Лунатик: лето

Просмотров: 7
 828 
Nebang3
10.09.2009 21:26
Лето. Жара. Хорошо! Солнце светит во всю! Светится и лицо Наума - 34-летнего исследователя, прибывшего в городок. Наум Никифорович из организации, которую он никогда не называл, а всегда говорил просто "организация", здесь, в этом Богом забытом населённом пункте, был самым весёлым и жизнерадостным. Не потому, что он был таким по жизни, а потому, что таким он выглядел на фоне остальных. ВСЕ, абсолютно все, здесь носили чёрное. Почему: никто не объяснял.
Ещё одна особенность сего городка, замеченная Наумом: больше половина домов и квартир пустует.
Наум Никифорович остановился у своего знакомого - Евгения. Когда-то у Евгения был любопытный сын... "любопытный" это всё, что Евгений о нём рассказывал. А потом куда-нибудь уходил или менял тему.
- А что же здесь, всё-таки произошло зимой? - вопрошал Наум, когда они с Евгением пили чай на кухне.
Услышав слово "зима", жена Евгения - Марина - вздрогнула, а потом продолжила мыть сковородку.
Такую реакцию вызывали у Марины также слова "дальнобойщик", "гудок" и, особенно "муха".
- Обо всём, Наум, - ответил Евгений мрачно, глядя в стол, - обо всём, но только не об этом.
- Ну, хорошо. Но, всё же, я приехал сюда не просто так.
- Ну и выясняй! Марин, садись к нам, что ты с этой сковородкой... три часа уже её моешь! Давай, садись!
Население тут было странное - это было заметно в первые же минуты пребывания здесь. Причём, странные все поголовно! А теперь, летом, когда появились насекомые, тем более.
- А как дела в столице? - спросил Евгений.
 
Гость1
11.09.2009 07:51
- Хорошо... наверное, - Наум хохотнул, но хозяева шутки не поняли. - Нет, на самом деле я не из столицы, а даже наоборот, из Владивостока.
- А чего же ехал так далеко? - спросил Евгений, совершенно серьёзно.
- Я же говорю: исследовать происшествие прошлой... - он не стал говорить слово "зима", оглянувшись на Марину, - ...полгода назад.
Наум решил прогуляться после обеда. Жаркий солнечный день, без единого облачка на небе, ничуть не напоминал о прошедшей зиме, с её кошмарами. Предстояла напряжённая работа, понимал Наум, ведь местные молчат как партизаны. А на такие случаи, когда скоро придётся напрягать аналитическое мышление, у Наума имелась особая тактика: целый день, до того, как приступить к работе, он посвящал ничегонеделанью. Так, он просто стал гулять по улицам.
Да-а! Улицы были те ещё! Впечатление было не то, чтобы попал в советскую эпоху... в ДОсоветскую! Причём, после опустошительной войны! Каждый третий дом был обуглен, и, как догадался Наум, ещё с зимы.

Той зимой вьюга сметала всё на своём пути, но даже она не могла справиться с МАССОВЫМИ ПОЖАРАМИ! Каждый третий дом горел! А почему? Потому что люди НАРОЧНО сжигали свои дома, чтобы отогнать МУХ...

Наум всего этого не знал. Но он догадался, что дома горели прошлой зимой.
"Похоже, я знаю, что здесь произошло! - думал он, взявшись за подбородок и наморщив лоб. - Массовый поджог! Точно! Здесь был маньяк, ночью устроивший массовый поджог, от которого погибло множество народу."
Знал бы он, насколько он далеко от истины.
 
Гость1
11.09.2009 17:23
По пути, Наум увидел забор... но это был необычный забор. Этот был совсем свежим, сделал, не как все остальные, на века: каждая доска плотно прилегает к другой. Да и высотой он был гораздо выше, чем все остальные заборы в городе. Исследователь сделал шаг в сторону забора, привлекшего его внимание, как вдруг услышал за спиной визг девочки!
- А-а-а-а!!! не надо, дядя, не идите туда! Не надо, дядя!
- Что такое, девочка? - обернулся он. Та молчала. - Там что-то плохое?
Девочка кивнула. Потом она сделала несколько шагов назад, не отрывая взгляда от забора, и убежала, как будто забор за ней погонится. Наум оглянулся. Чем он так плох, этот ряд досок? Да и что там, по ту сторону?
Исследователь пошёл вперёд. Ограждение оказалось очень длинным! Сложено оно было из разных досок, как будто их собирали во всего города. Забор поворачивал. Наум сделал то же самое. Идти до очередного поворота пришлось довольно долго. Потом ещё один поворот. И так, пока он не вернулся туда, откуда пришёл. НИГДЕ Наум не обнаружил хотя бы намёка на дверь! Видимо, горожане построили его специально, чтобы что-то отгородить.
"...Вот только ЧТО?!" не давало покоя Науму его любопытство. "Надо бы туда залезть, - подумал он. - Но вот как? Сделано на совесть. Не по-русски! Уцепиться не за что. - Он огляделся, не следит ли кто. - Была не была!" Подойдя к строению, он немного размялся и подпрыгнул, но не успел ухватиться.
- Ты что делаешь?! - заорала старуха. - А, ну, пошёл вот оттуда!!! Слышь?! И не смей больше!!!
 
