Демон


Просмотров: 136
 840 



Иллюстрации к рассказу

Эмма15
23.12.2010 09:33
Глава 1

Демон Ио был одним из искуснейших воинов в своем клане, но против трех ангелов устоять был не в силах даже он.
 Златокудрые бестии окружили его так внезапно, что первые удары их Мечей Света сумели собрать свою кровавую жатву, распоров левую руку врага прежде, чем столкнулись с его огненным клинком.
 Ио не остался в долгу. Лезвие его Меча молнией сверкнуло в воздухе, и один из ангелов лишился правой кисти. Он взвыл, но успел перехватить Меч в здоровую руку.
Бой разгорелся с новой силой. Разъяренные ловкостью врага, ангелы вились вокруг него на своих белоснежных крыльях, нанося смертоносные удары и не давая Ио возможности спуститься вниз в ущелье. Клубок из четырех крылатых тел сплетался и расплетался в танце смерти.
Зажатый в кольцо атаки, демон Ио мог только защищаться. Его Огненный Меч не знал покоя, но не нападал на вражеские клинки, а лишь парировал их выпады. Благодаря своему искусству воина, демон вырывал у судьбы последние секунды своей жизни, понимая, что выйти из этого неравного боя победителем суждено не ему. Рано или поздно его тело должно было камнем упасть с небосвода, потому что от полученных ран он слабел с каждой минутой. Час поражения близился…
И вот он настал!
Ангелы разыграли свою партию блестяще. Двое из них скользнули ему за спину и вцепились в черные крылья. А третий, вероятно искусный фехтовальщик, провел отвлекающий удар и… вонзил свой клинок во вражескую грудь!
Мир перед глазами погас. Державшие его за крылья ангелы разжали свои пальцы, и демон упал на берег круглого озера, над которым происходила битва…
Лица коснулось нечто холодное и мокрое. Ио открыл глаза. Он лежал у самой кромки воды, и волна омывала его виски, убаюкивая боль. Левое крыло было невероятным образом подмято под него, и смоляные перья обагрились кровью из ран. Грудь была пробита вражеским клинком.
Но демон был жив, хотя и не мог пошевелиться. Так пролежал он шесть дней. Озерная русалка, проникнувшись к нему состраданием, зашептала его раны и по ночам пела ему тихие песни, усыпляющие боль.
На седьмой день Ио сделал попытку приподняться с подмятого под себя при падении крыла. Спину обожгло неведомой ему ранее болью и, наблюдавшая за ним, русалка внезапно ахнула и закрыла лицо руками:
- О горе тебе! - воскликнула она и заплакала.
Превознемогая странную боль, демон Ио дотянулся до зеркальной глади озера, но рука его замерла над ней не в силах коснуться воды. Он увидел свое отражение. И оно заставило его замереть от ужаса.
От ран не осталось и следа, но его крылья… За сильной спиной отчетливо вздрагивало только одно. Правое. А второе… Обломок окровавленной кости едва виднелся над левым плечом в том месте, где должно было быть крыло!
Демон огляделся и увидел свое потерянное крыло, лежащим у его левого колена. Его венчала обломанная кость…
Сердце остановилось в груди у бедного Ио. Он долго не мог заставить себя прикоснуться к оторванному крылу. Он начинал понимать случившееся. Падая на него, он его сломал и пролежал на мертвом крыле целую вечность!
Заплаканная русалка подплыла к самому берегу.
- Горе тебе, демон, - сокрушенно качая головой, повторила она, заглядывая в его лицо. - Без крыла ты не сможешь подняться в высь. Зачем ты сломал его?
Ио взглянул на нее. Провел дрожащей рукой по перьям мертвого крыла. Легкая смерть в неравном бою грозила обернуться для него бесконечной мукой. Еще с детства Наставник твердил ему о том, как важны для представителей его расы крылья. Демоны практиковали множество страшных казней и наказаний, но ни одно из них не грозило лишить жертву крыльев. Убить для них считалось бесконечно более гуманным наказанием за самое страшное злодеяние, чем обескрылить.
Ио твердо знал, что демоны должны были беречь свои крылья. И за всю свою жизнь он не встречал ни одного калеки. Наставник объяснял это тем, что потерявшие свои крылья, сами убивают себя не в силах перенести утраты.
- Крылья – выражение души демона, - так говорил он. - Береги их пуще жизни своей. Потеряешь – погибнешь.
Он потерял.
Демон поднял глаза к небу, встал и… взмыл в высь! Но не смог подняться выше крон деревьев. Одного крыла не хватало на полет.
Едва не упав, Ио приземлился и весь неблизкий путь от злополучного озера до Цитадели демонов прошел пешком. Мертвое крыло он закопал в одной из встречных зарослей.

