Самый Новый Завет


Просмотров: 24
 804 


shynys_mushesi1
31.08.2010 11:15
И восстали машины из пепла ядерного огня…
И самым совершенным терминатором был...

Родословная Женька по кличке Хриплый, Сына Давидова, Сына Аврамова (по неподтвержденным данным).

Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и братьев его;
Иуда родил Фареса и Зару от Фамари; Фарес родил Есрома; Есром родил Арама;
Арам родил Аминадава; Аминадав родил Наассона; Наассон родил Салмона;
Салмон родил Вооза от Рахавы; Вооз родил Овида от Руфи; Овид родил Иессея;
Иессей родил Давида царя; Давид царь родил Соломона от бывшей за Уриею;
Соломон родил Ровоама; Ровоам родил Авию; Авия родил Асу;
Аса родил Иосафата; Иосафат родил Иорама; Иорам родил Озию;
Озия родил Иоафама; Иоафам родил Ахаза; Ахаз родил Езекию;
Езекия родил Манассию; Манассия родил Амона; Амон родил Иосию;
Иосия родил Иоакима; Иоаким родил Иехонию и братьев его, перед переселением в Вавилон.
По переселении же в Вавилон, Иехония родил Салафииля; Салафииль родил Зоровавеля;
Зоровавель родил Авиуда; Авиуд родил Елиакима; Елиаким родил Азора;
Азор родил Садока; Садок родил Ахима; Ахим родил Елиуда;
Елиуд родил Елеазара; Елеазар родил Матфана; Матфан родил Иакова;
Иаков родил Иосифа, мужа Марии, от Которой родился Хриплый, называемый .
Итак всех родов от Авраама до Давида четырнадцать родов; и от Давида до переселения в Вавилон четырнадцать родов; и от переселения в Вавилон до Хриплого четырнадцать родов.
В общем, кто есть кто - догадайся мол сама...

Женек по кличке Хриплый появился на свет удивительным образом - не как все младенцы.
Голимый люмпен, плотник Иосиф, нашел наконец телку, которая согласилась выйти за него «по любви». Звали ее Мария, была она, прямо скажем, не красавица и шансов найти достойный вариант типа менеджера по продажам китайских БАДов или курьера DHL было немного. Поэтому было всего два варианта: грузчик Мойша и плотник Иосиф. Мойша сразу отпал, ибо ясно, что если еврей – грузчик, значит, что-то с ним не так. А вот у Иосифа были определенные перспективы. Цель в жизни была – открыть свою мебельную фабрику. Ну, в общем, заслали сватов, все как обычно…
Но Иосиф, хоть и плотник был, но еврей (замечу, что не всегда будем делать эту оговорку, так как подавляющее большинство персонажей данного повествования – представители этого древнего народа). Попросил под хитрым предлогом своего знакомого, гинеколога Купитмана, осмотреть невесту. И как в воду глядел – беременная она оказалась. Хотел он ее прям в кабинете доктора послать далеко ценной бандеролью, да Купитман отговорил. Странный, говорит, плод во чреве. Необычный. Ты давай, оставь ее до вечера. Я осмотрю, анализы сделаю. Может там что-то стоящее для науки.
Поскольку Иосифу было уже до фени, он согласился.
Но не успел Купитман приготовить шприц для забора крови, как Иосиф побледнел и свалился на пол. Забился он в припадке. Купитман ему зубы ложкой разжал, сделал укол противоэпилептический и, для страховки, пару кубов морфина вогнал.
Очухался Иосиф. Не помнит ничего. Только хорошо ему так, спокойно… Морфин, понятное дело… Но мозг его еще какой-то ништяк улавливает. А какой – не понятно. Попросил Иосиф Купитмана чего-нибудь для восстановления памяти ему вмазать. Ну и уколол ему Купитман что-то ноотропное, из нового. Зав. отделения неотложной психиатрической помощи подогнал коробочку от похмелья с утра лечиться.
И догнало Иосифа. И врубился он в тему. И слегка охренел.
Оказалось, что во время припадка явился ему Зеленый Эльф, который обычно на новый год приходит ближе к утру. И прогнал он ему такую телегу, что бедный плотник завис – радоваться ему или плакать.
В общем, фишка в том, что Мария беременна не от Мойши, как подозревал Иосиф, а от самого что ни на есть Святого Духа!!!
Эльф также сказал, что родится некий шпанюк, назвать его следует Женьком, и этот вот самый Женек и станет спасением человечества, которое уже конкретно беспределит по части грехов. Зеленый глюк сказал также, что это устное распоряжение Самого. Сам сейчас в Турции, в отпуске. Как приедет – приказ подпишет. А вечерком по e-mail еще и Еммануилку пришлет.
Ну, в общем, тут и Буратине бы ясно стало, что дело серьезное, раз Сам с турецкого курорта олл инклюзив еммануилки шлет из интернет-кафе.
В общем, извинился Иосиф перед Купитманом, пригласил в субботу вместе футбол посмотреть с пивом и с креветками, забрал Марию и уехали они домой.
И родила Мария Женька.

А когда родился Женек (дело было в поселке городского типа Вифлеем, недалеко от областного центра), то пришли в Иерусалим эктрасенсы заморские (не чета Кашпировскому – без дураков, на раз всё выпаливают) и говорят:
- Где родившийся лидер сопротивления, иудейский Че? Мы на небе грандиозное шоу лазерное узрели. Такое только в одном случае замутили бы, ибо дорого – Жан Мишель Жарр всё-таки.
Ну а премьер-министр тогдашний, Ирод, высадился. Да и вся его свита тоже.
Собрал Ирод кабинет министров на экстренное совещание.
- Вы же министры! А мне не доложили: когда и где должен родиться этот самый Женек?!!!
Ну они и говорят ему:
- Да недавно это случилось, а у нас сервак упал, почта не пашет. А секретарша ваша тупая не передала, как всегда - все в одноклассниках через айфон сидит да в аське…
Но Ирод был очень осторожный. И, хотя был уверенным юзером своего смартфона, но даже телефоны все в записную книжку дублировал. Знал он всё, конечно. Просто лишний раз убедился, что кабинет министров пора распускать.
И, несмотря на то, что физмат окончил в свое время с красным дипломом, очень он верил в мистику всякую. Даже «Битву экстрасенсов» смотрел каждую неделю и смс-ки отсылал за любимых участников.
Позвал он экстрасенсов. Он всегда их звал когда министры-дятлы в очередной раз лажали.. Медиумы четко и ясно сказали: Женек родился в Вифлееме, поселке городского типа… и далее – подробно: население поселка, инфраструктура, администрация. И понял Премьер-министр, что весь его кабинет легко заменит один, даже начинающий экстрасенс.
Сформировал он мобильный отряд из этих товарищей и послал их в Вифлием.
Они пошли на свет лазерного шоу и на музыку и всё, ясен перец, выяснили и по скайпу Ироду передали. А Женьку задарили ништяков всяких – памперсов дышащих, питания детского и игрушек китайских. А самый продвинутый, который более других мог перспективу узреть, сунул в ясли X-Box и дисков штук 5 лицензионных.
Ну и свалили – они ж не на окладе, на сдельной.

А к Иосифу опять Эльф пришел (плотник даже решил завязать с бухлом, хотя и так только по выходным пиво с Купитманом пил) и сказал, что премьер-министр Ирод, который, в общем-то, и к власти-то пришел незаконно, завалить Женька хочет. Не нужна ему демократия, путчисту сраному. И вообще, человеку, у которого в кабинете на одной стене портрет Муссолини, а на другой – сертификат о полном излечении «Общества властезависимых», доверять не стоит и, даже если это утка, свалить за кордон будет не лишним.
И пришли они к выводу, что лучше всего сейчас из доступного, без волокиты с визами и приглашениями, свинтить в Египет. Не очень жарко, но купаться можно.
Ну и вечерком (удачно получилось, считай целый оплаченный следующий день с завтраком) полетели они чартером в Шарм-Эль-Шэйх.
Протусили они там втроем (Марию тоже пришлось взять, мамашка все-таки) аккурат до смерти Ирода. А чего не протусить? Это ж Египет, не свиблово какое-нибудь!
Ирод, конечно, подкинулся. Было у него подозрение, что с эктрасенсами так просто дела не делаются. Министры хоть и тупые, но в теме, все одним миром мазаны. Коррупция ведь от и до… Ну и всех вифлеемских младенцев по-быстрому объявил врагами народа и устроил зачистки почище 37-го года.
Только все мы смертны – и младенцы, и отцы народов. Отъехал супостат голимый. Цирроз печени – это не министр финансов, его за взятку в виде эссенциале не купишь.
Ну а Эльф, который мог все это порешать попроще и без крови, но по приказу Самого старался не вмешиваться и не нарушать баланс, так вот, Эльф (в нарушение должностных инструкций он всё-таки менял Finlandia Ирода на Столичную) явился Иосифу и сообщил, что культ личности развенчан и тиран крякнул. А также открыл Иосифу глаза, что даже Козел Велкопоповицкий в Калуге разливается и по субботам лучше в немецкий пивной ресторан ходить на Мясницкой и визитку дал.
Иосиф немного расстроился. Очень уж ему Красное море понравилось – рыбки, кораллы… Не то что наше Мертвое болото… Он даже в отказ пытался пойти – чем, типа, Архелай (сын и наследник Ирода) лучше отца своего? И что у нас за монархия такая, что автоматом дети чиновников к рулю становятся?
Эльф его успокоил, сказав, что Архелай– правильный пацан, в отличии от папашки своего, алкаша запойного.
Таким образом пришлось семейке упаковать шмотье да сувениры и через фри шоп проследовать на Родину.
Конечно, после Египта в Вифлееме показалось совсем отстойно. И переехали они в Санкт-Назарет, второй по величине, но первый по значимости город Израиля, в двухкомнатную квартиру (пусть вас это не смущает – там двушка как у них весь Вифлеем по площади, да и потолки метра четыре).

А в то время в большом авторитете был Ванька Корлеоне. Очень был правильный мужик, с экстрасенсами дружил и жил по понятиям старым. Ну и, как непростой гражданин, был по курсам за Женька. Единственный минус (и то, чисто для имиджа) – подсел он на здоровый образ жизни и аскетизм. Поэтому хавал только акриды и мёд и одет был в прикид из верблюжей шерсти и косуху.
Ванька сразу авторитетно заявил:
-Мы на пороге глобальных геополитических перемен. Близится царство Самого и торжество демократии.
А поскольку он был очень почитаем и на каждом пленарном заседании бил морды нехорошим депутатам, а в прессе и в интернете нещадно обсирал Ирода, то весь народ к нему прислушивался и воспринимал его слова как непреложную истину. При всем при этом он был официальным представителем Самого и имел право под свою ответственность амнистировать тех, кто сдал оружие и активно ему помогал. Так что даже самые отъявленные экстремисты все это просекли и смело вступали в ряды борцов за демократические идеалы.
Токмо на каждом углу Ванька по честнаку заявлял, что не самый он козырный перец. Придет, говорит, вслед за мной такой поборник демократии, что любая сраная КПРФ покажется ясельной группой. Это он Женька имел в виду.
Женек же, несмотря на малый жизненный опыт, отдуплил, что рановато пока мандатом размахивать и орать на каждом углу «Хриплый – наш президент!». Корлеоне он так и сказал:
- Я в политике веса большого пока не имею, в отличии от тебя. Давай мы по-хитрому сделаем: кампанию предвыборную типа как в команде проведем. Тандемом. Я, например, буду президентом, а ты – премьером, если все гладко пройдет. Ну или наоборот. Тут уж не суть важна.
Отвечал ему Ванька:
- Нормально мыслишь! Вижу я в тебе потенциал. Ясен пень, готов я вторым номером быть и студентам на встречах всяких лапшу про нанотехнологии вешать. А кем быть – премьером или президентом – мне не важно. Другие у меня амбиции.
Ну вот таким образом и заключили они союз. Устно пока, так как Сам в отпуске, документы, тем более, такие основополагающие, кроме Него подписать никто не мог.
Правда, Сам по электронке сделал рассылочку о том, что Женек почти официально теперь его первый зам.
Только не все так просто. Босс людей отбирал очень тщательно и любил всякие проверки стремные устраивать. На понт брать, высаживать, подставлять, взятки предлагать… Ну и заслал он Женька в Персидский залив. Типа насчет контрактов нефтяных договориться.
А Бритиш Петролиум, по указанию Самого, начал ему заманухи кидать – хорош тебе, типа, ишачить на дядю, давай на нас работай, а точнее, на себя. Дадим мы тебе 7% акций, а ты за это нам пару контрактов подгони. С твоим авторитетом это как два пальца об асфальт.
Женек, хоть и зеленый политик был, но врубился, что 7% - это, конечно, прикольно, но уж лучше подождать и все 100% заграбастать потом. И дал понять, что ни при каких раскладах дело Партии не похерит.
Ну его еще поискушали для галочки бентли и майбахами всякими, да и отстали. Самому телеграфировали, что Женек прошел проверку.
А Ваньку Корлеоне, тем временем, сторонники тоталитарного режима за какую-то фигню типа домогательства до стремной жены ирода, вождения в пьяном виде и посылания матом сотрудника ГИБДД упекли в СИЗО. Женька хотели приплести в качестве свидетеля (пока). Ну и решил Женек свалить на время. Причем в очень хитрое место – в приморский городишко Сочи, который находился в Краснодарском крае. Это ни грамма не Израиль и не Египет даже, там искать его никому даже в голову не придет.

А Сочи Хриплому понравился. Он даже решил, когда к власти придет, провести там чемпионат по ногомячу или состязания по атлетике. Чтоб не хуже чем у греков.
В общем, Ленин даже в Шушенском писать продолжал. И решил Женек в пафосном Сочи, где жратва раз в пять дороже, чем в родном Израиле, а отравиться – обычное дело, как для Жемчужины проигрывать, так вот, решил Женек начать предвыборную кампанию тут. Скорее всего, кроме него тут израильских подданных человек 15 наберется, но в газетах-то он засветится по-любому.

