ГОП37. Нечеловеческое попадалово (Глава 2)

Просмотров: 20
 8 


Maximum2
02.10.2017 22:35

Косвенное продолжение рассказа «Дьявольская мобилка», так же создававшееся в виде форумной игры. Как и раньше, в тексте предлагается четыре варианта развития событий, из которых было выбрано по одному.


Авторы: Maelstrom, Maximum, Brick_Man, Skazochnik.

Автор идеи: Maelstrom. Редактирование: Maximum, Brick_Man.


НЕЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ПОПАДАЛОВО

(ГЛАВА 2)


Юре нечего было терять. Он был изгоем везде: в группе его чморили за ботанство, преподы тоже не особо котировали, потому что при всей своей ботаничности умом Юрик не выделялся. Тот же Спиногрыз вчистую уделывал его в математике. Все, что хорошо получалось у Юрца – зубрить историю да околонаучную муть. Так он откопал секту сатанистов и уцепился за нее, как за спасительную соломинку. Озлобившийся Юрец ненавидел весь презирающий его мир, поэтому угрызений совести не испытывал, спокойно запудривая мозги новым людям и заставляя их все глубже тонуть в болоте пороков. Благодаря невзрачному виду ему удавалось ускользать от внимания полиции и прочих сильных людей. С течением времени Юра стал главным вербовщиком культа и дослужился до второй ступени. Обряд инициации все новички проходили именно через Юрца. Даже несколько жертвоприношений он провел. Последнее жертвоприношение должно было привести целеустремленного изгоя на третью ступень. Как обещали мастера, тогда он смог бы напрямую контактировать со своим демоном-покровителем...

Черт его дернул окликнуть своего знакомого – Васька – в подворотне у ПТУ. Ну да это еще ничего, даже избиение он смог провернуть себе на пользу. Немного поколдовав тогда, Юрец охмурил Катю в качестве расплаты за способности, которые получил Вася. Девка была так наивна и так легко контролируема... Юра мог бы легко заставить ее отдаться ему, да только сильно боялся прогневать вышестоящих, ведь тем требовалась девственница для крупного жертвоприношения. Да и заманчивая третья ступень, патронаж...

И теперь все мечты рушились! Он сидит, привязанный к стулу, его пытают разъяренные гопники – дружки Васька. Более того, даже в секте Юру кинули – шифр от разблокирования связи был в том гребаном учебнике алгебры, который приказали доставить на адрес. Знали же, небось, что он слишком тупой, чтобы догадаться. К этому накладывался тот факт, что демоном-покровителем Юрца оказался не Сатана или кто-то другой мощный, о котором он наивно мечтал, а вшивый Имбецифер. И почему не начал догадываться, когда в качестве способностей получил насылание приступов поноса и повелевание комарами и мухами? Только способность вызвать дикую брезгливость у людей помогала Юрику, позволяя избегать лишнего внимания и сходить за невзрачного бомжа, когда это было нужно.

К дикому счастью, во время разборок с демонами удалось высвободить ногу. Теперь все или ничего! Либо он остается жалким чмошником, либо поступает на службу Рандомалиусу. Впрочем, Юрец был труслив, после попадания в портал вся его решимость куда-то улетучилась, и он уже жалел о содеянном.



***


Он был... нигде. Отдаленно это напоминало космос, чернота с переливами каких-то сияний вокруг. Юрец, все еще привязанный к стулу, просто парил в пустоте. Рандомалиус шагал от него по пустоте, как по твердой поверхности. Похоже, демон его даже не заметил.

– Эээээй! Не оставляй меня здесь!!!

Рандомалиус обернулся. Только теперь он уже не выглядел человеком. На месте головы было что-то аморфное и разноцветное, постоянно покрытое рябью. Тело также начало расплываться во все стороны. Юру как будто мгновенно притянуло и окружило сверкающим калейдоскопом Рандомалиуса.

– А ЧТО ЕСЛИ ОСТАВЛЮ? Ты хоть представляешь, куда ты зашел?

– Н-н-наверное... Я в из-з-змерении демонов?

– Без разницы, как ты это назовешь. Главное – тут ты полностью в моей власти. Ты и впрямь полный придурок. Ты в курсе, что отсюда никто не возвращался?

– К-к-как никто? Н-н-но я же читал в б-б-библиотеке, мастера д-д-девятой ступени могут переходить в ваш мир и черпать оттуда силу.

– Дебил! Возвращаются совсем другие личности, прямые манифестации контролирующих их сил. Вот сейчас я поглощу тебя и смогу зайти в твоей оболочке на землю, чтобы развлекаться самому.

– Сжальтесь, умоляю! Я буду в-в-верно служить.

– Пхаааахаа... Жалкий ушлепок, огребающий ото всех... ПРИВЯЗАННЫЙ К СТУЛУ, БЛЯДЬ, ПРИКОВЫЛЯВШИЙ ВМЕСТЕ С НИМ В НИЧТО, ХОЧЕТ МНЕ СЛУЖИТЬ!

Рандомалиус снова зашелся в припадке смеха, как тогда, в подвале. Только теперь это смотрелось еще страннее, без человеческого облика.

– Ладно, ты настолько жалок и смешон, что можно дать тебе шанс. Ты хотя бы сумел правильно назвать меня, когда я появлялся. Многие из дебилов вашей «секты» даже сами не знают, кому служат.

– Я т-т-тоже не знал. Д-думал, что сатане...

– Ххха, великий повелитель поноса, вершитель судного дня. Да ты вообще ничего не знаешь. С радостью сообщаю тебе, что основатель всей этой байды в своих экспериментах связался не с демоном, а с ангелом. И начал строить орден, чтобы остановить конец света. Впрочем, ты даже не знаешь о нем, ведь его давным-давно убили его «последователи».

– Штааа?

– Да-да, только он не понимал, что ему просто ПОВЕЗЛО нарваться на более благосклонную сущность. Ангелы, демоны – это все слова вашего языка. Нас тут бесчисленное множество, и вы сами не представляете, с какими силами играете. Хотя, честно признаться, верхушка ордена отлично знает, что делает...

– А что д-д-делать мне?

– ХА. ХА. ХА. Ты пришел сюда, чтобы служить, и сам не знаешь, что тебе делать? НУ-КА ОТВЕЧАЙ, ЧТО МНЕ НУЖНО?

Юрец запаниковал и захлопал ртом, как рыба... Он попытался вспомнить все, что читал о Рандомалиусе. Повелитель случая, совершенно непостоянен. Нельзя ему служить, потому что нельзя чего-то от него ждать. «Вот и все, допрыгался. Попал я здорово, пошел служить самому случаю». Есть только один шанс в столь отчаянной ситуации… в правильном ответе может быть его спасение.

– Да не знаю я! Ты сама случайность, у тебя не может быть настоящих последователей, так как твои цели неизвестны, а желания непредугадываемы.

– Правильно, хорощщий мальчик, – картинно произнес калейдоскоп и продолжил. – Вот именно поэтому у меня нет причины убивать тебя: у меня ведь нет цели для нахождения в вашем мире в твоей оболочке. Но есть ли у меня причина оставлять тебя в живых?

– Я НЕ ЗНАЮ! Главное, что у меня нет другого выхода. В моем мире я полный изгой, я просрал все. Единственное, что мне остается – уповать на случайность! Есть шанс, что я умру, но я бы и так умер у себя дома либо влачил безумно жалкое существование! Но есть шанс, что ты одаришь меня великой силой и вернешь обратно! Я СОЗНАТЕЛЬНО ИДУ НА РИСК!

– Бггг, да не пизди ты. Ты бездумно залез в портал, обосравшись от страха. Впрочем, немного мою суть ты понимаешь. Так что это будет забавно, я надеюсь... Скажи, докуда ты спускался по лестнице в ваших катакомбах?

– А? Этажа до пятнадцатого...

– А ты видел дно?

– Я пробовал светить фонарем, ничего не видно. Одного из пленных ради эксперимента пустили глубоко вниз, прибежал с начисто поехавшей крышей, орал, что там внизу монстры.

– Молодец. То есть о кое-чем ты догадываешься. А теперь давай поразвлекаемся...



***


И тут лучи отовсюду впились в его плоть. Юра заорал от жуткой боли. Прямо в его голове тем временем проносилось.

«Тааак, что же мне теперь сделать, чтобы было веселее для нас обоих? Тебя ж Очкариком кличут, а знаешь, как их еще называют? Четырехглазыми! Воплотим-ка это!»

Как будто куча лезвий впились в его лоб и щеки...

«Тааак, давай обыграем стул, к которому ты привязан. Ты же неотделим от него. Будешь первым в мире человеком-стулом!»

Тут Юра почувствовал, что сидение куда-то отвалилось, но вот передние ножки впились в ступни, а спинка начала буквально врастать в его спину и позвоночник.

«Продолжим. Веревку давай тебе на голову намотаем. Будешь веревочной медузой горгоной, ха-ха-ха».

Сотня толстых червей впилась в его голову.

«Хотел служить чертовщине? Становись чертом! Осталось добавить только черной шерсти и когтей...»

Юра не знал, сколько времени продолжалась эта пытка. Наконец боль прошла.

«А теперь давай полюбуемся на то, что получилось».

Тут дух Юры отделился от тела, и он увидел самого себя со стороны...

БЛЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯ! Вот это урод.

Черный мохнатый черт. На лбу четыре здоровых красных глаза, зубы деформированы и выдаются вперед, как жвала.

На голове шевелятся скользкие сардельки вместо волос.

Вместо ладоней когтистые лапы.

На ногах копыта, напоминающие по форме фигурные ножки стула.

Во всю спину огромный костяной нарост, опять же напоминающий узор спинки стула. В районе таза сзади из тела выдаются две вроде бы ноги, многосуставчатые, тоже похожие на задние ножки стула, но оканчивающиеся острыми шипами.

«Нравится? Ну что ж, поехали, иди в свою новую жизнь. Ты теперь полное чудо-юдо. Зато зрение тебе подлатал, можешь видеть без очков, да еще в кромешной темноте в инфракрасном спектре.

И еще мой персональный дар: власть случайности над неуверенностью! Любому сильно сомневающемуся и неуверенному человеку ты сможешь внушить что-то, и он сочтет это случайно пришедшей в голову отличной идеей! В твоем текущем состоянии это сильно пригодится, ведь с общением теперь будет еще больше проблем, бугагага! На стойких и уверенных это не сработает, помни. Испуг тоже не считается, при страхе в человеке наоборот мобилизуется все, хаос в мыслях наступает только при полной панике.

И напоследок задание: ПОЙДИ ТУДА, НЕ ЗНАЮ КУДА, ПРИНЕСИ ТО, НЕ ЗНАЮ ЧТО. Ну, ты понял».



***


Все исчезло. Темнота. С запозданием пришла боль. Юра понял, что валяется на полу. Раз он ощущает пол, то почему ничего не видит? Что там говорил демон по поводу зрения? Ну-ка...

Небольшое усилие воли, и он уже видит все в синем цвете. Инфракрасное зрение. Юра приподнял голову и понял, что находится в огромном лестничном пролете. Том самом, расположенном в сектантском подземелье.

За спиной Юрца была заколоченная досками дверь.

Встать Юре удалось не сразу. Когти на руках слушались плохо, на копытах стоять вообще было невозможно. Пришлось поддерживать себя дополнительными конечностями-шипами сзади.

«Я гребаное насекомое, стою на четырех ногах».

Впрочем, шипы на «задних ногах» явно предназначались как оружие. Научиться бы ходить на двух копытах.

Попытка пошевелить челюстями. С трудом, но получается что-то говорить.

Итак, подумал Юра, что у него есть? Рандомалиус превратил его в монстра и отправил на бездонную лестницу себе на потеху. Уже неплохо. Что хотел сам Юрец? МЕСТИ. Всему живому. Обществу – за презрение. Ваську и его компании – за сломанную мечту. Да даже культу – за то, что, как оказалось, они с ним тоже не считались. Ну, ничего, теперь он не какой-нибудь прислужник пердуна-Имбецифера. Теперь они за все поплатятся!

Сверху донесся какой-то шум и отвлек Юрца от мыслей о возмездии. Зато возникла куча вопросов. На каком он этаже? Сколько времени прошло? Сидят здесь все еще культисты, или все заброшено? И что ему сейчас делать? Он ходить-то с трудом умеет.


1. Поковылять наверх. Там хотя бы должен быть выход.

2. Поковылять вниз. В полную неизвестность.

3. Затаиться и ждать, пока источник шума не спустится вниз. Да, тут страшно и опасно, но теперь, думал Юрик, опасность – это я!

4. Попытаться выломать дверь и пойти в проход.


***


3. Затаиться и ждать, пока источник шума не спустится вниз. Да, тут страшно и опасно, но теперь, думал Юрик, опасность – это я!


Шум и не думал прекращаться. Кто-то спускался по лестнице.

Юрик лихорадочно перебирал варианты. Как поступить? Побежать наверх, в надежде, что источник шума окажется человеком, напугать его и прорваться наружу? Ладно, допустим, все получится. Выберется он из убежища секты и что? На улицах города в таком виде он продержится недолго. Зацапают сразу. Или убьют, не пожелав разбираться. Нет, наверх путь заказан.

Рядом заколоченная дверь. Может, попытаться ее выломать? Тоже не годится. Он поднимет грохот, и получится только хуже. Попасть за дверь не мешало бы, но тут требуется какой-то другой способ.

О том, чтоб бежать вниз, в объятия неизвестности, Юрик даже думать не желал.

А шаги меж тем слышались все ближе и ближе. Юрий в отчаянии обхватил голову своими когтистыми лапами – и вдруг оказался в кромешной тьме.

От неожиданности он даже забыл удивиться. В панике замахал руками – снова возник инфракрасный спектр. Чуть подумав, положил лапы на лоб – опять темнота.

Тогда Юрец попробовал прикрыть свою верхнюю пару глаз, не закрывая нижнюю. Инфракрасное зрение ожидаемо исчезло.

«Это я их случайно прикрыл, когда за лоб схватился. Стало быть, верхние глаза видят инфракрасным светом, нижние – обычным. Это-то понятно. Но как оно мне поможет скрыться от незнакомца?»

А шаги звучали уже в паре лестничных пролетов от Юрца.

«Видимо, никак», – обреченно подумал он.

В такие моменты он обычно махал на все рукой, отдаваясь на волю случая. Раньше такое всегда помогало – и в родном дворе, и в ПТУ, видя Юрца вялым и аморфным, его били не долго. Сейчас бедолага решил применить эту старую тактику. Встав у стенки, жертва Рандомалиуса застыла на месте, стараясь не шевелиться.

Из-за угла показался свет фонарика.

«Уф! Не встречал монстров, которые умеют пользоваться фонариком. Это точно человек. Но все равно страшно. Если убежит и поднимет тревогу, мне конец».

Владелец фонарика не заставил себя долго ждать. Ага. Сектант, судя по форме, новичок. Видимо, совершает обход. Совершенно ненужный, кстати. Во времена пребывания Юрия в секте он сам так гонял новоприбывших, заставляя обходить как можно больше нижних этажей. Он и другие наставники еще спорили между собой, чей рекрут продержится дольше.

Да, был же недолгий период, когда наш несчастный чувствовал себя человеком! А теперь Юра и не человек вовсе. И салага примет его за того, кем он является – за чудовище.

Так, спокойно. Надо стоять неподвижно, в том и спасение.

Когда-то Юрец, всерьез намереваясь поступить в театральный, ходил на курсы актерского мастерства. Недолго, правда – на репетициях он жутко переигрывал, и все в открытую над ним потешались. Хоть лицедейские деньки закончились быстро, кое-что из услышанного на лекциях Юрец не забыл. А именно – чтобы сыграть роль, надо вжиться в нее. Представить, что твой персонаж – это ты сам. Как-то так.

В соответствии с правилом Юра мысленно начал повторять:

«Я статуя. Я неподвижная статуя. Таких чудищ как я, не существует в природе. Если вы видите такое чудище, значит оно не что иное, как статуя. Ничем, кроме статуи, чудовище перед вами быть не может…»

Луч фонарика скользнул по фигуре Юрца. Сектант посмотрел на странное уродливое существо, стоящее на лестничном пролете, выразил глазами недоумение и… отвернулся.

«Подумать только, сработало! Значит, я все-таки актер!» – Юрец облегченно вздохнул.

Вот вздыхать, да еще так громко, не следовало бы! Услышав неожиданный звук, эхом прозвучавший в безлюдном пролете, сектант резко обернулся, наставив на чудовище фонарь.

«Все, пропал!» – внутри у Юрика все оборвалось. Еще и в животе противно заурчало со страху. Конец, разоблачен!

Пытаясь ухватиться за соломинку, он скороговоркой про себя забормотал: «Я статуя, я статуя, статуи не могут издавать звуки, если вы слышали звук, то вам показалось, я статуя, я статуя, я статуя…»

Сектант вдруг пожал плечами, отвернулся и затопал вниз.

Юра не верил глазам. Неужели новобранец настолько тупой? Не мог же Юрец своими сбивчивыми мыслями задурить ему башку. Или мог?

Точно! Подарок Рандомалиуса! Юноша, похоже, патрулирует лестницу первый раз, и, конечно, жутко в себе не уверен. Комплексуя, паренек не знает, в порядке вещей нахождение непонятного чуда-юда на лестнице или нет. Потому он легко принял мысль о том, что видит лишь искусную статую.

Надо же! Юра и не думал, что этот странный мудреный дар пригодится. Раз магия Рандомалиуса оказалась такой ценной, надо использовать ее на полную катушку. Пока горе-сектант не ушел далеко.

Направив взгляд на пролет вниз, Юрий мысленно начал вещать:

«Статуе не место в пролете. Нужно поставить ее не на виду. Как насчет этой заколоченной двери? Оторви доски, отопри дверь и закати статую вовнутрь. Любой бы на твоем месте поступил так же. Если высшие узнают, они тебя только похвалят за такое…»

Чувство ответственности у юноши явно было развито больше, чем уверенность в себе, поскольку он мгновенно влетел наверх и обратил взгляд на таинственную дверь. Схватившись за верхнюю доску, паренек с силой рванул. К счастью для Юрца, заколочена дверь была халтурно, явно лишь для вида. Без приключений новобранец освободил от досок весь дверной проем.

Пинками отбросив деревяшки в стороны, юный сектант достал из-под мантии огромную связку ключей. Найдя подходящий, он вставил его в замочную скважину и повернул. К радости Юрия, дверь легко отворилась.

Подойдя к неподвижному чудищу, парнишка не без робости взял его за шерстистую талию и дернул на себя. Отодвинул от стенки, зашел со спины и, упершись в твердый панцирь чудовища, начал толкать. Юрец старался не двигаться, лишь время от времени незаметно для сектанта потихоньку отталкивался от пола задними шипастыми ногами.

Оказавшись внутри комнаты, Юрик первым делом посмотрел на дверь. С внутренней стороны она запиралась на засов. То, что надо!

«Нет необходимости запирать дверь снаружи. Раз проход в комнату заколотили, значит, комната никому не нужна. А если не нужна, то и запирать ее не нужно».

Горе-сектант купился и на это. Вытерев пот со лба, он нерешительно затворил дверь, и, не касаясь ключей, ушел.

Не медля, Юрий доковылял до входа и, зацепив когтистой лапой засов, задвинул его до отказа.

«Уф! Наконец-то я в безопасности! Теперь надо осмотреться».

Судя по всему, комната была покинута давно. Стены в потеках и паутине, штукатурка облупилась, с потолка капает вода. Пол до отказа завален обломками деревянных ящиков и грубой оберточной бумагой. Осмотрев помещение, Юрик решил, что тут когда-то был склад. Другого выхода из комнаты не было, что Юрия вполне устраивало.

«Теперь надо оценить, на что мой новый облик способен», – подумала жертва Рандомалиуса. Прислонившись к стене и опершись на свои странные задние ноги, стуло-черт стал рассматривать самое себя.

Вначале, старательно ощупав черную шерсть, покрывавшую тело, Юрик убедился, что она не только в меру длинная и густая, но и довольно прочная. Если какое-нибудь существо нападет на него и укусит, велик шанс, что зубы врага завязнут в шерсти, забив агрессору глотку.

Когти на лапах, крепкие и острые. Ну, тут понятно. Пусть попробует кто нарваться – один взмах, и враг вмиг будет располосован!

Костяной панцирь на спине. Очень твердый. Выдержит любой удар, возможно, что и пулю. Стоит лишь повернуться спиной, и надежная защита обеспечена.

Впрочем, сзади не только защита, но и оборона. Странные ножки (Юра про себя стал называть их «седушками») крепкие, очень гибкие, с шипами на концах. Вот только научиться бы при ходьбе каждый раз на них не опираться…

Ну, и копыта на передних, основных, ногах. Годятся, чтобы разбить что-нибудь. И, конечно, как оружие.

