Мир Полярной Звезды. Глава 2: Новый этап в отношениях (1 часть)


Просмотров: 5
 805 


Nebang3
09.09.2009 18:36
Пакистан. Город Абботтабад. Полночь с 13-го на 14-ое июля 2004 года. Для кого-то это была обычная ночь, ничего не предвещающая, такая же, как и тысячи других. Для туриста же из Европы – француза Жан-Пьера, что был родом из Парижа – эта ночь была особенной. Точнее, она была одной из тех особенных рабочих ночей для него, когда он должен был выполнять опасную и сложную работу. Француз оставил отель, спустившись с третьего этажа по балконам вниз, в ночную душную темноту арабского города. Он оставил позади все свои вещи, так как верил, что ещё вернётся. Напрасно. Его ноги, удивительно синхронно, в один и тот же момент коснулись земли, почти не издав шума. Затем, так же тихо, как и спустился, Жан-Пьер направился прочь. Он шёл дворами, петляя, чтобы сбить с толку возможного преследователя. Делая это уже не в первый раз, он знал как избавиться от шпиона, и даже если запутать его не удастся, то у француза имелся на этот случай коронный номер… какой, об этом позже! А пока турист из Европы не думал о том, за каким же углом прячется потенциальный шпион. Он просто машинально, не задумываясь ни о чём, выполнял свою работу.
На узких арабских улочках изредка встречались ему пара-тройка запоздалых прохожих. Иногда он видел свет в окошках, значит кто-то тоже не спал в такой час. Да и как тут заснёшь, когда стоит такая духота! Поэтому, все окна были открыты.
Постепенно, Жан-Пьер добрался до парка, где останавливались такси. Турист сел наугад в первую попавшуюся машину и сказал водителю:
- Поехали в горы!
- Э, горы ночь?! – возмутился таксист. – Кто ездить горы ночь? Не ехать!
Турист знал, что делать в таких случаях. Из бумажника он достал пачку американских денег и торжественно продемонстрировал арабу. Лишних разговоров не последовало и таксист, довольный тем, что иностранец понял, что от него хотят, сразу завёл мотор. Загорелись огоньки на панели управления, загудела и чуть затряслась старинная автомашина, и, поднимая пыль, колёса понесли туриста прочь из города. Несколько минут езды спустя, Жан-Пьер попытался рассмотреть что-то в темноте, но, к великому его сожалению, местная красота была скрыта от его глаз под покровом ночи, а также грязью, которой были заляпаны стёкла. А ведь завтра ему будет не успеть насладиться всей этой безмятежностью! Всё-таки, было и нечто печальное в его работе. Было в ней, можно сказать, всё.
«Завтра мне придётся уезжать, – подумал турист. – Точнее… уже сегодня! Надо же, завтра это уже сегодня! Как быстро летит время!»
Быстро летело не только время, но и авто араба. Колёса вращались быстро, поднимая клубы дорожной пыли и унося туриста с каждым своим оборотом всё ближе к… гибели. Но, об это позднее, а то я забежал вперёд.
Итак, по велению богатого иностранца, таксист остановил транспорт посреди дороги, там, где оставалось ещё пару километров до начала гор. Жан-Пьер расплатился и вылез из машины, но только начал водитель сдавать назад, чтобы развернуться, как турист дал ему знак открыть боковое окно.
- Говорить быстрее, чего хочешь: холодно! – пожаловался араб. И, действительно, здесь, почти что в горах, было не так уж и жарко, тем более в такое время суток.
- Мне тоже не тепло, но я настоятельно прошу Вас посмотреть мне прямо в глаза, – неожиданно для таксиста, как гром среди ясного неба, француз заговорил на чистейшем арабском. – Это очень важно, – как ни странно, таксист послушался. Следующие слова произнёс турист: – Верните мне деньги и возвращайтесь, а когда вернётесь, забудьте, что вообще встречали такого человека, как я. Всё это время Вы находились на стоянке, надеюсь, это Вам понятно?
- Понятно, – произнёс водитель, отдал деньги Жан-Пьеру, закрыл окно и поспешил развернуться, чтобы уехать в город.
А вот европейцу теперь спешить было некуда. Он размял пальцы и прогулочной походкой направился в горы, предварительно достав фонарик, чтобы не заблудиться.
Француза ждала пещера, расположенная относительно недалеко от дороги. Сам не заметив, как добрался до нужной точки, Жан-Пьер свернул с тропинки. Затем он остановился возле входа в пещеру и достал мобильный телефон. Если бы кто-нибудь в тот момент стоял за его спиной подслушивая, он мог бы услышать довольно странный разговор, осуществляемый на французском языке:
- (Как же хорошо, что здесь, всё-таки, есть связь!) Иоанн? Здравствуй!.. Я бы хотел ещё раз уточнить детали… Так… Так значит, сектанты появятся только в полтретьего ночи?.. Что прикажешь делать полчаса?.. Так, ладно… Ага, очистить память. Понятно… Ну, в этом я профессионал! Ты же знаешь… Понятно… До связи! – Жан-Пьер тяжело вздохнул и убрал телефон в карман.
Сутки назад, когда он был ещё во Франции, в Бурже, ему был передан приказ направляться в Пакистан, чтобы нейтрализовать одну из групп подростков, состоящих во всемирной секте, называемой «Светом Новой Эры», или, сокращённо, СНЭ. Нет, Жан-Пьер, конечно, не собирался никого убивать. Он собирался очистить им всем память, так, как он уже делал много раз. Обычно Жан-Пьер прижимал указательные и средние пальцы обеих рук к вискам того, кому требовалось очистить память обо всём, чего тому не следовало знать. Существовал ещё второй способ, недавно освоенный французом, но использованный им на практике всего один раз: массовое стирание памяти.
В этой пещере довольно часто проходили сборы и осуществлялись таинственные обряды, но был также и один факт, о котором Жан-Пьер не знал: уже год, как сектанты ни разу не собирались в этой пещере, хоть та и являлась для них культовым местом. Кое-что было ему недосказано, и недосказано нарочно: год назад пещеру обнаружили. А в тех местах, которые были известны людям, пакистанские сектанты собирались редко.
Пещера эта была просто огромной! Образовалась она, когда от скалы отломился громадный булыжник и накрыл впадину, миллионы лет назад являвшуюся руслом реки. Благодаря воде, оттачивавшей пещеру изнутри в течение многих миллионов лет, естественный пол, равно как и стены, был здесь чуть ли не идеально гладким. Здесь присутствовала потрясающая акустика, да и лунный свет проникал сквозь огромную щель в естественном потолке. Неудивительно, почему пакистанские сектанты из СНЭ считали это место святым.
Жан-Пьер закрыл глаза и представил себе картину, которую можно было наблюдать здесь в такую же лунную ночь ровно год назад: целая толпа молодых парней и девушек, все в свободных чистых белых одеждах, без головных уборов, подняв руки к небу, повторяют одну и ту же фразу: «Иернэ Этэнфес! Иернэ Этэнфес!», улыбаясь и раскачиваясь синхронно из стороны в сторону, а в центре – самый старший – лидер – осыпает цветами другого, обнажённого, стоящего на коленях, с закрытыми глазами. Заметно, что у стоящего на коленях от волнения трясутся руки, но он старается выглядеть спокойным. Помощник приносит в руках родниковой воды из местного источника, передаёт воду старшему и тот поливает стоящего на коленях. Затем старший повторяет четыре раза «Иернэ Этэнфес», поднимает нож, лежавший на полотенце перед стоящим на коленях, и подносит нож к его шее, а затем, сильно надавив, постепенно и плавно обводит его шею. Кровь стекает ручьями вниз, но стоящий на коленях не обращает внимания, а лишь улыбается, не сдерживая слёз радости. Когда старший замыкает круг и убирает нож, стоявший на коленях поднимается на ноги, держась за старшего и ещё одного, находящегося рядом, а затем, когда его отпускают, внезапно падает замертво. В этот момент все замирают. Воцаряется мёртвая тишина, а затем, через три минуты, над телом постепенно образуется свет, который также постепенно приобретает форму тела того, кто лежит на земле. Облако света становится всё более плотным и вскоре перестаёт светиться. В этот момент радостные крики разом нарушают тишину и все бегут к появившемуся телу, трогают его, рассматривают, а старший снимает с себя халат (под ним ещё один) и надевает его на обнажённое тело. Этот человек, появившийся из света, является точной копией того тела, которое лежит за его спиной. То тело, лежащее на земле – это оставленная оболочка тэн, а то, что стоит неподвижно, еле-заметно светясь, то, что находится в центре всеобщего внимания – это новая Энергетическая оболочка – этэнфес.
