История о коварной Жанне и её лоховатом полюбовнике Балдо


Просмотров: 4
 821 


olga_dnepr1
23.02.2012 18:52

   Привалило как-то раз одной бабайке по имени Жанна выйти замуж за иноземца и приехать к нему жить. Уж она то как радовалась! А как её родня то нарадоваться не могла, что избавились наконец-то от этой беды! Ведь уже за тридцать девахе перевалило, а она всё не замужем, да так на весь город опозорилась, что никто замуж брать не хотел. Хоть вези её в дальние глухие края, где никто про неё не ведает, и отдавай задарма!

   И вот, наконец, смилостивились боги иноземные да прислали в Туркестан  на работу германцев газопровод строить. И был среди тех строителей один специалист – святой Хартвиг. Уж как Жанна в него вцепилась! И так перед ним расстелилась и этак, и на колени перед ним стала, и губами к нему прижалась! Задурила она парню голову. Женился он на ней и пропал, совсем пропал.

   И вот приехала бабайка к святому Хартвигу в его родной город и лицо её от удивления перекосилось. Ведь она раньше думала, что иноземцы все богатые да на виллах живут, а тут такой конфуз: городишко совсем махонький да люди всё бедненькие. А её супруг Хартвиг мало того, что бедный, так ещё и безработный! Беда  и только!

   Но наша Жанна, не кручинясь, тут же вспомнила старое бабайское ремесло, древнее как сам мир, причесалась она, накрасилась и пошла на дискотеки плясать да по кабакам выпивать, новое счастье искать да собой торговать.

   Долго ли  Жанна искала, много ли рогов своему святому Хартвигу наставила,  мы конечно опустим, потому как всё тихо было, а значит, как бы ничего и не было. Но вот однажды, этак вначале года 2009-го, Фортуна Жанне улыбнулась, ведь кто ищет – тот всегда найдёт! Словом, познакомилась Жанна с одним мачо из Черногории по имени  Балтазар. Ну, прямо вылитый граф Монте-Негро: богат, работящ, щедр, ласков, обходителен, двухметровый силач и красавец! Чего ещё может желать женщина? Для женщины оно может и достаточно, но для бабайки, с глазами завидущими да руками загребущими – всё мало! Уж как она денежки из него тянула да своего безработного мужа содержать заставляла. Да ещё и прилюдно хвасталась, что на ней весь дом держится. Правда, на каком именно месте этот дом держится, Жанна скромно умалчивала.

   А этот мачо-красавец всё с ней по курортам да по номерам ездит, к подружкам да на поебушки сопровождает, подарки дорогие дарит, на даче своей со своей роднёй знакомит. Хвост мачо распустил, как павлин да хвастается.

   Поехала тут наша Жанна к себе отдыхать да с родственниками советоваться о том, что же теперь делать: продолжать полюбовничать или же выходить снова замуж? Три месяца она прикидывала и так и этак и наконец решилась: будет она крутить монте-негра на новую свадьбу! Вернулась бабайка в Европу и первым же делом в постель к полюбовнику. Уж она его мучила-мучила, кричала-кричала, царапала-царапала,  грызла да кусала, прыгала да скакала, стонала да лобызала! Ну, надо же ей показать, как сильно она его любит. А как она ему делала импичмент! Моника Левински просто отдыхает! Так продолжалось целый месяц. В общем, клиент созрел.

   А через месяц после этой дикой, всепоглощающей любви Жанна сообщает своему полюбовнику, что она беременна! И, конечно же, беременна она от полюбовника, а не от мужа, потому как с мужем уже который месяц не спит! Не то платоническая любовь у них, не то орально-анальная, а нормальный секс – только для него, Балдо, любимого, единственного и неповторимого! И вообще, женщина всегда знает  –  кто отец! И, боже мой, царица небесная, повёлся черногорец на эту шнягу как последний лох! И это ничего, что у Жанны всё время было минимум мужика в течение месяца: муж и полюбовник. И совсем ничего, что Жанна давно стерилизована после первого аборта! Ведь она же женщина, а значит – королева лохов! Вся родня полюбовника вскоре узнала, что Жанна от него «залетела». Балдо даже предложил Жанне жить вместе. Ведь он был завидным женихом: он - работодатель на стройке, а там денег ну просто завались!

