КОМНАТА ЛЮБВИ


Просмотров: 35
 827 


olga_n_k2
28.02.2010 00:10
— Катрин Сегюр! Вы сегодня наказаны!– послышался резкий голос воспитательницы.– Немедленно отправляйтесь к директору!
Девушка недовольно фыркнула, выходя из класса, показав напоследок неприличный жест. Ей было не привыкать к наказаниям. Она ненавидела этот приют и не собиралась подчиняться его законам.
Возле кабинета директора сегодня был аншлаг. Тут уже стояло двое наказанных, ожидая своей очереди. Это были пятнадцатилетние мальчишки из группы на год старше Кати – Николя и Себастьян – самые злостные хулиганы в приюте. В кабинет директора они попадали почти каждый день то за драки, то за приставания к девчонкам, то за разбитые стёкла, то за дебоши в столовой.
— О! Смотри-ка, ещё одна малявка подрулила,– хмыкнул Николя, пихнув своего товарища в бок.– Наверное, учителю нахамила, да, киска?!
— Не угадал! Такому уроду, как ты, зубы выбила!– не осталась в долгу Катрин.
— …– нецензурно выругался на Кати парень.
Девушка с брезгливым видом показала ему средний палец.
— Ты чё, сучка, нарываешь?!– приблизившись к Катрин, угрожающе прошипел Николя.
— Да пошёл ты…
Кати изо всей силы оттолкнула парня. Тот явно не ожидал и, потеряв равновесие, шлёпнулся на пол. Его глаза сверкнули таким гневом, что Катрин поняла у неё единственный выход – дать дёру. Девушка бросилась со всех ног вдоль коридора, оба парня рванули за ней с угрожающими криками. Кати вылетела в сад, надеясь, что здесь будет проще скрыться, однако преследователи бегали ничуть не хуже её.
Впереди показался угол каменного забора и Катрин с ужасом осознала, что загнала себя в ловушку. Парни сбавили шаг, понимая, что бежать ей больше некуда. Однако девушка не любила сдаваться, забравшись на высокое дерево, она соскочила на ограду, а затем с трёхметровой высоты вниз.
Кати едва ни вывихнула ногу. Растирая щиколотку, она глянула вверх и смачно выругалась, Николя и Себастьяна явно не мог остановить забор. Через секунду парни уже были на асфальте в двух шагах от Катрин.
В этот момент послышался полицейский свисток. Троица мгновенно оглянулась и бросилась на утёк, позабыв о своих разборках. Пробежав достаточно большое расстояние и затерявшись среди маленьких дворов, они уселись на лавку, переводя дух.
— Ничего себя пробежка,– хмыкнул Себастьян.
— А фараон-то дохлый попался,– весело рассмеялся Николя, сплёвывая в сторону.– Быстро спёкся!
— Ага!
— А ты хорошо бегаешь,– стукнув Катрин по плечу, заявил Николя.– Чё, не впервой, а?
Девушка утвердительно качнула головой.
— Мы тоже с Себом раз семь или восемь убегали из приюта!
— И где вы прятались?– поинтересовалась Кати.
— По-разному… и на свалках, и в заброшенных зданиях… А ты?
— Да так… есть одна компания, где всегда готовы приютить ловких девочек и мальчиков.
Парни с интересом взглянули на Катрин.

— Они обитают в этом парке,– пояснила Кати, ведя за собой Николя и Себастьяна.– Летом здесь тепло… хорошо.
Спустившись к небольшому овражку и обогнув пруд, троица вышла к пушистому кустарнику, тянувшемуся вдоль изгороди. Катрин быстро оглянулась по сторонам и, убедившись, что поблизости никого нет, юркнула меж ветвей. Парни последовали за Кати. Внутри кустарник оказался полым и обустроенным в виде шалаша.
— Пока никого нет,– девушка подошла к камню, лежавшему в центре и вытащила из-под него записку.– "Будем в шесть!..".
— Это что же, у вас тут оповещение?– усмехнулся Николя.– В шпионов играете?
— Очень удобно! Если кто-то долго пропадал, то всегда знает, когда и где можно найти "Серое братство"!
— Хм, а чем они… вы занимаетесь?
— Да ни чем особенным. Здесь просто собираются подростки из приютов, сбежавшие от родителей, бездомные. Здесь все равны и все друг другу братья!
Снаружи послышались голоса:
— Проспорил – плати! Двадцать щелбанов, как уговаривались!
— Да он же меня не заметил! Это шавка его залаяла!
— Ничё не знаю! Я выиграл пари!
В шалаш зашли два угловатых паренька лет по 15-16 и уставились на гостей.
— Кэт?!– расплылся в улыбке тот, что был постарше на вид.– Опять сбежала?!
— Привет, Ален,– улыбнулась Катрин.– Знакомься, это Нико и Себ… мы все вместе сбежали из приюта!
— Здорово!– пожимая руки парням, кивнул Ален.– Добро пожаловать в наш дом! А это Джерими…