Размышления прервал резкий звонок мобильного телефона, нарушивший гармоничную тишину пещеры. Удивительно, но связь, на этот раз, даже здесь, в пещере (!) была идеальной! Француза, привыкшего ко всему, этот факт далеко не удивлял. А удивляло его то, что он впоследствии услышал в трубке. Жан-Пьер ответил и услышал несколько слов, после чего ещё около минуты простоял так, с трубкой около уха, слушая короткие гудки. Лишь теперь, когда агент уже находился в пещере, ему сказали правду о его назначении здесь. От того, что он услышал в трубке, ему стало не по себе. Рука, державшая телефон, расслабилась и трубка упала на землю, разбившись вдребезги. Шум удара отдался эхом от стен, со всех сторон, а затем пещера вновь погрузилась в тишину, не нарушаемую даже источником, кстати, давно пересохшим.
Все те годы, как существует секта СНЭ, не было ещё случая успешного переведения в этэнфес, кроме одного. Во всех остальных случаях бедных добровольцев просто убивали почём зря! Эту горькую правду знал Жан-Пьер, знал Иоанн и знали ещё очень и очень многие люди, за исключением, как ни странно, самих сектантов. Они наивно полагали, что у них удаётся примерно каждое второе переведение. Неизвестно, по каким признакам они определяли удачный или неудачный исход. По их мнению, этэнфесы всегда уходили ни в ад и ни в рай, а в параллельный мир, где продолжали свою жизнь. Когда-нибудь, верили члены СНЭ, этэнфесы вернутся в наш мир, чтобы изменить его, а пока нужно переводить и переводить туда всё больше людей, для того, чтобы иметь гарантии, что будущая революция пройдёт успешно. В тот день, когда переведение удалось, многие спрашивали, а некоторые даже возмущались, почему же тот самый переведённый не перешёл в другой мир, а остался в этом. Тот был так растерян, что не знал что отвечать. От него ожидали, что он присоединится к другим этэнфесам и уговорит их вернуться, возглавить секту и изменить мир… Но откуда же было знать наивным убийцам, что они до сих пор находились на ложном пути?! Что отнимали у бедных подростков самое дорогое – жизнь – и возлагали на мёртвых свои надежды!
Жан-Пьер боялся смерти больше всего на свете, что и неудивительно. На его месте любой бы начал нервничать вплоть до безумия! Он оглянулся и увидел вход в пещеру, за которым проглядывалась узкая полоска ночного неба. Вот она, казалось бы, свобода! Достаточно лишь развернуться и выйти из злополучной сырой и тёмной пещеры, затем хоть пешком, но добраться до города, вернуться в отель и крепко заснуть в тёплой постели! Неважно, что скажет Иоанн! Да кто он такой?! Какой-то русский, который находится сейчас за тысячи километров от Абботтабада и не может ничего сделать своему подчинённому! Что он о себе возомнил? Что может вот так управлять человеческими душами? Что может вот так просто рисковать людьми, которых сам же клялся защищать?! Играть на их жизни словно в лотерею, где шансов на победу лишь один против миллиона? Нет, это кощунственно! Нельзя вот так рисковать людьми! Надо бежать! Бежать так быстро, как только можно! Так далеко, чтобы русский не достал Жан-Пьера никогда! Но где же на Земле есть такое место? Есть ли такое, по крайней мере, в нашем мире? Жан-Пьер представил, что есть. Он представил себе, как переносится далеко-далеко, на родину, в «столицу мира» – Париж. Он представил себе маленькую, но свою квартиру в криминальном районе, где он жил, окружённый одними лишь арабами, где все стены были исписаны граффити, где чуть ли не каждый божий день кого-то убивали и куда не решалась соваться даже полиция. Но, несмотря на все эти факты, Жан-Пьеру было приятно проводить там время, засыпать под звуки сигнализации и арабских ругательств, просыпаться среди ночи из-за перестрелок, а днём стараться не шуметь, чтобы не попасть под горячую руку агрессивных соседей. По крайней мере, всё это было некой восточной сказкой, по сравнению с тем, что парижанин испытывал в последние пять лет. Именно Париж и представлялся ему тем местом, где русский не достанет его. Было ещё одно место: швейцарский отель в Альпах, где парижанин бывал однажды по важному делу. Он мог бы поселись там, на некоторое, время, а затем перебраться куда-нибудь подальше, скажем, в «чёрную» Африку, например, в ЮАР или Конго.
«Треть суши Земли ещё хожена человеком, – думал француз. – Кто сказал, что Иоанн достанет меня в любой точке планеты? Путей побега много! Но… что бы сказал русский на этот мой дерзкий шаг? Вряд ли он был бы в восторге, – Жан-Пьер сглотнул слюну. – Я своего начальника знаю: за непослушание – кнут, за послушание – пряник. Конечно, пряник был бы предпочтительнее, но в данном случае уж лучше вытерпеть кнут! Терпел же я до этого! Но, опять же, такого ещё не было! Кто знает, каков будет удар кнута на этот раз? Сбежать с миссии? Ну, отсижусь где-нибудь в Африке, в той же ЮАР, пару месяцев, а потом, когда пыл Иоанна уляжется, вернуть на службу. Этот побег лишь будет показателем моего отказа. Всё так. Всё подходит, но… но почему же я тогда стою?! Почему стою?! Почему не бегу к своей свободе?!»