Nebang3
13.09.2009 00:04
И спросить-то не у кого! Что там, за забором?
Навстречу шёл парень с топором. "Ещё один странный. Дай-ка спрошу у него!"
- Эй, парень! С топором!
Федя обернулся, хотя и был на улице один. И уж тем более не имелось никого другого, кто всегда носил бы с собой холодное оружие. Вместо ответа, тот лишь исподлобья взглянул на незнакомца.
- Ты что, немой? - Наум тут же осёкся: наверное, не стоит злить того, кто может без раздумий зарубить. А Федя был таким!
- Чего тебе? - наконец-то заговорил он.
- А почему ты ходишь с топором?
- Патрулирую местность. На случай появления... кое-кого.
"Опять говорят загадками!" от досады Наум поскрипел зубами. "Ладно".
- Мне интересно другое: что за тем забором, что стоит во-он там?
Хотя, показывать было не обязательно: каждый в городе знал Забор, и знал, что прячется за ним.
- Я знаю, где Забор. Я хожу вокруг него каждый день. Я скажу тебе, чужестранец: там двор.
- Двор?! Простой двор?
- Подумай своей головой: стали бы мы всем городом обстраивать забором простой двор?
- Логично, - Наум почесал затылок.
Федя застыл на месте. Глаза у него налились кровью, а руки сжали топор так, что, казалось, вот-вот сломают древко!
- Что не так? - Наум подумал, что это из-за него. Затем до него дошло, что стоит обернуться.
За спиной у Наума стоял мальчик. Стоял далеко, но даже на расстоянии виднелись изъяны лица: отсутствовали нижняя губа и кончик носа, а одно ухо торчало, в то время, как другое было приплюснуто.
Федя вдруг злобно зарычал, ещё сильнее сжимая топор.
 
Nebang3
18.09.2009 20:20
Науму стало жутко, при виде мальчишки. Так жутко, что даже захотелось сжаться в комок, залезть под кровать и дрожать там, пока не пропоёт петух! Нечто зловещее исходило от пацана-урода! Ехидная улыбка нарисовалась на его лице, и послышался смех... девчачий.
- А-а-а-ар-р!!! - Федя вдруг что есть силы, даже вспахав землю, как бык, бросился на пацана! Топор вознёс над головой! Все силы бросил на один рывок! Тело его словно превратилось в пружину! Наум зажмурился. Неизвестно, почему: наверное, внутренний голос подсказал.
- Проклятье!!! - заорал Федя и кинул топор в уличную пыль. - Опять упустил!
- Кого? - как ни странно, пацана-урода не оказалось на месте! - А г-где он? - стало жутко. И желание сжаться в комок усилилось.
- Исчез. Как всегда. - Федя подобрал оружие. - Дурак я: понадеялся, что поймаю.
- Кого?
Парень посмотрел на Наума как на идиота.
- Того, кто продал свою душу дьяволу.
- Зачем? - Наум и сам чувствовал, что смахивает на придурка. Но таково было действие шока!
- Чтобы отомстить. За унижение.
Исследователь понял, что лучше больше вопросов не задавать, и дал Фёдору уйти восвояси.

Ночью Науму не спалось. То кошки выли на крыше, что кто-то скрёбся за шкафом. Наум трижды включал свет и смотрел за шкаф, но ничего там не видел.
- Это мыши, - шептал он себе. - Просто мыши. Ма-а-ахонькие! Милые! Симпатичные! И глазки как... - прогремел гром, хлынул ливень, - ...бусинки.
Дальше случилось самое страшное. Наум зря выглянул в окно! За окном стоял... ЛУНАТИК!!!
 
Nebang3
21.09.2009 20:04
- Мать твою!!! - испугался Наум и бросил в окно подушкой. Он зажмурил глаза, а когда открыл, Лунатика уже не было. А ведь это второй этаж!
Той-то ночью у Наума и появилась его первая седая прядь.

