примечательного. Когда мистер Мит добрался до пункта назначения, а сделал он это даже быстрее, чем ожидал, аэродром был пуст. Подойдя к кассе, он спросил, когда отбывает рейс до Австралии, на что ему ответили, что самолёт вылетел буквально пять минут назад… Пять минут… От этого столь небольшого промежутка времени зависела судьба народов. Что теперь? Майк проклинал себя последними словами. Он не считал смягчающим обстоятельством то, что осознал свой проступок. У него даже возникло желание вновь сойтись с той таинственной девушкой и продать ей свои протезы, тем самым, избавившись от тяжёлой ноши, но и здесь он допустил ошибку. Почему тогда этот человек не попросил у неё телефона или хотя бы не узнал её имени, чтобы её можно было найти в городских справочниках? Эх, если бы только представилась возможность прожить жизнь заново…
Вскоре случилось так, что мистер Мит оказался единственным человеком, который имел внутри неподдельное сердце. Он не переставал любить свою семью, вот только теперь эта любовь стала безответной. Порой ему даже становилось страшно обитать среди них. Больше он никогда не видел обнимающихся на скамейке пар и играющих в песочнице детей. Ясно, что и сами дети перестали появляться на свет, потому что их возможные родители не любили друг друга. Это высокое, как космос, чувство осталось отпечатанным только в книгах. Некоторые люди после их прочтения спрашивали своих друзей о том, что такое любовь, но те сразу заминались и не давали ответа… Когда-то они помнили значение сего слова. Оно звучало на языке так знакомо, но всё же чётко вспомнить, что это такое, они не могли. С другой стороны, прекратились бесконечные войны с Ираком. Механические сердца террористов успокоились, и они больше не ощущали злобы. Случилось множество других хороших вещей, но зачем? Цветочные лавки постепенно стали переполняться товаром, ибо люди перестали дарить друг другу цветы. Никто не приходил на кладбища, чтобы навестить своих умерших родственников. Не посвящались стихи природе и миру, не рисовались картины живописных пейзажей… Было спокойно и тихо, но это спокойствие доходило до того, что хотелось на всю планету крикнуть… Понемногу население Земли стало сокращаться… Люди не отупели – они знали, что если так пойдёт дальше, то нам придётся записать в красную книгу самих себя, но как выйти из подобной ситуации? Мистер Мит радовался хотя бы тому, что умрёт раньше, чем наступит конец человечества. Хотя в то же время его немного огорчал факт, что после его смерти ни один человек не придёт к нему на похороны. Что ж, как говорится, за что боролись, на то и напоролись. А ведь некоторые глупцы ожидали конца света от глобального потепления или космического астероида. Они так активно готовили ответные действия этим катастрофам, что совсем забыли о возможном третьем варианте. Если враг не идёт сзади и спереди, он может подойти с боков или сверху, так что необходимо быть начеку, даже если нет причин для беспокойства. Мысль совершить пересадку своего сердца, чтобы приблизиться к остальным и больше не страдать высокими чувствами, почему-то не посещала голову нашего героя. Да, если бы она внезапно и пришла, он наверняка бы отверг её, как самый неблагоразумный выход из ситуации. Иногда Майк садился за разработку проекта по внедрению любви в механические протезы, однако, работа над подобными изобретениями обычно не затягивалась надолго, поскольку становилось ясно, что никто не заинтересован ему помогать, а в одиночку мистеру Миту и всей оставшейся жизни бы не хватило на реализацию своей идеи. То, что кажется одним людям вполне нормальным, другие считают сумасшествием. Мы похожи между собой. У каждого из нас, за исключением инвалидов, о которых сейчас не время говорить, по две ноги и руки, а также по одной голове. У всех нас по пять пальцев на каждой из ладоней и по одному носу. Но, несмотря на внешнее сходство, мы очень различаемся духовно. Именно это показывает, насколько уникально человеческое существо… Одни более чувствительны, на других всегда можно положиться, потому что слово “верность” знакомо им не понаслышке. И любовь заставляет выглядеть их ещё оригинальнее, ибо каждый переносит её по-разному. Отуманенные ощущением лёгкости во всём теле, они способны на самые головокружительные