Не в деньгах счастье


Просмотров: 7
 841 


Гость1
16.11.2009 15:57
Глава 1
- Сонь! Ну что там! Ты скоро? – Машкин нетерпеливый голос вырывал из калейдоскопа «плюсов»,»минусов» и прочей такой же ерунды из этой же оперы. Математика…Это не урок, а настоящая пытка. Особенно, если в ней ничегошеньки не понимаешь.
- А? – Соня рассеянно подняла голову от тетрадного листа и затуманенными глазами посмотрела на нетерпеливо стоящую перед ней подругу. – Слушай, откуда мы взяли этот косинус? Его же не было! А производную мы не находили. Или нам нужно найти первообразную? Но тогда…
- Да какая первообразная! – Нетерпеливо перебила Маша.- Гулять пошли! Скоро к парте прилипнешь! У нас следующим уроком вторая алгебра. Так что успеешь ещё насидеться со своими синусами!
- Нет, не синусы! Я у тебя про косинус спрашиваю! Вот откуда он здесь…
- Сонька-а-а-а! Ну хоть пятнадцать минут дай отдохнуть от учёбы. Я, кстати говоря, эту перемену потом и глубоким мыслительным процессом заработала. Целых 10 минут у доски парилась. Меня, можно так сказать, пытали в извращённой форме! Думать заставляли. – Маша сморщила курносый нос, на котором весело рассыпались оранжевые веснушки. В отличие от большинства недовольных обладателей этого природного подарка, Машка просто обожала свои канапушки и с гордостью и кокетством называла себя «золотой девочкой».
- Маш, ты понимаешь, что я эту тему не поняла. Вообще! Кто, ты вместо меня экзамены сдавать будешь?! – Соня с раздражением посмотрела на подругу и снова уткнулась в раскрытую тетрадь. – Ну откуда взялся этот проклятый косинус!
- Сонечка, девочка моя, до экзаменов ещё десять месяцев. Расслабься. Чего ты себе голову забиваешь. На дворе осень уже, стоят последние тёплые денёчки, пошли наслаждаться! – Машкины рассуждения и убедительный голос заставили Соню поднять глаза.
- А косинус? – Неуверенно спросила она.
- Да чёрт с ним! Я тебе потом всё объясню. Там просто, ты быстро всё поймёшь. – Поняв, что победила, Машка подошла к подруге и вытянула её из-за парты. – А сейчас пошли на улицу. Кстати, ты знаешь, Пашка с больничного пришёл… - Машуткины глаза подёрнулись мечтательной пеленой – Наверное они сейчас тоже на улице, в футбол гоняют…
- Но производная нам там ни к че… - Бормотала под нос Соня. И только после чувственного толчка под рёбра от подруги, сразу очнулась. - Пашка? А что с ним такое было?
- Ой, вот только я тебя умоляю! Не говори, что не знала. Такое невозможно было не заметить! Когда его не было в школе, на улице было так пасмурно, а сегодня пришёл, и солнышко выглянуло сразу… - Маша томно вздохнула. Соня, чтобы ненароком не рассмеяться и не ранить влюблённые чувства подруги, закашляла в сжатый кулачок. – Не смей смеяться! И не смотри на меня как на идиотку, я нормальная, просто немного не в себе…
- А это разве не одно и то же? – Томные вздохи подруги начинали действовать Соне на нервы. – Да ладно Пашка, я вчера такую книгу прочитала замечательную! Машка, ты не представляешь! Там всё так хорошо. Сначала так трагично было, а потом он её спас от неминуемой смерти. У него такое имя романтичное – сер Эрик…Ах, он такой…
- Слушай, я начинаю за тебя переживать. Ты вместо того, чтобы романтичными именами зачитываться и влюбляться в вымышленных героев, в реальном мире себе парня бы нашла. Ходишь как бедный родственник. Никому ненужная, одинокая, голодная, холодная…- Не закончив предложения, Маша замолчала, наткнувшись на внезапно похолодевший взгляд подружки. – Ну ладно, положим, с последним я немного переборщила, но в основном-то я права! Что, разве не так?!
- Не так. У меня учёба, уроки…экзамены в конце - концов.
-Ой, да какие экзамены. Я тебе ещё раз повторяю. До них ещё 10 месяцев. Да вообще, разве в них дело? У тебя когда в последний раз парень был? И был ли он вообще? Если вычеркнуть пару увлечённостей, которые ни разу не приводили к серьёзным отношениям, то можно сделать вывод, что парня у тебя никогда и не было. – Повернув голову к Соне, Маша наткнулась на полный ярости взгляд. – Вот только не надо меня взглядом прожигать. Пуганные... Надо правде в лицо смотреть, а не закрываться от неё. Посмотри сколько парней ходит бесхозных! Взяла бы и соблазнила хоть кого-нибудь. Что ждать с моря погоды?
- Маш, отстань от меня. Мне никто не нужен, мне и одной неплохо живётся… - Глубокая тоска внезапно затопила всё тело, вызвав неожиданную слабость. – Давай больше не будем говорить на эту тему…
- Сонь…
- А вон и Пашка. Точно в футбол играют во дворе.
- Где? – Маша моментально потеряла нить разговора и с удвоенной силой потянула Соню к висящему на стене зеркалу. – Фу, какая я лохматая! А ты мне даже не сказала.
- Машунь, у тебя на голове полный порядок, не наводи переполох. Лучше пошли на улицу, иначе сейчас звонок прозвенит, не успеешь насмотреться на своего ненаглядного…
-Он пока ещё не мой – это раз. – Перебила Машка, подкрашивая губы. – А если сейчас будет звонок, то я тебя убью – это два. Медленно и с особой жестокостью. Потому что, если бы некоторые здесь присутствующие не сидели столбом за партой и не повторяли молитву «Откуда здесь косинус», мы бы вполне успели насладиться хорошей солнечной погодой на улице…и не только ей.
- Да знаю, знаю. Опять виновата я. Как всегда, я уже даже привыкла – Соня искренне улыбнулась подруге, хотя в голове вертелись, сбиваясь в одну большую кучу, мысли. И не очень весёлые.
Внезапно прозвенел звонок и с улицы начали возвращаться дети. В дверях моментально началась давка. Толкаясь и хохоча, в школьный коридор из плотной кучи влетело два парня. Они весело смеялись и постоянно оборачивались, заговорщески перемигиваясь. По-видимому, они чего-то ждали. Девушки остановились в стороне и решили посмотреть, что будет. Внезапно, на всю школу раздался пронзительный женский визг. Две девочки, выбравшись, наконец, из давки, стояли друг возле друга и пытались распутать свои связанные в один узел косы. Парни согнулись пополам от смеха и, встретившись взглядом с Соней и Машей, подмигнули им и, состроив серьёзное лицо, пошли в сторону директорской.
- Это кто такие? – С удивлением спросила Маша.
- Если производная из синуса будет…Не знаю кто. Может новенькие…- Соня перестала бормотать и пожала плечами.
- Ничего себе, только появились в школе, сразу пакастничать начали. – Девушка нахмурилась и прищурила карие глаза. – Но ничего, наши парни их быстро на место поставят!
– Или наоборот. А-то наши одноклассники сильно наглые стали. Самые старшие в школе, свободу почувствовали. Управы на них нет.– Соня повернулась к подруге и злорадно улыбнулась.
- Да чего ты взъелась на них! Да и вообще, пусть лучше наши, чем чужие. – Подходя к классу, Маша в продуманном беспорядке разметала по плечам свои чёрные волосы. – Фуф, второй урок математики…лучше отравиться!
- И дать Катьке шанс соблазнить спортсмена Пашеньку? – Соня с затаённым смехом ожидала Машину реакцию.
- Нет, я ещё слишком молода и сногсшибательно красива, чтобы умирать в таком нежном и юном возрасте. – Соня улыбнулась и с задумчивым видом открыла дверь кабинета математики. – Как ты думаешь, Сонь, я ему нравлюсь? Потому что он…
- Эт-то что такое! – В голосе Сони слышалось удивление, недоумение и гнев. Не обратив внимания на подругу, которая, не видя того, что происходит в классе, продолжала говорить, девушка подошла к своей парте и, уперев руки в бока, заговорила, сверкая глазами:
- Не поняла, места другого не нашлось?
- Милая девушка, ну что вы ругаетесь! - Симпатичный брюнет сидел на месте Сони и листал её тетрадь. Его сумка примостилась на соседнем стуле, а принадлежности Маши лежали на соседней первой парте, за которой сидел второй парень - блондин. Не менее симпатичнее первого.
- Я ругаюсь? Это я ещё мирно! Мало того, что вы хулиганите, так ещё и ведёте себя как в детском саду. Мальчишки! – При этих словах парни в унисон улыбнулись, показав белоснежные кусалки. Все 32 штуки…ну, или сколько у них там…
- Сонечка, и правда, ну вот что ты ругаешься! Посмотри, какие мальчики симпатичные. К тому же новенькие в нашей школе, ничего не знают, не ведают. Вот откуда им было знать, что ты сидишь за этой партой? – Маша говорила всё это, не отрывая взгляда от блондина, который обаятельно улыбался ей.
- Ну, может потому, что на парте лежат МОИ вещи. При том подписанные. Кстати, твои совсем недавно лежали рядом.
- Сонь, ну какая разница кто, где сидит! – Маша многозначительно посмотрела на Соню и сделала большие глаза, показывая этим, чтобы подруга закрыла рот и хватала удачу за хвост или, по крайней мере, не мешала это делать ей.
Соня глубоко вздохнула и выжидающе встала рядом со своим местом. Брюнет всё так же продолжал листать её тетрадь, не обращая внимания на стоящую в ожидании девушку.
- Может, ты подвинешься и дашь мне сесть на своё место?! – В её голосе проскальзывало раздражение. Парень поднял голову и посмотрел на неё своими зеленоватыми глазами. Так, будто покупал на рынке племенную лошадь. Оценивающе и по-хозяйски. Соне даже на секунду показалось, что он сейчас встанет и заглянет ей в зубы, проверяя на проф. пригодность. – Ну! Я жду!
- Без проблем! – По-видимому, осмотр был окончен, и она прошла отборочный тур. Почему-то от сознания этого стало легче дышать. Обаятельно улыбнувшись и показав ямочку на щеке, брюнет пододвинулся на соседнее место и достал из сумки алгебру. – Я просто просматривал последние темы. Дело в том, что мы с Егором только недавно вернулись из отпуска и к тому же переезд этот…мы много пропустили…Вот, я хотел узнать много ли и что именно это были за темы.
Он говорил это совершенно спокойно, дружелюбно улыбаясь. Когда зашла речь о пропущенных темах, на лбу парня появились морщинки. Он обеспокоенно протянул руку к Сониной тетрадке, но на полпути его рука замерла, и чёрные глаза полувопросительно посмотрели на хозяйку тетради. Соня кивнула и села на своё место.
- Ты как с математикой? Дружишь? – С тоской посмотрев на соседний стол, где Машка во всю силу своего обаяния охмуряла второго новенького, Соня обернулась к парню.
- Да так, не жалуюсь. – Пока брюнет с интересом расшифровывал все её записи, девушка стала задумчиво рассматривать класс. Её внимание привлекло что-то странное…что-то, что она никак не могла уловить. И вдруг…
- Машка! – Соня подскочила со своего место и стала в панике собирать вещи. Вырвав из рук соседа свою тетрадь, она оглянулась на подругу. Та смотрела на неё как на сумасшедшую. – Нам же в актовый зал надо! Мент же сегодня с лекцией приезжает!
- Чёрт! – Выдохнула Машка. – Матильда Петровна прибьёт! Мокрого места не останется!
Девушки мигом собрали свои вещи и в панике, почти бегом бросились к двери. Парни недоумённо смотрели им в след. Когда за подругами с громким хлопком закрылась дверь, они недоумённо переглянулись. Потом блондин, ехидно улыбнувшись, достал из под парты руку с зажатым в ней каким-то предметом и сказал товарищу:
- Ну что, брат, объявляем войду и начинаем завоевание!
- Это будет интересно… - При этих словах руки брюнета тоже вынырнули из-под парты. В них тоже было что-то зажато. Этим «что-то» оказались губная помада и заколка. Всё явно принадлежащее ушедшим девушкам.
Глава 2.