Юрик уже хотел начать учиться ходить на двух ногах, но тут вспомнил о своих волосах. Окаянный Рандомалиус вживил горемыке в голову ту противную веревку, которой Рома Спиногрыз давеча его связал. Может, и она не просто так? Что, если…

Юный монстр сконцентрировался. Веревочные пряди на его голове медленно стали удлиняться, пока не дошли до потолка. Чуть подумав, он нацелился инфракрасным взглядом в раздолбанный деревянный ящик, лежавший у дальней стены, и тряхнул головой. Веревка выстрелила и, долетев до стенки, обвила ящик в три слоя. Оставалось лишь дернуть головой и подтащить цель к себе.

«Блин! А это круто на самом деле! Пусть я с виду урод уродом, зато весь из себя – настоящая боевая машина! Эх, попадись мне сейчас Васька и компания! Я бы их!..»

Представив, как голыми руками отрывает Ваське голову, Юрец ухмыльнулся от предвкушения. Но пока нужно научиться самому главному – ходить на этих чертовых копытах!



***


На тренировку Юрец убил часа два, а то и три – так он думал, ведь определить точное время наш монстр не мог. Поначалу было тяжело – обычный человек на его месте чувствовал бы себя так, будто ему отрезали ступни и взамен пришили ходули. Или, что ближе к истине, протезы. Но Юрчик упорно терпел. В нем вдруг проснулась такая воля, которой он от себя и не ожидал. Правильно говорят: если обстоятельства прижмут, то и не на такое станешь способен.

В итоге Юрик достиг уверенных успехов. Ему уже удавалось свободно двигаться с небольшой скоростью, не помогая себе сзади седушками. Даже получилось пробежать метра три от одной стенки комнаты к другой, правда, упав в конце маршрута.

Решив, что на сегодня все, Юрец сел на пол и отдышался. Усталость не беспокоила, зато сильно хотелось есть. И, по мере того, как проходила каждая минута, чувство голода все усиливалось. Юра, конечно, терпел, но со временем, голод стал невмоготу.

Жалея о том, что не внушил сектанту мысль принести заодно и жратвы, Юрий размышлял, как поступить. Внезапно он заметил, что в комнате не один. Из нор вдоль стен высовывались острые крысиные мордочки; некоторые грызуны смело копошились в бумаге посреди помещения.

Юрца крысы ничуть не боялись. Одна из них настолько обнаглела, что забралась ему на правую ногу и уселась там. Кровожадно улыбнувшись, Юрик резким движением руки прикончил беспардонную тварь.

Прочие крысы отбежали подальше. Юрец, страдая от мучительного голода, посмотрел на поверженного грызуна, и внезапно слюна стала собираться у него во рту.

«Что? Жрать крысу! Я еще не опустился до такого!»

С другой стороны, терпеть голод дальше было невозможно. А крыса, пусть дрянь, гадость, но как-никак мясо… К тому же, теперь он не человек, а гребаный монстр, и ему уже нечего терять…

Охнув, Юрец схватил истекающий кровью трупик, и, кривясь от отвращения, стал вспоминать уроки актерской игры:

«Это не крыса. Это курочка, жареная курочка. Сочная, вкусная курочка. Только что из духовки. С хрустящей корочкой, с пряными специями… А запах такой, что слюнки текут… Аааааа!» – Чувствуя, что внутри у него что-то оборвалось, Юра резко бросил крысу в рот и звонко заклацал челюстями.

Неожиданно, организм не отторг отвратное угощение. Конечно, ничего приятного во вкусе убитой крысы не было, но голод стал меньше. Даже захотелось продолжения банкета.

«Да, я и правда теперь гребаный монстр. Со всеми вытекающими. Надо убить еще пару штучек. Стоп! Да что эти крысы творят?!»

Вместо того, чтобы разбежаться по углам, грызуны, наоборот, со всех нор собрались посреди комнаты, сбившись в огромную кучу. Сначала куча напоминала громадный пищащий шар, но потом она стала вытягиваться, становясь продолговатой. Спереди она вытянулась в длину еще больше. Маленькая группа крыс подбежала к скоплению с разных сторон и присосалась к нему, образовав четыре отростка. Другая крысиная когорта впилась зубами друг в друга, образовав цепь; крайняя крыса прицепилась к общей куче зубами, таким образом, присоединив к ней пятый отросток, более длинный, чем остальные.

Куча встала на четыре ноги, и махнула длинным хвостом.

«Матерь божья», – Юрик просто обалдел. «Крыса, состоящая из крыс! Бля, я в ночном кошмаре!!!»

Но и это было не все. Из ниоткуда появились еще несколько грызунов. И как они были ужасны! Из пасти у них торчали огромные, невообразимой длины, зубы. С такими зубами крысы просто не могли бегать по полу на четырех ногах – они, подняв головы, неуклюже ковыляли по полу на двух.

Часть зубастых крыс присосалась к лапам страшилища, одна из уродин зацепилась за хвост. Прочие же мерзкие создания прыгнули огромной крысе в раззявленный рот. Через мгновение перед Юрцом предстала жуткая тварина, с острыми зубами на лапах и хвосте и громадной хищной челюстью в пасти.

«Твою! Же! Мать!», – пронеслось в голове у Юрия.

Теперь он понял, почему была заколочена дверь.


Как наш (недо)герой должен поступить?

1. Принять бой и сделать все, чтобы убить монстра (он будет первым и далеко не последним Юриковым трофеем).

2. Приняв бой, попытаться ранить тварь, и, воспользовавшись ее замешательством, сбежать.

3. Бежать из комнаты куда глаза глядят.

4. Призвать на помощь Рандомалиуса. Демон ведь не захочет, чтобы потеха с Юрием окончилась так быстро и бесславно.


***


3. Бежать из комнаты куда глаза глядят.


Принять бой? Да он только-только ходить научился. Да и как бороться с огромной сворой крыс? Ну, раздавит он штук пять-шесть от силы, а дальше что? К тому же, при таком численном превосходстве, они запросто «обволокут» его целиком и сожрут. И никакая шерсть не спасет. Рандомалиус – не ангел-хранитель. Делать ему больше нечего – прибегать на помощь четырехглазому неудачнику.

Нужно бежать. Но куда? Вверх бежать нельзя. Если он засветится, то все может еще сильнее осложниться. Да и сможет ли он в одиночку что-то сделать на поверхности? Ну, придет отряд колдунов, забросают его файерболами, и дело с концом. Нет. Пока наверх выходить нельзя. Тогда единственное, что остается – бежать вниз. Сколько в обители этажей, неизвестно, так что в тупик Юрец вряд ли попадет. Есть, конечно, опасность наткнуться на кого похлеще. Но в данном случае риск был меньшим, так как вокруг стояла полная тишина.


В общем, решив, наконец, что ему делать, Юра перешел от мыслей к действиям. Он максимально быстро отступил спиной вперед, забрасывая крысотварь всем, до чего дотягивались его веревочные щупальца. Отодвинув засов на двери, стуло-черт выскочил в пролет и тут же побежал вниз. Главное – набрать дистанцию. Юрец бежал очень быстро, но крысотварь была хитрее – она рассыпалась на составляющие и просто «стекала» вниз, как вода.

«М-да, дело дрянь...» – подумал Юра, оглядываясь назад. Как вдруг во что-то врезался. Упав с пролета и перекувыркнувшись, беглец увидел знакомое лицо – это поднимался наверх тот проверяющий юнец с фонариком. Юрец, недолго думая, толкнул его что было сил навстречу крысиному потоку. Бедного паренька тут же обволокло целиком, с ног до головы. Даже криков не было слышно. Несчастный лишь махал руками и ногами. Недолго. Любоваться этим зрелищем стуло-монстр не стал, ведь гибель юнца принесла ему то, что было нужно – драгоценные секунды. Убежав еще пролетов на десять вниз, Юрий остановился и прислушался. Шорохи наверху постепенно стихли. Значит, крысомонстр уже закончил и ушел.

«Надо подниматься, пока еще кого-то не встретил, тут еще опаснее...» – подумал Юра, но все же решил немного осмотреться. Стены с каждым пролетом становились все более обшарпанными, черными, словно от копоти, а лестница – более ржавой и погнутой.

Взгляд Юрца перешел на надпись на стене, которую он заметил не сразу, потому что зрение-то инфракрасное. Надпись гласила: «СПУСКАТЬСЯ НИЖЕ МОГУТ ТОЛЬКО СЛУЖИТЕЛИ ШЕСТОЙ И БОЛЕЕ СТУПЕНЕЙ»

«Твою же мать, шестая ступень... из девяти... до поверхности отсюда точно не меньше километра вертикально вверх...» – подумал он, и глянул меж пролетов вверх – где-то очень далеко виднелась едва заметная точка света. Бывший культист даже представить не мог, что когда-нибудь ему удастся забраться так глубоко.

«Может быть, я узнаю, что внизу этой лестницы? Нет, чушь собачья. Там не может быть абсолютно ничего хорошего. Но все равно до жути интересно... А этот парень молодец – не побоялся спуститься так глубоко. Даже жаль как-то, что он обратно уже не вернется. Я в свое время дальше третьей ступени так и не рискнул идти, надо мной долго потешались из-за этого. Ну и что? Теперь смельчак мертв, а трус жив. Ладно, нужно осмотреть дверь... стоп, а где дверь?!»

Двери не было. Впопыхах, убегая вниз, Юра не заметил, что на последних 4 этажах не было дверей. Глянув на пролет вниз, он заметил, что там дверь все-таки есть. Ну, делать нечего, нужно проверить. Дверь не была заколочена. На ней висела надпись на непонятном языке символов.

«Что это за знаки? Неужто древний демонический язык? Эх, Рандомалиус, в черта превратил, а языку местному не обучил».

Юрец приоткрыл дверь и заглянул – вроде никого. Зайдя в помещение, он понял, почему на этажах выше нет дверей – помещение было с очень высоким потолком. Повсюду стояли огромные шкафы, множество полочек, лестницы и... книги?

«Да это же библиотека!!!» – радостно про себя воскликнул стуло-черт, и бросился к складу бесценной информации.

Книги о культах, истории, мифы и прочая хрень, которой Юра когда-то охотно увлекался, когда был человеком.



***


Он продолжил осматриваться. Среди полок были не только книги, но и всяческие свитки и рукописи. Юра мельком смотрел все это в надежде найти что-то полезное. Возле одной из стен библиотеки он увидел сооружение вроде пьедестала, на котором лежала очень старая книга. Весьма толстая. Обложки не было, весь текст на демоническом языке.

«Вот срань! Книга, видимо, очень важная, раз лежит на пьедестале... Я должен узнать, что в ней... Я же черт, я ОБЯЗАН знать демонический язык... Так, а если сфокусируюсь...» – около минуты Юрец внимательно вглядывался в символы.

Внезапно у стуло-монстра словно что-то щелкнуло в голове. Миг, и он начал понимать чужой язык. Видимо активировалась часть мозга со знаниями, которые ему заодно вложил Рандомалиус. Текст гласил:

«Демоны, ангелы и прочие существа миров иных», автор не указан, внизу цифры «666».

Глаза у Юрца расширились почти вдвое, все четыре.

«Не может быть... та самая книга!!! Я думал, это просто слухи...» – действительно, он несколько раз слышал упоминание об этой книге в беседах высшего начальства. Но даже они не знали наверняка, миф эта книга или все-таки реальность... Та самая, легендарная книга о демонах, написанная мастером 9-й ступени в 666 году. Для Юрца было несказанным везением найти такой источник знаний.

«Значит, в ней я могу узнать все о Рандомалиусе... и других демонах тоже, по-крайней мере, о старых демонах. Придурки вроде Имбецифера меня не интересуют. Но как мне это поможет? Про Рандомалиуса я уже знаю во много раз больше, чем все эти дебилы наверху, вместе взятые...

Рандомалиус... что ему от меня нужно? Конечно, развлечение. Больше ничего. Он не собирается помогать, не собирается превращать обратно в человека. Дал задание, которое выполнить невозможно. Если я не буду его развлекать – он меня убьет, либо бросит гнить где-нибудь. Если буду его хорошо развлекать – он будет требовать еще. Вечно. В любом случае, в человека он меня уже точно никогда не превратит. Твою мать, ну зачем, ЗАЧЕМ я полез за ним в портал? Ну, избили меня Вася и его гоп-компания, ну сломали мой прибор. Я бы все равно смог вернуться в секту, ведь у меня там были кое-какие связи. Хотя бы в этой секте я мог подняться в обществе. Почувствовать себя КЕМ-ТО. Теперь же я еще сильнее отдалился от цели – сейчас я изгой в максимальной степени. Кому я смогу отомстить, если даже выйти отсюда не могу? Нет, это не то, чего я хочу. Я хочу снова стать человеком. Но как? Демон заколдовал – демон должен расколдовать. Но Рандомалиус ни за что не станет... стоп, а почему это должен быть обязательно Рандомалиус? Почему не кто-то другой? Вася все-таки хитрец – додумался натравить одного демона на другого. Может мне удастся сделать то же самое? Рандомалиус один из сильнейших... но не САМЫЙ сильный. Так, сейчас посмотрим...»

И Юрик принялся детально просматривать каждую страничку ветхой рукописи. Демонов великое множество, у них своя иерархия. Наверняка и у Рандомалиуса есть враги.

Через двадцать минут Юрец, наконец, нашел то, что искал.

«Фатэлисс, демонесса высшего порядка, предводитель класса «Вершители Судеб»… Имеет власть над судьбами людей, может их переписывать сколько угодно раз. Очень серьезна, ненавидит неожиданности. Презирает класс «Демоны Хаоса» и их предводителя, Рандомалиуса, в частности, так как те оказывают влияние на написанные судьбы и вносят в них полный беспорядок...»

«Шикарно, просто шикарно, именно то, что мне нужно!!! Эх, перейти бы к ней на службу! Она бы и человеком меня сделала, и в люди вывела...» – Юрец явно впадал в беззаботные мечтания. – «Но как ее вызвать? Тут не сказано...» Мысль оборвалась. Краем уха стуло-монстр уловил едва слышные шорохи, доносящиеся с противоположной стороны библиотеки. Шорохи постепенно нарастали.

«Нужно валить наверх, книгу возьму с собой. Потом разберусь, что делать дальше».



***


Чтобы избежать контакта с неизвестной тварью в библиотеке, Юрец быстро вышел, аккуратно закрыв дверь. Он не спеша поднимался вверх по лестнице, стараясь не шуметь, при этом продолжал размышлять.

«Вот что интересно. Сейчас я монстр. Но я же был человеком. Так может и другие твари, которые тут обитают – такие же бывшие люди, ставшие жертвой проказ своих мастеров? Может быть, стоит попробовать с кем-то из них пообщаться? Хотя неизвестно, сколько они здесь пробыли. Многие, наверняка, окончательно утратили человечность. Но, может быть, мне удастся с кем-то поговорить?» – бывший человек закончил рассуждать, когда наткнулся на чей-то скелет. Горящий фонарик, валявшийся неподалеку, не давал соврать – то были останки давешнего юнца. Только Юрец взглянул на старательно обглоданные кости, как вдруг его пронзил жуткий голод, про который он, казалось, уже забыл.

«Блин! Даже малюсенького кусочка мяса не оставила, тварь... Впрочем, теперь она сыта, и, наверняка, не будет вести себя так агрессивно. Может быть мне стоит попробовать «познакомиться» с ней еще раз? Ну, неудачно начали, извинюсь, а там будь что будет...»

Собрав мысли в кучу, он вывел для себя следующие варианты:


1. Попробовать «познакомиться» с крысомонстром еще раз.

2. Сначала догрызть кости, в надежде, что это хоть немного погасит голод.

3. Попробовать застать сытую тварь врасплох и убить, а затем сожрать.

4. Найти какую-нибудь каморку, забиться в нее, и продолжить изучать книгу.


***


1. Попробовать «познакомиться» с крысомонстром еще раз.


«Решено», – подумал Юра – «надо попытаться заговорить с тем монстром из крыс. Если у него есть хоть какое-то подобие разума, то можно попробовать убедить его стать моим союзником. Мы ведь оба монстры и оба ненавидим людей. А если тварь не станет меня слушать? Что тогда? Может полистать сперва книгу, вдруг там найдется что-нибудь об этом монстре? Недаром ведь говорят: знание – сила!»

Подобрав с пола фонарик, Юра кое-как уселся в углу лестничного пролета и принялся изучать древний фолиант. Листая страницу за страницей, он старался не терять бдительности и, как мог, напрягал слух – ведь на этой зловещей лестнице малейший шорох мог означать приближение враждебного существа. Но Юре везло – вокруг была гробовая тишина, так что у него было достаточно времени, чтобы найти то, что искал.

Первое: демонессу Фатэлисс можно призвать, устроив значительное изменение в судьбах большого количества людей, чем больше, тем лучше. Практически гарантированный вариант, если эти люди будут из числа ее слуг-культистов.

И второе: монстр из крыс по имени Ратус является порождением демона Вельзевула – «Ненасытного пожирателя» (Юрец вспомнил, как в секте ему рассказывали, что именно Вельзевул устраивает нашествия саранчи на поля и другие подобные бедствия). Ратус почти не обладает разумом, но понимает язык демонов, откликается на свое имя и способен немного говорить. Он пытается сожрать всех, кто слабее его, но, как и все демонические твари, предпочитает человеческое мясо.

Юрец закрыл книгу, и его клыкастая пасть растянулась в подобие улыбки. Теперь он знал, что нужно делать. Стараясь не поднимать лишнего шума, стуло-черт начал медленно подниматься по лестнице.

Через некоторое время Юрец оказался у распахнутой двери в ту самую комнату-склад, где обитал крысомонстр. Напрягая свое инфракрасное зрение, наш «герой» осторожно вошел внутрь. Да, как он и предполагал, тварь вернулась в свое логово. Повсюду в комнате копошились крысы. Заметив непрошеного гостя, грызуны тут же начали собираться в огромную кучу. Еще немного и живая масса двинется на него.

«Ратус!» – громко крикнул Юрец.

Крысиная куча вздрогнула и остановилась. Писк сотен крыс стал сливаться в единый визжащий голос, в котором Юрец смутно распознал слова демонического языка.

«Мо… мо… мо-е… и-мя…» – провизжала тварь.

Успешное начало обнадежило Юрца и он продолжил:

«Слушай меня, Ратус. Ты долго пребывал в заточении, но пришел я – твой демонический собрат. Я освободил тебя и угостил любимой пищей. Тот человек, которым ты недавно полакомился, был моим подарком. Скажи, тебе понравилось угощение?»

Куча крыс одобрительно завизжала.

«Тогда радуйся», – продолжал Юрец – «Ибо прямо над нами (он поднял вверх свой когтистый указательный палец) тебя ждут десятки, сотни таких же. Путь свободен! Ешь, Ратус, ешь вволю!» Слова демонического языка он подкрепил мысленным внушением – примитивный разум крысиной твари был податливей некуда.



***


С оглушительным радостным визгом аморфная крысиная масса обогнула Юрца и ринулась вверх по лестнице. Злорадно ухмыляясь, стуло-черт пошел за тварью следом. Ратус был идеальным помощником в такой ситуации, ведь монстра, состоящего из сотен отдельных крыс, уничтожить быстро не смогут даже самые прокачанные сектанты. Вдобавок, подавляющее большинство членов секты начали качаться совсем недавно и вряд ли смогут дать Ратусу серьезный отпор. Монстр сожрет множество сектантов, и очень вероятно, что подобное вмешательство в судьбу заставит Фатэлисс явиться в мир людей.

Погруженный в свои мысли, Юрец шагал по лестнице, а сверху уже доносились отчаянные крики. Без сомнения, Ратус уже нашел своих первых жертв, и ограничиваться ими монстр явно не намеревался. И пока Юрец шел, криков наверху становилось все больше, и все громче звучал отвратительный крысиный визг.

Когда Юра, наконец, выбрался на первый этаж штаб-квартиры сектантов, там царил полный хаос: повсюду валялись обглоданные человеческие скелеты – следы кошмарного пиршества Ратуса – и повсюду были крысы. Сотни и сотни крыс. Это озадачило Юрца. Сейчас тварей было ощутимо больше, чем раньше, когда они покидали свое логово. Внезапно Юра увидел, как недалеко от него одна крупная жирная крыса вдруг замерла на месте. Затем ее тело, от морды до хвоста, рассекла кровавая трещина, которая быстро расширялась. Через пару секунд крыса оказалась буквально разделена надвое. Обе половины на оставшихся лапах отползли друг от друга, а затем начали быстро восстанавливать недостающие части тела. Вскоре это были уже две полноценные крысы. «Вот оно что», – подумал Юрец – «Ратус жрет и растет за счет этого. А чем больше он вырастет, тем больше сможет сожрать – геометрическая прогрессия. Поистине дьявольское создание».