Наутро, и без того не спавшего, гостя разбудил оркестр. Играли Шопена. С утра такое услышишь - весь день не заладится! Не успев одеться как следует, Наум выбежал на улицу. Ещё бы: процессия шла прямо мимо дома, где ему выдалось гостить. Хоронили старуху. Почему-то все ревели от горя так, словно то была не старуха, а младенец.
Весь город был на похоронах, и хозяева дома - Евгений и Марина - тоже.
- К-кто это? - спросил гость у Марины, одетой в чёрное, и в чёрном платке.
- Она нас всех спасла, - ответила та мрачно, глядя в землю. Из вежливости, гость решил больше не задавать вопросов "как?", "отчего?"... Важно только то, что бабка была как-то важна для горожан.
Чтобы не утяжелять себе настроение похоронами, Наум незаметно отделился от процессии и пошёл к Забору, перед этим, разумеется, зайдя в дом (никогда не запираемый), и одевшись.
На этот раз, одна из досок Забора была отодвинута. Оглядевшись, не смотрит ли кто, и убедившись, что все и вправду на похоронах, он не спеша направился к этой загадке, как вдруг...
- Я тебе сто сказала, настырный?! - раздался старушачий голос. Наума хватил ступор!
- Ба-бабка! Это не тебя хоронят?
- Типун тебе на язык! - звук плевка. - Ведьму хоронят! Да только хорошая то была ведьма! Всех нас спасла!
- От ч... - только хотел задать вопрос Наум, но осёкся. Хотя, старуха оказалась разговорчивой.
- От МУХ! Она первой поняла, что нужны мухоморы!
"Ну, вот. Опять какой-то бред, - подумал гость."
- О-о-о-й! - вдруг завыла старуха. - Кто ж нас теперь защитит-то-о-о-о! От дьявола этого-о-о-о!
- Пацан... - вдруг осенило Наума. - А не того ли этого самого пацана вы боитесь? - хоть он и прошептал это тихо, но бабка ответила:
- Он, проклятый, душу дьяволу продал! И мух на нас наслал! А теперь вот, видишь, померла старуха, что нас всех защищала! Мы ведь, дураки, когда забор построили, её нарочно там замуровали! И без выхода, и без входа оставили! Долго ведьма нас проклинала! Через Забор прыгала, да толку-то! Всё кричала, что ей на кладбище надо! Вот туда ей теперь и дорога! Вперёд нога-а-а-ами! - бабка опять взвыла.
Гостю было не понять:
"Как так? Застроили забором ведьму, а теперь убиваются, что она умерла? И причём тут мухи?!"
- Ты, бабушка, иди, иди, - проводил её Наум за поворот, а пока та не видит, прошмыгнул за Забор.
 
Nebang3
23.09.2009 19:27
Вот так Наум и шагнул в неизвестный и загадочный мир. Мир, отгороженный до смерти напуганными горожанами!
"Интересно, - задумался Наум, глядя на щель, через которую он влез за забор, - а как они перетаскивали гроб: через эту щель или как-то умудрились поверху?"
Решив на этом не зацикливаться, исследователь сделал несколько робких шагов вперёд.
Всё здесь выглядело как-то мрачнее, чем во внешнем мире. Как-то более зловеще было здесь всё. Деревья были кривыми, словно пытались вырвать самих себя с корнем. Всё вокруг поросло бурьяном. Трава достигала пояса. Необычайно много здесь было растений-паразитов, обвивающих стволы. Воздух здесь был какой-то чуть более прохладный и густой. Запах и ощущение смерти кралось за исследователем с каждым его шагом.
Где-то там, в глубине этих густых зарослей, Наум обнаружил двор. Простой двор? Так это его отгородили местные? Да ещё и забор поставили так далеко от двора. Дома все были так старыми и ветхими, такими, что даже чувствовался запах дерева. Робкими шагами, Наум прошёл на середину двора.
"Да уж, наслушаешься!" он выпрямился и решил больше не бояться. "А чего здесь бояться?" осмотрелся он, размяв руки. "Двор как двор! Ничего особен... - послышался скрип в одним из домов, и Наум резко обернулся. Видимо, показалось. - ...ного". Везде двери были открыты: заходи, куда хочешь.
Снова скрип, и на этот раз с противоположной стороны. Наум вздрогнул. "Я же пообещал себе не бояться! - он бодро побежал в сторону дома, откуда послышался скрип. - А себе я не изменяю!"
Зашёл в дом. Темнота. Тишина. А воздух-то какой спёртый! Находиться там было просто невозможно! Духотища такая, что и представить нельзя, как тут когда-то кто-то жил! Наум выскочил на улицу, чтобы отдышаться. Он осмотрел остальные дома. "С чего-то начинать надо! Никуда от этого не денешься!" Пришлось задержать дыхание и "нырять" обратно в дом. Исследователь прошёл по деревянной лестнице на второй этаж. Там, не выдержав, подбежал к окну, высунулся по пояс и опять отдышался. "Не будь тряпкой, Наум!" Ещё один этаж. Там уже чердак. Проверить его? Может, сначала лучше квартиры? Он попробовал дёрнуть на себя ближайшую дверь и та оказалась незапертой. Потом другую. И ещё одну. Все квартиры здесь были открыты! Наум вернулся на первый этаж и уверенно дёрнул последнюю оставшуюся... и она-то, как ни странно, оказалось закрытой! "Вот это... хе-хе... домик!" Попробовал сильнее. Ни в какую! "Может там жила бабка?"
 