   Была лишь одна проблема: любовник же женат на немке и у них есть дочь.  Но для Жанны это была не проблема. Она тут же придумала новый коварный план и приступила к его осуществлению. Жанна заманила жену своего любовника в кафе и, подпоив, стала упрашивать её отпустить Балдо, то есть дать ему развод. А как же иначе? Ведь Жанна носит под сердцем его ребёнка! Но Карина, жена черногорца, лишь улыбнулась ей в лицо и сказала: «Не ты первая, глупая, не ты – последняя!» Но коварная бабайка тут же звонит своему тупому полюбовнику и говорит, что её преследует его жена Карина и угрожает ей! Монте-негр, с грехом пополам закончивший школу для дебилов, тут же мчится в кафе «на помощь» своей полюбовнице и у всех на глазах прямо в кафе отвешивает своей жене увесистые оплеухи, мол «Как посмела ты, женщина, перечить своему господину?» Завязывается крутая потасовка. Жанне было весело. Ведь так приятно манипулировать другими людьми, так приятно дёргать за ниточки!

   Но ведь полюбовнику Балдо нужно заботиться о своей любимой беременной Жанне, нужно следить, чтобы она не пила много алкоголя в кафе и на вечеринках.  Ведь Жаночка обещала родить Балдо «в ночь, не то сына, не то дочь…» Он всюду преследует её, хотя и прячется от её мужа. Дошло даже до смешного: Балдо явился без приглашения, без подарка на вечеринку к подруге Жанны, а когда там немного погодя появился муж, святой Хартвиг, Балдо пришлось прятаться от него в спальне под горой плюшевых обезьян. Ну, прямо дон Педро какой-то!

   Брат Балдо, Ваня, не поверил в детскую историю с беременностью. Он открыто именовал Балдо идиотом. Впрочем, он был не далёк от истины.

   Жанна продолжала ковать железо пока горячо и попросила у полюбовника частный дом в личное владение. Ведь это же её мечта! «Какие проблемы?! Сейчас всё порешаем!» - сказал состоятельный мачо и повёз свою любимую смотреть новый дом. Жанна была на седьмом небе от счастья и поехала на радостях похвастаться перед подругой. Подруга Люда, как истинная сводня, была в курсе всех дел сердечных, а кроме того умела держать рот на замке. Каково же было у Жанны разочарование, когда всезнающая подруга Люда, выслушав её, просто рассмеялась ей в лицо. Оказалось, что черногорский мачо в действительности – обычный безработный бомж на содержании у своей немецкой супруги! Вот это был облом! Таких провалов великая комбинаторша давно не знала. Получается, что они оба друг другу наврали с три короба и друг друга развели.

