Кеды


Просмотров: 16
 809 


Гость1
18.07.2010 05:57
Детство – это кеды. Красивые, новые, маленького размера. Такие, в которых ты выбегал на улицу играть в футбол. Старая футболка, помятые шорты, но зато новые красивые кеды. И тебе сразу казалось, что все смотрят только на них, не отрывают взгляд. И сам ты постоянно смотрел себе под ноги, просто не мог удержаться и не посмотреть вниз. А кеды сияли на солнце, и шаги в них сразу были другие. Не вялые, уставшие, какие бывают у взрослых, которые расхаживают в зимних ботинках. И не нервные шаги, которые наполняют эту толи ходьбу, толи бег женщин на каблуках. Нет, твои шаги в них были уверенные, быстрые. И даже, несмотря на то, что эти сами кеды были залогом плоскостопия почти всех мальчишек со двора, ты всё равно в них чувствовал себя невероятно удобно.
И в этих кедах ты бегал в школу, тайком от мамы. И казалось летняя, веселая, бесшабашная игра, как будто перенеслась с футбольной «коробки» во дворе прямо сюда, к тебе, прямо в школу. А сентябрьское солнце ожесточённо лупило жёлтыми лучами в окно двадцать девятого кабинета, залезало в форточку, играло бликами на стенах, на партах, на доске. А урок всё тянулся, и казалось ему не было ни конца, ни края. Твой друг уже обводил ручкой поля тетрадки, выводил по клеточкам диковинные линии, которые складывались в узоры, а потом, поймав на себе твой взгляд, он открывает последнюю страничку тетрадки и пишет «Что делать после школы будем?». И сразу столько идей наполняли твою, казалось уже опухшую от литературы, голову. Ты продумывал, куда вы пойдёте, что будете делать, что обязательно встретите Аньку, причём встретите именно тогда, когда друг будет смеяться над твоей шуткой, или ты будешь просто идти и улыбаться. Причём улыбаться не так уныло как на школьной фотографии и не так слащаво, когда пытаешься посмеяться над несмешной шуткой из вежливости, а так по-настоящему. Что бы она тебя увидела беззаботным, весёлым, красивым, и как будто она тебе совсем и не нужна. И ты обязательно в этих новых кедах…
А зачем тебе кеды, если в них не бегать? Пустая трата материала. Поэтому ты всегда куда-то бежал, куда-то спешил, хватал какой-нибудь бутерброд дома, и куда-то бежал. Время было подобно выпущенной из лука стреле индейца, оно летело с невероятной скоростью, вод вопли, крики, пролетало сквозь двор, сквозь футбольное поле, сквозь беседку, сквозь школу и со звонким стуком ударялась в дверь. В ту самую входную дверь школы, через которую в один момент ты вышел, с повязанной ленточкой выпускника. Странная штука, я миллионы раз входил в школу, а вышел всего один.
Но тогда я ещё не знал, куда летит эта стрела, тогда я просто бежал за ней, и иногда казалось, что я её даже обгоняю. Я не зашнуровывал кеды, я заталкивал шнурки внутрь и мчался по лестнице вниз. По лестнице! Я бежал на улицу, а скорее я бежал из дома. Дом – обитель человека взрослого, он туда стремится, спешит, говорит, что там «ему спокойно, он очень устал, ему надо отдохнуть». А я тогда не знал понятия «отдохнуть». Взрослый человек засыпает, когда сам того захочет. И чем он старше, тем больше условий должно сложиться воедино, что бы взрослый заснул. Я в детстве не спал ни разу, я «выключался», меня срубало, иногда просто падал, но ни разу не спал. А мама всегда замечала, когда я уставал, по моим красным глазам, по откуда-то вдруг появившемуся скрипящему голосу, и гнала меня в постель. И там я ещё ворочался, пытался подходить к компьютеру, разговаривал со стенкой, представлял будущий день, мечтал о том, как я попаду в другую страну… Всё ворочался, ворочался и в один прекрасный момент просто вырубался…
А ещё, я в детстве мечтал о велосипеде. Вот таком, большом и красивом велосипеде. Причём вся его красота заключалась лишь в том, что бы он был лучше, чем велосипед у Тимы. Больше мне от него ничего не требовалось. И я его так ждал, так ждал. И вот крёстный мне его подарил. Тёмно синий, с кожаным сидением и двадцать одна скорость. Почему мальчишки всегда так любят велосипеды? Мне кажется, потому что у папы есть машина. Так легко и просто. У папы есть мама, у тебя есть Анька, в теории конечно и навряд ли она тебе будет женой, но она же есть. У папы есть квартира и гараж, а у тебя есть своя комната, и твоя комната для тебя даже важнее чем для папы гараж и квартира. Но у папы есть машина, и поэтому тебе срочно нужен велосипед. Что бы ты мог в нём ковыряться, ругаться, кататься, в общем как папа.