Когда девушки прибежали на второй этаж, там уже была полная тишина. Дверь в актовый зал закрыта, перед ней никто, как это обычно бывало, не топтался.
- Полная Ж…- сказала Маша, пытаясь заглянуть в замочную скважину и понять что там происходит и есть ли у них шанс проскочить в помещение без риска получить нагоняй. – И что теперь делать!? Мотя убьёт!
- Угу, втопчет в пол, даже мокрого места не останется. «И никто не узнает, где могилка моя» - Мрачно продекламировала Соня строчку из известной песни.
- Малахова, Сотникова! Что вы тут делаете? Почему не на лекции? – Из-за угла появилась директор школы. Нет, точнее сказать «выплыла».
- Матильда Петровна, мы тут…эээ…новеньких видели…Решили им помочь…эээ… - Соня начала оправдываться, но если честно, ничего путного в голову не приходило. Тут голос подала Маша:
- Они заблудились и мы им…эм…показывали где находится выход. Вот! – С облегчением выдохнув, девушка посмотрела в глаза директрисе.
- А почему же вы их сюда не привели? Они уже ученики нашей школы, поэтому должны делать то же, что и все – слушать лекцию нашего участкового. – Голос Матильды немного дребезжал от невылитого гнева, но, кажется гроза миновала. По крайней мере для них. Открыв дверь, директор подождала, пока в неё пройдут провинившиеся школьницы, и прошла вслед за ними. Дойдя до того места, где сидели одноклассники, они нашли свободный стул и сели. Любопытные взгляды окружающих они просто-напросто проигнорировали.
- Малахова! – Раздался шепот за спиной. Димка Мирный - староста класса. Как надо, так его классные дела не волнуют, а как не надо, так он нос свой суёт куда не надо. Выпендриться перед классной решил, наверное. Вон, она через два стула от них сидит.
– Малахова! – Ага, сейчас! Так она и обернулась. У неё, между прочим имя есть и достаточно простое и популярное, чтобы его запомнить. Фамильничает тут… - Соня!!
- Ну что? – Вот, правильно! Хороший мальчик.
- Вы где были? Мне классная чуть голову не открутила!
- Забыли мы. В математике сидели. Сейчас чуть Мотя не прибила, так что на нас твоя обвинительная речь ни на грамм не подействует. Прибереги для следующего раза. – Сказав всё это быстро и на одном дыхании, Соня отвернулась к сцене, оставив старосту так и сидеть с открытым ртом.
- Сонь, какой же Егор классный. – Машка сидела с закрытыми глазами и мечтательной улыбкой на губах. – И руки у него нежные…
- А ты откуда знаешь? – Поймав вопросительный взгляд подруги, уточнила. – Про руки.
- А…Да, там у нас небольшое происшествие со стулом приключилось – По хитроватой улыбке, сразу стало понятно, что ЧП случилось не без её помощи. – Слушай, а как брюнета зовут?
- Не знаю. – Сделав беспристрастное лицо, Соня пожала плечами. – Мне не интересно.
- В смысле? Ты даже не знаешь как его имя? – Дождавшись отрицательного кивка, Маша шокировано перевела взгляд на сцену, чтобы немного прийти в себя. – Ну ты даёшь, подруга…
Соня не ответила. Она сама знала, что полная дура. Машка права, новенькие одноклассники весьма симпатичные…а брюнет вообще само очарование. Но…не обладает она всем тем, что должно быть у каждой нормальной девушки. Обаяние, кокетство…всё это у неё есть, но знать бы как всем этим пользоваться. Дома, перед зеркалом всё прекрасно получалось. Строя собственному отражению глазки и хлопая ресницами, Соня ощущала себя красивой, нужной, уверенной в себе девушкой. А вот когда всё, что она репетировала дома нужно перенести на подопытный объект – какого-нибудь парня – как сразу же пропадала уверенность в себе. Это плохо, но что сделаешь. Потому на неё никто не клевал.
- Сонь, ты серьёзно? – Машка никак не могла оправиться от шока. В её понимании парни существовали только для того, чтобы они, девушки, соблазняли их, а потом вертели как вздумается.
- А что, похоже на то, что я шучу? – Соня начала злиться. Не все такие дружелюбные и открытые как её подруга. Так что даже не стоит удивляться, что брюнет не повёлся на фразу «ты дружишь с математикой?». Тем более, что Соня на него накричала в первый же момент, как увидела. Это не добавило ей обаяния в глазах новенького.
- Ну…вообще-то нет, но кто знает. У тебя иногда странный юмор бывает…
- Маш, у меня болит голова, хочется есть и спать. К тому же полная сумка заданных уроков…У меня и так голова уже не вмещает такое огромное количество информации, а ты ещё говоришь про каких-то малоинтересных мальчишек. Из меня скоро буквы сыпаться будут, потому что не вмещаются нигде – Соня нервно начала теребить золотую цепочку на шее. Потом, сильно сжала виски и застонала.
- Так сильно болит? – Маша сочувственно сжала руку подруги. – Потерпи, он уже заканчивает…вроде.
Спустя час двери актового зала открылись и оттуда «вывалилась» полубезумная толпа детей. Все практически бежали, чтобы скорее скрыться с глаз коварного участкового, который как специально мурыжил всех битые два часа предостережением о том, что дорогу нужно переходить по зебре, которой в таком маленьком городке как Костровцы и в помине не было.
Городок был очень маленький и к тому же разбит на несколько частей, которые находились друг от друга на расстоянии нескольких километров. Дети, которые жили в этих мини городках, свозились на микроавтобусах в единственную в этом городе школу. После занятий их развозила обратно по домам. Как раз в таком отдалённом городке – Костёр_1 – и жила Маша. Соне посчастливилось проживать на одной территории со школьным заведением. Сейчас ей предстояло пройти невообразимо далёкий путь от школы домой. По утрам она проделывала его за 5 минут, но сейчас было такое состояние, что даже пять минут казались годами.
Выйдя из здания, подруги обнялись на прощание и разошлись в разные стороны – одна в сторону дома, а другая к своему микроавтобусу. Дойдя до калитки, которая отделяла внешний живой и беззаботный мир от скучной и нудно-сонной школьной жизни, Соня неожиданно споткнулась. Голова болела так, что было даже больно моргать, а то, что с ней случится после падения, не хотелось даже представлять. Зажмурившись и уже мысленно потеряв сознание, Соня ждала падения, точнее того, что случится после него: разбитые колени, руки, ещё больше сходящий с ума мозг и грязная одежда. Ну что ж, чему быть, того не миновать. Но тут внезапно девушку подхватили чьи-то сильные руки и бережно прижали к груди. Она вздохнула и мысленно просто наотрез отказалась открывать глаза. Даже для того, чтобы просто посмотреть на своего спасителя. Было так хорошо стоять в вертикальном положении, прислонившись к чему-то тёплому и мягкому. Но тут это «что-то» внезапно подало голос:
- С тобой всё нормально? – Тёмные волосы, зелёные глаза, глядящие лукаво и…нежно. Он был выше сантиметров на семь, поэтому приходилось смотреть на героя дня снизу вверх.
- Спасибо…
- Ты идти можешь? –Вопрос прозвучал глупо. Вот если бы она упала, то он был бы очень даже актуален, потому что идти она бы точно не смогла. Сейчас, конечно, ноги почти не держали, но на то, чтобы отойти от парня силы должно хватить, а там будь, что будет. Лучше рухнуть в пыль, чем стоять рядом с брюнетом, который спас твои колени от синяков, а одежду от капитальной чистки.
- Да. – Ну что ещё можно сказать на прямой вопрос. Только такой же прямой и чётий ответ.
- Ты неважно выглядишь. – Ишь, какой наблюдательный. Соня попыталась оттолкнуться от груди, к которой была вынуждена прислониться после неожиданного спасения. Это почти удалось, но тут руки парня внезапно сомкнулись на её предплечьях, отодвигая девушку на некоторое расстояние от его тела. Одной рукой продолжая её поддерживать, а другой приподнял её за подбородок и посмотрел в глаза. – Что с тобой?
- Сильно болит голова. – Это единственное, что она могла сказать. На более длинную фразу сил бы попросту не хватило. А ещё нужно как-то дойти домой. –Пусти, мне нужно идти.
- Нет. – Неожиданно сказал парень, сильнее вглядываясь в черты её лица, будто пытаясь их выпить или вытянуть из глаз Сони последнюю энергию. – Я провожу тебя.
- Зачем?
- Тебе не кажется, что это странный вопрос в твоём состоянии. Ты еле на ногах держишься, у тебя серьёзное моральное истощение. Придёшь домой, сразу марш спать. Ничего другого, слышишь? Сразу спать. – Он её немного встряхнул и повторил: - Слышишь?
- Да - От резкого движения резко затошнило. Хотелось плакать. Дико болела голова и хотелось спать. Но тут, совершенно неожиданно даже самой для себя, Соня спросила: - Как тебя зовут?
- Что, страна должна знать своих героев не только в лицо, но и по имени? – Брюнет рассмеялся и ласково улыбнулся Соне. – Илья. Меня зовут Илья, милая девушка.
- Я – Соня, а не милая… - Тут язык окончательно отказался слушаться, а разум отказывался быть трезвым и ясным. Во рту стало сухо, захотелось пить. Это даже стало жизненно необходимо. Но закончить начатое предложение всё же удалось. - …девушка.
- Понятно. – Он опять мягко рассмеялся, показывая белые зубы – Тогда теперь я буду называть вас вредная старушка, раз девушка, а особенно милая, вас не устраивает.
- Просто у меня есть…имя – Глотать приходилось с трудом, стоять почти невозможно. Голова превратилась большой огненный шар. – Домой…
- Так, давай вещи. – Он забрал из её непослушных рук рюкзак и папку со школьной документацией. – А сейчас обними меня за талию. Так, хорошо. Держись, мы почти дома.
Отвечать не было ни сил, ни желания. Где-то на краю сознания девушки стояла картинка: она идёт обнимку с парнем, прижавшись к нему так сильно, как только возможно. Главное, чтобы не увидели знакомые и не доложили маме. Иначе будет такое…Даже думать не хочется. Она обязательно настоит на знакомстве с ним самим, его родителями, родственниками, их генеалогическим древом, историей болезни каждого члена семьи. Будто замуж выдаёт. Мамочка во всём до боли педантична.
Дойдя до своего дома, Соня подняла глаза на своего непрошенного сопровождающего и, оттолкнувшись от него, разорвала объятия, сказав непослушными губами: - Дальше я сама. Спасибо.
Дойдя до подъезда, девушка не смогла побороть искушение обернуться назад. Илья стоял там, где она его оставила, у дорожки, ведущей к дому. Он смотрел ей в след немигающим серьёзным взглядом и кажется, не собирался уходить до тех пор, пока она не дойдёт до дверей своей квартиры. Только вот интересно как он об этом узнает. Но он будет знать, Соня это чувствовала. Иногда неплохо иметь шестое чувство, помогает успокоиться и поверить в себя. Отвернувшись от стоявшего на дороге парня, Соня перешагнула через порог подъезда.