Однако, не все сектанты были сожраны монстром. Осмотревшись получше, Юра увидел, что метрах в десяти от него два человека держали круговую оборону, стоя спина к спине и сжигая атакующие полчища крыс потоками пламени из рук. Очевидно, то были культисты высокого ранга с хорошо прокачанными магическими скиллами. При виде их Юрца вдруг обуяла дикая злоба. Сам он за все время, проведенное в секте, так и не обзавелся действительно стоящей магией, и теперь люто завидовал. «Ну, ничего», – подумал разозленный монстр. – «Убить вас я и без магии смогу».

Щупальца-веревки на голове черта взвились и полетели к паре сектантов. Мгновенно обвив их руки и шеи, Юра начал душить, все туже сжимая веревочную хватку. Культисты хрипели и дергались в предсмертной агонии. Последним усилием щупалец-веревок стуло-черт сломал обоим шейные позвонки. Два трупа рухнули на пол и мгновенно были облеплены крысами.

Тут Юра ощутил легкий удар по спине. Точнее, сам удар легким не был. Хотя стуло-черт покачнулся вперед и с трудом удержал равновесие на своих копытах, боли он не ощутил совершенно. Костяной панцирь на спине превосходно выполнил свою защитную функцию. Не оборачиваясь, Юрец мгновенно ударил нападающего своими шипастыми «седушками». Судя по раздавшемуся крику, он успешно поразил цель. Тут же развернувшись, стуло-монстр увидел перед собой сектанта, который одной рукой держал обломок железной арматуры, а другой зажимал две колотые раны в животе. Обнажив клыкастый оскал, черт мощным ударом когтистой лапы снес сектанту голову с плеч. Из перерубленной шеи хлынул фонтан крови, запах которой мгновенно пробудил у Юрца дремавший до поры голод. Не колеблясь ни секунды, он вонзил свои клыки в еще теплую человеческую плоть и с наслаждением начал пожирать.

И тут что-то случилось. Поглощенный кровожадным процессом, Юрец не сразу понял, что именно. Но со временем ощутил, что его уши больше не улавливают ни единого звука. Оторвав окровавленную морду от останков сектанта, он увидел, что все вокруг неподвижно застыло, словно на стоп-кадре. А затем в воздухе возник портал, выглядевший как зеркальная сфера, и из него медленно и величественно «выплыла» женская фигура. Все в ней было одновременно строгим и безупречным. Синее приталенное платье, на котором не было ни одной лишней складочки, великолепно подчеркивало идеальные 90-60-90. Длинные серебристые волосы были уложены в изящную прическу, и ни одна прядь не выбивалась из нее. Шею украшало жемчужное ожерелье. С виду довольно простое, но приглядевшись, Юрец заметил, что ожерелье было без нити – в идеально круглых жемчужинах не было отверстий, и они держались вместе, несомненно, благодаря магии.

То была Фатэлисс. Юрец сразу понял это, а точнее – почувствовал своим демоническим естеством. По идее, он должен был радоваться, что план по вызову могучей демонессы, противницы Рандомалиуса, увенчался успехом. Однако, в голове у Юрца сейчас царил полный кавардак: мысли путались, он не знал, как заговорить с Фатэлисс, с чего начать. А сама демонесса, похоже, не торопилась начинать разговор и лишь пристально смотрела на уродливое существо перед собой.

Наконец, Юра раскрыл рот, пытаясь выдавить из себя хотя бы пару слов. Но в этот момент, в полнейшей тишине, как гром среди ясного неба прозвучал четкий, звонкий как металл, голос Фатэлисс – «Я знаю». И незадачливый «герой» понял, что незачем что-либо говорить. Владычица Судьбы знает каждый шаг и чих с самого его рождения. А сейчас демонесса решает, как поступить с безобразным наглецом, осмелившимся призвать ее:


1. Распылить на атомы.

2. Переписать судьбу, вернув Юрца в тот момент, когда он опрометчиво пошел за Рандомалиусом.

3. Взять перспективного мальца к себе на службу.

4. Сперва разобраться с Рандомалиусом, который тысячи лет портит ей нервы своими выходками, а уже потом решать, что делать с Юрой.


***


4. Сперва разобраться с Рандомалиусом, который тысячи лет портит ей нервы своими выходками, а уже потом решать, что делать с Юрой.


Взгляд Фатэлисс, казалось, пронизывал Юру насквозь, от веревочных лохм на голове до кончиков копыт и остриев «седушек». Точно строгая наставница, демонесса смотрела на нелепое шерстистое существо со смешанной долей превосходства и презрения.

Затем Фатэлисс демонстративно отвернулась, и, уперев руки в бока, выкрикнула:

– РАНДОМАЛИУС!

Призыв эхом отдался в углах полутемного зала. Еще не умолкли последние отзвуки голоса демонессы, как посреди комнаты возник растянутый портал, из которого вышла знакомая фигура. Рандомалиус был таким же, каким Юра видел его последний раз в мире людей – высоким мужчиной за сорок, в броском деловом костюме.

– А, Фати, приветствую, – чуть кивнув головой, невозмутимо произнес повелитель случайностей. – Вижу, тебе понравилось мое последнее творение. Мне самому нравится. Неплохой уродец, правда?

Фатэлисс, напротив, не расположена была шутить.

– Ты, несносный возмутитель спокойствия! Как у тебя хватило наглости снова влезть на мою территорию и внести сумятицу в безукоризненное плетение судеб этих смертных? Они не должны были умирать так глупо и безнадежно! Сколько линий вероятностей перепорчено из-за тебя! Сколько тщательно спланированных возможностей ты разрушил! Сколько перспектив оборвал!

– Знаешь, дорогая, – Рандомалиус по-прежнему был само спокойствие, – то, что вся эта твоя ненаглядная гармония и насильно выстроенный порядок противны лично мне, еще полбеды. Они противны самой природе. Самой Единой Сущности! Сколько порядок не наводи, рано или поздно он скатывается в хаос, истинный, первозданный Хаос! Ускорить Хаос, позволить ему как можно быстрее вступить в свои права – не моя прихоть, а моя задача!

– Вы, демоны бедлама, всегда придумываете оправдания, чтобы разрушать вещи, созданные другими, более умелыми, чем вы! Ломать много ума не надо. А вы только ломать и умеете, поскольку делать что-либо не способны!

– Ну почему же не способны? – Рандомалус кивнул в сторону притихшего Юрца. – Вот неплохое творение. С виду недурное, и мне неплохо послужило.

– Послужило, – яростно фыркнула демонесса. – Ты извратил облик этого смертного и дал ему свободу действий лишь для того, чтобы навредить мне. А теперь, когда добился цели, прячешь глазки и прикидываешься праведником.

Безукоризненно одетый демон поморщился. Ему явно не хотелось, чтобы Юра дальше слушал этот откровенный, чересчур уж личный, разговор. Метнув в сторону стуло-черта предупреждающий взгляд, Рандомалиус негромко щелкнул пальцами левой руки – и все слова демонического языка, которым Юра некогда обучился, мигом улетучились из памяти.

Забрав свой дар обратно, демон рандома повернулся к собеседнице и продолжил перепалку. Юра теперь мог только наблюдать. Судя по увиденному, соперники распалялись все больше. Фатэлисс, размахивая руками, наседала на Рандомалиуса; тот пытался остаться по-прежнему невозмутимым, хотя лицо его временами багровело от натуги.

Но не это сейчас волновало жертву демонов. Слова Фатэлисс жгли Юру расплавленным свинцом. Значит, повелитель случайностей превратил его в черта и отправил в логово секты лишь для того, чтобы досадить своей сопернице! Потроллить ее, как говорят в интернете! А теперь, когда Юрец выполнил чаяния Рандомалиуса и стал не нужен, демон может спокойно от него избавиться. Зачем ему слуга-недотепа, да еще урод?

Эх, каким же кретином он был, когда решил поступить на службу демону! Плевать эти сверхъестественные существа хотели на смертных! Если надо – используют, если не надо – отбросят в сторону, как конфетную обертку, а то и в пыль сотрут.



***


Меж тем Фатэлисс и Рандомалиус понемногу успокоились, видимо, придя к некоему соглашению. Демон рандома отошел чуть поодаль, а повелительница судеб, обратив взгляд на Юрия, заговорила властным голосом на человеческом языке:

– Из смертных меня интересуют в первую очередь те, кто силен, не боится собственной судьбы и способен сам, силою воли, ее формировать. А вот в жалких неудачниках вроде тебя я не нуждаюсь. Рандомалиусу ты тоже не нужен. Чего он хотел, того добился, и теперь ты ему неинтересен. Обстоятельства пока что складываются не в твою пользу, несчастный.

Юрий почувствовал, как под ним разверзается пропасть. В фигуральном смысле. А может, потом разверзнется и в буквальном, с демонов станется. Хотелось кинуться на эту сладкоголосую дамочку, нацелиться зубами ей в глотку. Понятно, что ничего не получится, но лучше уж так сдохнуть, чем стоя на месте бараном.

– Однако, – неожиданно продолжила демоница, – меня впечатлило то, как быстро ты сориентировался в незнакомом месте и поладил с крысомонстром, сумев исполнить желание Рандомалиуса. Мой несносный соперник почти не направлял тебя, ты сам все делал. В тебе есть некий потенциал, и я не позволю ему пропасть без пользы.

Юра не верил своим ушам. Похоже, его все-таки не убьют. Но что демонице от него нужно?

– Можешь не рассказывать о своих желаниях, – продолжила Фатэлисс, – и так знаю. Ты хочешь отомстить обидчикам, но еще больше хочешь вновь стать человеком. Что ж, существует возможность исполнить обе мечты одновременно. Я дам тебе задание. Выполнишь его – назло Рандомалиусу превращу обратно в человека. А, пока выполняешь, и отомстить кое-кому сможешь.

– О великолепная Фатэлисс, – из найденной книги Юрий знал, как следует обращаться к демонам, чтобы им угодить. – Ваше предложение подходит мне как нельзя лучше. Что я должен сделать для вас?

– Узнаешь чуть позже. А сейчас ответь на вопрос. Как ты думаешь, что нам, высшим существам, нужно в вашем мире?

Юра напряг мозг, вспоминая все, что читал о демонах, от оккультной литературы до книжек фэнтези. Помолчав, он собрался с мыслями и дрожащим голосом произнес:

– Влияние.

– Верно, – искорки одобрения появились в глазах демоницы. – Мы позволяем смертным пользоваться нашей силой, чтобы приумножать ее и тем самым расширять наши сферы влияния на всю Вселенную. Раньше влиять на вас, смертных, было сложнее, ведь доступ в ваш мир получить не так легко. Немногие из нас умеют запросто приходить на вашу Землю; к их числу отношусь я и, увы, вон то порождение Хаоса. – Рандомалиус вел себя так, будто реплика демонессы к нему не относится. – Но с недавних пор ситуация изменилась. Ваша техника развилась, и некий смертный умелец изобрел устройство, с помощью которого можно осуществлять с нами связь в любой момент. У тебя когда-то был такой прибор, помнишь?

«Еще бы не помнить?» – произнес про себя Юра, подумав о ГОП37.

– Чтобы наших служителей было легче контролировать, мы приказали верному слуге основать сообщество. Того смертного уже нет в живых, он был убит своими же подчиненными, которые потом взяли руководство на себя. Здесь мы путем естественного отбора получаем верных последователей. Вам, смертным, достаются сверхспособности, нам, высшим существам – влияние. Идеальный порядок, который нас вполне устраивает. Но…

Тут Фатэлисс на секунду прервалась, чтобы подчеркнуть значительность момента.

– Но – не всех из нас! Есть один, с которым поистине нет сладу.



***


– О сиятельная Фатэлисс, – Юра при всем удивлении не потерял способность соображать, – вы хотите сказать, что среди вас есть отступник?

Демоница опустила взгляд.

– К огромному сожалению, есть. Упрямый, опасный, неуправляемый ренегат. Никто не знает, за что он так ненавидит ваш мир и весь человеческий род. Но известно, что перед сонмом высших он поклялся любой ценой уничтожить в вашем мире все живое, превратив его в безмолвную пустыню!

Юре стало не по себе.

– Никто из нас не заинтересован в уничтожении человечества, ведь тогда нам будет некого использовать. Само собой, мы сделали все, чтобы оградить ваш мир от Экстинкто – так зовут ренегата. Межпространственный барьер он преодолеть не в состоянии, создать аватар в вашем мире тоже не может – мы сразу почувствуем вторжение и распылим носитель на атомы. И до последнего времени мы были уверены, что последователей Экстинкто в вашем мире нет. Но недавно все изменилось. Теперь последователи есть. И кое-кто из них тебе знаком.

– Кто?

– Твой бывший ученик, Сергей. Теперь он адепт Экстинкто, получивший от ренегата силу.

Юра вспоминал казавшиеся такими давними события. Тогда, после неудавшегося жертвоприношения он, смешавшись с толпой служителей, ринулся на поиски Васьки и его друзей. Потом Сергей, воспитанник Юры, неожиданно взбунтовался и устроил пожар. Юрец не стал тушить огонь вместе с сектантами, а вместо этого воспользовался суматохой, чтобы изловить Ваську с компанией в одиночку. Позже, уже попав в плен к беглецам, неудачливый ловец узнал, что в ГОП37 Сергея ввели зашифрованный в учебнике алгебры 9-го класса пин-код «5217», с помощью которого парень и получил сверхспособности. Стало быть… Юрик думал, что пин-код обеспечивает связь с самим Сатаной, а оказывается, то был Экстинкто. Хоть не Сатана, но все равно сила, жаждущая уничтожить на Земле все живое!

Е-мое! Каким же дебилом Юрик был тогда! Еще он сам хотел получить страшный пин-код! Конечно, он хотел отомстить людям за пренебрежение к своей персоне. Но не так же глобально, не путем уничтожения всего мира! Если предоставится возможность помешать этому Экстинкто, Юра с готовностью ею воспользуется.

– Ты понял, – спокойным тоном проговорила Фатэлисс.

– В этом и состоит мое задание? Найти Серегу и обезвредить? Я готов!

– Нет, ретивый смертный, не так все просто. Ваш Серега не так опасен, как другие. Скажи-ка, от кого ты получил приказ взять со склада учебник алгебры и доставить по некоему адресу?

– От моего непосредственного наставника.

– А как думаешь, кто дал твоему непосредственному наставнику нужный приказ?

– Ээээ… его наставник, служитель девятой ступени.

– А кто приказал служителю девятой ступени переправить учебник?

– Не… я не в курсе. Если у служителей девятой ступени есть руководители, то я о них ничего не знаю.

– Никто из вас, простых сектантов, не знает. Вы всего-навсего Внешний Круг. Даже служители высших ступеней не более чем пешки в большой игре. А правят вами члены Внутреннего Круга. Иерархи вне ступеней и категорий. Именно от них исходят самые важные приказы. И вот кто-то из Внутреннего Круга наказал вынести книгу с шифром за пределы секты, чтобы кто-то воспользовался кодом для приобщения к Экстинкто. Понимаешь ли ты, что сие означает?


***


Будь Юрец человеком, у него бы подмышки вспотели от волнения.

– Значит… кто-то из Внутреннего Круга… служит Экстинкто!

– Да, – сказала Фатэлисс. – И более того. Неизвестно, кто именно из членов Внутреннего Круга подпал под влияние Экстинкто. Это предстоит выяснить тебе.

– Мне? – Юре как-то поплохело. Он, конечно, готов был подчиниться демонессе, тем более, что альтернативой была гибель либо оставление на произвол судьбы. Но роль детектива… справится ли он?

– Тебе. Раз хорошо послужил Рандомалиусу, будешь и мне служить как миленький. Откажешься – судьба твоя пропащая. Не мы убьем, так служители секты убьют. Думаешь, крысиная бойня просто так сойдет тебе с рук? То-то же. Твоя задача – определить, кто из трех человек, образующих Внутренний Круг, адепт Экстинто, и, определив, убить. Справишься с заданием – поможешь всему человечеству. Никто о твоей роли в спасении мира не узнает, но у тебя появится возможность обрести, наконец, самоуважение. А, если начнешь уважать себя, со временем и признания добьешься.

Юре, разумеется, не улыбалась мысль остаться в безвестности. Но выбирать не приходилось. Хотя первая мысль с ходу пришла в голову:

– А что если грохнуть всех троих не разбираясь? – ляпнул Юрец.

Рандомалиус, о котором все забыли, залился звонким хохотом.

– Грохнуть всех троих… ну герой… ха-ха! Думаешь, в высшее руководство секты пробились рядовые смертные? Все трое – маги высочайшей квалификации. Не марионетки, держащиеся за свои гопы37 и получающие оттуда заемную силу, а настоящие колдуны. Ты… ха-ха… сначала выясни, кто из троих служит ренегату, а потом тщательно спланируй убийство. Посмотрел бы я, как ты… хи-хи-хи… выступишь сразу против всей троицы. Это для нас, высших существ, ваши маги – тьфу, а тебе, несмотря на мною подаренное обличье, с ними не справиться. Ох, давно я так не веселился! И Вася, и ты – просто кладезь нелепостей, ха-ха-ха!

Задание стало походить на невыполнимое. Но строгий взгляд Фатэлисс не оставлял шансов на смягчение приговора.

– Что ж ты не расскажешь будущему спасителю мира о Внутреннем Круге, Фати, – вновь подал голос демон рандома.

– Без твоих напоминаний обойдусь, хаотик, – походя огрызнулась Фатэлисс. Она затараторила речь, словно заученный наизусть текст. – Так вот, Внутренний Круг состоит из трех служителей-магов. Их сектантские имена – Евлампий, Ананий и Пафнутий. Евлампий на данный момент самый влиятельный из троицы. Ему за сорок, он умелый администратор и прирожденный лидер. Удачно реформировал несколько сообществ по всей вашей стране – ты ведь не думаешь, что только в этом захудалом городишке есть прибежище служителей? Достигнутым не довольствуется, желает расширять сферу влияния как можно больше. Его способности – телекинез и управление стихиями. Ананий – самый старший из троицы, ему за шестьдесят. Убежденный ретроград и консерватор, реформы Евлампия не любит, считает, что и раньше неплохо жилось. Специализируется на материализации и дематериализации предметов. Пафнутий – самый молодой, ему тридцать пять. Менее способный, чем остальные, зато весьма амбициозный, упорством и настойчивостью компенсирует недостаток талантов. Считает себя недооцененным, мечтает подсидеть Евлампия и Анания. Ему присуща способность создавать монстров с помощью магии.

– Адептом Экстинкто может быть любой из этих троих, – подал голос Рандомалиус. – В том-то и прикол.

«Рандомалиус тоже не любит Экстинкто», – подумал Юрик. «Видать, этот Экстерминатус там всех остальных демонов уже достал».

– Заодно обрати внимание на детей Евлампия, которые живут там же, в обители Внутреннего Круга – добавил Рандомалиус. – Если Евлампий – служитель Экстинкто, то и детки, наверняка, попали под влияние отступника. Детей двое. Сын – Амвросий, дочь – Аркадия. Амвросию восемь лет, умный, любознательный мальчик. В обители явно скучает, хочет завести друга. Чертик с копытами на роль друга вполне подойдет, – вновь хихикнул демон. – Дураком ты будешь, если не используешь такую возможность. Что касается Аркадии, она, кстати, твоих лет… советую держаться от нее подальше. Хитрая, довольно проницательная особа, себе на уме. И красивая, что для тебя намного хуже. Вскружит голову так, что не пикнешь. Хотя куда тебе… с такой-то внешностью… – повелитель случайностей вновь залился смехом.

– Итак, задание дано – строго сказала Фатэлисс. – Твоя судьба теперь – судьба защитника человечества. Никто не гарантирует успеха твоей миссии, все зависит только от тебя. Действуй, смертный. – В воздухе открылся серебристый зеркальный портал, демоница ступила в него и пропала.

– Эй! – закричал вслед Юрик. – Вы не сказали, где мне искать Внутренний Круг!

Рандомалиус тем временем открыл свой портал.

– Спускайся по главной лестнице вниз, – сказал демон, занося ногу вовнутрь, – в самый низ. А потом – еще ниже.

Хлопок портала – и Юрий остался один.

Шанс вновь стать человеком – в обмен на невыполнимое задание. Тут надо подумать, свыкнуться со всей информацией, которая вывалилась на Юрца бурным потоком.

Взяв в руки книгу, стуло-черт с удовлетворением обнаружил, что понимает символы, изображенные в ней. Рандомалиус все-таки вернул обратно знание демонического языка. Хоть какая-то радость.


Что Юре предпринять:

1. Почитать книгу, чтобы узнать больше о демонах и Экстинкто в частности.

2. Немедленно отправиться на лестницу, чтобы разгадать загадку Рандомалиуса о местоположении Внутреннего Круга.

3. Захватить в плен служителя высшей ступени и выпытать у него, где находится Внутренний Круг.

4. Поискать на складе артефакты. Вася в свое время там Рюкзак Хаоса нашел, может, еще что полезное есть.


***


1. Почитать книгу, чтобы узнать больше о демонах и Экстинкто в частности.