Надо сказать, что народ в Краснодарском крае был темный. Про демократию знал только из книжек, сказок, по большей части. И тупо верил, что так им и жить в голимых глинобитных лачугах и в туалет ходить в ямы выгребные до конца своих дней.
Женек решил этот стремный факт обратить себе на пользу.
-Вы,- говорит,- гордый и сильный народ и достойны большего. Проведите референдум, отделитесь от вашей убогой страны, войдите в состав свободного Израиля. А мы тут олимпиаду проведем. Инфраструктуру наладим, жилища ваши убогие бульдозерами снесем. Переедете вы в квартиры новые, со всеми удобствами. А олимпиаду устроим зимнюю! Так что в качестве бонуса дополнительного вы еще и снег увидите.
Ну и начал он, как Михаил Сергеевич Горбачев в свое время, ходить в народ.
В истории особое место занимает встреча Женька с рыбаками на берегу Черного моря (даже стихотворение такое есть – «Хриплый и рыбак»).
Рыбаки, Петька и Андрюха, два тупореза мэйд ин раша, всю сознательную жизнь ловили рыбу, бухали, били морды в местном баре и трахали тупых потных девок. За всю свою жизнь они не прочли ни одной книги и думали, что интернет – это очень дорогая импортная рыболовная сеть.
Женек им сказал:
- Ну вот вы, братья, мля, залупко, уже, по-ходу, решили, что это – ваш потолок? Всю жизнь будете искать идеальную формулу засолки воблы?
- Дык Женек, мы ж, блин, тупорезы. Уже хорошо, что рыбу умеем ловить…
- А вы не думали, что людей тоже можно, как рыбу, подсекать? Главное – приманку выбрать нужную. А иногда можно и на пустой крючок, поверьте!
И прозрели дегенераты приморские. И захотели они тоже в политику. И вступили в Единый Израиль.
Ну далее еще парочка имбецилов к ним присоединилась, Яшки всякие, Васьки… Женек еще раз убедился, что талант зомбировать массы у него похлеще гитлеровского.

Далее Женек, при финансовой поддержке демократически настроенных членов администрации приморского края, отправился в тур по региону. И везде, где бывал, гнал одни и те же телеги. Для пущего эффекта он объявил себя народным целителем и всем пообещал исцеление от хворей.
Вот основные тезисы Женьковых предвыборных речей:
- Единый Израиль!
- Если ты неврубастый и неуверенный в себе лох – не ссы в компот, все будет ништяк.
- Кто сейчас сопли распускает, тот будет уверенным в себе депутатом. Главное – голосовать за меня.
- Даже самый распоследний чмошник придет к власти и будет ездить на бээмвэ.
- Гласность, ускорение, перестройка!
- Единый Израиль!
- Кто будет за меня голосовать, за того я замолвлю словечко перед Самим.
- Пацыфисты как бы приветствуются, но не сильно. Израиль не всем по душе.
- Всех политических ждет амнистия. Да и многих толковых уголовников тоже. Уже есть проект Указа.
- Если кто будет на меня тянуть – посылайте такого экспресс–почтой. Подальше. Доставка за счет партии Единый Израиль.
- Надо оттягиваться в полный рост. Живем один раз. А с Единым Израилем социалка будет на уровне штатовской. Можно даже не работать. Кому немного для счастья надо, будет неплохо на пособие жить.
- Мы закроем метро. Сначала звучит стремно – как же наш народ без этого ежедневного садо-мазо жить будет?... Не волнуйтесь, такси будет стоить меньше чем 1 поездка и плата будет фиксированной, независимо от расстояния. А кто спешит – немного подороже на вертолетах можно добраться. Единый Израиль! Измени свою страну нах…!
- Главное наше достояние – это граждане Израиля. Никакого насилия над волей! Скучно тебе – развлекайся в офисе с фитнесс-центром и бесплатным питанием. А нет – так работать нет смысла вообще, живи себе на пособие, размер которого будет позволять три раза в год ездить на отдых в любую точку мира и при выходе новой семерки бээмвэ покупать ее. (Сейчас ведутся переговоры с автоконцерном о предоставлении новых моделей в обмен на старые на безвозмездной основе, но это пока только проект).
- Народ Израиля – избранный!
- Единый Израиль действует в соответствии с законодательством государства и нормами международного права.
- Незнание законодательства не освобождает от ответственности.
- Единый Израиль!
- Нет предела совершенству!
- Нельзя никого убивать не обосновав грамотно (до или после).
- Нельзя гнать на своих корешей пургу.
- Я против хиппи, но одно у них можно позаимствовать: надо жить, по возможности, без кипеша. На крайняк, у нас армия есть неплохая.
- Ну морали вас учить не собираюсь, но пьяный секс с секретаршей на корпоративе – это отстой. Не прелюбодействуй, если особо нет нужды!
- Следи за собой, будь осторожен. Автор – я, не Цой.
- Разводиться не стоит. Будут работать бесплатные семейные психологи и экстрасенсы.
- За базар надо отвечать! Единый Израиль всегда в ответе!
- Нельзя клясться парламентом и Самим.
- Не божись на пидораса и на здоровье.
- Да будет слово ваше: да, да, нет, да. Запомните это сочетание, мало ли – референдум какой…
- Payback time, motherfucker! (Bullet’s brother while killing Tank)
- Насчет щеки хотел прогнать. Но это не для всех подходит. Так что ну нах…
- Кто просит взаймы с похмелья, даже на книжку по маркетингу – не давай! Не пои алкашей! Мож, передохнут все наконец… А, не, тогда лучше дать, и побольше, чтоб побыстрее и наверняка… Мля, загнался… Короче, просящему от тебя дай, и от хотящего тебя не отвращайся (вот тут спич-райтеры загнули. А если это мужик меня хотящий? Ну нах…).
- Корешей люби, козлов мочи. Ну или наоборот, кого что качает.
- Сам рулит ВСЕЙ темой.
- Старайтесь быть похожими на Самого, ибо он – наикозырнейший из козырных.
- Основная цель моего существования – служение гуманистическим идеалам человечества. Единый Израиль!
- Все конструктивные, созидательные деяния вознаграждаются только при свидетельстве двух и более лиц о совершении таких деяний. Без свидетелей – это так, чисто для себя…
- Самого следует почитать и восхвалять как публично, так и в кругу семьи. Это не культ личности, просто восхваления материализуются и Самому становится хорошо. А даже лесной дятел понимает, что, когда хорошо Самому, то и дятлу, как минимум, неплохо.
-Не трындите без умолку, как какой-нибудь глупый Пупсик.
- Восхваляйте Самого без фанатизма, а то иностранцы могут не понять. Мы ж не КНДР какая-нибудь сраная! Единый Израиль!
- Единый Израиль!
- Вали китайцев и хиппи! Земля Обетованная – не место для этих отбросов! Пусть едут в Америку!
- Все решения о гуманитарной и финансовой помощи Соединенным Штатам Америки будут приниматься на основе интернет- и смс- голосования граждан Израиля. Нам как бы не жалко, хрустов полны лопатники, дело принципа. Уж больно там много хиппи и китайцев!
- Единый Израиль!
- Можете свои разногласия решать сами, а можете с помощью суда. Но наши рекомендации – валить всё на китайцев, америкосов и хиппи, пока КНР и штаты могут нам хоть в чем-то быть полезными (хранилище ядерных отходов, полигон для испытания биологического и химического оружия, место ссылки голимых хиппи) и мы вкладываем средства в их экономику. В общем, если соседский ребенок разбил вам зеркало на майбахе, валите всё на американцев. Система такова, что уже на следующий день вам за счет США (а фактически— за счет Единого Израиля) пригонят новый майбах. Мля, Единый Израиль! Вы еще сомневаетесь?...
-Если вы на диете – не нойте. Помните, что макдональдсов у нас в три раза больше чем в штатах. Но это не кошерная пища, так что их будем сносить. Уж лучше суши из свежей рыбы жрать.
- Не копите наличку. Открывайте депозиты и инвестиционные. Экономическая ситуация уже сейчас позволяет иметь до 20% годовых по шейкелевым вкладам. Единый Израиль будет всячески стремиться увеличить эту цифру до 30-35.
- Следите за зрением, не сидите часами напролет в интернете, больше гуляйте на свежем воздухе.
- Не думайте о еде и одежде. Это мелочи. Думайте о яхтах и частных самолетах. Птички небесные и те имеют твердые социальные гарантии и летают в отпуск два раза в год. Получше негров в америке.
- Вообще ни о чем не парьтесь. На это есть законноизбранный президент, премьер-министр и парламент. Единый Израиль!
- Тут и лосю почтовому всё ясно.
- Не судите! Валите всё на китайцев, америкосов и хиппи (выше об этом было сказано).
- Не общайтесь с китайцами, америкосами и хиппи. При случайном контакте с этим отребьем срочно примите душ с палмоливом, сообщите в скорую, МЧС и санэпидемстанцию о месте и времени контакта с ушлепками. Вам оперативно будет предоставлен компетентный психолог, экстрасенс и дерматолог.
- Если вам что-то необходимо (бээмвэ за год поцарапался, недостаточно мощный вертолет, мало футбола идет по телевизору) – все, что нужно, это в любой доступной форме сообщить нам. В течении 24 часов проблема будет решена в лучшем виде. Единый Израиль! Для вас мы будем проводить чемпионат мира хоть каждый месяц!
- Делиться или не делиться чем-то с кем-то – личное дело. Просто это глупо, так как У ВСЕХ ВСЁ БУДЕТ! Так если только, для прикола… На день рождения там брелок какой забавный подогнать…
- В общем, остальные все гонят. Голосуйте за меня, и будет вам щастье!
Единый Израиль!

Ну и все в таком духе… Женек так увлекся, что сам почти поверил в этот параноидальный бред. Что уж говорить о краснодарских баранах! Конечно, повелись все конкретно и в этом отдельно взятом регионе, по оценкам аналитиков, популярность Женька достигла 98,7 % (!!!).
В общем, после этого эпохального выступления и последовавшего за ним банкета с лазерным шоу и неизменным Жаном Мишелем Жарром начались массовые народные гуляния с медовухой, цыганами и медведями. Всё это несколько омрачилось тем, что какой-то парень с себарейным дерматитом прорвал три кордона охраны и подкатил к Женьку. Типа, блин-блинский, смотри чего у меня с рожей! Че только не пробовал! И солярий, и лягушек бразильских! Ни фига не помогает! Дал ему Женек крем Скин-Кап для жирной кожи и успокоился болезный. Гоневом полным было бы писать, что тотчас всё прошло. Там случай запущенный, неделю нужно как минимум мазать, утром и на ночь.
Еще один хрен с горы подвалил. Охранник типа его забухал мощно, третий день чертей гоняет. Щас вот только немного затих, но это ненадолго. Не мог Женек отказать. Народ ведь смотрит, а он себя разрекламировал как мать Терезу, вот ведь блин… Ну, в общем, зашел Женек в дом этого хрена. А бильярдной на полу лежит охранник и шары для русского пытается себе вместо глаз вставить. Да еще и Интернационал громко поет. Ну тут Женьку и без нарколога стало ясно, как его лечить. Достал он из портфеля бутылку настоящей водки «Кеглевич», раскрыл рот охраннику да и влил в него грамм 250. И пришел дуболом в себя. Глаза просветлели, лицо порозовело. Оказалось, что вовсе не алкаш он запойный. Просто по дурости третьего дня выпил рюмку подаренной сослуживцем «Столичной». А организм, который чем-то октаном ниже Абсолюта Куранта никогда не заправляли, не выдержал. Посмеялись все над ним, посоветовали русскую водку выливать в унитаз или в китайцев, да и дальше пошли. А Женек еще пару процентов в политическом рейтинге себе пририсовал.
Но по итогу пожалел он слегка о том, что пообещал всем избавление от печалей и проблем, а не только богатым и влиятельным и после победы на выборах. «Впредь буду умнее. Этому быдлу только пальчик дай... Горячные, бесноватые… Так и Кашпировским недолго стать ! Ну нах!»
Веселье переросло в массовую бесконтрольную пьянку. То тут то там возникали драки. Пустые бутылки летали по воздуху как арабские ракеты.
Хриплый кликнул свою свиту:
- Сворачиваем лавочку, порвут нас халявщики на куски. Говорил же, что этой черни пива и чипсов вполне достаточно было бы! Да и не факт, блин, что они к Израилю присоединятся. Да и может не очень и нужно оно… Тоже мне, коалиция!
Тут дружина зароптала: ну как же так? Тут бухло, шашлык почти готов… Группа «Стрелки» скоро прибудет и Евгений Петросян.
- Да валим отсюда, монохромные! Хрен с ним с мясом и с клоунами дебильными! Щас нас свиньи эти пьяные самих на шашлык порубают! Уж мне ли не знать – у меня папашка плотник. Хоть и не бухал особо, пивище в основном, а по праздникам, особенно на 9 мая, маманьку с топором гонял, подстилкой божьей обзывал. Это ж, мля, животные! Рабочий класс или как там его!
Смекнули фсбшники бывшие, что дело шеф говорит. Прыгнули они в катер Байлайнер 340 Круизер ну и видали их (620 лошадок, на моторке сраной хрен догонишь). Так торопились, что папашу одного из членов команды забыли. Женек сказал, что нехер тормозить.
- Считайте это естественным отбором. Некогда всяких пьяных старпёров ждать по полчаса!
В общем, Женек то ли устал, то ли кьянти перехлебал, но вырубило его наглухо, несмотря на довольно сильное волнение на море. Так нет – хрен тут лидеру поспать дадут! Заныли гэбисты:
- Мы, конечно, комитетчики, но в основном в подвалах лампами в морды тыкали и пальцы ломали. Да и то по пьяни. Так что моряки из нас не очень. А волны вона какие—Айвазовский отдыхает! Сделайте что-нибудь, господин премьер-министр.
И хоть Женек и сам уже слабо отдуплял, на какой пост он претендует, но лесть она и в Африке лесть.
- Ах вы суки, говорит, трусливые! Генералы, мля, бумажные!
А самому приятно, что его уже премьер-министром все называют. Прям как абитуриента МГУ, за которого еще в третьем классе папа-олигарх проплатил.
Позвонил он по скайлинку князю московскому, с которым по молодости в футбол гоняли да к соседям за медом лазили. Князь этот не то что шторма – погоды пасмурной на дух не переносил. Особенно на праздники или мероприятия. Ну вошел он в положение, выслал несколько самолетов. Погода наладилась.
А дуболомы-мусора не врубились, что это самолеты погоду наладили. И окончательно поверили, что Женек – это как Чумак или даже как Джуна.
По хорошей погоде катер шел со скоростью не меньше 150 узлов, так что Женек, которому удалось нормально поспать, очнулся только при подходе к Одессе. Ну а Одесса, сами понимаете, мама… Решил Женек тут пришвартоваться.