поступки. Теперь, когда Майк истребил в сердцах жителей планеты данное чувство, они стали чуточку менее различимы меж собой. Трудно сказать, что сильнее любил Майк: семью или работу. Скорее, и то и другое занимали в его жизни одинаково важное место. Времени, поневоле, конечно, приходилось больше уделять последнему варианту, но это ещё ничего не значило. С тех пор мистер Мит стал чаще смотреть на небо, как бы спрашивая глазами, за что на его бедные плечи снизошло такое наказание, но ответом был лишь проливной дождик или снег, в зависимости от текущего времени года. Он беззвучно шевелил губами, и опытный человек мог прочитать по ним одно слово, состоящее из четырёх красивых букв. Интересно, что все эти двадцать пять лет наш герой помнил ту, которая заменила ему однажды солнце и звёзды. Он вспоминал о ней не с тоской, а с великой радостью и про себя благодарил за всё, что она сумела для него сделать. Майк ни одной живой душе не рассказывал о дружбе с ангелом… Хотя, если бы он и попытался это сделать, глупцы всё равно бы не поверили, подумав, что он сошёл с ума. Впрочем, звание первого психа мира не страшило его – как уже не однократно упоминалось, мудрые люди вообще очень редко сходятся во мнениях с народом. Многие воспоминания детства бесследно стёрлись из его памяти, но её он продолжал отчётливо помнить даже спустя десятилетия. Её образ так ярко представал перед ним, словно это была фотография, загруженная в человеческий мозг… Нет, этот человек не боялся смерти. Даже наоборот, он ждал её, однако, не старался приблизить… Он знал, что его ждут там.
Много километров ввысь, за тысячи звёзд и десятки галактик отсюда находилось место, которое мы именуем раем. Впрочем, читатель уже знаком с этим местом из более ранних страниц произведения. Рифа закончила смотреть на шар.
- Да уж… Грустная история… Всё-таки судьба взяла верх и сделала всё по-своему, - сказала она.
- Знаю, это печально. Пожалуй, я даже удивился бы, почему ты не плачешь, если бы не знал твоего характера. Сдерживать боль внутри, не давать ей вырваться… Надо быть поистине сильным человеком, чтобы стерпеть такое. Пойми, дорогая моя, даже высший разум не способен сходу прийти к гениальному изобретению. Перед этим обязательно надо сделать ряд неудачных экспериментов, - попытался утешить мудрыми изречениями девушку старец.
- Просто обидно ощущать себя неудачным экспериментом чьего-то замыла. Ты всю свою жизнь думаешь, что являешься неотъемлемой частичкой мира и можешь влиять на его развитие, а в конце неожиданно узнаёшь о своём истинном предназначении, которого, по сути, вообще нет. Для чего существовать, если с самого начала существование напрасно? Это всё равно, что спутать комнату и увидеть там пронзительно яркие лучи солнца. Оно так красиво и поэтично, но ты не должен был его видеть. Ты должен вернуться в свою комнату, где властвует вечная ночь. Наверное, мой пример непонятен, потому что мне трудно связать слова, когда я думаю о подобных вещах, - оправдалась героиня.
- Личности, занимающей такой ответственный пост, непростительно делать такие досадные ошибки. Отчасти я виноват в случившемся. Определённо, не стоило ставить ту капсулу так близко к Земле. Почему я вообще не избавился от неё, зная, что вещество, которое плещется внутри, способно привести только к разрушениям и хаосу? Надеялся доработать в будущем… В любом случае, если пребывание на земле того или иного существа является ошибочным, ему лучше не знать об этом, дабы не испепелять последних надежд. Тайна должна оставаться тайной даже в последние минуты его жизни, - проговорил старец, задумчиво теребя свою белую бороду, а затем добавил, - И всё же я хочу заняться другой разработкой, а то глупые людишки жалуются, что никак не могут найти представителей внеземных цивилизаций… Уж здесь всё должно быть идеально.