Свежеполученное задание Юре определенно не нравилось. Если эти демоны такие крутые, то почему сами не могут выявить отступника в верхушке и убить его? Почему заклятые враги – Фатэлисс и Рандомалиус – объединяются перед еще кем-то? Надо досконально во всем разобраться.

Но сначала надо бы выбрать место поукромней. Крысиная туча Ратуса собиралась в отдельные составные большие крысы, которые разбредались кто куда, видимо, на нижние ярусы, за продолжением банкета. Неизвестно, докуда они дойдут, и не захочется ли им снова полакомиться Юрцом, поэтому читать лучше в более спокойной обстановке. Выбор был очевиден: каморка за церемониальным залом первой ступени, где Юрец когда-то жил и готовился к жертвоприношениям.

Взяв несколько прожаренных сопротивляющимися магами крыс на ужин, Юрец пошел в свое бывшее обиталище. По дороге он заметил, что Ратус поработал и тут: в зале жертвоприношений была пара десятков трупов, и крысы также сновали туда-сюда. В задней части зала сбоку была дверца в коридор, ведущий к покоям Юрца и еще нескольких сектантов, коллег по инициализации новичков. Покои были отнюдь не роскошные: изъеденный клопами диван, стол с ящиками, да пара шкафов – один для одежды, другой для книг.

Повезло, что свет и в зале, и в покоях работал. Инфракрасное зрение позволяет ориентироваться и видеть людей, но вот читать с ним в темноте невозможно.

Для начала стуло-черт покопался в ящиках своего стола. Его вещей там не было. Интересно, сколько времени прошло? Юра когтями вырвал дверцу нижнего ящика, запертого на ключ. Уже хорошо, что церемониальный нож для жертвоприношений остался на месте. С его помощью Юра в свое время был способен хоть на какую-то мелкую магию, выходящую за пределы пердежа Имбецифера – во время жертвоприношений он благодаря крови убиенных показывал фокусы и убеждал толпу в истинности их веры.

Перекусив крысами, Юрец сел с трудом сел на кровать. Кое-как подогнув сбоку свои средние ноги, он принялся досконально штудировать книгу. Уж для чего, а для ботанства и зубрежки его гуманитарный склад ума подходил превосходно.



***


Подробно читая фолиант, Юра нашел очень много интересного.

Во-первых, книга не была оригиналом. Первую половину ее составляла полная копия оригинального демонического манускрипта, написанного в 666 году. Вторая же была дополнением с комментариями и писалась в начале XX века профессором оккультных наук Джозефом Карвеном, жившим в Америке. Причем тоже на демоническом языке. Это даже лучше, чем предполагал Юрец, потому что содержало более свежую информацию.

Во-вторых, был очень подробно описаны два способа черпания сил из мира демонов. Первый подразумевал весьма трудновыполнимые ритуалы для призыва и связи с демонами, в результате которых даруется их сила, но при этом вызывавший становится слугой и последователем демона. Если точнее, была некоторая градация, от полного подчинения до последователя, зависящая от степени защиты души дополнительными методами во время ритуалов. Второй же, «настоящая магия», куда сложнее: надо долго жить по очень строгим правилам, тренировать тело и дух. Только потом разрешается связываться с демонами, и то, очень-очень поверхностно, используя прорву защитных обрядов, чтобы демон тебя не заметил. Это гораздо сложнее, чем служение, но в итоге человек, изучивший такое, мог черпать силу из мира демонов практически без ведома повелителя этой силы. В качестве примера настоящей магии приводились тибетские монастыри и орден Тамплиеров. Хоть молились они ангелам, но это просто другое слово для «сущностей», как сказал Рандомалиус.

Это объясняло очень многое. Изобретение связи через ГОП37 сильно облегчало «служение» в самой примитивной его форме. Теперь не требовалось особо сложных ритуалов, демоны смогли влегкую получать кучу рабов. Непонятно было, правда, для чего прямая связь изначально ограничивалась и разблокировывалась лишь постепенно. Книга, написанная в начале века, к сожалению, про мобильники ничего не объясняла. То ли стандартная инициация лучше подчиняла демонам людей, то ли прямая связь усиливала дары, и приходилось ее ограничивать, чтобы послушники не были слишком сильны. Ведь тот Сергей, ставший последователем Экстинкто, мнговенно устроил целую бойню, в то время как при вступлении в секту через ритуалы скиллы у последователей были куда скромнее.

Вторая идея, с намеренным ограничением силы послушников, была более вероятна. Ведь правят сектой члены Внутреннего Круга, которые явно практиковали не служение, а настоящую магию, потому орды сверхмощных послушников их совсем не устраивали... «Хотя, честно признаться, самая верхушка ордена отлично знает, что делает...», вспомнил он слова Рандомалиуса.

В-третьих, Юрий узнал многое про демонические аватары – образы, в которых высшие существа предстают в нашем мире. Эти образы куда более хрупкие, чем кажутся, несмотря на то, что обладают повышенной сопротивляемостью к физическим явлениям и не имеют никаких жизненно важных органов. Пусть от ран аватары не умирают быстро, но материальным оружием справиться с ними вполне реально. Васек, конечно, не сумел бы, но вооруженный взвод – влегкую. Это объясняло, почему демоны все еще не захватили наш мир. Конечно, сверхъестественному существу никакого вреда смерть его аватара на Земле не приносит, только вот на некоторое время серьезно нарушает возможность напрямую, без посредников, действовать в реальном мире и тем более в нем появляться.

Но вот к магическому воздействую аватары были не просто восприимчивы, а очень уязвимы, и потому опытный маг может легко изгнать пришельца обратно в ебеня. Вот и стало понятно, почему его отправили разбираться с Внутренним Кругом – тамошняя троица магов, которые и Юрца запросто зажарят, образы Рандомалиуса или Фатэлисс превратили бы в пыль одним движением мизинца.

В-четвертых, про Экстинкто информации было предостаточно. Ненасытный демон убийств и разрушений, желающий утопить весь мир в крови. Ему, оказывается, служили и приносили кровавые жертвы ацтеки, называя Кецалькоатлем. За счет его даров они и смогли завоевать всю Центральную Америку. В потенциале это могло бы привести к очень серьезным последствиям, но туда вскоре приплыл Кортес. Он сам вызвал дикий восторг Экстинкто, устроив резню самих ацтеков, и тот собирался уже сделать своим главным последователем самого Кортеса, но сломал зубы о несгибаемый фанатизм католика. Таким образом, мир был спасен от Экстинкто, и о нем долгое время было ничего не слышно. Естественно, теперь он жаждет мести.

И наконец, наш исследователь основательно прошерстил информацию о куче других демонов. Разумеется, в книги были описаны не все потусторонние существа. Но и описания тех, что были упомянуты, ставили под сомнение слова Рандомалиуса и Фатэлисс. Явно не все демоны ищут влияния среди людей. Взять, например, Эконэвидию, которая видит во всем человечестве порочных уродов, способных только вредить природе. От своих последователей она требует отказаться от всех «мерзких» человеческих технологий, в качестве даров насылает ужасные мутации и требует истребить под корень человечество во имя спасения природы. Зачем ей эта секта, тем более с изобретенными людьми телефонами в качестве средства связи?!

Или вот Гласиус, повелитель льда, чьи чукотские жрецы готовились наслать на мир новый убийственный ледниковый период, но были остановлены русскими колонизаторами Дальнего Востока. Юрец невольно вспомнил свою правую руку, амбала Саб-Зиро. Он помогал ему в жертвоприношениях, вербовке и похищениях людей, но при этом даже имени своего не назвал, только прозвище, взятое из соответствующей видеоигры.



***


Итак, прочтение оставило кучу вопросов. Если Внутренний Круг такой самостоятельный, то почему демонов беспокоит только один из троицы, а не все сразу? Вдруг вся тройка ведет секту в собственном направлении, не считаясь с желаниями демонов?

Юрий не знал, сколько времени прошло, но его размышления внезапно прервал громкий храп, раздавшийся из шкафа с одеждой. Стуло-черт пулей метнулся туда и обнаружил внутри дрыхнущего Тыню Салоеда, тучного культиста, не так давно принятого в первый круг. Своему дебильному имени Тыня полностью соответствовал – обжора с вечно хлюпающими губами и носом-картошкой. Жалкий неудачник был объектом для издевательств даже со стороны Юрца.

От звука открываемой дверцы Тыня проснулся и тут же заорал. Юра вонзил когти в плечи Салоеда и с легкость притянул к себе, попутно с радостью заметив, что теперь у него достаточно силы для поднятия этого центнера жира. Пользуясь ментальным внушением, панически-невменяемым состоянием Тыни и целебными пиздюлями, Юра добился ответов. Тыня, будучи самым ссыкливым из всех, при виде крыс первым бросился наутек, в то время как остальные тупо ржали. Это его и спасло: в шкафу дальней каморки Ратус никого искать не стал.

Что ж, Салоеда Юра знал, и это упрощало дело. Надо было узнать, что творилось в секте за время его отсутствия.

– Слушай, Тыня, а ты в курсе, что мы с тобой давно знакомы? Я Юрий Очкарик, вот, как видишь, недавно повышение получил, а с ним, хе-хе, и новый облик.

– А? Оооой... – видно было, что от страха голова у жирдяя работает крайне плохо. – Чуваак, ты пропал на целых ПОЛГОДА! Что за эксперименты с тобой делали? К-когда я пришел сюда, мне обещали хорошую жизнь, а не эти ужасы!!!

Ого, пока он болтался в мире демонов, прошло целых полгода! За это время до хрена всего могло измениться.

– Ничего, мне новый облик нравится куда больше. Что тут вообще происходит, ты что делаешь в моей комнате?

– Меня хотели сделать новым жертвоприносителем и направили сюда. Я очень боялся этого *хнык*, я же не смогу убить человека!

– Да конечно, придурок, ты даже салат не способен нарезать. Ничего, теперь ты будешь служить мне. Сейчас мы спустимся вниз, чтобы сказать всем о нашествии крыс. Но сначала ты мне расскажешь, что тут за полгода произошло.

– АААА! ТОЛЬКО НЕ ВНИЗ! Я НЕ ХОЧУ! ОНИ СДЕЛАЮТ СО МНОЙ ТО ЖЕ, ЧТО С ТОБОЙ! НЕ НАДО...

Юрец ударами кулаков угомонил трясущийся куль жира. Он готовился сделать Тыне еще одно внушение, когда в зале раздались звуки выстрелов, голоса и крысиный писк. Юра оставил хлюпающего Тыню на полу и тихонько заглянул в зал.

В зале несколько людей сражались с двумя составными мегакрысами. Эти люди... черт, неужели, все правда? Неужели элитная боевая группировка «Пасть Молоха», набираемая, по слухам, из обращенных в секту ФСБшников, спецназовцев и военных, существует? Это были здоровенные бугаи в тяжеленных костюмах-бронежилетах (покрытых, к тому же, кучей рун и знаков), противогазах и с целым арсеналом. У кого-то были автоматы, у кого-то — нечто вроде здоровенных огнеметов с баллонами. Пока Юра все рассматривал, две мегакрысы пошли в атаку. Но солдаты с «огнеметами» пустили в их сторону поток ярко-зеленого газа, и огромные монстры стали на глазах распадаться на кучку дохлых тушек.

После этого один человек отдал заглушенные противогазом приказы, и несколько людей пошли в сторону дверцы в покои.

Вот черт, подумал черт. Недолго музыка играла. Руководство оперативно послало против взбесившегося Ратуса своих элитных преторианцев. Никакого шанса выиграть бой с ними не было – мигом изрешетят в фарш, ни шерсть, ни костный панцирь не спасут. Даже напасть из засады было самоубийством – толстую броню и накаченное тело когтями и волосами не возьмешь. Внушение против них тоже не поможет – они отнюдь не трясущиеся в страхе и сомнениях новички. И это если не принимать во внимание магические скиллы, которые могут быть у солдат.

Но если внушить что-то Тыне? Конечно, второе внушение работает хуже первого, но попробовать можно.

Также Юра вспомнил, что в конце коридора есть распределительный щиток, отвечающий за освещение на этаже.

Ну, и наконец, нож-то теперь при нем! Вдруг в облике черта магия крови сработает сильнее и выйдет что-то получше дешевых фокусов? Главное, не делать глупостей. Даже если удастся убить магией парочку солдат, быстро прибегут новые. Надо действовать тоньше...


1. Убить Тыню, положить его на кровать, а самому спрятаться в шкафу. Не будут же солдаты искать монстра в шкафу?

2. Сделать Тыне внушение и пустить на солдат. Главное, чтобы про него не проговорился, и они ушли...

3. Прикрываясь Тыней как живым щитом, дотащить его до алтаря и проткнуть ножом. Лишь бы он не сдох от пуль до жертвоприношения...

4. Вырубить электричество, уповая на то, что не ебнет током и у солдат чудом не окажется приборов ночного видения.


***


2. Сделать Тыне внушение и пустить на солдат.


В данной ситуации это был самый логичный вариант. Хоть и надежд особых он не давал, так как ситуация была полным дерьмом. Быстро подойдя к Тыне, Юра уставился ему прямо в глаза, и начал неторопливо говорить, применяя внушение:

– Слушай внимательно. Эти люди из службы карантина, проводят зачистку. Они убьют всех, кого встретят, человек то или нет. Я-то, может, и выживу, а вот у тебя шансов маловато. Но я могу тебе помочь, если будешь меня слушать. Ты будешь меня слушать?

– Д-д-да... х-хор-рошо… я буду слушать тебя, только вытащи меня отсюда… – отвечал напуганный, отчаявшийся Тыня.

– Тогда успокойся и запомни – если будешь делать все в точности, как я скажу, то обязательно выживешь, понял? Бояться нечего, – продолжал говорить «успокаивающим» голосом Юрец.

– Понял. Я выживу. Бояться нечего. Я сделаю все, что ты скажешь.

Внушение сделало свое дело. Тыня тут же перестал трястись, полностью поддавшись внушению Юрца. Сам Юрец, однако, был очень далек от спокойствия, на все эти умиротворяющие речи он тратил слишком много драгоценных секунд. Под боком находилась верная смерть, ситуация была экстремальная. Из-за этого в кровь ощутимо приливал адреналин. Солдаты подошли уже довольно близко, потому разговаривать вслух было опасно. Юрец решил не пытаться говорить, а вместо этого попробовать передать своей жертве мысли напрямую. Такой способ и быстрее, и не создает шума. Да и больше вероятности, что такое сильное внушение на уже подчинившегося влиянию человека подействует безотказно. Мысленные инструкции были следующими:

«Сейчас ты выйдешь к ним с поднятыми руками и скажешь, что у тебя есть очень важная информация для Внутреннего Круга от высшего демона Рандомалиуса. Изображай страх на лице, но не паникуй. Они точно не будут в тебя стрелять. После этого скажешь, что часть информации хранится в тайнике, и тебе нужно ее достать. А чтоб тебе не мешали это сделать, я тебя немного порежу кинжалом, не смертельно. Это обязательно нужно, чтобы ты выжил. Скажешь им, что скоро в любом случае умрешь, и тогда информация умрет вместе с тобой. Медленно подойдешь к щитку в конце коридора, откроешь и резко дернешь за все рубильники. После этого сразу же бросайся на ближайшего к тебе солдата, крепко ухвати его и жди, пока я приду тебе на помощь. Терпи любую боль. Если ты все это сделаешь, то обязательно выживешь. Иначе тебя убьют. Ясно? Пошел!»

Быстро передав все это напрямую в сознание Тыни, Юра чиркнул его кинжалом несколько раз. Струйками побежала кровь. Салоед не показал никаких признаков боли. От отчаяния он полностью поддался внушению Юрца. Без сомнения, стуло-черту это было на руку, так как в нормальном состоянии Тыня не понял бы и половины из того, что сказал Юра, а в текущем состоянии думать уже не нужно было. Только делать.

Жирный послушник показался в коридоре, смиренно подняв руки вверх. На него тут же направили стволы, но стрелять, слава богу, не начали. С ходу Тыня стал идеально исполнять то, что внушил ему Юрец. Речь несчастного никто бы не воспринял всерьез, если бы он не заикнулся про Внутренний Круг и демона высшего порядка.

Вытерев кровь с ножа об диван, Юрец использовал лезвие как зеркало, чтобы осторожно заглянуть за угол. Похоже, его план работал. Тыня слово в слово проговаривал то, что должен был, при этом очень хорошо изображая соответствующие эмоции. Стекающая с тела кровь дополняла общую картину. Кто-то из бойцов предложил оказать помощь, на что Салоед ответил, что скоро умрет в любом случае, и должен успеть достать из тайника очень важную часть информации. Солдаты заметно удивились, увидев у случайного низкоуровневого засранца такую осведомленность о засекреченных данных секты. Несуществующая «информация» их явно заинтересовала. Бойцы переглянулись, и тот, который стоял спереди, кивнул. Тыня торопливо пошел в направлении щитка.

Юрец понял, что скоро это кино закончится.

– Так, затея удалась. Сейчас он погасит свет, но что потом? Чтобы я мог воспользоваться магией, Тыня должен умереть. А я лишь слегка порезал его ритуальным кинжалом. С такими «ранами» он умрет не скоро… если, конечно, я ему не помогу. Но, в любом случае, чтобы воспользоваться магией, нужно встать в специальную стойку и произнести длинное заклинание, а на это времени точно не хватит. Глядя на экипировку этих ребят, я даже не сомневаюсь, что у них и встроенное ночное видение есть. Но им понадобится несколько секунд, чтобы понять, что к чему, и включить его. Это будет моим окном спасения.

Через несколько мучительных долгих секунд Юра услышал, наконец, скрип дверцы щитка.

– Ну все, пора... была ни была...

ЧИК, и света не стало. Он погас на всем этаже, и сейчас в зале воцарилась полная тьма. Меньше чем через секунду донесся звук падающего на одного из солдат центнера жира. Юра в это время уже стремглав несся (кстати, он только сейчас заметил, насколько быстро научился бегать, кого угодно бы догнал и обогнал) к выходу из зала. Однако «слепое окно» захлопнулось раньше, чем он рассчитывал. У бойцов в костюмы была вшита электроника, и стоило свету выключиться, как через секунду сработали датчики, и автоматически включилось ночное видение. Бойцы тут же увидели несущегося монстра, и открыли огонь. По столь быстрой цели попасть было тяжело, но бойцов было не меньше десяти, и Юра кое-где в теле ощутил легкое покалывание. Но не это было самое плохое – в зал вбежали еще несколько человек, и тоже открыли огонь. К тому же, новые солдаты плотно загородили единственный выход.

Теперь Юрцу точно капут. По нему стреляют из автоматов пятнадцать человек, а он может только метаться из стороны в сторону, пока не перестанет дергаться.

– Блять, БЛЯТЬ, ТВОЮ МАТЬ, ЧТО ДЕЛАТЬ?! – с ужасом вопил про себя Юрец, метаясь из стороны в сторону, пока толпа бойцов спокойно его расстреливала.

– Твою мать, да лучше б я прикрылся Тыней как щитом... хотя стой-ка... – он тут же кинулся в сторону Тыни, который все еще пытался держать лежащего солдата. Тот уже разворотил Салоеду все лицо, горло, даже пах превратил в кашу, но Тынька хватки не ослаблял, несмотря на теперь уже смертельную потерю крови. Вот какова сила абсолютного внушения! Пока человек жив, он будет делать все, что скажешь, до последнего веря в то, что это единственный выход, игнорируя любую боль и помехи.

Юра подбежал к ним обоим. Солдату он на ходу сломал шею своими веревками-щупальцами. Потом, до конца не останавливаясь (так как это гарантированная смерть), одной рукой он воткнул кинжал в сердце Тыни, закончив его страдания, а заодно «подзарядив» сам артефакт. Другой рукой схватил за уже свернутую шею солдата, чтобы загородиться им от пуль. Тыня со своим жиром пули бы особо не замедлил, а вот бронированное тело подходило на роль щита идеально. Парни с пушками остановились на секунду, но потом продолжили стрелять, теперь уже в тело бывшего товарища. Но, к их несчастью, броня оказалась сделана на славу, и добротно сдерживала весь пулевой град. Через несколько секунд автоматы один за другим начали смолкать.

«Наверное, кончаются патроны... Теперь я смогу их всех...»

– Ты смотри, какой умный попался. Шут, Голова, Пирыч, и вы пятеро, сожгите его к чертям собачьим. Белому уже никак не поможешь – прервал мысли Юрца главный из отряда.