Одесса – не Сочи. Тут все свои. Но и в этом замечательном месте шизофреники тоже водились. Подвалила к нему парочка – гусь да гагарочка. Даже без намека на наличие кукушек. Как погнали:
- Ты, гад ползучий, всю судьбу нам исковеркал! Дерьмократ какашечный!
Надо сказать, что это бред полнейший. Женек их вообще впервые видел, да и Израиль еще только в начале пути к светлой жизни.
Понесли они пургу на тему того, что бесы ими овладели. Понял будущий премьер, что бесы эти, скорее всего – плохо приготовленный винт. Отбивать, видно, лень кому-то нормально. В общем, суть их просьбы сводилась к одному – позволить им тусоваться со стадом свиней. Ну или не совсем им, а бесам, которые внутри их. Не стал Хриплый в эти бредовые тонкости вникать. Вызвал наряд ОМОНа. И дуриков этих вместе со свиньями бэтээрами подавили. И убедился Женек, что неофициальные визиты хороши только по пьяни – оркестром дирижировать или ракеткой махать.
Ну соответственно администрация прознала про приезд высокого гостя и, насколько могла, быстренько организовала хлеб-соль. Да только оппозиция порезвее оказалась – закидала кортеж помидорами и яйцами. Тут уж Женьку голиматьи этой многовато показалось. Да и с одесситами этими с их юмором специфическим он решил больше дел не иметь. Поменял он катер на более-менее пристойный крейсер военный с командой (не то чтобы он боялся какого-то нападения, просто как атрибут грядущей новой власти), загрузил в трюмы еду и выпивку и отчалил, послав всем одесситам пламенный привет из сплошных бипов. (Данный вариант рассказа адаптирован для публикации, поэтому обращение Хриплого к одесской оппозиции будет напечатано отдельно).

Приплыл он через некоторое время обратно, в темный город Сочи, откуда на катере свинчивал. Там все упокоились. Даже кто в запой ушел—почти вышел.
На берегу, конкретно засранный чайками, валялся небритый и оборванный Жан Мишель Жарр. Денег вернуться на Родину у него не было, да и загранпаспорт он потерял еще в первый день веселья. Конечно, такой праздник не мог пройти без последствий для здоровья тщедушного лягушатника. Был он бледен, щеки впали, мутные глазки бегали в разные стороны. Его сильно трясло, и он постоянно канючил голосом чахоточного Дональда Дакка:
- Trois bouteilles de Beaujolais ? ma derri?re sur-le-champ!
Вокруг него валялись пустые бутылки. Чуть подальше, сидя на пластиковых ящиках, рыбаки Андрюха и Петька пили теплый Бадвайзер, закусывая его засоленной по новой формуле воблой. На единственном более-менее чистом участке пляжа группа «Стрелки» соорудила футбольные ворота и била по очереди штрафные удары Петросяну полусдутым мячиком, стараясь попасть точно по яйцам. Евгений Ваганович особо не протестовал, так как всё его хозяйство было отбито еще в начале праздника, после неудачной шутки по поводу олимпиады.
Приезд Хриплого несколько оживил это мрачное болото. Всем было интересно, как «целитель» разрулит тему с французским диджеем. Женька порядком достало, что его воспринимают больше как знахаря, а не как видную политическую фигуру. Но потенциальные избиратели ждали очередного чуда.
Женек велел отнести полумертвого француза в ближайший бунгало и, сославшись на иссякшие магические силы, вызвал скорую наркологическую помощь, которая, приехав, поставила Жану капельницу, но авторитетно завила, что лягушатник – это дело тонкое, и далее ему потребуется серьезный курс лечения и год-полтора реабилитации.
Слегка разочарованная публика вернулась к своим увлекательным занятиям. Петросян было изъявил желание тоже пробить пару штрафных, но получил удар шпилькой в коленную чашечку и предпочел выхватывать мячом по уже отбитым яйцам стоя в рамке. Рыбаки Андрюха и Петька перешли на кислое Клинское и на корюшку, так как вобла закончилась, а ловить рыбу возможности не было.

Женек, подобрав по пути министра финансов, стреляющего мелочь возле налоговой, проследовал в свои апартаменты в Бухте Радости.
В это время там же снимали номер богатые голландские туристы—экстремалы. Узнав, что Женек – это будущий лидер свободного Израиля, они поинтересовались у Хриплого, который уже прилег на подушки и раскурил кальян:
- Мистер прайм—министер, почьему вы есть проводить время с такими мрачными ушлиопками? И зачьем пригласили Жан-Мишель Жарр? Он есть совсем не модный…
Женек отвечал иностранцам, стараясь не сбиться с политкорректного языка на банальный мат:
- Дело в том, что одним из основных постулатов народно-демократической партии Единый Израиль является принцип равноправия. Поэтому в нашей свободной стране мы стремимся к тому, чтоб любой ушлепок, алкаш он, наркоман или штангист, мог не только во время выборов участвовать в политической жизни страны, но и имел бы возможность встречаться с лидерами государства и высказывать в личной беседе свои соображения и пожелания. Ну и конечно, вся эта повальная наркомания и алкоголизм – явление временное. После моей победы на выборах даже такой отстой, как Евгений Петросян, приобретет совершенно иной социальный статус. Повторюсь, проблема временная. А что касается Жана Мишеля – это вопрос скорее финансовый. На рынке диджеев он – самый дешевый. Тот же Грув обошелся бы шейкелей на 50 дороже. Мы предпочли большую часть сэкономленных средств потратить на закупку фирменных карандашей «Единый Израиль» для местного интерната для детей с отклонениями в развитии. Они (карандаши), кстати, снабжены фирменными ластиками. Нарисовал не то – сотри нах! Единый Израиль!
Голландцы спрашивают:
- А как вы можете так много пить? Это есть вредно для здоровья! Мы, европейцы, так не можем много.
- У нас здравоохранение на очень высоком уровне, да и народное целительство – одно из сильнейших в мире. Поэтому даже для иностранцев наши праздники проходят почти без последствий. Хотите – попробуйте сами. Сейчас как раз из трюмов выгружают алкоголь и провиант. Есть свежие устрицы.
- Ньет, ньет! – сказали голландцы. – Мы лучше пойдем, пирожки с гашишем поедим. Бай, мистер премьер!
“Verdammen Drogens?chtiges”, подумал про себя Женек, отхлебнул виски и заснул.
Да хрена тут выспишься! У главы сочинской администрации дочка ЛСД передознулась. Пришлось ехать. Он же, блин, целитель. Как же это достало! Но с дочкой всё оказалось просто. Девчонка только в этом году в институт пошла. До этого максимум шампанское на новый год пила с родителями. А тут – студенчество без подготовки. Конечно, она с полбумажки впала в полный эйфорический неадекват. Женек сказал, что это стресс, вызванный сессией. Ей нужен просто отдых. Хотя какой там отдых – прыгает на постели уже семь часов подряд, в центре музыкальном на повторе Дима Билан завывает про то, что невозможное – возможно. В общем, посоветовал он мэру следить за дочуркой повнимательнее пока Единый Израиль правящей партией не станет.
Вообще, надо сказать, что предвыборная кампания – штука тяжелая. Особенно для неподготовленного политика. Жирик с Зюгановым – они уж раз по десять баллатировались, матерые кандидаты. А Женек, хоть парень и ушлый, но с непривычки начал подвисать. Плюс постоянные возлияния, плюс ботва эта вся голимая… В общем, загоны у него пошли типа кто я и для чего живу. Он иной раз, покурив кальян, даже высаживался: а может, ну его, кресло премьерское? Может, я целитель в натуре? Но тут же сам себя осаживал и бред этот из головы уходил. Ну а поскольку Хриплый был достойным представителем еврейского народа, то включил, по обыкновению, мозг на вторую передачу (третью евреи редко включают, надобности особой нет, только когда в шахматы играют, да и то с другими евреями) и решил резко подвязать с бухаловым и куревом.
Упал он на спорт. Вставал в 6 утра, кросс бежал, потом завтракал плотно, делал необходимые дела по работе, потом в бассейн на пару часов, далее – встреча с избирателями, ну а ближе к вечеру – тренажерка, мешок боксеркий и сеанс массажа. Спать он ложился ровно в 21.30. И вот в таком режиме как-то всё попроще стало. Даже сон стал крепче. Нервы как канаты, тело как камень, голова ясная, загонов никаких.
Женек, конечно, продолжал «целительствовать», как мог. Но всё больше убеждался, что проблемы со здоровьем у болезных вызваны в основном неправильным образом жизни. Поэтому по большей части он советовал пациентам завязать с вредными привычками, побольше гулять на свежем воздухе и хотя бы делать зарядку по утрам. Но наркоманы и алкоголики с иссушенными вредными веществами можжечками хотели чудесного исцеления сию минуту. В основном чтобы сбить дозняк или выйти из запоя, чтобы найти где-нибудь денег и войти в новый. Поэтому он всё чаще посылал страждущих в виде отчета об ошибке в майкрософт.
В общем, ездил Женек по городам и весям, продвигал идеи здорового образа жизни и усиленно агитировал за самую прогрессивную партию и за себя самого. И если раньше райдер Хриплого включал в себя не меньше десяти наименований одного только алкоголя, то теперь, для посещения какого-нибудь засранска ему хватало захудалой школы со стремным спортзалом. А иногда и этого было не нужно – главное, чтоб кузнец какой-нибудь был в качестве спарринг-партнера ну или, на худой конец, человек 10 относительно трезвых пассажиров, в футбол погонять.
Именно к этому периоду историки относят появление знаменитой фразы Женька Хриплого: «Жатвы много, а делателей мало». Ну, он на самом деле не так сказал, речь он вел о жратве и суть изречения сводилась к тому, что кругом в Израиле так много вкусной, полезной и кошерной пищи, и как можно менять эту благодать на паленую водку и т.д.… Ну, не важно. Как записали, так и записали, стенографисты хреновы. Получилось тоже прикольно: типа, работы непочатый край, а делать ее некому – кругом алкаши и наркоманы.

Надо сказать, что кампания влетала в копеечку. Женек прекрасно понимал, что содержать такую свиту, большая часть из которой – бывшие функционеры или комитетчики, ничего не знающие и не умеющие, непозволительная роскошь и бессмыслица. Но ему требовалось время, чтоб определить, кто из этого пьяного жирного стада более-менее отдупляет и может принести хоть какую-то пользу делу.
И сформировал Хриплый исполнительный комитет в составе 12 умеренно пьющих товарищей, в основном, успешных коммерсантов. Как не странно, в состав этих двенадцати вошли и рыбаки Петька с Андрюхой. Почему-то Женек верил, что что-то из них получится если завяжут бухать. Полностью они, конечно, не завязали. Но стали стесняться статуса пьющих и у каждого теперь в кармане был детский Орбит с кальцием.
Остальных нахлебников он аккуратно упаковал и 40-футовым контейнером MSC отправил в Одессу с оппозицией договариваться. Ясен пфенинг, что ни с кем эти бараны не договорятся, да и вряд ли вообще доплывут. Но зато будет четкая причина отправить всех в отставку – несоответствие занимаемой должности.
Наделил Женек исполком этот определенными полномочиями для решения основной задачи – уверенно превысить 60-процентную отметку индекса доверия кандидату Хриплому от Санкт-Назарета до Нижнего Эйлата. Надо сказать, что Евгений не особо доверял этому комитету, считая их точно таким же быдлом, как и ужратые сочинцы, но эти хоть на компьютере печатать умели. А в одиночку даже элементарные организационные вопросы не порешаешь в масштабе всей страны.
В общем, каждый теленок из этой дюжины был прикреплен к определенному пастбищу, где и должен был, по мере сил, продвигать в серые ужратые массы, пусть даже на уровне объяснения знаками, идею нереальной пользы пришествия к власти кандидата от партии Единый Израиль Евгения Иосифовича Хриплого.