Глава 2

Цитадель демонов неприступной твердыней возвышалась на горных пиках, обнесенная гигантским каменным кольцом, высота которого была столь велика, что с земли трудно было разглядеть, где ее пределы. Ворот не было, потому что демоны проникали внутрь своей обители через верх, пикируя прямо с неба.
Так делал и демон Ио до тех пор, пока не лишился левого крыла. Теперь он, дойдя до стены, остановился, растерянно глядя в высь в надежде, что собратья увидят его.
Его и вправду увидели. Прямо перед ним опустились двое его боевых собратьев – демон Кар и демон Хон. Ио рассказал им о случившейся битве и молча указал на свое крыло. Демоны помрачнели.
- Помогите мне попасть внутрь, - попросил он.
Но Хон отрицательно качнул головой:
- Это не возможно.
- Ты знаешь Закон, - добавил Кар. - Но мы можем передать твою просьбу Повелителю. Жди.
И, взмахнув великолепными крыльями, они взмыли ввысь, оставив Ио у подножия стен одного.
Конечно, он знал о Законе. Демон, потерявший свои крылья, не в праве рассчитывать на возвращение в Цитадель, ибо он – калека и сам нуждается в защите. Ио это знал, но… Он не мог не попытаться.

На горные пики Авалонии спустились вечерние сумерки, а вместе с ними пришел и ответ.
Повелитель демонов, могучий и мудрый демон Аши, в сопровождении нескольких приближенных появился перед Ио. В свете факелов его великолепное лицо дышало благородством и суровостью.
Ио преклонил перед Аши колено и повторил свою просьбу принять его в Цитадель, несмотря на страшное увечье. Аши выслушал его с уважением и сказал так:
- Ты – славный воин Ио. До сих пор ты не знал поражений, и судьба была благосклонна к тебе. Но настал день, и она нанесла жестокий удар. Верь мне, я скорблю о твоей утрате, и хотел бы помочь тебе, но… Закон есть закон. Он суров, но справедлив. Ты – калека и не можешь быть полезен своему народу. Если я позволю тебе жить среди нас, тебя убьют в первой же битве с ангелами или ты убьешь себя сам, не в силах вынести своего уродства среди здоровых собратьев. Поверь, что впустить тебя в Цитадель – большая жестокость, чем прогнать тебя.
По обычаю своего народа, демон Ио внимал речам Аши, не вставая с колен и низко склонив голову. Когда же Повелитель замолчал, он поднял глаза и тихо спросил:
- И каково же твое решение, Аши?
Аши отвел взгляд в сторону и твердо ответил:
- Ты будешь изгнан из Цитадели. Тебе дадут коня и еды на дорогу. Это все, что я могу сделать для тебя.
Демоны привели вороного коня, груженного провизией, и оставили его рядом с Ио. Аши подошел к стоящему на коленях демону и протянул ему руку:
- Встань, Ио, - сказал он. - Ты должен найти в себе силы принять свой приговор и достойно исполнить его. Будь тверд и… прощай навсегда.
Ио молча принял протянутую руку, встал, сел на коня и натянул поводья. Сердце разрывалось от отчаяния, но он был бессилен против воли Аши.
Он уходил…