«Да чтоб тебя... от огня это тело мне не поможет... Все, теперь точно кирдык...» – с безысходностью заключил Юрец. К этому времени он уже довольно сильно истекал кровью (которая у него была черного цвета, просто для заметки). У бойцов калибр оружия был явно выше среднего. Пара пуль прошла через левое бедро, еще с десяток застряли в спине и в ногах. Действие адреналина уже прошло, и теперь осталась только мучительная боль. Он сидел в углу, продолжая держать перед собой жутко изрешеченное тело бойца. В таком состоянии он не то чтобы наколдовать что либо – и встать-то не мог. Потому все, что ему оставалось — ждать своей участи. Огнеметчики выдержали дистанцию, равномерно окружив монстра, после чего на него обрушился фонтан огненных струй, осветивший весь зал не хуже, чем включенный до того свет. Труп солдата горел, держать его было невыносимо тяжело, при этом огонь спокойно обходил тело со всех сторон и щекотал своими жгучими всполохами Юрца. Наконец сил держать солдата совсем не осталось, и Юра бросил его, закрыв свое уродливое лицо не менее уродливыми руками. Сколько мучительно долгих секунд это продолжалось, он сказать не мог. Но за то время он успел вспомнить все последние события своей жизни. Был изгоем в обществе. Связался с сектой сумасшедших. Сам стал таким же сумасшедшим. Потом связался с демонами, стал монстром. На что он надеялся? Ему вообще не было смысла жить после своего «превращения». Васе он не отомстит. Человеком не станет. Рандомалиус просто решил посмеяться над ним, а теперь просто махнет рукой и пойдет искать другой объект для развлечения. Жизнь, сама по себе полная мук и унижений, превратилась в ад, а теперь еще и буквально. В любом случае, как человек он УЖЕ мертв. Так пусть он, наконец, умрет насовсем...


…Однако у кое-кого были другие планы.



***


Внезапно со стороны лестницы послышались посторонние звуки, и Юра перестал чувствовать испепеляющий жар. Звуки скоро переросли в громкие нечеловеческие бурчания и визги, тут же вернулся шум выстрелов, а еще несколько секунд спустя к этому «оркестру» добавились уже человеческие крики и глухие отзвуки ударов. Наконец Юра понял, что на него внимания больше не обращают. Стуло-черт принялся хлопать по всему телу, гася горящие клоки шерсти и тлеющую местами кожу. Убедившись, что лицо больше не горит, он попробовал открыть глаза.

Видел он очень мутно, даже в инфракрасном спектре. Однако увиденное смогло его поразить.

В темном зале разразилась настоящая бойня. Солдаты внезапно начали стрелять куда попало, как будто перестали видеть. Между ними с большой скоростью металась фигура, и все, кто находился поблизости, разлетались на куски мяса.

Еще одна фигура, с виду очень тощая, просто стояла на месте. Несколько солдат, сумевшие разглядеть во вспышках света пришельца, открыли огонь. Существо стояло всего в трех-четырех метрах, однако ни одна пуля не попала в цель. Каждая из пуль останавливалась в воздухе, в полуметре перед субъектом, после чего поворачивалась вбок, и улетала с удвоенной скоростью. Само существо оставалось совершенно неподвижным. Уложив перенаправленными пулями шестерых бойцов, существо тем же способом прикончило и самих горе-стрелков.

Наконец выстрелы стихли – с плеч слетела последняя голова. Сразу же после этого в зале снова включился свет, хотя к рубильникам никто не подходил. Быстрое существо времени терять не стало, и, подбежав к трупам, принялось их поедать. Второе же существо не торопилось трапезничать, а взглянуло в сторону Юрца, после чего направилось к нему. Зрение Юрца постепенно возвращалось в норму, и он смог разглядеть одного из своих таинственных «спасителей». Это был высокий тощий человекоподобный монстр с обвислой кожей, весь в морщинах. Но самая главная особенность — лицо. На нем не было рта.

Бегло осмотрев Юрца, странный тип покачал головой, после чего неожиданно «произнес»:

«Плохи твои дела, дружище. Очень плохи».

– Что...? Но как ты... У тебя же нет...

«И без тебя знаю, что нет. Рот мне не нужен. Я общаюсь через мысли. Но сейчас это не важно. Я могу частично тебе помочь, но полностью тебя восстановить я не в силах. Ты совсем недавно был обращен, верно? Не отвечай, я и так это чувствую. В общем, пока что ты явно недооцениваешь пользу человечинки. А зря. Ей не нужно пренебрегать. Видишь ли, у нас, демонических чудищ, физиология особенная. И мясо людей для нас больше, чем просто способ утолить голод. Это источник жизненных сил. Мы должны убивать их, чтобы выжить, чтобы оставаться сильными».

Позади Юры на воздух приподнялось одно из тел. Потом рука трупа сама вытянулась в сторону и с хрустом оторвалась.

«Открой рот».

Юра молча послушался. Из оторванной руки ручьем побежала кровь, прямо ему в пасть. Рука начала закручиваться как тряпка, словно кто-то ее «выжимал», кости в ней крошились на тысячи кусочков. Через несколько секунд Юра начал чувствовать небольшое облегчение. Теперь он уже мог хорошо видеть, да и руки его зашевелились. Чудище увидело это, и освободило оторванную руку из своей невидимой хватки.

«Ешь, лучшая еда для растущего организма. Специально для тебя кости перемолол».

– Шпашыба, а фто ыы, хах ыы ээя ааыы? – вцепившись в кусок мяса, начал бубнить Юрец.

«Ешь молча. Со мной общаться можешь мысленно».

Юрец послушался.

«Кто вы? Как вы меня нашли? Что тут происходит?»

«Кто мы? Я хотел бы задать тебе тот же вопрос. Хотел еще тогда, в библиотеке».

«Так это был ты?»

«Да, я», – сказало существо, после чего оглянулось на своего «товарища», который с аппетитом уплетал свежее мясо.

Позади в воздух приподнялось еще одно тело, и легло перед тощим существом. Монстр положил на горло мертвого солдата руки, после чего заговорил вновь.

«Спешить некуда, пока у нас обеденный перерыв. Так и быть, давай подробно расскажу, кто я такой. Вижу, тебе интересно.

У меня было много имен, но можешь называть меня Библиотекарем. Несколько сотен лет назад я был верным служителем в ячейке местной губернии. Я отдал этому полжизни, и смог заработать достаточно высокий пост, чтобы мне в распоряжение доверили ту прекрасную библиотеку. Но однажды я сказал кое-кому кое-что, что не должен был говорить. Нечто, прочитанное мною в одной очень важной книге. Это я сделал зря. Мой демон-наставник Гельхвезор узнал об этом, и в наказание превратил меня в чудище безо рта, поневоле сделав стражем библиотеки навечно. Впрочем, и улучшениями он не обделил: со временем я обнаружил у себя мощные телепатические способности, к которым через десятки лет тренировок прибавился еще более мощный телекинез. Так что с добычей еды проблем не было. Но через несколько десятков лет люди перестали приходить, а с ними и пища. Вскоре я понял, что никто уже не придет. Голод постепенно нарастал. К счастью, к тому времени я успел прочитать значительную часть хранящихся в библиотеке книг, и в самой важной книге узнал про «каменную летаргию» – особенную способность, которой владеют все демонические сущности. Эта способность мгновенно превращает в камень, таким образом, замораживая все основные функции организма. Слышал легенды о Горгульях? Летающие твари, маскирующиеся под обычные статуи. Они были мастерами этой техники. Хотя почему были? Если их статуи по-прежнему целы, то они и сейчас продолжают жить и ждать своего часа. Твое появление нарушило мой многолетний покой, и я начал пробуждаться. Я сразу заметил, что твоя ментальная сила довольно значительна, я слышал твои мысли издалека и решил пойти за тобой. По пути я почерпнул от тебя информацию о том, какое сейчас время, и много еще чего интересного. Что? Ты думаешь, как я ем безо рта? Тут тоже особая история».

Библиотекарь отпустил шею солдата, и Юра только сейчас заметил, что тело воина было полностью иссушено. Остались только кожа да кости.

«Вот так я ем. На моих руках есть поры, работающие как присоски. Через них я высасываю всю кровь из тела. Мясом, к сожалению, питаться не могу по очевидным причинам, поэтому я такой худой. Но крови, благо, хватает, чтобы выживать. Ладно, думаю, про меня пока что будет достаточно. Смотри лучше вон туда».

Древнее существо показало пальцем в сторону другого чудища, пожиравшего уже третье мертвое тело. Почувствовав на себе взгляды, чудище обернулось. Юрец увидел его лицо с очень злобным оскалом и острыми шипообразными зубами. Тело твари было покрыто небольшим слоем темно-коричневой шерсти. Однако больше всего привлекали внимание его руки. Одна была преобразована в нечто большое и увесистое, напоминающее огромный молот. Вторая рука, наоборот, ближе к концу сильно утончалась, а в конце кость и вовсе выходила наружу из кожи, напоминая лезвие меча, длиной около полуметра. При такой ассиметричной комплекции он по логике вещей должен был очень тяжело передвигаться. Однако в этом бою монстр показал невероятную быстроту и ловкость. Странности, странности, да и только.

«Это Молоторез. Я почувствовал его присутствие несколькими этажами ниже библиотеки. Он тоже был в каменной летаргии. Кто он и откуда, не помнит даже он сам. Поэтому я на ходу дал ему такое имя, и он вроде бы не против. Молоторез не разговорчив, и не особо желает делиться мыслями, часто скрывает их. Я знаю только, что он мне не враг, и что он очень голоден, и тоже жаждет человечинки».

Библиотекарь продолжал.

«По пути за тобой мы встретили Ратуса. Это одно из самых старых чудищ здесь. О нем я слышал, когда еще был человеком. Он почти полностью утратил свой разум, поэтому от него я ничего путного узнать не смог. Но, по слухам, он был очень перспективным магом, сторонником «настоящей магии». Долгое время умелец незаметно черпал силу из измерения мастеров, понемногу становясь сильнее. Но ему хотелось большего. И однажды он решил пренебречь защитным обрядом, считая себя достаточно сильным, чтобы оказать сопротивление демону. Разумеется, его демон-наставник тут же это засек, и пришел в ярость. Говорят, что битва была на удивление долгой. Даже когда демон забрал его в свое измерение, паренек продолжал держаться. Однако в чужом измерении его силы быстро угасли, и он пал жертвой своей жадности. А демон тот, Вельзевул, вместо того чтобы наглеца убить, превратил его за долгое и незаметное «крысятничество» в огромную стаю крыс. Так говорится в той книге, которую ты стащил из моей библиотеки. В общем, все, что от него я смог узнать – что наверху очень много людей. Потому я поспешил сюда. Вековые сны приносят с собой жуткий, кажущийся неутолимым, голод. Четырьмя этажами ниже мы встретили шестерых, и неплохо подкрепились. Во время этой стычки я заметил, что смог погасить свет усилием воли. Это было очень кстати. Ну а дальше я снова почувствовал твое присутствие, и скопление людей возле тебя. Ратус разбрелся по разным этажам, а мы пошли к тебе. Из твоих мыслей я узнал, что солдаты могут видеть в темноте с помощью электроники, и вырубил ее усилием воли, отчего те вмиг растеряли свою смелость. Вот собственно и все. А ты кто такой? И почему так странно выглядишь?»

«Я... я Юра... Выгляжу странно, потому что меня заколдовал Рандомалиус».

«Ааааа, ну тогда все понятно. Только Хаотики способны на подобные безобразия. Не повезло тебе», – Библиотекарь поближе осмотрел его раны. «Одна лишь человечинка тебя вряд ли на ноги поставит. Хотя кто его знает…»

Неожиданно для всех, командир группы бойцов, о котором все, казалось, забыли, вдруг перестал притворяться трупом. Он вытащил рацию, и прежде, чем на него обратили внимание, начал быстро передавать сообщение:

– Крепость, крепость, это рыцарь. Ситуация класса К, требую немедленно применить протокол 13.

– Вас понял. Протокол 13 будет приведен в действие через 3.. 2.. 1..

Внезапно все помещение сотряс мощный взрыв, затем еще два. Потолок зала частично обрушился. Когда снова стало тихо, Библиотекарь подошел к «рыцарю» и спокойно посмотрел ему в глаза. После этого монстр свернул воину шею без помощи рук, и «сказал» одновременно Юре и Молоторезу:

«Похоже, что они взорвали выход отсюда. Видимо боялись, что мы выползем на поверхность. Теперь мы здесь замурованы».

«И что теперь делать?» – растерянно спросил Юра.

«Что-что, сидеть здесь дальше, привыкай».

Молоторез ничего не ответил, только фыркнул.

«А вот и Ратус вернулся», – «сказал» Библиотекарь.

И действительно, через несколько секунд в дверном проеме показалась уже заметно пожирневшая куча крыс, многие из которых, тем не менее, были явно обгоревшими.

– Люди... внизу... жгут...

Компания поняла, что крысомонстр просит помочь, и пошли за ним вниз, поддерживая Юру с двух сторон. На четвертом этаже (первые три полностью разрушило и завалило взрывами) находилась еще одна группа бойцов. Они оказались отрезаны от своих товарищей, и начинали сильно паниковать. Одни безуспешно пытались разобрать завал, другие испуганно целились в темноту лестничного пролета. Третьи же просто сидели с безучастным видом, опустив головы.

– Мы не успели... теперь нас уже не выпустят...

– ПОМОГИТЕ, ЭЭЭЭЙ!!!!

– Протокол 13 предусматривает значительные потери бойцов, нам не помогут...

– Да плевать я хотел на этот протокол! Я не собираюсь здесь подыхать!!!

– Никто из нас не собирался...

– Лучше заткнись и помоги мне разобрать завал!!

– А смысл? Если каким-то чудом мы и выберемся отсюда, то нас убьют свои же товарищи. Мы УЖЕ мертвы. Смиритесь с этим. Скоро за нами придут.

– Заткнись, падла!!!


Что же делать в данной ситуации (у Юры сейчас целая горсть пуль в теле и сильно обгорела кожа, не забываем)?

1) Напасть и убить их всех, а потом съесть. Может это поможет Юрцу быстрее вылечиться.

2) Они были сильны волей и духом, но теперь они ждут смерти, и среди них закрадываются сомнения, может попробовать сделать им внушение и, используя как щит, пойти с ними вниз?

3) Поискать других выживших сектантов. В частности ту электрическую леди, его бывшую помощницу по обрядам. Так как помимо электричества, она владеет и лечебной магией (и именно она тогда вылечила Юрца, после мордобоя от Васи).

4) Попробовать вылечить себя с помощью Кинжала.


***


4) Попробовать вылечить себя с помощью Кинжала.

Юрий чувствовал, что слабеет. Человечина на время придала сил, но помочь вылечить раны не могла. Требовалось иное, более радикальное, средство.

Среди заклинаний, которыми Юра мог воспользоваться с помощью кинжала, выделялось одно. Это было самое сложное заклинание, что Юрец смог изучить, и в то же время последнее, которое неудачливый сектант хотел бы применить на себе. Заклятие «фатального спасения».

Использовать такую магию стоило лишь в случае, когда не было иного выхода. Как сейчас. Шок от ожогов прошел, и на смену ему пришла боль. Гадкая боль, залезшая во все клетки обожженного тела и саднящая кусками железа, что засели внутри. А боль Юрий не умел терпеть никогда. Ни в свою бытность человеком, ни сейчас, в обличье стуло-черта. Опаленного, окровавленного, в жалких ошметках горелой шерсти стуло-черта.

Вот-вот он потеряет сознание. Его неподвижное тело окажется во власти двух чудовищ, от которых неизвестно чего можно ожидать. Да, Библиотекарь спас ему жизнь и поддержал силы, накормив человечинкой. Но с какой целью он озаботился судьбой несчастного Юрца, загадка.

Да и если страдалец, сожрав все трупы поблизости, протянет некоторое время, что толку? На что способен он, израненный, ослабленный, полудохлый? Чтобы прийти в себя, нужно время, а времени ему никто не даст.

Горе-монстр вспомнил слова Фатэлисс. «Откажешься – судьба твоя пропащая. Не мы убьем, так служители секты убьют. Думаешь, крысиная бойня просто так сойдет тебе с рук? То-то же…»

«Что ж», – корчась от боли, решил Юрик, – «раз уж сдохнуть, так попозже сдохнуть! Голыми руками не возьмете, суки!»

Стало быть, пора применить смертельную магию кинжала. И спецназовцы поблизости более чем кстати – для активации заклинания необходимы жертвы.

Стуло-черт мотнул головой в сторону вояк, прежде чем встретиться взглядом с Библиотекарем. Монстр-телепат едва кивнул:

«Да?»

«Да. Только не сейчас. Когда я скажу».



***


Юрий сосредоточился на бойце, что нервничал больше всех. Попытался транслировать ему в мозг:

«Здесь нет смысла разбирать завал. Громадная куча камней. Подойди к противоположной стене, там больше шансов выбраться. Товарищей пока не зови. Времени не так много, чтобы тратить его на уговоры упрямцев. Веди себя спокойно, не напрягайся. Кроме тебя и твоих товарищей, здесь никого нет, и никто на тебя не нападет».

К счастью для Юрца, внушение сработало. Бронированный здоровяк отделился от группы и пошел по направлению к противоположной стене. Обогнув здоровенный кусок упавшего потолка, боец зашел за камень, где его уже поджидал стуло-черт. Упершись «седушками» в пол, Юрик изогнулся и, напрягши все силы, ударил воина в голову обоими копытами сразу. Шлем смягчил удар, но цели Юрец достиг – солдат впечатался в каменный блок и потерял сознание.

«Давай!» – подал «четырехглазый» сигнал Библиотекарю. Тот махнул рукой, и Молоторез обрушился на опешивших от неожиданности вояк. Те мужественно сопротивлялись, но чудовище было сильнее. Оно неумолимо убивало солдат одного за другим. Последний боец успел прокричать в рацию, что все в группе мертвы, прежде чем тяжелая рука-молот раздробила ему голову.


Медлить было нельзя. Юрий положил пальцы на крепкую броню солдата, достал кинжал, и, тщательно примерившись, воткнул лезвие в щель между кевларовыми пластинами и шлемом. Глубоко погрузив нож в плоть вояки, стуло-черт начал шептать первые слова заклятия. Главное не ошибиться – заклинание состояло из множества сложных слов, самое короткое из которых содержало двадцать пять гласных звуков. Убийство остальных спецназовцев тоже было обязательным – магия кинжала гарантированно сработает, если поблизости будет принесено несколько жертв.

Шли секунды, казавшиеся Юрцу бесконечными. Но вот рукоять ножа засветилась зеленым светом. Пора! Юрий вытащил из тела несчастного спецназовца обагренный теплой кровью нож, слизнул алую жидкость. Содрогнувшись от страха, он пару секунд помедлил. Затем, издав нечленораздельный звук, размахнулся и воткнул кинжал в себя. В сердце.

На секунду Юра почувствовал, как в грудь вонзилась острая ледяная игла. Потом неприятное ощущение ушло. А вместе с ним стала проходить и слабость.

В месте, где лезвие кинжала выходило из тела, по оружию пошли тонкие трещины. Мгновение – и рукоять ножа с куском лезвия упала на пол. Обломок с острием же теперь торчал в сердце у Юрца.

Теперь Юрий снова бодр и исполнен сил. Но осталось ему недолго. Через трое суток плюс-минус час напитанный магией обломок лезвия перестанет закачивать силы в Юрин организм и превратится в обычную железку. Что в таком случае станет с существом, у которого железка в сердце, объяснять не нужно. Юрец умрет.

Или выживет, если кто-то сможет магией нейтрализовать последствия заклинания, извлекши из сердца обломок кинжала и зарастив ткани. Но кто может помочь в логове врага? Юрий не мог сказать наверняка.

«В общем, у меня на все про все семьдесят два часа. Блин! Может, зря я это сделал?» Теперь, когда боль прошла, истощение пропало, и вернулась бодрость, стуло-монстр мог посмотреть на ситуацию под другим углом. «Если мне не помогут, то я труп. Мамочки! Не хочу умирать!»

«Рискованно ты поступил», – насыпал соли на рану Библиотекарь.

«Ты сможешь помочь?»

«Нет. Вытащить обломок из раны могу, но заживить сердце – нет. Тут нужна целительная магия».



***


Так кто же поможет? Кто-то из секты? А кто? Значительная часть молодняка перебита; наставников всех, наверняка, эвакуировали; в коридорах засели вояки. Только Внутренний Круг… Точно! Надо каким-то образом проникнуть в их обиталище. Раз бойцы среагировали на сообщение Тыни о Круге, значит, спецназовцы Кругу и подчиняются. Может статься, что в логове своих хозяев солдаты будут искать Юрца в последнюю очередь.

А там, может быть, кто-то и поможет...

Но как вырваться из комнаты? Наверх пути нет. Все проходы завалены, а за завалами подстерегают вояки.

Библиотекарь стоял возле ближайшей груды камней и прислушивался. Он повернулся к Юре:

«Люди внизу знают, что мы здесь, в этой комнате. Они не хотят идти на прорыв. Явно что-то замышляют».

«Ты можешь узнать, что?»

«Трудно понять. Я не разбираюсь в том оружии, что человечество за последние сотни лет смогло изобрести. Могу сказать одно – атака будет снизу. Прислушайся».