"Серое братство" оказалось обычной шпаной: днём они подворовывали продукты в магазинах или какую-нибудь мелочь, а вечером собирались в шалаше, играли в карты, пили пиво и бездельничали. Николя и Себастьяна после удачной попытки украсть ящик пива при разгрузки продовольственного фургончика, тоже посвятили в братство.
— Ха!.. Но как они удирали от этих грузчиков…– смеясь и лакая пиво, восторгался рыжеволосый парень - Стив,– мы с Бенедикт смотрели с крыши, чуть животики ни надорвали!
— Кстати,– оживился Ален, приподнимаясь со своего импровизированного лежака из картонок,– Бенедиктина, ты мне проспорила - они стащили пиво!
Белокурая девушка смущённо покачала головой.
— Плати!– улыбнулся Ален, пробираясь через компанию человек из пятнадцати, развалившихся по всему полу.
"Серое братство" оживилось, довольно улюлюкая и бросая разные комментарии, пока девушка целовала кредитора.
Так беззаботно тянулся день за днём.
Однажды Николя вернулся с "задания" раньше остальных и застал в шалаше Кати.
— Чего это ты тут делаешь?– поинтересовался он, подходя к девушке.
— Прячусь от фараонов. Один из наших воспитателей случайно увидел меня на улице и сообщил им… Чуть ни сцапали! Еле убежала!
— Да, ты бегаешь хорошо для девчонки,– согласился Николя.
— Ха! Я бегаю лучше многих парней! В том числе и тебя!
— Пфф! Враки!.. Мы тогда с Себом тебя почти догнали!
— Просто я едва ни вывихнула ногу, прыгая с забора!– запротестовала Катрин.
— Отговорки! Хочешь пари, что я тебя обгоню?! Побежали до конца аллеи!
Кати недовольно поморщилась, качая головой:
— Берёшь пример с Алена? Это его любимое развлечение - заключать пари на щелбаны и поцелуи!
— А ты тоже с ним целовалась?– вдруг спросил Николя.
— Вот ещё!
— Что, никогда не проигрывала ему пари?
— Один раз проиграла, но целоваться отказалась…
— Почему?
Катрин плотно сжала губы, упрямо вздёрнув подбородок.
— Потому что ему всё равно с кем целоваться,– нахмурилась девушка.– Вот и пусть целуется с Маргарет, Эленой или Бенедикт…
— А ты вообще когда-нибудь целовалась с парнями?– с озорными огоньками в глазах поинтересовался Николя.
— Сто раз!– мгновенно соврала Кати, хотя сама ещё ни разу не пробовала (слишком уж она была агрессивная, мальчики обычно обходили её стороной).
Даже в "Сером братстве", где она была своей, к ней относились как к младшей сестре (она действительно была самой младшей из девчонок, ей едва исполнилось 14 лет).
— А со мной хочешь поцеловаться?
— Зачем?
— А зачем ты с другими целовалась?.. Потому что это приятно!
Катрин безразлично пожала плечами, хотя любопытство уже взяло верх и ей безумно хотелось ощутить себя взрослой, поцеловаться с парнем, который был старше почти на два года.
Николя взял Кати за руку и усадил на картонный пол, опускаясь рядом.
Сердце девушки взволнованно забилось.
— Хочешь просто в губы или французский поцелуй?– поинтересовался парень, обнимая Катрин за плечи.
— Просто,– вдруг испугавшись, быстро отозвалась она.
Николя наклонился к лицу девушки, захватывая ртом сначала её нижнюю губу, затем верхнюю. Алгоритм оказался совсем не сложным и Кати быстро начала повторять его. Только вот получалось как-то заученно. Катрин нравились вовсе не ощущения, а лишь сознание того, что её целует симпатичный взрослый мальчик.
— Отпусти её!– внезапно раздался голос Алена, и он оттолкнул Николя в сторону.
— Отвали!– вскакивая на ноги, яростно прохрипел тот.– Это моя девчонка!
— Она ничья!
— Теперь моя!– с этими словами Николя ударил Алена кулаком прямо в нос.
Тот ухватился за лицо, на пол закапала кровь. Катрин ахнула, усаживая Алена на камень, запрокидывая его голову, и велела принести Николя смоченный платок.
— Обойдусь…– бубнил парень, отказываясь от помощи и отстраняя руки Кати.
Ночью девушка никак не могла заснуть. Её переполняли эмоции: двое мальчиков подрались сегодня из-за неё, и это было приятно. И вечером они легли спать не на свои обычные места, а рядом с ней. Катрин чувствовала себя влюблённой, правда не знала, в кого больше, в Николя или Алена?

Было воскресенье. Фабьен Лакъюре – импозантный мужчина лет 38-ми с налётом седины на висках - по обычаю прогуливался в парке. Точнее - сидел на скамеечке с сигарой в зубах и свежим журналом.
Внезапно перед его глазами разыгралась интересная картина: двое полицейских схватили молодого юношу, намереваясь отвести в участок, как вдруг раздались крики о помощи. На соседней аллее двое парней приставали к девушке.
Фабьен оживился, понимая, что здесь разыгрывается спектакль. Вся четвёрка (пойманный юноша и девушка с двумя парнями) были из одной компании. Лакъюре часто видел их в парке вместе. Но полицейские этого явно не знали. Один из них остался держать юношу, а второй кинулся на соседнюю аллею. Внезапно все четверо скрылись из виду за пушистой листвой кустарника. А ещё через пару минут к полицейскому, охранявшему юношу, подбежала девушка и поправляя порванную рубашку сообщила, что его коллегу избивают те хулиганы. Выпалив всё это девушка бросилась прочь.
Полицейский огляделся по сторонам и, не придумав ничего лучше, чем пристегнуть своего арестанта наручниками к ближайшей скамейке, побежал на выручку своему напарнику.
Тем временем девушка уже вернулась и теперь пыталась булавкой расстегнуть наручники на своём товарище. Правда выходило неважно, и они решили, что легче будет сломать скамейку.
— Позвольте?– подошёл к ним Фабьен, протягивая руку за булавкой.
Нарушители правопорядка испуганно оглянулись, но потом девушка (сообразив, что им хотят помочь) быстро отдала булавку.
Лакъюре принял инструмент и неспешно протянул Кати сигару:
— Подержи.
Пара секунд - наручники оказались сняты и перекочевали в карман незнакомца.
— Бежим!– ухватив Катрин за руку, скомандовал Ален.
Однако сделав несколько шагов, девушка остановилась и вернулась к Фабьену, возвращая его сигару.
— Спасибо,– поблагодарила она с неподдельным интересом, глядя на мужчину.
— Приходи сюда около пяти вечера,– тихо произнёс Лакъюре, не отрывая пронзительного взора от глаз Кати.
Неспешным ленивым движение, он поднёс сигару ко рту и зажал её зубами. Затем развернулся и направился вдоль аллеи.