   Теперь бабайке нужно было с честью выйти из создавшейся ситуации и с минимальными потерями. Она решила напоследок скачать со своего полюбовника оставшиеся деньги и мирно разойтись. Первое у неё получилось хорошо, а вот второе – как всегда, то есть хуже некуда. Когда полюбовник Балдо, горя от нетерпения потребовал, чтобы Жанна переехала жить к нему, она «мягко» ответила: «Но у тебя же ничего нет!». А потом и расшифровала: «Ты - безработный, без гражданства, без копейки  денег, наконец!  Тебе же мне нечего предложить!» И это совсем ничего, что последние копейки отобрала сама Жанна. Ведь он же сам повёлся! Он сам во всём виноват! Балдо был в шоке, что его, такого хитрого и коварного, так развели и бросили. Он даже решил вскрыть себе вены огромным тупым ножом, который тут же достал и положил перед собой. С траурным лицом Балдо попрощался с Жанной, со своим умершим старшим братом, с духами своих предков и хранителями Чёрных Гор. Но вскрыть себе вены у него не хватило духа. Да и зачем, из-за какой-то там манды поступать так нехорошо со своим милым, лучезарным телом? Это же так не эстетично! Через полчаса Жанну стало одолевать любопытство. Ей очень хотелось посмотреть, как из-за неё, непревзойдённой богини, мужчина, наконец, покончит с собой. Ведь все подружки ей не раз хвастались, что из-за любви к ним мужики вешались, а из-за Жанны – ещё никто! Но, слава богу, наконец  этот миг для Жанны настал и она обязательно должна насладится им сполна, чтобы потом похвастаться на девишнике. Когда Жанна открыла квартиру своим ключом, то застала Балдо по-прежнему живым и невредимым! Хуже того, этот надутый пингвин писал прощальное письмо, расписывая подробности их совместных с Жанной отношений и, конечно же, обвиняя во всём её! Жанна на секунду представила, как полиция зачитывает это письмо её свекрови и ей стало нехорошо. Она снова увидела нищий Туркестан, работу на панели за несколько манатов, а также свою вездесущую маму, вытаскивающую её из всех злачных мест и отбирающую последние, честным местом заработанные тугрики. Затем видение исчезло так же быстро, как и появилось. Жанна, пытаясь прийти в себя, быстро оглядела комнату. Нож лежал всё ещё на том же месте, чистенький и неиспользованный. «Ты даже покончить с собой не способен! Ничтожество!» - подытожила Жанна и, артистично хлопнув дверью, пошла восвояси. «Уж теперь-то он точно с собой ничего не сделает!» - довольно резюмировала Жанна, вздохнув с облегчением.

   К величайшему сожалению для Жанны, Балдо не долго общался с духом своего умершего старшего брата. Он быстро пересёк все тонкие миры обитания своих предков, хранителей рода Радулович, для чего употребил бутылочку водки местного разлива, и взывал их отмстить неразумным туркменам. Разгневанный, Балдо потребовал у Жанны назад все свои подарки, а у её супруга Хартвига – все деньги, которые он потратил на Жанну. Группа поддержки Балдо, не отягощённая заботами о хлебе насущном, регулярно названивала Жанне и Хартвигу с аналогичными требованиями. Муж-недотёпа глупо спрашивал: «Жанна, чего  он хочет?» «Ебаться хочет, чего же ещё!» - невозмутимо отвечала Жанна, втайне надеясь получить у него согласие на адюльтер. Томно прикрыв ресницы, она представляла, что Хартвиг скажет: «Балдо, дорогой, что же ты меня сразу не попросил?! Я бы тебе её так отдал! Или бы выменял на что-нибудь!»

   Однако черногорец, не удовлетворив свои притязания, пригрозил Жанне всё рассказать Хартвигу. Жанна, как девушка сугубо инфантильная, в ответ пригрозила убить его дочь. Ведь он же на любви к детям попался! Затем, выпив для храбрости, Жанна схватила тупой нож  и побежала к нему домой, чтобы припугнуть, как следует. Тихонько открыв дверь и прокравшись на кухню, она набросилась на него с ножом, нанося ему широкие, резаные раны. Балдо прикрывался рукой, облачённой в кожаную куртку. Конечно, как и было рассчитано, с рукой было всё в порядке, а вот кожаная куртка была испорчена окончательно. Рассерженный Балдо был польщён такими чувствами со стороны полюбовницы, и даже хотел тут же отыметь её в знак великого восхищения, но одумавшись, от греха подальше, выставил её вон из дома. «Такая и кастрировать невзначай может» - с опаской подумал Балдо: «Зачем потом кастрату её любовь?» Через некоторое время в дом монте-негра позвонил Хартвиг. «Я хочу тебя убить!» - зарычал он на Балдо, изображая кровожадного сакса. Черногорец не растерялся, а эффектным жестом открыл телескопическую дубинку и, погрозив ею, спросил: «А ты, братан, часом не из самоубийц будешь? А то не по понятиям нам с тобой из-за бабы ссориться!» Но тут Хартвиг показал себя как истинный добропорядочный бюргер и, выйдя из дома, тут же позвонил о вооружённом югославском террористе в полицию. Услышав про такое палево, Балдо быстро схватил зонтик и, наплевав на все понятия, помчался в полицию рассказывать, что пьяный Хартвиг к нему приставал с неизвестными намерениями, а когда получил отказ, тут же оболгал его полицейским. В качестве искренней правдивости своих слов мачо продемонстрировал всем свой зонтик. Когда Хартвига выставили перед полицией полным идиотом, счёт стал 2:0 в пользу монте-негра.