Nebang3
29.09.2009 12:53
Где-то за далеко спиной послышался глухой удар, звук которого еле как прорезался сквозь плотный воздух. Наум резко обернулся. Входная дверь была заперта! Конечно же, он ринулся к двери и попробовал с ноги её вышибить, то ветхая перекладина, с той стороны, как ни странно, ещё способна была выдержать удар. Наум попробовал ещё: бесполезно! Надо обладать нечеловеческой силой! Тогда он вспомнил про окно, из которого высовывался подышать. Снова начал задыхаться, он рванул на второй этаж! Но и это окно оказалось запертым! Причём, запертым на замок снаружи! КТО мог закрыть дверь, заползти на карниз и успел закрыть окно на замок?!
Исследователь, уже пожалевший, что пришёл сюда, резко закашлялся. Он задыхался! И похоже, причиной тому был не просто спёртый воздух, а...
Что-то горело.
"Нет, нет, только не это!" Наум понимал, что если это здание загорится, то оно вспыхнет как спичка, и уже через час превратится в пепел! Но это уже поздно: здание УЖЕ горело... нет, оно полыхало! И, что самое удивительное, сразу с двух концов! К своему несчастью, Наум обнаружил это, когда попытался убежать от горящего конца. Но ведь кто-то же сумел поджечь здание сразу с двух сторон! Кто, кто обладает феноменальной скоростью!
Вспомнился пацан-урод. Он ведь умел растворяться в воздухе и появляться в другом месте! Федя говорил, что пацан то и дело появляется в районе забора. А может он свободно путешествует то на ту, то на эту сторону?
Наум решил, что нужно бежать на чердак, чтобы спрыгнуть с крыши. В дыму ничего не было видно, но, кое-как, исследователь нащупал лестницу, причём не ступенчатую, а приставную, взобрался по ней и, пока лестница не треснула, чтобы упасть с грохотом на самый первый этаж, успел ухватиться за край люка. Еле подтянулся на руках и оказался на чердаке. Уж там-то воздух был такой, что тошнило сразу! Не то, что внизу! Бегом, пока и вправду не стошнило, Наум пустился к круглому грязному окошку, заваленному всяким барахлом. Не успел он разгрести эти тряпки и коробки, как на нём загорелась штанина! Но КАК?! Огонь не мог так быстро добраться до сюда! Схватив первое, что попалось под руку, Наум принялся бить этим штанину. К счастью, вещь оказалась плотной и тяжёлой. Затем, скинув со столика, что преграждал путь к окошку, всё, что на нём лежало, Наум отшвырнул сам столик, выбил ногой окошко и пролез в него. Земля внизу была мягкой, и прыгать оказалось не так уж и страшно. И Наум оказался на земле, в грязи. Грязный, зато спасён! Теперь: бежать отсюда прочь!
 
