Володя


Просмотров: 71
 829 



Иллюстрации к рассказу

Эмма15
22.04.2011 09:28

Лето, июль, отпуск. Еду в Китай. В славный город Далянь. Простым туристом. Еду вместе с туристической фирмой. Нас, русских - десять человек. Все - простые смертные люди и ожидания у них от поездки тоже - простые смертные. Поесть вкусной и дешевой китайской еды и попить знаменитого вкусного китайского пива, сходить на китайский массаж, купить на распродажах в подземном рынке приличные и дешевые китайские вещи, купить про запас знаменитого зеленого китайского чая от токсинов и прочих болячек, и, конечно же, попасть в не менее знаменитый китайский Дисней Лэнд.

 

Турфирма, которая везет нашу группу об этих ожиданиях, ясное дело, в курсе, и всё это входит в программу тура.

 

В курсе об этом и принимающая нас в Даляне китайская турфирма. И она любезно выделяет нам своего китайского русскоговорящего гида, который и будет удовлетворять эти простые смертные ожидания русских туристов. Потому что он давно работает с русскими туристами и тоже "в курсе", что русским туристам надо. Гида зовут "Володя", потому что его настоящее имя никто из нас все равно выговорить не сможет.

 

Кстати о настоящем… Если ты – турист и попал в Китай, об этом слове лучше сразу забыть. Из всего «настоящего», с чем тебя, «волосатого демона», познакомят китайцы, будет лишь их предприимчивость в стремлении заработать на тебе как можно больше денег. И ещё незримая черта, которую они проведут между своим монголойдым желтым носом и твоим европейским курносым ви-за-ви, едва взглянув на тебя. Русский турист? Ага, заработать, водка, сауна, пиво «Харбин», свинина Го-Ба-Джоу, распродажи. Всё, господа. Вот тот круг, по которому вас начнут катать, пока ваше время или ваши деньги не кончаться. Знакомить вас с культурой Китая, открывать вам свою не менее загадочную, чем русская, китайскую душу никто не будет. Забудьте. А если хотите увидеть хоть что-то действительно китайское, то самое «настоящее», что даст вам право по возвращении домой гордо сказать: «Я был в Китае!», у вас есть только один выход. Отколоться от группы и пойти гулять по жилым квартам самому. Тогда есть шанс, что хоть что-то настоящее вы увидите. По крайней мере до того момента, когда заблудитесь и вам не захочется в свою гостиницу. Как только это произойдет, вы снова познакомитесь с китайской предприимчивостью. Невесть откуда взявшиеся «желающие вам помочь» охотно напомнят вам о том, что вы – кошелек с деньгами, пардон, русский турист. И за ненавязчивую плату найдут для вас сначала человека, который знает того человека, который знает «хорошего водителя», который знает где ваша гостиница. И за каждое такое «который» вы будете платить, даже не зная об этом – денежка за услуги очередного помощника будет ловко вливаться в стоимость очередной услуги и так до тех пор, пока вам не «помогут» до конца. Я малость утрирую, но план по спасению вас будет примерно таким. Вы – турист, вы – русский, не знающий китайского языка, в сознании китайца – вы что-то такое, что стоит поместить за черту и только после этого «обмениваться культурами». И никакие европейские уловки не помогут вам эту черту переступить. Разве что – случай.

     

Мне такой случай, к счастью, представился. Почему мне так повезло, сама не знаю. Видимо, потому что, отправляясь «русским туристом» в Китай, я искренне не жаловала вниманием ничего из того «джентльменского набора» простых смертных потребительских желаний нашего брата, что по умолчанию жаловать была обязана. Раз я – «русский турист».

 

И вот Володя, невысокий, бритый на лысо, крепкий молодой парень с лицом шаолиньского монаха из фильмов про кунг-фу, представившись и выдав по памяти пару-тройку шуток про русский дух и водку, начинает возить нас то на шопинг, то в ресторан, то в аквапарк... Володя очень хорошо говорит по-русски. У Володи «большой опыт работы с русскими туристами». Это приводит меня в уныние. Большой опыт с русскими туристами – считай, приговор обжалованию не подлежит. Фиг мне, а не Китай. А чувствовать себя «русским туристом» неприятно. А чувствовать им я себя начала на первом же обеде в китайском ресторане. Когда без вопросов перед каждым из нас вежливые китайцы положили вилки и ложки. Вот так. И никаких тебе палочек! И даже не спросили! Чего спрашивать? Русские же туристы. Значит, палочками есть не умеют.