В новом мире мудрец разрешал Рифе появляться тогда, когда она захочет. Здешняя атмосфера прекрасно позволяла менять свою форму в любое время, поэтому девушка нередко принимала образ ветра, солнца, ручьёв и облаков. Возникновение человечества там не планировалось. Согласитесь, было бы смешно совершать одну и ту же ошибку дважды. Интересно заметить, что добрую половину работы над созданием идеальных форм жизни они проделали вместе. Удивительное чувство бушует внутри, когда прикладываешь руку к сотворению великого. Думается, это можно отнести к своеобразному виду творчества, вроде написания прозы или стихотворения, только, в отличие от последнего, здесь все увидят ваш талант. Вдыхать жизнь в безжизненные космические тела, это то же самое, что строить песочные замки, но более внушительных размеров. Несмотря на то, что её окружало много неведомых нам зверей, Рифа всё равно чувствовала себя одиноко. Ей дико не хватало кого-то маленького рядом. Того, на которого можно было взглянуть и сразу же забыть обо всех бедах и несчастьях. Девушка, даже тогда, когда лицезрела закат человечества, видела в Майке того шестилетнего ребёнка, который заставил её однажды переменить своё мнение о людях. Если бы в то время он предстал перед ней взрослым мужчиной, каким мы видели его совсем недавно, она навряд ли бы так сдружилась с ним. Почему именно его злодейка-судьба сделала вершителем судеб миллиардов? Рифа чувствовала неискупимую вину перед тем, что не смогла спасти ситуацию. Да, она старалась, но ей казалось, что ангел способен на большее, чем то, что ей удалось сделать. Впрочем, зачем так драматизировать события… Идея с пересадкой органов животным так и осталась нереализованной, а посему мир продолжал жить. Всё также сладко восходило солнце, и также загадочно ложились на землю тени деревьев… Поля по-прежнему изобиловали цветами и запахами природы, только теперь их было некому сорвать и подарить. Человеческий глаз больше не видел проплывающих, как корабли, по небу облаков, а облака не видели под собой людей. Немного досадно становилось от этой мысли… Хотя человек, как таковой, и не заслужил того, чтобы над ним лили слёзы. Нам бывает жалко даже убийцу, если он, сидя в тюрьме, скучает по семье. Есть очень много случаев, когда хочется пожалеть собственного врага, но не будем их перечислять. Возвращаясь к повествованию о новом мире, добавлю, что все звери, которых наша героиня могла встретить на земле, под водой или в воздухе, изъяснялись на одном языке. Она, не прилагая особых усилий, выучила его за каких-то пару недель. Здешним существам было незнакомо чувство зависти или эгоцентризма, а потому планета не знала войн и ссор. Зверушки часто спрашивали Рифу о том, что ей пришлось повидать в том мире, на что она всегда находила какую-нибудь занимательную историю. Кстати, немного отходя от темы, уточню, что большинство жителей новой планеты передвигались на четырёх лапах. Истории, которые ведала девица с красными волосами, в большинстве своём, не отличались оптимизмом. Так или иначе, она рассказывала о реальных событиях, в которых ей приходилось принимать непосредственное участие. Наблюдательный читатель сейчас обязательно задастся вопросом о том, как героиня смогла повидать жизнь, если умерла в первые минуты своего рождения? Напомню, что те немногочисленные дни, в которые она была послана выполнять задание, вместили столько впечатлений, что их хватило бы на десяток многостраничных томиков… Особенно первые из них. Однажды вечером, когда они собрались небольшой компанией вокруг костра, Рифу спросил один из представителей внеземной цивилизации:
- Меня всегда интересовало: кто такие люди? Мы наслышаны о них… Некоторые даже уже стали пускать слухи, что имели счастье встретиться с ними. Но мы-то знаем, что по-настоящему их видела только ты…
- Люди, - задумчиво произнесла девушка, очевидно, стараясь подобрать наиболее точное определение данному феномену природы, но, так в результате и не подобрав нужных слов, добавила, - Это те существа, которые могли стать венцом природы, но которые из-за чрезмерной глупости предпочли умереть от своей же руки. Среди них были и добрые, но не было поистине мудрых… А если и появлялись, то их сию же секунду топтало могучее большинство. Вам бы они не понравились…
После этого героиня обычно меняла тему на более безболезненную для её сознания. Нашла ли она счастье в новом мире? Боюсь, это уже совсем другая история, о которой, если придёт время, я расскажу в другом месте. Что касается темы Майка, то мне кажется, она уже полностью себя исчерпала, а засим я ставлю точку. Надеюсь, что и вы сможете встретиться с моей героиней после смерти, и, кто знает, может, она поведает вам то, чего вы не нашли на этих страницах… Ведь ангелы вечны…