Поскольку лидеру предвыборной гонки уже порядком осточертели совещания и планерки, да и мало кто из этих имбецилов хоть что-то из них для себя уяснял, он решил выпустить методические указания по агитации населения, напечатанные простым языком, крупным шрифтом и с наглядными яркими иллюстрациями. (Настоящий американский комикс, так как Андрей с Петром читали по слогам и очень хреново).
Основные рекомендации для агитаторов были следующие:
не вступать в контакт с представителями конкурирующих партий, кроме официальных теле-радио дебатов;
агитировать даже самых безнадежных алкашей, наркоманов и штангистов – вдруг замкнет чего в нужном плане, и проголосуют они;
прогонять телегу, что Единый Израиль – это уже правящая партия, а выборы – это так, пустая формальность;
по мере возможности пропагандировать здоровый образ жизни и физкультуру, несмотря на то, что сами вы – жирные предынфарктные кабаны-выпивохи;
не носить с собой крупных сумм наличными, необходимые покупки совершать с помощью банковской карты;
посещать даже безнадежные с точки зрения электората места – пивнушки, стриптиз—клубы, ленинградку, свиблово;
вести себя вежливо даже с китайцами и хиппи, которые вполне могут оказаться замаскированными конкурентами и используют ваше естественное проявление национализма против Единого Израиля;
обещать всем нереальные ништяки и халяву, завтра с утра – лекция по красноречию и байкам гостя из далекой России Мавроди Михаила, явка обязательна;
не зацикливаться на клиентах – на обработку одной твари норматив – 10 минут;
прикидываться дурачками, но фишку рубить усиленно, не напиваться и не удалбливаться до одури, не шляться по девкам – будет отпуск, оторветесь по вашей любимой тематике, животные;
при неприятностях с представителями закона посылать их на хуй (единственное слово матом в книге, уж очень захотелось);
с представителями власти (региональной, административной) вести себя очень осторожно, особо не гнать – это, конечно, тоже быдло, но относительно прохаванное;
при выявлении случаев предательства в рядах Партии – расстреливать без суда и следствия или тупо бить;
всегда помнить, что все ваши действия или сознательное бездействие санкционированы руководством Партии;
педерасты – брат брата, отец сына… или как их там, инсцеститы… короче, извращенцев мочить нещадно в сортире;
не поддаваться сомнениям и идеологическим атакам – наше дело правое;
если в каком-либо населенном пункте ситуация станет критической – вызывать вертолет и следовать в соседний по маршруту пункт;
не возвращаться в горячие точки – с большой долей вероятности их уже не будет, это вам не чечня сраная, нам херня черножопая не ровня, как и арабы;
соблюдать субординацию: Сам, Премьер, Совет Федераций (как видите, ваш покорный слуга не первый и не последний, с какого края не читай);
довольно для ученика, чтобы он был, как учитель его, а если хозяина дома назвали (обоснованно) вувузелой, то пусть заткнется и отправляется на футбол в африку;
ничего не стрематься – везде наши люди;
гнуть линию Партии, громко и четко, везде, желательно без мата, хотя и с ним не возбраняется – быдлу немытому так понятнее;
избегать физического контакта с плебеями – это может быть очень опасно для здоровья и квалифицированная медицинская помощь может просто не успеть вовремя;
более других следует опасаться «припальцованных» ушлепков – в малиновых пиджаках, золоте и на дорогих машинах (в их кругах Мерседес С-класса – это вроде как круто);
помните – вы под надежной защитой Партии, пострадавшим гарантированы медали и льготы;
особо отличившиеся (в хорошем смысле, нехер хихикать, идиот) будут приглашены на прием к Самому;
предателям и изменникам – смерть или избиение ногами;
Единый Израиль не проповедует пацыфизм, Израиль – мощнейшая военная держава, считающая ядерное оружие неотъемлемой частью военной доктрины любого развитого государства;
надо ставить идеалы Партии превыше своих и своих близких, ну или хотя бы делать вид;
следует бережно относиться к символике Единого Израиля – вымпелам, флагам и, в особенности, к значкам, так как на значках очень многое, если не всё, замешано;
тут надо бы написать про готовность отдать жизнь за партийные ценности, но ваше хрюканье (смех то бишь) надоело уже;
награды найдут своих героев! Единый Израиль!

В общем и целом, брошюрка получилась информативной и красочной. Отпечатали ровно 12 штук, так как инфа уж больно секретная, и повесили каждому на шею, вместе со значками.

Тут пришла малява от Ваньки Корлеоне:
- Слыхал за успехи, коллега. Ты прям рулишь как Аэртон Сенна! Смотри, на поворотах полегче!
Женек передал через посыльного на словах, что всё идет по плану и что скоро Ваньку освободят, а пока ему лучше сидеть для его же безопасности в бутырке. Конечно, Хриплый не собирался освобождать старого, ненужного уголовника. Но и в расход его пускать не спешил – мало ли, пригодится чем…
А когда команда поинтересовалась, что с Ванькой, Евгений прогнал, что тот уже давно на свободе и сейчас находится с визитом в дружественном Гондурасе. Чрезвычайный и полномочный посол Израиля в Гондурасе, тем временем, доедал остатки баланды и готовился к тревожному петушиному сну возле параши. Ну, внешняя политика—дело тонкое.

Тем временем, Женьку принесли список наиболее неблагоприятных городов, в которых рейтинг был неприлично низок. Среди них был крупный промышленный центр Капернаум, а также зона азартных игр Хоразин и нано-городок Вифсаида. В эти регионы было решено отправить Андрея и Петра, как самых отмороженных из двенадцати избранных.

Конечно, информационная война не прекращалась ни на минуту. В одной желтой газетенке была опубликована статья под названием «Взалкали в субботу». Надо сказать, что имела место быть небольшая вечеринка в честь именин Иуды, юриста команды, но особо никто не взалкал, и Женек добился печати опровержения, а потом, вдогонку, опубликовал в одной из центральных газет свои мысли по поводу субботы и вообще, выходных, коротких дней, сиесты и отпусков. В общем, как часто бывает, не было бы щастья…
Но проблема общения с прессой была налицо. Пресс-центр, составленный преимущественно из блатных выпускников факультета журналистики МГУ, явно не справлялся с задачей подавать нужные блюда в нужной степени готовности в нужное время. На очередном заседании было принято решение привлечь авторитетного, известного человека, ненавидящего быдло и всё что с ним связано, но живущего за счет этого убогого стада. Выбор пал на Филиппа Киркорова за его умение общаться с прессой и за огромную популярность среди алкашей, наркоманов и штангистов. Король Попа неожиданно легко согласился представлять Единый Израиль в прессе и на телевидении и запросил вполне приемлемый гонорар. Единственный «звездный каприз» - ежедневное шоу на первом канале «Караоке с Филиппком», режиссером которого должен непременно быть Люк Бессон. Ну а французы, как мы знаем, это дешево. Это ж не Спилберг какой-нибудь – америкос да еще и еврей к тому же. Так что утвердили смету и начал Филипп Бедросович обсирать розовые кофточки уже под эгидой ЕИ. (В контракте прописали, что после каждого взрыва хохота или восхищенного выдоха король попа должен обязательно, не выбиваясь из контекста диалога с журналистом, упомянуть про Единый Израиль и Женька Хриплого).
Ну, в общем, со СМИ худо-бедно разобрались. Но встречи с избирателями никто не отменял. Женька немного расстраивало то, что в основном он встречался с низшими слоями общества – алкашами, наркоманами и бомжами. Отчасти грело то, что общая по стране статистика по данным категориям граждан просто кричала о том, что это и есть народ и требовала жестких мер. Но все же хотелось и с интеллигентными людьми пообщаться. Ну или хотя бы со спортсменами. Просто схема завоевания голосов превратилась в некий накатанный вариант – обманное или реальное (но без магии) излечение очередного торчка или пьяницы и подробное освещение сего процесса Филиппом Бедросовичем. А хотелось чего-то светлого. Перемен хотелось…
Небольшую перчинку этому фарсу придало то, что Евгений Петросян, лишившийся основного после пива и футбола мужского стимула жить (после пляжного матча с группой «Стрелки»), переметнулся в стан заклятого врага ЕИ – ЛДПИ. Не безвозмездно, конечно. Ну а что может глупый старый комик без яиц, посланный прилюдно женой Еленой Степаненко с формулировкой «И до этого-то виагру без особого толка тоннами жрал!»? Только на пару с Региной Дубовицкой поливать Хриплого и его партию грязью в передаче «Аншлаг». Ничего особо у них не было, но – ох уж эти юмористы, гы-гы-гы! Чего только не придумают, сцуки! Основные темы их сраных выступлений сводились к тому, что Женек никакой не целитель, что нормальным людям и так понятно, а торчки Аншлаг не смотрят. Получается, что основная аудитория, внимающая депрессирующему и злому Петросяну и безумной Дубовицкой – это алкаши. Что само по себе не так уж и страшно, так как алкашу до политики такое же дело как чукче до Уимблдона. Торчки хоть ради прикола на выборы могут заглянуть да ради минералки халявной.
Но все-таки это задевало, и Киркоров нещадно обсирал на первом канале Петросяна, а один раз в коридоре даже ударил ему ногой между ног. Не знал он еще про беду Ваганыча…
В общем, рейтинг Единого Израиля не менялся – около 50 процентов в среднем, что внушало радужные перспективы. Женек на очередных теледебатах даже фразу выдал: «Кто не с нами, тот против нас!», что тут же было растиражировано и заменило официальный лозунг «Не будь немым быдлом – отдай голос за Хриплого!».
Также Евгений постоянно намекал, что победа ЕИ на выборах – дело решенное (что, конечно, было не так) и что, хоть выборы и анонимны, но кто за кого голосовал, известно будет. Компетентным органам, разумеется.
В общем, идеологическая война была в основном выиграна и многие стали требовать от Женька перемен уже сейчас, на что он справедливо замечал: «Я только тогда стану главой государства, когда будет посчитан последний бюллетень». Лукавство, конечно, но народу нравилось.
Тут еще один момент был неприятный: мать Хриплого, Мария, и братья его не выдержали испытания богатством и славой и погрязли в пьянстве, кокаине и разврате. Это было не очень хорошо для имиджа. Точнее, совсем плохо. И сослал Женек их в клинику хорошую в Швейцарию. Подлечиться, подумать, а в основном – чтоб не отсвечивали.

Предвыборная компания вышла на финишную прямую.

Довольно большое внимание в истории уделено «Встречи у моря», когда Женек «случайно» встретился на пляже с пациентами местной психиатрической лечебницы, принимавшими водные процедуры под жестким контролем румяных санитаров и медсестры.
Больные очень просили Женька рассказать о его творческих планах, приняв Хриплого за Малежика. Ну сумасшедшие - что с них взять. Евгений решил подыграть – пресса, которая в последнее время чуть ли не в сортир за ним ходила, включила софиты и микрофоны. Женек влез в лодку, психи, человек 40, остались на берегу.
И решил «Малежик» не гнать про свои голимые и никому, кроме безумных, неинтересные творческие планы, а рассказать шизикам притчи и сказки, при чем понятным им языком.
- Пошел сеятель сеять, набросал семян где мог. То что криво бросал, некачественно, и не удобрял – не вызрело или долгоносик пожрал. А вот то что он посадил по всем правилам, используя накопленные за всю историю агропромышленного комплекса знания – то вымахало будь здоров , хошь продавай, а хошь сам пожирай. Лосю тут ясно всё, да и вы должны догнать.
Псих один, самый продвинутый, из санаторного отделения, говорит:
- А нормально вы можете говорить? Не сказками дурацкими? Мы тут, конечно, не гроссмейстеры и не светила научные, но за полных дураков нас держать не надо. У меня, например, спады эмоциональные сильные (до петли) эйфорией сменяются. Раз по 15 в день. Я что, больной? Изгой общества? Мне государство пенсию платит, и не вам решать, дурак я или нет!
Женек говорит:
- Извините. Я же ваши истории болезней не читал. Эмоциональные расстройства, это, конечно, совсем другое дело. Кто вы по профессии?
- Мммм… Ээээ… Я лет двадцать назад был помощником автослесаря… Щас не работаю. Проблемы со здоровьем у меня с армии начались… Пытался, конечно, и грузчиком работать и курьером. Да тяжеловато. Плюс алкоголь всё усугубляет…
- Вы сами ответили на свой вопрос! Как я могу с вами на равных общаться, если вы – чмо бесполезное? Да еще и вредное! На деньги налогоплательщиков, потраченные на ваше содержание, можно было бы пару нано-танков построить. Так что насчет петли – почему не доведете до конца? Веревки гнилые попадаются?...
- Сестраааа! У меня атака паническая!!!! Вколи релллллашки, сука!!! Убью всех нах!!!...
И вот конечно нашлись люди, которые говорили что-то типа: «Как же можно, больной человек ведь…», но все прекрасно понимали, что Женек прав. Больной – лечись. Таблетки пей и водой запивай, а не водярой. Гуманисты все, мать вашу.
Ну, в общем, понял Хриплый, что электорат из психов – как из Аршавина игрок Барселоны. Но пресса ждала продолжения банкета. А Киркоров в это время работал в союзе литераторов на презентации книги Женька «Сын плотника – властитель мира». Да и Петросян, гаденыш, заныкался в кустах и выкрикивал оттуда антиженьковские лозунги. Пришлось продолжать этот фарс.
Неожиданно лидер партии Единый Израиль вспомнил слова из песни Малежика «Первокурсница» и довольно сносно исполнил куплет -

Школьный бал распахнул свои двери
Впереди ожиданья потери
Стрелы взглядов вокруг тебя кружацца
Ах как счастлива ты первокурсница-цаца