Ровно в пять Катрин уже стояла в назначенном месте. Что привело её сюда? Интерес? Любопытство? Она и сама не знала ответа. Но из головы никак не выходил незнакомец, его спокойные движения, непринуждённые манеры и глаза… магические глаза, они словно гипнотизировали.
— Ты готова?– послышался за спиной Кати ровный голос.– Пойдём.
— Куда?
Губы Фабьена тронула лёгкая улыбка:
— Разве тебе не всё равно куда? К тому же нельзя принимать на веру слова незнакомых людей.
Девушка на мгновение насторожилась, инстинкт самосохранение пытался взять верх, но… победило любопытство.
Катрин точно на привязи следовала за мужчиной.
— Какое тебе нравится авто?– спросил Лакъюре, указывая на припаркованные вдоль обочины тротуара машины.
— Вон то, серебристое!
— Что ж, пошли…
— Постой!– Кати ухватила Фабьена за рукав пиджака.– Ты что, хочешь его угнать?!
— А ты против?– вопросительно повёл бровью мужчина.
— Эээ… нет… Но тогда лучше вот это - чёрное BMW.
— Почему?
— Его хозяин жуткий пижон и задавака! Я его терпеть не могу!
Лакъюре сдержано рассмеялся.
Через четверть часа чёрный BMW покидал пределы Парижа.
— И всё–таки, куда мы едем?– поинтересовалась Катрин.
— Это своеобразная организация. Там тебе всё объяснят.
«Своеобразная организация» располагалась в предместье Парижа на старом заброшенном заводе, окружённом рядами колючей проволоки и табличками с предупреждением об опасности.
Проехав ворота, за которыми оказалась вооружённая автоматами охрана, машина остановилась у входа в здание.
— Что притихла?– добродушно улыбнулся Фабьен.– Идём.
Катрин нервно сглотнула. Идея поехать куда-то с интересным незнакомцем уже не казалась ей такой заманчивой, как прежде. Тем не менее, она решительно открыла дверцу автомобиля и ступила на двор этого странного завода.
Внутри здания оказался целый город - десятки цехов, оборудованных для различного вида деятельности: от электронных лабораторий до тиров.
Лакъюре провёл девушку на нижний этаж и открыл дверь в небольшую комнатку. Здесь стояла кровать, столик и тумбочка.
— Твои апартаменты на первое время,– пояснил мужчина.
— Мои личные? Я буду здесь одна?– изумилась Катрин.
Это, на самом деле, убогое помещение показалось девушке дворцом. У неё не было своей комнаты ни в приюте, ни тем более вне его стен.
— Совершенно. Впрочем, когда с кем-нибудь подружишься, будешь приглашать в гости.
— Привет, Фабьен,– раздался из дверей женский голос с грубым немецким акцентом.– Что у нас тут?
— Добрый вечер, Мадлена,– приветливо кивнул мужчина.– Пока не знаю, но к утру, надеюсь, выяснить.
— Здравствуйте,– растерянно поздоровалась Катрин, поглядывая то на женщину, то на Лакъюре.
Мадлена долго рассматривала девушку, после чего едва заметно кивнула:
— Привет.
Потеряв всякий интерес к Кати, женщина повернулась к Фабьену.
— Ладно, выясняй,– согласилась она, после чего быстро покинула комнату.
— Я ей не понравилась?– тихо спросила Катрин.
— Для Мадлены не существует понятий «нравится» - «не нравится». Есть только «подходит» - «не подходит» для работы.
— Она что, здесь главная?
Лакъюре от души рассмеялся:
— Что ты! Мы б тут все перестрелялись, если б она была руководителем. Она здесь… вроде полковника.
— А ты?
— Я тоже. Просто у нас немного разные обязанности. Но об иерархической структуре, целях организации и прочем я тебе объясню попозже. Сначала тебе придётся пройти кучу всяких тестов и обследований, чтобы мы могли выявить твои склонности и приоритеты. Только обещай мне одну вещь…
— Какую?– слегка нахмурилась девушка.
— Ты выложишься на сто процентов. От этого во многом будет зависеть твоя дальнейшая судьба.

Катрин всю ночь тестировали и проверяли на непонятных приборах, затем провели тщательное медицинское обследование. Под утро девушка чувствовала себя настолько измученной, что рухнула на свою кровать, даже не раздеваясь и не снимая обуви.
Фабьен выключил свет в её комнате и бесшумно вышел в коридор.
— Как она?– сквозь полудрёму расслышала Кати чей-то голос за дверью.
Сон отошёл на второй план, Катрин тут же навострила ушки.
— Отличные аналитические способности,– произнёс Лакъюре.– Высокие показатели по большинству характеристик. Из неё может выйти толк. И со здоровьем порядок, имеет высокий болевой порог. Правда у психологов возникли некоторые опасения, что-то связано с родителями… И кстати, она девственница, хотя я и нашёл её на улице.
— А вот это совсем некстати,– послышался в ответ ещё один мужской голос.– Только не хватало этой юношеской страсти и первой любви! В миг забудет о работе!
— Нет ничего непоправимого,– на этот раз голос был женским, но с грубым немецким акцентом (Кати без труда узнала его).– Подобные ситуации у нас уже отработаны.