А ещё у папы есть друзья, такие большие дядьки, по праздникам появляющиеся на пороге вашей квартиры, всегда смеющиеся над каким-то непонятными вещами, всегда засиживающиеся у вас дома. Так вот эти дядьки с папой всегда говорят о машинах, а у тебя есть Тимка и Санёк, и ты с ними говоришь о велосипедах, о колёсах и о новых перчатках. Но ты лучше папы! Ты ещё и катаешься со своими друзьями и получаешь от этого невероятное удовольствие.
Сразу после школы ты хватаешь велосипед, неуклюжий, тяжёлый, объёмный, ты тащишь вниз по лестнице. И уже потом ветер, солнце, скорость. А потом лес, быстро пролетающие мимо старички. И ты с Саньком и Тимкой. И время летит невероятно быстро, и уже темнеет, и мама ругается, что ты опять поздно и тащишь в дом грязный велосипед. И она заставляет его мыть на лестничной клетке, и даже не понимает, что несмотря на то, что ты устал, ты сам рад его мыть. Потому что он твой, по-настоящему твой. И моешь ты его с гордостью, с таким важным видом, как будто Нобелевскую премию получаешь.
А два часа назад, там, на Лысой горе, где детишки резвятся у подножья, где старички томно отдыхают в тени, ты сидишь с друзьями. На самом солнцепёке. Вы обязательно возьмёте два литра Колы, и она обязательно будет пениться, и брызгаться во все стороны. И вот те самые вдохи, их совсем немного. Вы смеётесь, Санёк размахивает руками и что-то показывает, а ты не можешь удержаться от радости. Потому что именно здесь ты только начинаешь чувствовать вкус взрослой жизни, своей жизни. Ты этого ещё не понимаешь, ты просто сидишь на солнце, пьёшь газировку, рядом валяется велосипед. И ты сидишь прямо на траве, улыбаешься и смотришь куда-то вдаль, сквозь белые кеды, которые следующим летом тебе уже будут малы…
И вот ты на балконе, ты пришёл сюда, что бы понять, одевать тебе пальто или зимнюю крутку. На тебе уже выглаженная рубашка, чёрные зауженные джинсы, ты гладко выбрит, надушился каким-то французским одеколоном, подаренным тебе на Новый Год. Ты даже не знаешь, действительно ли стоит идти в этот клуб, или может остаться дома и посмотреть телевизор? Нет, всё-таки надо сходить, я же обещал. А это означает, что корова уже больше не съедает первое слово, которое дороже второго. А это означает, что ты сам не хочешь куда-то не то, что бежать, идти. А это значит, что ты взрослый.
А справа, сбоку, на стенке висит велосипед. В стену вбит гвоздь, на котором закреплён толстый канат, на который подвешен велосипед. Твой велосипед… И ты прекрасно помнишь как он туда попал, как ты ещё ругался с мамой, что нельзя его подвешивать, как ты ещё будешь кататься. «Жень, если будешь его же можно просто снять». Да, действительно можно, но в теории. На самом же деле он повис там навсегда.
Судьба велосипеда проста – катаешься, стоит на балконе, висит на балконе, гараж, у дальнего родственника. Он умирает медленно, и «балкон» для него приговор. И вот ты стоишь минуту, две, три. И на душе так погано, как будто твоего лучшего друга распяли, пригвоздили к стенке. Гонишь прочь мысли, как самый настоящий взрослый. Собираешь волю в кулак, идёшь в коридор, достаёшь новенькие кроссовки из шкафа, и получаешь второй удар.
Там за осенними кроссовками, в глубине шкафа ещё лежат твои кеды. Целых три пары, разного размера, все грязные, порванные, и почему-то с завязанными шнурками. Всё хватит! Выскакиваешь на улицу, а в голове чёрная дыра под названием «Детство» всё расширяется и расширяется. И затягивает тебя в пучину воспоминаний, эмоций, страхов, радостей. Книжка в метро читается сквозь строчки, гвалт движущегося вагона почти не слышен, его заглушает твой же детский беззаботный смех, никак не вылезающий из головы. И вот уже в клубе, ты пытаешься вернуть себя назад – туда, где было хорошо. Ты пытаешься опять запустить эту яркую индейскую стрелу, что бы она снова с криками, воплями, смехом понеслась по твоей жизни.
- Сань, Тим, а помните мы в Ясенево на великах катались и у меня тормоза сломались, вы ещё меня вдвоём останавливали.
- Да, было время.
- Блин, Жень! Ну чего ты раскисаешь?! Смотри, вон какие три красивые девушки сидят, брюнетка тебе сейчас взглядом в голове дырку сделает. Не кисни, пойдём лучше познакомимся!
Я убил своё детство или оно само себя уничтожило? Я бреюсь, ношу рубашки не по праздникам, уже откуда-то точно знаю, кто умный, а кто глупый, по полном серьёзе расцениваю те или иные знания, как пропуск на высокооплачиваемую работу. Единственное, что я даже не представляю - себя создающим семью. Но и эти «кеды» мне тоже когда-нибудь станут малы.
- Хорошо, давай познакомимся.
- Хорошо, давай познакомимся.