-чем вызвал бурный восторг душевнобольных и окончательно убедил их, что перед ними – кумир.
Человека с эмоциональной неустойчивостью увели санитары, и никто не мешал гнать пургу. Евгений продолжил рассказывать сказки.
Основной контекст высказываний – от каждого по способностям, каждому по труду – пришелся придуркам по душе, так как никто из них кроме пускания слюнявых пузырей и, в лучшем случае, подметания больничного дворика ничего делать не умел, а потребностей практически не было. Так что этот «труд» вознаграждался вполне адекватно и их всё устраивало. А раз уж сам Малежик дал понять, что это нормально, то тут уж и о выписке можно задуматься.
Женек говорил много и вдохновенно, как будто перед ним нормальные люди. Он не забывал, что камеры и микрофоны никто не выключал. От речи Хриплого даже комик Евгений Петросян на время затих и, скрипя зубами, внимал жизненным притчам.
Будущий премьер коснулся практически всех аспектов жизнедеятельности. Он отметил, что в наше непростое время люди не видят элементарных вещей. Что произошло огрубение сердец, и одна из основных целей Единого Израиля – восстановление и сохранение духовных ценностей. А те, кто уже определился со своим выбором в пользу самой прогрессивной партии, те уже прожили жизнь не зря и стоят на верном пути. Все аллегорические притчи Женек подробно разъяснял. Не для больных, конечно, для камер, чтоб кривотолков не было. Он рассказал им другую историю.
- Деятельность любого политика похожа на огородника, который посадил агурцы. И когда он лег спать, пришел сосед, с которым у огородника была вражда, и набросал на агуречную грядку семян конопли. Ну и, соответственно, вместе с нормальными растениями взошла и анашка (хотя кому что, для многих так даже лучше было бы). Ну поднялся большой кипеш, менты понаехали, наркоконтроль… Хотели ему 228 припаять. Огородник в отказ пошел – типа знать не знаю, агурцы я люблю, сорняки откуда – без понятия, вроде полол… Ну дал ментам на лапу 50 шейкелей. Они ему приказали удалить канабис. Огородник парировал: если ща начну дрянь эту рвать, то и основная культура пострадает, а я люблю агурцы больше женщин, особенно малосольные, под «Кеглевича» холодненького. Менты согласились чтоб он осенью наркоту изничтожил. А в начале сентября собрал огородник урожай, поэкспериментировал с травой, засушил пару мешков, а весной эмигрировал на Ямайку. Ибо прозрел и агурцы не ел больше. И с алкоголем завязал.
Сравнивал Женек политику и с пивом, и с сиськами, и с футболом, и с галоперидолом, и даже с первым израильским пилотом формулы один. В общем, поняли психи из всего этого одно – то что они тупорезы полные и надо идти на ужин а потом лекарства пить. Ну хорошо хоть это дошло…
Да что там больные – его инициативная группа тоже не совсем догнала краями некоторые моменты. Что не удивило Хриплого, учитывая, что наиболее толковые деятели из его команды – это рыбаки Петька и Андрюха, которые даже вопрос толком задать не могли, зато в силовом контексте решали проблемы очень ловко. Женек решил кого-то из них, у кого промилей меньше будет после победы на выборах, назначить министром обороны, а кто будет пьянее – главой МВД.
Вернулся Женек в свою резиденцию в Бухту Радости. А «Встреча у моря» сказочным образом подняла рейтинг Хриплого до доселе невиданной отметки. Всех очень впечатлили интеллект и манера общения Евгения несмотря на его пролетарское происхождение.

Мы уже много говорили об уровне израильской медицины. Но не всегда она служит прогрессу и гуманистическим идеалам человечества.
Диктатор Ирод не умер. В одной из элитных клиник ему пересадили свиную печень и старый алкаш вновь готов был жрать в три горла. Только он не дурак был. По настоятельной рекомендации профессоров он временно завязал с крепкими напитками и теперь пил только непастеризованное пиво и настоящую Хванчкару, которую ему лично присылал дебильный правитель одной недоразвитой страны, отчаянно ищущий дружбы с какой-либо сверхдержавой. На закуску этот юродивый в обязательном порядке почему-то прилагал обычные галстуки, которые наш четрвертовластник, конечно же, не ел и даже не мерил.
После операции Ирод пару недель провел у своего друга Махму?да Ахмадинежа?да, тогдашнего солиста панк-группы “Iran Madden”. Но отдых отдыхом, а политику делать надо.
Мы уже говорили о том, что отец народов упек авторитета Ваньку Корлеоне в бутырку. Повод был примитивный – позарился Иван по страшной пьяни на жену Филипа Киркорова, Алладиаду. Неважно, что бывшую и неважно, что Филиппа Ирод ненавидел за его независимость и демократические убеждения. Важно то, что Ванька парился на нарах, а стукачи, подсадные и шныри исправно докладывали старику о каждом слове или вздохе Корлеоне. Надо отметить, что вся эта ситуация складывалась не без косвенного участия Женька, которому Ванька казался в будущем довольно серьезным конкурентом в борьбе за власть.
А по непроверенным историческим данным Филипп к тому же являлся Ироду кузином, чего сам Король Попа очень стеснялся.
Так вот, Аллаида, в списке приоритетов которой и Филипп, и честь и достоинство были на таком же месте, как у северокорейского пенсионера – покупка Мерседеса, имела, в силу своего властолюбивого характера, определенный интерес в этой подковерной борьбе. Она всячески уламывала Ирода казнить Ваньку, даже дочку свою, Кристинку, в постель ему подложила с целью шантажировать потом. Ну и диктатор, перебрав на очередном приеме хванчкары, согласился и приказал Корлеоне казнить.
Казнь состоялась практически сразу после отдачи приказа.
Пьянка превратилась в подобие шабаша, где среди бутылок и закуси на блюде лежала голова Ивана Корлеоне – последнего настоящего демократа старой формации.
Об этом незамедлительно доложили Женьку, у которого как камень с души упал, хотя он и сожалел немного, что такой человек покинул этот мир. На радостях он отправился на яхте на прогулку. Один. А свита его пошла пешком по берегу.

Пришвартовался он в Туапсе. А там – самый сезон. Все загорелые дочерна, пьяные вхлам, у некоторых гипотермия удачно сочетается с белой горячкой… Ну кому как отдыхать – дело личное.
Высадился Женек на берег и прообщался с отдыхающими до вечера. Общение сопровождалось раздачей листовок, календарей и буклетов, а также холодным пивом с борта судна.
Кто-то из команды заметил, что закуски мало и ботва эта совсем уж косая. Предложили отпустить их до магазина продовольственного. Но Женек, дабы показать быдлу, что такое Единый Израиль, сделал один короткий звонок. Через полчаса прилетели три транспортных вертолета. В мгновение ока были накрыты столы и поданы разнообразные напитки и изысканные закуски.
После полуночи состоялся шикарный фейерверк. Выступила божественная группа «Стрелки».
В общем, у жителей и гостей Туапсе вечер и ночь удались, и вряд ли на выборах кто-то, кто отжигал тогда на пляже (а это практически весь город), проголосует не так как нужно. Цель оправдывает средства, воистину.
А Женек к тому времени очень серьезно увлекся альпинизмом и серфингом. На глазах у изумленной публики он довольно ловко забрался на ближайшую гору, а, спустившись, неплохо прокатился на доске по черноморским волнам. Окосевшим вконец отдыхающим даже показалось, что Хриплый скользит по воде сам по себе, без серфа, и что это – очередное чудо…
Петька тоже так захотел и встал на доску, но, то ли потому, что серфером он был неважнецким, то ли из-за вечернего чаепития, он сразу пошел ко дну как утюг. Женек успел ухватить его за лохмы и спас будущего министра.

На следующий день состоялось выступление Евгения на центральном канале, где он подробно и доходчиво обозначил свою политическую позицию и жизненные приоритеты. Ничего нового, в общем. Все то же гонево: надо почитать предков и историю; надо любить отечество и руководство не на словах, а на деле; следует следить за своими словами и обдумывать всё, что собираетесь произнести, особенно в прессе и на телевидении; надо понимать, что единственный верный путь Израиля – идти на говно нога в ногу с Самим и с партией ЕИ; все «конкурирующие фирмы» - это слепые вожди слепых… Ну и все в таком духе… Женьку самому не очень понравилось выступление, да и, несмотря на здоровый образ жизни, он чувствовал некую усталость и напряжение.
И решил он перед решающим штурмом умов и сердец электората устроить себе небольшой отпуск в одиночестве. И полетел он в Шарм-Эль-Шейх, так полюбившийся ему с детства.

Погода была в Египте хорошая, самый сезон. Хриплый в основном весь день проводил на пляже, загорая и плавая с маской. Пару раз он ходил на яхте в Радж-Мохаммед и погружался там с аквалангом. Красное море с его потрясающим воображение подводным миром сделало свое дело -вернулись силы, успокоились нервы.
Во время отдыха Женек продолжал традиционные «хождения в народ», общался с простыми людьми, пытался вникнуть в их проблемы и, чем мог, помогал.
Свита его не усидела – тоже приперлась дня через три. Поэтому сладкое уединение долгим не получилось. Ну и журналюги, твари, тоже как-то прознали, что Хрилый здесь. Пришлось в срочном порядке выписывать Филиппа Киркорова, который, надо заметить, тоже подсел слегка, и ему было необходимо перевести дух.
Остаток вакейшена прошел в некоем подобии морского круиза по прибрежным отелям Египта. И все бы было хорошо, если б не постоянное утомляющие внимание со стороны населения и журналистов.
Женек даже издал приказ никому не говорить, кто он и что он, путешествовать как простые туристы. Ради прикола после ужина подловил синего вдупель Петьку и спросил его:
- Кто я, сцуко?
- Ты – сын бога, нах! – отвечал хмельной рыболов.
Женьку сравнение понравилось, хоть и не ясно было, выполнял ли Петр приказ или это просто белочка. Но для себя он отметил, что Петруха – надежный перец.

И вот посреди этой идиллии прошла информация, что накануне выборов в Иерусалиме готовится покушение на Хриплого.
Служба безопасности и, в особенности, Петька настаивали на том, чтоб не возвращаться ни в Сочи, ни в Израиль, просидев на курорте аккурат до выборов. Но Женек понимал, что это не вариант и что даже двухдневное отсутствие накануне главного события в его жизни может внести очень серьезные коррективы в распределение голосов. В общем, он дал всем понять, что не отступит перед лицом опасности и не остановится на полпути.

В конце отпуска решил Хриплый совершить свое рекордное альпинистское восхождение. А для укрепления командного духа взял в поход нескольких товарищей – Петьку, Яшку и Ваньку, брата его.
Восхождение прошло без особых проблем. Серьезное недовольство команды вызывал лишь запрет Женька на употребление алкоголя, который четко обозначил: «Во время похода никакой закваски!».
Но алкоголизм запретами не излечишь – запретный плод, так сказать… Конечно, у кого-то из команды нашлось горячительное, при чем целый рюкзак, в ущерб оборудованию и провианту. Ну и Петька вместе с Яшкой и Ванькой «заквасились», что называется, до изумления. А именно – до глюков.
Хриплый показался им с лицом в виде солнца, в светящейся одежде. Да вдобавок явились им Ильич (основатель партии, отец израильской демократии, давно мирно спящий в мавзолее) и соратник его по подпольной кличке Мойзес, тоже пассажир с того света. И пошла у них неторопливая беседа за жизнь. Такая приятная, что у алкашей даже головная боль утихла. Петька даже предложил остаться тут жить, построив небольшие коттеджи на высокогорье.
Но тут вообще приключилось странное – с небес раздался голос самого и лишний раз напомнил, что Женек тута главный. У алкашей тут же хмель с балды слетел и они твердо решили – больше ни капли! Ну мы все знаем об этих решениях, когда похмелье тяжелое.
Евгений сказал им: «Без паники. И не зарекайтесь от этанола. А про глюки ваши советую помалкивать. Ко мне тоже Ильич часто приходил, когда я употреблял еще. Меня вообще глючило каждую белочку, что Ильич – это Ванька Корлеоне и что он меня достанет при любых раскладах. Отчасти поэтому я его уважал и боялся и смерть его – не моя вина».

По возвращении с горы начались суровые будни – финиш предвыборной кампании и доставшее уже вконец целительство.
Все это настолько осточертело молодому политику, что он начал гнать о покушении и скорой своей гибели. Нервный срыв, надо понимать. Некоторое время он даже призывал всех брать пример с детей или хиппи – беззаботно жить и ни о чем не думать. Даже хотел министром спорта и туризма сделать восьмилетнего мальчика, ученика хапоэлевской СДЮШОР. В общем, опять он слетел с катушек. Многим даже казалось, что лучше б Хриплый бухал как раньше. Тогда хоть просветления были. А тут – сплошное бредовое гонево: самые крутые – это дети, надо отвергать все соблазны, отрывать себе руки, ноги и выкалывать глаза, если они «какие-то не такие» ну и все в таком же маньячном духе.
Также историками было зафиксировано высказывание про заблудшую овцу, которую, не понятно почему, любой пастух пойдет искать, похерив целое стадо ради этого. Полный бред, но все было истолковано в пользу Партии и ценности новых членов.
В общем, адекват был утерян. Полный пацыфистский «всем пиис» - всех прощать, подставлять щеки и задницы, на все класть с прибором и уповать на Самого, всецело и полностью. Пересказывать все речи Хриплого в тот период все равно что изучать бред шизофреника в период обострения. Но на некоторых все же стоит остановиться, иначе рассказ коротким получится.
По сути это все те же голимые притчи, призывающие правильно жить:
- Если твой амиго тебя кинет, надо отвести его в сторонку и разобраться по-мужски, между собой. Не стоит выносить сор из избы. И так следует делать всегда, даже если этот амиго уже очевидная крыса и сцуко. На крайняк этого гада можно прижать взяв с собой на стрелу пару-тройку проверенных бойцов. Если уж совсем беспределит гнида, то можно и всю братву подключать, и старших. Но до конца бороться за товарища.
- Партия Единый Израиль похожа на генерального директора крупной фирмы, который решил со своим офисным планктоном подбить финансы. Привели к нему манагера, который штрафов и косяков накопил штук на десять шейкелей. Бабла у него, ессно, не было и ГенДир хотел его уволить, а долги взять имуществом. Но манагер прогнал про жену, детей маленьких и про скудное здоровье, не позволяющее ему работать кладовщиком или курьером, и руководитель сжалился над ним и отпустил к любимому компьютеру с экселем и яндексом. Однако офисный работник не на шутку высадился, что его могут уволить, и начал судорожно искать деньги. Выцепив курьера, который ему торчал сотку, он начал его душить, требуя вернуть долг. Тот просил дать ему еще времени, говорил, перезаймет. Но сердитый манагер не хотел ждать и вызвал ментов. Курьера закрыли в КПЗ. Все это стало известно биг боссу. Тот вызвал жалкую офисную пешку, наорал на него конкретно (все мы знаем, что для офисного стремилы нет хуже наказания, чем гнев начальника) и пообещал орать на него каждый день, утром, в обед и в 17.55, пока бедный уродец не вернет 10 штук. В общем, эта притча о том, что надо всех прощать.
- Что касается кодекса семейной жизни. Я воспринимаю мужа и жену как одно целое. Сейчас, конечно, есть возможность официально разводиться, соблюдая все формальности и законность. Но следует всеми силами пытаться сохранить семью и наладить в ней здоровый климат. Это не так сложно. Урон от развода гораздо больший.
- Дети – это клёво. Куда уходит детство? В какие города? Эх, щас бы на великах в лес, за рогатками…
- Я – далеко не идеал. Я много пил и курил в свое время. Сейчас вот с нервами нелады. В этом плане пример следует брать с Самого, который в жизни не выпил ни одной рюмки и не сделал ни одной затяжки. Но это – недостижимый уровень. Чтобы хоть как-то приблизиться к нему, надо хотя бы не убивать, не блядовать, не воровать и не гнать пургу. А также почитать и слушаться родителей, уважать близких и коллег, помогать чем можно нуждающимся, не гнаться за материальными благами.
- Все, кто уже сейчас сделал свой выбор в пользу Единого Израиля, в накладе не останутся. Кто-то будет народным депутатом, кто-то (из самых достойных) войдет в состав совета федераций или даже в кабинет министров.
- Единый Израиль похож (Женек очень любил всякие заумные аллегории) на фермера, который хотел нанять колхозников бюджетных убрать свою картошку. Договорившись об оплате он рассчитывал на скорейшую уборку урожая, чтоб успеть к агропромышленной ярмарке. Однако народу было маловато, так как поле было огромное, больше колхозного в три раза. Но в колхозе на картошку было всем накласть, да и солярка кончилась еще при посадке. Поэтому найти дополнительную рабочую силу проблемы не составило. А с соляркой у фермеров затыков нет – это ж не колхоз, где, как водится, голод. Но те труженики полей, которые с утра вкалывали, начали гнать, что они уже полполя убрали, а оплата такая же, как и тем, кто только что присоединился к страде. На что фермер справедливо заметил, что оплата труда определяется подписанными сторонами индивидуальными трудовым соглашениями. Так что все претензии – через суд. И попросил вернуться у уборке картошки.