   Дело понемногу стало приобретать огласку и, чтобы упредить события, Жанна начала всем рассказывать о том, как какой-то идиот, спустившийся с высоких Чёрных Гор за солью, завидев её, окончательно тронулся умом. Он вбил себе в голову, что Жанна должна обязательно стать его женой и возглавить его гарем, являющийся одновременно публичным домом. Разумеется «между ними ничего не было», и деньги она от него принимает исключительно из сострадания и бескорыстной любви опять же к деньгам.

   Слухи о таких обидных словах быстро достигли Балдо. Оскорблённый в лучших чувствах, он начал обзванивать всех подруг Жанны, приглашать их домой на чашку чая и плакаться им в жилетку. Конечно, домашнего порно с участием выше указанной особы или платья «Моники Левински» у Балдо не нашлось. Зато у него был целый мешок подарков из солнечного Туркестана, явно полученных на паперти храма святого Николая, покровителя небезызвестных работниц древнейшей профессии. Развернув полотенце с туркестанским флагом и надписью «Я тебя люблю», Балдо размахивал им, словно это была цыганская новобрачная простыня. И в довершение ко всему он одевал на себя серебряное ожерелье с явно женской подвеской, вообразив себя герцогом Бэкингемом.

   «Почему же никто не вызвал «Скорую помощь»?» - спросите вы. Ну почему же? Вызывали. Но это уже совсем другая история!

    «Я был дурак, но теперь эта женщина для меня умерла!» - восклицал публично Балдо! А было Балдо в то время аж целых 45 лет. Как говорится, некрофила могила исправит!

   Вскоре все заговорили о наглой измене Жанны. Хартвиг на вопрос об отношениях его жены с Балдо откровенно отвечал: «Понимаете, есть такие люди, которые сначала делают подарки, а потом требуют их обратно. А ведь Жанна их честно отработала!».

   Но не прошло и месяца после ссоры любовников, как напившись до беспамятства на своём дне рожденья, Жанна явилась к Балдо и, признавшись в великой неувядаемой любви, со словами: «Вернись, я всё прощу!» -  юркнула к нему в постель. Взаимное безумие продолжалось.

   Встречаясь в условиях повышенной конспирации, любовной парочке через месяц стало скучно. Но как-то раз, хватив лишнего, Жанна начала обзванивать всех своих знакомых и хвастаться, что Балдо приполз к ней на коленях, умоляя о прощении. В подтверждение своих слов «королева Садомазо» громко щёлкала хлыстом, заставляя Балдо подать голос. Справедливости ради стоит заметить, что голос был действительно его. Зато пришедших на утро к Жанне гостей ожидал ещё один сюрприз. На звонок в дверь выползла из спальни синяя Жанна. Синяя не в смысле пьяная, что также имело место, а синяя в смысле синяков: всё её тело и лицо были покрыты свежими сочными синяками и кровоподтёками. «Вот это любовь!» - с завистью думали подруги. «Ты почему нас не позвала, Жанна? Мы тоже хотим большой и чистой любви!» «Я не успела» - печально поведала Жанна: «Пришлось за всех самой отдуваться». И сейчас Жанну волновало только одно: «Что же я Хартвигу про синяки скажу? Как ему всё это объяснить? Девочки, а давайте вы скажете, что это вы напились и меня избили! Хартвиг поймёт. Он – добрый». Вскоре явился сам Балдо, весь в засосах и укусах, но очень гордый и довольный, что при двух яйцах и при всём остальном.