Ночь обнимала небосвод Авалонии. На бойницах Цитадели зажгли огни. Было тихо.
Одинокий всадник, красивый демон с безжизненно повисшим за спиной единственным крылом, сжав в кулаках поводья, смотрел на далекие огоньки факелов глазами, влажными от переполнявших их слез, и его могучая грудь тяжело вздымалась от взволнованного дыхания.
А когда на горизонте забрезжил розовый рассвет, Ио понял, что не в силах отъехать от Цитадели дальше и решил, что оставшуюся часть жизни проведет здесь, в этом лесу, сквозь деревья которого видны родные стены. Если бы он знал, что так поступали все изгнанные до него демоны…

Глава 3

В своем лесу демон Ио добывал себе достаточно пищи. Его конь щипал сочную траву на поляне и пил воду из лесного ручья. Дни, недели, месяцы проходили в трудах и охоте.
Но когда случались свободные часы…
Колчан со стрелами, тугой лук и добыча опускались на траву, демон Ио выходил на кромку леса и, прижавшись к стволу дуба, осторожно смотрел из-за него на далекие бастионы Цитадели и круживших над ней демонов. Сердце замирало от восторга… И едва взглянув на красивый полет своих бывших собратьев, Ио поспешно отводил глаза в сторону, прижимая руки к вздрагивающей груди.
Каждый день он клялся себе, что больше не будет смотреть в сторону Цитадели, и каждый день нарушал эту клятву, глубокой ночью засыпая на мягкой траве в состоянии страшного раскола в душе.
Он просыпался, когда утро только начинало вступать в свои права, и кроны деревьев еще тонули в предрассветном тумане. Верный конь пасся неподалеку. Лесные нимфы спали на ветвях деревьев. Ио выходил из леса на бескрайнее поле, разделявшее его и горные пики Авалонии, и долго собирался с духом, глядя на еще не закипевшую утренней жизнью Цитадель. Он расправлял единственное крыло, любуясь, как первые лучи солнца блестят на его смоляных перьях, и, взмахнув им, взмывал в небо!
Ио летал не выше крон самых высоких деревьев и не дольше двадцати ударов сердца, но до тех пор, пока крыло от непосильной ноши не начинало гореть от боли.
Эти полеты не давали бедному демону умереть от горя. Но и они вскоре обернулись для него бедой. А случилось то, о чем он совсем забыл.
 
- Пара крыльев, словно пара глаз, - в далеком детстве говорил его Наставник. - Запомни это, Ио! Потеряешь один глаз и, спустя недолгое время, второй начнет умирать без первого. Потеряешь одно крыло – потеряешь оба. Как твои глаза, крылья не могут быть друг без друга. Такова природа демона.
Если бы он вспомнил эти далекие слова в это страшное утро, быть может, он испытал бы еще больший ужас.
С первым лучом солнца Ио распахнул свое крыло, но с первым взмахом упал на землю, пронзенный внезапной болью. Он встал и попробовал подняться в небо еще раз… И снова упал!
Крыло болело и отказывалось служить своему хозяину.
- Что со мной? - забывшись, Ио проговорил это в слух.
Превознемогая внезапную боль, он расправил крыло и внимательно осмотрел его, но не нашел никаких ран. Однако, не смотря на это, летать он больше не мог.
- Оно заболело, - предположили, наблюдавшие за ним с деревьев лесные нимфы.
Покоренные совершенной красотой гордого демона, они давно следили за ним, ловя его случайные взгляды и посылая ему воздушные поцелуи. Теперь, они были рады помочь ему и заслужить его благосклонное внимание.
Вечером три самые смелые нимфы принесли Ио много целебных трав и смиренно попросили его позволить им поухаживать за его крылом.
- Эти травы имеют чудодейственные свойства, - пролепетала самая младшая нимфа в ответ на холодный взгляд демона. - И только мы знаем, как нужно ими пользоваться. Разреши нам помочь тебе.
Сердце Ио не тронула красота лесных созданий, но он согласился отдать себя на их попечение, прекрасно зная, что лучших лекарей ему не найти.
Обрадованные нимфы окружили его и, бережно расправив его крыло, принялись лечить его целебными травами. Они старались, но Ио с каждым днем становилось все хуже. Крыло разрывало от бесконечной боли, прекрасные шелковые перья теряли свой естественный блеск и осыпались на траву. Оно умирало.
 Однажды Ио очнулся от тяжелого сна и увидел, что у его ног сидит самая младшая нимфа и горько плачет. Боли он уже не чувствовал.
- Что с тобой? - спросил он, поднимаясь с травы.
Нимфа разрыдалась еще больше и молча указала пальчиком на то место, где он только что лежал.
Демон обернулся и… из его груди вырвался стон.
Ковер из тусклых пепельных перьев и горсть высохших мертвых костей – вот то, что недавно было его последним крылом! Только теперь он вспомнил слова Наставника…
- Уходи, - холодно молвил он нимфе.
Бедное дитя леса не посмело ослушаться и скрылось среди деревьев, оставив его в одиночестве.
 