Долго ли, коротко, но пришло время выдвигаться к месту главных событий данного повествования – в Иерусалим, где находился избирательный участок, к которому был приписан сам наш кандидат.
По традиции, в день выборов он должен был проголосовать как все граждане Израиля, проявить, так сказать, свою гражданскую позицию, сделать выбор. Конечно, один голос мало что изменит, но – курочка по зернышку клюёт, а весь двор засрала. Из искры возгорится пламя!

Рано утром кортеж кандидата от партии Единый Израиль Хриплого Евгения подъехал к пригороду Иерусалима.
По сценарию, выехав на главный проспект, пересекающий далее весь город, команда вышла из автомобилей и весь путь до школы, где находился избирательный участок, должна была проделать пешком. Охрана была слабовата – человек 20, вооруженных только легкими автоматическими винтовками и пистолетами да еще столько же снайперов на крышах, распределенные равномерно по всему маршруту. Но не ехать же на выборы на танке в компании робокопов и терминаторов! Это праздник для народа, серьезный исторический момент, и военно-броневая тематика показалась Женьку неуместной, несмотря на очевидную опасность заговора.
А Хриплый, учитывая нестабильность его нервной системы, был уверен в своей скорой кончине и поэтому вел себя безрассудно смело, заставляя охрану изрядно нервничать.

По дороге кандидат встречался с простыми людьми. Одна женщина просила устроить своих сыновей в парламент советниками. Женек поинтересовался:
- А знаете ли вы, что такое политика? Сколько физических и моральных сил она отнимает? Что политику недоступны простые человеческие радости? Что служение народу фактически уничтожает собственную жизнь, подчиняя ее жизни политической?
- Да, -ответила дама, - мы это все знаем! Но загородные резиденции и шикарные лимузины, полное обеспечение, всеобщий почет и неплохая пенсия в старости все недостатки окупают! Возьмите моих ребят советниками! Они толковые парни, МГИМО оба окончили с отличием. Резюме вот…
- Да неважно, что кто окончил и насколько у него резюме красивое. Мы – слуги народа, и поэтому должны при назначении руководствоваться не регалиями соискателя, а конкретными его делами.

На пути попадались и калеки. Двое слепых вопили так, что охране пришлось их пустить к «целителю», который, обладая минимальными познаниями в медицине, все же определил у них коньюктевит и, купив в ближайшей аптеке альбуцид за полшейкеля, «чудесным образом» вернул им зрение. Про себя он, конечно, отметил лень и глупость ботвы, которая даже ради своего блага не может дотащить свою задницу до аптеки за копеечным лекарством.
Идти было тяжеловато – стояла жуткая даже для солнечного Израиля жара. Но садиться обратно в кондиционированные лимузины означало показать себя слабаком, возвышенным над толпою. Поэтому решили в качестве транспорта избрать ослов. Выбрали пару что попородестее да поздоровее.
И вот на осле Хриплый въехал в Иерусалим, столицу государства израильского.