Разбудил её Фабьен около полудня.
— Подъём. У нас сегодня первый день занятий. Для начала устроим тебе экскурсию.
Девушка повернулась к мужчине заспанным личиком, что-то недовольно бормоча.
— Тут в углу коридора душ,– как ни в чём не бывало продолжил Лакъюре.– А вот комплект одежды, она тебе сегодня понадобится, поскольку мы заглянем на спортплощадку. Я зайду через 15 минут, будь к этому времени готова. Не разочаруй меня, девочка.
Фабьен вышел, не говоря больше ни слова.
Девушка сонным взглядом окинула тумбочку. На ней лежала камуфляжная одежда песочно-коричневого цвета.
Спустя треть часа Катрин уже шла за Лакъюре, слушая его рассказы про каждую лабораторию и мастерскую.
— Сначала тебе придётся изучить азы всего, что ты увидела,– пояснил мужчина, пропуская Кати в столовую.– А затем будешь специализироваться на своём профиле.
— Зачем всё это?– спросила Кати, быстро уплетая еду с тарелки, так как была жутко голодна.
— Наша главная задача - уничтожение военной и экономической мощи Америки, а так же подрыв авторитета правительств тех стран, что спокойно смотрят на все деяния США. США - это мировое зло. Они всюду насаждают свои порядки и законы.
— Я тоже не люблю законы,– подала слабый голос Катрин, ибо не знала, что ещё ответить на заявление Фабьена (она мало, что смыслила в политике).
— Но пока не забивай себе этим голову,– снисходительно произнёс мужчина.– Придёт время - ты во всём разберёшься… Как тебе еда?
— Вкусно!– кивнула Кати.– Не сравнить с тем, как нас кормили в приюте.
— Что ты видишь?
— В каком смысле?
— Оглянись по сторонам, здесь много людей (время обеда),– подмигнул Фабьен.– Давай попробуем поиграть в игру: ты будешь мне рассказывать первое, что тебе придёт в голову о том или ином человеке.
Катрин огляделась по сторонам, дожёвывая булочку с джемом.
— Эээ… вон тот тощий парень в очках, наверное, какой-нибудь гений,– кивнула девушка в угол столовой.– Наверняка, ни с кем не общается, весь погружён в свои исследования или расчёты… Угадала?
— Ну-у, почти,– улыбнулся Фабьен,– он лучший снайпер в нашей организации… хотя действительно одиночка.
— Он же носит очки!
— Это не мешает ему стрелять. А вон тот в тёмном пиджаке?– Лакъюре указал на мужчину лет тридцати семи, появившегося в дверях.
Он прошёл к столам, где стояли обеды и, взяв себе только второе и кофе, покинул столовую.
— Наверное, какой-то важный «полковник»,– усмехнулась Катрин.
— Точно. Кристьян Перье - главный стратег, один из претендентов на должность руководителя. Ну, а та девушка в ярко-рыжем сарафанчике?
— Цветочница!
— Что, прости?– не понял Фабьен, удивлённо взглянув на Кати.
— Нам в приюте показывали фильм «Анжелика - маркиза ангелов». Видел? Там цветочница была такая хорошенькая…
— Мадам де Флёр,– задумчиво произнёс мужчина, улыбнувшись каким-то только ему ведомым мыслям.
— Кто она здесь?– с любопытством спросила Кати.
— Ммм… пока только учится, но в будущем может станет второй Маргарет Целле.
— Кем–кем?
— Матахари. Я дам тебе книжку - прочитаешь. Ты поела? Идём на спортплощадку.
— Мне понравилась эта игра!– поднимаясь из-за стола, заявила Катрин.– Это интереснее, чем химия или ботаника!
— По дороге продолжим.
Оказавшись на улице, Кати забрала волосы, повязав на голову бандану, такого же цвета, как и вся её форма.
— Как я выгляжу? Я похожа на военного?– с азартом поинтересовалась девушка.– Сейчас бы ещё какое-нибудь оружие!
— Ты умеешь стрелять?
— Когда был жив отец, мы по выходным ездили загород, он иногда учил меня стрелять. Правда, ружьё было тяжёлое, ему приходилось помогать мне его держать.
Лакъюре и Катрин приблизились к стрельбищу.
— Жорж, выдай-ка нам автомат,– попросил Фабьен парня, стоящего на раздаче.
Тот протянул оружие Кати.
Лакъюре проводил девушку к одной из «бойниц».
— Попробуешь попасть по той мишени?– предложил мужчина, указывая на одну из картонных фанерок, располагавшихся вдоль забора.– Только не лупи длинными очередями и в периоды, когда не стреляешь - держи автомат дулом вниз.
— Это я знаю,– кивнула Кати, сосредоточенно прицеливаясь.
Раздалась короткая очередь. Девушка опустила оружие, желая взглянуть на результат. Всего пара пуль едва задели угол мишени.
За спиной раздался громкий смех. Катрин обернулась. Рядом стояли трое молодых мужчин лет по 27–28 и любовались её стрельбой.
— Пацан, ты что, в детстве в игровых автоматах не стрелял?– поинтересовался тот, что был повыше.
Даже не взглянув на Кати, он отобрал у неё оружие и пустил длинную очередь по её мишени. Картонка разлетелась в разные стороны на сотни мелких кусочков.
— Понял как надо, стрелок?!– возвращая оружие, усмехнулся мужчина.
Его взгляд упал на лицо Катрин.
— Девка, что ли?– спросил он, бесцеремонно стягивая с Кати бандану.
Тёмные волосы рассыпались по плечам девушки.
— А–а–а… тогда понятно.
Мужчина, потеряв всякий интерес, развернулся и вместе со своими товарищами направился к рингу.
Катрин растерянно смотрела то на них, то на Фабьена.
— Ну, а что ты скажешь о нём?– с лёгкой улыбкой на губах поинтересовался мужчина.
— Такие, как он, всегда третируют новичков,– обиженно пробубнила Кати, поджав губы.
— А ещё?
— Наверняка, драчун, тупой и противный тип!
— Хм… Многие девушки находят его весьма симпатичным,– повёл бровью Лакъюре.
— Да у него на физиономии написано, что он никого не любит, кроме себя!
Фабьен перевёл взгляд на ринг. Только что удалившиеся мужчины отрабатывали там разные приёмы. Катрин внимательно следила за процессом в надежде, что «противного типа» свалят с ног. Однако выходило всё не так.
— Хороший боец,– прокомментировал Лакъюре.– Никогда не станет генералом, но адъютант из него выйдет отменный. Помяни моё слово, ещё будет указания всем вышестоящим раздавать… Он был очень неплохим уличным бойцом (слышала о боях без правил?), но здесь его навыки отточили до совершенства. За минуту он может сломать человеку половину костей. Ты знаешь, сколько в организме человека костей?
— Эээ… что-то такое учили по анатомии… не помню,– пожала плечами Кати.
Возле Фабьена она постоянно ощущала нехватку в знаниях.
— Около двухсот,– ответил Лакъюре.
— Сотня костей за шестьдесят секунд - это один и шесть в периоде костей в секунду,– быстро подсчитала Катрин.
Мужчина одобрительно посмотрел на девушку.
— С математикой у тебя лучше, чем с анатомией и историей, верно?– потрепал он Кати по плечу.
— Математика – это легко! Хотя порой и бывает очень нудно.