Глава 3

- Всё, я на урок, подружка! Ты не скучай там дома одна, я к тебе после уроков забегу – Соня тоскливо слушала щебечущий Машин голос, доносившийся из телефонной трубки. – Приготовь поесть что-нибудь, я голодная буду. Ой, Мотя пришла! Я на историю, пока!
Посмотрев на отключившийся вызов, Соня положила телефон на компьютерный стол и пошла на кухню. Открыв холодильник, она протянула руку в сторону мирно лежащих яиц, но тут же её опустила. Желания готовить не было. Вот уже второй день, как она безвылазно сидела дома, бесцельно слоняясь по квартире и натыкаясь на вещи. Мама работала в университете филологом, потому приходила домой только после шести вечера. Раньше это как-то не замечалось, а сейчас хотелось общения и человеческого присутствия, поэтому отсутствие мамы очень угнетало. Машка по какой-то причине вчера прийти не смогла, объясняя это большим количеством заданной домашней работы, но Соня понимала, то дело совсем не в этом, а красавце-блондине Егоре.
Тогда, два дня назад, когда девушку скрутил приступ слабости, она еле добралась домой. Ей на помощь вовремя подоспел ещё один новенький – Илья. С этих пор он не выходил у неё из головы. Постоянно стояли перед глазами добрые, блестящие нежностью, зелёные глаза. Вспоминались сильные руки, мягкий, успокаивающий голос. Но…было в нём что-то странное. Что-то, что она никак не могла понять. Мысленно одёргивая и ругая себя за мысли и воспоминания о брюнете, Соня устало опустилась на стул. Оказывается, на свете существует такая болезнь, как «синдром хронической усталости» и именно Соне посчастливилось ею заболеть. Хотя для перенагрузок в школе было ещё рановато. Может, всё дело в недавнем разводе мамы и папы? В августе они окончательно разделили имущество и право владения Соней. Именно так, право владения. Как собаку какую-то. Хоть ей уже и 17 лет, но девушку почему-то не спросили, с кем из родителей она хотела бы остаться. Было тяжело переносить изменения, долгую разлуку с папой..Хорошо ещё, что квартира досталась маме и никуда не пришлось переезжать.
- Завтра иду в школу. Мне от одних и тех же четырёх стен ещё хуже становится. – Сказав это, девушка пошла в свою комнату и заглянула в расписание: алгебра, история, химия, сдвоенный русский и ОБЖ. – Ненавижу среду!
Тут раздался звонок в дверь. Вздохнув, Соня пошла открывать. Распахнув дверь, девушка увидела сияющее лицо подруги.
- А вот и я! Не ждали? – Жизнерадостность била из неё ключом. Взмахнув зажатым в руке пакетом, Маша прошла мимо стоявшей дверях хозяйки квартиры. – Ну, чем порадуешь подругу? Не слышу аппетитных запахов из кухни! Ты меня голодом заморить решила что ли?!
- Яйца и колбаса в холодильнике – От громкого голоса и шелеста пакта, у Сони вновь заболела голова. Может, она погорячилась, собравшись завтра идти на занятия?
- Ну вот, всё самой, всё самой делать надо! Ты хоть сама сегодня ела? – Не дождавшись ответа, Маша затараторила с удвоенной силой:
- Ты не представляешь, сегодня на физике мальчики такое отмочили! Весь класс под партами катался! – Всё это девушка говорила, одновременно готовя лёгкий обед.
- Какие мальчики? – Нарастал шум в ушах, сознание начинало давать осечки, перемежая цветную реальность с чёрно-белой картинкой.
- Наши, какие же ещё! – Маша подняла глаза на сидевшую на стуле Соню и закатила глаза. - Новенькие. Илья и Егор. Кстати, брюнетика-то, Илюшей зовут! Я выяснила. Можешь меня не благодарить, всё для людей.
- Я уже знаю. – В Марьиных глазах тут же погасли ликующие искорки, сменившись вопросительными. Соня устало и обречённо вздохнула.- Мы с ним после школы, позавчера, столкнулись.
- А почему я об этом последняя узнаю? – Сурово нахмурив брови, Машка встала перед Соней и грозно упёрла руки в бока. – Ты ж про него вообще ничего не знала, когда мы расходились, а тут на тебе – уже и именем разжилась.
- Так получилось. Стечение обстоятельств. – Ничего не хотелась ни объяснять, ни рассказывать, потому что Соня по опыту знала, что после этого последует лавина вопросов и волна уточнений. - Как в школе дела?
- Просто замечательно! – Моментально забыв своё недавнее недовольство, Маша начала нарезать колбасу, увлечённо рассказывая последние новости. – Представляешь, Барби с Кралей чуть не подрались. Никак не могли решить, кто рядом с Ильёй сидеть будет. Долго спорили, чуть волосы друг другу не повырывали, но договорились, наконец. Барби к нему перед лит-рой подсела, а он взял и на другую парту от неё пересел. А она опять к нему, он от неё. Пока Азбука не пришла, они так и бегали от места к месту. Мы всем классом животы надорвали, настолько это забавно было.
- А почему он с ней сидеть не захотел? – Во рту пересохло, на шее нервно билась жилка. – Что, настолько стеснительный?
- Да какое там стеснение! У них, у обоих, совести нет, а ты там про стеснительность какую-то заговорила. – Маша убавила огонь под сковородой с яичницей и взглянула на Соню. – Мне тоже стала любопытно и я у Егора поинтересовалась, что с его братом происходит…
- Братом?!! – Глаза Сони расширились от удивления. – Так они же не похожи ни капельки.
- Не знаю, Егор об этом говорит мало, а при Илье тему я стараюсь не поднимать, у него сразу глаза дикие становятся, будто я о десятой планете спросила.
- Странно…
- Ничуть. Бывает и такое. – Маша пожала плечами и отвернулась обратно к плите. – Так вот, я у Егора спросила насчёт странной реакции его брата на нашу блондинку.
- И?
- Да ничего. Отшутился и всё. – Слышимое любопытство в голосе Маши сменилось ликующими нотками. – А вот и еда! Кушать подано, садитесь жрать пожалуйста!
- Спасибо, я не голодна – Срочно нужно пить таблетки. Голова раскалывалась от боли, а тело по ощущениям стало похоже на нагретую резину. - Маш, ты не обижайся, но я пошла посплю немного, что-то мне совсем плохо…
- Ой, конечно-конечно! – Машкины глаза округлились и она крепче сжала в пальцах вилку. – Подожди немного, я доем, и ты меня проводишь. А потом отдыхай. И вообще, поправляйся быстрее, иначе Барби Илюху уведёт, и ты на бобах останешься.
Всё это было сказано шутливым тоном и с улыбкой на губах, но Соню внезапно передёрнуло от этих слов. Захотелось убежать и закрыться в своей комнате от всего внешнего мира.
- Не расстроюсь. Пусть что хотят, то и делают. -Тон получился равнодушный и раздражённый. – Я по урокам много пропустила?
- Нет, у нас математичка заболела, а Азбука сильно работой не грузит. – Доев остатки яичницы, Маша поднялась и подошла к весящему в прихожей зеркалу. Достала помаду и начала подкрашивать губы. Вдруг, она резко поменяла тему разговора. – Я сегодня с Пашкой на свидание иду.
- С Пашкой? – Соня с удивлением посмотрела на подругу. – Мне казалось, что ты на новенького запала…
- Да какой там, запала…Симпатичный мальчик и ничего больше. – В голосе Машки послышалось наигранное безразличие. – Пашка намного лучше, чем этот павлин белобрысый.
- Почему павлин?
- Строит из себя много, потому что. Знает, что красивый, вот нос и задирает. На него и на Илью все девчонки гроздьями вешаются. – Девушка яростно блеснула глазами своему отражению в зеркале, а потом посмотрела на стоящую в дверях кухни Соню. – А мне они и даром оба не нужны. Пусть с поклонницами разбираются, не взгляну на них больше.
- А они что? Как реакция на падение всей женской половины школы к их ногам? – С интересом спросила Соня.
- Да никакой. Я же говорю, привыкли уже, что за ними табором все девчонки бегают. Как коты сытые лоснятся от повышенного внимания. – Маша резко отвернулась от зеркала и с возмущением взглянула на Соню. – Пользуются этим как могут. За них и дежурят, и домашнюю делают, и сумки таскают…А нашим одноклассникам это безразлично. Они на братьев Вяземских вообще внимания не обращают.
Говоря всё это, Машка успела одеться. И, теперь, подхватив с пола рюкзак, она стояла возле двери и прощалась с подругой.
- Ну всё, Соня, выздоравливай. Заваливайся спать, и чтобы завтра уже была как огурчик. Не забывай, нам с тобой ещё газету делать. – Давая последние наставления, Маша вышла на лестничную площадку. – Контрольная по геометрии скоро и «Тихий Дон» не за горами. Мотя грозила по истории проверочную устроить, так что готовься...И ещё…у нас соревнования по волейболу скоро, мы с тобой в основной команде играем, надо тренироваться. Сбор завтра в шесть вечера. Физрук сказал, если хоть одно призовое место не возьмём, он нам до самого выпускного такую весёленькую жизнь устроит, что лучше сразу документы забирать или в другую школу переводиться. А ты его знаешь, у него слово как скала – не разрушишь и не сдвинешь.
- Да я уже завтра, может, на занятия приду. Вот только врач может не отпустить и не даст справку, а без неё мне в школе делать нечего, классная скандал устроит с разборками. – Соня нахмурилась. – Но я попробую обойтись без «крови». Надеюсь, справку мне всё же дадут и держать дома не станут. Я уже не могу сидеть в помещении, у меня скоро клаустрофобия начнётся.
- Ну всё, основное я тебе раскидала, теперь только тебе в школу прийти остаётся, там во всё сама вникнешь. – Маша оправила сползающую с плеча лямку рюкзака. – Спасибо за обед. Пока!
Проводив подругу, Соня устало привалилась плечом к дверному косяку. Потом, будто что-то вспомнив, вскинула руку и посмотрела на часы, было ровно три часа. Внезапно стало нечем дышать, голова была готова разорваться от пульсирующей боли, ноги подгибались от слабости. Схватив с вешалки пальто и одновременно сгребая с прихожей ключи от квартиры, девушка, выскочив на лестничную площадку и захлопнув за собой дверь, бросилась вниз по лестнице. Выбежав на улицу, остановилась. Хотелось куда-то идти, бежать, что-то делать. Засунув руки в карманы и опустив голову, она пошла вперёд, сама не ведая куда.
Эта осень выдалась очень тёплой. Лето обделило людей своей лаской, посылая на землю бесконечные потоки дождя. Конец августа оказался таким холодным, что без куртки невозможно было даже выйти на улицу. Сентябрь оказался более ласковым и приветливым. Весь месяц стояли тёплые солнечные деньки и люди, чувствуя такую небывалость щедрой осени, старались проводить на улице как можно больше времени, наслаждаясь последними, по летнему тёплыми, лучами солнца. Сегодняшний день как раз был из таких, когда народ валит толпами из своих домов поближе друг к другу: на площади, центральные улицы, парки…Парк. Подняв наконец глаза, Соня в удивлении оглянулась. Она так глубоко задумалась, что даже не заметила, куда принесли её ноги. Часы показывали половину пятого. То есть она выпала из реальности почти на полтора часа. На свежем воздухе голова немного прояснилась, стало легче дышать. Увидев перед собой небольшую скамеечку, Соня решила на неё присесть. Прикрыв глаза, она подставила лицо под, ласкающие теплом, лучи солнца.