Уже одной ногой француз развернулся в сторону выхода из злополучной пещеры, как вдруг стало поздно. Русский всё предугадал и отрезал Жан-Пьеру все пути к отступлению, хорошо зная натуру своего агента: сначала сто раз подумает и лишь потом сделает решение, противоречащее выводу. Так, парижанин остался, по двум причинам: первая: в последнюю секунду он поменял решение, и вторая: вход в пещеру завалило взрывом. Мощный взрыв потряс пещеру на секунду, а затем послышалось, как громадные валуны завалили выход. Теперь единственным выходом оставалась дыра в «потолке», а добраться до неё можно было, разве что, вскарабкавшись по отвесной скале. Само собой, француз не собирался этого делать. Таким образом, его судьба была предрешена и его начальник – Иоанн – сделает, что хотел. Но что если Иоанн ошибся? Что если он послал неопытного агента, чтобы сделать то, что задумал? Перевести Жан-Пьера в этэнфес!
- Кто здесь?! – грозно крикнул француз. В ответ – тишина. Он повторил вопрос, но услышал лишь звук шагов, многократно отдающийся от стен. – Отвечай! – снова лишь шаги, постепенно приближающиеся к Жан-Пьеру. – Я не хочу! Ты слышишь? Кто бы ты ни был… или ни была! – шаги стали только увереннее и быстрее. – Чёрт возьми! – француз достал фонарик и попытался посветить в темноту, но тот не работал!
«Вероятно это из-за того, что сели батарейки, – лихорадочно соображал француз. – Но так не должно быть: амуниция агента всегда должна работать безотказно! Понятно, значит, мне нарочно подсунули фонарь с подсевшими батарейками. Да они еле-еле светили, когда я добирался до пещеры! Кто ещё замешан в этом заговоре? – перед глазами Жан-Пьера проплыла та сцена, когда один из коллег-агентов, собирая его в дорогу в Пакистан, подал ему фонарь. – Игорь? Не может быть! Честнейший человек, а тут такое! Нет! Игорь у Иоанна недавно, стало быть, участвовать в совместных с ним заговорах не стал бы. Игорю могли дать уже разряженный фонарик, чтобы тот передал его мне. Кто же? Рома? Нет! Евгений? Вряд ли. Лаврентий? Скорее всего. Но опять же: новичок! Не успел прижиться в команде. Однако, именно он дал Игорю всё то снаряжение, которое должен был лично передать мне. Ещё оправдался тем, что был слишком занят. Чем интересно?! Сделал ли он это специально, чтобы сбить подозрение? А может… – бредовая мысль пришла к нему в голову и, промелькнув где-то в подсознании, тут же была отброшена Жан-Пьером: – Нет. Невозможно. Вся агентура не может оказаться втянутой в это дело. Это противозаконно! Запрещено Кодексом Агентуры! Значит, кроме самого Иоанна о заговоре знают не больше одного или двух человек. Причём, самых надёжных!»
Все эти размышления заняли не больше нескольких секунд и прервались как только, то ли женский, то ли детский голос нарушил тишину:
- Жан-Пьер…
 



Последние комментарии

гендерное чудовище?)) ...


Какая прелесть! ...


Это-сильно. Некий философский монолог каждого из нас. Не каждому под силу оглянуться назад... ...


Есть такое понятие, как размер... Увы... ...


Алекса
Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Вступление воспринимается как чтение энциклопедии. Но затем, на удивление, узнаешь, что за немаленьким текстом скрывается...


Dreamer
Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но...


!!!!! ...


Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но душу...


Dreamer
Вот эту запретную песню можно как-то с музыкальным сопровождением услышать. Если что, пишите в личку. Здравствуйте...


В-общем, повествование вызывает интерес с точки зрения психологии. Героиня ищет свою нишу в окружающем мире,...


Друг?
10.07.2017 11:50
Dreamer11
Написано больше в публицистической манере с психологическим оттенком. Размышления о дружбе, верности, самопожертвовании ради другого...


Dreamer
Открой секрет - кому посвящение? )
Его нет на этом сайте....


Dreamer
История, видно, длинная ... Кристи надо бы еще похвалить за усердие, беглые мысли, призвать поторопить...