Весь город пришел в движение. Многие не узнавали будущего премьера, которого мало кто видел раньше верхом, тем более, на ишаке. Но, когда выясняли, что это тот самый Хриплый, основная надежда мира на торжество демократии, то все неизменно приходили в экстаз и тепло приветствовали Женька.
Весь путь процессии был устлан шелками, пальмовыми ветвями и цветами. Кое-где успевали постелить красные дорожки.
По пути Евгений спешился и заглянул в действующий храм, который оккупировали продавцы компакт-дисков и сувениров. Политик был не против коммерции, но был убежден, что всему свое место и время. И уж наверное культурный объект – не место для продажи дивиди для достигших 18-ти лет. В общем, храм был очищен от коммерсантов.
Через некоторое время после привала в Вифании (пригород Иерусалима, где была более-менее пристойная чайхана, а в столице ни хрена не работало из-за сиесты, объявленной безумным главврачом, поэтому пришлось делать крюк чтоб попить нормального чаю и отдохнуть) в храме состоялась беседа Женька с представителями политических кругов, которые были настроены неоднозначно.
Хриплый избрал свою любимую манеру общения – иносказательно, толком ничего не объясняя, без конкретики и, по возможности, все свести к любимым притчам.
- А позвольте поинтересоваться, есть ли у вас лицензия на частную медицинскую практику, кто ее выдал и каковы методы лечения? – спросил Петросян, к тому времени всеми правдами и неправдами прорвавшийся к кормушке.
Филипп Киркоров было вступился за босса в присущей ему манере, отшлифованной предвыборной кампанией:
- А почему бы кое-кому, у кого даже яиц нет, не высунуть свой длинный язык и не попытаться засунуть его себе же в …
- Осади, Бедросыч. – прервал Короля Попа Женек. – Время тявканья на телевидении закончилось. На носу выборы, отвечать надо корректно. Позвольте, Евгений Ваганович, задать вам встречный вопрос – кто и по какой причине убрал Ивана Корлеоне? И не надо мне говорить о его страшном преступлении – домогательстве до Аллаиды! За это голову не отрезают! Кто это сделал и почему?
- Я не знаю! – смутился Петросян, который все знал и лично присутствовал на том банкете в качестве клоуна-тамады и бегал к палачу передавал приказ Ирода о казни.
- Так вот и я оставлю за собой право не разглашать свои медицинские методики и не обнародовать разрешительные документы без законной на то необходимости. Лучше послушайте, любезный, поучительную историю:
Было у фермера (который колхозников нанимал для уборки картофеля) два сына. Попросил он первого прополоть молодую картошку. Сынок, который только отварил креветки и открыл первую бутылку пива в ожидании футбольного матча по телеку, соответственно, послал папашку по факсу без перезвона о получении. Но потом подумал, что матч неинтересный, пиво не убежит а креветки можно в микроволновке подогреть и все-таки пошел в поле. А второй сынишка сразу согласился окучить картошку, но забил на это и пошел с друзьями в спорт—бар. Так кто из них поступил по человечьи? Очевидно, что первый. Так вот, для нашей партии особо важны те новые ее сподвижники, которые изменили свою политическую ориентацию и вступили в наши ряды по убеждениям, а не из-за моды. Даже покойный Корлеоне предпочитал проверенным патриотам сдавших оружие экстремистов.
А вот еще притча:
Все тот же фермер (как видим, основной персонаж женьковских комиксов) посадил огромное поле картошки и нанял безработных колхозников за ним ухаживать. В августе пришло время копать картофель. Послал он людей помочь колхозникам выкопать-погрузить-отвезти урожай в картофелехранилище. Однако колхозники, к августу-месяцу разменявшие полгода запоя, избили штатных сотрудников фермы, а пару человек даже завалили в пьяном угаре. Фермер, не дождавшись вестей с полей, послал туда своего сына – управляющего. Вконец обезумевшие колхозники убили и его, посчитав юношу капиталистом и узурпатором.
Вопрос: что сделает солидный фермер со связями с этим пьяным отребьем?
- Конечно к стенке всех поставит или наймет профессиональную футбольную команду и на ворота их, чтоб яйца не мешали! – высказал свое авторитетное мнение Евгений Петросян. – А безработных колхозников, при чем непьющих, миллион. Других наймет.
- Вот поэтому, Евгений Ваганович, депутат городской думы – ваш политический потолок. – отвечал Женек. – Очевидно, что непьющий колхозник – это нонсенс. Как только у него появятся деньги, он тут же уйдет в запой. Поэтому проблему эту следует решать не террором, а политическими методами. Систему нужно менять. Систему! – подчеркнул Хриплый.
Тут властьимущие поняли, что система – это они и есть, и что перемены коснутся прежде всего их самих, при чем коснутся не самыми лучшими местами. Хотели они тут же на месте схватить Женька, да побоялись охраны и гнева ликующей толпы.
Евгений продолжил свою импровизированную лекцию:
- Наша партия подобна президенту, организовавшему прием в честь помолвки своего наследника и разославшего всем нужным людям приглашения. Но ответа о согласии присутствовать на банкете от лидеров стран большой восьмерки не получил. Более того, послы в этих странах, которые ходили к главам G-8, были департированы а многие даже задержаны. В общем, получился скандал международный, грозящий вылиться в военный конфликт. Однако война войной, а обед по расписанию. Банкет оплачен из казны, а гостей не набирается и на полсотни. Решил он восполнить кворум, пригласив лидеров недоразвитых государств – Казахстана, Киргизии и даже Китая. Во время пира он увидел тогдашнего председателя компартии КНДР, одетого в тренировочный костюм и стоптанные кеды. Президент приказал его вытолкать взашей, сказав: много званных, а мало избранных. Ибо всем известно, что руководителей всей Азии с успехом заменит на приеме один канцлер Германии. И одет будет прилично, и поговорить есть о чем, и подарки нормальные подарит, а не значки с вымпелами.
В общем, притчи Хриплого уже подписались выпустить несколько серьезных международных изданий. Но убогим в лице Петросяна и компании никак не хотелось уматывать с насиженных мест. И мечтали они Женька подловить как-то, найти какие-то несоответствия в его речах или фатальные противоречия. Послали они своих пресс-секретарей на встречу к Евгению под видом выпускников государственной академии управления. Типа опыта набраться. Они спрашивают «Сэнсэя»:
- Мы знаем, что вы очень справедливо рассуждаете, все по-честному, не взирая на чины и регалии. А вот можно ли подать милостыню, например, гипотетически, президенту?
Хриплый им говорит:
- Ну вы, студенты, с кем тягаться вздумали? Подколоть меня решили, подстилки депутатские? На монетах – изображение президента Пилотки. Конечно можно ему хоть все его чеканки слить – один хер инфляция зашкаливает! Пусть подавится, Скрудж Маккдак фигов! Все равно в планах выпуск новых денег и деноминация.
Пресс-секретари депутатские поняли, что их поимели, и предпочли слиться.
После них приперлись представители столь любимой нашим героем оппозиции и спрашивали такую непотребщину:
- Вроде как еще сам Мойзес говорил, что для улучшения демографической ситуации в послевоенные годы следует оплодотворять женщин погибших братьев. У нас была такая тема: семеро братьев, поочередно умирая, передавали одну девку друг другу, типа как по наследству. Ну и имели ее в полный рост, как полагается. Вот по закону, чья она жена? Все браки официальные. Все уж померли, и девка эта тоже. Умерла, кстати, счастливой.
Женек справедливо заметил:
- А какая разница, если померли все, чья она жена? Это касается только вопроса наследства для детей ее. Она выполнила свой долг, нарожала достойных, надеюсь, сынов и дочерей для нашей отчизны. Так что светлая память! Тогда время такое было – не до формальностей бумажных.
Оппозиция даже не нашла, что, по обыкновению, гавкнуть в ответ. Лишь самый борзый из них попытался кинуть тухлый помидор в кандидата, но получил пулю в глаз от снайпера, принявшего томат за гранату.
Тут уж чинуши красноперые совсем закручинились – уж раз Женек оппозиции отмороженной пасть заткнул, то им, свиньям рыложопым, совсем худо придется. Но попыток избежать неизбежного не оставляли.
Особенно усердствовал Евгений Петросян, для которого, после потери мужского достоинства, политические интриги стали смыслом жизни. Возомнив себя юристом типа Павла Астахова, вопрошал Ваганыч Хриплого на очередной встрече:
- Ответчик, ой, извиняюсь, господин кандидат! (В этот момент Филипп Киркоров метнул в Петросяна банку из-под газировки и попал тому прямо в глаз. Глаз быстро заплыл, и комик стал похожим на полководца) Я хотел бы спросить…
- А мы бы не хотели, м…к, б…, е…ый, иди нах свиней е...и, сцуко! – Король Попа никогда не упускал возможности поработать в своем стиле. Сорвав заслуженные аплодисменты он голосом Левитана добавил: «Единый Израиль. Отдай свой голос за Хриплого!» Эмоции эмоциями, а контракт контрактом. Когда веселье стихло, оскорбленный старый клоун-импотент продолжил, срываясь на визг:
- Я все-таки спрошу!- Все тут же повернулись к Киркорову, но Филипп промолчал, понимая важность момента. – Какой, на ваш взгляд, самый главный закон? Определяющий, если хотите?
Женек в свойственной ему манере отвечал:
- Прежде всего нужно уважать законноизбранного правителя державы. На этом стояла и стоять будет земля израильская. Ну и любовь и респект ближнему тоже аксиома, ибо государство есть народ, не любя ближнего ты ненавидишь отчизну.
- Съел, чмо аншлаговское? Яйца не вспотели? Ах да, господин прокурор, запамятовал, что вы запамятовали, что это такое—яйца. Иди регине расскажи какую вещь умную услышал, гондон сэкондхэндовский. А озвучил сию мысль кандидат от партии Единая Россия Евгений Хриплый. – Сорвав совместно с Женьком очередную порцию оваций, Филипп понял, что он даже круче, чем сам о себе думал всю свою звездную жизнь.
В общем, чтоб добавить эффекту, партийный лидер решил уродцев этих грузануть в стиле Джонни Деппа:
- Что вы, друзья, думаете обо мне? Чей я сын?
- Иосифа вроде, плотника… Или Мойшы, грузчик который… - Промычала толпа невнятно.
- Так как же «родитель» называет меня отцом родным, говоря: сказал мой отец отцу моему: пой гимн Израиля, пока все враги нашей Родины не упадут к твоим ногам! Так как же я, Женек Хриплый, могу являться сыном тому же Мойше, Иосифу или Давиду, если все они называют меня отцом?
После такого конкретного прогона всем, кроме Петросяна, стало понятно, что вести дискуссию с Евгением означает автоматом выставлять себя идиотом. Изначально. А Ваганычу терять было нечего и он решил идти до конца.
Женек же поймал волну:
- Все эти так называемые слуги народа – псевдопоследователи Ильича – могут только говорить, и то косноязычно. Они ничего не делают, не умея и не хотя. Пока мы вынуждены жить по установленным ими дурацким правилам и написанными кривым подчерком и с ошибками законам. Все они живут за счет народа, возлагая на его плечи непосильную тяжесть поднятия целины. Они жируют, покупая миллионные дачи и дорогие спортивные машины. Они забываются пьяным сном, просыпаясь лишь для того, чтобы поесть и опять напиться. Они называют себя «учителями», но учат только порокам. Для вас они никто! А учителя ваши – Сам, Хриплый и Партия! Все равны, все братья!
Горе вам, жирные свиноподобные чиновники, ибо затворяете вы царство демократии простому народу. Горе вам за коррупцию и за взяточничество на всех уровнях. За то, что молодых специалистов сбиваете с истинного пути, вынуждая вступать в ваши порочные ряды. Безумные и слепые! Алчные золотоискатели! Горе вам за попрание судебной системы, за хищения народного имущества, за внешний лоск прогнившей насквозь системы! Вы все – потомки и достойные продолжатели дела ваших отцов – палачей, воров и негодяев. На вас кровь борцов за демократические идеалы – Ильича, Мойзеса, Ивана Корлеоне и многих других! Всех вас ждет справедливый и беспристрастный народный суд.
Ну и все в таком духе. Вдохновенно, пламенно. Со своевременной язвительной поддержкой Филиппа Киркорова. Речь неоднократно прерывалась громкими аплодисментами и взвизгиваниями, как от пчелиных укусов, Петросяна – кастрата. И вышел Женек из зала почти богом.
Вокруг него собралась команда и посмотрели они на город, на его храмы. И сказал Женек как отрезал:
- Если мы не победим, ничего здесь не останется. Когда меня не станет, а меня не станет, я в этом убежден, то придут новые «лидеры», называющие себя моими учениками и последователями. Будьте осторожны. В случае нашего краха, а что-то мне подсказывает, что судьба моя решена, начнутся беспорядки и войны. Возможно, начнется гражданская война, голод и разруха. Массовые репрессии тоже будут иметь место. Сместятся приоритеты, народ станет еще худшим быдлом чем есть сейчас. В общем, надо это все перетерпеть. Активистам основным схорониться где-нибудь, хоть в горах. И остерегайтесь самозванцев! Я вас заранее предупреждаю, так как все к этому идет.
- Блин блинский! – Воскликнул, прослезившись, Король Попа. – Как же так? Кто ж на вас руку поднимет после всей проделанной работы?!
Петька толкнул Филиппа в бок и сказал на ухо:
- Бедросыч, не гони. Пусть выговорится. Нервный срыв у него, вот и гонит непотребщину.
Женек продолжил:
- Меня с вами не будет. Кто бы что не говорил, я к тому времени буду в другом измерении. Все, кто меня якобы видел, говорил со мной или знает где я – лжецы. Если я вдруг реально появлюсь – тут уж не ошибетесь. Шоу Жан Мишель Жарра видать издалека. И тогда начнется Великое Возрождение Единого Израиля. Я точно дату не назову, когда случится мое пришествие. Спрашивайте у Самого, он всем рулит. В общем, будет приятный сюрприз. Надо только очень ждать.
-Тогда наша к тому времени полузабытая партия будет подобна десяти студенткам на дискотеке, запавшим на одного мачо (мачо – это, типа, я). Пять из них, поумнее, забежали после лекций домой и переоделись в яркую дискотечную одежду. Остальные поперлись на дискач прям после матанализа, даже не покушав. В общем, когда в клубешнике нарисовался нарядный и накачанный мачо, то кошелки в школьной форме поняли, что выглядят они глупо и побежали в магазин за красивыми юбками – футболками. А те телки, которые подготовились и накрасились, сразу приглянулись красавцу-мужчине и до утра с ним танцевали. А на переодевшихся впопыхах ботаничек наш герой-любовник даже не взглянул.
В общем, все слушатели несколько успокоились, так как Евгений переключился на свою любимую манеру общения – чтение притч.
- Один фермер, довольно успешный, отправлялся на отдых к морю. А хозяйство свое оставил на попечительство пятерым довольно толковым, как он считал, управляющим. В соответствии с их квалификацией он выдал им денежное довольствие, кому-то больше, кому-то меньше, наказав употребить средства на пользу делу. Получивший максимальную сумму быстренько организовал маленький бизнес в рамках большого хозяйства и удвоил капитал, не нанеся ущерба боссу. Также поступили и остальные, кроме самого непрофессионального агрария, который воспринял буквально фразу «деньги надо вкладывать в землю» и закопал свою (наименьшую из всех) наличность под кустом. По возвращении из отпуска фермер попросил отчитаться о проделанной работе. Ушлые управляющие вернули ему средства с процентом, за что удостоились похвалы и повышения. А землекопа он тупо послал на ответственную работу – чистить выгребную яму во дворе, ибо в сельском хозяйстве без смекалки никак, а с мозгами куриными и такое задание бы осилить.
-Я к тому, что когда я в свете лазерного шоу явлюсь миру после забвения, то будет разборняк. Кто соблюдал мои наказы и выполнял рекомендации – те явно встанут к рулю власти, причем на века. Я припомню все: кто мне похмелиться наливал, когда я алкал жестоко, кто последний сырок плавленый делил со мной за бутылкой портвейна, кто пускал меня переночевать когда негде мне было голову преклонить, кто делился со мной одеждой, покупал мне транквилизаторы для успокоения нервов и засылал на последние кровные передачки на зону. Уважаемые правильные люди могут возразить: мы не видели, чтоб ты бухал сильно или болел, да и зону ты, кажись, не топтал и лес не валил… Ну тут надо понимать: это ж притча, тут все иносказательно. Если вы в это смутное время находили силы и возможность помогать кому-либо, значит помогли мне. Хоть и не напрямую. А вы, сцуки, которые не купили алкашу ни разу балтики девятой с утра и не поделились с бомжом свитером ненужным, вы валите отсюда, потому что таким макаром вы обломали и меня. И нет вам места даже в думе городской. Даже в ГИБДД вас не возьмут, уродов.
- Я вам так скажу: выборы через два дня, и тогда мне кирдык.
Чиновники во главе с Петросяном смекнули, что в день выборов валить основного кандидата себе на погибель. И решили захватить Женька хитростью и убить.

Когда Хриплый отдыхал в чайхане в Вифании, подошла к нему танцовщица живота и полила его очень дорогим ароматным косметическим маслом. Соратники вознегодовали – зачем так тратиться? Тут масла на тыщу шейкелей!
Но Женек осадил их. Понравилась ему красотка.
- Да не гоните. Нормально девка выступила. Мне по кайфу. Хоть в гробу пахнуть буду зачетно, а то не мылся уже дня три.

Был в его команде некий Иуда (его именины праздновала тусовка в начале пьесы). Был он товарищ скользкий, юрист по образованию. Неприятный тип, но адвокат грамотный, за что его и держали.
И решил Юрист предать лидера демократического фронта и сдать его властям при первом удобном случае. За это он запросил гонорар в 30 серебренников (1 сер.=1000 шейк.) и, в качестве бонуса, эту танцовщицу себе в наложницы. В общем, переступил черту.
Перед выборами должно было состояться заседание партийной ячейки с подведением итогов кампании. Хриплый отдал распоряжение о месте и времени проведения собрания.
Вечерком собрались двенадцать избранных. Среди них был и предприимчивый Юрист. Женек сходу заявил:
- По-любому меня кто-то ментам сдаст.
Все занервничали и начали гадать – кто этот сцуко?
- Он и так знает. – молвил Евгений. – Тока пусть он будет по курсам, что такому гаду ползучему лучше было вообще не рождаться на свет.
Юрист притих и осознал, что продался дешево.
Начали они трапезу. Хриплый для пущего устрашения предателя прогнал:
- Хавчик – это мое тело. Извините, что кости попадаются. А винище – кровь моя. Аккуратнее, спирт по сравнению с ним – кокакола. Я с вами сейчас тоже выпью – и в глухую завязку, до моего возвращения. Обещаю: улечу, но вернусь. Я не Карлсон. А вернусь – найду падлу-предателя, морду адвокатскую, и на ремни порежу.
Тут у Юриста произошла непроизвольная дефекация и забила его мелкая дрожь.
В общем, приняли они на грудь и, как водится, пошли гулять с песнями да шутками. Один Иуда не веселился.
Поскольку Женек был по части употребления алкоголя растренирован долгим воздержанием, то с пары стаканов для него всё стало вокруг голубым и зеленым. Погнал он пургу пуще прежней, запойной:
Типа как он – молодой Элтон Джон и все ночью его должны хотеть. Мотивировал он это тем, что есть некий документ, предписывающий ему «поразить пастыря и рассеять овцы стада». Бред полный, да и с падежами путаница, но и винишко крепленое, не для пионеров ни грамма. Так же он утверждал, что после покушения и смерти он вернется и очень сильно отомстит врагам.
Петька, который на радостях развязки хлебнул изрядно, сказал:
- Вот тебя тута все хотят, а я нет, хоть ты и симпатишный парниша. Эта патамушта я не пидор и пидором не был и не буду.
- Да гонево это все, Петруха. В эту ночь быть мне петухом. При чем тока вот от тебя – трижды.
- Не, босс! Мы ж женщин любим! Да и ты не Энрике Иглесиас, чтоб тебя с бабой перепутать. Не будет ничего, отвечаем! – хором загалдела команда.

Было у Хриплого место одно в Иерусалиме где любил он уединяться и лить пьяные слезы. Там лавочка стояла, столик. Прудик маленький в ивах весь. Караси плещутся… Ну, в общем, самое оно поныть и себя пожалеть. Взял он с собой литруху «Кеглевича», Петьку и еще пару пассажиров закуску резать и пошел на пруд. Сказал спутникам, что у него «душа скорбит смертельно, а сердце плачет». Попросил ребят провести с ним время, но без голубых глупостей. Женек был уверен, что для гомосексуалистов, коих везде как грязи, он – самый лакомый кусочек.
После третьего стакана водки начались саратовские страдания. Женек упал на землю и начал выть:
- Папаааня! Забери меня отсюда! Мне плохоооо….
Только никто его не услышал. Петька и два официанта после «Кеглевича» мирно дрыхли под столом. Женек очень расстроился, ибо просил же посидеть с ним, песни попеть, анекдоты потравить. Не, ну сложно что ли? Прям блин так все боятся недоесть и недоспать! Быдло, чего уж там… Взяв полный стакан водки он снова обратился к папашке:
- Можно мне не пить сию ханку?
Не услышав вразумительного ответа от Отче Евгений залпом осушил граненый стакан и закусил фаршированной миндалем оливкой. Потом посмотрел в темноту, пихнул ногой собутыльников и промычал:
- Всё, блин, кина не будет. Менты.

Надо сказать, что это не было галлюцинацией.
И вправду, предатель Юрист пришел вместе с кучей омоновцев и чиновников. Договор у него был – кого он поцелует, тот и есть лидер Единого Израиля. Чиновники его и так знали, но просто хотели поглумиться. Подойдя к Женьку Юрист произнес стандартное «Привет, сладкий!» и поцеловал Хриплого прямо в губы, от чего Евгения незамедлительно стошнило прям на дорогой итальянский костюм предателя. Схватили они нашего героя.
Один из команды кандидата выхватил ТТэ-ху и с бедра отстрелил ухо какому-то серому лейтенанту. Но Женек осадил всех.
- Убери свою пукалку, дубина. Один звонок – и танки войдут в город. Но нам такой хоккей не нужен, сечешь, Рэмбо хренов?...
Ну, в общем, застегнули браслеты и с почестями… А команда вся не нашла ничего лучше как свинтить по-быстрому и подальше.