Nebang3
14.10.2009 08:26
 0 
Он перелез через злосчастный забор, причём умудрился сделать это, по-прежнему сжимая в руке тот предмет, которым тушил на себе штаны, на чердаке. Предмет оказался альбомом. Старинным фотоальбомом. Заполнены только первые три страницы: на них чёрно-белые семейные фотографии. Образцовая кулацкая семья: отец-барин с чёрной бородой и в кепке, мать-барыня с длинной косой и в платье до пола, дюжина детишек, все нарядно одетые, чистые, аккуратные... правда, в углу сидит один самый маленький с носом, испачканным чем-то чёрным. Наум попробовал оттереть пятнышко на носу у мальчика, но это и вправду было на фотографии. Да и одет мальчонка как-то странно: будто и не кулацкий сын, а батрацкий. В руке держит что-то маленькое, вроде, деревянное.
Другие фотографии в альбоме были примерно того же содержания, правда без того чумазого мальчика. Фотографии так заинтересовали Наума, что он тут же помчался домой, чтобы досмотреть свой трофей. Да, именно трофей: в борьбе за жизнь.
На улицах никого не было. Вечерело. Все сидели дома и за столами провожали усопшую.
"А я и забыл, что старушка умерла", подумал гость городка.
Света нигде не было. Городок словно погрузился в те времена, когда были сделаны фотографии. Рассматривать их пришлось при свете свечей. Сейчас все сидели за столами при свечах. От этого казалось, что чужие тени мелькают в углах и ползают по стенам. Жутко! Но Наум старался об этом не думать.
Одну за другой он просматривал каждую из трёх страниц, что были заполнены фотографиями, вглядывался в каждую деталь на каждой карточке! Время от времени открывал вторую страницу, с которой каждый раз на него смотрел этот жуткий мальчик. Причём, сейчас, при свечах, его взгляд казался ещё более суровым.
Остальные же страницы были пустыми. Их исследователь просмотрел все до единой.
Наум не заметил, как заснул в альбоме лицом. Ему снилось то, что возможно происходило в это местечке лет сто назад.
Большое семейство, празднично нарядившись, суетится на крыльце дома. Нарочно, старшими сыновьями, выволочены скамейки и вытащен большой стол, на который будет накрыта скатерть и поставлены самовар, сервиз и угощенья. Когда всё готово, отец семейства строгим тоном говорит:
- Давайте-ка поборзее! Не каждый ж день фотограф-то приезжает!
- Никак и юродивый с нами будет на фотокарточку сниматься? - спрашивает несколько презрительно к юродивому одна из старших дочерей, что, как и все дочери, наряжена в кружевное платье.
- В семье не без урода, - сетует мать, печально хватаясь за щёку и качая головой.
- А ну, цыц! - говорит отец. - Его ещё не хватало нам, ишь ты! Правильно цыганка-то напророчила, дескать, негоже его на фотоплёнку!
- А чего будет-то? - дочь помладше нетерпеливо подпрыгивает. - Ну, как и заснимем, так чего с нас убудет с этого?
- Бумага-то она всё стерпит, Коленька! - мать-барыня кладёт руку на плечо мужу.
- Цыц! - повторяет он. - Не бывать! По нормальному будем засниматься, а этого... Славка, Прокоп, отволоките в сторону, пущай там играется!
- Да негоже ж так своей-то крови чураться! - настаивает мать. - Наш же! Не приёмыш!
Подумав и потеребя бороду, отец сдаётся.
- Ай! - махает он рукой, наконец, - и чёрт с вами! Тьфу ты, прости Господи! - крестится. - Давайте, собирайтесь в кучу!
Младшая дочь подтаскивает чумазого мальчишку поближе к остальным и спешно усаживается сама.
- Так-с! - приговаривает фотограф. - Так-с! Поплотнее-с! Сейчас вылетит птичка!
Один из мальчиков смеётся на слове "птичка". Таким весёлым он и войдёт в историю. Остальные же стараются выглядеть идеально. Отец гордо выпрямляет спину. Мать держится подле отца, дабы увековечить её преданность супругу. Дети тоже стараются держаться пристойно, хотя и с трудом сдерживают улыбки восторга от исторического момента.
Чумазому мальчишке всё равно.
 



Последние комментарии

гендерное чудовище?)) ...


Какая прелесть! ...


Это-сильно. Некий философский монолог каждого из нас. Не каждому под силу оглянуться назад... ...


Есть такое понятие, как размер... Увы... ...


Алекса
Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Очень здоровское стихотворение) Хорошо что есть люди, которые не безразличны к этому маленькому миру) Ведь тот...


Вступление воспринимается как чтение энциклопедии. Но затем, на удивление, узнаешь, что за немаленьким текстом скрывается...


Dreamer
Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но...


!!!!! ...


Пережить можно все. Забыть не всегда, хотя говорят, что время лечит. Лечит, конечно, но душу...


Dreamer
Вот эту запретную песню можно как-то с музыкальным сопровождением услышать. Если что, пишите в личку. Здравствуйте...


В-общем, повествование вызывает интерес с точки зрения психологии. Героиня ищет свою нишу в окружающем мире,...


Друг?
10.07.2017 11:50
Dreamer11
Написано больше в публицистической манере с психологическим оттенком. Размышления о дружбе, верности, самопожертвовании ради другого...


Dreamer
Открой секрет - кому посвящение? )
Его нет на этом сайте....


Dreamer
История, видно, длинная ... Кристи надо бы еще похвалить за усердие, беглые мысли, призвать поторопить...