- Милая девушка, вы меня преследуете. – Мягкий голос проник сквозь пелену мятущихся серых мыслей. Девушка приоткрыла веки и встретилась со взглядом зелёных глаз.
- А мне кажется наоборот. Ты всегда появляешься тогда, когда я не владею собой. Как морально, так и физически. – Соня, прищурившись от бившего прямо в лицо яркого солнца, посмотрела на брюнета, стоявшего перед ней. – Появляешься и начинаешь помогать. Не надоело?
- Что случилось на этот раз? – Лукавые смешинки в глубине зрачков исчезли, сменяясь на обеспокоенное выражение. – Кстати, что с тобой было в прошлый раз, когда ты чуть не рухнула в обморок прямо посреди школьной аллеи?
- «Синдром хронической усталости». Слышал о таком? – Дождавшись положительного кивка, девушка добавила. – Ну вот, это случилось со мной. На данный момент я хронически больна и сейчас, в припадке буйной усталости, брошусь на тебя и покусаю.
Либо парень был совершенно без чувства юмора, либо она слишком переборщила с серьёзным выражением лица, потому что вместо того, чтобы расхохотаться или наоборот, обидеться и уйти, он вплотную подошёл к лавочке и уселся рядом с Соней.
- Не смешно. – Подняв с земли кленовый лист, он зажал его между пальцев и стал рассеянно разглядывать. - Ты неважно выглядишь.
- Знаю. Но сидеть дома больше не могу – стены давят…- Внезапно налетел ветер и нагнал тучи, медленно закрывшие солнце. Говорить было не о чем. Молчание давило на плечи, кольцом сжимало пространство между молодыми людьми. Соня резко поднялась с места и, полуобернувшись к задумчиво сидевшему парню, бросила: - Уже поздно…Мне пора.
- Угу… - И всё, ни тебе «пока», ни «до свидания».От обиды захотелось плакать. Странная реакция на почти незнакомого человека, но уж как есть. Соня медленно побрела по аллее в сторону выхода из парка. Чуть впереди дорожка делала поворот и перед тем как скрыться за ним, Соня внезапно обернулась на съёжившуюся фигурку, сиротливо сидящую на скамейке. Илья внимательно смотрел ей в след, и даже отсюда была видна гримаса боли на его красивом лице. – Поправляйся…милая девушка.
Отвернувшись, и ничего не ответив, Соня продолжила свой путь по ровной тропинке между красивыми клёнами. Деревья стояли гордые и независимые. Даже сильный ветер, дувший всё яростнее, не мог заставить качаться их богатые кроны. Дойдя до выхода, девушка остановилась. Начинало смеркаться, но идти домой не хотелось. Немного постояв, она отправилась вглубь парка. Ещё не совсем похолодало и на дальних скамейках сидели редкие парочки. Что-то глубоко внутри кольнуло, на глаза навернулись слёзы. Перед мысленным взором появился Илья. Вот он улыбается, а вот смотрит на неё своими тёплыми зелёными глазами, а сейчас поддерживает за талию, чтобы она не упала. Очнувшись от воспоминаний, Соня оглянулась. Асфальтовая дорожка кончилась и ноги утопали в листве, а это означало, что она зашла очень глубоко в лес. Смеркалось. Похлопав себя по карманам, девушка поняла, что не взяла с собой телефон. В кармане обнаружились только ключи от квартиры и какая-то мелочь. Внезапно стало очень страшно и одиноко.
- Ау! – Крикнула она и тут же испуганно оглянулась. Её голос многократно отражённый от стволов деревьев и увеличенный темнотой, пугал своей безжизненностью. – Кто-нибудь!
По телу опять разлилась болезненная усталость. Голова налилась свинцовой тяжестью. Ноги, подогнувшись, отказались держать хозяйку, и она тяжело осела в ворох осенних листьев, выделяясь на их фоне светлым пятном.
- Славик, я бою-ю-ю-юсь! – Соня настороженно подняла голову и посмотрела в ту сторону, откуда донёсся капризный женский голос. – Поехали домой лучше. Ненавижу этот лес твой. Ты сказал, будет интересно и романтично. А что оказалось? Показал мне каких-то белочек, зайчиков и поехали. Так дела не делаются, милый. Я тебе не деваха на один вечер, которой показал толстый кошелёк, она и повелась. Мне показывать мало, мне пощупать надо. Так что либо вези в ресторан, либо отчаливай.
- Договорились. – Спокойный мужской баритон послышался довольно близко и Соня опасливо съёжилась, но вставать не стала – не было ни сил, ни желания. Усталость моральное истощение давали о себе знать. – Сейчас идёшь вот по этой тропинке, потом свернёшь направо. Там пройдёшь ещё немного прямо и упрёшься в выход из парка. Всё, доброго вечера.
- Что? Ты хочешь сказать, что бросаешь меня здесь, посреди леса совсем одну! – В голосе незнакомки послышалось бескрайнее удивление. – Вы свинья, Владислав Петрович! Эгоистичная, грязная, мелкая свинья! Подлец!..
- Ещё слово и ты отсюда не пойдёшь, а побежишь. – Спокойствия мужчине было не занимать. – И, кстати, с завтрашнего дня вы, Лариса Анатольевна, у меня больше не работаете.
После этих слов звук шагов направился прямо к тому месту, где сидела девушка. Мысленно строя догадки о реакции человека, который выйдет сюда и увидит её, маленькую и беспомощную, сидящую посреди тёмной тропы, девушка напряжённо ловила звук приближающихся шагов.
- Ух ты… - Соня вздрогнула от внезапно раздавшегося голоса. Из-за тёмных стволов деревьев выплыла большая тёмная фигура и остановилась напротив испуганной девушки. – Ты что тут делаешь? Тем более одна…
- Я… - Голос сорвался, в горле запершило, а голова стала совсем тяжёлая. Откашлявшись, она продолжила. – Я заблудилась.
- Заблудилась? – Фигура вышла из темноты на яркий лунный свет и Соня, наконец, смогла разглядеть неизвестного. Им оказался молодой человек. На вид ему можно было дать не боле 25 лет. Высокий рост, мощное тело и тёмные волосы сразу бросились в глаза. Яснее его разглядеть не удалось, мешала луна, которая окрашивала всё вокруг в нейтральный серебристо-серый цвет.
- Да. Наверное, когда гуляешь, не стоит слишком много думать. – Сказала она. Парень улыбнулся и подошёл ближе к съёжившейся посреди тропинки фигурке. Изучающе окинув её взглядом, он протянул широкую большую руку с открытой ладонью.
- Пойдём, я выведу тебя к выходу.
- Я не могу подняться…
- Почему? – правая бровь изогнулась в вопросе.
- У меня кружится голова. И совсем не держат ноги. – Вздохнув, Соня пояснила. – Я ещё не до конца окрепла после недавней болезни…
Ещё раз оценивающе посмотрев на девушку, парень подошёл к ней ещё ближе и вдруг, резким движением нагнулся и, обняв за талию, поставил рядом с собой. Он был в обычной чёрной ветровке, но даже сквозь неё можно было ощутить тепло его тела. Только тут Соня поняла, насколько она замёрзла.
- Спасибо. – Она попыталась отойти от молодого человека и облокотиться о стоящее неподалёку дерево, чтобы не упасть и собраться с силами. Он без разговоров отпустил её и обернулся в ту сторону, откуда недавно пришёл. Там, сложив руки на груди, безмолвно стояла какая-то девушка, скорее всего та самая, которая так громко ругалась в облачающемся в сумерки лесу.
- Так вот значит как, да? Ты меня кидаешь ради какой-то малолетки? – Все слова были произнесены спокойно, а её взгляд с ненавистью уставился в сторону Сони, всё ещё стоявшей около парня. – Ну конечно, такой деньги не нужны. Помани пальцем и она тапочки прямо в зубах тебе с удовольствием носить станет. Не ожидала от тебя Влад… Я знала, конечно, что ты ублюдок. Но чтобы до такой степени…За такие дела срок дают, это я тебе как дочь прокурора говорю.
- А ты меня своим папашей не пугай. Пуганные уже. – В его голосе послышались стальные нотки. – И я тебе уже сказал, где ты должна быть, так что дёргай отсюда, пока я охрану не позвал.
- Да пошёл ты! Кабель! – С этими словами разъярённая незнакомка прошествовала мимо стоявших посреди тропы молодых людей.
- Пойдём, у меня тут машина рядом, я тебя довезу. – Произнёс незнакомец, даже не взглянув в сторону своей удалявшейся спутницы. Всё его внимание было приковано к стоявшей рядом Соне. – Боюсь, что одна ты отсюда точно не выберешься.
- Ни к чему. – Она отрицательно покачала головой, почувствовав, что слабость немного отпустила и она может идти сама, при этом, не опасаясь потерять сознание. – У меня единственная просьба…У вас есть телефон?
- Да. – Парень недоумённо взглянул на девушку. – Нужно кому-то позвонить?
- Да…- Наткнувшись на любопытный взгляд, она пояснила - Маме. Чтобы сильно не волновалась…
- Без проблем. – При этих словах он, покопавшись в карманах, вытащил сотовый телефон. – Держи.
- Спасибо. – Сказала Соня, бережно беря коробочку в руки. Набрав по памяти одиннадцать цифр, она нажала на вызов и стала ждать, пока на той стороне поднимут трубку. Наконец, послышался встревоженный голос матери. – Алло, мам! Это Соня…Где я? Я…ээээ…я подругу встретила, у неё сижу сейчас…Да, это не Маша была…Мамочка, я знаю, что ты волновалась! Я знаю, что должна была позвонить!..Да…Я забыла телефон…Знаю…Да…Ну и что, что болею! Это же просто усталость, не серьёзно…Я уже выхожу, через…через пол часа буду дома…Да…Конечно, поняла, я наказана…Да…Конечно…Дома всё объясню…Да…Пока…
С тяжёлым вздохом отключив вызов, девушка повернулась к парню, стоявшему у неё за спиной. В течении всего разговора, он безмолвно стоял сзади и с интересом прислушивался к разговору. Взяв у неё телефон, он, опять же в полном молчании, взял Соню за руку и повёл по тропинке, выводя из глухого леса, прямо на ухоженную аллею. Так, не говоря друг другу ни слова, они дошли до выхода из парка. Открыв своим ключом створки резных ворот, парень галантно посторонился, давая пройти девушке. Она, не глядя на своего спасителя, прошла мимо него и, шагнув за приделы парка, обернувшись к нему, сказала:
- Спасибо. Я вам очень благодарна. До свидания. – Отвернувшись, она быстро зашагала прочь от стоявшего спиной к ней парня. Тот, замерев на мгновение, резко обернулся. Открыв рот, чтобы что-то сказать, он тут же его закрыл, нигде не видя девушку. Она просто-напросто растворилась в темноте.
- Вот значит как…Вы, девушка, думаете, что скроетесь от меня…Нет, не на того напали. Если я заинтересовался… - При этих словах он недобро сощурился - …то от меня так просто не отделаешься. Я всегда привык получать то, что хочу. А на данный момент я хочу именно вас, моя юная потеряшка…