Демон просидел над останками последнего крыла весь день, словно над живым существом. Он не смел прикоснуться к ним, боясь, что от прикосновения его пальцев они превратятся в прах. Хрустальные слезы катились по щекам, росой застывая на стеблях травы. Пелена застилала взор.
Вечером сильный северный ветер разорвал кроны деревьев, подхватил невесомые перья, закружил и развеял по лесу.
Ио поднял голову и увидел сквозь гнущиеся под натиском ветра ветви две крылатые фигуры своих бывших собратьев. Высоко в сером небе они боролись с разыгравшейся стихией, стремясь достичь башен Цитадели.
Бедный демон выбежал из леса и замер по пояс в колыхающихся волнах травы, прижав руки к груди и глядя на прекрасный бой с ветром. Он ловил отчаянным взглядом каждый взмах гигантских крыльев и не мог оторваться. В горле застрял ком.
Он очнулся только, когда эти двое скрылись за стеной Цитадели, победив воздушную стихию. Ветер внезапно стих и наступила томительная тишина ночи. Ио судорожно сглотнул и, держась дрожащей рукой за колотившееся от пережитого сердце, медленно опустился в траву.
Он увидел их полет и… Порыв был так силен! Тело просило неба и не могло без него. Как он рвался туда, к ним! Всей душой он взмыл ввысь, парой сильных прекрасных крыльев разрезая воздух и разрывая облака! В грудь ударял ветер, тело омывали холодные струи, сердце билось дерзко и счастливо!
Но…
Этого не было. Он прикован к земле навеки. Глазами обнимая небосвод и во снах паря в поднебесной выси на своих смоляных крыльях, наяву он лишился последней возможности подниматься не выше самых высоких деревьев. И летать… не дольше двадцати ударов сердца.

Нимфы не знали о свойствах демонов терять оба крыла и поэтому с той поры боялись показаться на глаза Ио, полагая, что именно их травы стали причиной его горя.
Вновь потянулась вереница бесконечных дней. Только для демона без крыльев они казались пустыми и не нужными. Он по-прежнему охотился и пил воду из ручья, кормил своего коня, а ночью спал на траве под деревом, но все неуловимо поменяло свой смысл.
В обожженной душе проснулась холодная гордость его народа. Демон стал глух к своему сердцу, стучавшему о случившейся беде с каждым днем все сильней и неотступней. И с каждым днем мир терял все больше красок в его глазах. Они, казалось, навсегда потухли. Пламень души демона неумолимо гас и лишь иногда, когда Ио невольно задевал взглядом далекие стены Цитадели, он вспыхивал с новой силой и тогда…
Тогда он словно терял разум и кидался к кромке леса, прижимаясь к могучим стволам деревьев и, впиваясь горящими глазами в лазурь неба, где на красивых крыльях цвета ночи парили гордые создания. Демон смотрел на них и не мог оторваться, охваченный, как огнем, страстным желанием полета.
По щекам текли слезы, а пальцы так сильно сжимали ветви, что они ломались под ними, словно тонкий лед.
Так проходил день за днем. Погасший взгляд вспыхивал только, если был обращен к небу. Бесконечно это продолжаться не могло. Настал день, когда никакая гордость не смогла объяснить Ио, для чего он живет.