Побыв ещё немного на спортплощадке, Фабьен и Катрин направились дальше.
— Ух, ты!– заходя в огромную примерочную, с восторгом выпалила Кати.– Здесь же больше, чем в магазине!
— Давай попробуем подобрать тебе наряд для сегодняшнего вечера,– предложил мужчина.
Девушка с любопытством уже рассматривала всякие костюмы и платья, шныряя между стойками с одеждой.
— А что будет сегодня вечером?– поинтересовалась она, примеряя на голову какую-то шляпку.
— Один необычный урок… знания, которые могут очень пригодиться в будущем. Скажи, какие тебе нравятся цвета?
— Эээ… всякие,– беззаботно пожала плечами Катрин.– Ярко-зелёный! Сиреневый! Красный! Синий! Рыжий!..
— Достаточно,– тихо перебил Фабьен.– Давай попробуем что-нибудь попроще.
Лакъюре протянул Кати белый лёгкий жакет.
— Знаешь, почему в Древнем Риме весь сенат носил белые одеяния?– спросил он.
— Не было других цветов?
— Белый символизирует чистоту, непорочность. В твоём случае ещё юность и невинность. Белый - очень красивый цвет.
Катрин, со вниманием слушавшая мужчину, тут же согласно закивала.
— А для контраста подбери какой-нибудь тёмный топик или шёлковую маячку.
— А юбку или брюки?– спросила совета Кати.
— Давай попробуем узкие брючки, чтоб хорошенько подчёркивали твою фигурку.

До вечера у Катрин осталось немного свободного времени, и она завалилась с книжкой (предложенной ей Фабьеном) на кровать, однако на второй странице уже заснула.
— Так…– послышался насмешливый голос Лакъюре, входящего в комнату.– Так-то ты усиленно занимаешься?
— Я просто мало спала ночью,– начала оправдываться Кати.
— Н-да, что-то ты действительно выглядишь не очень. А между тем твой учитель весьма разборчив. Иди-ка прими ванну с какими-нибудь травами и вымой, пожалуйста, волосы.
Девушка нехотя поднялась с кровати, направляясь за дверь.
— И вот ещё что,– Фабьен протянул Катрин красивую упаковку,– это тебе. Бельё из тончайшего шёлка. Девушки любят такое.
Кати немного смущённо приняла подарок и быстро прошмыгнула мимо мужчины.