 

А Володя всё возит нас, всё шутит «по-русски» и с его невозмутимого плоского узкоглазого лица не сходит профессиональная китайская улыбка вежливого и предприимчивого помощника. Показать, где находится магазин? Пожалуйста! Отвезти в ресторан? Пожалуйста! Он знает «самый лучший ресторан». Читаем между строк – он знает ресторан, хозяин которого заплатит ему за то, что привез клиентов, и включит это в стоимость ваших блюд. А самый лучший или нет этот ресторан – дело десятое. Хотите в сауну вечером? Н по программе? Не беда! Володя «всё организует».  У него «большой опыт»… И не плохой заработок:)

 

Володя усерден, улыбчив и деловит. Он рад «показать русским Китай». И Володя не врет. Он свято уверен: Китай для русского туриста – это… Ну и по списку. Разорвать этот круг не возможно. Так как и не возможно произнести казалось бы такое простое его настоящее китайское имя.  

 

И все наши были очарованы Володей и охотно пользовались его услугами. Но не я. Я была сыта «Китаем» по горло в результате поездок, которые входили в стоимость тура, и от сверхурочных вливаний в меня за свой счет отказывалась. Сауна, пиво, а-ля европейские вещи, еда «под русских» и прочие развлечения по программе тура – не было в этом во всем ничего «настоящего». Не было в этом Китая. Это была обезличенная туристическим бизнесом до боли знакомая атмосфера города, с его типичными городскими радостями. С той лишь разницей, что жили в этом городе узкоглазые и черноволосые люди. Жили и в свою узкоглазую жизнь, нас, туристов, пускать не собирались.

 

Я томилась, скучая по новизне. Володя поглядывал на меня недоуменно. Думал, вероятно, что китайская еда плохо усваивается моим русским желудком, оттого я уныла и водки совсем не пью. Я отчетливо читала это объяснение в его сосредоточенных узких глазах всякий раз, когда на очередном обеде я отказывалась «от водки» и просила «только чай». И его уверенность в своей версии меня скоро стала тихо бесить. И я стала мстить ему, начав просить во время наших трапез вместо ложек-вилок китайские палочки, делая при этом максимально недоуменное лицо в ответ на его недоверчивый прищур. А потом спокойно и ловко орудовала ими, демонстративно-вежливо улыбаясь ему.

 

Но этого все равно оказалось не достаточно, чтобы до Володи дошло, что я – не «русский турист». И он не прекращал попыток вернуть меня «на путь истинный», продолжая предлагать мне свои магазины-рынки-салоны-сауны. Но я отказывалась. Я ждала поездки на знаменитый рынок чая. Потому что чай был мне действительно нужен. Потому что китайский чай – это то, что люблю, но у нас он стоит намного дороже. Я планировала потратить немало денег именно на покупку чая.

 

И вот этот день настал. Поскольку поездка за чаем не входила в программу, я воспользовалась услугами Володи. Он обещал отвезти меня на своей машине на рынок, помочь выбрать чай, договориться с продавцом о цене и отвезти меня с покупкой обратно в гостиницу. Смиренно посчитав в уме все стадии, где ждет меня доплата за его помощь, ведь повезет он меня к тому продавцу, с которым у них есть «бизнес», я согласилась. Еще бы я не «согласилась». Выбора у меня все равно не было. Далянь – большой, пока найду где рынок, пока пойму, где чай, пока… Мне все равно «помогут». Не Володя, так «Ваня», «Миша», «Паша»…

 

В общем, мы поехали за чаем с утром в субботу.

Я впервые осталась с Володей наедине. Он вел машину, а я сидела рядом и украдкой рассматривала его.