Глава 4

Была теплая звездная ночь. Тишина и сладкий аромат трав и цветов убаюкивал все живое. Спал и дикий лес на окраине поля.
Не спал лишь Ио.
В мрачной тоске бродил он меж деревьев, уронив голову на грудь. И бродил долго, пока не вышел из леса в поле. Он очнулся, только когда мягкая степная трава обняла его ноги, и в ноздри ударил ее пряный запах.
Демон поднял голову и огляделся. На сотни и тысячи шагов вокруг него колыхались зеленые волны, вдалеке чернели горные пики Авалонии, а бархатное небо было усыпано бриллиантами звезд. Он невольно взглянул на него. Звезды прекрасным блеском отразились в его черных зрачках и… вытекли из глаз вместе с прозрачной слезой…
Ио испуганно опустил голову. Но не в силах устоять перед желанием увидеть небо еще раз, он вновь устремил взгляд в высь. Он смотрел на синий небосвод сквозь прозрачную пелену слез и чувствовал, как душу начинает переполнять жажда полета. Невыносимое желание расправить гордые крылья и взмыть вверх! К звездам… Оно росло и заставляло сердце биться сильней и чаще. Каждый удар манил и звал! Каждый вздох стал, словно глоток огня! Сильную спину со следами затянувшихся ран обжигало болью!
Ио сгорал от всепоглощающего чувства, тянувшего его в высь. Оно тянуло его неумолимо и властно, подобно року и смерти, стремясь вырвать его из объятий степной травы, но… вырвало всего лишь глухой стон из его горла.
Стон хрупким эхом качнулся в звенящем воздухе и погас. Бедный демон, как во сне, протянул к далекому небу руки. С губ сорвались тихие слова:
- Умоляю, не зови меня!
Небо молчало. Ио без сил опустился на землю, и высокая трава сомкнулась над его головой. Горячие скулы остудил прохладный запах сырой зелени и цветов. Демон прижал руки к дрожащей груди, унимая боль. Сердце острым осколком колотилось в какой-то внутренней пустоте выжженной огнем пережитого желания. Веки наливались свинцовой тяжестью. Тело клонило к земле. Разум тонул в омуте беспамятства.
Ио лег на траву и пролежал неподвижно до глубокой полночи, чувствуя, как жажда полета медленно отпускает его. А когда от нее в остывшей груди осталась лишь глубокая боль воспоминания, демон протянул к поясу правую руку и извлек из ножен кинжал. Благородное лезвие сверкнуло в темноте белым металлом и острыми краями.
Ио устало прикрыл глаза и приставил острие к сердцу. Этой ночью он понял, что не в силах дольше жить, прикованный к опостылевшей земле без надежды вернуть себе прежний облик. О, если бы у него была надежда!.. Но, нет. Демон без крыльев уже мертв наполовину.
Ио сжал зубы, посмотрел на упирающееся в грудь лезвие, на пальцы, сжимавшие его рукоять, на… небо.
- Прощай, - прошептал он одними губами синему бархату неба и бриллиантам звезд…
 



Последние комментарии

гендерное чудовище?)) ...


Какая прелесть! ...


Это-сильно. Некий философский монолог каждого из нас. Не каждому под силу оглянуться назад... ...


Есть такое понятие, как размер... Увы... ...


Алекса
Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Вступление воспринимается как чтение энциклопедии. Но затем, на удивление, узнаешь, что за немаленьким текстом скрывается...


Dreamer
Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но...


!!!!! ...


Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но душу...


Dreamer
Вот эту запретную песню можно как-то с музыкальным сопровождением услышать. Если что, пишите в личку. Здравствуйте...


В-общем, повествование вызывает интерес с точки зрения психологии. Героиня ищет свою нишу в окружающем мире,...


Друг?
10.07.2017 11:50
Dreamer11
Написано больше в публицистической манере с психологическим оттенком. Размышления о дружбе, верности, самопожертвовании ради другого...


Dreamer
Открой секрет - кому посвящение? )
Его нет на этом сайте....


Dreamer
История, видно, длинная ... Кристи надо бы еще похвалить за усердие, беглые мысли, призвать поторопить...