Спустя час девушка стояла перед зеркалом, с изумлением рассматривая себя. Пышные волосы, красивая одежда, лёгкий макияж изменили её почти до неузнаваемости. Девчонка-сорванец превратилась в симпатичную молодую мадемуазель.
— Это не я,– качая головой, прошептала Катрин.
— Ты можешь быть разной,– улыбнулся Фабьен,– всё зависит от ситуации. И постарайся держать спину ровно, но не напрягаясь при этом.
Кати послушно расправила плечи.
— Отлично. Вот теперь идём.
Лакъюре долго вёл девушку по каким-то коридорам пока, наконец, они ни оказались в кабинете. Обстановка была довольно скромная, ничего лишнего.
— Тебе туда,– указал мужчина на боковую дверь.
Катрин зашла в соседнюю комнату и услышала, как за ней защёлкнулся засов. Девушка подёргала ручку, но дверь оказалась закрыта.
Привыкнув к полумраку, она огляделась по сторонам. Помещение представляло собой шикарную спальню, отделанную в бордово-чёрных тонах. В центре комнаты огромным квадратом возвышалась постель, убранная чёрными шёлковыми простынями, стены и пол покрывали тёмно-бордовые ковры с толстым ворсом.
Сердечко Кати бешено заколотилось, когда она поняла, зачем её сюда привели. Девушка испуганно шарахнулась в противоположный угол от двери, вжавшись в него так, словно пыталась просочиться сквозь стену.
Томительно шла минута за минутой. Но вот, наконец, открылась дверь, пропуская внутрь хозяина комнаты. Он неспешно прошёл в центр, и Катрин удалось сквозь полумрак различить его черты. Это был тот самый «противный тип» со спортплощадки. Девушке вдруг припомнилось, как Лакъюре рассказывал, что тот способен переломать человеку сотню костей всего за минуту.
— Эй! Ты чего там спряталась?– послышался насмешливый полный самоуверенной наглости голос.
Кати затаилась, боясь даже дышать.
«Противный тип» лёгкой поступью приблизился к кровати, присев на неё, и поманил Катрин к себе пальчиком. Но девушка продолжала стоять, не шевелясь.
— Не бойся. Я тебя не обижу,– иронично протянул мужчина.– Мы только немного… поупражняемся.
Понимая, что уговорами Катрин не выманить, Этьен (так звали хозяина этой комнаты) подошёл к девушке, протягивая ей руку.
— Это всего лишь урок,– обворожительно улыбнулся молодой мужчина,– такой же, как стрельба из автомата или преподавание этикета.
Тьен в одну руку взял ладонь Кати, другой осторожно обхватил её за талию и повёл к постели.
— Пожалуйста, не надо,– подала, наконец, жалобный голосок Катрин.– Я не хочу…
— Тише, детка, я пока ничего не делаю,– мужчина усадил девушку на кровать.– А ты симпатичная. С мальчиками, наверное, уже целовалась, а?
— Нет!– выдохнула Кати, вся сжавшись от напряжения.
— Врать нехорошо.
— Пожалуйста, не трогайте меня.
Этьен на секунду задумался, потирая подбородок. Он обещал Фабьену, что будет с Катрин помягче, но девочка оказалась совершенно несговорчивой.
— Ммм… давай заключим договор,– решил пойти на хитрость мужчина,– я не стану лишать тебя девственности, но ты позволишь мне обучить тебя некоторым секретам любовных ласк? Обещаю, никакого принуждения.
Кати с надеждой заглянула в глаза мужчины.
— Ну, что? Договорились?– почти мягко спросил Тьен.
Девушка медленно кивнула.
— Вот и отлично. Для начала расслабься и улыбнись,– посоветовал Этьен.
Катрин приняла менее напряжённую позу, хотя всё ещё старалась сохранять достаточную дистанции от мужчины.
— Та-а-ак… давай-ка скинем обувь, чтобы не ощущать ни малейшего дискомфорта,– предложил мужчина, стягивая с Кати туфельки и легко закидывая её ножки на кровать.
Скинув ботинки, Тьен тоже забрался на постель, сев по-турецки напротив девушки.
— Знаешь, женская обувь причиняет массу неудобств,– принялся беззаботно болтать Этьен.– Что, говоришь?.. Откуда мне знать?.. Я её мерил! Нет, серьёзно! Я не вру!.. То есть вру, но не всегда!
Катрин невольно улыбнулась.
— А поэтому женские ножки очень любят массаж!– мужчина осторожно коснулся ступней Кати, начиная их нежно разминать.
Девушка было напряглась, пытаясь отдёрнуть ноги, но, встретившись с укоризненным взглядом Этьена, уступила. К тому же оказалось, что такой массаж действительно очень приятен.
Ладонь мужчины слегка залезла под узкую брючину Катрин, погладив голень, и быстро вынырнула обратно.
— Услуга - за услугу!– подмигнув, заявил Тьен, быстро скидывая с себя рубашку и укладываясь поперёк постели на живот.– Жутко затекли мышцы спины. Разомни, пожалуйста.
Кати после некоторых колебаний пододвинулась к Этьену, осторожно сжав пальчиками его плечи.
— Не, так дело не пойдёт,– повернув голову, запротестовал мужчина.– Давай по нормальному! Садись на поясницу, клади ладошки на плечи и массируй, как следует, чтобы мышцы разогрелись и покраснели!
Девушка принялась исправно выполнять указания.
— У тебя тело… как будто из камня…– несмело произнесла она через некоторое время.
Тьен быстро перевернулся на спину, при этом удержав Катрин на себе, и, взяв её ладошки в свои, тихо произнёс:
— А у тебя очень нежные пальчики.
Мужчина поднёс ладонь Кати к губам, захватывая ртом и смакуя каждый её пальчик. Девушка с интересом и изумлением следила за действиями Этьена, ещё не до конца разобравшись в своих ощущениях.
Тьен осторожно положил руки на талию Катрин, медленно приподнимаясь, в результате чего, девушка оказалась сидящей на его ногах, плотно сжав бедра Этьена своими ножками.
— Чувствуешь, что стало жарче?– спросил мужчина.
— К-кажется…
— Давай снимем жакет?– не дожидаясь ответа, Тьен стащил с Кати её белый пиджачок, скинув его на пол.
Руки мужчины, поглаживая, прошлись вдоль спины девушки. Не отрываясь, Этьен следил за малейшим изменением на лице и в глазах Катрин. Медленно он откинулся назад, увлекая за собой Кати.
— Теперь поговорим о поцелуях,– предложил мужчина.
Девушка упёрлась ладошками в его грудь, пытаясь хоть немного отгородиться от Тьена.
— Ты знаешь, что язык самый тёплый, самый гибкий и самый нежный орган?– начал Этьен так, словно читал лекцию.– Он может совершать невероятные движения, он способен разбудить самого неподатливого и холодного человека. А сколько удовольствий он приносит… ммм…
Рука мужчины скользнула к волосам Кати и остановилась на затылке.
— Детка, только не напрягайся, а то не поймёшь своих ощущений. Полагаю, поцелуи ничего страшного в себе не несут, и ты можешь вполне расслабиться и попробовать всё, что я буду объяснять. Договорились?
Катрин порывисто выдохнула, пытаясь побороть робость и испуг.
— Поцелуй может быть лёгким, дразнящим. Ты едва касаешься губ партнёра своими губами, иногда поглаживаешь их язычком. Попробуем?
Кати почувствовала давление ладони Этьена на своём затылке. Мужчина притянул её голову ближе и осторожно коснулся губами носика, щёк, а затем и губ Катрин. Кончик его языка погладил уголки рта девушки, а зубы слегка прикусили нижнюю губу.