Обгорелый черт напряг слух. В самом деле, откуда-то из-под ног доносился шум, который со временем становился все отчетливей. Юра лег навзничь и приник ухом к полу. Сомнений не было: солдаты пытались пробиться с нижнего этажа. Но что им даст такой маневр? Вылезая из дыр в полу, вояки станут уязвимы для Юрца и его товарищей по несчастью.

Неожиданно в двух шагах от Юры из пола выглянул кончик острого сверла. Выглянул, чтобы тут же спрятаться и уступить место длинной узкой трубе, просунутой снизу в образовавшееся отверстие. Труба выдавалась из пола примерно на полметра. Беглым взглядом стуло-черт успел заметить, что такие трубки появились по всему периметру комнаты.

Удивиться неожиданному способу атаки наши монстры не успели. Через мгновение трубы извергли фонтан огня. Потоки ярко-красной жидкости взвились под потолок, чтобы опасть вниз, накрыв всю комнату неугасимым пламенем.

– Это… бензин? – не помня себя, вслух крикнул Юра. – Нет, это… это напалм!


Страшное оружие массового поражения, которое Юрий видел разве что в фильмах, теперь угрожало ему самому.

Незадачливый монстр старался спрятаться от падающих с потолка искр, мечась то туда то сюда. Но надежного укрытия не было. Плохо бы Юрию пришлось, если б не Библиотекарь, в сторону которого стуло-черту повезло рвануться сразу. Чудище-телекинетик воздело руки и отразило потоки искр от себя и Юрца, заставляя их отлетать в стороны. Вокруг пары монстров словно образовалось невидимое поле, не пропускающее ни летящих по воздуху напалмовых искр, ни струящихся по полу потоков. Рядом с Библиотекарем Юра пока что был в безопасности.

«Долго держать не смогу», – подтвердил монстр худшие догадки. «Если не придумаем, как убежать отсюда, нам конец».

В безопасную зону прорвался Молоторез. Твари повезло меньше: несколько искр попали на его тело и чадили, вгрызались в плоть, выжигали в ней черные дыры, не желали погасать. Чудовище стойко терпело адскую боль, лишь подернутые влагой глаза говорили о страданиях.

Вблизи горящими комками метались крысы Ратуса, визжа и умирая. Часть животных прижалась к ногам Библиотекаря и Юрца, образовав на участке пола плотный дрожащий ковер. Напалм уже залил всю комнату, только вокруг Библиотекаря благодаря телекинезу было чистое пространство. Едкий удушливый дым заполнял помещение, врывался в рот и ноздри, мешал дышать.

«Неужели конец?» – думал Юрий. «Ну, нет, не зря я провел ритуал, чтобы прибавить себе часы жизни! Просто так не сдамся!»

Нужно бежать. Куда? С той стороны завала их поджидают солдаты. Есть ли другой путь? Вспомнить план помещения. По центру лестница, уходящая в никуда, вокруг нее расположены комнаты. Можно ли как-то пробраться ниже в обход лестницы? Может быть. Стоп… о чем он думал до того, как спецназовцы применили напалм? Внутренний Круг! Именно! Если служители Внутреннего Круга не ходят по лестнице, как обычные сектанты, значит, они используют какой-то секретный проход. Идея казалась зыбкой, ненадежной, но Юрий ухватился за нее, как за спасительную соломинку – других вариантов не оставалось.

«Библиотекарь! Скомандуй Ратусу, чтобы он обследовал все щели в стенах. Возможно, здесь есть секретный проход».

Через секунду ответ Библиотекаря поверг Юрца в счастливый трепет:

«Нам повезло! Несказанно повезло! В первые секунды атаки некоторые крысы Ратуса забились в щели, и там обнаружили коридор. Вон он, за стеной», – Библиотекарь указал на глухую стенку справа.

«Чертова тварь, не могла сразу сообщить! Так чего же мы ждем! Бежим отсюда, скорее!»

Телекинетическая сила Библиотекаря заставляла лужи напалма растекаться в стороны. Так, в относительной безопасности, друзья по несчастью смогли добраться до стены. Молоторез, не дожидаясь команды, врезал по каменной преграде раз, другой, третий. Кусок стены обрушился, открыв проход. Юрик вслед за Молоторезом и ордой крыс Ратуса, не медля, юркнули внутрь. Библиотекарь задержался в проеме. Подтаскивая ментальной силой камни, он замаскировывал дыру, скрывая ее от глаз преследователей.

Затхлый воздух подземелья казался живительным после черного дыма, которым приходилось дышать в комнате, чуть не ставшей для товарищей по несчастью смертельной ловушкой.

Лишь теперь Юрец позволил себе облегченно вздохнуть.



***


Тайный коридор, без сомнений, был обитаем. Ровные стены, выложенные искусственным камнем, утоптанный пол. Нигде нет ни пыли, ни паутины. Юрий шел впереди, инфракрасное зрение помогало ориентироваться в темноте. Библиотекарь и Молоторез следовали за ним. Ратус скрылся из виду, но, судя по всему, от друзей не отставал.

По пути встречались шахты, похожие на спуск в канализацию. Юрий не пропускал ни одну. Хватаясь за скобы у стены, он спускался ниже и ниже. Как там говорил Рандомалиус? Чтобы найти Внутренний Круг, нужно спуститься в самый низ. Главной лестницей воспользоваться нельзя, она, без сомнений, оцеплена спецназом. Значит, нужно спускаться так, как получится.

Библиотекарь, не говоря ни слова, следовал за Юрием. Такая молчаливость стала беспокоить стуло-черта. В конце концов, ради чего эта странная тварь стала его опекать? Наверняка он преследует свои цели. И, если ради осуществления этих целей нужно будет пожертвовать Юрием, где гарантия, что Библиотекарь не обречет его на гибель?

Юрец уже потерял счет спускам, коридорам и проходам, когда в сознание его ворвался голос Библиотекаря:

«Похоже, мы дошли».

Юрик моргнул, от усталости не веря увиденному. Впереди коридор оканчивался наглухо запертой дверью. Похоже, они действительно пришли.

«Дверь заперта», – подумал об очевидном Юрец. «Пусть Молоторез ее взломает».

«Всему свое время. Сейчас надо передохнуть. Мы все крепко вымотались».

Кивнув в знак согласия, Юра устроился поудобнее, облокотившись на «седушки». Хоть иногда получаешь преимущества от того, что ты наполовину стул. Библиотекарь присел наземь, опершись спиной о стену. Молоторез просто замер, как истукан. Крысы Ратуса, столпившиеся у двери, тоже притихли, лишь попискивали время от времени.

Юра продолжал размышлять о возможных мотивах Библиотекаря. Поймав его вопросительный взгляд, телепат не стал секретничать:

«Пытаешься угадать, почему я тебя спас?»

«Если честно, да. Не думаю, что я крутой или там избранный, чтобы ради меня ты решил влезть в неприятности. Понимаю, что я нарушил твой столетний покой и все такое, тебе захотелось пожрать человечинки. Но ты бы мог спокойно отловить из засады пару-тройку сектантов и насытиться. Нет, ты устроил кипеш с вояками, которые при неудачном раскладе могли бы тебя зажарить. Неужто ради меня ты рисковал жизнью?»

«Ты прав, что не переоцениваешь себя. Дело не в твоей жизни. Дело в твоем появлении. Был знак. Ты стал знаком, который я ждал несколько сотен лет».

«Знак?»

«Да. Когда Гельхвезор превратил меня в чудовище, я был зол. Мне хотелось отомстить всем: и жалким людям, и проклятущим демонам, забавляющимся с нами как с игрушками. Тогда я был неразумен, ретив, мог наломать дров и бесславно погибнуть. Но, к счастью, явился ОН. ОН сказал мне, чтобы я затаился и ждал. Ждал, пока не появится знак. И вот я дождался. Твой приход был знаком. Настало время действовать».

ОН? Некий таинственный покровитель. Кого имеет в виду Библиотекарь? Многократно обострившаяся за последнее время интуиция помогла Юре с ходу назвать верное имя.

«Экстинкто!»

«Да. Ты знаешь нашего покровителя. Значит, ты с нами».

Библиотекарь служит Экстинкто! Демону-отступнику, который хочет уничтожить человечество. Демону, чьего служителя Юрик должен убить по приказу Фатэлисс! Такого поворота Юрец не ожидал. Но, секунду. Если Библиотекарь следил за стуло-чертом со времени появления в книгохранилище, то он, наверняка видел там Рандомалиуса и Фатэлисс! Надо выяснить, что безротое чудовище знает об их разговоре, и соблюдать осторожность.

«Библиотекарь! Как бы тебе сказать… У меня в той зале было… ээээ… свидание с парой неких особ…»

«Не трудись объяснять. Я слышал твой разговор с демонами от первого до последнего слова. И из вашей беседы я узнал важную вещь. Один из руководителей секты служит нашему повелителю. Нужно объединиться с ним».

«Но... раз ты слышал, что мне сказала Фатэлисс… то…»

«Ты собираешься выполнять ее задание? Очнись! Демоны использовали тебя, превратили в нелепое чудище, посмеялись над тобой. И ты после этого снова захочешь быть их марионеткой? С чего ты уверен, что эта пафосная демонесса сделает тебя человеком? Она легко дала слово, легко может и назад его взять!»

«Но… Экстинкто хочет уничтожить человечество!»

«Ты сам произнес ключевое слово. Экстинкто хочет уничтожить ЧЕЛОВЕЧЕСТВО. Но ты – не человек».

Верно. Он не человек. С недавних пор он гребаный монстр.

«Думаешь, люди, эти мясные мешки, не заслужили кары? Тебе хорошо было в их обществе? Они уважали тебя, считались с тобой? Экстинкто погубит людишек, воздавая им по заслугам. Как только человечество вымрет, мир заселят такие же, как мы, существа. Монстры. А мы, под эгидой Экстинкто, будем ими править. ОН вознаградит своих верных последователей, дав им власть. Ты хочешь возвыситься? Или хочешь прятаться по углам, скрываясь от кукловодов-демонов и их марионеток-людей? Выбирай!»

«Дай мне… время… Хоть немного…»

«Думай! Я подожду. Но недолго. Как только мы начнем спускаться в вотчину Внутреннего Круга, ты должен решить».



***


Библиотекарь рывком поднялся с земли, давая понять, что время отдыха подошло к концу. Не дожидаясь приказа, Молоторез в секунду очутился возле двери. Ударом левой руки-меча он пробил в центре отверстие. Библиотекарь подошел, припал к дыре глазом. Несколько секунд он смотрел в щель, моргая глазами и хмыкая. Затем оторвался, уступив дырку Юрию.

Тот глянул – и оторопел. Помещенье снаружи кишмя кишело монстрами всех сортов. От обилия бегающих, ползающих, прыгающих, катающихся и порхающих тварей становилось не по себе. Буквально каждое существо на вид было столь страшно, что у Юры ком подкатил к горлу.

Бывший сектант вспомнил, как давным-давно пленный, которого наставники спустили по лестнице в самый низ, прибежал седой и трясущийся, вопя о том, что видел монстров. Неужели несчастный сумел добраться досюда?

«Что делать?» – спросил он у Библиотекаря. Про себя Юрец решил, что даже не попытается сунуться в этот ад.

«Попробую просканировать их мысли» – отозвался телепат. «Если у них, конечно, есть мысли. Как там говорил тот проклятый хаотик: вниз, а потом еще ниже? Но никакого спуска не видать. Значит, ответ на загадку кроется в другом. Ну-ка, ну-ка… Ага, есть».

«Ты догадался?»

«Похоже на то. Видишь вот то создание ближе к центру слева?»

«Создание» представляло собой огромную, похожую на лягушку тварь, с большущей головой и плоским туловищем. Ног у существа видно не было. Чем-то оно выделялось из сонма таких же уродливых собратьев. Через пару секунд Юрий сообразил, чем. В отличие от прочих монстров, лягушкоподобный урод не двигался!

«Ты думаешь?»

«Я уверен. Вон он – ключ к разгадке. Приготовься, сейчас будем прорываться».

Мгновение – и со взмахом руки Молотореза дверь распахнулась. Тотчас же, повинуясь неслышимому приказу, крысы Ратуса рванулись вперед. Кусая злобных тварей острыми зубами, они вынудили зверинец разбежаться, и тут же, не медля, выстроились в две линии по направлению к лягушкообразному чудищу. Пролегши справа и слева, обе цепочки из крыс не пускали чудищ внутрь, образовав дорожку, по которой Юрий, Библиотекарь и Молоторез могли безопасно пройти к существу. На случай, если кто-то из тварей все же сунется, Библиотекарь держал телекинетический барьер.

На приближение путников раздувшаяся тварь никак не реагировала, продолжая сидеть на месте и жмуриться. Чуть поразмыслив, Библиотекарь решительно подошел к странному монстру, просунул палец ему под горло и пощекотал. Тварина, словно по привычке, мгновенно распахнула рот. Юрий заранее поморщился, ожидая волны противного запаха, но, как ни странно, ничего подобного не почувствовал.

«Все», – сообщил Библиотекарь. «Мы нашли, что искали. Смотри».

Юрий глянул. Во рту твари не было языка. Да и гортани не было. Вместо них внутри была лестница, ведущая куда-то вниз, в неизвестность… Чье воспаленное воображение могло сделать проход в обитель Внутреннего Круга в виде отвратительного монстра? Монстра, как оказалось, растущего прямо из пола…

«Итак, обратного пути нет» – голос Библиотекаря был суров. «Решайся, с нами ты или против нас».

«Надеюсь, он угадывает не все мои мысли», – подумал Юрик. «Только на это надеюсь…»


Что ответит Библиотекарю Юрий:

1. «Да, я решился, я с вами!» Уж лучше служить Экстинкто, чем Фатэлисс, и ну его на фиг, это человечество! А слуга Экстинкто из Внутреннего Круга извлечет обломок кинжала у него из сердца.

2. «Да, я решился, я с вами!» Главное – пообещать, усыпить бдительность Библиотекаря. А там, когда обнаружится последователь Экстинкто, который, несомненно, извлечет клинок у него из сердца, выждать момент и исполнить приказ Фатэлисс.

3. «Я не готов принять решение, надо подумать». Не бросит же его Библиотекарь среди этих тварей, они ведь вместе столько пережили. А там Юрец найдет способ задурить монстру голову.

4. Ничего не отвечать, а стремглав ринуться в пасть лягушкообразной твари. Пришло время рассчитывать только на себя.


***


1. «Да, я решился, я с вами!» Уж лучше служить Экстинкто, чем Фатэлисс, и ну его на фиг, это человечество! А слуга Экстинкто из Внутреннего Круга извлечет обломок кинжала у него из сердца.


«Я решил. Никого, кроме вас, у меня нет. Даже если мы станем пешками Экстинкто – для меня это меньшее из зол. Пошли». Уже далеко не первый раз Юрец менял стороны, но, в конце концов, с каждым следующим разом это было все больше похоже на правду. Сперва он метнулся к Рандомалиусу, так как со старым унизительным укладом жизни ему было не по пути. Потом была месть сектантам, которая переросла в надежду выполнить задание демонов и снова стать человеком, уже уважаемым. Но кто такие эти демоны, как не такие же помыкающие им хозяева, что встречались за его жизнь уже не раз? Юрец за все время столько натерпелся абсолютно ото всех сторон, что цепляться за какие-то там договоры было гиблым делом. Библиотекарь действительно был первым, кто именно присоединился к нему на равных, а не пытался подмять под себя.

И они все пошли по ступенькам. Молоторез впереди, готовый броситься на любого, кто посмеет преградить путь. Посередине Юра, сзади Библиотекарь, между ними – крысы.

Спуск был долгим. Коридор был сделан из множества обработанных камней и стилизован под внутренности – фиолетово-гранитное мясо и вертикальные белые мраморные ребра. По пути завязался мысленный разговор с Библиотекарем.

«А как мы будем выявлять, кто из верхушки служит Экстинкто?»

«Думаю, он выдаст себя сам. Конечно, вряд ли они дадут так просто себя прочитать, но вот эмоции отловить будет проще. Ты должен говорить с ними, при наводящих вопросах один из них себя выдаст».

«И что дальше? Ну, будем мы знать, что он служит Экстинкто. Не в открытую же это говорить! Отступник может вместе с остальными двумя иерархами нас прикончить, чтобы не вызывать подозрений у них».

«Ты прав. Надо сначала подобраться к ним, рассмотреть издалека. Снова поможет моя телепатия».

К этому моменту компания спустилась до конца и оказались в большом зале, напоминающем желудок – округлый потолок и стены из красного камня. Библиотекарь подошел к противоположному выходу и начал телепатически сканировать местность.

Но вдруг что-то пошло не так. С глухим стоном Библитекарь повалился на пол, из головы начала сочится черная сукровица. Юрец тут же подбежал и стал осматривать его. Вроде живой. Молоторез, не медля, побежал к выходу и начал оглядываться по сторонам.

Через несколько секунд отовсюду раздалось шипение. Юрец обернулся – из стен комнаты-желудка начал сочиться все тот же зеленоватый газ, что был у солдат Пасти Молоха. Повинуясь невесть откуда взявшемуся инстинкту, он сграбастал Библиотекаря и рванул вперед. Через мгновение на место, где они только что были, с лязгом рухнула многотонная железная дверь, заодно придавившая несколько попытавшихся выбежать крыс. Из-за двери слышался последний писк подыхающего от газа Ратуса.

М-да. Как хорошо, что Библиотекарь начал сканирование в дверном проеме – видимо, именно это и стало сигналом для тревоги. Но что с ним случилось?

Выход из желудка вел на развилку – широкие коридоры уходили вперед, влево и вправо. В коридоре впереди также виднелись боковые проходы. Черт, еще и в лабиринт попали. Сейчас сюда явно прибегут, надо убираться. Но куда? К тому ж, не оставлять ведь Библиотекаря прямо тут? Кое-как подхватив существо, Юрец наугад выбрал направление и поковылял прямо. Молоторез шел впереди него и проверял каждую развилку.

Через несколько минут Библиотекарь оклемался, но мог лишь мычать. С трудом, макнув палец в собственную сукровицу, он наскреб на стене «ТЕЛЕПАТИЯ ПРОПАЛА». Час от часу не легче. Внутренний Круг оказался защищен куда лучше обычного подземелья секты.



***


Вскоре их нашли. Просто спереди и сзади из коридора выбежали солдаты и взяли всю троицу на прицел. Выглядели бойцы еще более воруженными и защищенными, чем группа наверху. Молоторез среагировал мгновенно. Со скоростью молнии он метнулся вперед, прыгая на стены и потолок, уворачиваясь от огня. Вот он уже добрался до передней группы и уложил одного из солдат, расплющив его голову молотом. Другой рукой он тут же попытался рассечь еще одного, но спецназовец резво поймал лезвие каким-то загнутым приспособлением, которое ослепительно вспыхнуло, выпуская сильный разряд электричества. Молоторез отшатнулся и тут же получил залп из кучи автоматов. Несколько секунд спустя монстр буквально разлетелся на окровавленные ошметки. Вот все и кончилось.

Передний отряд снова взял незваных гостей на мушку. Один солдат, видимо, командир, начал переговариваться с кем-то по рации:

– Одна угроза нейтрализована, потерян один боец. Два других монстра стоят смирно. Один ранен в голову, кажется тот телепат после «отходняка». Второй его поддерживает, похож на паука, тоже не двигается. Жду дальнейших указаний... *шум* Слушаюсь! Так, четырехглазый, речь понимаешь?

– Да... (а что еще оставалось делать?)

– Тогда пошли за нами. Начальник велел привести к нему. Помни, одно неверное движение – и ты труп. Для допроса сойдет и твой раненый дружок.



***


Их провели еще через несколько пролетов и запустили в большой круглый зал.

По периметру зала на столах было понаставлена куча компьютеров, колб с жидкостями, артефактов и прочих непонятных вещей. На полу в центре нарисован круг с кучей каллиграфически выведенных символов и линий. Благодаря знаниям о демоническом языке Юра понял, что это очень навороченный круг призыва с кучей уровней защиты. Потолок был куполообразный, тоже с орнаментом из рун, гласящих что-то про знание. Из центра купола свисала огромная механическая рука-манипулятор с кучей суставов и приборов на «пальцах». За всем этим обилием предметов было трудно разглядеть что-либо.

Сбоку, на высоте второго яруса компьютеров, парил большой трон спинкой вперед. Сидевшего на нем видно не было, была заметна только его рука, которая... сваривала какую-то железку простым прикосновением пальца! Вскоре человек закончил свою работу, обернулся и подлетел встречать гостей. Это был некто в расшитой роскошной мантии, с ровно постриженными черными волосами и волевым, словно пробивающим насквозь, взглядом. Но куда более удивительным был летающий трон. В нем было множество модификаций технологического происхождения, а на спинке по бокам от головы висело два обшитых железом блока, из которых выходило несколько трубок, вживленных прямо в голову сидящего. Очевидно, один из троицы иерархов Круга, но кто именно? И где остальные?