 

Китаец. Лысый шаолиньский монах в современной белой рубашке с коротким рукавом и спортивных штанах. Выражение лица никакое. Взгляд на дорогу. Непонятый, отрешенный, «нерусский» взгляд. А ведь думает сейчас об обычных, вполне себе «русских», вещах. О тарифах на коммунальные услуги – опять поднялись. Или о том, что когда отвезет русскую туристку в гостиницу, надо будет заехать на рынок купить три килограмма риса, а то кончается. Или о том, что брат сегодня вечером с женой заедут… Ничего непонятного в его повседневной жизни нет. Ничего такого этакого. И, тем не менее, ощущение нашей с ним различности меня не покидает всю дорогу. И эта различность только подстегивает мое желание переступить ту самую злосчастную черту для русских туристов. Но как это сделать? Как увидеть Китай, если Китай решил себя не показывать? Сидит рядом, ведет машину и дотянуться до него нельзя ни умом, ни сердцем. Если бы суметь произнести его настоящее имя… Но я не могу.

 

Огорченная и одновременно еще больше заинтригованная загадкой по имени Володя, я выхожу из машины и иду вслед на ним в огромный крытый рынок.

 

Огромный, значит гигантский. Мегагигантский. И всё это чай. Только чай. Десятки квадратных метров чая. И однотипные стекленные витрины однотипных павильонов стройными рядами во все стороны. И в витринах чай, чай, чай. В мешках, в банках… Мозг отключается, он устал думать о том, что сейчас на мне начнут зарабатывать с истинно китайским задором – нагло и на любой мелочи. И послушно входя вслед за Володей в какую-то лавку, я ловлю себя на ощущении, что я пришла сюда не за чаем, а за Китаем. Вот такая я помешанная. За Китаем, черт возьми! Что по моему убеждению, чайная лавка – такое место, где столько Китая, что не делиться им с русским туристом у Володи не выйдет. Это ахиллесова пята! Тонкое место на теле доставшей меня черты.

 

И пока Володя «помогает» мне выбирать чай – по-китайски тараторит с продавцом о проценте с продажи, я брожу между мешков и полок со стеклянными банками и понемногу впадаю в восхищенное созерцание. Китай смотрит на меня отовсюду. Китайцы пьют чай каждый день, утром и вечером, до  после еды. Так как они относятся к чаю, наверное, не относится никто. Они считают его едой и к культуре его потребления относятся со всей серьезностью нации, которая знает о чае всё. И вот я рассматривая сквозь стеклянные пузатые бока банок зеленые узелки, катышки, палочки… И чувствую, что наконец-то вижу что-то «настоящее».

 

Потом натыкаюсь взглядом на Володю. Несколько секунд мы смотрим друг на друга странно. Я все еще в своей чайной нирване, видимо, выгляжу вообще как не от мира сего. А он… На его неподвижном плоском лице, наконец-то, появляется намек на истинное удивление. И я чувствую, что удивила его, замедитировав между полками, сейчас сильно.

 

И внезапно начинаю улыбаться. От чего Володя удивляется еще больше и вдруг решительно начинает рассказывать мне про тот чай, он для меня выбрал. Жасминовый, у-лун и пуэр. А хозяин приносит откуда-то чайничек, три маленькие высокие стеклянные пиалы и ставит это всё на небольшой стол для посетителей. За этим столом посетителям потенциальным покупателям наливают чай на пробу.

 

Мы садимся. Я и Володя. Володя продолжает рассказывать. Говорит он спокойно, но его черные глаза понемногу начинают блестеть от непонятной мне гордости. И мне очень приятно видеть это новое в них выражение. Хозяин заваривает чай. По-особенному, по-китайски. Не буду описывать как, поверьте на слово, любой русский человек счет бы такой способ жутким переводом продукта. Но Володя на мой недоуменный взгляд только кивает. Короткий кивок, но сколько в нём значения, сколько все той же гордости. Хозяин берет чайничек и ловко, именно ловко, разливает чай по пиалам. Вот оно! Чайник в руке китайца гуляет над узкими стеклянными емкостями размером почти с наперстки с непринужденной грацией. Ни капли мимо! Описав красивую дугу, прозрачная янтарно-зеленая нить кипятка бьет точно в цель! Мастер… На ум приходит сравнение с мастерами кунг-фу. Так же ловко они орудуют своими мечами, как и этот китаец – чайником. Кунгу-фу чаепития. Настоящее китайское кунг-фу!