Глава 4.
- Ты где была?! Ты совсем сдурела? Мать чуть до инфаркта не довела! – Голос подруги разорялся в телефонной трубке. – Она тут всех на уши поставила! Ты, больная, слабая, почти раздетая, ушла из дома, никого не предупредив при этом!
- Это я-то больная и слабая? – Соня прикрыла рот, сдерживая зевок скуки. – Смешно.
- Смешно ей…Ну ладно, с этим разобрались. – Наконец в голосе Машки послышались любопытные нотки. – Так где ты вчера была?
- Я…
- Меня не интересует дешёвая сказка о встреченной тобой подруге. Нормальные люди по ночам не ходят.
- Но…
- Про тебя я промолчу. Ты у нас вообще особая история. Я себе всю голову сломала, куда ты могла деться…Ты ж у нас вся такая положительная, умненькая, со здравым смыслом и вдруг – пропала.
- Ну-у-у…
- Только не вздумай мне лапшу на уши вешать. Ты врать не умеешь, так что я пойму сразу, если что не так.
- Слушай, ты мне вообще дашь хоть слово сказать сегодня! – Соня сердито дёрнула ногой. Она с особым комфортом расположилась на широком кресле, сев поперёк сидения. При этом её ноги свешивались с одного из подлокотников. – Я Илью видела…
- Илью? – Машкин голос сразу потерял всё любопытство и шутливость. Братья Вяземские были их общей слабостью. В трубке повисло напряжённое молчание. – И что?
- Да ничего…Молча сидели на скамейке, пока я не ушла.
- Куда?
- Да никуда, от него подальше. – Соня резко дёрнула одну из дырок на штанине. Мода такая, надо же. Но главное удобно. Потом, недовольно поморщившись, положила руку, не занятую телефоном, на подлокотник кресла и сильно его сжала. - Побродила по парку и не спеша домой пошла. Вот и всё.
- А звонила-то откуда? Твоя мама говорила, что номер неизвестный был. А ты свою трубку вообще дома забыла. – Машин голос понемногу начал оттаивать от льда напряжённости.
- Да у первого встречного попросила. – Скрестив на левой руке указательный и средний палец, сказала Соня. – Дедуля какой-то…Продвинутые они у нас сейчас.
- Ну-ну…Что-то голос мне твой не нравится! Ты точно… - Тут Машкин голос прервался. – Ой, Сонь, я тебе потом перезвоню. Мне Пашка звонит. Это случается так редко, что по пальцам можно пересчитать. Так что такие волшебные вещи игнорировать нельзя, а то потом вообще даже СМС писать перестанет. Он такой, может.
- Да, хорошо – Соня мысленно расцеловала так вовремя позвонившего парня подруги. При встрече надо будет ему руку пожать и объявить благодарность. – Пока.
Минут пять посидев, уставившись в пространство, Соня подняла голову. Резко вздрогнув, она прислушалась к тому, что вырвало её из раздумий. Странный звук, так похожий на…вибрацию! Точно! Но её телефон спокойно лежал рядом с хозяйкой и не издавал никаких звуков. Тогда чей? Неужели мама забыла, когда собиралась на работу? Это случалось очень редко. Подойдя к надрывающейся трубке, Соня взглянула на экран. Там неизвестные цифры. Кто-то ошибся номером? Мама даёт свой номер только проверенным людям, кто попало звонить ей не стал бы. Значит, точно ошиблись, поэтому брать трубку не имеет никакого смысла. Позвонят и перестанут. Словно услышав её мысли, телефон перестал светиться. Приподняв уголок губ в подобии улыбки, девушка собралась уже отойти от стола, но телефон вдруг снова начал вибрировать. Не выдержав, она взяла его в руки. Мерное подрагивание маленькой коробочки на ладони, успокаивало раздражение, волной раскатившееся по телу. Кивнув незримому собеседнику, Соня нажала на зелёную кнопку и поднесла трубку к уху:
- Да?
- Добрый день
- Здравствуйте.
- Я могу услышать Соню?
- Соню? – В её голосе послышалось безмерное удивление. Это же мамин телефон…кому она-то понадобилась? – Кто это?
- Скажите ей, что это брат её подруги, у которой она вчера допоздна засиделась. Это Влад.– Голос немного помедлил и добавил. – Думаю, она поймёт.
- Да, конечно… - Руки Сони затряслись. Это же тот самый парень из парка, который помог ей вчера. Но откуда он узнал номер? Немного подумав, она вспомнила, что звонила с его телефона маме. И что теперь делать? Признаться, что это она или сделать вид, что ничего не понимает и, попрощавшись, попросить, чтобы он больше сюда никогда сюда не звонил? И вдруг, неожиданно для себя, сказала: - Вообще-то, это я.
- Привет. Как мама? Поверила легенде о подруге?
- Не до конца. Но она же понимает, что я уже взрослая девушка и у меня могут быть свои секреты, если я захочу – Зачем она это всё ему говорит? Какое его дело? – Парень, в конце концов. Конечно, поругалась для порядка, но ничего серьёзного.
- А как же обещанное наказание? - Голос парня звучал ровно, сильные нотки прорывались сквозь уверенное спокойствие. Сразу становилось понятно, что он больше привык приказывать, чем повиноваться.
- Зачем меня наказывать? Я единственный и любимый ребёнок в семье… - О чём говорить с совершенно взрослым человеком? Мужчиной…Соня со сверстниками-то общий язык найти не могла, а тут взрослый дядя…Он просто посчитает её маленькой девочкой, недостойной его внимания. Ещё минуту и он распрощается, поняв, что она пустышка. От подобных мыслей на глаза наворачивались злые слёзы. – Я…мне нужно срочно идти. До свидания…
- Погоди… - Он повысил голос. – Дай свой номер. Думаю, твоей маме не очень понравится, если я буду звонить на этот.
- Звонить? – Девушка в удивлении подняла брови – Зачем?
- Затем, что я хочу с тобой разговаривать. Ты будешь как витаминка – один раз в день. – В его голосе слышалась улыбка. – Для профилактики.
В этот момент раздался щелчок, характерный для открываемой ключом двери. «Мама!» - мелькнула мысль. Палец молниеносно нажал на «отбой». Положив телефон на место, Соня навесила на лицо скучающее выражение и обернулась к как раз вошедшей маме.
- Привет, детка. – Мамины глаза улыбались. В уголках глаз и губ собрались усталые морщинки. Руки отягощали тяжёлые пакеты с продуктами. Улыбнувшись ей в ответ, Соня подошла и забрала сумки, одновременно поцеловав в щёку. – Чем занималась сегодня?
- Ты же знаешь, что ничем. В последнее время ничего не хочется… - Возбуждение не давало до конца войти в роль безразличного подростка. Глаза блестели, а руки немного тряслись. Мама подозрительно посмотрела на своё чадо. – С Машкой немного поговорила, над уроками посидела, подремала. Вот, подошла к зеркалу, чтобы себя привести в порядок, и ты как раз пришла.
- И всё? – Спросила Надежда Львовна, подозрительно оглядев дочь так, будто в первый раз её увидела.
- Ну конечно! Чем мне ещё заниматься? – Соня перехватила сумки с продуктами посильнее и заспешила на кухню. – Я тут с утра до ночи одна…
- А интернет? – Не хотелось даже вспоминать, какими слезами и трудами был выпрошен маленький модемчик, заменяющий девушке первое время и еду и сон. – Ты же там раньше большую часть своего свободного времени проводила.
- Это было раньше, мам…И вообще, что у нас сегодня на ужин будет? – Сменив тему, Соня надеялась отвлечь маму от неминуемых вопросов о вчерашнем вечере. Она пересказала историю о добром старичке с телефоном и своей забывчивости около сотни раз. Но мама всё равно продолжала её пытать. – Кушать хочется.
- Ой, конечно! Сейчас приготовлю – Сразу засуетилась мама, теряя нить разговора. Вот, что значит быть семейным человеком и иметь вполне взрослую, но совершенно беспомощную и ленивую дочь. – Кстати, Сонечка, я сегодня вечером с подругами в ресторан иду, поэтому буду очень поздно. Меня не жди, ложись спать.