Сидящий смерил обоих монстров взглядом и нахмурился.

– Ну и добавили вы мне работенки! Такой переполох наверху устроили, дошло аж до применения протокола 13 и обрушения входа. Таких атак на штаб не было еще ни разу. Полгода назад какие-то вражеские агенты, прикидывающиеся студентами, пошуровали по верхним уровням, но глубже так и не проникли. А тут сразу монстры и такие потери среди Внешнего Круга... Как хорошо, что вас удалось доставить живьем. Ну-ка быстро выкладывайте, кто вы такие?!

Библиотекарь что-то замычал. Юрец понял, что он кое-что хочет передать, и вступился:

– У него это... рта нет. Он телепатом был, пока это... Ему бы написать...

– И без тебя знаю! Он же по дурости меня прощупать попытался и огреб реверсионную волну огромной силы, хе-хе. Телепатам меня просто так не взять. Он теперь пару дней овощем будет. Хреново ему без рта, променял такое превосходное средство коммуникации на такой паршивый дар. Уведите безротого, его потом допросим.

– Но...

– МОЛЧАТЬ.

Пара солдат схватили мало что могущего Библиотекаря и утащили прочь.

– Отвечай мне: кто ты, черт подери, такой?!

Тут у Юрца от отчаяния прорезалось чувство юмора.

– Себя я драть не хочу... я и есть Черт. А это – Библиотекарь. Мы были долго закрыты на одном из уровней, пока кто-то из сектантов при осмотре не решил выломать дверь. Мы... были так голодны...

– Ты кого задурить пытаешься? Датчики показывают открытие трех кратковременных пространственных врат. Одно в глубине базы на лестнице, еще два на первом этаже, во время бойни. Одного расстреляли, остались вы двое. Более того, вы были в курсе про тайный спуск сюда. Даю тебе еще один шанс, – сквозь зубы прошипел сидящий.

Видимо, он был защищен от телепатии, но сам ею явно не владел. Он же, похоже, вообще не в курсе, что наверху были Рандомалиус с Фатэлисс, и думает, что этими порталами сюда попали Библиотекарь с Молоторезом. Это облегчало дело – можно врать, не беспокоясь о том, что твои мысли прочитают. Так, думай, башка, думай! Надо действовать на опережение. Что там говорила Фатэлисс? Евлампий, средних лет, телекинез и управление стихиями. Точно, это он, левитирующее кресло и сварка пальцем.

– А вы, должно быть, Евлампий?

– Да. Те, кто послал тебя, заодно и проинструктировали, вижу. Таков мой позывной внутри секты.

– А где Пафнутий и Ананий, можно поинтересоваться?

– Вижу, не хочешь ты отвечать на вопрос. Идиот, тебя это не спасет, – тут человек ухмыльнулся, – потому что своим встречным вопросом ты, сам того не ведая, себя выдал. Я начинаю понимать... Ха-ха-ха-а. Они – здесь! Вот, смотри!

Евлампий нажал что-то на подлокотнике, и металлическая оболочка блоков по бокам головы открылась, обнажив два мозга в сосудах. Провода в голову шли именно от них. Пока Юра ошарашенно смотрел на зрелище, Евлампий трясся в приступе неудержимого смеха.

– Вот они... Да, тебя точно послали демоны. Эти двое бедолаг все еще имеют души, и потому демоны считают их живыми, думая, что нас трое. Но нет. У меня с моими коллегами возникло несколько... скажем так, концептуальных разногласий. Поэтому я решил, что от них будет больше пользы, если они станут просто помогать мне думать, не встревая собственными очень ценными мнениями!

Итак, Евлампий нейтрализовал остальную верхушку Круга и фактически вживил их мозги себе. Вот это поворот... Неужто он и есть служитель Экстинкто? Но даже если так... служитель ли? Сам Евлампий тем временем продолжал.

– Демоны. Могущественные у себя дома, но здесь беспомощные, как дети. Им здесь не место. Я научился черпать энергию их мира без их помощи. Их попытки напрямую контролировать секту – ничтожны, как ты сам видишь. Недостаток информированности приводит к таким печальным последствиям, правда? Вы так уверенно спускались вниз, но вас не предупредили даже об опасности применения телепатии!

Больше ничего не оставалось, как подтвердить свою догадку. Произнести слова восхваления. Если это верно, то он поймет намек.

– Аргуно Вигадос Экстинкто!

– Что? Что ты лопочешь? Экстинкто – последний, кому есть дело. Ему в глотку капает кровь жертвоприношений, и он доволен. Это другие любят лично контролировать исполнение их планов. А теперь, ты уже и так сказал достаточно. Отведите его в камеру содержания гуманоидов 4-го уровня защиты. Через несколько дней проведем кое-какие эксперименты.


Вот и кончилась аудиенция. Кажется, демоны действительно просчитались. Все сразу. Такие лидеры, как этот Евлампий, идут по головам и сами хотят стать подобными демонам, а не подчиняться. А может, он просто не дал виду, услышав восхваление Экстинкто? Тогда его смерть порадовала бы Рандомалиуса с Фатэлисс... Как это легко звучит, а? Насмешка судьбы. Любая атака – самоубийство, даже если она удастся. А как она может быть удачной – против лидера культа, который вышел за человеческие пределы и чуть ли не в открытую плюет на казавшихся всемогущими демонов?

Солдаты подходят. У него нет времени.


1. Волосами попытаться выдернуть провода из головы Евлампия. Вдруг его мозг не выдержит такого?

2. Упасть на колени и выдать врагу правду про пославших Юрца демонов и про то, кем он был в секте.

3. Пробиться к боковым мозгам внушением. Да, сам он рухнет в бессознательном состоянии при «отходняке», но тогда хотя бы не расстреляют.

4. Блеф. Сказать, что клинок в его груди – как чека от гранаты. Стоит его выдернуть, как будет плохо.


***


4. Блеф. Сказать, что клинок в его груди – как чека от гранаты. Стоит его выдернуть, как будет плохо.


Мысль была дурацкая, но другого выхода Юрий не видел. Силой Евлампия не взять, это очевидно. Открываться ему тоже не стоило бы – не похож суровый маг на человека, склонного к милосердию. Пробовать вблизи лидера дар Рандомалиуса, зная, что случилось после подобного с Библиотекарем, Юрик боялся. Потому оставалась лишь одна спасительная ниточка – блеф.

– Эй, Евлампий! – Юрий старался, чтобы слова звучали как можно более нахально. – Я бы на твоем месте не связывался со мной. Видишь железку в моей груди? Стоит вытащить ее, как во мне сработает портальная бомба. Пространство схлопнется так, что вас всех перемелет на атомы, да и здание не уцелеет. Так что, ты готов умереть? Или все же выслушаешь мои условия?

Чуть повернув голову, маг внимательным взглядом ощупал Юрия и презрительно хмыкнул:

– Заклятие «фатального спасения». Ты и вправду надеялся, что я не распознаю такой примитив? Будь на тебе портальная бомба, я бы учуял ее на расстоянии, столь сложное заклинание фонит магией на двадцать метров окрест. А ты, дружок, и вправду глуп, раз испробовал «фатальное заклятие» на себе. Тебе же жить осталось от силы пару суток. Я планировал провести опыты через несколько дней, но, боюсь, ты не проживешь столько. Впрочем, не важно, эксперименты можно проделать и на трупе.

Юрец чувствовал себя раздавленным. Зыбкая надежда на спасение окончательно истаяла, превратившись в ничто. К горлу подступила паника. Похоже, он окончательно проиграл.

– Ну, все, довольно, – поморщился Евлампий. – Я и так потратил на тебя много времени. Он махнул рукой солдатам. – Выполняйте приказ!

Что-то тяжелое опустилось сзади на голову Юрцу, и свет померк.


***


Каморка, в которую посадили Юрия, была крохотной, два на два метра, не больше. Не было ни окон, ни источников света. Дверь закрывалась так плотно, что через щель никакое освещение не проникало. Стены, пол и потолок обиты неизвестным материалом, похожим на войлок. Мягким, как войлок, но при всем при том очень плотным и упругим. Первое время, мечась по комнате и намеренно выкрикивая оскорбления в надежде привлечь к себе внимание, Юрий пытался рвать руками стены. Но когти каждый раз плавно соскальзывали с непонятного «войлока», не оставляя царапин.

Благодаря тому, что стены хорошо пропускали звук, Юра знал, что по соседству, прямо за стеной, держат Библиотекаря. Стуло-черт слышал разговоры лаборантов, улавливал невнятные телепатические всплески сознания монстра. По-видимому, на нем уже начали проводить эксперименты. К Юрцу за это время не зашли ни разу. То ли он ученых пока не интересовал, то ли те ожидали, пока закончится действие заклятия «фатального спасения».

Путей к бегству Юрий пока что не видел. Перебрав и отвергнув множество вариантов побега, Юрий в отчаянии стал призывать Рандомалиуса и Фатэлисс. Сначала одного, потом другую, позже, забыв об их вражде – обоих сразу. Но тщетно: ни хозяин случайностей, ни повелительница порядка не снизошли до неудачливого слуги. Возможно, они не хотели вторгаться в обитель Внутреннего Круга, а возможно, просто списали несчастного лузера в расход.

Сколько времени прошло с тех пор, как его оставили взаперти, Юрец мог лишь догадываться. Вероятно, сутки с лишним. Еды и воды пленнику не давали, но, благодаря побочному эффекту магии кинжала, потребность в насыщении он не испытывал. Инфракрасное зрение делало несущественной кромешную темноту. Но вот тоска и осознание собственной беспомощности давили на Юрца тяжестью многопудового груза.

Последние пару часов шерстистый черт неподвижно сидел в углу, скорчившись, обхватив руками согнутые ноги, беспомощно растопырив седушки в стороны. С какой стороны не посмотри, его приключения закончились жалко и бесславно. Чего он добился, бегая по логову секты, тычась от одного демона к другому? Уничтожил кучу народу, а смысл? Своим главным врагам так и не отомстил, лишь дал себя использовать могущественным демонам, которые послали его в обитель сильного мага на убой.

Какая все-таки сволочь Рандомалиус! Воспользовался им как безделушкой, вместо того, чтоб оценить искреннюю готовность Юрца служить! Васе вон помог, и не потребовал ничего взамен. Неужели Вася ему больше по вкусу пришелся?

Стоп! У стуло-черта перехватило дыхание. Такая мысль раньше не приходила ему в голову. Действительно, за какие заслуги Рандомалиус записал Васька себе в любимчики? Да, демона в свое время развеселили Васины жалкие потуги на крутизну. Но отпустить дебила восвояси, простив ему гибель уникального артефакта! Такое чересчур даже для самого доброго демона, коим Рандомалиус не являлся.

Что вообще собой представляет этот Вася Зауряд? Обычный серый гопник, неуч, ничем не примечательная личность. Вот только иногда, время от времени, он отчебучивает что-то невероятное, чего от него никогда не ждали. Но, из-за того, что «подвиги» Васька получаются такие же дурацкие, как он сам, о них быстро забывают, и славы от них Васян не получает никакой.

Стало быть, если Вася такой рандомный… именно этим он и угодил Рандомалиусу! Демон и человек попросту ПОДОШЛИ друг другу. А Юрец, ничуть не похожий на Васька, был высшему существу неинтересен. Рандомалиус просто попытался выжать из него все, что можно, превратив в урода и отправив в секту неизвестно зачем.

И Фатэлисс… да она при встрече сразу, открытым текстом, сказала, что Юрец ее не интересует. Но, опять же, решила урвать с паршивой овцы хоть шерсти клок, приказав идти в обитель Внутреннего Круга выполнять непосильную задачу. Следующий высший, к кому он метнулся (пусть и под влиянием Библиотекаря), был Экстинкто. От кровожадного демона смерти ожидать чего-то хорошего… да он Юрца сожрет и не подавится, если выпадет возможность.

Но, раз Рандомалиус, Фатэлисс и Экстинкто не подошли, нужно выбрать кого-то другого. И выбрать правильно. Найти демона, который ПОДОШЕЛ бы ему идеально. И не ошибиться. Ошибок сделано уже достаточно.

Книгу о демонах Юрий последний раз держал в руках сразу после диалога с Фатэлисс и Рандомалиусом. С того момента, как в ритуальный зал ворвались солдаты Пасти Молоха, стуло-черт ее больше не видел. И вряд ли увидит– уникальный том в лучшем случае покоится глубоко под обломками здания, в худшем – сгорел без остатка в адском напалмовом пламени. Теперь Юрцу предстоял титанический труд – вспомнить всю информацию о демонах, что он успел прочитать перед нападением спецназовцев. К счастью, задача эта была для него посильной. Рандомалиус, вложив своему подопытному в голову знание демонического языка, вольно или невольно оказал еще одну услугу – изрядно расширил возможности памяти. С облегчением удостоверившись, что почти все ранее прочитанное надежно отложилось у него в мозгу, Юрец начал вспоминать.

Вначале он вспомнил все, что читал о высших демонах. Потом – о демонах рангом пониже. Стуло-черт усиленно прокручивал в памяти диковинные имена астральных существ и всю информацию о них. Нет… ни Гласиус, ни Эканевидия, ни Темпестрон, ни другие сверхсущества не воодушевились бы тем, что некий земной обитатель решил напроситься им в слуги.

Оставались низшие. Разношерстное демоническое отребье, которое сущности более высшего порядка активно презирали. При случае могли и уничтожить, как Рандомалиус – Имбецифера в свое время. Искать себе покровителя среди слабаков было, конечно, зазорно. Но в том положении, в которое попал Юрий, ничего другого не оставалось.

Восстанавливать по памяти информацию о низших было намного труднее. Поскольку демоны невысокого пошиба интересовали тогда Юрца в последнюю очередь, он весьма бегло проглядел раздел с их описанием. Теперь приходилось расплачиваться. Изо всех сил напрягать мозг, восстанавливая информацию по крупицам.

Вдруг мурашки побежали по телу. Он вспомнил кое-что. Информацию о демоне, по силе не слишком отличавшегося от Имбецифера.

«Индефиникл, демон низшей категории. Повелевает всяческой неопределенностью и незавершенностью. Даже в кругу своих низших собратьев считается изгоем. Бесхитростный, патологически неспособен врать. Покровительствует в основном одиночкам, неудачникам и неуверенным в себе личностям».

Характеристика – мама не горюй! Врагу не пожелаешь подобного покровителя. Однако сейчас Юрец искал себе именно то сверхсущество, которое ПОДОШЛО бы ему больше всего. Как Рандомалиус – Васе. И факты говорили сами за себя.

«Если какой-то демон из тех, что мне известны, подойдет, то только он…»

Последние события изрядно повлияли на Юрца, пригасив его гордыню, прежде неуемную. Сейчас, попав с ловушку, и потеряв, казалось, все, несчастный сумел взглянуть на себя другими глазами:

«А кто я есть на самом деле, как не неудачник? С тех пор, как Рандомалиус выпустил меня в наш мир, чего я добился? Да ничего! Я оказался в полной жопе, и винить в этом некого, кроме меня самого. Так что я вполне заслуживаю себе в повелители демонического лузера!»

Закончив самобичевание, Юрик стал вспоминать способ, с помощью которого можно было Индефиникла призвать. К счастью, никаких специальных средств, вроде прочтения многословных заклинаний или жертвоприношений на алтаре для этого не требовалось.

«Чтобы призвать Индефиникла, нужно множество раз повторить его имя, время от времени добавляя фразы наподобие «приди», «мне нужна твоя помощь» или «ты мне нужен». В качестве непременного условия нужно, чтобы призывы на помощь были искренними. Результат гарантирован, если человек, призывающий демона, действительно попал в беду».

«Что ж», подумал Юрий, глядя на стены ненавистной темницы, «шансы мои велики». Он устремил взгляд на то место, где по его прикидкам находилась дверь, и начал бормотать вслух:

«Индефиникл, Индефиникл, Индефиникл, приди! Индефиникл, Индефиникл, ты мне нужен! Ин…дефиникл, Индефиникл, ты мне очень-очень нужен! Индефиникл, приди…»

Как заведенный, Юра проговаривал и проговаривал слова. Глотка уже вовсю саднила от беспрестанного говора, но пока что ничего не менялось.

Вдруг Юрца как молнией шарахнуло. Сильнейший спазм, возникший в груди, вмиг пронзил, как иглой, все тело, от макушки до копыт. В страхе Юрий оглянулся по сторонам. Рядом никого не было, стало быть, причиной спазма был не демон. Через секунду стуло-черт понял.

«Трындец! Заклятие «фатального спасения» начало выдыхаться. Это был первый звонок. Все-таки меня продержали тут больше двух суток. Если я немедленно чего-то не добьюсь, то бесславно сдохну!» Стуло-черт с удвоенной энергией стал твердить слова скороговоркой…

Чья-то влажная от пота рука коснулась сзади Юриного плеча. Поперхнувшись очередным словом, он вздрогнул и обернулся.

Сзади стоял худой нескладный подросток, невысокий, на вид лет двенадцати-тринадцати, не больше. Рыжеватые волосы, щеки и нос в прыщах. Одет прибывший был в невзрачный серый свитер и такого же цвета штаны, протертые на коленях. Выражение лица подростка было настолько глуповато-наивное, что у любого пацана при взгляде на него сразу зачесались бы кулаки. Даже Юрец, когда еще был человеком, при всем своем ботанстве с такими кадрами не церемонился.

– Привет, – тихим голосом сказал пришелец. – Ты позвал меня, и вот я пришел.

– Индефиникл? – машинально спросил Юрий, глядя на него и борясь со щемящим разочарованием.

– Можно просто Инди. А почему ты сидишь тут, в темноте? Ты, наверное, попал в беду?

– Да, потому я тебя и призвал. Мне надо во что бы то ни стало выбраться отсюда. Ты сможешь меня вызволить?

– Постараюсь. – Индефиникл шагнул к двери и свободно просунул голову прямо сквозь нее. Как привидения в фильмах.

– Ого! – раздался голос демона снаружи. – Сколько тут всего! Это, наверное, обитель лекарей. Хотя нет. Судя по тем железякам, скорее, обитель вивисекторов…

Юрий нервничал.

– Инди! Ты, это, поторопись! С минуты на минуту сюда кто-нибудь придет, увидит твою торчащую из стены башку и поднимет тревогу.

– Нет, башку из стены не увидят, – Демон занес ногу и шагнул сквозь дверь, целиком скрывшись за стеною. – Увидят меня целиком.

Рука Юрия сама потянулась закрыть лицо ладонью. Настолько велико было отчаяние.

– Так… – продолжал подросток снаружи. – Тут на двери запор, но он странный. Выпуклые штуки какие-то, мелкие. А, на них, оказывается, нажимать можно…

– Это кнопки! Ты ни разу не видел современные замки?

– Нет, не видел! Меня лет, наверное, тысячу никто в ваш мир не призывал. Почему-то. Вы за это время так много наизобретали, что и не разберусь.

– Ладно. Если не можешь открыть, взломай замок! Или выломай дверь!

Демон попыхтел несколько секунд и ответил:

– Я бы с радостью пробил дыру в двери, но не умею. Применять грубую силу у меня не очень получается. Сломать стену в бревенчатой хижине я еще мог бы, но тут все очень прочно сработано.

– Послушай, – Юрий пытался прийти в себя от второго по счету спазма, пронзившего его так же внезапно, как и первый. – Вышло так, что применил на себе лечебное заклятие временного действия. Если в ближайшие минуты ничего не предпринять, оно меня убьет. Ты можешь вынуть железку у меня из сердца, чтобы я при этом не умер? Или продлить действие заклинания? Одно из двух.

– Но я не умею, – продолжил оправдываться Индефиникл. – Среди наших, низших, вообще мало таких, кто умеет лечить. Большинство, наоборот, обожает уничтожать все живое…

Юра матерно выругался. Он уже не сдерживал себя.

– Хорош союзничек! Выбрал демона на свою голову! Ну, ты, ходок сквозь стены! Что ты вообще можешь для меня сделать? Что?

– Я могу стать тебе другом, – кротко сказал Инди.

Юрец уже открыл рот, чтобы выругаться еще раз, но вдруг осекся. Демон предлагает дружбу… А ведь он не лукавит. В книжном описании говорилось, что Индефиникл патологически не умеет врать. Значит, демон искренне желает помочь. До того все магические существа, с которыми Юра имел дело, либо за говно его считали, либо стремились использовать в своих целях. Даже Библиотекарь, некогда спасший Юрца от солдат, был скорее старшим товарищем, чем другом. А теперь, пусть и самый презренный, но все же демон, бессмертный дух, которого стуло-черт вытащил в наш мир из-за своей прихоти, предлагает ему дружбу.