— Теперь ты,– немного взволнованно выдавил Тьен.– Попробуй так же.
Кати робко исполнила предложенное.
— Ммм… какая сладкая девочка,– довольно проурчал Этьен.– Пошли дальше. Французский поцелуй! Потрясающее изобретение, но… не всегда оба партнёра получают удовольствие. Особенно если для обоих это в первый раз. Ты пробовала французский поцелуй?
Катрин, внимательно слушавшая мужчину, отрицательно замотала головой.
— Отлично! Значит негативных впечатлений у тебя пока не было,– улыбнулся Тьен.– Засовывать язык поглубже в рот партнера - ещё не значит попробовать вкус французского поцелуя, да и вообще можно задохнуться. Для начала лучше поиграть язычками, погладить друг друга, попытаться заманить язычок партнёра к себе в рот. Очень приятные ощущения возникают, когда партнёры легонько покусывают языки друг друга, плотно зажимают их зубками, посасывают.
Этьен с удовольствием отметил, как участилось сердцебиение девушки.
— Приоткрой губы,– тихо шепнул он, мягко очертив большим пальцем контур рта Кати.
Сначала немного неуверенно, затем всё с большим интересом и импровизацией Катрин отдалась поцелую. Припомнился вдруг Николя и тот странный поцелуй в шалаше, похожий на механические действия двух роботов. Ничего близкого с тем, что делал сейчас с ней Этьен, а главное, что заставлял делать её саму. Девушке показалось, что температура её тела начала зашкаливать, дыхание почему-то отяжелело и стало прерывистым.
Тьен ловко стащил с Кати шёлковую маячку, крепче обнимая гибкий стан. Перекатившись со спины, мужчина опрокинул Катрин на покрывала, слегка придавив своим телом, при этом не на секунду не отрываясь от сладких губ.
Наконец, он остановился, взглянув на личико девушки. Она лежала, прикрыв глаза, с приоткрытыми губами, ожидая продолжения поцелуя. Этьен нежно подул на лицо Кати, пытаясь немного остудить её, а главное - себя. Он уже чувствовал страстное желание овладеть своей жертвой.
— Поцелуи в губы - это только начало,– мягко улыбнулся мужчина, убрав непослушный локон со лба Катрин.– Не менее приятны, например, поцелуи в шею, ключицу, за ушком. Можно ласкать кожу языком, можно покусывать или засасывать.
Тьен склонился над девушкой и медленно направился дорожкой поцелуев от её шеи к уху. Кати почувствовала, как зубы мужчины принялись несильно покусывать её мочку, затем губы передвинулись чуть выше и язык настойчиво начал тыкаться в ухо. Катрин заёрзала, словно пытаясь увернуться, но при этом рукой удерживала голову Этьена в том же положении. А Тьен лишь рад был расстараться, продолжая на все лады исполнять понравившуюся ласку.
Рука мужчины аккуратно подлезла под спину Кати и проворные пальцы без труда расстегнули замочек бюстгальтера. Катрин явно занервничала.
— Тише, детка,– прошептал Этьен в самое ушко девушки, поглаживая его языком,– так положено. Соприкосновение кожи очень приятно.
Тьен обнажил Кати по пояс, накрыв своим торсом, и продолжал целовать плечи, личико, пока ни почувствовал, что Катрин начинает успокаиваться.
Чуть подавшись набок, мужчина накрыл своей ладонью маленькую округлость груди молоденькой девушки, слегка сжав её.
— Женская грудь всегда очень волнует мужчин,– доверительно поведал Этьен.– Два красивых холмика с нежными сосочками на вершинах… Когда ты возбуждена - они отвердевают… Смотри.
Тьен поводил пальцами по соскам Кати, затем дотронулся до них губами и поиграл языком.
— Многим женщинам нравится, когда ласкают их грудь… и животик.
Этьен прочертил языком влажную дорожку вниз, с удовольствием ощущая, как напрягается тело девушки уже не от страха, а от страсти. Впрочем, его тело горело и требовало удовлетворение ничуть не в меньшей, а, безусловно, даже в большей степени. Тьен торопливыми руками ослабил ремень на своих брюках и расстегнул молнию.
Катрин пребывала в каком-то возбуждённо-взволнованном состоянии, доселе незнакомом ей. Всё тело пронизывала приятная дрожь и волнение. Девушка порывисто выдохнула, не в силах больше удерживать в себе эмоции.
— Да, детка… стоны снимают напряжение… не копи их,– довольно улыбнулся Этьен, неощутимыми прикосновениями расстёгивая брючки Кати.– Партнёру всегда приятно слышать эту мелодию. Это значит, что вы оба получаете удовольствие. Делать приятно другому - ничуть не менее радостно чем, когда делают приятно тебе.
Тьен вновь вернулся к ласкам груди, смешивая их с поцелуями шеи, губ. Тело Катрин горело, словно в огне, волнующая пульсация внизу живота вызывала невероятные по своей магической силе ощущения. Девушка даже не сразу осознала, что рука Этьена уже давно находится у неё между ног, нежно поглаживая.
— Н-не… не н-надо…– как-то жалобно и неуверенно простонала Кати.
— Не противься природе, детка,– бархатным тоном прошептал мужчина, медленно вводя палец в тело Катрин,– ты уже тёплая… влажная… возбуждённая… ты хочешь продолжения… твои инстинкты говорят сами за себя…
Тьен, поиграв немного и подождав, пока девушка в очередной раз успокоится, ввёл сразу два пальца в её тело, а затем и три (так глубоко, как только смог). Кати вскрикнула от резкой боли, плотно сжимая ноги.
— Всё-всё, детка, тише… больше не буду,– пообещал Этьен, вытаскивая свою руку.– Это только, чтоб тебе было не очень больно потом… А пока давай просто снимем брючки. Самое красивое зрелище - это обнажённая женщина. Её изображали и ваяли художники и скульпторы античности, их последователи эпохи Возрождения…
Не дожидаясь ответа, Тьен проворно стащил оставшуюся одежду с Катрин.
— Симпатичная крошка,– поглаживая бедра Кати, одобрительно кивнул мужчина.
— Пожалуйста… я не хочу больше…– дрогнувшим голосом выдавила девушка, со страхам наблюдая, как Этьен снимает и свои брюки тоже.
— Ещё совсем немного. Мы почти завершили обучение.
Катрин попыталась отползти назад, но Тьен быстро ухватил её за ножки, разводя колени в стороны и устраиваясь между ними.
— Нет! Ты же обещал,– в отчаянье всхлипнула Кати, упираясь руками в грудь Этьена.
— Что обещал?– сгорая от страсти и терзая короткими поцелуями шею девушки, непонимающе переспросил мужчина.
— Что… что не будешь… лишать меня девственности…
— Боюсь, ты поздно напомнила мне об этом,– изображая раскаянье, прошептал Тьен.– Ты лишилась её, когда позволила мне вводить в тебя пальцы. Так что теперь просто расслабься. На полпути не останавливаются. А то ещё, не дай бог, случится какое-нибудь нервное расстройство из-за сексуальной неудовлетворённости. Такое действительно бывает.
Этьен устроился поудобнее на хрупком девичьем теле и, преодолевая некоторое сопротивление, вошёл в него, начиная медленно двигаться. Катрин зажмурилась, боль становилась всё ощутимей…………