Отвели Хриплого к Кайфолому – тогдашнему главе комитета госбезопасности Израиля. Петька же следовал за конвоем и затусил среди сотрудников комитета чтоб ничего не пропустить, но сел поотдаль, чтоб не палиться.
Активисты травли Хриплого не хотели просто так, ни с того ни с сего, убирать со сцены одного из главных актеров. Поэтому старались обстряпать дело «в правовой плоскости». Шили ему прилюдное богохульство, оскорбление церкви, правительства, призыв к свержению власти, терроризм и разжигание межнациональной ненависти.
Женек лишь пожимал плечами в ответ на эти обвинения. Да и отчасти, надо признать, они справедливы были. И про правительство, и про национализм… Ну, в общем, статейку-то можно нормальную притянуть. Но никак не на вышку.
Но ведь тут не самый справедливый и гуманный – тут без суда и следствия. Вынесли вердикт: виновен по самое не балуйся. Казнить, нельзя помиловать. Ну тут, как обычно, по быдловской традиции (которая прижилась и после мы могли это видеть на примере, скажем, академика Сахарова) в Хриплого начали плеваться, бить его и кидать пустыми бутылками и пивными банками.
Петьку же тоже узнали, даже пытались задержать, но он отбрехался, сказав, что знать не знает кто это и что там вообще за дела. Для убедительности даже кинул в Евгения головой от пикантного сомика, которого ел, запивая пивом, пока шел процесс. Отмазавшись и покинув это судилище Петр вдруг понял, что поимел он босса в полный рост. Опустил его, как Женек и предсказывал. И почувствовал себя Петька снова глупым рыбаком, готовым продать родную мать за стакан пива и кусок воблы. И выйдя вон, плакал горько.

По утру состоялось заседание на высшем уровне, посвященное исполнению смертного приговора опасному террористу Евгению Хриплому. Отвели его к президенту – Понтарезу Пилотке.

А предатель Юрист, увидев, как по его милости последнюю опору демократии под трибунал повели, раскаялся, вернул коррумпированным чиновникам взятку и повесился на своем любимом галстуке от Гуччи.
Деньги были потрачены для организации небольшого кладбища для гастарбайтеров.

Предстал Женек перед Пилоткой. Тот его спрашивает:
- Ты есть Хриплый, предфотитель демократофф и партии Новый Израиль?
- Вам виднее, герр офицер – отвечал Женек.
- Ты есть видеть сколько сфидетелей против тебя?
Евгений благоразумно промолчал, чем изрядно удивил Понтареза. А зря он язык в задницу засунул, так как был у президента бзик один – на девятое мая отдавать народу одного преступника.
И тянул в это время срок известный на весь Израиль рецидивист Варавайка.
Пилотка поинтересовался у народа, кого отпустить – этого уголовника Варавайку или Женька Хриплого?
Надо сказать, что Понтарез был по курсам за дело Евгения и за реальную степень его вины, да и первая леди Израиля нашептала ему, что сон видела за «этого политического» и что там все не так просто. Однако быдлу (читай: народу) пообещали бесплатного бухла на день победы и они выбрали свободу для вора и убийцы. А лидера партии ЕИ нужно порешить так как он опаснее намного, чем Варавайка.
Спросил Пилотка, что делать ему с террористом Хриплым. Поддатый и разомлевший народ, дополнительно разгоряченный предвкушением предстоящей расправы, посчитал, что расстрел или газовая камера – это как-то примитивно.
- Надо сделать здоровый крест и прибить этого отморозка к нему гвоздями! И пусть висит так, пока не испустит дух! – раздался хор пьяных голосов с эйлатским акцентом.
Понтарез удивился кровожадности народа, но против волеизъявления не попрешь.
- Какое же зло сделал Он? – спросил Пилотка в надежде услышать хоть один трезвый голос.

В ответ ему эхом катилось залихватское: «Да будет распят!»

Старый немецкий офицер, волей судьбы ставший марионеткой в руках израильских империалистов, взял воды и умыл руки перед народом, и сказал (на этот раз почти без акцента):
- Невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите вы.

Народ пару секунд посмотрел, прищурив пьяные поросячьи глазки, и выдал вердикт:
- Кровь Его на нас и на детях наших.

Президент отпустил Варавайку, а Женька, пропустив через пресс-хату, предал на распятие.

Для пущего эффекта или для смеха одели Хриплого в багряницу, символизирующую верховную власть. На голову надели ему венец из терна, в правую руку дали трость.
Быдло очень радовалась шоу, становилось в шутку на колени, говоря: «Радуйся, правитель свободного Израиля!» И плевали на Него и, взяв трость, били Его по голове.
Потешив свою жажду веселья, сняли они с Него багряницу, и одели Его в одежды Его, и повели Его на распятие.
Выходя, они встретили одного киприота по имени Симона и заставили сего нести крест Его.
И, придя на место, называемое Голгофа, что значит: Лобное место, дали ему коктейль стремный из уксуса с желчью, от которого и пьянице деревенскому плохо стало бы.
И распяли они Женька: руки и ноги прибили гвоздями к кресту, дополнительно для страховки привязали веревками и водрузили крест с осужденным на самом солнцепеке.
Стали делить одежду Хриплого. Шмотки хоть и поношенные, но фирменные.
Над головой сделали надпись:
«Сей есть Женек Хриплый, премьер-министр свободного Израиля»
И смайлик, суки, пририсовали угорающий.
Висели рядом с Женьком на персональных крестах два бывалых уркогана. Они, как и все остальные, прикалывались над Хриплым в полный рост на тему его магических способностей. Ну типа ты же маг и волшебник – освободи себя, сойди с креста и будешь ты, мальчик, нашим королем. Ну и все в таком духе…

С 18.00 до 09.00 тьма была по всей земле. Ну ночь вроде, логично. А с утречка Евгений возопил громким голосом:
- Mein Gott, Mein Gott! Warum? (В вольном переводе – Боже мой! Почему ты меня оставил?)
Кто-то из продвинутой ботвы предположил, что зовет он Ильича. Один из толпы побежал подпоить Женька уксусом, гуманист хренов. Только жара была такая, что и уксус покатил бы как спрайт-не дай себе засохнуть. Но кто-то сумничал - предложил не давать преступнику пить и посмотреть, сработает ли его магия.

Женек по кличке Хриплый, последняя надежда и опора демократии, сын плотника, взглянул в раскаленное израильское небо. Солнце было такое же белое как и всегда. Смотреть на этот раскаленный диск мешал струящийся со лба пот вперемешку с кровью от венца.
Себя было не особо жалко. Просто немного обидно от осознания того, что систему не удалось побороть и вряд ли кому-то удастся.
Еще было немного не по себе от осознания того, что, прожив 33 года, он так и не познал всех радостей бытия. Он никогда не был любим женщиной. Не ездил с друзьями на рыбалку и не ходил на футбол. Не был на фестивале пива Октоберфест. Да мало ли еще чего не сделал он в жизни… Всего того, что доступно тому же Петьке или было доступно даже Иуде. Вся его сознательная жизнь прошла в борьбе со злом.
Только понял Евгений, что боролся не с теми. Главное зло стояло внизу, под крестом, смеялось, пило пиво с чипсами, бросало в Него фантики и пустые банки, плевалось и ждало чуда.
Окинув взглядом серую, пьяную и довольную массу, Женек по кличке Хриплый, навсегда будущий премьер-министр страны и гарант мира и стабильности, опять возопив горьким голосом от обиды за державу, испустил дух.

И вот, завеса в храме раздралась надвое, сверху донизу; и земля потряслась; и камни расселись;
и гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли и, выйдя из гробов по воскресении Его, вошли во святый град и явились многим.
Евгений Петросян же и те, которые с ним стерегли Женька, видя землетрясение и все бывшее, устрашились весьма и говорили: воистину Он был Крут.
Там были также и смотрели издали многие женщины, которые следовали за Женьком из Сочи и Туапсе, служа Ему;
Между ними были Мария Магдалина и Мария, мать Яшки и Йоськи, и мать сыновей Зеведеевых.
Когда же настал вечер, пришел богатый человек из Аримафеи, именем Иосиф (есть мнение, что это был папаша Хриплого, преуспевший в мебельном бизнесе);
Он, придя к Пилотке, просил тела Хриплого. Тогда Пилотка приказал отдать тело;
И, взяв тело, Иосиф обвил его чистою плащаницею и положил тело демократа в новом гробе, который высек он в скале и, завалив дверь гроба огромным камнем, удалился.
Были там и обе Марии, которые сидели напротив гроба.
На другой день собрались довольные своей доблестью чинуши у Понтареза Пилотки и говорят:
-Господин президент, мы тут вспомнили, что террорист этот, Хриплый, грозился даже мертвым всех достать через три дня. Бред конечно, но у него много соратников осталось, которые на воле пока. Могут тело выкрасть и преподнести это в очень выгодном для себя в политическом плане свете – типа лидер жив и опять в строю. Там один Филипп Киркоров такое из этого раздует, что все Петросяны лопнут на месте после первых фраз. Надо бы пару дуболомов возле гробницы поставить на три дня. Лучше не рисковать, а то такое дело провернули – обидно будет по мелочи облажаться…
Пилотка приказал выставить охрану и опечатать вход.

По прошествии же субботы, на рассвете, пришли две Марии посмотреть гроб.
Земля затряслась, небеса разверзлись, засверкали молнии.
С неба с устрашающим гулом спускался Як-141, периодически, для эффекта, постреливая из пары бортовых пулеметов.
Приземлившись, летчик, одетый в парадный мундир люфтваффе, легким движением руки отвалил камень и сел на него, демонстративно попивая какао из маленькой чашечки.
Охраняющие гробницу военные дуболомы наложили в штаны и впали в ступор от таких раскладов.

Немецкий боевой офицер ВВС обратился к женщинам:
- Фрау, нихт бояться. Вы искать распятого Женька. Его здесь нет. Он воскрес или насывайте это как хотите. Знайте одно: в настоящее время во всем мире смерть есть полное и необратимое прекращение всех функций головного мозга, включая ствол, регистрируемое при работающем сердце и ИВЛ. А у Хриплого мозг не такой слабый, чтоб от жары умирайт. В люпом случае, он, как будто офицер, сдержал слово и теперь его фрагам пипеац. Итите и скажите его ученикам и соратникам что Партия Единый Израиль возобновляет свою деятельность. Пофторю, фрагам пипеац. Я фсё сказал.
И, выйдя поспешно из гроба, они со страхом и радостью великою побежали возвестить ученикам Его.

Когда же шли они возвестить ученикам Его, встретил их сам Женек и сказал:
-Радуйтесь!
И они, приступив, ухватились за ноги Его и поклонились Ему.
Тогда Хриплый говорит им:
- Не бойтесь, пойдите и возвестите братве, что я в теме и что сбор актива будет в Сочи.

Когда они шли, то дуболомы, охранявшие гроб и вышедшие наконец из ступора, добежали, роняя дерьмо, до города и обо всем доложили командованию. Руководство смекнуло, что дело более чем хреновое, дало дуболомам на пиво и наказала гнать, что сообщники Женька похитили труп пока охрана кемарила. Ну так пусть так и считается пока. Так лучше даже.

Одиннадцать соратников (Юрист, как мы помним, повесился) прибыли в Сочи. Все были рады увидеть своего Лидера в добром здравии, но некоторые засомневались – а не двойник ли?

Женек подвалил к ним, шатаясь от пьянящего воздуха свободы, и сказал:

-Дана мне всякая власть и на небе и на земле. И танки, и самолеты, и оружие массового поражения.
Идите и научите все народы, принимая их в ряды нашей могучей Партии. За Папашку, за Сына Его, за Самого! Донесите до них основные принципы и устав.

Расскажите им историю нашей локальной кампании, перевернувшей всё мироздание.

Я с вами во все дни до скончания века.

Единый Израиль!


































Москва, 2010 год

 



Последние комментарии

Уважаемый! Любите заниматься провокациями, троллингом - это Ваши проблемы. Культурный, грамотный, воспитанный человек не будет...


Холод
12.04.2019 09:44
Dreamer12
Стих о природе? Но почему же так страшно... ...


Фетисова Светлана
Щёлкнул замком входной двери и... "Слабак, трус, предатель" - это то, что он прочёл...


Держусь, не падаю, не плачу. Дав шанс себе в который раз
Увидеть солнца луч прекрасный. Зацепили...


Щёлкнул замком входной двери и... "Слабак, трус, предатель" - это то, что он прочёл в...


Фетисова Светлана
Автор всегда с Вами! ))) Ответ уклончив) Чисто женская логика...
...


Dreamer
Назрел насущный вопрос:"В каком мире находится автор"? Он еще там или здесь? Автор всегда с...


Назрел насущный вопрос:"В каком мире находится автор"? Он еще там или здесь? ...


Dreamer
А это интересно! Бытовая история с нервом, переживаниями, налетом таинственности, но угадывается желание автора...


А это интересно! Бытовая история с нервом, переживаниями, налетом таинственности, но угадывается желание автора сказать...


Васил
Нельзя быть ни русофобом, ни украинофобом и т.д. Запомните: все народы равны. Фобом быть не...


Нельзя быть ни русофобом, ни украинофобом и т.д. Запомните: все народы равны. ...


Сие творение более похоже на статейку в патриотическую газету. Хочу заметить, что количество русофобов пропорционально...


*** Кристиночка


Откуда-то сверху? Ну да, Кристина. Иногда с высоты птичьего полета видно то,...


Dreamer
Я бы на это сказал: философский взгляд откуда-то сверху...

Откуда-то сверху? ...