   Вскоре у Жанны умер отец. Одному богу известно, умерли ли её родители на самом деле или виртуально. Достоверно известно только то, что каждый раз Жанна получала от Балдо кругленькую сумму денег. «Понимаешь, любимый, у меня очень много болезненных родственников, и они часто умирают. Помоги, чем можешь!» - уж в который раз обращалась Жанна к нему.

   К тому времени конспирация любовников стала приобретать комический характер. Балдо, начитавшись средневековых рыцарских романов, проникал в спальню Жанны через окно. Через это же окно он и покидал свою курочку, когда Хартвиг возвращался домой. Но как-то раз кто-то из знакомых застукал Балдо во время этих акробатических упражнений и слухи снова расползлись по городу. Балдо стали открыто называть некрофилом, ведь он же сам на весь город раструбил о том, что Жанна для него умерла. Гордость и тщеславие черногорца были задеты. Нужно было срочно решать проблему. Полюбовнички посовещались по этому поводу и пришли к «гениальному» с их точки зрения решению: «Нужно всех болтунов запугать и закошмарить! Они все испугаются такого большого, сильного и храброго великана Балдо и сразу замолчат, да ещё и денег приплатят!» Сказано – сделано! Монте-негр начал энергично обзванивать всех недоброжелателей и методично  и регулярно запугивать их. Результатом такой деятельности стало то, что Балдо настроил против себя практически всех, кто его знал. А знали про него гораздо больше, чем говорили. Люди, по доброму германскому обычаю, стали писать на Балдо доносы, многие даже в тему. Прошмандовка Жанна тут же решила этим воспользоваться, чтобы поинтриговать. Она за спиной у Балдо сочинила на него серьёзный донос и всем сообщила, что подала его в полицию. На самом же деле Жанна начала шантажировать Балдо этим доносом, вымогая у него деньги за то, чтобы якобы забрать заявление. Балдо был встревожен таким развитием событий, ведь он же находился под следствием за танцы с дубинкой на дискотеке, за что ему уже грозил реальный тюремный срок. Дав Жанне денег с царского плеча, Балдо попросил её уговорить остальных знакомых также забрать свои заявления. Довольная своими успехами Жанна просто светилась от счастья.

   Прошло три месяца. Денег никогда не бывает много и Жанна попросила у Балдо денег на поездку в Турцию. Балдо к тому времени сидел на мели и отказал. Оскорблённая отказом, Жанна схватила приготовленный три месяца назад  донос и всё-таки отнесла его в полицию. К этому времени доносов на Балдо в полиции уже лежала целая куча. Разгневанная немецкая общественность требовала наказать наглого иноземца. Дабы предотвратить третью мировую войну, доносу дали официальный ход, решив устроить показательную расправу. Перепуганный, Балдо от такой лажи просто обосрался и перебрался жить к законной жене Карине. Отныне ему всюду мерещились заговоры и подставы. Балдо появлялся на улице только в сопровождении своей законной супруги, сделавшись на время идеальным мужем. Карина хоть и волновалась за мужа, но была на седьмом небе от счастья от такой метаморфозы с ним.

   Прошло четыре месяца. Жанна тем временем завела себе новых поклонников своей пушистой, по последней моде выбритой киски и постепенно всё забылось. Гром грянул среди ясного неба, когда Жанна вернулась из-под палящего солнца Туркестана. Августовским вечером она обнаружила в своём почтовом ящике повестку в суд, как раз по её доносу. Жанна и не думала, что дело дойдёт до суда. Ведь она уже и не помнила, что же именно она там написала. А Балдо было предъявлено нелепое обвинение: «Вы, батенька, преследуете нашу горячо любимую Жанну  и хотите её убить!» К тому времени Балдо уже успел получить один срок. Заикаясь от испуга, он нанял  лучшего адвоката в городе. И немудрено: по такой статье можно самому стать горячо любимым большими волосатыми мужиками! Шутки и лирика в отношениях любовников закончились. Балдо в буквальном смысле боролся за свою задницу, а Жанна – за свою репутацию. Недолго думая, Балдо смело заявил, что это не он, а Жанна его преследует! И это она сама его соблазнила, и это её нужно судить за растление несовершеннолетних, так как у него на родине совершеннолетия достигают в 50 лет!