БОНУС

Всё было ошибкой –
Во чреве рожденье,
Минуты забвенья,
Из памяти брысь!

На полочке хлипкой
Сосуды томятся,
Не смей их касаться,
Прольёшь – берегись!

Вы молитесь тем, кто желает вам смерти,
Надеясь, что все вдруг простятся грехи.
А мы, замирая, пером на мольберте
Всё линию жизни чертим от руки.

Вы ждёте, когда вам укажут дорогу,
Ведущую к царству поющих сердец.
Зажгите огонь, осветите берлогу,
Найдите кто жертва и кто её жрец.

Свет лампы погашен
И мрак воцарился,
Ты долго молился
Вернуть всё назад.
Спикирует с башен
На землю каратель:
“Ну, где твой спасатель?”
Земля теперь ад.

Вы пьёте вино за здоровье любимых,
Кидая на ветер пустые тосты.
Мы ангелы рая, но мы не храним их.
Зачем нам хранить убийц красоты?

Вы давите тапкам своим таракана,
Пока страх животный ещё не погас,
Но помните, прежде, чем строить тирана:
Господь точно так же раздавит и вас.

Когда вдруг изгнанник
Друзей обретает,
Он силу питает
И хочет взлететь.
Небесный посланник
За друга такого,
Почти как родного
Готов умереть.

В день, когда я умерла,
Крылья обрела орла,
Я не жалела о том,
Что вдруг нашла новый дом.
В день, когда мы все умрём,
Тоже что-то обретём.
Мы крылья спрячем в карман
От посторонних землян.
Н.С.Горшков 2007

 



Последние комментарии

Эмма
Это похоже на то, как если бы человек в кромешной тьме всю жизнь с...


Dreamer
Про огромное количество энергии, по-моему, явный перегиб... Жизнь долбит, и не зря, наверное.Заслужили... С...



...


Эмма
"Почти все люди от природы склонны к здравому оптимизму. Возможно. именно поэтому человечество и...


"Почти все люди от природы склонны к здравому оптимизму. Возможно. именно поэтому человечество и выжило....


Такая ... ванильная история... Мой жизненный опыт цинично ухмыляется ...


Вот соглашусь здесь с Эммой! Трагедия - это крах, конец если не жизни, то уклада...


Довольно интересно.Похоже на сценарий голливудского фильма с хорошим концом. Но меня привлекает не это, а...


Стих не трагический, а скорее жалостливый. Для трагедии нужна борьба с внешними трудностями и потом...


Ау, фантазеры! Приглашаю реанимировать и развить тему ...


Самый разумный способ реагирования на троллей - это молчание и игнор здесь в сети. Вступать...


Уважаемый! Любите заниматься провокациями, троллингом - это Ваши проблемы. Культурный, грамотный, воспитанный человек не будет...


Холод
12.04.2019 09:44
Dreamer12
Стих о природе? Но почему же так страшно... ...


Фетисова Светлана
Щёлкнул замком входной двери и... "Слабак, трус, предатель" - это то, что он прочёл...


Держусь, не падаю, не плачу. Дав шанс себе в который раз
Увидеть солнца луч прекрасный. Зацепили...


Пример:   любовь  чувство  луна