 

Восхищение в моих глазах, должно быть, загорелось как надо. Володя улыбнулся мне краешком своего жесткого рта. Одобрительно. Потом сказала мне, что хозяин лавки показал мне, как правильно заваривать и разливать чай, а он покажет мне, как надо правильно его пить.

 

- Русские не правильно заваривают, - добавил он.

 

Он сказал это совершенно спокойно, серьезным тоном человека, который знает, о чем говорит. И потому в его оценки не было ничего унизительного.

 

Потом Володя смолк, приосанился, расправил плечи, мягко взял пиалу кончиками пальцев и поднял ее над столом, отведя локоть в сторону до уровня плеча. Сохраняя осанку и глядя прямо перед собой сосредоточенным гордым взглядом, он сделал маленький глоток.

 

Когда я это увидела, я поняла, что только что влюбилась! Нет, не в Володю, нашего предприимчивого китайского гида с большим опытом работы с русскими туристами. Я влюбилась в сам момент. Этот был момент Китая. Так пить чай может только китаец. И повторить это не возможно. Столько культуры и знания, опыта и особого отношения к предмету действия было в этой осанке, в изменившемся взгляде, в поднятом локте… Всё это так шло Володе! Он выглядел так естественно. Наконец-то, естественно! Я больше не чувствовала ставшей привычной в общении с ним фальши. И я беззастенчиво любовалась им все время пока он «показывал, как следует пить чай».

 

В тот день, в субботу, в городе Далянь, в лавке торговца чаем, за столом сидели я и Китай. Китай пил чай у-лун. А я сидела и смотрела на него влюбленными глазами чужестранца, которому повезло. Который сумел показать, что не будет лишним в таком важном деле, как испитие чашечки чая.

 

Допив свою порцию, а пил он её долго, Володя аккуратно поставил пустую пиалу на стол, и жестом предложил мне повторить. Я честно попыталась повторить его действия. Но он смотрел на меня снисходительно. Конечно, у меня не получилось:)

 

Потом я заплатила за свой чай, и мы пошли обратно, к машине, провожаемые вежливыми прощальными напутствиями хозяина: «всего хорошего», «приходите еще».

 

Мы сели в машину, Володя нажал на педаль газа, взялся за руль и снова уставился на дорогу. Мы поехали обратно в гостиницу. Я сидела рядом, и еще не прошедшее волнение качало меня на своих волнах. Я чувствовала себя счастливой. И хотя Володя, едва сев за руль, стал «прежним» - сосредоточенным и отсутствующим иностранцем, я чувствовала, что он остался доволен нашим спонтанным чаепитием. Мы оба получили удовольствие от него. Возможно, завтра я снова вернусь за черту, снова стану «русским туристом». Но это будет завтра. А сейчас мы вместе. Просто едем в гостиницу. И я просто благодарна ему за эти недолгие минуты общения, переоценить искренность которого сложно.

 

Вот о чем думала я, пока мы ехали. О чем думал Володя, не знаю. Наверное, снова о ценах, родственниках, каких-то своих делах – обычных делах обычного городского жителя. Но иногда, глядя на дорогу, он улыбался. Краешком своего жесткого рта.


 



Последние комментарии

гендерное чудовище?)) ...


Какая прелесть! ...


Это-сильно. Некий философский монолог каждого из нас. Не каждому под силу оглянуться назад... ...


Есть такое понятие, как размер... Увы... ...


Алекса
Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Вступление воспринимается как чтение энциклопедии. Но затем, на удивление, узнаешь, что за немаленьким текстом скрывается...


Dreamer
Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но...


!!!!! ...


Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но душу...


Dreamer
Вот эту запретную песню можно как-то с музыкальным сопровождением услышать. Если что, пишите в личку. Здравствуйте...


В-общем, повествование вызывает интерес с точки зрения психологии. Героиня ищет свою нишу в окружающем мире,...


Друг?
10.07.2017 11:50
Dreamer11
Написано больше в публицистической манере с психологическим оттенком. Размышления о дружбе, верности, самопожертвовании ради другого...


Dreamer
Открой секрет - кому посвящение? )
Его нет на этом сайте....


Dreamer
История, видно, длинная ... Кристи надо бы еще похвалить за усердие, беглые мысли, призвать поторопить...