Соня в удивлении остановилась посреди кухни, пытаясь осмыслить сказанное мамой. Она, после развода с папой кроме работы никуда не выходила, и все вечера проводила дома либо за компьютером, телевизором или вязкой. А сегодня куда-то собралась. Ну наконец-то, не век же сидеть в четырёх стенах и практически заживо хоронить в себе молодую и интересную женщину. Может, найдёт себе кого…
- Да, мамуль, конечно. – Девушка тепло улыбнулась матери и вышла в прихожую. Опершись на стену, она немного постояла в задумчивости, глядя на своё отражение в зеркале, весящее напротив. Потом, отлипнув от стены, направилась к себе в комнату. Там, плюхнувшись на кровать, она включила музыку и легла на кровать, откинувшись на спину. После минуты тишины, которую нарушали только звуки спокойной приятной музыки, она сказала задумчиво, будто с кем-то разговаривая:
- Наша Соня громко плачет, пропиарил её мальчик. – Потом, рассмеявшись собственной такой нелепой шутке, встала и включила компьютер. Монитор мигнул синим цветом и включил приветствие. Загрузившись и автоматически подключившись к интернету, он пилиунул о том, что в почтовом ящике имеются непрочитанные сообщения. Усевшись удобнее на стуле, Соня открыла почтовый ящик. Там было два письма, какая-то реклама и другое от неизвестного адресата. Письмо гласило: «Я влюбился в тебя с первого взгляда. Ты самая замечательная и красивая девушка на свете. Смотря на тебя и не имея возможности дотронуться, я схожу с ума. Не могу открыть себя, но то, что ты читаешь моё письмо, немного притупляет ту боль, что точит меня каждый день. Можешь не отвечать на этот бред ненормального, я всё равно не перестану писать, потому что это единственный способ быть с тобой. Мысленно, на большом расстоянии, но нас будет связывать эта дорожка из предложений и букв. Мысленно представляю, как в недоумении хмурятся твои брови – ты всегда делаешь так, когда чего-то не понимаешь; как в удивлении меняется выражение твоих глаз – это обычная реакция на что-то странное и неизвестное для тебя; как дрогнули в слабой улыбке твои губы – это значит, что ты меня простила за непрошенное и не нужное для тебя послание. Ты, наверное, удивлена и недовольна этим письмом, но я ничего не могу с собой поделать. Я рад уже тому, что твои прекрасные глаза пробегают по этим строкам и, мысленно ты перебираешь в уме всех тех, кто может иметь отношение к этому письму. Надеюсь, что я тоже попаду в число этих счастливцев. Наверное, я утомил тебя своей болтовнёй, поэтому спешу поцеловать твой мысленный образ и пожелать удачного дня. Всегда твой И. «
Чем дальше Соня читала письмо, тем удивлённее становилось её выражение лица. А этот неизвестный неплохо её знает, потому что сумел так точно пошагово передать все оттенки её эмоций, что даже становилось страшно. Кто он? Этот неизвестный? Она его определённо знает, по его словам они часто видятся. Подскочив со стула, девушка резко схватила мирно лежащий на кровати телефон. Набрав номер, дождалась пока на той стороне возьмут трубку и сразу выпалила:
- Маш! Мигом ко мне! - Соня выпалила всё это на едином духе, не дав подруге даже толком понять, кто ей вообще звонит. - Тут есть кое-что интересное …
- Что? – Машка моментально заинтересовалась. Её хлебом не корми, дай что-нибудь интересненькое на повестку дня. Любопытство не порок как говорится.
- Да мне тут на майловский ящик письмецо одно любопытное прислали. Приходи, вместе почитаем. Я хочу на твоё лицо посмотреть, ты будешь выглядеть так же по-идиотски как и я или как-то по-другому.
- Я тут как раз мимо прохожу, так что сейчас зайду. – Голос подруги мигом стал заинтересованно-возбуждённым. – Ставь чайник. Я голо-о-о-одная!
Посмотрев на замолкший телефон, Соня вздохнула и покорно потопала на кухню. В этом и есть вся Машутка: любопытная и постоянно голодная. И на зависть всем девчонкам, ни капли не прибавляющая в весе. Чайник уже начал мягко посапывать на плите, а Машки так всё не было. Решив полить цветы на лоджии, Соня открыла раздвижную дверь и ненароком выглянула в окно. Там, нежно обнимаясь, стояла парочка. Мелькнули чёрные волосы и девушка скрылась в подъезде. Интересно, кто это такая? У них в доме сплошь люди пожилого возраста живут, среди них жгучих брюнеток точно не было, она бы запомнила! В дверь раздался звонок. Пока Соня шла открывать, неизвестный в нетерпении начал колотить в дверь.
- Да иду я! – Резко распахнув дверь, Соня уже приготовилась со смаком отчитать неизвестного хулигана, но сразу закрыла рот, увидев на пороге Машу. – Ты чего шумишь!
- А чего не открываешь? – Девушка с возмущением взглянула на подругу. – Я тут уже битый час пытаюсь до тебя достучаться!
- Да я тут… - Вдруг Соню осенила мысль, от которой она начала безудержно смеяться. – Так это ты?!
- У тебя что, горячка началась от постоянного сидения дома? Мозги проветривать надо, подруга! Хоть иногда!
- Да я тут цветы на лоджии полить решила, и вдруг, смотрю, какая-то девица к нам в подъезд зашла. Я тут уже всю голову сломала, гадая, какая из местных старушек на старости лет имидж решила сменить. – От хохота Соня стекла по стенке, не замечая направленного прямо на неё возмущённого взгляда.
- Девица значит? Ах ты… - Не дожидаясь продолжения, Соня вскочила с пола и обняла подружку.
- А я уже чайничек поставила. – Примирительно сказала она. – Он уже и вскипеть успел. Пошли чай пить! У меня как раз есть твоё любимое земляничное варенье.
- Если ты думаешь, что купила меня банкой варенья, хоть и самого вкусного, то ты глубоко ошибаешься! Я не забуду то, как ты обо мне отзываешься! – Маша смахнула со щеки воображаемую слезинку. Но тут же широко улыбнулась и потащила Соню прямо на кухню. – Так что тут у тебя случилось такого, что ты в срочном порядке вызвала меня со свидания, к которому я готовилась сегодня полдня?!
- Ты хочешь сначала посмотреть на ЭТО или спокойно попить чай? – Спросила Соня.
- Ну… - Маша на секунду задумалась, а потом сказала. – Давай сначала по чашке чая. Думаю, твоё ЭТО никуда не убежит, а я замёрзла и жутко хочу есть.
- Вот почему-то я ни капли не сомневалась в твоём ответе – Рассмеялась Соня.
- А где Надежда Львовна? – Маша сидела за столом и намазывала толстый кусок хлеба не менее толстым слоем варенья.
- Точно…А где ж мама?! – Удивилась Соня. Она встала и на цыпочках дошла до маминой комнаты. Надежда Львовна укутавшись в пушистый плед, мягко посапывала на кресле с книгой в руках. Убрав книгу на полку, девушка вышла, мягко затворив за собой дверь.
- Спит – Сказала она, заходя обратно на кухню.
- Фуф…все, наелась! – Маша удовлетворённо откинулась на стуле. Потом, повернувшись к так и оставшейся стоять в дверях подруге, сказала: - Ну что, идём смотреть на неизвестное и такое таинственное ОНО!
Всё так же на цыпочках, обе девушки прошли в комнату Сони. Там, приветливо подмигивая, светился монитор компьютера. Открыв почтовый ящик, Соня отыскала пришедшее ей с утра письмо. Открыв его в отдельном окне, она сделала пригласительный жест рукой на свободное кресло, а сама пристроилась за спиной подруги. Десять минут в квартире стояла полная тишина. А потом…
- Обалдеть!!! – Воскликнула Маша.
-Тише ты! Маму разбудишь! А мне с ней лишние разборки не нужны, и так проблем после того вечера не разгрести… - Быстро зашептала Соня, оглядываясь на плотно закрытую дверь.
- Кто этот И.? – Уже спокойнее спросила Маша.
- Не знаю…Но по-моему я крупно попала! – После этих слов, Соня сделала глубокий вдох и начала длинный рассказ, начиная с глубокой головной боли на лекции местного участкового, и заканчивая мелким помрачением рассудка на ворохе осенних листьев в глубине городского парка.