«А ведь у меня никогда в жизни не было друзей», – подумалось вдруг ему. Неожиданно для себя Юра мягко проговорил:

– Послушай, Инди. Если ты и вправду хочешь быть моим другом, пожалуйста, помоги. Я вот-вот сдохну тут, если ничего не предпринять. Вытащи меня отсюда, прошу тебя!

– Я помогу, – отозвался Инди снаружи. – Сделаю все, что в моих силах. Обещаю. Пусть я и не знаю, как действует этот замок, но все же попробую его отпереть.

Судя по шуму, Инди усиленно возился с замком. Пыхтение снаружи раздавалось все громче и громче. Внезапно дверь с громким щелчком въехала в стенной проем, отворяясь. В глаза Юре ударил свет. С непривычки не переключившись с ультрафиолетового зрения на обычное, освобожденный черт временно ослеп и пару секунд усиленно моргал всеми четырьмя глазами.

Инди веселился, как ребенок:

– Получилось! Я смог открыть! Не знал, что я на такое способен!

Юрий, не чуя себя от радости, выбрался из опостылевшей комнатушки. Лаборатория, внутри которой он находился, напоминала типичную зловещую лабораторию из фильма ужасов или из фантастического романа. Ослепительная белизна стен и потолка, повсюду операционные столы, уйма шкафчиков на стенах, устрашающего вида инструменты на маленьких столиках, непонятные громоздкие приборы, похожие на орудия пыток.

– Ну, дела! – улыбаясь во всю ширь, проговорил Инди. – Похоже, я как-то ухитрился открыть все замки сразу!

В самом деле, не только двери соседних каморок-темниц, но и шкафчики повсюду были растворены. Юрий направился к ближайшей комнатушке, в которой должен был находиться Библиотекарь. Монстр сидел там. Пребывал он не в лучшей форме. Шок от реверсивной волны до конца не прошел, и чудище все еще не могло ни нормально двигаться, ни общаться. К тому же, ученые успели над ним поработать. Тело Библиотекаря было все изрезано. Из незаживших ран обильно сочились гной и сукровица.

Увидев стуло-черта, Библиотекарь мог лишь слабо кивнуть головой.

– Не бойся, справимся! – кивнул ему Юрий в ответ. Он обратился к демону, который непринужденно рылся в раскрытом шкафу: – Возьмем этого с собой. Он тоже друг, спас мне жизнь недавно.

– Если друг, то, конечно, возьмем. – Щуплый подросток без труда подхватил Библиотекаря на руки и аккуратно вынес его из каморки. По поводу своей неспособности к грубой силе демон-тинейджер, судя по всему, откровенно поскромничал.

Прислонив несчастного монстра к стене, Инди продолжил обыскивать шкафчики. Юрий захотел его поторопить, но почему-то сдержался. Примерно через минуту демон воскликнул:

– Есть! Смотри, что я нашел!

Он держал в руках небольшой чемоданчик. Красный крест, нарисованный на чемоданчике, не нуждался в расшифровке.

– Аптечка… Инди, спасибо! Похоже, у меня появился шанс выкарабкаться!

Взломал чемоданчик Юрий с легкостью. Просто просунул в щель замка ноготь указательного пальца и с силой рванул. Распахнув аптечку пошире, стуло-черт стал перебирать ампулы с лекарствами, расположенные в ячейках на стенке чемодана. Ему опять повезло – вместо вычурных названий лекарств были доступные обозначения. «Болеутоляющее», «Рвотное», «Стимулятор»… Наконец Юра нашел, что искал. Обычная на вид ампула с желанной надписью «Регенератор».

Когда Юрец только-только вступил в секту, на подготовительных курсах в числе прочих занятий были и лекции по медицине. Новобранцам показывали фильм, в котором демонстрировалось действие неизвестных человеческой науке, магически синтезированных, лекарств. Уникальная, ограниченно выпускающаяся, субстанция под названием «регенератор» в том фильме буквально творила чудеса. Кошмарные рваные раны зарастали за считанные минуты, оставляя лишь едва заметные шрамы. Больной, получивший открытый перелом ноги, вскоре после приема «регенератора» мог спокойно пробежать стометровку. За неполный час у человека заново отрастали пальцы на руке. Теперь, найдя «регенератор» Юрий мог быть относительно спокоен за себя. Ампула была всего одна, но и этого стуло-черту должно хватить.

– Ты не представляешь, как мне помог. А теперь помоги мне избавиться от железяки. Вот что… – Юрий настолько увлекся, что забыл, где находится. И зря. В помещение, беседуя на ходу, зашли двое, одетые в белые халаты. Они увидели освобожденных пленников и обомлели.

Посчитав стуло-черта самым опасным из троицы, ученые сфокусировались на нем. Юрец сразу хотел броситься на людей, но очередной спазм прервал его движения. Не теряя время, оба лаборанта сорвали с пояса предметы, с виду напоминающие электрошокеры, и, как по команде, выпалили в стуло-монстра. Юрий едва смог увернуться. Пара голубых молний врезалась в то место, где он только что стоял, заставив участок пола обуглиться и почернеть.

На Инди ученые поначалу не обратили внимание. А следовало бы. Демон с быстротою ветра подскочил к упавшему Юрию и закрыл ему ладонями все четыре глаза. Затем мигнул.

Грянула ослепительная вспышка. Даже с закрытыми глазами Юрий почувствовал, как сильно полыхнуло. Зрение утратило четкость, перед глазами забегали мушки. Ученым, не ожидавшим ничего подобного, досталось куда сильнее. Они сразу потеряли свой бравый вид, тычась из стороны в сторону, как слепые котята.

Не теряя времени, демон одной рукой схватил Юрия, другой – Библиотекаря (не очень сильно пострадавшего от вспышки) и понесся к выходу. Оттолкнув в сторону ученого, загораживающего проход, Инди отодвинул дверь, и, свободно таща за собой обоих монстров, вырвался в коридор.

В коридоре тоже спасением не пахло. Спереди и сзади Юрий увидел солдат. Узрев беглецов, обе группы воинов рванулись к ним.

Инди вновь не растерялся. Подросток расставил обе руки широко в стороны, и из рукавов его клубами повалил плотный серый туман. Мгла тут же заполнила весь коридор. Охрана мгновенно потеряла из виду и беглецов, и своих. Обе группы смешались. Стрелять наобум они не стали, дабы не попасть в своих же товарищей.

Задо Инди в напущенном им тумане ориентировался свободно. Не переставая извергать клубы из рукавов, он вел Юрия и Библиотекаря дальше по коридору. Встретившихся на пути спецназовцев он огибал так успешно, что те даже не замечали, что цель рядом с ними.

Спазмы продолжалась. Юрий изо всех сил старался не обращать на них внимания.

– Ну ты даешь! – Юрий уже понимал, что правильно выбрал союзника. – Вспышка, потом туман. Неплохие у тебя способности, как оказалось!

– К сожалению, это практически все, что я умею, – потупившись на бегу, сказал подросток-демон. – Еще я могу оглушительно вопить. Но, если я применю эту способность на врагах, и вы будете рядом, вам придется заткнуть уши пробкой. А еще…

– Подожди, – перебил Юра. – Остановись. Смотри-ка вон туда!

Сквозь туман пробивался мигающий ярко-зеленый огонек на стене справа. Мерцал он часто-часто, словно нарочно привлекая внимание. Инди махнул рукой, и пространство вокруг друзей очистилось. Стало видно, что мигающая лампочка находится на настенной панели, рядом с которой находился некий вход. Вход подозрительно напоминал створки лифта.

– Инди, ты ведь можешь ходить сквозь стены. Посмотри, может мы, в самом деле, наткнулись на лифт?

Демон не заставил просить себя дважды. Он просунул голову сквозь вход.

– Там какая-то узкая комната. Вроде той, где тебя держали. Какие-то кнопки на стене.

– Похоже и вправду лифт. Ну-ка, залезь на полоток и глянь, далеко ли ведет шахта лифта. Ну, тоннель, по которому эта комната поднимается вверх.

– Сейчас, – сказал демон и почти сразу воскликнул: – Ого! Да она длиннющая! Так далеко ведет, что я не в силах разглядеть, где она заканчивается.

– Хорошо бы, если б на этом лифте мы могли подняться на поверхность. – Юрий от радости не помнил себя. И правда, вряд ли Евлампий и прочие служители Внутреннего Круга каждый раз пролезали в свою обитель через горло гигантской лягушки. Наверняка существуют альтернативные, более приятные пути наружу. И им, похоже, несказанно повезло обнаружить один из таких путей. Как удачно, что на стене мигал светодиод…

Очередной спазм сотряс Юрца. Нет, надо торопиться.

– Инди, открой проход в лифт! Замки в лаборатории ты смог открыть, справишься и с этим! Сейчас подтащим Библиотекаря и… Вот черт! – От неожиданности Юрец уронил аптечку, которую все время держал в руках. – Это еще кто?

Из тумана неспешно вышла фигура.

Человек не был похож на спецназовца Пасти Молоха. Скорее он напоминал героя боевика восьмидесятых. Крепко сбитый, двухметрового роста амбал с внушительной мускулатурой, одетый в кожаный жилет и кожаные же штаны. Короткая стрижка, темные очки, свирепое выражение лица – все в нем внушало оторопь. В руках здоровяк держал внушительного вида пушку, по виду напоминающую оружие из какого-нибудь «Дума».

– Тебе конец! – ледяным голосом произнес гигант. Он направил оружие на Юрца, и град пуль полетел в него.

Словно в замедленном кино Юра видел летящие пули. Но его не коснулась ни одна. Все выстрелы принял в себя Индефиникл. Подросток успел выскочить из лифта, подбежать к Юрцу и загородить его собой. Одна за другой пули вонзались в хрупкое тело, безжалостно сотрясая его.

… В ту минуту Юра Очкарик совсем не думал о себе. Он забыл о том, что Инди демон, которого человеческим оружием убить нельзя. Он лишь сознавал, что существо, назвавшее себя другом, только что прикрыло его собой. Не пожалело себя, чтобы уберечь от беды. И, глядя на Инди, которого било выстрелами, Юрий испытал нечто новое, доселе неизвестное. Он почувствовал, что отныне повязан со своим спасителем. Повязан узами, которые ни один враг не разомкнет.

В гневе Юрий не думал о том, что снисходительный дар Рандомалиуса, «власть случайности над неуверенностью», вряд ли подействует на крутого каменнолицего здоровяка. Наш герой сформулировал приказ и послал его в сторону качка, сопроводив мысль мощным зарядом ненависти:

«У тебя ничего не выйдет. Слышишь? ЛУЧШЕ ТЕБЕ СДАТЬСЯ!!!»

Внезапно качок перестал стрелять. Он замер, опустив ствол пушки так, что тот коснулся пола. Затем проговорил другим, почему-то детским, голосом:

– Почему? Как так? Я ЖЕ ЖАЛ… на спуск. Ведь должно было все получиться… Что же я не так сделал…

Громила двинул рукой у пояса, и… фигура его вдруг стала расплываться, теряя четкость, исчезая, как мираж. На месте гиганта предстал печальный мальчуган лет восьми-девяти, с понурым видом взирающий на своих врагов.

Проворный Инди, весь в отверстиях от пуль, тут же подскочил к мальцу и положил ему руку на лоб. Пацан резко обмяк и опустился на пол.

– Усыпляющее прикосновение, – сказал Инди с улыбкой. – Это моя последняя способность.

– Это ничего, что он тебя изрешетил? – спросил Юрий, подходя к усыпленному парнишке.

– Ничего страшного. Потом заращу, – ответил демон. – Хорошо, что дыры не сквозные. Если б пули пролетели сквозь меня, они и в тебя бы попали.

Кивнув, Юрец перевернул мальца на спину. Странно, но лицо его показалось стуло-черту знакомым. Тонкий ястребиный нос, хищный разлет бровей, черные глаза. Где-то он все это видел, и видел недавно… Стоп! Точно! Такие же черты лица были у Евлампия!

– Похоже, Инди, нам в руки попался сынишка местного главаря. По прозванию, – он вспомнил слова Рандомалиуса, – по прозванию Амвросий.

– Захватим его с собой? – спросил демон.

Юрий задумался. Соблазн был велик. Все-таки Амвросий – ценный заложник. Но в том-то и беда. Если захватить сынишку Евлампия с собой, скрыться в какой-нибудь дыре не получится – папаша весь город перевернет, чтобы отыскать свое чадо. Нет, слишком рискованно.

– Лучше не стоит. Оставим его здесь. Вот только надо выяснить, как он в качка превратился. Видимо, с помощью этой штуки.

Юрий отстегнул от пояса пацана прибор, по виду напоминавший пульт от телевизора. Ткнул пальцем в большую красную кнопку. В воздухе соткалась давешняя фигура здоровяка. Юра нажал кнопку второй раз – фигура исчезла.

– Похоже на голографический проектор. Инди, держи эту штуку. Бери Библиотекаря и пошли в ли…и… фт!!!

К обычным спазмам Юрец уже привык. Но сейчас его так сильно тряхнуло, что все четыре глаза на лоб полезли и волосы-веревки встали дыбом. В придачу навалилась неслыханная слабость, сравнимая с той, что он испытал после пуль и ожогов спецназовцев. Подхватив аптечку, Юра с трудом доплелся до лифта и залез внутрь.

Еле дождавшись пока двери лифта закроются, обессиленный стуло-черт с трудом сфокусировал взгляд на кнопочной панели. Кнопок было много. Самая верхняя обозначалась цифрой 0, потом, сверху вниз, шли -1, -2, -3 и дальше по порядку. Для обозначения самых нижних кнопок использовались уже трехзначные числа.

Предположение подтвердилось – лифт явно мог вывезти их наружу. Числом с минусом обозначались подземные этажи, а «ноль», стало быть, нулевой этаж, то есть поверхность земли. Юрий поднял трясущуюся руку и ткнул пальцем в кнопку 0.

Лифт тронулся и мягко покатил вверх.

Пора было позаботиться о себе. Пока он еще не потерял сознание. Юрий бухнулся на пол, широко распахнул чемоданчик. Взял оттуда самый большой шприц, цапнул ампулу с «регенератором», потом схватил «обезболивающее» и «успокоительное». Быстро набрал в шприц содержимое всех трех ампул сразу. С трудом прохрипел:

– Инди… когда я уколюсь… выдергивай железку из груди…

Тело била крупная дрожь. В глазах темнело. Зрение хаотично переключалось с инфракрасного на нормальное и наоборот. С десятой попытки Юра все-таки смог приставить к груди иглу и нажать на поршень шприца.

Инди схватился за обломок кинжала и дернул.

Водопад боли нахлынул на Юрца. Стуло-черт утратил связь с реальностью…

Казалось, он был без сознания всего секунду. На самом деле, как он потом выяснил, прошло минут пять. Но не это было главное. Главное, что сердце в его груди билось целое и невредимое. Обломок кинжала валялся под ногами, безобидный, уже не опасный.

– Получилось, – выдохнул Юрик. Взял из чемоданчика еще один шприц, ампулу с надписью «стимулятор», и, набрав, сделал себе укол. Боль тут же утихла, в теле появилась легкость. Рядом зашевелился Библиотекарь. Юрец вколол стимулятор и ему. Сказал:

– «Регенератор» я тебе не оставил, уж извини. Мне он был нужнее, сам понимаешь. Но, если встретим по пути какую-нибудь жертву, вся ее кровь достанется тебе.

«Ю…рий», – вдруг пробился в сознание телепатический вскрик. «Юрий… Тогда… я… успел… прощупать … всех трех… лидеров Круга… Ни один из них… не служит Экстинкто… Ни тот, самый главный… ни остальные двое… которых он пленил и изуродовал… Ни один…»

Это была новость. Получается, среди Троицы не было последователей злого демона. Но Фатэлисс и Рандомалиус утверждали, что был. Они соврали? Не похоже. Очень уж беспокойно оба высших демона себя вели. Скорее всего, они, как утверждал Евлампий, и впрямь недостаточно информированы о том, что происходит в Круге. Тогда одно из двух. Либо во Внутреннем Круге совсем нет адептов Экстинкто, либо демону служит кто-то еще. Возможно, пониже рангом, чем Евлампий, Ананий и Пафнутий.

Кого еще он знает из Круга? Амвросий? Маловероятно, что мальчонка может оказаться злейшим врагом. Стоп! Кроме сына, у Евлампия есть еще дочь, ведь так?


***


Ослепительной красоты девушка стояла у настенного зеркала и расчесывала пряди волос. Черные глаза смотрели повелительно и вызывающе. Узкие губы искривляла хищная усмешка.

Девушка наслаждалась собой.

Как же легко можно добиваться своих целей, думала она, если никто тебя ни в чем не подозревает! К каждому можно подобрать ключик, каждого можно провести. Хоть человека, хоть демона. Проще простого – послать вестника-смертника в астральный мир, вложив ему в голову заведомо неверную информацию, и – вуаля – высшие существа подумали, что некто в Троице служит Экстинкто. Причем демоны так переполошились, что наскоро послали в обитель Внутреннего Круга сборище каких-то дегенератов. Самое смешное, что Экстинкто о случившемся пока еще ни сном ни духом. Сейчас он сильно занят, вербует последователей среди земных людишек. Опять же, с ее помощью. Это она лично зашифровала код вызова демона в учебнике алгебры. Пускай в итоге книжка попала не в те руки, задуманное все равно исполнилось. Пафнутий с Ананием испугались Экстинкто, переполошились, стали подозревать друг друга и в итоге подставились ее отцу. Теперь от них остались лишь мозги, которые папаня активно использует в своих целях. Пусть использует, скоро придет и его черед. Отделаться от отца будет куда труднее, но она справится. Власть над Внутренним Кругом перейдет к ней, к Аркадии.

Уродец, которого высшие послали в обитель, первое время не интересовал ее. Но вот когда несчастная жертва сумела вызвать демона, происходящее стало ее занимать. Потому она сочла нужным включиться в игру. Дистанционно отперла все замки в лаборатории, чтобы шерстистый вырожденец смог выбраться наружу. Мерцанием светодиода заставила обратить внимание на лифт. Позаботилась о том, чтобы лифт никто не заблокировал и не помешал беглецам подняться наверх. И она уже знает, как использовать эту ситуацию в своих целях.

Как хорошо, что вокруг одни лишь послушные идиоты!


***


Ночное небо было затянуто тучами. Порывистый ветер гнал по улице мусор и опавшие листья. Моросил мелкий осенний дождик.

Юрий не мог поверить, что выбрался. Он с наслаждением вдыхал воздух полной грудью, умиленно созерцая ветхие дома и загаженную улицу родного городка. Обстановка казалась раем после скитаний по подземным коридорам и опасной вражеской базе.

Инди крутился взад-вперед, озирая все вокруг. Видно, хотел наверстать все, что упустил, отсутствуя на земле тысячу лет. Пришедший в себя Библиотекарь тоже проявлял любопытство.

Пока все ехали в лифте, Юрий успел разобраться с голографическим проектором. С удивлением он обнаружил, что интерфейс прибора лишь незначительно отличался от интерфейса ГОП37, той самой «мобилки», с помощью которой сектанты получали от демонов силу. Было очень похоже, что у ГОП и голопроектора был один и те же создатель.

Юрий пощелкал кнопками прибора, и его фигуру обволок невнятный голографический силуэт, полностью скрывший обличье стуло-черта. Поколдовал пальцами над прибором – и фигура приобрела четкость, превратившись в Юрия. В человека-Юрия, каким он был с рождения и до превращения в урода.

Вот так. Теперь Юрию не придется прятаться от людей и пугать своим обличьем прохожих. Пусть он по-настоящему и не превратился в человека, зато может казаться таковым другим людям. А, если возникнут проблемы, способности стуло-черта всегда могут его защитить. Не так уж плохо на самом деле.

Но главное, что теперь он свободен. Свободен от плена, от обязательств перед высшими демонами и своих заблуждений.

– Ну что друзья, – кивнул стуло-черт своим спутникам. – Прорвемся!


КОНЕЦ.


 



Последние комментарии

гендерное чудовище?)) ...


Какая прелесть! ...


Это-сильно. Некий философский монолог каждого из нас. Не каждому под силу оглянуться назад... ...


Есть такое понятие, как размер... Увы... ...


Алекса
Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Вступление воспринимается как чтение энциклопедии. Но затем, на удивление, узнаешь, что за немаленьким текстом скрывается...


Dreamer
Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но...


!!!!! ...


Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но душу...


Dreamer
Вот эту запретную песню можно как-то с музыкальным сопровождением услышать. Если что, пишите в личку. Здравствуйте...


В-общем, повествование вызывает интерес с точки зрения психологии. Героиня ищет свою нишу в окружающем мире,...


Друг?
10.07.2017 11:50
Dreamer11
Написано больше в публицистической манере с психологическим оттенком. Размышления о дружбе, верности, самопожертвовании ради другого...


Dreamer
Открой секрет - кому посвящение? )
Его нет на этом сайте....


Dreamer
История, видно, длинная ... Кристи надо бы еще похвалить за усердие, беглые мысли, призвать поторопить...