 



Последние комментарии

Самый разумный способ реагирования на троллей - это молчание и игнор здесь в сети. Вступать...


Уважаемый! Любите заниматься провокациями, троллингом - это Ваши проблемы. Культурный, грамотный, воспитанный человек не будет...


Холод
12.04.2019 09:44
Dreamer12
Стих о природе? Но почему же так страшно... ...


Фетисова Светлана
Щёлкнул замком входной двери и... "Слабак, трус, предатель" - это то, что он прочёл...


Держусь, не падаю, не плачу. Дав шанс себе в который раз
Увидеть солнца луч прекрасный. Зацепили...


Щёлкнул замком входной двери и... "Слабак, трус, предатель" - это то, что он прочёл в...


Фетисова Светлана
Автор всегда с Вами! ))) Ответ уклончив) Чисто женская логика...
...


Dreamer
Назрел насущный вопрос:"В каком мире находится автор"? Он еще там или здесь? Автор всегда с...


Назрел насущный вопрос:"В каком мире находится автор"? Он еще там или здесь? ...


Dreamer
А это интересно! Бытовая история с нервом, переживаниями, налетом таинственности, но угадывается желание автора...


А это интересно! Бытовая история с нервом, переживаниями, налетом таинственности, но угадывается желание автора сказать...


Васил
Нельзя быть ни русофобом, ни украинофобом и т.д. Запомните: все народы равны. Фобом быть не...


Нельзя быть ни русофобом, ни украинофобом и т.д. Запомните: все народы равны. ...


Сие творение более похоже на статейку в патриотическую газету. Хочу заметить, что количество русофобов пропорционально...


*** Кристиночка


Откуда-то сверху? Ну да, Кристина. Иногда с высоты птичьего полета видно то,...