Глава 5.
Суббота встретила Соню громким звоном будильника. Хотелось накрыть голову подушкой, чтобы скрыться от этого ужасного душераздирающего воя, завернуться плотнее в одеяло и закрыв глаза, погрузиться в приятный мир сновидений. Но сознание, почти до конца прояснившись, подсказало, что сегодня предстоит возвращение в школу, после долгодневного отсутствия. Немедленно открыв глаза и задумчиво посмотрев в потолок, девушка наморщила лоб и пробормотала:
- Суббота…И что же мне одеть?
Вопрос стал решаться через полчаса, когда она, открыв дверцы шкафа, внимательно разглядывала свой гардероб. Через десять минут решение было принято и, достав выбранные вещи, девушка начала одеваться. Накрасив глаза и подведя губы, она уже была готова выйти из дома. Закинув на плечо сумку и, плотно обмотав шарф вокруг шеи, она вышла на лестничную площадку и захлопнула за собой дверь. Замок автоматически захлопнулся. Хлопнув себя по карману и услышав позвякивание ключей, она улыбнулась, и весело что-то напевая под нос, стала спускаться с лестницы.
Школа встретила Соню привычным гулом. Первым был английский. Пришлось подниматься на второй этаж, продираясь сквозь плотную толпу школьников, беспокойно снующих туда- сюда. Когда девушка добралась до нужного кабинета, раздался трескучий и истерично-громкий звонок. В коридорах моментально стало тихо. Зайдя в класс, Соня спокойно дошла до своей парты. На том месте, где должна была сидеть Маша, по-барски развалился Илья. Что-то внимательно изучая в учебнике, он даже не пошевелился при виде подошедшей девушки. Нахмурив брови и недовольно оглядев парня с головы до ног, она бросила на стол как всегда тяжёлый рюкзак. Брюнет вздрогнул и поднял на неё чёрные, с поволокой, глаза. Без колебаний встретив его взгляд, она сощурилась и в презрительной гримасе скривила губы. Так, сверля друг друга глазами, они не заметили, как смолк вокруг них гул голосов. Все одноклассники с любопытством и скрытым напряжением следили, чем закончатся гляделки между двумя молодыми людьми. Узнать это помешала внезапно открывшаяся дверь, в которую, запыхавшись, влетела Маша. Радостно взвизгнув, она бросилась на шею подруги, заставляя тем самым прервать зрительный контакт с Ильёй. Напряжение, копившееся в классе, пошло на спад, почти осязаемо было облегчение, прошедшее среди рядов.
- Сонька! – Воскликнула Маша. – Ну наконец явилась!
Прервав радостные излияния подруги, в класс вошла Анжелика Андреевна – учительница английского языка. Бегло осмотрев весь класс, она остановила свои водянисто - серые глаза на двух девушках, стоявших в проходе между партами.
- Прошу всех садиться. – Сказала она, садясь за учительский стол. – А вы, Малахова, можете сразу проходить к доске.
Не оглядываясь, Соня подошла к дегтярно-чёрной классной доске и взяла кусок белого мела. Окинув взглядом фигурку школьницы, англичанка достала из своей сумки блокнот, и, открыв его, начала урок. После десяти минут беспрерывных вопросов и ответов, учительница разрешила Соне сесть. Обернувшись лицом к классу, девушка отправилась к своему месту – первая парта перед столом учителя. И только сейчас она поняла, что на соседнем месте, там, где всегда сидела Маша, теперь находился брюнетистый брат Вяземский. Немного поколебавшись, прежде чем сесть и этим заработав неодобрительный взгляд Анжелики Андреевны, девушка, наконец, опустилась на своё месчто.
- Ты что здесь делаешь? – Спросила она, скосив глаза на соседа.
- Даже не знаю… - С насмешкой ответил он и пожал плечами. – Наверное, сижу.
- Ну и как сидится? – Соня начала закипать от гнева. Но тут голос подала сидевшая перед ними англичанка:
- Малахова! Вяземский! Немедленно прекратите базар! – Неодобрительно сказала она. – Иначе оба пойдёте к доске и расскажете мне диалог «Ромео и Джульетты». Наизусть! И естественно на английском языке, хотя об этом даже говорить не стоит.
Обменявшись недовольными взглядами, ребята замолчали. Но до конца урока Соня не раз замечала на себе взгляд Ильи. Переписав вперёд всех то, что было нужно, девушка начала оглядывать класс. Димка Мирный и Барби сидели позади них, на второй парте. Барби получила такую кличку за свою внешность. Она так сильно смахивала на куклу барби, что было практически не отличить: те же длинные блондинистые волосы, большие невинные голубые глаза, полные красные губы и чётко – пропорциональные конечности. Она всегда носила яркие, по фигуре, вещи, ярко красилась и говорила слащавым, с придыхом, голосом. Она была красива и знала это, пользуясь своей популярностью напропалую. Потом, следом за ними, на третей парте, сидела Краля и ещё один мальчик – Костя Зайцев. Он был влюблён в Барби с самого первого класса и та, прекрасно об этом зная, постоянно издевалась над влюблённым одноклассником, передразнивая его манеру двигаться и говорить. Он был неказистым пареньком, носил очки, немного заикался и алел как маков цвет постоянно, когда на него смотрела Барби, настоящее имя которой, кстати, было просто и безвкусно – Леночка. Краля – постоянная спутница Барби и её подпевала. Звали её по-крестьянски просто - Зоей. Зато фамилия у неё была историческая и звучная – Петроградская. Девушка тоже была блондинкой, зато явно крашенной. Но по обилию мозгов не отличалась от настоящей. Постоянно хихикала и подхалимски заглядывала в рот своей «подруге».
Соня перевела взгляд на второй ряд. Там, на первой парте сидели Маша и Егор. По напряжённым плечам девушки, сразу становилось ясно, что она не слишком рада такому соседству. Маша была эффектной жгучей брюнеткой. Тёмно-карие глаза всегда смотрели весело и с особой искринкой. С ней было легко в общении, потому она никогда не имела недостатка в друзьях и особенно в парнях. Те клевали на неё косяками. Из претендентов девушка выбирала самых достойных, но держалась недолго и меняла их регулярно, не в силах найти того единственного, которому могла бы «отдать себя без остатка, не оглядываясь на других парней», как говорила она сама.
Сидящий рядом Егор, поражал своей красотой. Природа наделила его утончёнными, аристократическими чертами лица: тонкий нос, волевой подбородок и большие искристые глаза. Кстати, глаза были самой яркой и заметной частью его лица. Красивый разрез глаз, тёмные густые ресницы и холодный, льдисто - серый взгляд из – под по-женски изогнутых угольных бровей. Волосы, чуть длиннее обычного, мягкими завитками спускались на затылок. Непроизвольно скосив глаза на второго брата Вяземского, сидящего рядом с ней и что-то читавшего в учебнике, Соня начала их сравнивать.
Илья был полной противоположностью Егора. Контраст между ними был огромным и явным – у Егора была тёмная шапка угольных волос, а Илья мог похвастать почти белыми, тонкими, красиво спадавшими на глаза волосами. Кстати, глаза были бледно зелёными, смотревшими по-кошачьи из-под белёсых, густых бровей. Он был не менее красив, чем брат, только другой, более чистой красотой. Светлой, ангельской. Точно, ангел во плоти, вот как можно сказать об этом парне. Тонкие, чётко очерченные губы, упрямо сжатые в одну линию, тонкий нос, с нервно дрожащими крыльями и маленькие ямочки, невидные при серьёзном выражении лица, и превращающие его в херувимчика, когда он улыбался. Стрижка была обычной, только чёлка заметно отросла и постоянно падала на глаза, заставляя жестом смахивать их с высокого лба.
Сама Соня не считала себя особой красавицей. «Как все» – считала она. Нет длинных шикарных волос, высокого модельного роста, пышных призывных форм. Короткие, чуть ниже плеч, тёмно - русые волосы, большие голубые глаза и длинные пальцы. Стройную фигуру сегодня облегала красивая, нежно - сиреневая кофточка, с перетягивающей под грудью шелковой лентой, на ногах были чёрные прямые брюки и сапоги на средней высоты шпильке. Она не отличалась особой общительностью и не пользовалась популярностью у парней. Была в меру общительна, но больше с подругами и мамой, чем с незнакомыми или малознакомыми людьми.
Очнувшись от собственных мыслей, она с удивлением поняла, что всё так же продолжает смотреть на Илью. Тот, в свою очередь, изучал её. Встретившись с Соней глазами, он приподнял правую бровь и недоумённо пожал плечами, показывая тем самым незнание того, чем вызвано такое повышенное внимание к его персоне. Отвернувшись от одноклассника, девушка уставилась в собственную тетрадь, пытаясь избавиться от смущения и стыда. Было такое ощущение, будто её застали на месте преступления, перетаскивающей из вазы конфеты. Тут, совсем кстати, прозвенел звонок. С облегчением вздохнув, Соня потянулась к дневнику и, открыв нужную страницу, начала записывать домашнее задание, под монотонный голос англичанки. Захлопнув дневник и сложив все принадлежности в рюкзак, она вскочила с места и, не дожидаясь закопавшуюся подругу, быстрым шагом вышла за дверь. Через пол минуты из класса вышла Маша. Остановившись перед Соней, она недоумённо посмотрела на неё в немом вопросе.
