Сердце


Просмотров: 6
 815 


Fahrenheit1
05.07.2010 20:37
— Такова моя судьба, наверное, — подумал про себя Сергей, свесив ноги, и осторожно поглядел вниз.
На самом деле Сергей не был «за», в своей сумасшедшей идее проследовать вслед за своей женой, в гроб. Ему уже тридцать шесть, и он довольно взрослый человек, для совершения таких глупых и не обдуманных действий, как суицид.
Его жена умерла четыре дня назад от сердечной недостаточности прямо на их диване, пока Сергей был на работе.
Довольно ужасная картина предстала перед Сергеем, когда он вошёл в комнату...
Сначала, ничто не предвещало плохого. Сергей Юрьевич Полюхов возвращался с работы на городской маршрутке № 83, в половину девятого вечера. За окошком гудящей и тарахтящей, запиханной до потолка уставшими и выжатыми людьми маршрутки плакала проливным дождём осень. Октябрь.
Сергей «выплеснувшись» из маршрутки, бодренько зашагал в сторону своего подъезда. Вставив в зубы сигарету, он решил немного постоять под крыльцом и немного послушать плачь дождя. Ему нравилось наблюдать как голубой дым сливается с серо-жёлтыми красками этой грязной осени, но желудок потребовал немедленного насыщения и Сергей охотно его поддержал. Выбросив окурок, он наспех побежал по ступенькам пяти-этажного дома.
Немного запыхавшись Сергей остановился на четвёртом этаже, напротив двери квартиры № 42 и нажал на звонок. Сигнал прозвонил и Сергей стал ждать стук шагов его жены Евы.
Именем Ева, она была названа потому, что родной её страной были США, штат Вирджиния, прямо из Ричмонда. Ева Браун оказалась в России совершенно случайно, и оставаться здесь не собиралась, если бы не... если бы не её слабое сердце, которое начало подавать сигналы боли, прямо в аэропорту Шереметьево. Там её и заметил Сергей, её муж, с которым она прожила вместе почти пять лет... оказывается — это так мало...
***
Никакого стука шагов Сергей не услышал за дверью, ни шороха, ни звука.
— Наверное душ принимает или ещё что, — подумал он про себя, не охотно доставая ключи из своей рабочей сумки.
Щелчок замка — дверь открыта. Как только Сергей сделал шаг в коридор своей квартиры, он тут же получил маленький такой, еле ощутимый укол страха. Что-то ему казалось не правильным в своей квартире, непривычным...
Во-первых в ванной никого не было, в зале на средней громкости работал телевизор, а значит Ева могла услышать как пришёл Сергей. А во-вторых, как бы банально это не прозвучало, но это сейчас казалось главной не достающей деталью после восьми вечера, в доме абсолютно не пахло готовой едой.
Желудок Сергея обидно запротестовал. А сам он двинулся на кухню, проверить свою гипотезу, и действительно, включив свет он увидел, точнее ничего не увидел: ни его любимого омлета с сыром, ни даже борща... Отсутствие ужина после рабочего дня его очень удивило.
— Это никак не похоже на Еву, — зло подумал Сергей.
— Ева, Ева! — позвал он, — Ева, ты почему не приготовила мне поесть!?
Но в ответ он услышал лишь доносящиеся звуки из зала, которые издавал телевизор. Кажется рекламировали какой-то сок. Эта бесконечная реклама уже выучена всеми наизусть. Если человек даже потеряет память и не сможет вспомнить как зовут его мать, то он обязательно сможет вспомнить, что телевизор LG с широкоформатным дисплеем, можно приобрести с двадцати процентной скидкой только в сети магазинов бытовой техники «Купи, и останешься в дураках».
— Да какого чёрта молчит? Её что, дома нет!? — судорожно подумал Сергей.
***
Она лежала на диване, и прямо у неё над головой, на книжном столике находился телефон, но похоже, что она даже не успела им воспользоваться.
— Смерть настигла тебя внезапно, любовь моя. Я очень надеюсь, что ты умерла быстро, моя Ева... — эти слова Сергей произнёс вслух, тихо и спокойно, будто ничего не произошло. Но что-то всё таки произошло, что-то что разрушило жизнь Сергея в один миг, в одно только мгновение, которое заставило его закричать очень громко и шарахнуться назад от... от трупа его жены.
Когда Сергей зашёл в зал, он увидел Еву лежащую на диване. Он не смог сразу разобрать что с ней; — в комнате царил вечерний полумрак. И лишь подойдя ближе в призрачном мерцании света, исходящего от экрана телевизора, он рассмотрел страшное и обезображенное лицо Евы. Оно застыло в очень сильном напряжении, челюсть была сильно стиснута, глаза почти уже вылезли из орбит, а кожа была бледной, почти белой.
Левая рука Евы была вытянута вверх, в сторону телефона. До спасения оставалось каких-то десять сантиметров, но спастись ей было не суждено. А правая её рука, точнее подобие руки похожее на скорёженную ветку сухого дерева, явно указывала на причину смерти Евы. Она цепко сжимала свою левую грудь. Её сердце... оно вновь подавало сигналы боли, наверное раз тридцатый, с тех пор, как они познакомились и сыграли свадьбу. Но в этот раз сердце не шутило, да и какие могут быть шутки с острой сердечной недостаточностью. Оно остановило свой бег...
При виде всего этого Сергей вспомнил тот день, около шести лет назад, когда он прилетел из отдыха в Турции, на который копил года три. В аэропорту он увидел красивую, худенькую девушку со светлыми распущенными волосами, завешанная вся сумками, и озирающаяся по сторонам. Она была как явление ангела для него. Но в то же время его что-то беспокоило при виде её. Наверное то, что она выглядела испуганной и тяжело дышала. Потом он увидел, как она начинает терять равновесие и падать — его это сильно удивило. Ещё его удивило, что рядом с ней стояло много людей (наших — русских), они тут-же шарахнулись от неё как от прокажённой.
— Идиоты! Какого хрена вы стоите? — кричал Сергей, пока бежал к Еве, на всех рядом с ней стоящих, как бригадир строительной бригады на своих строителей, — звоните в скорую, быстро!
***
Сидя на окне своей кухни и пуская дым в темноту осенней холодной ночи Сергей вновь и вновь прокручивал в голове тот проклятый вечер, четыре дня назад. А вчера он похоронил свою жену. Всё происходящее с момента, когда он увидел её белое лицо, внутренности его черепной коробки напоминали смешанное в миксере ядерное взрывоопасное дерьмо, которое грозилось взорваться в любой момент и заляпать всё вокруг. Сергею было тяжело в душе, в мыслях и физически... он не мог вынести этого горя. У него отобрали свет дня и теперь осталась лишь грязная осенняя ночь, такая сырая и влажная на вкус.
— С сердца всё началось, и сердцем всё кончилось, — глубоко меланхолично произнёс Сергей хриплым голосом, в ночную пустоту большого города, а потом продолжил уже мысленно, — видно Бог не мог допустить, что бы такое сердце, как у тебя Ева, могло долго функционировать. И я понимаю почему: твоё сердце любило... любило так сильно и мощно, что в это было трудно поверить. Твоё сердце любило меня, любило природу, мир, небо, душу, солнце — всё! И не было этому конца. У тебя Ева, в груди билось сердце настоящего Ангела. И не простого Ангела, а самого приближённого к Богу. А как же он мог допустить, что бы такая любовь доставалось простому смертному, как мне? Вот он и не допустил... вот и уничтожил... и ещё одно.
На этой грустно-апокалиптической мысли Сергей поднялся на ноги, и с трудом балансируя равновесие выпрямился прямо держась за раму окна.
Выкинув окурок, он повернулся телом к окну, казалось бы — за лесть обратно в кухню, но на самом деле он просто не хотел увидеть свою смерть. Он боялся. Он заплакал от смешанности страха и жалости к себе и Еве. Сергей любил Еву, так же сильно, как она его. Он не сможет жить без её любви, как и птица не сможет жить без неба и солнца, без крыльев...
— Сейчас бы крылья мне понадобились! — промелькнуло у Сергей в голове, в тот момент, когда он отпустил рамы окна и спиною отправился в низ. Так стремительно...
А оказывается не всё так, как в фильмах... — успел ещё подумать Сергей, потому что время падения ни на секунду не замедлилось, и песня Кипелова — «Я свободен» не звучала в его голове. Только ускоряющийся свист ветра в ушах, влажный и сырой до блевоты воздух в лёгких, и чёрное, холодное осеннее небо на его лице. Всё это длилось одно короткое, ужасное мгновение.
Когда Сергея встретила земля, а точнее асфальт своей непоколебимой жёсткостью и убийственностью, то сам он уже был мёртв и не смог почувствовать ужас боли от поломанных рёбер, позвоночника и всего остального. Не смог он увидеть и почувствовать как из его головы вытекает мозговая жидкость. Его сердце остановилось от переизбытка адреналина в крови ещё в полёте, хотя полёт был краток. Я думаю: это Бог забрал его сердце ещё тогда, когда Сергей не долетел до земли, ведь именно в момент полёта он был так близко к Богу, что мог его даже попросить, что бы и его сердце забрали.
 