Тьен поднялся с постели, подбирая разбросанную по полу одежду. Кати без движения лежала на боку, пождав под себя ноги, и куда-то смотрела сквозь стену. Мужчина быстро натянул брюки и рубашку, сунул ноги в ботинки и, снисходительно взглянув на девушку, бросил напоследок совет:
— Зацепись за что-нибудь, а то не выживешь.
Этьен покинул комнату, с довольной улыбкой выходя в кабинет. Там его уже ожидал Фабьен, читая книжку.
— Ты что-то долго сегодня,– как бы между прочим заметил он.
— Совершенно необъезженная попалась,– усмехнулся Тьен.– Приходилось подолгу уговаривать.
— Уговорил?– неестественно равнодушным голосом поинтересовался Лакъюре.
— Почти… Под конец зажалась.
— Я же просил без насилия.
— У меня вообще-то была совершенно другая задача,– недовольно нахмурился Этьен.– Её психологическое состояние - твоя забота. Вон можешь идти теперь и успокаивать свою подопечную! А я пошёл спать.

Фабьен осторожно прошёл в «комнату любви» (так называли это место на подстанции одной из самых засекреченных террористических организаций в Европе) и остановился возле кровати, на которой лежала нагая Катрин. Лакъюре прикрыл девушку шёлковой чёрной простынёй и убрал волосы от её лица.
— Пойдём, я провожу тебя в твою комнату,– осторожно предложил он.
Кати хотелось плакать, но слёз почему-то не было; хотелось кричать, но куда-то пропал голос. Девушка чувствовала себя грубо вырванной из детства. Игры закончились, в этих стенах царила жестокая реальность. Ухватиться… Надо было за что-то ухватиться, как ей посоветовали. Но за что?
"Гибель родителей!– нашла выход Катрин.– Месть за них позволит мне справиться со всеми трудностями… я выдержу!.. Я стану стратегом! Я сама буду распоряжаться здесь! ДА!"

 



Последние комментарии

Уважаемый! Любите заниматься провокациями, троллингом - это Ваши проблемы. Культурный, грамотный, воспитанный человек не будет...


Холод
12.04.2019 09:44
Dreamer12
Стих о природе? Но почему же так страшно... ...


Фетисова Светлана
Щёлкнул замком входной двери и... "Слабак, трус, предатель" - это то, что он прочёл...


Держусь, не падаю, не плачу. Дав шанс себе в который раз
Увидеть солнца луч прекрасный. Зацепили...


Щёлкнул замком входной двери и... "Слабак, трус, предатель" - это то, что он прочёл в...


Фетисова Светлана
Автор всегда с Вами! ))) Ответ уклончив) Чисто женская логика...
...


Dreamer
Назрел насущный вопрос:"В каком мире находится автор"? Он еще там или здесь? Автор всегда с...


Назрел насущный вопрос:"В каком мире находится автор"? Он еще там или здесь? ...


Dreamer
А это интересно! Бытовая история с нервом, переживаниями, налетом таинственности, но угадывается желание автора...


А это интересно! Бытовая история с нервом, переживаниями, налетом таинственности, но угадывается желание автора сказать...


Васил
Нельзя быть ни русофобом, ни украинофобом и т.д. Запомните: все народы равны. Фобом быть не...


Нельзя быть ни русофобом, ни украинофобом и т.д. Запомните: все народы равны. ...


Сие творение более похоже на статейку в патриотическую газету. Хочу заметить, что количество русофобов пропорционально...


*** Кристиночка


Откуда-то сверху? Ну да, Кристина. Иногда с высоты птичьего полета видно то,...


Dreamer
Я бы на это сказал: философский взгляд откуда-то сверху...

Откуда-то сверху? ...