- Что происходит? – Спросила Соня.
- Ты о чём? – Маша нервно сглотнула и покрепче перехватила лямки рюкзака.
- Я о Егоре. Почему ты с ним сидишь? И что делает рядом со мной второй брат? – Голос Сони возвышался и креп, становясь всё громче и возмущённее. – Ты мне ничего об этом не говорила!
- Да тише ты! – Опасливо оборачиваясь, прошептала Маша. – Я потом всё объясню. Только сегодня, в течение дня пообещай ничему не удивляться.
- Что это значит?
- То, что сказала, то и значит! Не задавай лишних вопросов.
- Но…
- У нас химия сейчас, ты параграф дома читала? – Резко переведя тему на посторонний предмет, Маша, как ни в чём не бывало, отправилась к классу химии и биологии. Догнав её у самых дверей, Соня тронула подругу за плечо:
- Маш? – Девушка подняла затравленные глаза на Соню и отвернулась.
– Не спрашивай ни о чём. Потом всё, что хочешь, объясню. Не сейчас.
При этих словах из дверей кабинета вышли Вяземские. Оба брата многозначительно переглянулись и послали друг другу насмешливые улыбки. Пройдя мимо двух девушек, Егор задел плечом, стоявшую Машу. Та вздрогнула и посмотрела вслед удаляющейся парочке. Озлобленно скривив губы, она кинула:
- Ублюдок!
- Кто? Почему? – Маша только покачала головой и, отвернувшись, пошла к открытой настежь двери в класс. – Да что случилось?
- Ничего не спрашивай сейчас, я всё расскажу потом. – Сказала Маша. – После школы пойдём сразу к тебе, ты меня отпоишь горячим чаем, и я тебе всё расскажу. Договорились?!
- Да. Но…
Договорить она не успела - прозвенел звонок. Из лаборантской вышла химичка и разрешила всем сесть. В эту минуту открылась дверь и в класс вошли братья. Один направился прямо к ней, а другой…Только сейчас Соня заметила, что Маша опять сидит не рядом с ней, как это всегда было, а на соседнем ряду. И с ней рядом сел Егор. Машка сидела так, будто ей на плечи давил непосильный груз, на самом краю стула, подальше от Егора и практически вжавшись в парту.
Так прошёл весь школьный день. На всех четырёх уроках, Маша сидела с Егором. На переменах она всячески избегала разговора на тему обоих Вяземских. Илья делал вид, что Соня преследует его, но при этом везде садился рядом. Навесив на физиономию скучающее выражение, он демонстративно не смотрел в её сторону, хотя, иногда, Соня всё же ловила на себе его тяжёлый взгляд.
После уроков, девушки в большом потоке школьников добрались до раздевалки. Одевшись, они выбрались на улицу и неторопливым шагом отправились в сторону Сониного дома. В Костровцах у Маши жила бабушка, у которой та иногда оставалась. Так как Машка училась уже в одиннадцатом классе, бабуля любезно предложила внучке этот год пожить у неё. Во-первых, и старушке не так скучно, а во-вторых, девушка могла спокойно ходить на дополнительные занятия и консультации, не торопясь и не спеша на автобус.
Открыв ключом дверь квартиры, Соня вошла в прихожую и скинула на пол рюкзак. Потом, не обращая никакого внимания на понуро вошедшую следом подругу, она прошла на кухню и заглянула в холодильник. Достав кастрюлю с супом, она поставила её на плиту и рядом примостила чайник. Всё это время Маша стояла в дверях кухни и в полном молчании следила глазами за перемещениями Сони. Через десять минут закипел суп. Достав тарелки и разлив по ним обед, Соня ни слова не говоря, села за стол и взяла ложку. Подняв глаза на подругу, она зачерпнула вкусно пахнущую гущу и отправила себе в рот, с аппетитом жуя. Маша вздохнула и села напротив.
Через час, пообедав и попив чай, девушки отправились в Сонину комнату. Подойдя к компьютеру, хозяйка включила системник и уселась в кресло перед экраном. Маша опустилась на стоящий рядом со столом, стул. Пощёлкав клавишами и открыв почтовый ящик, Соня нахмурилась и несколько минут не отводила глаза от экрана компьютера, затем резко развернула его в сторону Маши. Вот что там было написано:»Ну, вот и ещё одно моё письмо. Я долго думал прежде чем тебе написать. Отговаривал себя и ругал последними словами, но так и не смог удержаться от искушения представить тебя, перед экраном компьютера, читающую моё такое маленькое и бесхитростное послание. Я не хочу уподобляться Купринскому герою*, который семь лет любил одну единственную женщину и на протяжении всего этого времени писал ей письма. Не уверен, что смогу умереть ради этого, но принять смерть от любимых рук достойнее, чем свершить её самому. Ты каждый день смотришь на меня и не ведаешь, что я и есть тот самый потерявший голову от яркой обжигающей любви мальчишка. Мы не враги, но друзьями нас назвать сложно. Когда я встречаю твой взгляд, то вижу в нём недоумение и тоску. Так хочется открыть себя и перестать писать эти смехотворные письма, но я не могу. Есть тайна. Не моя, чужая. Я дал клятву не открывать эту тайну никому на свете, я поклялся. Поклялся и теперь понимаю, что это было глупостью. Я был слишком недальновиден, не мог представить себе того, что когда-нибудь смогу влюбиться. Это случилось и теперь я не знаю как поступить. Предать друга я не могу, но предавать себя больно. Идти против сущности, против ветра, против природы…Можешь мне не отвечать, но писать тебе я не перестану. Не перестану до тех пор, пока давящее чувство не исчезнет из моего сердца. А сейчас, стоит сказать пока. Навсегда твой И. «
- Кто это? – Хриплым голосом спросила Соня.
- Какой-то романтик. – Маша пожала плечами и заново перечитала начало письма. – Интересный стиль текста, в наше время так не пишут. Этот кто-то либо хочет произвести на тебя впечатление и начитался романтической классики с этой целью, либо…либо он на самом деле так думает.
- Не понимаю…
- Всё же интересно кто это. Явно кто-то очень знакомый, раз он имеет возможность видеть тебя каждый день…
Внезапно зазвонил телефон и прервал Машу на полуслове. Подскочив с места, Соня вышла в прихожую. Через несколько минут она зашла обратно в комнату с зажатым в руках сотовым телефоном. Телефоном её мамы. Закусив губу, Соня держала на ладони трепыхавшуюся трубку. Затем, она подняла на подругу затравленный взгляд и немо покачала головой.
- Что с тобой? – Недоуменно спросила Маша. – Кто это?
- Влад. – Прошептала Соня. Машка прижала ко рту ладонь, но потом, быстро её убрав, так же тихо прошептала:
- Возьми трубку!
- Нет. – Соня взглянула на лежащую зажатую в руке коробочку и бросила её на кровать. Маша, нахмурив брови, неодобрительно посмотрела на подругу. – Не могу!
- Возьми! – Голос Машки стал железным. Соня прижала ладони к горящим щекам и посмотрела в сторону бьющегося в припадке вибрации телефона. Потом сделала к нему один неуверенный шаг. Другой. И через мгновение она уже прижимала трубку к уху.
- Да?!
- Соня? – спросил приятный мужской баритон.
- Д-да…- Голос предательски дрогнул, выдавая волнение.
-Ну наконец. Мы уже начали волноваться. – В его интонации проскользнула насмешка. – Ты долго не брала трубку.
- Я… - Стоп, мы? Кто? Она озвучила вслух мысли, появившиеся мгновенно.- Мы?
- Ну да… - Сейчас в его голосе слышалось откровенное издевательство и огромное превосходство.– Я и Надежда Львовна. Твоя мама. Мы с ней очень по тебе соскучились и решили позвонить…
*Купринский герой – Куприн «Гранатовый браслет». Рядовой служащий, влюблённый в главную героиню и семь лет пишущий ей об этом письма. В конце повести застрелился.

 



Последние комментарии

гендерное чудовище?)) ...


Какая прелесть! ...


Это-сильно. Некий философский монолог каждого из нас. Не каждому под силу оглянуться назад... ...


Есть такое понятие, как размер... Увы... ...


Алекса
Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Вступление воспринимается как чтение энциклопедии. Но затем, на удивление, узнаешь, что за немаленьким текстом скрывается...


Dreamer
Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но...


!!!!! ...


Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но душу...


Dreamer
Вот эту запретную песню можно как-то с музыкальным сопровождением услышать. Если что, пишите в личку. Здравствуйте...


В-общем, повествование вызывает интерес с точки зрения психологии. Героиня ищет свою нишу в окружающем мире,...


Друг?
10.07.2017 11:50
Dreamer11
Написано больше в публицистической манере с психологическим оттенком. Размышления о дружбе, верности, самопожертвовании ради другого...


Dreamer
Открой секрет - кому посвящение? )
Его нет на этом сайте....


Dreamer
История, видно, длинная ... Кристи надо бы еще похвалить за усердие, беглые мысли, призвать поторопить...