Последние комментарии

Эмма
Это похоже на то, как если бы человек в кромешной тьме всю жизнь с...


Dreamer
Про огромное количество энергии, по-моему, явный перегиб... Жизнь долбит, и не зря, наверное.Заслужили... С...



...


Эмма
"Почти все люди от природы склонны к здравому оптимизму. Возможно. именно поэтому человечество и...


"Почти все люди от природы склонны к здравому оптимизму. Возможно. именно поэтому человечество и выжило....


Такая ... ванильная история... Мой жизненный опыт цинично ухмыляется ...


Вот соглашусь здесь с Эммой! Трагедия - это крах, конец если не жизни, то уклада...


Довольно интересно.Похоже на сценарий голливудского фильма с хорошим концом. Но меня привлекает не это, а...


Стих не трагический, а скорее жалостливый. Для трагедии нужна борьба с внешними трудностями и потом...


Ау, фантазеры! Приглашаю реанимировать и развить тему ...


Самый разумный способ реагирования на троллей - это молчание и игнор здесь в сети. Вступать...


Уважаемый! Любите заниматься провокациями, троллингом - это Ваши проблемы. Культурный, грамотный, воспитанный человек не будет...


Холод
12.04.2019 09:44
Dreamer12
Стих о природе? Но почему же так страшно... ...


Фетисова Светлана
Щёлкнул замком входной двери и... "Слабак, трус, предатель" - это то, что он прочёл...


Держусь, не падаю, не плачу. Дав шанс себе в который раз
Увидеть солнца луч прекрасный. Зацепили...


Пример:   чувство  луна  любовь