   Началось заседание суда. Жанна подготовилась основательно. Просмотрев фильмы  «Адвокат дьявола», «Линкольн для адвоката» и «Мимино», она чувствовала себя магистром юриспруденции. Балдо же призвал на помощь весь клан Радуловичей, как всегда, дух своего умершего старшего брата, упаковку подгузников и адвоката. Сестра Галя дала Жанне твёрдый наказ: «Всё отрицай!» Вняв её совету, Жанна с невозмутимым видом привычно лгала, отрицая любые намёки на интимную связь с Балдо. А что ей ещё оставалось делать? Ведь следующим свидетелем был её муж. Неожиданно, следом за Жанной в зал суда проследовали по очереди ещё десять свидетелей, опровергнув все её показания. Кульминацией судебного разбирательства стал рассказ о «беременности» Жанны. Так как судья и прокурор были женщины, разбирающиеся в технической стороне дела, то смех над придурковатостью Балдо долго содрогал стены здания суда. Сжалившись над великовозрастным балбесом, суд признал Жанну виновной в растлении слабоумных и приговорил её к исправительным работам в общественных туалетах.

   Вот такой итог! Не зря говорят: «Не рой другому яму – сам в неё попадёшь!» Тщетно пыталась Жанна доказать, что все десять свидетелей в суде, включая её собственного мужа, сговорились против неё и оклеветали её. Одна треть  свидетелей, по её словам, были законченные наркоманы, готовые за дозу признаться в убистве президента Кеннеди. Вторая треть свидетелей, как явствовало из клятвенных заверений Жанны, были должны безработному бомжу Балдо крупную сумму денег за реализацию трёх тонн чистейшего кокаина и ради прощения долга готовы признаться, что это именно они, а не Ходорковский похитили всю российскую нефть. А последнюю треть свидетелей Балдо, оказывается, вообще запугал и затерроризировал, и они готовы сказать что угодно, лишь бы сицилийская братва оставила их в покое.

   Таков бесславный и поучительный итог этой истории. А по сему, заклинаю вас, молодые люди: «Если у вас с девушкой была групповушка, но она настаивает  что беременна именно от вас, потому что вы были первый или последний, или материнское сердце ей так подсказало, смело посылайте её на букву Х и тогда вы избежите не только звания величайшего лоха, но и многих проблем, включая визит к венерологу».


 



Последние комментарии

Так значит Декабрь был прощен? А как же Осень? Осень мне представляется не девушкой, а зрелой...


Соглашусь с Галой. Весьма социальное произведение. Обычно кто-то один выживает... Да и смысл междустрочный понятен. Вступление...


По смыслу текста нет вопросов, говорить можно бесконечно и сокрушаться - тоже... Вопросы по размеру: если...


Примерно так моя семья ремонт в квартире пережила))) На самом деле, я не поклонник апокалипсистического жанра,...


Алла Авдеева автор на Проза.ру ...


Алла Авдеева автор на Стихи.ру ...


Алла Авдеева автор на Стихи.ру ...


Алла Авдеева автор на Стихи.ру ...


Автор на Стихи.ру ...


Неизвестный
Алла Авдеева

...


Алла Авдеева ...


Dreamer
После прочтения тихой грустью отозвалась душа, будто теплые лучики солнца сквозь пелену облаков...


Dreamer
После прочтения тихой грустью отозвалась душа, будто теплые лучики солнца сквозь пелену облаков...


Вторая половина последней части получилась несколько смазанной. Будто автор спешил расправиться с этой историей и...


Привет, niki! Давненько не заглядывала) Начал читать твой опус. Как всегда -жизнь нараспашку, искрометный юмор,...